Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дилемма

Сообщений 21 страница 26 из 26

21

Ультиматум любви
- Ну, – сказал Сашка, поднимая бокал, – выпьем за то, чтобы мечты сбывались! Видишь, как всё получилось! А ты не верила, паникёрша моя…
- Ну, паникёрша, – засмеялась Лиза. – Зато твоя! За нашу квартиру!
Они сидели в ресторане над заветной папкой с документами и отмечали.
- А у тебя на работе каждому кредит дают? – спросила Лиза.
- Нет, что ты.
- А тебе дали?
- Я им твою фотографию показал. Говорю: смотрите, могу я такую женщину третий год по съёмным углам мурыжить? Они сразу поняли. А теперь… – его голос стал заговорщицким, – осталось сделать одно. Давай решим когда…
У Лизы бешено заколотилось сердце. «Хоть завтра!» – чуть не воскликнула она. Хорошо, что сдержалась.
- …начнём ремонт, – закончил Сашка.
«А что, если мама всё-таки права? – с тоской подумала Лиза.
- Ты что поскучнела, солнышко? Устала?
«Устала. От неопределённости. Устала думать, почему ты никогда не говоришь со мной о нашем будущем. Устала делать вид, что гражданский брак – мой идеал отношений».
- Да. Поехали домой, – сказала она вслух.
«Сегодня вечером. Мама, я сделаю это. Сегодня вечером всё решится».
Лизина мама ненавидела Сашку священной ненавистью тигрицы, у которой украли детёныша и дрессируют у неё на глазах. Так и говорила:
- Как же он тебя выдрессировал, Лизавета! Ну, ладно, гордости нет, но где твой здравый смысл? Ты же умная девочка! Тратишь на него лучшие годы, а он наиграется и выкинет!
- Мама, как ты можешь! Ты же его совсем не знаешь!
- Я всё знаю! Ты ему никто! Бесплатная домработница!
- Как тебе не стыдно! Что меняет штамп?
- Всё, девочка моя. Ты мне внука почему ещё не родила?
- Не собираюсь я ТЕБЕ никого рожать! А наш ребёнок, мы с Сашкой договорились, будет года через два, когда…
- Вот увидишь, что будет через два года. Дочка, пойми: не нужна ты ему, не то уже бы родили! Расписались бы, жили в своей квартире, сейчас супругам кредит получить легко, а первый взнос у этого умника наверняка накоплен. С его-то зарплатой! Это ты у нас при кухне. А он думает о своём будущем.
- Я не при кухне, я работаю!
- За полторы копейки в своих театральных мастерских!
- Мама, но именно благодаря Сашке я могу заниматься тем, что мне нравится, и не думать о деньгах!  С квартирой у нас есть планы…
- Вот увидишь, когда дойдёт до квартиры, он сделает так, что ты будешь не причём!
