Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского » Творчество форумчан » Детективные отмычки, или Загадки бравого гусара


Детективные отмычки, или Загадки бравого гусара

Сообщений 1 страница 20 из 43

1

Название: Детективные отмычки или Загадки бравого гусара
Жанр: рассказы для детей, исторический детектив
Аннотация:
Бравый гусар Афанасий Потапович Львов очень любит своих многочисленных внуков, которые не перестают удивляться находчивости, уму и смекалке своего обожаемого дедушки.
Дети с трудом могут дождаться того момента, когда их дед расскажет им новую интересную и захватывающую историю. Конечно, это сложно назвать настоящими преступлениями, ведь никто никого не убил и даже не ранил, ни на кого даже не покушались, никого даже не похитили.
И тем не менее, внуки всё равно каждый раз слушают эти истории с неизменным интересом. А как может быть иначе, ведь у дедушки в юности была такая яркая и насыщенная жизнь?

Отредактировано Кассандра (2019-09-07 19:17:17)

0

2

Тайна одного подарка
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, ждал внуков, сидя в своём кабинете, и прислушивался к капели за окном. Не то чтобы весна уже наступила, более того, ещё вчера на улицу невозможно было выйти из-за сильного мороза, но сегодня с крыши подтекало.
- Мы пришли! — радостно возвестили внуки, гурьбой влетая в кабинет.
С трудом разместившись на узком диванчике, они приготовились слушать очередную порцию рассказов из насыщенной детективными сюжетами жизни деда.
- Что ты нам сегодня расскажешь? — спросил Денис, упираясь подбородком в лакированную поверхность стола, стоявшего рядом с диваном.
- Пришла мне тут на память одна история... Помнится, было это году эдак в 18... Я тогда служил под началом князя К., а полк наш квартировал в городе Т. Именно там мы с корнетом М. сдружились особенно крепко.
Постоянно пропадали то на балах, то на званых приёмах, а то устроим выход на природу, организовав или рыбалку, или охоту. Именно на почве пристрастия к охоте и рыбалке мы и сдружились. Мы бы пропадали в лесу сутками, но у корнета М. была аллергия на пыльцу. Впрочем, по-быстрому постреляв уток, мы возвращались в город раньше остальных, оставляя себе время на личную жизнь, что тоже было неплохо.
Но я опять отвлёкся... У нас уже не было друг от друга секретов. А поскольку мы ничего друг от друга не скрывали, я узнал, что мой друг влюблён в дочь господина Т., мадемуазель Мари Т., какую-то дальнюю родственницу моей матушки. Что это была за девушка! Более очаровательное существо трудно себе представить. Мало того, что она обладала просто ангельской внешностью — аккуратное личико сердечком с ост¬реньким подбородком, большие голубые глаза и вьющиеся белокурые локоны, так и характер у неё был под стать её облику.
Сама мадемуазель Т. была сестрой милосердия в больнице, и все лежащие там просто души в ней не чаяли. А бедные были готовы просто жизнь за неё отдать. Дело в том, что Мари организовала в городе благотворительную организацию для помощи малоимущим и неимущим.
И естественно, что всё мужское население города тоже было влюблено в этого ангела! И вот мой друг тоже не стал исключением. Но его проблема была в том, что он был крайне застенчивым молодым человеком, а для того, чтобы выделиться из толпы обожателей Мари, было необходимо совершить какой-нибудь героический поступок. Нет, корнет мог бы его совершить, но признаться в том, что именно он его совершил, он уже не смог бы.
А мужчины на что только не шли ради улыбки прекрасной мадемуазель Т.! На балах они кружились вокруг неё, словно пчёлы вокруг тарелочки с мёдом. Один предлагал попробовать мороженого, принесённого в маленькой вазочке на высокой тоненькой ножке, другой уверял, что кусочек торта, который лежал на фарфоровой тарелочке, не идёт ни в какое сравнение с мороженым и во много раз вкуснее. Третий неизвестно где зимой раздобыл ярко-жёлтого кенара и подарил его Мари, видимо, он имел связи в ботаническом саду.
В общем, корнет М. бледнел, худел и только вздыхал... А я даже не представлял, как ему помочь... Ведь не мог же я, в самом деле, объясниться перед Мари вместо него?
И вот как-то получаем мы приглашение на бал от господина Т. Естественно, мы приводим в порядок свою форму, я велю седлать лошадей, и тут корнет М. передумывает ехать. Просто ни в какую. «Не поеду, — говорит, — и всё тут!» Я пытаюсь его уговорить, уверяя, что на балу может представиться возможность поговорить с Мари, и кто знает, может, повезёт...
В общем, получилось так, что я уехал вперёд, а он должен был подъехать позже. Приехать-то он приехал, но тут же собрался уезжать. «Не могу, — говорит, — я в таком виде предстать перед Мари — нос распух, глаза красные», — и так далее. И никак я не могу его уговорить остаться.
А Мари была необыкновенно прелестна в этот день. Её одаривали сладостями, книгами и всевозможными безделушками. А один из её поклонников, который имел связи в ботаническом саду, принёс для девушки пару бабочек в большом круглом аквариуме, а ведь на улице была зима! Явно они до этого жили в тепле...
Неожиданно Мари подошла ко мне за советом. Оказывается, неизвестный поклонник принёс ей цветы, её любимые ландыши, но она не знает кто. Букет был передан через прислугу, а никакой записки там не было... А ей было так приятно получить — зимой! — букетик ландышей. Но от кого? Поразмыслив, я понял, кто оказался дарителем.
Вопрос: Кто подарил мадемуазель Т. цветы?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

