Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Дилемма

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Всем привет! Наконец-то я решилась открыть эту тему под названием "Дилемма". Некоторые уже в общих чертах понимают, о чём именно пойдёт речь. Те, кто читал сборник рассказов "Детективные отмычки или Загадки бравого гусара", примерно представляют себе, чего именно от меня можно ожидать.
"Дилемма" - это сборник рассказов, на этот раз без спойлера, с вопросом без ответа в конце. Речь пойдёт о самых разных вещах, очень даже серьёзных - карьерном успехе, поисках своего счастья, выборе дальнейшего жизненного пути и, разумеется, той самой цене, которую обязательно придётся рано или поздно платить за свои ошибки. Жизненная дилемма, стоящая перед такими разными героями этих историй, обязательно повлияет в будущем на их судьбу. А может быть, их дилемма в настоящем как раз стала следствием прошлых ошибок и жизненного выбора?

Любить короля или придворного?
Я нисколько не сомневалась в том, что у меня обязательно всё получится. По-другому и быть не может! Войти, вежливо, по-деловому так поздороваться, поставить поднос… Чтобы не нервничать, надо считать про себя.
Раз: дзинь! – переложила поднос в левую руку, два: скрип – открыла дверь, три: «Здравствуйте!» - улыбнулась… Четыре… упс! – чайник с горячим зелёным чаем летит прямо на колени почётному гостю. Я в этот момент почувствовала себя на редкость неуклюжей коровой.
- Кристи, можешь собирать вещички. Теперь тебя точно уволят, - ёрничает офис-менеджер Марина.
Я шмыгаю носом и ускользаю из офиса. Можно подумать, все рады моему промаху…
Определённо, Лёша был прав, когда отговаривал меня выходить на работу. Мы с ним уже давно вместе, но по-прежнему не расписаны. Я бы, наверное, хотела что-то изменить, но как говорится в таких случаях, «привычка свыше нам дана, замена счастью она».
- Кристи, ну вот зачем тебе всё это надо? Будешь нервничать… У тебя и так всё буквально из рук валится.
- Лёша, ты меня совершенно не понимаешь! Мне уже надоело сидеть дома!
- Кристи, ну честное слово, это просто смешно! Тебя выгонят уже через месяц, опять начнутся слёзы…
- Посмотрим, кто кого!
- Ладно, как хочешь! Дело твоё!
Лёша меня явно недооценил. Месяца не прошло, как я облила чаем самого крутого партнёра фирмы. Зелёным, элитным, заваренным по всем правилам: температура воды – 80 градусов, дырочка в крышке чайника, льняная салфеточка…
- Кристи, он тебя вызывает!
Мне точно конец! Так, успокаиваемся. Раз: встаём с места и утираем слёзы, два: поправляем макияж перед зеркалом, три: проходим по коридору под сдавленный смех коллег, четыре: открываем дверь…
- Присядьте, пожалуйста.
- Да, Александр Николаевич. Простите…
- Кристина, вы только не волнуйтесь. Со всеми случается. Я сам, когда начинал работать… Шофёром, кстати. Совсем ещё мальчишка был… Так вот, на нервной почве перепутал педаль тормоза с газом и врезался в автобусную остановку. Немедленно прекращайте плакать! Кстати, знаете что? Давайте пообедаем.
Он святой. Нет, он точно святой! Почему все его так боятся? И постоянно критикуют за глаза… Наверное, просто завидуют. И есть чему… Он сказочно богат, хорош собой и необыкновенно умен. Рост – метр девяносто, стать, волевое лицо… Я вспомнила, на кого он похож. У меня в детстве была книжка про рыцарей. Александр Николаевич – вылитый король Артур с картинки.
Я всегда мечтала, что встречу такого… Ну хоть когда-нибудь… Он придёт с большим букетом цветов, обнимет меня и увезёт в свой замок. На большой белой машине.
Но встретила я вовсе не рыцаря, а вовсе даже Лёшу. Который не высок, не статен, и черты лица у него совсем не волевые. Но зато он милый, добрый и надёжный. Хотя предложение он мне до сих пор так и не сделал…
- Спасибо, Александр Николаевич. Я вам очень признательна.
- Кристина, называйте меня, пожалуйста, по имени. Просто Саша. Не надо этих формальностей. Договорились?
- Да, Александр Ни… Саша.
А у самой одна мысль: вдруг за обедом он заметит мои обгрызенные ногти…
И всё-таки он очень добрый. Огромная шоколадка на моём столе – знак отеческого внимания. Не ухаживает же он за мной, в конце концов… Ну зачем ему нужен роман с секретаршей? Пусть даже незамужней.
Кстати, у него есть бывшая жена и двое детишек – очаровательные мальчуганы, я их даже видела…
Подумаешь, пожалел он молоденькую неуклюжую девицу…
Главное – не проговориться Лёшке. Он такой подозрительный. И ревнивый, как Отелло. Всё стеречь меня пытается, вопросы всякие разные задаёт… Лучше бы предложение наконец сделал!
Интересно, а Саша ревнивый?
Стоп. Кристина Валерьевна, что с вами происходит? Через слово – Саша да Саша… И что за тоска на вас нападает, когда «король Артур» уезжает на деловую встречу? И обратите внимание, как вы вздрагиваете, когда он заходит в комнату…
- Кристина, у меня к вам просьба! Задержитесь, пожалуйста, сегодня вечером, помогите разобрать бумаги. Скопился целый вагон и маленькая тележка документов… Как говорится, нельзя откладывать на завтра то, что следовало сделать ещё неделю назад.
- Хорошо, конечно, задержусь.
А вот и ничего хорошего, дорогая Кристина! Следовало ответить: «К сожалению, я не смогу задержаться… Саша! Алексей ужасно огорчается, если я возвращаюсь с работы поздно». Но как сказать? Вагон с тележкой уже почти разобран, а его всё нет. Где же он пропадает?
- Ой, что это?
Букет цветов? Нет! Букет – это пять роз. Или одиннадцать. Даже двадцать пять – это всё ещё букет. А здесь сколько? Сто пятьдесят? Двести? Триста?
- Кристина, это вам.
- Спасибо, Саша, но…
- Не надо ничего говорить. Просто улыбнитесь. У вас совершенно потрясающая улыбка!
Ах! Его поцелуй накладывает печать молчания на мои губы. Они такие мягкие, сладкие и в то же время властные. Откуда-то возникают бокалы с шампанским.
- Жарко… - Александр Николаевич снимает пиджак, ослабляет узел галстука… Кладёт руку на моё плечо.
Я опускаю глаза и сверлю взглядом пол. Раз: быстро оцениваем обстановку, состоящую из цветов, шампанского и самого прекрасного мужчины в мире… Два: а как же мой надёжный, верный и родной уже Лёшка, пусть и только гражданский муж? Боже мой, ну вылитый король Артур! Что-то звякнуло… Может, латы? Три: хватит любоваться на этот ковёр, надо что-то решать!
И вдруг до меня будто издалека доносится голос:
- Кристина, я всё понимаю. Вы не свободны, у вас есть определённые обязательства, пусть даже официально вы не замужем. У меня есть бывшая жена и двое сыновей. Но я боюсь, что просто не смогу себя простить, если прямо сейчас не сделаю предложение.
К моему удивлению, он внезапно достаёт из кармана бархатную коробочку с кольцом.
- Выходите за меня замуж, Кристина. Вы слишком хороши для простой интрижки с начальником. Поэтому я предлагаю вам ни много ни мало руку и сердце.
Боже мой, что же мне ответить?

Отредактировано Кассандра (2019-09-07 23:36:33)

0

2

Липовый кавалер
Чего только девушка не придумает ради того, чтобы заинтересовать понравившегося мужчину! Да и вообще, на что только мы не готовы пойти для того, чтобы покорить чьё-то сердце!
Всё-таки силён в нас, женщинах, дух соперничества. Ну ладно, так и быть, не во всех женщинах, однако во мне так точно. Стоило только на горизонте появиться достойному противнику, как я ринулась в бой.
Артём оказался не только хитрым карьеристом, но и отъявленным ловеласом. Каждый день по телефону он громко назначал свидания разным девушкам. Я решила не отставать: звонила Машке, и, называя её Пашкой, мило хихикала, изображая телефонный флирт. Но моей коронной идеей стало посылать себе самой цветы на работу, чтобы все видели, какие у меня потрясающие поклонники.
Правда, когда к Артёму пришла высокая шикарная девушка, я поняла, что все мои букеты пропали даром. У неё были глупые глаза, но длинные ноги не давали заострить внимание на её интеллекте.
«Таня, не переживай! Ты всё равно лучше, - успокаивала меня Машка. – Если Артём захочет тебя поцеловать, ему не надо будет вставать на стул».
И вот в нашей компании объявили, что пройдёт корпоративная вечеринка и можно с собой кого-нибудь пригласить. Артём придёт на вечер со своей моделью, и это значило, что я никак не могла показаться одной.
«Мне срочно нужен бойфренд! И желательно, Джеймс Бонд!» - кричала я Машке в телефон.
«Таня, Джеймс сейчас на задании, но мой сосед Вадик, тренер по фитнесу, будет рад на халяву поужинать», - веселилась Машка.
Вадик выглядел отлично: мускулистый загорелый спортсмен. Он был строго проинструктирован и серьёзно приготовился изображать моего «принца». Но, увы, сразу же забыл об инструкциях, как только оказался один на один со шведским столом. Он старательно обхаживал стойки с канапе, вместо того, чтобы обхаживать меня!
И тут как раз появился Артём: «Привет, а ты с кем пришла сегодня?»
Я смутилась: «С Вадиком, это мой парень. Он инструктор по фитнесу».
В этот момент Вадик как раз набивал себе рот корзиночкой с крабами, но как только увидел, что я показываю на него, радостно улыбнулся набитым ртом и помахал нам листом салата. Я готова была провалиться на месте.
Вадик всё же вспомнил про наш уговор: подбежав ко мне с полной тарелкой, он чмокнул меня майонезными губами, всё так же невозмутимо жуя, произнёс: «Скоро подадут тортики!» - и убежал, роняя с тарелки клубнику.
«Отличный у тебя парень, Таня!» - улыбаясь, сказал Артём, и в этот момент появилась его блистательная подруга-модель. На ней было чёрное обтягивающее платье, и от этого она казалась ещё стройнее и выше. «Познакомься, Таня, это - моя сестра Вика». Я просто обалдела!
«Очень приятно, - ответила Вика. – Пойду, пожую что-нибудь. Я такая голодная!»
Надо было срочно спасать ситуацию. Вот только что делать? Объяснить, что Вадик мне никакой не парень? Сказать, что мы совсем недавно встречаемся и у нас всё не очень серьёзно? Как же быть?

0

3

Жёлтые розы разлуки
Нельзя сказать, что я всегда хотела стать экономистом. Но так вышло, что в старших классах школы увлеклась экономикой, поэтому уже точно знала, куда именно пойду учиться. В итоге выбрала факультет международных экономических отношений. Найти место работы для меня с таким образованием оказалось не сложно. Всё-таки за плечами - знание нескольких иностранных языков, а также умение ориентироваться в международной обстановке.
Однажды в офис, где я работала, пришёл новый симпатичный сотрудник - Андрей. Именно мне поручили ввести его в курс дел фирмы. Я сразу заметила, что Андрей - очень ответственный и внимательный молодой человек, на него всегда можно положиться.
Прошло время, и мы стали жить в гражданском браке. Однажды Андрей подарил мне шикарные жёлтые розы, принёс кофе в постель и сделал предложение... Жёлтые цветы меня, признаюсь, сильно насторожили - ведь этот цвет символизирует разлуку. Однако я, разумеется, без колебаний согласилась выйти за него замуж... Хотя к тому времени уже начала сомневаться, стоит ли нам регистрировать отношения. Да и вообще, мне захотелось поменять профессию и стать международным журналистом. Однако Андрей не одобрил моих планов, он лишь посмеялся над ними, когда я ему всё рассказала.
- Мариша, ну зачем тебе всё это надо? У тебя хорошая работа, стабильная зарплата, отличные перспективы! Не нужно ничего менять!
- Может быть, Андрюша, ты и прав...
И тем не менее, втайне от Андрея я стала ходить на курсы журналистики. Занятия проходили по выходным, и мне каждый раз приходилось что-то выдумывать, чтобы Андрей ни о чём не догадался.
Однажды, когда я выбирала колье к свадебному платью, в ювелирном магазине увидела незнакомого человека, которого знали Игорь. Так вот он  сказал мне - нет, покупайте тонкое, изящное колье, а не это аляповатое... Я знала, что Андрей будет недоволен, но послушалась именно того самого Игоря, который, кажется, отлично понял, какие у меня вкусы. Потом мы пошли в кафе есть шоколадное мороженое. Это оказалось весьма кстати, ведь стояла поздняя весна и было очень жарко. Оказалось, что мне очень легко рядом с Игорем. Мы, как старые добрые знакомые, разговаривали обо всём, и вдруг я отчётливо поняла, что с Андреем мы давно уже разговариваем исключительно и только о работе... К тому же, Игорь, как оказалось, сам работал на телевидении. Узнав о том, что я хочу стать журналистом, он пообещал мне помочь с трудоустройством.
Когда я пришла домой, Андрей устроил мне самый настоящий скандал по поводу колье. Он сам выбирал платье для меня, и тогда я согласилась с его мнением. И вот теперь он решил поменять колье, которое мне так понравилось...
- Марина, я думал, ты разумная девушка. А у тебя в голове, оказывается, одни сплошные нереальные мечты! В каких облаках ты витаешь?
Но я твёрдо сказала - нет, менять колье не хочу. Андрей посмотрел на меня так, словно дал пощёчину...
Подруги уговаривали меня уступить с этим колье, однако я была непреклонна... Если мы уже сейчас ссоримся из-за какой-то ерунды, то что же будет дальше?
Однажды Игорь позвонил мне, и мы снова встретились в кафе... Оказалось, что он сам может устроить мне собеседование, ведь занимает на телевидении руководящую должность. Разумеется, я волновалась, но по итогам нашего разговора оказалось, что я принята на работу на хорошую должность.
Ещё через неделю мы снова встретились, причём случайно - в книжном магазине. В следующую нашу встречу решили вместе сходить в кино, а ещё через некоторое время - в театр. И вот теперь я поняла - сердцу не прикажешь. Конечно, я хорошо отношусь к Андрею, но это не любовь... Вероятно, я не буду с ним счастлива, потому что сердце замирает рядом с Игорем, который ворвался в мою жизнь по счастливой случайности. Не успела я додумать мысль до конца, как Игорь сказал, что нам нужно серьёзно поговорить. Несмотря на то, что мы были едва знакомы, он всё равно сделал предложение и ждал моего ответа. А я не знаю, что ему ответить. Стоит ли всё рушить ради этой яркой эмоциональной вспышки чувств? Но ведь жёлтые розы недаром символизируют разлуку. Может быть, нам с Андреем действительно не по пути?