Когда душевный разговор доходил до этой точки, Лиза покрывалась красными пятнами, вскакивала и быстро заканчивала дочерний визит. А ведь получилось, что мама как в воду смотрела. Кредит на квартиру Сашка взял на работе. И всё будет идти, как идёт. И всё его устраивает… Поэтому, в очередной раз выслушав мамин обличительный монолог, Лиза, вместо того чтобы вскочить и уйти, просто опустила голову и бессильно заплакала.
- Деточка моя, ты только не плачь… – Мама прижала её голову к себе, и некоторое время обе молчали. – Ты найдёшь ещё сто таких, как он…
- Не хочу сто… Я хочу с ним…
- Тогда ты должна показать гордость. Поставь его перед фактом: или – или. Тратишь на него жизнь, а что взамен? Так и скажи: мол, хватит, будь ласков, женись, а то от людей стыдно!
- Что за бред, от каких людей!
Всё, что говорила мама, было логически правильно, но абсолютно не вязалось с Сашкой – любимым, весёлым, неунывающим Сашкой, рядом с которым обычное время словно останавливалось и начинало течь другое – только для них двоих. И всё, что происходило в этом другом времени, было правильнее, чем бронебойная мамина логика. Но потом Сашка уходил. И приходили невесёлые мысли.
В душе Лиза надеялась, что вслед за решением «квартирного вопроса» последует что-то более важное. А у него вот что было на уме. Ремонт.
И она решилась.
- Саша, нам надо поговорить. Серьёзно.
- Да, солнышко? Я слушаю. – Он продолжал жевать картошку фри, и это её особенно взбесило.
- Саша, когда мы поженимся?
- Оп-ля! – Он чуть не подавился картошкой. – А тебе что, плохо как сейчас?
- Плохо.
- Тогда объясни мне разницу.
- А для тебя нет разницы?
- Нет.
- Тогда почему мы не поженимся? Ты что, боишься со мной квартиру делить?
И тут она испугалась. Сашкино лицо медленно делалось белым, зрачки сузились.
- Ты думаешь, что говоришь?
Но от отчаяния её уже несло, как с горы.
- Я думаю, что мне надоело болтаться между небом и землёй!  Я думаю, что ты должен что-то решить про нас с тобой!
- Я всё давно решил!
- И как? Свадьба в твои планы входит?
- Пока нет, но возможно, однажды…
- Ах, однажды! Я тоже всё решила. Выбирай – или я тебе жена – законная жена! Или…
Наступила тишина.
- Или – что? – сказал Сашка ледяным голосом.
- Или никто. И я сейчас уйду, и больше ты меня не увидишь. Потому что ты как мужчина должен нести за нашу семью ответственность!
- Так вот что у тебя в голове, – хрипло сказал он. – Спасибо, что призналась. Я любил… люблю тебя больше жизни. Но если ты сейчас уйдёшь, это будет навсегда. Решай.
Лиза задумалась. Да, она любит Сашку, но если он готов в один момент порвать все нити, стоит ли продолжать жить прежней жизнью? Жизнью, в которой теперь не осталось никаких иллюзий?