3

Любитель цветов
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, всё утро раздумывал, что бы ему рассказать сегодня своим внукам. Но ничего не мог придумать. Утро было замечательным, и день обещал быть не менее прекрасным, поэтому в определённый момент Львов подумал, что внуки предпочтут прогулку на речку, нежели слушать его рассказы. Но бывший гусар ошибался. В назначенное время внуки расселись по своим местам, готовые слушать очередной рассказ своего славного предка.
Афанасий Потапович прищурился на растущую в дальнем углу сада огромную ель и снова задумался над темой рассказа. Взгляд его скользнул по стволам деревьев вниз, к цветочным клумбам, и неожиданно тема рассказа была найдена.
- Было это, помнится, году эдак в 18… — начал бывший гусар, обводя внуков взглядом. — Служил я тогда под началом князя Н. в славном городе Д. Полк наш размещался в старой части города, в казармах прошлого века. Многие предпочитали снимать квартиры, и я не был исключением. Моей квартирной хозяйкой оказалась очаровательная старушка, какая-то дальняя родственница жены моего дядюшки. Старушка была очаровательна в своей постоянной заботе, чтобы защитник отечества ни в чём не нуждался. И была у неё племянница, совершенно очаровательнейшее существо. Многие из моих сослуживцев признавали её первой красавицей не только в городе, но и во всём уезде. Поклонников, следовательно, у неё было великое множество, и все старались угодить ей, преподнося чуть ли не ежедневно по огромнейшему букету. Цветы просто не переводились в нашем доме. — Львов обвёл взглядом пестревшую всеми цветами радуги клумбу. — И был у меня один приятель. Уж на что ваша матушка знатный цветовод, а тот в цветах просто души не чаял, все их знал в лицо, не только русские названия, но и латынь. Особенно он любил сильно пахнущие цветы: ландыши, гиацинты, магнолии, глицинии, и экзотические: орхидеи, кактусы, драцены, пуансеттии. Так вот, он оказался главным поставщиком букетов в доме, где я жил. Каждое утро, проходя по крылу, я замечал какое-нибудь диковинное растение из его сада.
- А сад у него был больше нашего? — спросила Настенька.
- Может быть, и не больше, — ответил Львов, — но там не было ни сантиметра свободной площади, всё было пущено под цветы. Его сад в городе называли маленьким Версалем… Надеюсь, вы знаете, что Версаль – это… — Афанасий Потапович замолчал, ожидая ответа от внуков.
- Это во Франции! — ответила Настенька. — Мне учитель рассказывал. Возле Парижа, там короли живут.
- Молодец, Настенька, правильно! — похвалил внучку Львов.
- А Париж — столица Франции! А река в ней называется Сена! — не выдержал Денис, он хотел, чтобы дедушка и его похвалил.
- И ты молодец! Хорошо знаете географию, — улыбнулся в пышные усы Афанасий Потапович. — Так вот, он буквально заваливал девушку цветами. Та поначалу радовалась такому обилию цветов. Как выяснилось, она сама их очень любила. А тут вдруг замечаю, что-то побледнела наша красавица, стала говорить, что мучают боли головные и тошнота. Что такое? Неужели заболела? А доктор их семейный, как на грех, уехал! А идти к чужому она не хочет. На бессонницу наша героиня не жалуется, наоборот, говорит, в сон всё время клонит. Особенно когда у себя в комнате сидит. Пришёл я к ней как-то поинтересоваться, как она себя чувствует. Захожу. Не комната, а цветник какой-то: по всем поверхностям расставлены букеты астр, гиацинтов, роз, тюльпанов, нарциссов. И в самом деле, голова как-то кружиться начала…
Вопрос: Почему у племянницы болела голова?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