0

4

Цена мечты
Я оглядела пустынный двор и присела на кособокую скамеечку. Впервые в жизни мне совершенно не хотелось идти домой. Вадим наверняка уже пришёл. Ждёт меня, а я тут прохлаждаюсь… Я сидела, ковыряя носком сапога снег, и потихоньку всхлипывала.
Жизнь – штука переменчивая… Ещё утром я могла похвастаться чудесным настроением. Вчера генеральный директор компании вызвал меня, чтобы сообщить замечательную новость:
- Софья, поздравляю! Наш новый клиент хочет, чтобы именно ты занялась PR-кампанией его предприятия. Отличный шаг в карьере! Ну, естественно, и по деньгам ты только выиграешь. Впечатляет?
Я уставилась на босса во все глаза. Впечатляет? Ещё как!
Боясь запрыгать от счастья прямо в офисе директора, я сдавленно пробормотала: «Конечно, Виктор Данилович!»
Я любила свою работу и привыкла выполнять её на отлично, хотя это требовало большой отдачи сил и времени. Вадим частенько ворчал, что ему приходится ждать меня допоздна… Я обнимала мужа и искренне обещала, что скоро график работы войдёт в нужное русло, и я буду проводить со своим «зайчонком» гораздо больше времени.
- Потерпи чуть-чуть, ладно?  – шептала я, и Вадим таял от моих поцелуев.
Но жизнь приготовила мне новый сюрприз. В последнее время я неважно себя чувствовала. Меня преследовали буквально по пятам тошнота и слабость. Я списывала все недомогания на переутомление. И вот сегодня я решила взять отгул и сходить-таки в поликлинику.
Терапевт, выслушав все мои жалобы, задумчиво посмотрел на меня из-под очков, задал несколько странных вопросов и отправил в гинекологический кабинет.
Врач Нина Георгиевна, дородная стареющая дама, пропела:
- Поздравляю, голубушка, ты беременна!
- Нина Георгиевна, это невозможно, мы же старались…
- Перестарались. Ну что, ты рада? Мужу отличный подарок!
День рождения Вадима – через неделю. Эта новость действительно была бы для него лучшим подарком – муж уже давно просил меня о наследнике.
Субботними вечерами, обнявшись на диване, мы вместе мечтали об уютном домике за городом, о большой «семейной» машине и, конечно, о малышах – мальчике и девочке…
К скамейке подошла полная женщина. Ей могло быть как 30, так и 40 лет – определить её возраст сразу было невозможно. Она вела за руку улыбающегося мальчугана в шапке с помпоном.
- Костик, ты покатайся пока на горке. – Женщина тяжело опустилась на мою скамейку, достала из кармана пачку сигарет и закурила.
- Вы чего здесь одна? Ждёте кого-то? – неожиданно обратилась она ко мне. – А мы вот гуляем… – Женщина кивнула в сторону мальчика. – Старший пока в саду. Скоро за ним пойдём…
- У вас двое детей? – вежливо спросила я.
- Двое, – кратко ответила незнакомка и выбросила окурок. – Меня Инна зовут. А вас?
- Софья.
- Двое их у меня, – повторила Инна. Голос её был пронизан нервными нотками. – Одному четыре, другому скоро три. У меня, между прочим, два высших образования. А я дома сижу с детьми. Жду, когда ненаглядный приедет. Первый раз забеременела – на руках носил. Счастлив был ужасно. Всё, говорил, ради сына сделаю –  пелёнки буду стирать, за детским питанием бегать…
- И бегал? – спросила я, стараясь заглянуть Инне в глаза.
- Ага. Бегал. Раз пять… Полгода прошло, и я снова залетела. У него опять радость – у сына сестрёнка будет! Получился, правда, братишка... Как в гости выберемся, муж всегда рассказывает, как тяжело двоих детей растить… Да он их не видит почти! Целыми днями на работе пропадает. У него, видите ли, дела в гору пошли! Машину купили, дачу… Радоваться надо, а мне тошно. В квартире, как в клетке, и от детей никуда не денешься… Пыталась работу найти. А они: «Сколько у вас? Двое? Мы вам перезвоним!»
Карапуз поскользнулся на льду, шлёпнулся и звонко заревел.
- Похоже, нагулялись, – вздохнула Инна и встала со скамьи.
Я помахала им рукой и направилась к дому. Разговор с Инной развеял мои сомнения. Телефон платной гинекологической клиники я нашла в справочнике сразу после визита в больницу. «Операция за один день» – именно то, что нужно…
Я аккуратно уложила в сумку всё необходимое: тапочки, халат, ночную рубашку… Нужно вернуться пораньше, чтобы Вадим ничего не заподозрил. Сегодня наконец-то всё разрешится, раз и навсегда.
Резко затрезвонил мобильник. В трубке рокотал бас моего начальника:
- Софья, приветствую тебя! Не забыла про завтрашнюю встречу? После подписания контракта –  в ресторан. Не обсуждается!
- Хорошо, Виктор Данилович…
Водитель такси не стал заезжать во двор клиники, и я пошла к центральному входу пешком через небольшой парк. Навстречу мне по заснеженной дорожке шествовала пёстрая процессия: папа тащил на плечах толстого мальчугана, который заливисто хохотал, подпрыгивая от возбуждения. А счастливая мама толкала коляску с мирно спящим розовощёким младенцем. Звонок мобильного заставил меня вздрогнуть.
- Соня, я дома! Куда ты пропала – у тебя не выходной? Жду тебя, приезжай скорее!
- Вадик, я сейчас перезвоню, – прошептала я и отключила телефон.

0

5

Да, нет, не знаю
Я бросила телефонную трубку и попыталась собраться с мыслями. Наверное, зря я говорила с Андреем так резко, всё только ухудшилось. Ещё три часа назад жизнь была счастливой. А потом забежала институтская подруга Аня…
Я сразу поняла: что-то не так…
Аня отводила глаза, как человек, который хочет, но не может сказать главное. Наконец она решилась.
- Алиса, я хочу тебя предупредить. На нашей институтской вечеринке в прошлую субботу, когда ты не смогла прийти… Скажи, у тебя с Андреем Шиловым что-то было?
- С «Шилом»? Ты с ума сошла? Мы встречались-то всего лишь несколько дней… А потом он познакомил меня с Серёжкой и…
- В общем, это не моё дело, извини. Просто я хочу, чтобы ты знала: Андрей выпил лишнего и всем рассказывал, что, дескать, Серёгина жена, то есть ты, – в постели лучше, чем любая профессионалка.
Я рассмеялась.
- Мне казалось, Андрей – неудачник. Оказывается, он ещё и мерзавец. Только ради Серёжи его терплю.
- Хорошо, что Серёжа был в командировке, поэтому ничего не слышал…
- Ты пойми, – воскликнула я, – Андрей всегда считал себя звездой, а Серёжку – так, ботаником, вторым сортом. А когда жизнь всё расставила по местам, он просто с ума сошёл от зависти: и на работу Серёжа лучше устроился, и карьера у него пошла. Андрей же со всей своей гениальностью оказался никому не нужен. Вот он и бесится, ищет, как побольнее укусить. Но за три дня знакомства прыгнуть с ним в постель? Анька, неужели этому кто-то верит?
- Нет, конечно. Но до Серёжки его пьяный трёп наверняка дойдёт. Там же все наши были.
Проводив Аню, я кинулась к телефону.
- Андрей! Что ты себе позволяешь? О чём ты в субботу всем рассказывал?
- Прости, Алиса, ну перебрал, с кем не бывает…
- Ты что, действительно не понимаешь, что это…
Андрей нагло хохотнул.
- Ты ещё скажи, что это неправда. Молчишь? Ну, мало ли романов у тебя было до свадьбы? Я один такой, что ли? Соври что-нибудь…
- Свинья! – воскликнула я и бросила трубку.
Беда была в том, что Серёже я уже соврала. И давно. Наш «конфетно-букетный период» продлился нетипично долго – целых два месяца, за которые оказалось, что мы друг для друга – нечто большее, чем простой «перебор вариантов». А когда, наконец, мы вдвоём, взволнованные, вплывали в свою «первую ночь» именно так, как мне хотелось, – цветы, нежность, шампанское, – он вдруг решил всё испортить. 
- Алиса, только не обижайся. Скажи, как далеко у вас всё зашло с Андреем?
В тот момент, в той ситуации сказать «мы спали» было всё равно, что с маху расколоть бутылку шампанского о вазу с цветами. Хуже могло быть только «мы спали, но у меня с этим быстро, так что не придавай значения, дорогой». Поэтому я беспечно ответила:
- Никуда не зашло. Мы встречались всего неделю. А потом появился ты…
- Это правда? Если нет, скажи. Я не стану любить тебя меньше. Просто… должен знать правду.
Что мне оставалось делать? Обидеться:
- Да, я не девственница. Это что-то меняет?
И я отвернулась с глазами, полными слёз. Он кинулся просить прощения, и дальше всё шло хорошо три года.
До сегодняшнего дня. Нелепый вопрос совсем стёрся из моей памяти. Серёжка стал для меня всем. Нас соединяло необыкновенное взаимное доверие. Для нас не существовало закрытых тем ни в жизни, ни в постели. Однажды страшно поссорились, и я наговорила мужу ужасных слов, а потом бежала за ним в не застёгнутых сапогах и пижаме по ночной ноябрьской улице, всхлипывая и без слов. Просто бежала – как собака, рядом. Наконец он остановился.
- Алиса, оказывается, я всё могу тебе простить. Пойдём домой, холодно.
Может быть, и правда простит? Но ведь это тоже его слова:
- Ты – единственная, кому я верю, как самому себе.
Представить: вот ему пересказывают пьяную Андрееву похвальбу… И не имеет совершенно никакого значения, что всё случилось сто лет назад. Для него-то это случится сейчас…
Признаться и падать в ноги?
Или признаться, но отрицать состав преступления – и обман был копеечный, и сам он, в конечном счёте, виноват: кто пускается в идиотские расспросы в такие минуты?
А может, просто всё отрицать?
Валить на то, что у Андрея от зависти ум затмился?
Я вновь схватилась за телефон.
- Мама? Я сейчас приеду, надо поговорить.
- …Говори только правду! – Мама глядела мне прямо в глаза.
- А если он меня бросит?
- Пусть лучше бросит, – сказала мама. – Значит, ему самолюбие дороже, чем ты.
- Но я люблю его!
- Ты готова в будущем всё время жить в страхе, всплывёт или не всплывёт?
Домой я ехала подавленная до отупения, репетировала потоки фраз, сводящихся к «да», «нет» или спасительному «не знаю».
Сергей уже был дома. И явно с обоймой новостей. Даже не переоделся, придя с работы. Лицо, словно айсберг, белое и ледяное.
«А я, значит, «Титаник», – пронеслись в голове тоскливые мысли. Кажется, ситуация была безнадёжной.
- Алиса, – сказал муж, и я услышала в его голосе боль. – Нам надо поговорить. Видишь ли, я сейчас встречался… Впрочем, это не важно. Один вопрос. Ты и… Андрей. Это правда? Вы были близки?
Времени разрываться между «да», «нет», «не знаю» у меня больше не было. Предстояло отвечать.

0

6

Любимый. А может, дорогой?
Ничего серьёзного. Обыкновенные выходные, дом отдыха, симпатичный молодой человек… Но он мне очень (очень-очень!) нравится!
Любовь – это то, о чём пишут в книжках. В жизни она случается лишь с романтично настроенными идиотками. Только не со мной!
- У тебя холодные пальцы, – Андрей смотрит мне в глаза, берёт мои руки в ладони и подносит к губам, чтобы согреть…
В холле пансионата зябко, и я мёрзну, впрочем, как всегда, – я вообще мерзлячка. А он, наоборот, излучает такое уютное, уверенное тепло…
Я не романтично настроенная идиотка. Я отлично знаю, чего хочу от жизни, и не собираюсь связываться с молодым, никому не известным художником без копейки в кармане!
Тем более что у меня уже есть жених.
Мой Серёжа значительно старше, у него собственная строительная фирма, отличная машина, шикарная квартира, загородный дом и очень влиятельные друзья. Мы познакомились год назад, и он сразу в меня влюбился… Так ему, по крайней мере, кажется. В реальности всё, конечно, обстояло несколько иначе. Я его увидела, приметила, навела справки и… Короче говоря, когда мы «совершенно случайно» познакомились, ему ничего не оставалось, кроме как влюбиться в меня с первого взгляда.
- Аня, признайся, ты ведь не любишь своего «Рокфеллера»? – вопрос моей подруги Лены. Вот она как раз из тех самых романтических… хм… барышень.
- Очень, Лена. Мы созданы друг для друга! Он – моя вторая половинка! – говорю я правду, почти правду.
Ну что я могу ещё сказать?
Я действительно люблю Сергея! Он красивый, умный, порядочный, щедрый…
Когда мы начали встречаться с Серёжей, его бывшая – та самая, которую он бросил ради меня, – учинила мне бурную разборку. «Ты – расчётливая и корыстная стерва, тебя интересуют только его деньги!» – кричала она, подкараулив меня однажды у подъезда.
Я молчала. А ведь могла бы ответить. Или просто привести её домой… Двухкомнатная квартира. Бабушка, мама и трое младшеньких: две сестры и брат…   
- Аня, это ты? Уже вернулась?
- Анька, а можно я сегодня твои туфли надену?
- Аня, у меня машинка опять сломалась!
- Ну когда мы пойдём в кино, ты же обещала?!
- Анечка!
Эй, не все хором, пожалуйста! Дайте хотя бы ботинки снять…
И вся весёлая компания живёт на мизерную мамину зарплату, бабушкину пенсию и мою стипендию. Точнее, жила. До моего знакомства с Серёжей. Сейчас он помогает. И мне, и семье.
Знаете, что бы я сказала его бывшей, если бы решилась ответить? «Да, я корыстная стерва! И вовсе не стыжусь этого!»
Моё маленькое каникулярное увлечение не даёт о себе забыть… Мы всё ещё встречаемся с Андреем, гуляем по зимним улицам и согреваемся отвратительным кофе в забегаловках.
Вместо цветов на каждое свидание он приносит какой-нибудь смешной рисунок. Их накопилась уже целая стопка: раз, два… пятнадцать штук. Неужели так много?
- Аня, ты любишь гулять по крышам?
О боже! Я люблю ужинать в дорогих ресторанах, ездить на уик-энд в Париж и получать дорогие подарки (желательно в виде золотых серёжек с крупными изумрудами).
Но гораздо больше я люблю те моменты, когда Андрей вот так на меня смотрит, берёт за руку… И его улыбку!
- По крышам? Обожаю! Всегда мечтала увидеть наш город сверху.
- Отлично! Я буду твоим проводником!
Нет, это не любовь. Просто приключение…
Полутёмный чердак, бутылка вина, сыр и недозрелые яблоки… Он готовился заранее. Даже поработал веником и тряпкой, поскольку на чердаке удивительно чисто. И почему-то тепло. Хотя нет, наверное, воздух был по-весеннему холодный, а тепло исходило от Андрея – от его рук, глаз и поцелуев, касавшихся моего лица и губ. Странно, но с этого вечера я совсем перестала мёрзнуть…
Всю эту историю надо забыть! Я слишком уверена в том, чего хочу от жизни! Отключаю мобильник и даю ценные указания домашним, чтобы звали меня к трубке только для Серёжи. К сожалению, память нельзя выключить, нажав на кнопку. Укладываясь спать, я закрываю глаза и вижу Андрея.
- Анюта… Я люблю… Тебя… – медленно, шёпотом, произносит он, надевая мне на шею дешёвые бусы из цветного стекла. Сквозь окошко на чердак заглядывает луна – в её свете стекляшки радужно поблескивают. Моё сердце сжимается от нежности. Обнимаю Андрея и целую, целую…
Только что в шикарном ресторане за бутылкой французского шампанского Серёжа сделал мне предложение, вложив в ладонь коробочку от Tiffany с шикарным колечком.
Ответ у меня давно заготовлен. Я дотрагиваюсь до его руки холодными, тщательно наманикюренными пальцами. Пытаюсь вспомнить, что собиралась сказать, и вдруг чувствую пронзительный холод – будто в ресторане открыли все окна.
И студёное дыхание ранней весны ворвалось в зал…
Что такое? Неужели я всё-таки ошиблась? Быть может, я не так уж хорошо знаю, чего хочу?
Сергей ждёт моего ответа, дорогущее кольцо переливается морозным бриллиантовым сиянием. Но спрятанные под блузкой стеклянные бусы напоминают о том, кто может меня согреть.