Отредактировано Кассандра (2019-11-25 21:55:32)

0

22

Хочешь знать правду?
Голубые глазки, пушистые реснички, кроткий взгляд. И клетчатая юбочка. «Ни дать ни взять – Лолита», – подумала я, когда в первый раз увидела новую сотрудницу мужа Машеньку. Ни Машей, ни Марией это ангелоподобное создание никто не называл. Но меня не проведёшь, я знаю, что именно за такой вот трогательной скромностью скрываются новорожденные акулы.
Всё началось с поздних звонков.
- Але, можно Илюшу?
- Илюшу? Вы имеете в виду моего мужа?
- Простите… Илью Григорьевича.
- Мне кажется, это не очень прилично – звонить в такое время домой, – заметила я, когда муж положил трубку.
Илья пожал плечами, но спорить не стал.
Через пару дней Маша опять позвонила, и я честно сказала мужу:
- Мне не нравятся эти звонки.
- Ты что, ревнуешь? – улыбнулся Илья. Роза, это сугубо деловые отношения…
И вот теперь эта командировка. На неделю. С Машенькой.
- Илья, я не хочу, чтобы ты ехал с ней!
- Роза, это работа.
- У меня тоже работа. Но мой помощник, а он, между прочим, молодой и симпатичный парень, не звонит мне домой в половине одиннадцатого!
- Я тебе завидую, Роза, – серьёзно сказал Илья. – Ты успеваешь решать все деловые вопросы в рабочее время. У меня так не получается, увы.
В этом он весь! Вот в этом «увы»! Если он с чем-то не согласен, то обязательно сделает вид, что обстоятельства сильнее его и самое главное обстоятельство – его собственная неорганизованность.
- Роза, я тебя очень люблю, – более мягко сказал Илья. – Но я же не могу уволить хорошего работника только потому, что ты что-то себе придумала… И я не понимаю, почему ты мне не веришь. Ну, Машенька, родная…
- Как ты меня назвал?
Это было уже слишком!
- Извини, я столько времени провожу на работе… С языка сорвалось…
Он сам испугался того, что произошло, попытался обнять меня, но горькая обида комком подступила к горлу, руки затряслись, и я, сама того не ожидая, крикнула:
- Убирайся!
- Что? – спросил муж, замерев.
- Тебе лучше немного пожить у родителей, – тихо, но твёрдо сказала я.
- Возможно, – так же тихо проговорил Илья. – Нам обоим нужно подумать.
- Подумать о чём?
- О том, насколько мы готовы доверять друг другу.
«Может быть, ему просто нужен повод, чтобы уйти, – подумала я с горечью. – Что с ним? Банально влюбился?»
Через несколько дней он позвонил из командировки.
- Как ты?
- Как Машенька? – задала я встречный вопрос, чувствуя, как с новой силой начинает клокотать обида внутри. Илья бросил трубку.
И потянулись серые ноябрьские дни, так похожие друг на друга, заполненные только работой, переговорами и встречами, в сущности, скучными и бесполезными для души. Илья звонил почти каждый день, но был скуп на разговоры, а иногда и вовсе молчал. Позвонит и молчит, как будто я не знаю, что это он. Я тоже молчала минут пять, а потом аккуратно клала трубку на рычаг.
Однажды утром в офисе меня ждал огромный букет белых орхидей.
- Какая красота! – завистливо вздыхали коллеги. А я гадала, кто мне прислал эти орхидеи.
Вечером меня встретил Илья.
- Поздравляю, – сказал он. – Сегодня годовщина нашей свадьбы. Я приглашаю тебя в ресторан.
Мне хотелось спросить про Машеньку, но я промолчала. Почему бы не сходить поужинать, тем более что всё это время мне хотелось его увидеть.
Мягкий полумрак ресторана располагал к доверительной беседе. Илья взял меня за руку и долго держал её, словно согревая, прежде чем сказать:
- Роза, я тебя действительно очень люблю. Это не пустые слова…
Потом мы поехали домой. Илья суетился как мальчишка. Купил торт и бутылку коллекционного вина, зажёг свечи, говорил комплименты, дурачился и даже краснел.
А когда романтический вечер плавно перешёл из гостиной в спальню, муж проявил такую страсть и такую нежность, что я почувствовала себя совершенно счастливой.
- Спи, – ласково прошептал утром Илья. – Мне нужно быть на работе к семи.
«Никогда больше я не позволю ревности ломать нашу семью, – подумала я и забылась в сладкой утренней дрёме. Разбудил меня звонок телефона.
- Роза… Извините, не знаю вашего отчества, – пролепетал кто-то сбивчиво в трубку.
- Ивановна. А кто это?
- Это Маша, секретарь…
- Машенька?
- Давайте встретимся через час на мосту у парка…
И Маша положила трубку.
Несколько минут я сидела на кровати неподвижно. Потом резко встала и начала торопливо собираться.
Едва завидев меня на мосту, Маша бросилась навстречу.
- Вы должны знать правду, – начала она горячо и сбивчиво. – Илья… Он меня любит! И у меня есть доказательства. Вы же хотите знать правду…
И Машенька протянула конверт. Я физически ощутила холод, исходивший от бумаги.
«Всего час назад всё было так хорошо… – подумала я, глядя на злосчастный конверт. – Что же делать?»