0

7

За день до свадьбы
- Господи, Юлька, какая же ты красивая! – воскликнула Мариша. Я покраснела, но, бросив взгляд в зеркало, которое подруга держала перед ней в руках, не могла не согласиться. Да, невеста хороша! Атласные розовые цветы на пышных медно-золотых волосах, сливочно-белый атласный корсаж с открытыми плечами и это колье – из розового золота с мелкими рубинами. Николай подарил его в тот вечер, когда я приняла, наконец, его предложение.
У меня даже голова закружилась, когда я поняла, как всё серьёзно. Я стояла у зеркала, чувствуя себя так, словно попала в голливудский фильм: позади потрясающий мужчина, склонившись, закрывал на моей шее застёжку, и его руки дрожали, хотя лицо оставалось невозмутимо спокойным.
- Коля, – выдохнула я, обернувшись. – Я… знаешь…
Он поцелуем заставил меня замолчать, когда я уже готова была сказать: «Прости меня».
Когда он выпустил меня из рук, задохнувшуюся и ослабевшую, я уже передумала просить прощения. Всё равно не поймёт, за что. Я только сказала:
- Знаешь, Коля, я буду тебе очень хорошей женой. Обещаю.
А про себя добавила со всей силой искренности: «И сделаю всё, чтобы тебя полюбить…»
Как называется то, что я испытываю к Николаю? Восхищение? Да. Когда этот немногословный сильный человек начал постепенно раскрываться передо мной, я только изумлялась тому, как много он, оказывается, может и как мало этим бравирует. Деньги, ум, воля и какое-то особенное мужское великодушие и благородство, от которого я с непривычки терялась. Благодарность? Ещё бы! Ведь я-то бросилась к нему от  отчаяния, как в омут. А нашла столько любви… «Сколько ты не заслужила!» – добавлял неумолимый внутренний голос. – Потому что ты не можешь ответить ему тем же, любовью». И это была правда.
Моя любовь – одна, беспредельная и беззаветная, при воспоминании которой до сих пор больно дышать, осталась в далёком прошлом, о котором я не хотела лишний раз вспоминать – зачем бередить старые раны?
Иногда, когда я лежала без сна, Николай тоже просыпался.
- Юлёнок, ты почему не спишь?
- Я сплю.
- Что-нибудь не так? Как ты себя чувствуешь?
- Хорошо. Всё хорошо. Спи.
Она закрывала глаза и отворачивалась, чтобы он не видел моих слёз. Ну почему? Почему мне никогда больше не суждено услышать такие же нежные, участливые слова от другого мужчины? Что я сделала не так?!
Первый раз Николай сделал мне предложение через два месяца после первой встречи. Я попросила время подумать. Думала ровно полтора года. Этого хватило, чтобы понять: нельзя больше жить безнадёжными воспоминаниями. Чудес не бывает. И в конце концов, разве Николай не имеет права не счастье?
Когда разговор зашёл о свадьбе, я согласилась.
- …А может, всё-таки распустишь волосы? – спросила Мариша. – Посмотри-ка…
Она подняла зеркало выше, и тут в дверь позвонили так резко, что мы обе вздрогнули, раздался грохот и звон стекла…
- Ой, Юлечка, прости меня, дуру! Зеркало твоё разбила… Ты что? Что с тобой? Да не верь ты в эти приметы!
- Мариша, откроешь?
Голоса у двери. Один Маришин. Другой… Не может быть! У меня подкосились ноги.
- Привет, Юла!
Так называл меня только один человек. Но два года назад он исчез из моей жизни. Я думала, что навсегда. Ведь он умер. Погиб. Неужели я ошиблась?
- Здравствуй, Олег. Не думала, что когда-нибудь снова тебя увижу…
- Прости меня, Юла. Я знаю, что ты наверняка не захочешь снова связываться со мной… Какое нарядное у тебя платье!
- Я выхожу замуж. Он хороший человек и по-настоящему меня любит.
- Прости меня. Юла, я тебя не предавал. Ты знала, что я бываю в горячих точках, поэтому должна была отлично понимать, что всякое может случиться…
- Мы ведь должны были пожениться, даже успели подать заявление…
- Так получилось. Поверь мне, это время стало для меня настоящим кошмаром наяву. Но я всегда помнил о тебе и о нашем ребёнке…  Ведь ещё не поздно всё исправить?
- Слишком поздно. Я выхожу замуж.
- Конечно, – сказал Олег, и в его глазах заискрилась та мальчишеская смешинка, которая когда-то свела меня с ума. – Выходишь. Но за меня.
- Это предложение?
- Да, – сказал он. И вынул из-за спины три розы в целлофане.
- Мне нужно подумать. Не мучай меня, – попросила я.
- Я уйду. За кольцами. Вернусь вечером. И мы будем вместе. Потому что эти два года я думал только о том, как вернуться домой, к тебе и ребёнку. Я для себя давно уже всё решил.
- Ты. А я?
- Ты любишь меня. Именно меня. А я – тебя. И ребёнка. У него должен быть отец. Родной, а не…
- Его родной отец, – я с трудом сдерживала слёзы, – даже не знает, мальчик это или девочка! Ты бросил меня на произвол судьбы на седьмом месяце! Одну! Совершенно одну! Ты сделал меня такой несчастной! Я до сих пор не могу прийти в себя. Неужели именно так выглядит любовь?
- Поверь мне, теперь я сделаю тебя по-настоящему счастливой. И кстати, я знаю, что у нас родилась сразу двойня – сын и дочка. Мы с тобой не делали УЗИ и ждали сюрприза. Юла, прости меня, если сможешь. Ты ведь ничего не знаешь о том, как я жил эти два года без тебя. Не осуждай заранее, прошу тебя.
Он вышел, и я заплакала.
- Юлечка, не плачь, ты же так об этом мечтала, помнишь? – воскликнула Мариша. – И в итоге он действительно оказался жив…
- А как же Николай?!
- Он сильный. Он выдержит. Твоим детям нужен настоящий отец. Поверь, никто лучше него не позаботится о них… Подожди, там телефон звонит…
Я сняла трубку и услышала голос Николая.
- Как дела? Невеста готова к завтрашнему торжеству?
- Коля… Слушай… Нет, не могу!
- Не можешь говорить? У тебя Мариша? Я перезвоню попозже.
- Позвони через десять минут.
- Юлька, что ты решила? – спросила Мариша.
- Прости, я должна побыть одна. Мне надо всё обдумать. У меня целых десять минут…

0

8

Я хочу с папой!
Любимый человек ходил по комнате и собирал свои вещи. Он был очень озабочен тем, чтобы, не дай бог, что-нибудь не забыть.
- Аля, не надо на меня смотреть, как княжна Мэри на Печорина! – Миша готовился к экзаменам в университет, и цитаты из него так и сыпались.
Я смотрела на Мишу, и меня тошнило – то ли от его вида, то ли потому, что я вся в маму. А она рассказывала, что у неё во время беременности был жуткий токсикоз.
У нас в семье почему-то всегда рождались одни девчонки: у мамы мы с сестрой, у бабушки – три дочки, мама и мои тётки, и у моих двоюродных сестёр – тоже сплошные барышни. Так что, когда я родила сына, то страшно гордилась, а Миша даже не зашёл взглянуть на малыша.
Мама позвонила моей несостоявшейся свекрови, услышала надменное: «Михаил в университете, у него сессия, прошу не отвлекать!» – и закрыла тему.
В загсе я не дрогнувшей рукой в графе «отец» поставила прочерк. Правда, отчество обозначила «Михайлович», красиво получалось – Фёдор Михайлович. Как Достоевский, классик великой русской литературы.
Мир не без добрых людей, так что мне регулярно докладывали, что Мишу опять чуть не отчислили за несданную сессию, что ему некогда учиться, потому что его маленький бизнес вдруг стал сначала средним, а потом просто огромным. Потом моя школьная подруга отрапортовала мне, что Миша женится на сестре своего делового партнёра и молодые летят не то на Таити, не то на Гаити. Мне, честно говоря, что Таити, то Гаити, что Марс с Венерой – примерно одинаково.
Я крутилась на двух работах, с благодарностью принимала помощь моих родителей и сестры. И смотрела, как растёт мой Федька, который осенью должен был уже пойти в первый класс! Ни разу за всё это время я не видела Мишу.
И всё-таки мы с ним столкнулись!
Я расплачивалась в кассе универсама и вдруг услышала истошный Федькин вопль. У входной двери я увидела быстро собирающуюся толпу из продавцов и сердобольных женщин. Из центра доносился громкий плач. Я бросила свои пакеты, растолкала толпу и в середине обнаружила сына с огромной шишкой на лбу, рядом с ним на корточках сидел какой-то парень. Он поднял лицо – Мишка! По его взгляду, который он ошарашенно переводил с меня на Федю, с Феди на меня, я поняла, что  он тоже меня узнал.
Я не успела опомниться, как мы уже сидели в просторной машине, а Мишка вёз нас к врачу. Пока Федю осматривал хирург, он всё возмущался, видимо, нервничал очень:
- Как это можно бросить ребёнка в магазине, ему же могут этой дверью голову проломить, руки отдавить и ноги переломать!
Несмотря на шок, я не удержалась и съехидничала:
- Действительно! Как это можно бросить ребёнка?
…Через неделю мы сидели в кафе и впервые разговаривали о нашем сыне.
- Я тогда в магазине, когда эта идиотская дверь у меня из рук вырвалась, и я увидел пацана в слезах и лоб у него разбит, ты не поверишь: я как будто в зеркало заглянул и себя там увидел. У нас дома фотография такая есть. Я тогда фотографа испугался и заревел. И в магазине просто оторопел – передо мной стоял я сам с той старой фотографии! – Михаил крутил стакан и избегал встречаться со мной взглядом. – Аля, ты не держи на меня зла. Кем я тогда был – молодым придурком. Я и представить себе не мог, что это такое – сын!
Миша регулярно звонил, спрашивал, как дела у сына. Он так и говорил: «У сына!» Потом стал заезжать, брал его покататься на машине, возил в парк и в кино.
После этих встреч Федя приезжал с кучей подарков, в новых кроссовках или курточке. Потом у него появился мобильный телефон, недешёвые часы, плеер.
Все мысли сына занял новоявленный папочка и те удовольствия, которые тот рассыпал щедрой рукой. Только однажды Федя спросил:
- А где мой папа был раньше?
Я не стала врать про Северный полюс и, как могла, рассказала ему историю нашей маленькой семьи. Федька тревожно заглянул мне в глаза:
- Мам! А он ещё раз меня не бросит?
- Ну что ты, он тебя любит, он всегда будет твоим папой, – ответила я как можно увереннее. Не стоило показывать Феде, что я сама измучена тем же вопросом.
Я была в курсе, что у Миши с его женой не было детей, так что, с одной стороны, мне были понятны Мишины чувства. Но, с другой стороны, где же эти чувства были все эти долгие годы? И, самое главное, не исчезнут ли они так же внезапно, как и появились?
Спустя месяц мы с Михаилом снова встретились в кафе. Я вполглаза наблюдала, как Фёдор терзает игровой автомат в углу, Миша рассказывал, как хорошо идёт его бизнес. И как много он может дать нашему сыну.
- Вот, кстати, я скоро собираюсь в Италию, может, недели на две, на три. Как дела пойдут. Представляешь, как бы Феде хорошо было провести это время со мной, у моря!
Так вот в чём дело! Я просто онемела от возмущения. Меня хотят лишить единственной радости – моего ребёнка! Правильно мне мама говорила: «Аля, не пускай Феденьку к нему – заберёт!»
Я уже встала, чтобы позвать сына и поехать домой, но он сам подошёл ко мне и заглянул в лицо:
- Мама! Ты разрешила? Пожалуйста! Я очень хочу с папой на море!
- Потом обсудим, я должна подумать!
Миша взял меня за руку.
- Аля, я улетаю завтра по делам, а документы нужно отдать сегодня! Тебе нужно просто поставить свою подпись под разрешением на выезд ребёнка! И ещё я хотел сказать, что… Нет у меня официальной супруги. И не было никогда. Наш брак так и остался гражданским. Выходи за меня замуж. Я дурак, но всё ещё люблю тебя. Нет-нет, ничего сейчас не говори. Подумай. Аля, нотариус ждёт, времени совсем нет – поехали быстро!
Я посмотрела на сына. Очевидно, он хочет поехать. А что же делать мне? Как забыть былое предательство и поверить в искренние чувства Миши?

Отредактировано Кассандра (2019-07-25 00:15:05)

0

9

На острие любви
- Не надо делать мне укол, я потерплю. Девушку вот за руку только возьму, чтобы не больно было. Можно?
Парень улыбался, но вцепился в мою руку крепко-крепко, и пока Вера Александровна делала перевязку, так и не отпускал. Когда процедура закончилась, он перевёл дух, сказал моей руке:
- Спасибо большое за поддержку! – галантно поцеловал и похромал к выходу.
На следующий день старшая медсестра заглянула  в ординаторскую:
- Настя! Там вчерашний раненый тебя требует. Говорит, что ты для него – лучшее обезболивающее!
Так странно начался наш роман.
Всю неделю повторялось одно и то же – парень брал меня за руку, потом эту руку целовал и уходил, даже не спросив, как меня зовут. Потом его рана зажила, и он исчез. На второй день я заскучала, на третий – не находила себе места, потому что моя практика в больнице заканчивалась, а его всё не было.
И когда он наконец появился и молча взял меня за руку, я сама поцеловала его и сказала:
- Меня зовут Настя! Кажется, я влюбилась!
- А меня Антон. Кажется, я тоже! – Он мог бы этого и не говорить. И так всё было с нами ясно.
Я переехала к Антону, потому что чувствовала, что прожить без него не смогу больше ни одной секундочки. Так что когда он сообщил мне, что уезжает на «пару недель понырять», я оторопела.
- А я как же без тебя?
- Настя, эта поездка была запланирована, я бы обязательно взял тебя с собой, но у тебя ведь сессия. И потом, что тебе делать среди дайверов? Пузырьки в бинокль рассматривать?
Конечно, он был прав. И появился он не через пару недель, а уже через пять дней с загипсованной рукой и ободранным боком: «Попал в сильное подводное течение, закрепиться не успел – стукнуло об риф». Через полгода… Антон сделал мне предложение. И вот мы сидим за накрытым столом с моими родителями. Они старались как можно больше узнать о будущем зяте.
Антон в красках живописал свои подводные приключения и хвастался «боевыми» шрамами.
Когда мы с мамой на кухне разрезали пирог, она осторожно спросила:
- Часто Антон уезжает? И что, всегда возвращается с какой-нибудь травмой?
Я начала говорить и почувствовала, что к горлу подкатил комок, и слёзы вдруг закапали сами по себе.
- Мама, я так устала, я всё время за него боюсь, я спать не могу, мне кошмары снятся.
Стаканчик с валерьянкой и мамино плечо помогли мне взять себя в руки.
Через месяц мы с Антоном уезжали уже вместе.
Чудный остров, почти необитаемый, «рай на земле», как писали про него в рекламных проспектах, оказался для меня сущим наказанием. Сначала выяснилось, что я боюсь глубины! Все попытки надеть акваланг, опуститься с инструктором под воду, закончились позорной неудачей. Сердце моё выпрыгивало из груди, дыхание сбивалось, и больше всего на свете мне хотелось наверх, на воздух, к солнцу.
Неделю я сидела на берегу и вглядывалась в море. Ждала, когда на горизонте покажется точка катера, а потом считала, все ли семеро сходят на берег целыми и невредимыми.
В ту поездку Антон столкнулся в глубине с какой-то жутко ядовитой тварью и двое суток пролежал в лихорадке с распухшим коленом. «Надо купить себе совсем глухой гидрокостюм» - таким был его вывод.
- Антон, может, просто не нужно устраивать себе слишком экстремальную жизнь? – Я опять держала его за руку. – Тысячи людей спокойно ныряют себе в проверенных безопасных местах. Почему ты всё время лезешь куда-то к чёрту в зубы?
Я говорила, он молчал. Больше не стану испытывать свои и его нервы. Буду дома его ждать, невозможно видеть, как этот катер увозит его в открытое море – таким был вывод номер один. А вывод номер два оказался очевиден через две недели – со свадьбой стоит поторопиться, потому что я беременна. Мне показалось, что, когда я сообщила ему эту новость, он согласился, что нам нужно пожениться как можно скорее, и стал рассуждать о том, когда лучше это сделать.
- В этом месяце мы не успеем, но в следующем – обязательно. Числа 15-16.
Через пару дней он виновато посмотрел на меня и сказал, что придётся отложить ещё, потому что он вряд ли успеет вернуться к 15-му.
- Откуда? – Сердце у меня упало. И в ответ я услышала, что они собираются фотографировать тигровых акул.
- Ты что, не понял?! У нас будет ребёнок! Я не желаю глотать снотворное вечером, чтобы уснуть. Я хочу выносить нормального малыша. И я должна быть уверена, что у ребёнка будет живой и здоровый отец! Лучше уж сейчас прервать беременность, чем потом кочевать с ребёнком из больницы в больницу!
Антон молчал, пока я бушевала. А потом уверенно сказал:
- Не надо кричать, я никуда не поеду…
Но когда настало время отъезда, его дорожные сумки стояли у лифта, а я никак не могла поверить, что Антон всё же уезжает.
- Ты же обещал мне!
- Всё будет хорошо, я вернусь, мы поженимся, у нас родится замечательная дочка…
Лифт захлопнулся и поехал вниз.
- Можешь не спешить, свадьбы не будет, и дочки тоже! – прокричала я в закрывшиеся створки.
Через полчаса я уже плакала в кабинете больницы. Я не стала рассказывать про акул и затонувшие галеры, я просто сказала, что моя свадьба расстроилась, и я не могу оставить ребёнка.
- Срок небольшой, подходи через три часа. Купишь вот это…
Всё оказалось проще, чем я ожидала. У меня на раздумья есть целых три часа…

0

10

Ради мужа на всё?
Марина только что вернулась на работу из отпуска и не знала, по какому поводу шампанское. Не успела она спросить, как Инна сама сказала:
- Ну что, пожелайте мне удачной стажировки! Завтра улетаю.
Эти стажировки последние полгода были в их отделе главной темой для обсуждения.
После них возвращались уже не просто работать, а руководить, с завидной прибавкой к зарплате. Только почему Инна? Когда Марина уходила в отпуск, документы на визу отдавала совсем другая сотрудница.
- А то ты не знаешь, как тут у нас это делается! Понравилась Инка Главному, вот и не упустила свой шанс. Ну а что? Он тут царь и бог, к тому же за свои удовольствия расплачивается по полной программе.
Марина слушала болтовню сослуживиц и представляла Главного, которого никогда не видела. Она не стала закатывать глаза и восклицать: «Ах-ах! Да как это можно!» Потому что уже знала ответ подруг: «Хорошо тебе с таким мужем! Как за каменной стеной!»
Её Денис тоже работал в их огромной компании, только в другом отделе, и на работе она считалась счастливой мужниной женой. И ей ли было осуждать разведённую Инну, которой приходилось одной тянуть дочку. Марина пыталась не быть ханжой, но она знала, что уже не сможет по-прежнему её уважать.
«Машина в этом году у нас не получается…»
Денис смотрел уныло. Марина поцеловала мужа:
- Ничего, ещё годик подождём! И обязательно купим!
Она говорила и сама не верила своим словам. Львиную долю их доходов съедал кредит за небольшую квартирку. Так что Марина с сыном безропотно проводила отпуск не на море, а в воронежской деревне у тётки.
И похвастаться фирменными нарядами она не могла. Правда, на Марине самая простая одежда выглядела как королевская мантия. Тем более обидно! Иногда Марина позволяла себе примерить платья в дорогом магазине, выходя из примерочной к зеркалу под завистливые женские и обалдевшие мужские взгляды. Как-то раз хозяин магазина предложил ей огромную скидку. Марина вернула наряд и больше в этот магазин не ходила.
…Денис озадаченно смотрел на пустую тарелку.
- Что происходит? Я час делала твои любимые вареники, а ты их проглотил не глядя!
Денис обнял её, усадил на диван.
- Наша контора открывает филиал. Директором будет Константин, это точно. А вот его замом могу стать я. – Денис зажмурился и покрутил головой. – Там такая зарплата – мы бы все проблемы решили!
Жизнь Марины превратилась в какие-то сказки Шехерезады. В роли Шехерезады выступал Денис. Марина с удивлением наблюдала, как у её обычно слегка медлительного мужа вырастают прямо-таки наполеоновские амбиции.
Однажды она попыталась вернуть его на землю:
- Но, кроме тебя, наверное, есть и другие кандидаты?
- Я, по-твоему, неудачник?
Марина вдруг подумала, что будет с Денисом, если он не получит вожделенный пост.
«Да что угодно, – ужаснулась она. – Запой, депрессия…» 
А Денис всё мечтал и нервничал.
Штатное расписание филиала вот-вот должны были утвердить, и он мог говорить только о своей карьере. А Марина здорово устала от нервной обстановки, которая царила в доме…
Музыка, фонарики, множество лиц – день рождения фирмы устроили в загородном клубе. Марина увидела, как изменился в лице Денис, когда к нему подошёл будущий директор филиала Константин. А через секунду уже потеряла их из виду. Она вытягивала голову, пытаясь разглядеть мужа, и вдруг услышала:
- Хотел бы я, чтобы такая красавица искала в толпе именно меня.
Марина обернулась: незнакомый пожилой мужчина надменно смотрел на её голые плечи.
- Почему ты не веселишься? Тебе не нравится праздник?
- А почему вы мне тыкаете? И почему я должна веселиться? Может, у меня проблемы?
Марина здорово рассердилась на престарелого ловеласа и хотела уйти. Но нахал взял её за руку:
- У такой красивой женщины не должно быть проблем. А те, что есть, можно решить!
Марина выдернула руку и пошла искать мужа. Она долго бродила в танцующей толпе и наткнулась на Константина.
- Слушай, он у тебя совсем, что ли, пить не может?
Марина глазам своим не верила. Супруг лежал под кустом, дорогой костюм был залит какой-то липкой дрянью. Она пыталась поднять Дениса, Константин стоял рядом и бормотал:
- Денис бы получил это место, но он в этом месяце столько ошибок наделал. Я просто не знал, что думать. Так что Главный его не утвердил. Всё равно, чего ж так напиваться-то… О! Смотри! Главный на сцене речь говорит, пойду похлопаю!
Марина посмотрела на сцену, там стоял тот самый мужчина, который хотел решить её проблемы. В этот момент кто-то за её спиной произнёс ей на ухо:
- Марина Сергеевна! О вашем муже позаботятся. Обещаю, что к утру он будет в полном порядке! Возьмите это… – в руке ошеломлённой Марины оказался конверт. Обернувшись, она увидела спину быстро удаляющегося мужчины, похожего на охранника.
Кроме ключа, в конверте лежала записка:
«Марина, буду прям: в обмен на Ваше расположение Ваш муж получит должность. Даю слово: никто ни о чём не узнает. Буду ждать Вас в течение часа в корпусе А, номер комнаты на ключе. Подарите мне 40 минут счастья, большего не прошу». Записка была без подписи, но Марина не сомневалась в авторстве. Она ещё раз посмотрела на сцену, где Главный уже заканчивал выступление, победно улыбаясь. Марина держала в руке ключ, ненавидя себя за то, что не выкинула его сразу. До корпуса А было рукой подать, Марина вздохнула и…