0

23

Кто достоин счастья?
Вадим торопливо одевался, путаясь в брюках. Аня мрачно наблюдала за ним с кровати.
- Почему ты всё время внезапно исчезаешь? – спросила она.
- Это связано с аспирантурой, ты же знаешь, как для меня это важно, – вздохнул он. – Мне нужно встретиться с преподавателем, который рекомендовал мои работы.
- В такое время?
- Всего половина девятого.
И он ушёл, не забыв, впрочем, нежно поцеловать её на прощание. Аня ещё немного полежала, завернувшись в тёплое мамино одеяло. Это одеяло – единственное, что она взяла из дома, когда сняла квартиру. Всё остальное купила сама – от кофейных ложек до пылесоса. Купила, чтобы обустроить дом. Для него. Для Вадима. Собственно, из-за него она и сняла эту квартиру. А отношения в последнее время становились всё хуже и хуже…
Их роман начался совсем недавно, но развивался стремительно. Уже через неделю после знакомства Аня, крадучись, уходила из его дома, не желая оставаться ночевать в квартире, где кроме Вадима жили ещё его родители, младший брат и престарелая бабушка.
Вадим учился и подрабатывал, но скромный заработок и грядущая учёба в аспирантуре (Вадим занимался творчеством Блока) не позволяли даже мечтать об отдельном жилье…
Аня встала и решила позвонить маме. Она старалась как можно чаще проявлять заботу. Ведь мать растила её одна, и переезд был для неё настоящим ударом.
- Анечка, как прошёл твой день? – защебетала мама в трубку.
- Плодотворно и насыщенно, – с трудом сдерживая злость, ответила Аня.
– У тебя грустный голос, – тревожно сказала мама.
Так захотелось ей всё рассказать, но Аня не рискнула. У матери было больное сердце.
- Тебе показалось, мамочка. А вот твой голос мне нравится. Уж не влюбилась ли ты, случайно?
- В моём возрасте? Как можно?!
В последние годы Аня относилась к маме слегка покровительственно. Мама была несовременной, все свои силы она отдавала любимой преподавательской работе. 20 лет вела курс литературы в пединституте. Студенты её обожали, руководство ценило, и, несмотря на трудную судьбу одинокой матери, она так и осталась в свои 45 романтической барышней в шёлковом жабо, безгранично доброй и открытой.
- Анечка, я тебе перезвоню позже, – вдруг заторопилась мама. – Ко мне пришли.
И положила трубку.
«Соседка зашла на кофе», – догадалась Аня.
На следующий день Аня решила заглянуть к маме после работы. Уже у дома обнаружила, что забыла ключ, и села на лавочку под раскидистым кустом шиповника. Мама должна была появиться с минуты на минуту. И вдруг… Она увидела её… Вернее, их… Мама шла по узенькой тропинке через парк. Она увлечённо что-то рассказывала собеседнику, жестикулировала и весело смеялась. А он нежно обнимал её за талию. Это был Вадим…
Аня вскочила как ошпаренная и бросилась прочь. За углом она остановилась, тяжело дыша.
У подъезда мама с Вадимом простились.
Он поцеловал её на прощание и пошёл обратно к метро. И Аня знала, что он поехал к ней… Когда он только скрылся из виду, Аня набрала его номер телефона.
- Я всё знаю, – сказала она вместо приветствия. – Я только что видела тебя с моей матерью.
- Прошу тебя, не делай глупостей, – прошептал Вадим после паузы. – Ты же понимаешь, что я люблю тебя. А что касается Веры Витальевны, твоей мамы… Видишь ли, именно от неё сейчас зависит моя аспирантура…
«Вот сволочь!» – подумала Аня, яростно нажала на кнопку «отбой» и решительно направилась домой.
У мамы на кухне отчаянно пахло кардамоном. С недавнего времени она пристрастилась добавлять молотый кардамон в кофе, и этот резковатый пряный запах означал, что мама бодра, весела и прекрасно себя чувствует.
- Я хочу тебе кое-что сказать, – с порога, даже не сняв плащ, начала Аня.
- Можно, я первая? – радостно перебила её мама и вдруг засмущалась как ребёнок. – Анечка, помнишь, ты недавно спросила, не влюбилась ли я?
Аня замерла, словно ожидая удара.
- Так вот, это правда… Я знаю, что достойна осуждения… Мне нужно думать о внуках, а я… я полюбила всей душой.
- Ты знаешь, кто он? – глухо спросила Аня.
- Я так боялась тебе сказать. Дело в том, что он намного моложе меня… Он мой ученик, будущий аспирант. Если бы ты слышала, как он читает Блока!
И в глазах у мамы блеснули слёзы.
«Я должна ей всё рассказать», – твердила про себя Аня, не находя слов для признания.
- Я тебе сейчас его покажу, у меня есть фотография, – не умолкала мама, торопливо роясь в сумке. – Знаешь, я хочу предложить ему переехать ко мне, у него такие стеснённые условия…
Она, наконец, нашла злосчастное фото и протянула его дочери. Со снимка на Аню с нежностью смотрел Вадим…
- Мама, ты должна знать, что я думаю по этому поводу, – собралась с духом Аня.
- Да, он молод! – выкрикнула мама, и фотография задрожала в её руках. – Но разве это важно? Разве я не заслужила право на счастье?
«А ведь она права, – в ужасе подумала Аня. – Но я же не могу оставить всё как есть! Что же мне делать?!»