0

11

Молчание – золото?
- Эй, ты чего ревёшь? – В моё убежище во дворе заглянул незнакомый мальчишка. – Я думал, котёнок мяукает. Что случилось-то? – В руке он держал мороженое.
- Деньги потеряла. Неделю копила. – И я снова зарыдала.
- Денег у меня нет – на мороженое потратил. Хочешь?
Так состоялось наше с Шуриком знакомство. В каком я тогда была классе – втором или третьем? Однажды, спрятавшись от посторонних глаз, мы смело прокололи пальцы и смешали капельки крови. С тех пор Шурик называл меня «сестрёнка», а я стала говорить своим дворовым обидчикам: «Вот только тронь, брат выйдет – так тебе накостыляет!»
А потом случилась страшная ночь, когда мне позвонила Нина Георгиевна, мама Шурика, и сказала, что он в больнице, потому что попал в аварию на своём мотоцикле. Я даже не стала её дослушивать, понеслась к нему…
До регистрации оставалось всего ничего, а Шурик всё пытался уклониться от почётной роли свидетеля со стороны невесты. После аварии он здорово прихрамывал, очень стеснялся этого.
- Оксана, ну зачем тебе хромой свидетель? Ты вся такая прекрасная в белом платье, и тут я, с палочкой.
- Откажешься – останусь в девках! – пригрозила я.
Шурик блестяще справился и с ролью свидетеля на моей свадьбе, и с ролью крёстного для моего первенца. Правда, я чуть не лишилась чувств, когда он подарил малышу неприлично роскошный подарок: платиновый крестик с 11 бриллиантами.
- Да ладно, ерунда, бизнес мой в гору идёт – могу себе позволить!
А вот личная жизнь у Шурика не очень ладилась. Он почему-то решил, что его искалеченная нога вызывает у девушек неприятное чувство жалости.
- Наверное, моя невеста ещё не родилась, – отшучивался Сашка на все мои вопросы. И я больше не стала обсуждать с ним тему его личной жизни…
- Я решил вас познакомить. – На моём пороге стоял сияющий Шурик, и за руку он держал девушку с фиалковыми глазами. – Оксана, даже мама Марусю ещё не видела, – шепнул он мне, пока его спутница прихорашивалась перед зеркалом. – Я влюбился, как подросток! То есть мозги совсем не включаются, когда вижу Марусю. Ты видела, какие у неё глаза? Я хочу, чтобы у меня была дочка с такими глазами! – Он говорил, не отрывая взгляд от своей спутницы.
- Она что, у тебя живёт? – поинтересовалась я.
- Ты что, нет! Она девушка порядочная, у нас с ней ещё вообще ничего не было – ну, в этом смысле…
Шурик даже покраснел.
А я потихоньку разглядывала его будущую жену. Что-то меня в ней настораживало… Одета просто. Но скромное платье подчёркивает то, что нужно. Наверняка эта простота стоит кучу денег. Кроме фиалковых глаз у неё ещё был совершенно особенный голос – бархатный, чуть тягучий. Любая глупость, изречённая им, становится вселенской истиной и вершиной мудрости.
«Гипноз какой-то!» – думала я.
После этой встречи мы виделись с Марусей ещё два-три раза, и я всё больше укреплялась в своём мнении, что она совершенно не подходит Шурику. Но Сашка будто ослеп. При взгляде на Марусю у него делалось такое восторженно-наивное выражение лица…
«Только что сердечки в глазах не прыгают, как у Багз Банни из мультика», – сердито думала я.
А от протяжного, с придыханием: «Ну Са-а-аш», когда Марусе требовалось выбить из него обещание пойти на очередную светскую тусовку или сопровождать её в походах по дорогущим магазинам, у меня мурашки шли по коже…
- Сашка, ты сдурел! Полвторого ночи! – подавив зевок, промычала я, услышав в трубке его восторженный голос.
Шурик так спешил поделиться со мной своим счастьем, что даже не посмотрел на часы. Он сделал Марусе предложение, и она его приняла!
- Слушай, может, стоит немного обождать. Что-то в Марусе есть такое, не знаю, как поточнее сказать… – Я замолчала, подбирая слова, а в трубке услышала злой голос Шурика:
- Да вы что, сговорились? И мать моя вздор про Машеньку несёт – хищницей и авантюристкой называет! Ты теперь! Оксана, ведь ты знаешь меня как никто. Неужели ты думаешь, что я бы не почувствовал, если бы Маруся меня использовала… Или ты просто не хочешь, чтобы я был счастлив?!
Утром я встала разбитая и решила сходить на массаж – как хорошо, что выходной!
Я задремала в массажном кресле и проснулась от звяканья склянок за стенкой в соседнем кабинете и знакомого голоса.
- Кстати мне этот Саша подвернулся, хоть ребёнок родится в законном браке. Да он вообще-то ничего, симпатичный, перспективный, вот только хромой.
Господи, да это же Марусин голос! И дёрнуло меня идти именно в этот салон, нигде от неё покоя нет! Но любопытство пересилило желание сразу подняться и уйти, и я стала внимательнее прислушиваться к разговору.
Диалог за стенкой продолжался:
- Ой, Машка, ну ты даёшь! А ребёнок-то от кого? От Марата или от этого твоего, как его…
- Да какая разница! Рожу Саше девочку, если ему очень хочется, чтобы с фиалковыми глазами.
- Ты что, Маш, новорожденный фиолетовые линзы тоже вставишь? – В соседней кабинке раздался громкий смех.
Про какого Сашу они там беседуют? Господи, они же о моём Шурике! Это ему предстоит радоваться рождению чужого ребёнка! Вот сейчас побегу и расскажу ему всё! Или, может, пусть он ничего не знает, женится и спокойно воспитывает малышку? Нет уж, нечего из него дурака делать!
- Что-то не так? – встревожилась массажистка, когда я вскочила со стула и стала натягивать одежду.
- Мне срочно нужно домой!
Но тут меня опять затерзали сомнения. Господи! Что же делать?!

0

12

Доверять или проверять?
Я разбираю сумку с продуктами на кухне у моей тётки и время от времени бормочу привычное: «Ну что ты! Конечно, нет! Угу!», а тётя Натэлла тоже произносит давно нам обеим знакомый монолог:
- Ксюша, тебе необходимо настоять, чтобы Олег поменял профессию! Поверь моему опыту, мужики все только и думают, как бы свернуть налево. А ты со своей либеральностью сама себе роешь яму. Вот ты уверена, что он сейчас на работе? Возможно, именно сейчас, в эту самую минуту, он целуется в своей студии с какой-нибудь сногсшибательной красоткой?
Раз в неделю я приношу тёте Натэлле, сломавшей ногу, тяжёлые сумки, а в знак благодарности она учит меня, наивную дурёху, жизни. Тётя начала «Противоолеговую политику» прямо на моей свадьбе, как только узнала, что мой муж – профессиональный фотограф, снимающий девушек для глянцевых журналов. И теперь буквально при каждой встрече с ней я выслушиваю страшные истории про неверных мужей. Я не вступаю в дискуссию, а просто стараюсь поскорее убраться из тётиной квартиры. Скорее бы она поправилась!
Содержимое моей сумочки валялось на подоконнике, а я судорожно выворачивала свои карманы. Бесполезно – ключей от дома не было! Чертыхаясь, я принялась названивать Олегу. Ну да, абонент недоступен, он, когда работает, выключает свой сотовый. Придётся заехать к мужу за ключами.
Я вошла в зал, крутя головой, спотыкаясь о какие-то провода. Ага, вот и знакомая синяя сумка, и недавно купленный штатив. Лавируя между лампами, экранами и полуодетыми моделями, я подошла к Олеговой сумке. А сам-то он где? И тут за серебряным экраном я услышала возню и хихиканье. Я заглянула за экран. Пара целовалась самозабвенно. Девушка даже постанывала от удовольствия. А парень… Его почти не было видно, но светлая копна волос, кусок красной футболки, высокий рост… Олег? Кто это с ним? Да что же это? Неужели права моя одинокая родственница? Чувство ревности нахлынуло на меня в одну секунду, как ураган. В голове застучал колокол, в глазах потемнело, я, ничего не соображая, бросилась искать выход и уже в дверях… буквально налетела на своего мужа. Олег тащил какую-то лампу, и он чуть не уронил её, когда увидел меня.
- Графиня с изменившимся лицом бежит к пруду? – озадаченно произнёс он, поймав меня за руку и повернув к свету. И вдруг: – То, что надо! Ну-ка, пойдём!
И я уже сидела в каком-то углу, под яркими лучами, а Олег щёлкал своим фотоаппаратом, приговаривая:
- Повернись, глазами не хлопай, держи выражение! – А потом, закончив, набрал какой-то номер и радостно закричал: – Вика! Готова для тебя картинка! Да, да, для той статьи… как там… «Я застукала своего мужа с любовницей»… не помню точно! Но модель нашёл именно с таким выражением, как ты хотела: ярость и печаль в одном флаконе? Во-во!
Муж говорил по телефону и крепко обнимал меня, а мне было так хорошо и спокойно. Я не стала говорить Олегу, откуда у меня взялось яростно-печальное выражение лица и как я приняла какого-то неизвестного мужчину, целующегося с девушкой за серебряным экраном, за своего мужа.
«Это всё тёткино зомбирование», – с грустью подумала я. Да как я вообще могла подумать, что Олежек мне изменить мог! Ведь мы друг друга всегда понимали без слов. Я бы просто кожей почувствовала, если бы у него появилась другая… Нет, никогда не буду больше ревновать! Очень уж это больно, глупо и противно!
Командировка свалилась на меня неожиданно. Собраться успею, а вот продукты для тёти Натэллы придётся завезти Олегу.
- Да всё сделаю, и сам с голоду не умру, и тётке твоей не дам! Лети спокойно! Всего-то три дня! – успокаивал меня в аэропорту Олег, крепко поцеловав на прощание…
На следующий день вечером я собирала в номере вещи, когда зазвонил телефон. На экране светилось «Натэлла».
- Здравствуй, тётя Ната! Всё в порядке? Олег продукты привёз? – Я была озадачена её звонком.
- Ксюша! Бедная моя девочка! Я тебе говорила, что он тебя за нос водит. Конечно, при его-то профессии!
Тётя причитала, пока я не прервала поток её красноречия:
- Да подожди! Какие барышни?!
И я услышала, что Олег приезжал и только-только уехал.
- И продуктов привёз, и лекарства. Вот только пакет с ряженкой лопнул, и Олег все руки испачкал – что за пакеты делают? А когда он в ванную пошёл, я в окно-то выглянула! В машине вашей женщина сидела – ни стыда, ни совести! Я, не будь дурой, спрашиваю Олега: «Ты от меня домой или ещё куда?» А он так устало: «Домой, конечно, день был трудный, устал как чёрт, пойду, отосплюсь». Вот лицемер! Приезжай сегодня, точно застукаешь эту сладкую парочку!
Телефон замолк, а я всё никак не могла прийти в себя! В голове опять стучал колокол. Бред какой-то! Может, и правда стоит нагрянуть среди ночи? Ну уж нет! Не доставлю я тётке такого удовольствия, да и Олегу я верю, как самой себе! Своими проверками я только разрушу нашу близость. Скорее всего, никакая это не любовница, а просто модель, которую Олежек после съёмок домой подбрасывает. Ведь он и раньше так делал… Или всё-таки поехать… Ну что же мне делать?!
- Девушка, билеты на вечерний самолёт есть? – Не отдавая себе отчёта в том, зачем это делаю, я позвонила в кассу аэропорта.
- Да, вылет через два часа, место одно осталось, только что бронь сняли! Диктуйте, девушка, скорее паспортные данные, я вам билет оформлю.
Я достала паспорт, вздохнула и…

0

13

Третий лишний?
- Здравствуйте! – Надя приветливо улыбнулась соседке, но та отвернулась и с негодованием прошмыгнула в подъезд. «За эту неделю уже в третий раз! – подумала обескураженная Надя. – Что же я такого сделала, что они все от меня нос воротят?»
Надя решила успокоиться и присела на лавочку, спрятанную за раскидистым кустом. Окно на первом этаже было распахнуто. И вдруг девушка услышала возмущённый голос соседки, которая только что не ответила на приветствие.
- Нет, Оль, ты представляешь, идёт себе, улыбается. И ведь не скажешь, что змея! А Серёжку-то жалко!
Надю бросило в жар, она поняла, что речь идёт о ней.
Подслушивать, конечно, нехорошо, но надо же узнать, в чём она провинилась перед целым двором. А соседка продолжала:
- Я третьего дня выхожу из лифта с сумками, а Серёжа у дверей сидит. Вот, говорит, ключи у меня Надя забрала, обещала прийти. А самой опять нет. И смотрит на мои пакеты с едой. Дайте, говорит, тётя Галя, хоть хлебушка кусочек, а то я не завтракал, и неизвестно, буду ли обедать.
- Да уж, известное дело – мачеха!
- И вроде молодая совсем, а уже над ребёнком издевается, – подхватил второй голос. – А Пётр и не замечает, что жена творит!
У Нади перехватило дыхание. Что за цирк устраивает Серёжа перед соседями?
Теперь стали понятны и косые взгляды, и перешёптывания за спиной, и откровенное осуждение в свой адрес.
Десятилетний сын её любимого мужа Петра заставлял держать постоянную круговую оборону. Как только Серёжа понял, что его отец намерен жениться, его стриженая голова стала работать только в одном направлении – избавиться от претендентки на папину любовь и внимание.
Милый детские шалости – булавки в сиденье кресла, горячий чай, «случайно» опрокинутый на Надины колени, белая мышь, запущенная в сумочку, – сменились более продвинутыми и на редкость активными действиями.
- Ой, чем это у нас таким противным пахнет? – Серёжа делал круги по комнате, сморщив нос и изображая крайнюю степень отвращения. Круги сводились к Наде, и Серёжа радостно сообщал всей компании:
- Это у тёти Нади духи новые!
А первый её борщ оказался неожиданно пересолен настолько, что никто так и не смог проглотить ни одной, даже самой крохотной, ложки. Пётр утешал расстроенную жену:
- Что ж делать, влюблена!
Но Надя точно знала, что ещё за десять минут до обеда всё было в порядке. А рассыпанная пачка соли рядом с кастрюлей появилась как раз после того, как Серёжа был послан на кухню за хлебом.
Надя изо всех сил старалась поладить Серёжей. Но как только она начинала говорить с ним о его проделках, он поднимал на неё непримиримые глаза, в которых читался откровенный вызов, и говорил:
- Давай беги, жалуйся папе. Тебе ведь уже давно хочется, чтобы он меня наказал!
Иногда Наде и правда хотелось побежать жаловаться Петру, но она брала себя в руки. У Петра и так полно проблем на работе, а с домашними делами вполне может справиться она сама. И вот теперь Серёжа решил изображать перед соседями замученного мачехой сиротку.
И что за спектакль с запертой дверью и куском хлеба? Ключи у Серёжи были свои, к тому же у него есть мобильный телефон. А что касается «я сегодня не завтракал, и неизвестно, буду ли обедать» – вообще полный бред! Надя с утра добросовестно впихивала в своих мужчин кашу, омлет, йогурт, и они еле выползали из-за стола!
- Это и называется чёрный пиар! – Надя попыталась пошутить, но ей было очень неприятно, что она выглядит мучительницей в чужих глазах.
«Как же наладить наши отношения? – задавала себе вопрос девушка. – Мне всего лишь хочется понимания и уважения. И ведь знаю, что сердце у него доброе, только он никак не может забыть о бегстве матери, которая предпочла его молодому мужу. Поэтому и вымещает всю обиду на мне…»
- Встретил сегодня Егорова, он недавно тоже женился… – Пётр заехал за Надей, и они возвращались домой. – Рассказывал, что отправил сына учиться в Швейцарию. У Егорова молодая жена с сыном не поладили, у них там Бородинская битва каждый день. Егорову надоело всё время выяснять, кто там прав и виноват. То ли жена – классическая мачеха, то ли сын – паршивец. А с другой стороны, парень мир посмотрит, опять же языки иностранные, европейское образование. Так что, может, и к лучшему. Хотя я бы, наверное, скучал ужасно, если бы Серёга уехал надолго. Но у нас, слава Богу, нет таких проблем.
Надя чуть не закричала: «Есть у нас проблемы, такие, что Егорову и не снились!» – но она только кивнула в ответ.
Через несколько дней Надя, как обычно, ждала Петра к ужину. Он подъехал, зашёл в подъезд, но уж слишком долго добирался до дома. И что там за шум в коридоре?
Пётр в ярости ворвался в квартиру и бросился к Серёже:
- Елена Васильевна меня сейчас позорила перед всем двором! Оказывается, у тебя нет карманных денег. Она показала мне газеты, которые купила у тебя из сострадания. В пятой квартире тебе отдали старые кроссовки, а в одиннадцатой подкармливают пирожками. Я должен поверить, что Надя колотит тебя и морит голодом? – Пётр побледнел и схватился за сердце. – Надя, ты знала про эти фокусы?
Надя замешкалась. Сейчас у неё была прекрасная возможность избавиться от маленького мучителя. Она не сомневалась: уже через несколько недель Серёжа будет грызть гранит науки где-нибудь на Мальте. Или попытаться выгородить его, сказав, что соседка – постоянная пациентка психдиспансера, что у неё больное воображение, и у них в семье нет проблем!
Расстроенный Пётр пил валерьянку и ждал ответа, а Надя смотрела на испуганного Серёжу. Что же сказать Петру?

0

14

Карьера или любовь?
Ещё валенки прихвати! – ехидно заметила Алёна, укладывая в дорожную сумку мужа толстый свитер, носки домашней вязки и шерстяное бельё.
- Валенки? Да где же я здесь валенки достану? Мне на месте обещали подобрать. – Павел отнёсся к её насмешливому совету вполне серьёзно. – Ты не волнуйся, если сразу не позвоню. Там даже сотовая связь барахлит.
Алёна обхватила голову руками – она с трудом представляла себе место командировки своего Павла. Сотовая связь не работает, вместо метро – вездеходы и вертолёты, всё население – в валенках! И название для этого мегаполиса самое подходящее – Медвежья Ушь! Вот именно, не Сушь, не Глушь и не Ухо. «Муж поехал в Ушь!» – Алёна помахала Павлу с балкона, и ей совсем не верилось, что где-то люди носят валенки!
Алёна боялась, что будет невыносимо скучать по мужу: всё-таки раньше они с Павлом почти не расставались. Но жизнь вокруг неё завертелась с такой скоростью, что она вспоминала о нём только поздно ночью.
Алёна уже месяц готовилась к конкурсу молодых дизайнеров. Проект был готов, осталось только дать ему название. Она усмехнулась и написала на папке: «Медвежий угол».
Девушке очень хотелось выиграть этот конкурс, ведь она работала над проектом почти полгода! У победителя открывались блестящие перспективы: одно дело, когда ты просто молодой дизайнер Елена Семёнова, и совсем другое – победитель городского конкурса! Тут тебе и лучшие заказы, и кредит на открытие собственного бюро, ну и почёт и слава, конечно. «Вот бы выбрали мой проект!» – мечтала Алёна, засыпая. И снились ей цветы и поздравления, смех и шампанское, очередь заказчиков перед дверью и радостное лицо Павла!
Муж приехал из своей Медвежьей Уши всего на несколько дней. Радость встречи затопила их с головой, и вместо разговоров были долгие поцелуи и страстные ночи. Алёна только успела выяснить, что муж, скорее всего, застрянет в своей Уши надолго: там начинается какое-то большое строительство и без Павла – ну просто никак! О своих мечтах, связанных с проектом, Алёна так и не сказала: всё не к слову было.
День отлёта Павла настал чудовищно быстро.
- Что же теперь, так и будешь колесить туда-обратно? Когда всё это закончится? – Алёна изо всех сил сдерживала слёзы. Опять чемодан…
Муж стоял рядом, мялся и явно собирался с мужеством что-то сказать.
- Алёнка, ты только не волнуйся и не кипятись сразу… Мне придётся жить там довольно долго – два года, пока всё не начнёт работать нормально. Я перед отъездом контракт подписал. Эта работа – такой трамплин для меня! Да меня после такого опыта в любом престижном месте с руками-ногами оторвут! А зарплата! – Павел назвал такую цифру, от которой у Алёнки глаза на лоб полезли. – После этих двух лет мы можем из нашей «однушки» в трёхкомнатную квартиру переехать! Но есть одна большая проблема… – Павел сделал паузу. – Я без тебя там не могу. Не выдержу я эти два года, если ты со мной не поедешь. Так что бросай свою работу и собирайся! Ничего, я один за двоих пахать буду!     
Ничего себе – два года в какой-то глуши! Алёна застыла с рубашкой в руках. Слёзы закапали сами собой, девушке стало жалко себя:
- А как же мои планы? Я не готова сейчас всё бросить и сидеть дома. Тем более что там, в этой Уши, лютые морозы. У меня, между прочим, любимая работа! И мой проект…
- Ты про конкурс? Да брось ты эти глупости! Забудь про всё! Будет ещё целый миллион конкурсов, с твоими-то талантами ты нигде не пропадёшь! И потом, там тоже можно работать, если тебе так хочется. Главное, чтобы мы непременно были вместе! Ну соглашайся же! Иначе я не успокоюсь!
- Я дизайнер! Что я буду там делать – оформлять красный уголок? Или выпускать стенную газету – «Прожектор стройки»?
- Ну это же только на два года. Всё, ничего не хочу слышать! Ты соглашаешься и точка! Ну всё, Алёнушка, мне пора! В общем, так: через две недели я опять прилечу, собирай потихоньку вещи. И увольняйся как можно скорее! Хоть завтра! Пиши заявление! Место жены – рядом с мужем! – шутливо добавил Павел напоследок, поцеловал её в мокрые щёки и выскочил за порог.
Алёнка без сил опустилась на кушетку.
«Почему я должна безропотно срываться с низкого старта и следовать за ним? – всё больше злясь, думала она. – У меня ведь тоже есть свой трамплин… Хотя, с другой стороны, Паша тоже прав – семья должна быть вместе». Девушка даже подумала, хорошо бы проект остался незамеченным: «Буду знать, что бездарна и со спокойной душой поеду в эту Ушь».
Но уже на следующий день спокойствие Алёны было нарушено, когда она столкнулась со своей бывшей однокурсницей в дизайнерском бюро.
- Лен, подвели итоги конкурса. Представляешь, победил проект с каким-то смешным названием «Медвежий угол».
Через час Алёна стояла в кабинете председателя конкурса и слушала поздравления комиссии. Сон вдруг стал явью: цветы, шампанское, поздравления…
Но оказалось, что она не только победила. Какой-то итальянский заказчик прямо сейчас готов подписать контракт!
- Это так неожиданно! Мне нужно позвонить. – Алёна пулей выскочила в коридор и стала дрожащими пальцами набирать номер мужа. – Только бы связь была, – умоляла она непонятно кого. А когда, наконец, услышала далёкий голос Павла, растерялась.
- Алёнушка, я приеду через две недели. Ты собрала вещи? Уже уволилась? Мне прямо не терпится тебя забрать! Постарайся всё уладить как можно скорее! Я заказал тебе билет! Правда, это здорово?
- Алло, алло, Паша, я выиграла конкурс!
- Что? Не слышу тебя, какой-то треск. До скорого, целую.
Связь прервалась. Когда Алёна вернулась в кабинет, на столе уже были разложены бумаги.
- Елена, условия контракта очень, как это по-русски правильно – удобные? Да, да, выгодные! Ваша работа должна начаться в следующем месяце. Вы будете заняты полгода. Но это только старт – уверяю вас.
Она понимала, что такой шанс выпадает раз в жизни. Но как же Паша? Она не выдержит без него так долго! Девушка дрожащими руками взяла ручку и…

0

15

Переступить черту?
- Своим глазам не верю! Таша? Вот так встреча!
Сердце моё рухнуло в пятки. Ташей меня называл когда-то только один человек.
- Такая же красавица, совсем не изменилась! – Валера улыбался во все 32 зуба.
Я с трудом взяла себя в руки – не каждый день вот так неожиданно встречаешь свою первую любовь.
- Ты здесь с мужем? Одна? Я так рад тебя видеть! Пойдём, посидим где-нибудь! – Он вёл себя так, будто мы с ним добрые старые друзья и не было у нас никогда ни пылких чувств, ни сумасшедших ночей.
Сколько же лет прошло? Семь, восемь? Валерка тоже почти не изменился, только в речи появился едва уловимый акцент.
Я отправилась с Валерой в кафе.
«Ну что такого? – уговаривала я себя. – Мы же взрослые люди! Ну был у нас когда-то роман в далёком прошлом. Я замужем, у меня дочка в этом году в школу пойдёт, он наверняка тоже женат. И мужу, где задержалась, объяснять не придётся – Димка повёз дочку к бабушке».
Чашка горячего кофе привела меня в чувство, сердце вернулось из пяток на своё привычное место. Валера попросил мою визитку с телефоном. И не успела я протянуть карточку, как он удивлённо приподнял брови:
- Ты теперь Кораблёва? За Димку вышла замуж?
- Да, через год после того, как ты уехал. У нас дочь Иришка. А у тебя как дела?
- Ничего, живу потихоньку, работаю. Семья есть, но отношения так, через пень колоду… – Валера запнулся. – А сейчас вот смотрю на тебя и думаю: какой я, Ташка, был идиот!
«Да уж, ты тогда был идиот, а я вот сейчас веду себя как круглая дура», – ругала я себя, ковыряя вилкой десерт и чувствуя, как предательски задрожали под его пристальным взглядом руки.
Мы вышли из кафе, и Валера сразу же метнулся к цветочному киоску. Через секунду я уже держала в руках чайную розу на длинном стебле.
- Я так рад видеть тебя!
И тут Валера на секунду буквально впился в мои губы – и… исчез. Поток людей скрыл его от меня, как будто и не было нашей случайной встречи. Я стояла посреди улицы, оглушённая поцелуем.
«Надо же, помнит, что я люблю чайные розы, – вертелось в голове. – И не большие букеты, а обязательно одну, на длиннющем стебле…»
Валера был моей первой любовью, и все друзья называли нас «попугайчики-неразлучники». Его родители были в разводе. Отец много лет назад уехал работать за границу и однажды пригласил к себе сына на каникулы. Вскоре Валера засобирался к отцу насовсем.
- Ты не представляешь, как там здорово! – говорил он на прощание. – Там такой университет! У меня будут огромные возможности!
И он уехал. А я осталась.
Сначала мы перезванивались и переписывались почти каждый день. И я с нетерпением ждала, когда наступят каникулы. Но приехать у него тогда не получилось, и оказалось, что любовь на расстоянии – не наш вариант. Валера стал писать всё реже, а о совместном будущем и вовсе перестал заикаться.
А потом появился верный Димка, который терпеливо ухаживал за мной. Он делал мне предложение четыре раза, пока, наконец, я не ответила «да». От него всегда исходило ровное, спокойное тепло. Не страсть, не ураган, а надёжность и защита.
«Был бы сейчас Дима рядом, не лезли бы в голову всякие глупости!» – сердито думала я.
Спустя три дня на моём рабочем столе красовались уже три чайные розы на длинных стеблях! Первая появилась на следующий день после нашей с Валерой встречи. Потом посыльный доставил мне ещё один роскошный цветок. Третью принесли сегодня утром. Я смотрела на этот длинноногий букет, и где-то глубоко внутри меня поднималась тёплая волна удовольствия. Муж редко дарил мне цветы – всё больше что-нибудь для дома. А я так любила бесполезные, но красивые сюрпризы…
Через неделю, когда нахлынувшая волна воспоминаний стала спадать, и я возвращалась к реальности, Валера неожиданно появился у дверей моего офиса.
- Ташка, поужинай со мной. Или муж не отпустит? – Он хитро улыбался, и моё сердце снова заколотилось.
В голове крутилось категоричное и спасительное «нет», но я уже слышала свой голос:
- Конечно, пойдём. Я взрослая девочка, у мужа не отпрашиваюсь. Да и не станет он ревновать. Знает, что у нас всё в прошлом.
- Ой ли? – В глазах Валеры искрились весёлые огоньки.
«Ну что такого, – вновь уговаривала я себя по дороге в ресторан. – Чем скучать у телевизора, просто приятно проведу вечер».
В ресторане я незаметно наблюдала за Валерой. Как будто и не было этих восьми лет! Те же жесты, тот же с хрипотцой голос. Когда-то я была от этого голоса без ума.
А Валера смотрел на меня в упор и говорил, говорил… В его глазах светилась неприкрытая страсть.
- Потанцуй со мной! – Это была не просьба, а приказ. Под медленные звуки Валера крепкой рукой прижал меня к себе, и от волны сексуального удовольствия у меня даже перехватило дыхание. Я услышала его горячий шёпот: - Ташка, ты нужна мне! Останься сегодня со мной. Хоть на одну ночь. Пусть она будет нашей! Я вижу, я чувствую, что ты тоже этого хочешь.
Все возражения, которые уже готовы были слететь с моих губ, рассыпались, как только он поцеловал меня…
Ничего не соображая от нахлынувших чувств, я дала довести себя до такси. Пять минут, и мы останавливаемся у входа в гостиницу. Валера торопливо пихает деньги водителю и увлекает меня к лифту.
«Господи, что же я делаю?! А как же мой верный рыцарь Димка?! Если он узнает, для него это будет такой удар. А дочка?!»
Валера что-то оживлённо рассказывал, а я продолжала отчаянно бороться с собой. Спустя мгновение распахнулась дверь в номер Валеры, и я на ватных ногах замерла на пороге…