0

24

Только руку протяни
Рита заговорщицки улыбнулась и выложила на столик толстый глянцевый журнал. Красными кричащими буквами было написано название «Соблазнитель». С обложки интимно улыбался мускулистый юноша с голым торсом.
- Что это? – изумилась Лена.
- Я тебе сейчас всё объясню, – хихикнула Рита, – только, пожалуйста, не смейся!
Уже не первый год Рита сотрудничала с детскими журналами, писала слезливые историйки про игрушечных мишек и приключения говорящих попугаев. Но это? Причём тут сексуальные красавцы с обложки издания с сомнительной тематикой?
- Несколько месяцев назад, – начала Рита, – одна знакомая предложила мне попробовать написать эротический рассказ для её журнала…
- Эротический?
- Я же просила не смеяться, – замахала руками Рита и сама рассмеялась, звонко и радостно, – и что ты думаешь? Они направили его на какой-то конкурс, и он вышел в финал!
- Да ты что?
- Честное слово! Знаешь, какой там главный приз? Мечта всей моей жизни – поездка в Париж. Вечер в Мулен-Руж, вечер в Лидо, ужин у «Максима».  Я мечтала о поездке в Париж с тех самых пор, как в пять лет увидела открытку с Эйфелевой башней. Я с закрытыми глазами могу пройти от Лувра до Сорбонны!
- Рассказ-то покажи, – улыбнулась Лена.
Рита торопливо полистала журнал и раскрыла его на нужной странице.
- Вот. Про девушку, которая попала в племя индийцев. Называется «Сладкий плен».
Под рассказом стояло имя автора – Неукротимая Марго.
- Это ты, что ли, неукротимая Марго? – засмеялась Лена.
- Ну не могла же я поставить под таким рассказом свою настоящую фамилию!
В коридоре скрипнула дверь – с работы пришёл Иван, муж Маргариты. Н снял плащ, поставил на обувную полку ботинки и заглянул в комнату.
- Привет, – сказал устало, привычным движением ослабляя галстук, – чем занимаетесь?
- Журналы читаем,  – многозначительно сказала Лена и протянула Ивану свежего «Соблазнителя».
- Фу, какая пошлость, – гадливо поморщился Иван, пробежав глазами первые строчки Ритиного рассказа. – Мне всегда было любопытно: что за озабоченные дуры пишут такие рассказы? Представляю себе этого автора. Наверняка, ни один нормальный мужик на такую не посмотрит.
Лена видела, как Рита побледнела, как опустились у неё руки и как навернулись слёзы на глаза.
Их брак с Иваном казался идеальным. Он – менеджер в крупной солидной компании, она – популярный автор детских рассказов. Любовь и взаимопонимание, нежность и забота.
Конечно, Лена всегда считала, что Иван несколько консервативен, но зато очень порядочен и надёжен, а это главное.
- Как вообще ЭТО появилось в нашем доме? – спросил Иван брезгливо.
- Это я принесла, – торопливо сказала Лена и убрала журнал в сумку, собираясь домой.
Рита с благодарностью посмотрела на подругу…
Прошла неделя. Однажды Лена, позвонив Рите, по голосу подруги поняла, что с той что-то не то. Лена решила зайти, и застала Риту в слезах.
- Вот, смотри, – Рита протянула шикарную карточку с золотым обрезом и голограммой в углу.
«Дорогая Марго! – было написано там, – редакция журнала «Соблазнитель» совместно с российско-французской компанией-спонсором приглашает Вас на торжественное подведение итогов конкурса эротических рассказов. Действительно на два лица. Начало в 20.00. Вечернее платье».
- И что же ты сидишь? Собирайся быстро!
- Ты думаешь? – вытерла Рита слёзы.
- Я просто уверена!
- Только ты идёшь со мной! – крикнула Рита и заметалась по квартире.
Через полчаса уже никто не мог бы сказать, что совсем недавно одна из барышень была заплаканной и несчастной, а вторая – уставшей после работы и расстроенной. Рита и Лена выглядели сногсшибательно!
В клуб они влетели последними из приглашённых – когда на сцене появился импозантный мужчина и сказал в микрофон: «А сейчас будет объявлено имя победителя!»
И вдруг среди шикарных женщин и мужчин Рита увидела… Ивана. Он подошёл к ним, улыбаясь, и устало проговорил:
- Представляете, где приходится бывать? Нашему боссу взбрело в голову спонсировать этот шабаш. А вы какими судьбами?
- Это я… По заданию редакции, – промямлила Рита.
- Имя победительницы – Неукротимая Марго! – вещал между тем человек у микрофона. – Я приглашаю её на сцену получить приз – путёвку на Париж!
- Торжество пошлости, – мрачно сказал Иван, – сейчас все увидят, кто написал этот кошмар. Не хотел бы я оказаться на месте её мужа. Хотя у таких мужей не бывает, что вполне объяснимо.
- Итак, Неукротимая Марго, вы хотите поехать в Париж? – обращаясь к залу, весело спросил главный редактор «Соблазнителя».
На Риту было жалко смотреть. Она вся дрожала, в глазах блестели слёзы, и она лихорадочно смотрела то на Ивана, то на сцену. Зал аплодировал, люди нетерпеливо оглядывались.
- Риточка, ты очень побледнела, – наклонился Иван к жене. – Что-нибудь случилось? Тебе нехорошо?
«Что же мне делать?» – с тоской и ужасом подумала Рита.