0

16

Семья: Какой ценой?
- Ты всё же пойдёшь на эту вашу встречу одноклассников? – Максим уже собрался на дачу, но, услышав ответ Нины, замер.
- Конечно. Уж не собирается ли мой Отелло снова устроить сцену ревности? – Нина улыбнулась, чтобы разрядить обстановку.
- А этот твой… бывший муженёк тоже прибудет?
Зная вспыльчивый характер мужа, Нина постаралась ответить как можно мягче:
- Бывший – это бывший. Мы уже давным-давно расстались с Владом, и люблю я только тебя. Но он ведь мой одноклассник, мы дружим с самого детства!
- Нин, мне надоели эти встречи и его звонки, – Максим не на шутку разозлился. – Зачем вы вообще развелись, раз продолжаете общаться?
- Макс, ну что на тебя нашло? – Нина изо всех сил старалась говорить спокойно. – Мы просто сохранили приятельские отношения, вот и всё.
- Я тебя прошу: не ходи на эту встречу, – ледяным тоном произнёс Максим уже на пороге. – Если ты, конечно, дорожишь нашим браком. Ну всё, я уехал, буду завтра к вечеру.
Прошло два часа, а Нина никак не могла успокоиться. Слёзы то и дело подкатывали к глазам, и она с трудом сдерживалась, чтобы вновь не расплакаться. Ревность Максима с некоторых пор стала практически постоянной. А ведь она даже не могла себе представить, во что выльются его шутливые обиды на то, что она задержалась на работе или у подруги. И что скрывать, поначалу ей даже было приятно, что Максим с таким нетерпением ждёт её дома. Но когда эти шутки сменились укоряющим молчанием? 
Нина уже не могла вспомнить. Позже молчание переросло в ссоры. Сильнее всего Максим раздражался, когда слышал, что Нина встречалась с бывшими одноклассниками, среди которых был и её первый муж, Владислав. Она вспомнила, как месяц назад, в день её рождения, курьер доставил им домой большой букет цветов. На вложенной в цветы открытке было написано: «Желаю безоблачного счастья самой лучшей девушке в мире! Влад».
Нина так и застыла в прихожей, лихорадочно соображая, как сказать о букете мужу. Но Максим уже стоял сзади, разглядывая подарок.
- Откуда дровишки? – едко процедил он.
Нине ничего не оставалось, как сказать, что от Влада. Ничего не говоря, Максим вырвал у неё букет, а затем сломал цветы и со всей силы швырнул то, что от них осталось, в стену.
- Может, мне отменить столик в ресторане? По-моему, тебе есть с кем встречать день рождения! – Муж вылетел из квартиры, с размаху хлопнув дверью. После таких ссор Максим обычно молчал несколько дней. Но в тот раз он вернулся домой под вечер с огромным букетом чайных роз. Нина их обожала.
- Прости меня, родная. Но я так больше не могу. Одно дело – дежурные комплименты на работе… Но тёплых отношений с бывшим мужем я не потерплю. Если я узнаю, что вы общаетесь, сразу же подам на развод. И никаких оправданий слушать не стану, понятно?
Конечно, они с Максимом тогда помирились. Но Нина ясно поняла: муж не шутит насчёт развода. Конечно, отчасти она знала причину его ревности. Влад, её бывший муж, всегда был балагуром и дамским угодником, на вечеринках охотно флиртующим со всеми девушками сразу.  А ей как бывшей жене, однокласснице и по совместительству подруге детства доставалось больше всех. Но ведь Нина действительно души не чаяла в своём молчуне Максиме, полной противоположности весёлому, легкомысленному Владу. Однако… надо было что-то решать.
Вечеринка была в самом разгаре, когда Нина засобиралась домой:
- Поеду, пожалуй! – почему-то нервничала девушка.
- Да отвезу я тебя, можешь ты расслабиться? – Влад подмигнул ей. – Надеюсь, Отелло твой меня не придушит у подъезда?
- Он только завтра вернётся, – рассмеялась Нина. – Так что можешь спать спокойно.
- Тем более! Перестань переживать и наслаждайся вечером!
Когда все наконец-то стали расходиться, на улице была ночь и лил дождь. Влад усадил Нину в машину и нажал на газ.
Нина почему-то разволновалась. Она вдруг представила, что Максим мог звонить домой в её отсутствие… Когда же на пустынной ночной дороге они увидели аварийные сигналы, Нина пришла в ужас.
- Проезд закрыт! – сообщил сотрудник ГАИ.
Они уже полчала ехали по объездной дороге, когда, в довершение всех бед, автомобиль Влада заглох. Редкие машины и не думали останавливаться. А все попытки дозвониться до техпомощи оказались безрезультатны. Лишь через час остановился какой-то таксист и помог завести мотор…
Когда Влад высадил Нину возле дома, было почти светло. Сердце её бешено заколотилось: у подъезда стояла машина мужа.
«Господи, что же делать? Скажу, что была у мамы, – Нина схватилась за мобильный, чтобы позвонить матери. Но батарейка в телефоне, как назло, села. – А если он случайно узнает, что я была на встрече, – промелькнуло у неё в голове, – и уехала с Владом?»
При одной только мысли о реакции Максима Нина похолодела. Поднимаясь на лифте, она судорожно соображала, что же сказать. Но когда двери открылись, она увидела стоящего на пороге квартиры мужа.
- Нина! Я уже не знал, где тебя искать! Где ты была? – Максим явно был расстроен и уже злился. Времени на раздумья у девушки не было. Господи! Что же ему сказать?!

0

17

Вернуться в семью?
Когда уже вторая чашка выскользнула из моих рук и с грохотом разбилась, в кухню заглянула озадаченная дочка:
- Мам, это что, тоже к счастью?
- Конечно, Варенька! – улыбнувшись, ответила я, а про себя подумала: «Да пусть хоть вся эта посуда разобьётся вдребезги! Не жалко!»
Я твёрдо решила, что с первой же зарплаты куплю новую! И обязательно что-нибудь яркое и нарядное, прямо как моё сегодняшнее настроение.
У меня до сих пор не укладывалось в голове, что с понедельника закончится моя однообразная жизнь домохозяйки. После нескольких лет заточения у меня словно выросли крылья – через несколько дней я выходила на работу. Правда, до конца насладиться своей радостью я не могла. Любимый муж Даня совершенно не понимал моих стремлений:
- Зоя, объясни, ну зачем тебе работать? Я ведь ни в чём вам не отказываю! Всё, что я делаю, – только для тебя и Вареньки! А взамен я хочу не так уж и много – чтобы жена встречала меня вкусным ужином, а дома всегда было уютно и тепло.
Даня говорил так каждый раз, когда я заявляла о своём желании работать. И я, будучи не в силах привести ни одного убедительного довода, молча кивала и уходила на кухню. Но в тот день, накануне собеседования, я была настроена решительно:
- Знаешь, мне надоело разговаривать исключительно с кастрюльками! Давно уже пора заняться делом!
Даня поднял брови от удивления и, видимо, не веря в успех этой затеи, решил тактично промолчать. А я собирала в папочку документы и думала, как один короткий звонок вдруг всё перевернул…
В среду утром мне позвонила лучшая подруга Ленка и без лирических расспросов про дела выпалила:
- Зойка! Всё дома сидишь? Слушай, в нашей фирме неожиданно открылась вакансия в отеле персонала. Как раз твой профиль.
- Ну да, – выдавила я, ещё не осознавая, о чём говорит Ленка.
- Подбор сотрудникам по региональным филиалам. Изредка будут командировки, но это того стоит! Когда я рассказала руководству про твой опыт управления кадрами и знание языков, они, по-моему, сразу были готовы тебя взять. Но на всякий случай всё же приди в пятницу в 16.00.
Ленка попрощалась, а я застыла с трубкой в руке, пытаясь переварить услышанную информацию. Боже мой, я об этом даже мечтать не могла!
В пятницу, не чувствуя ног, я направлялась к высотному стеклянному зданию, а в голове стучало: Только бы взяли, только бы взяли». А уже через пару часов я буквально летела домой с большим тортом, чтобы отметить начало своей новой жизни!
Но муж не разделил моего восторга.
- Ну ладно я, а о Вареньке ты подумала? Она ведь ребёнок!
- Даня, наша дочь уже в третьем классе! – Я не собиралась так просто сдаваться. – Она самостоятельная девочка и в состоянии разогреть себе обед! Свою вахту у плиты и пылесоса я отстояла, и даже сверхурочно! В понедельник я начинаю работать – и точка!
- Ну хорошо, раз ты этого так хочешь, – закончил Даня, хотя в его голосе не было энтузиазма.
Как нарочно, вся первая рабочая неделя прошла в бешеном ритме. А за ней вторая и третья… Я возвращалась поздно, неизбежно натыкаясь на сердитые глаза мужа. Варя уже спала, и пообщаться с ней мне удавалось только утром. На обед я варила макароны и сосиски, а выходные проводила в уборке и стирке.
Но в работе я нисколько не разочаровалась – наоборот: она меня всё больше увлекала. Омрачало моё настроение только то, что я совсем запустила дом.
- А ты найди помощницу, – посоветовала Ленка, когда мы отмечали моё официальное вступление в должность после испытательного срока. – Сама же оплачивать её труды будешь!
В этот же вечер, собравшись с духом, я осторожно спросила у Дани, а не нанять ли нам домработницу? И, на удивление, я увидела оживлённое лицо, по которому уже стала скучать:
- Ну слава Богу! Смерть от голода нам больше не грозит!
Спустя неделю я торжественно сообщила, что агентство подыскало нам хорошую домработницу, и со спокойной совестью уехала на два дня в командировку. Но когда вернулась, то снова наткнулась на мрачного мужа:
- Что-то не так?
- Твоя опытная мадам пыталась удивить нас полуфабрикатами. Сегодня я её уволил, – Даня смотрел на меня с упрёком.
- И что теперь? – Я снова почувствовала угрызения совести.
- Мне тут Кирилл порекомендовал одну женщину. Она у них с Машей полгода работала. Будет Варю из школы забирать, еду нормальную готовить. А то мне уже поперёк горла эти сосиски с пельменями стоят, честное слово! Так что найму её, раз у тебя больше нет времени заботиться о семье!
«Ну ничего, просто ещё не привык, – подумала я. – Главное, чтобы новая домработница не подвела. Надо позвонить Маше, жене Кирилла, и обо всём расспросить».
В пятницу, в обеденный перерыв, я сидела в кафе и ждала её прихода. Маша с радостью откликнулась на просьбу, да и не виделись мы уже давно.
Когда она подошла к столику, я даже не сразу узнала её. Вместо весёлой, беззаботной хохотушки я увидела усталую, издёрганную женщину.
- Так вот кому Кирилл свою Ларисочку решил пристроить! – усмехнулась Маша. – Зоя, мой тебе совет: гони эту так называемую помощницу в три шеи! Готовит она, конечно, прекрасно, да и к детям подход имеет. Но хорошо, хоть я вовремя разглядела, что она замуж выйти хочет. А хорошие мужчины, сама понимаешь, сейчас большая редкость!
- И кто же тебе теперь по хозяйству помогает?
- Да никто! Уволилась я с работы и дома сижу. Зато семья крепче!
Остаток рабочего дня я ходила как в воду опущенная. Такая перемена, произошедшая с Машей, наводила на грустные размышления. Мне совсем не хотелось, чтобы эта Лариса стала причиной моей ревности и подозрений. Я ведь работать спокойно не смогу, если буду знать, что кто-то в это время обхаживает моего ребёнка и мужа. Надо будет подыскать кого-то ещё, решила я, подходя вечером к дому.
На лестничной площадке я почувствовала восхитительный запах домашней выпечки. А когда открыла дверь, то увидела довольного Даню и Варю с набитым ртом. На столе стояли пирог с вишней и остатки курицы.
- Вот, Лариса Андреевна устроила нам показательный обед! – подтрунивая, сказал муж. – Она недавно ушла, очень приятная женщина! – Даня удалился в комнату, а Варя с энтузиазмом продолжила:
- Ой, мама! Она такая красивая – прямо как Мэри Поппинс в кино! Попробуй её пирог!
- Что-то аппетита нет! – совершенно разбитая, я принялась мыть посуду.
На кухню зашёл муж:
- Что с тобой? Ты как будто недовольна? Сама ведь хотела насыщенные трудовые будни! Вот и трудись себе на здоровье!
- Даня! Я не хочу, чтобы Лариса у нас работала! Она мне не нравится! – На мои глаза почему-то навернулись слёзы.
- Да ты её даже не видела! Уверяю тебя, она очень милая. Не то что некоторые. Да и с Варей сразу общий язык нашла!
- Да она даже посуду не помыла! Что это за домработница такая?
- Ну торопилась. Тем более что она ещё не работает, просто решила накормить по-человечески.
- Но, может, всё-таки и другие кандидатуры рассмотрим?
- А зачем, если Лариса нам идеально подходит? Впрочем, – голос Дани стал настойчивым, – если ты выкинешь из головы свои глупые фантазии о мифической карьере, помощницу брать не придётся. В таком случае даже платить тоже не придётся, так что останемся только в выигрыше. Так что сейчас выбор за тобой: либо ты прямо  в понедельник пишешь заявление об уходе, возвращаешься наконец-то «в семью» и сама занимаешься домом, либо я звоню Ларисе и нанимаю её на работу прямо с завтрашнего дня!
Неужели мне, как Маше, придётся снова вернуться к сковородкам и кастрюлям? Но мне нравится моя работа, к тому же, я столько лет уже провела в четырёх стенах! Да, эта Лариса может увести у меня Даню. С другой стороны, любит ли он меня, или я всегда была для него всего лишь домработницей, и теперь он просто ищет замену жене, вдруг ставшей «неугодной»?
Вода переливалась через край раковины, и единственным моим желанием было уйти в спальню и уткнуться в подушку. Но муж ждал ответа…

Отредактировано Кассандра (2019-10-10 21:04:50)