0

25

Кусочек счастья
Моя старшая сестра Таня вышла из примерочной в белом платье до пят и, величаво покружившись по залу свадебных нарядов, спросила:
- Ну, как? Мне лично больше нравится светло-голубое. Но Вася настаивает, чтобы я была в белом. А ты как думаешь?
А что тут скажешь? Что в белом, что в светло-голубом Татьяна выглядит потрясающе. Я очень люблю свою сестру, но иногда у меня возникает чувство досады. Разница в возрасте у нас всего один год, но Таньке природа отсыпала красоты полными пригоршнями, а на мне явно сэкономила. Так что у нас в семье есть и красавица, и умница.
Умница, соответственно, я. С отличием окончила биофак МГУ, аспирантуру и через несколько недель уезжаю работать в Англию. А красавица Таня работает дежурным фельдшером на «скорой».
Всего год назад мы с Танькой так же прочёсывали салоны в поисках свадебного платья для меня. Тогда всё случилось как в песне, которую часто напевает наша мама: «И платье шилось белое, когда цвели сады! Но что же тут поделаешь – другую встретил ты!» Я утешала себя тем, что это случилось до регистрации брака. Да и вообще, я теперь точно знаю, что он мне был не пара. Я это поняла, как только увидела Васю… Таниного жениха.
Я не знаю, что со мной произошло. Я просто поняла, что вот именно с этим мужчиной я была бы счастлива. Мне кажется, что я люблю жениха моей старшей сестры сильнее, чем сама Таня.
- Почему ты выбрала Василия? У тебя ведь не было недостатка в претендентах, – как-то спросила я сестру.
- Это не я, это он меня выбрал. А перед его напором устоять невозможно!
Она смеялась и прижималась к жениху, а я представляла, что это меня он обнимает и незаметно целует в затылок. Скорее бы уж в Англию, к своим пробиркам. С глаз долой – из сердца вон!
После шопинга мы едем на дачу праздновать помолвку Тани и Василия. Старенький «форд» мужественно преодолевает трудности подмосковных дорог – и вот мы уже у цели.
- И это называется дача? – спрашиваю я, глядя на чудо архитектурной мысли с башенками и балконами.
- Дача, не сомневайся! – Василий выгружает из багажника сумки с провизией.
- Нет, это Версаль, Эрмитаж, Эскориал! – восклицаю я.
- Что такое Эскориал? – уточняет Таня, рассматривая раздавленный помидор.
- Так называется загородная резиденция испанских королей! – объясняю я, мне приятно блеснуть эрудицией и перед Василием, и перед многочисленными друзьями.
- Это даже не моя дача, – скромно улыбается Василий, – а моего брата. И помолвку отметим, и Оленьку проводим.
Да уж, отметили мы и их помолвку, и мой отъезд! Я сама не заметила, как прилично набралась. «Оленька, попробуй вот этот коктейль! А в «Лагуну с крокодилом» ты ещё не ныряла?» Откуда он взялся, этот Макс, профессиональный бармен? И из чего он умудрился намешать свои коктейли, от которых мы все веселились как десятиклассники? Только моя сестрица тихо попивала апельсиновый сок и была трезва как стёклышко.
- Танюша! Ты чего это? – я подошла к ней с бокалом, но Таня отставила его в сторону. И тут до меня дошло!
- Тань! Ты беременна, что ли?
- Плохо иметь умную сестру, ты всё видишь насквозь. Молчи пока, ещё никто не знает.
- А Вася? Он, кстати, где?
- Конечно, он в курсе! – Таня огляделась по сторонам. – Этот Макс с его коктейлями просто подводная мина в домашнем бассейне. Вася, наверное, тоже пал жертвой его искусства. Наша комната на втором этаже, интересно, удалось ему до неё добраться?
И Таня уже собралась искать жениха, как вдруг кто-то истошно закричал: «Врача!» У сестры тут же сработал «инстинкт», потому что она, забыв про Васю, бросилась на крик.
Вся компания собралась возле стонущего бармена, и Татьяна профессионально стала ощупывать его распухающую ногу.
- Срочно нужно везти в больницу. Перелом. Кто тут у нас может за руль сесть? – Таня вздохнула и сама себе ответила: – Кроме меня, никто!
Макса уложили на заднее сиденье, и Таня крикнула мне уже из машины: – Найди Васю, я волнуюсь!
Таня уехала, и тут меня будто обожгло! Он один, где-то в глубине тёмного дома… Татьяна сказала, чтобы мы её рано не ждали. Больница далеко, пока Максу сделают снимок, пока наложат гипс…
Я сама не знаю, какая сила заставила меня войти в дом. Темно, только фонарь светит в окно… Лестница на второй этаж… Где же Вася? Я просто найду его и скажу, что Таня скоро приедет…
Вася ворочался на огромной кровати. Я подошла и… не смогла удержаться от искушения. «Я просто хочу почувствовать, что это такое – лежать в темноте рядом с любимым мужчиной! Я немного полежу, подышу его запахом и уеду в Англию, и мне будет что вспоминать…» Я тихо легла с краю, Вася вздохнул, повернулся ко мне, нежно прошептал: «Как хорошо, что ты пришла! Что-то я перебрал этих коктейлей! Но ты не думай, я полон сил и очень хочу тебя!» 
Я с блаженством и ужасом почувствовала, как Вася обнял меня. Что плохого, если я позволю себе немного счастья? Тани нет, а Вася вряд ли что-нибудь вспомнит. Я таяла, чувствуя его жаркие поцелуи и настойчивые руки. Господи, что же делать?!