0

18

Я хочу ребёнка!    
Марина протягивает мне носовой платок (бумажных салфеток она не покупает из экономии):
- Ирка, хватит. Кончай реветь. Тебе же врач сказал, что ты можешь родить. Вот и рожай!
- Не «могу», а «пока могу».
- Главное, что можешь.
Хорошая у меня сестра. Того и гляди вытрет мне нос, как в детстве. 
- Мариша, ребёнка-то рожают вдвоём, – хлюпаю я сквозь платок.
Взгляд сестры холодеет, и я понимаю, что сказала бестактность. У неё без малейших признаков отца (а если точнее, отцов) подрастают два мелких. Женька и Лизавета. Для нас с сестрой – «Мамайчик» и «Мамаечка»: за удивительную скорость, с которой они ставят любой дом вверх дном.
- Но и ты-то вроде не одна. Что сказал твой ненаглядный?
Мы молчим. Мне кажется, что если я отвечу, то как бы признаю правоту сестры. Её теория называется ОНЗ. «Отец не имеет значения».
- Виталий сказал, что не готов. 
- Вот скотина!
- Неправда! Он хороший. Просто его первая жена…
- Да, да, эту сказку про белого бычка о том, как она обманом забеременела и заставила жениться, я уже слышала.
- Но ведь всё так и было!
- Было, не было… Важно то, что есть! А у твоего Виталика сейчас есть всё. Есть ты. Есть сын. От первой жены, ладно, но какие-то отношения он с ним поддерживает. Ему хорошо. И он никогда не захочет ничего менять. Так что не жди, что я его пожалею.
- Почему?!
- Потому что ты моя сестра! И потому, что ты уже час ревёшь у меня на рабочем месте. А у меня, между прочим, сегодня ещё два макета и срочный заказ на всю ночь. (Проблему, как прокормить «мамайчиков», Марина решила сама, освоив компьютерный дизайн и вкалывая как сумасшедшая то в конторе, то на дому.)
- Извини. Я побегу.
Я достала из сумочки тёмные очки Gucci, которые купила два месяца назад, когда, огорошенная, вышла из женской консультации. Купила, чтобы спрятать подступающие слёзы. «Надо поторопиться»… Легко этим врачам говорить…
Тем же вечером я выпила для смелости бокал белого вина и рассказала Виталию всё про свой поход в консультацию и вердикт врача: «Рожайте, пока ещё можно». Реакция мужа меня потрясла.
- Это не врачи, а вредители! Если ты сейчас можешь родить ребёнка, то что изменится за два года? Вспомни, во сколько лет меня родили?! – бушевал Виталий.
- Но врач…
- Иринушка, давай посмотрим правде в глаза. Квартиру – снимаем. Накоплений пока мало, и те – сама знаешь на что. Одно дело переезжать с места на место вдвоём, другое – менять ясли, поликлиники…  Да и деньги. Родишь – не будешь работать по крайней мере год. Мы же всё с тобой уже обсудили. Через два года у нас будет первоначальный взнос – значит, и квартира. А уж тогда и ребёнок. Ещё успеем набегаться с памперсами, уверяю тебя. Сколько твоих подруг плачут, что они выпали из жизни… Чем ты-то недовольна, не понимаю!
- У меня нет двух лет на ожидание, – хотела сказать я, но промолчала. Бесполезно. Меры предосторожности, которые предпринимал Виталий, ложась со мной в постель, граничили с выходом в открытый космос. Он хотел быть уверен, что ребёнок появится, только когда он будет готов. Инструкцию к моим контрацептивам он изучал чуть ли не под микроскопом.
- Надеюсь, это надёжно… Не забудешь их принимать? Здесь написано, что ежедневно. – Он взял мой мобильник, понажимал на кнопки и тот запищал. – Вот, будет тебе напоминать, что пора принять таблетку!
И я принимала. Мне даже в голову не приходило, что можно ослушаться. Слукавить. До сегодняшнего дня. До разговора с Мариной. Моя независимая сестрица, услышав про мою беду, расхохоталась.
- И ты их, как хорошая девочка, принимаешь?
- Конечно…
- А ты брось!
- Но Виталий…
- А откуда он узнает?
- Мариша, если я забеременею, как же он не узнает?
- Ирка, глупышка, спроси любого врача! По статистике, полпроцента женщин могут забеременеть, даже если сидят на таблетках. Соври Виталику, что ты, очевидно, в эти полпроцента и попала!
- Чтобы и я тоже его обманула?
- Почему тоже? А… ты про ту, про его бывшую. Но у тебя совсем другая ситуация. Вы-то расписаны. Не тот случай, чтобы взять и бросить жену только потому, что она ждёт его ребёнка. Проглотит как миленький, а потом ещё и счастлив будет, и спасибо скажет. А иначе сто лет – всё «рано» и «рано». Мужики, они, знаешь, своего счастья не понимают…
Я шла домой от сестры с нелёгкими мыслями. Но что такое? В окне – свет… Виталий? Он никогда не бывает дома так рано. Сердце сжалось от тревоги, но ликующий Виталий её развеял.
- Иринушка, сюрприз! Мы летим в Дубай! Мне дали неделю и путёвку на двоих. В качестве премии. Горящую, но всё же… Представляешь, пять звёзд, море, только мы вдвоём… Ты рада?
«Это судьба! – мелькнуло у меня в голове. – Прости, любимый, но там-то я тебя и обману…»
И вот мы в отеле. Какое наслаждение попасть из хмурой осени в бархатное лето! Приветственный ужин был роскошным, я обновила платье, купленное специально для такого случая, – немыслимое, с вырезом на спине до самой попы… Я слышу, как по телефону Виталий заказывает шампанское в номер. Мы стоим на балконе над морем, почти не дыша, не глядя друг на друга, только слегка касаясь плечами.
- Пойдём? – шепчет он, и в глазах его – тот хищный огонёк, от которого у меня слабеют ноги…
- Сейчас, любимый.
Иду в ванную. Таблетки в косметичке. Достаю одну и держу в руке. Выбросить? Принять? Что вообще делать?

Отредактировано Кассандра (2019-10-20 20:33:19)

0

19

Открыть чужую тайну?
Мы с Викой сдали багаж и обернулись. Её Петя и мой Пашка ещё маячили рядом с таможенниками. Павел помахал нам рукой и потянул брата к выходу, но Петя всё стоял и тревожно смотрел в Викину спину.
- Вика! Ну брось ты, наконец, прощальный взгляд на мужа! – дёрнула я подругу.
Вика послала в сторону таможни воздушный поцелуй. Петя расцвёл в счастливой улыбке, и одновременно с ним ещё десяток мужчин устремили восторженные глаза на Вику.
- Что я с тобой буду на море делать? – вздохнула я.
Честно говоря, я уже тысячу раз пожалела, что согласилась составить компанию своей феерической подруге. Хотя теперь она была не просто подругой. Мы вышли замуж за родных братьев почти одновременно.
Как-то она явилась ко мне в гости с двумя братьями-красавцами. Подружка частенько показывала мне свою добычу, как будто хвастаясь: «Все бабы как бабы, а я богиня!»
Чувствовалось, как она расстроилась, когда один из братьев стал оказывать предпочтение мне. Да что там предпочтение! Мы влюбились друг в друга буквально с первой встречи. А когда я сообщила подруге, что Паша сделал мне предложение, Вика даже не скрывала своей обиды. Но не прошло и недели, как находчивая подруга тоже засобиралась замуж.
- Ты действительно любишь Петю? Интересно!
- Ты, значит, замуж, а я буду болтаться как бура! Разве плохо, что детки у нас будут двоюродными братьями или сёстрами?
Я так и не поняла тогда: за компанию она, что ли, замуж вышла?
Мы собирались на море вчетвером, но наши спортсмены-мужья вдруг поменяли свои планы из-за срочных сборов. Так что мы с Викой оказались на берегу вдвоём. Мне было немного грустно без мужа, а подруга уже обзавелась толпой воздыхателей, которые подносили ей коктейли, звали полетать на парашюте и оспаривали друг у друга право поужинать с красавицей.
- Зачем это тебе? – Я изо всех сил пыталась образумить подругу.
- Как зачем? Для тонуса!
Я не отвечала, чтобы не казаться ханжой. И уже на вторую ночь я ночевала в номере одна. Подруга зажигала на танцах, днём отсыпалась. А к вечеру в ней снова просыпалась жажда авантюр. В конце концов – ну нравится ей активный отдых и танцы, что с того? Но через пару дней меня насторожило, что шумная толпа кавалеров тихо растаяла и теперь я видела Вику исключительно в компании одного мужчины.   
Черноволосый и белозубый, он не отходил от девушки ни на шаг и уверенно обнимал её на глазах всего пляжа. А однажды утром я увидела её, пугливо выходящую из номера -люкс.
- А ты чего не спишь? – Подруга была заметно смущена и норовила улизнуть, но я потребовала от Вики объяснений.
- Вика, где ты пропадаешь? Мы поехали вдвоём, а я тебя почти не вижу! Сравни нас – ты же почти не загорела! Даже идиот поймёт, что тебе некогда было на пляж выйти! Твой благоверный и так от ревности сам не свой, а ты лишний повод для подозрений подкидываешь.
- Какая же ты, Света, умница! Надо срочно загореть, а то и правда мой муж неладное заподозрит. Не поверишь: всё время что-то выискивает. И в телефон мой лезет, и в компьютер, и в книжку записную. Просто не знаю, как мы с Серджио сможем увидеться?
- Да ты что? Одно дело – курортный роман! Я этого не одобряю, но понять могу. Но продолжать отношения! Петя просто придушит и тебя, и твоего красавца.
Вика передёрнула плечиками:
- Зато какой адреналин!
На обратном пути она покосилась на меня.
- Светочка! Ты уж не выдавай меня! Петя будет допытываться, что да как, ты ему отрапортуй, что я всё время была с тобой, режим соблюдала, а назойливых поклонников разгоняла метлой.
- Вика, я, конечно, не люблю врать, но мне даже обидно! Закладывать тебя я точно не буду, хотя совершенно не одобряю твоих поступков!
Вика расцвела.
- Ты же знаешь, какой Петя подозрительный. А Серджио прилетит скоро. В общем, он тебе СМС пришлёт, когда мы с ним сможем встретиться. А ты мне потом передашь.
- С чего ты взяла, что я буду сводничать?
- Света, но ведь ты моя единственная подруга! Одно-единственное сообщение – и всё! Тебя-то муж не проверяет на каждом шагу! – Вика была искренне уверена в моей помощи, и я сдалась.
Я так обрадовалась встрече с Пашкой, что и думать забыла про Викину идиотскую затею. Поэтому, когда, сидя в ванной, я услышала знакомую мелодию, то со спокойной душой крикнула:
- Паша, посмотри, кого там принесло!
Через минуту бледный Паша подошёл ко мне, подал телефон и молча испарился. Я взглянула – и чуть не захлебнулась в своей ванне от слов amore и hotel! Спустя мгновение я уже набирала номер подруги:
- Вика! Тут от твоего благоверного сообщение пришло! Он мне в любви объясняется. Он что, не в курсе, что это не твой телефон? Пашка прочитала СМС!
- Света, ну не сердись! Серджио вообще не знает, что я замужем. Я ему твой номер дала – как свой.
Я так разозлилась, что после этих слов просто повесила трубку. Бедный Пашка теперь думает, что это я крутила роман на отдыхе!
Паша был сам не свой.
- Я понимаю. Бывает всё. Ты встретила другого мужчину. Но я что, не заслуживаю того, чтобы ты с сама мне об этом сказала? А не заставляла читать эту порнографию…
Сердце моё разрывалось, мне хотелось откровенно всё рассказать. Но я же обещала Вике не выдавать её! Ведь муж наверняка всё передаст своему брату! Паша вопросительно смотрел на меня – и я чувствовала, что медлить больше нельзя.

0

20

Дружба или служба?
- Скажите, пожалуйста, почему вы хотите работать именно в нашей компании? – Ирина задала стандартный вопрос и улыбнулась сидящей напротив девушке.
В отличие от стеснительной претендентки она отлично знала ответ: «Потому что я ценю стабильность, хочу работать в престижной фирме и иметь обеспеченное будущее. Потому что ваша компания – лучшая».
Работа менеджера по набору персонала Ирине чрезвычайно нравилась. Чувствуешь свою власть. Ну и ответственность, разумеется… Ирина ошибка могла обойтись фирме очень дорого.
- Если хотите, у меня талант. Вижу людей насквозь, – игриво отвечала Ира на комплименты.
Это было действительно так. Ей хватало получаса, чтобы абсолютно точно составить характеристику человека. Чтобы сказать, будет ли он опаздывать на работу, сумеет ли кстати проявить инициативу, сможет ли ужиться с коллективом… Одним словом, после непродолжительной беседы с кандидатом Ирина знала всё, что нужно знать нанимателю.
Талант возник, конечно, не на пустом месте. Она закончила психологический факультет, проштудировала горы книг, часами просиживала за составлением тестов…
Её наставником в университете был старичок-профессор, которого Ирина ласково величала Палычем. Станислав Павлович, разглядев в Ире способную ученицу, не скупился на беседы и дополнительные материалы своей любимице…
В работе Ира всегда руководствовалась тремя важными заповедями «от Палыча»: никогда не верь слишком пышным резюме, не ленись проверять рекомендации и не бери на работу близких друзей и родственников.
Несколько лет после «универа» Ирина вкалывала в агентстве по подбору персонала. Полгода назад сбылись её мечты: Ира получила должность старшего менеджера отдела персонала богатой нефтяной компании. Она получила хороший оклад, весомый социальный пакет и нормированный рабочий день – в общем, всё, чего заслуживает специалист её уровня.
Она имела всё это, потому что никогда не ошибалась…
- Всего доброго. Мы вам перезвоним. Люба, вызови, пожалуйста, следующего… Здравствуйте… 
- Ирка, привет. Ты чего, не узнала меня?
Ирина и впрямь не узнала подругу детства… В резюме стояла другая фамилия, другой адрес, да и внешне Лариса сильно изменилась за те два года, что подруги не виделись.
- Но… я думала, ты в Америке…
- Ой, Ир, это длинная история… И очень печальная.
Что история печальная, верилось легко. Лариса с детства умела находить неприятности на свою голову. Чего, например, стоит отъезд подруги в Америку… Это мероприятие с самого начала казалось Ирине бессмысленной авантюрой. Какой-то американец, в которого Лариса без памяти влюбилась во время одной из туристических поездок по Арабским Эмиратам, предложил ей руку и сердце. Она, не долго думая, согласилась: «Плохо, что ли, в Нью-Йорк переехать?», – за две недели оформила документы, собрала вещички и… улетела.
Первые несколько месяцев Лариса писала подруге коротенькие письма: муж хороший, в Нью-Йорке ей нравится, словом, жизнь удалась по всем пунктам. А потом пропала. На письма не отвечала, а когда Ира набрала оставленный подругой телефонный номер, мужской голос ответил по-английски, что Ларисы здесь нет и не будет…
- Мы страшно поссорились, и он вышвырнул меня из дома без гроша. Я полтора года еле сводила концы с концами, а потом плюнула на всё и вернулась…
Собеседование превратилось в задушевный разговор. Лариса в красках описывала свои злоключения, а Ире оставалось только охать и ахать.
- Ну и вот, вернулась я, значит, месяц назад. К родителям, конечно. Две недели мать терпела, а тут высказалась: «Дочь, пора на работу устраиваться!» Вот, ищу… же десяток контор обошла, но почему-то пока нигде не берут. Сама понимаешь, опыта у меня мало, а юристу – куда без опыта?
Да, это Ирина понимала. Правда, в её компанию требовался помощник юриста, так что опыт большого значения не имел… Зато имели значение покладистость и исполнительность – качества, которых напрочь была лишена энергичная и амбициозная Лариса…
Они много лет очень близко дружили. Лариска была отличной подругой. Именно она подбила Иру поступать на психологический. Сердце своего обожаемого мужа Ира завоевала тоже не без Ларискиных мудрых советов. Но при всей любви к подруге Ира отлично понимала, что в деловых отношениях Лариса – настоящее бедствие. Она везде опаздывала, вечно всё теряла и могла сделать ошибку даже в собственном адресе…
- Как же мне повезло, что здесь всё решаешь именно ты!
Лариса с надеждой взглянула на Иру…
Ирина вышла из переговорной в состоянии мрачной нерешительности.
- Ну как претендентка? Назначать встречу с боссом? – услышала она голос секретаря.
Ира впервые не знала, что ответить на этот вопрос. Секретарша удивлённо смотрела на неё, постукивала ручкой по столешнице в ожидании ответа…

0