0

26

Лишь одно условие
Ну, надо же! Первый раз за полгода мой обожаемый шеф посмотрел на меня хоть с каким-то интересом!
- Полина, у тебя есть ребёнок? – так он отреагировал на просьбу отпустить меня на детский праздник. – Разве ты замужем?
На конкурсе самых бестактных вопросов мой шеф бы взял первый приз!
- Антон Александрович, я не замужем, но у меня есть дочь. Так я могу идти?
Честно говоря, я здорово разозлилась.
Шеф смотрел на меня, как будто изучал под микроскопом:
- Конечно, Полина… иди.
Всю неделю я ловила на себе его изучающий взгляд и терялась в догадках. Дело в том, что мой начальник совершенно потрясающий мужчина. Он ослепительно красив и очень обаятелен, под дорогим пиджаком угадываются накачанные мускулы, ему чуть больше тридцати и он не женат!
А на столе у него стоит свадебная фотография родителей, а не какой-нибудь красотки. От папы-итальянца у него роскошная шевелюра, а от москвички-мамы – дивные зелёные глаза. Стоит ли удивляться, что я давно уже по уши влюблена в Антона!
В конце недели шеф вызвал меня в кабинет и сделал довольно рискованное предложение:
- Полина, ко мне из Милана приезжает отец с партнёрами по бизнесу. Не могла бы ты похозяйничать в эти выходные у меня дома? Один из гостей – француз, другой – испанец, они совсем не говорят по-русски, мне нужна помощь с переводом.
Ему нужна переводчица, или он выбрал приличный повод, чтобы провести со мной уик-энд?
Пока его симпатичный шофёр Ванечка вёз меня к загородному дому, я просто голову сломала, размышляя об этом. И ещё один момент смущал меня: время от времени я замечала в зеркале насмешливый взгляд шофёра.
«Вот кто многое знает о личной жизни шефа! Интересно, часто ли он возит к нему девушек?»
Дом шефа оказался сказочным замком на современный манер: бассейн, тренажёрный зал, гардеробная размером со всю нашу с мамой и дочкой квартиру, зимний сад!
- Чувствуй себя как дома! Ты замечательно выглядишь. Признаться, я волновался, что ты нарядишься, как офисная барышня. – Антон критически оглядел меня.
Вечер прошёл восхитительно. Француз привёз вино со своих семейных виноградников, испанец со своих. Мы болтали на невообразимой смеси языков, хохотали и пели песни. Антон сидел рядом со мной, и, когда он первый раз обнял меня и поцеловал в щёку, я просто обомлела. А отец Антона радостно улыбнулся и подмигнул своим соседям. Потом Антон целовал мне руки, нежно гладил плечо. Я с удовольствием принимала эти знаки внимания, и сердце моё замирало при мысли о том, как может завершиться этот вечер.
Когда ужин закончился, я ушла в гостевую комнату, села на кровать и стала ждать, когда прекрасный принц постучит в мою дверь. Наконец Антон тихо постучал, и я открыла ему дверь, не сразу справившись с замками.
- Полина, нам нужно поговорить. Пойдём в зимний сад.
Тихо-тихо мы спустились на первый этаж. Похоже, именно эта дверь с цветными стёклами ведёт туда, куда мы держали путь…
Тропические растения отбрасывали длинные пугающие тени.
- Полина, я хотел срочно с тобой поговорить. Мой отец очень старомодный человек. Традиции, семья, дети-внуки – это для него абсолютные ценности. Он хочет полностью передать фирму в мои руки. Единственное условие – чтобы я женился и у меня была настоящая полноценная семья с детьми. В идеале – чтобы был наследник. У тебя отличное образование, ты хороша собой и умеешь держать язык за зубами. Кроме того, у тебя есть дочка, которой нужен отец. Увы, найти жену для меня – настоящая проблема. Дело в том, что у меня уже была супруга. К сожалению, она погибла при странных и загадочных обстоятельствах. И в её смерти обвиняли меня. К счастью, в итоге убийца был найден и все нелепые обвинения сняты, но… Я уже устал оправдываться перед окружающими. Как только очередная невеста узнавала подробности моей жизни, сразу же сбегала, не дожидаясь свадьбы. Но с тобой всё не так, как с другими женщинами. Ты красива, но именно настоящей, а не кукольной, красотой русской женщины. С тобой можно часами говорить обо всём на свете. И ты умеешь хранить чужие тайны. Полина, я люблю тебя. Понимаю, ты тоже можешь не выдержать и сбежать от меня накануне свадьбы. Я в отчаянии, и даже готов обеспечить тебя материально, лишь бы ты согласилась стать моей женой. Ты станешь очень состоятельной женщиной, обеспечишь будущее своей дочке. Как только мы распишемся, я положу на твой счёт столько денег, сколько тебе не заработать за всю жизнь! У меня есть лишь одно условие – ты будешь полностью доверять мне и не задашь ни одного вопроса, пока я сам не буду готов рассказать правду.
Я смотрела на Антона, по моим щекам текли слёзы. Я действительно люблю его, и хочу верить, что он любит меня. Но смогу ли я выдержать груз его прошлого?

0