4

Тайна старого имения
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, наконец разрешил внукам прийти к нему. Дела имения не позволили ему пообщаться с детьми утром, как они это обычно делали, но вечером он решил найти минутку, чтобы побаловать внуков очередным рассказом-загадкой. Истомившиеся в ожидании дети, радостно улыбаясь, расселись вокруг деда, примостившегося у камина в своём кабинете, и замерли.
Афанасий Потапович прокашлялся и начал рассказ:
- Было это, помнится, году эдак в 18… Я тогда гостил у одной из своих многочисленных тётушек под городом С. У них было огромное имение с красивым домом ещё позапрошлого века в глубине сада. Места там были живописные! На территории имения, ещё раз повторюсь, оно было просто огромным, находилось два озера, на которые каждое лето прилетали гуси и утки, а бедный управляющий не успевал ловить отстреливающих по ночам дичь браконьеров! Хорошо хоть выстрелы не были слышны в доме, потому как озёра находились относительно далеко.
А какой там был сад! Чего там только не росло! Садовник, оказавшийся настоящим мастером своего дела, там даже мандарины выращивал, правда, на зиму их приходилось пересаживать в теплицу. А чего стоил маленький, искусственно сделанный пруд с золотыми рыбками и розовыми лотосами!
Я просто обожал прятаться за аккуратно постриженными изгородями из лавра и неожиданно выскакивать на проходящих мимо. Правда, один раз я выскочил крайне неудачно — на слугу, несущего гостям в беседку горячий чай. Слуга перепугался, и весь чай оказался на мне. Хорошо, что ткань моего костюмчика оказалась плотной, а то ходить бы мне ошпаренным. С тех пор я решил отказаться от этой казавшейся ранее весёлой затеи.
А должен сказать, у тётушки был сын, спокойный тихий субъект примерно моих лет, с непослушными рыжими волосами, всё время торчащими в разные стороны. Выдумщик он был превеликий. Кстати, потом он стал писателем и, должен заметить, вещи пишет презанятные… Но не будем отвлекаться. Так вот, мой кузен, а звали его Георгий, постоянно придумывал разные истории. Один раз так на ночь глядя перепугал горничную своей сестры, что та убежала к себе в комнату и отказывалась выходить, пока Георгий не поклялся, что это он только что выдумал.
Так вот, этот самый Георгий придумал, будто бы в доме имения водятся призраки. «Сам посуди, дом старый, ещё позапрошлого века! Ну как тут не водиться призракам! В Англии же водятся, почему бы и у нас не быть?» — убеждал он нас. А потом начал говорить, будто в этом доме произошло страшное преступление. Рассказывая всё это, он делал такие честные глаза, что ему просто невозможно было не поверить. Горничные испуганно жались друг к другу в углу комнаты, мои маленькие кузены перепугано обгрызали ноготь за ногтем, а старшая кузина даже отложила в сторону книжку, которую читала. А Георгий очень натуралистично рассказывал, как было дело: «Имение это принадлежало старому немецкому барону. Он был очень старый, а в жёны взял молодую красивую девушку из бедной семьи, но она уже любила одного молодого человека и тайно с ним встречалась. Барон узнал об этом. И вот как-то тёмной ночью он встал, надел халат, тапки и отправился в сырой мрачный подвал…» И тут за окном кто-то громко закричал. Все испуганно вскрикнули и замерли. Звук показался мне странно знакомым, и я прислушался. «Это же утки! Утки с озера! Видимо, они пришли к дому, что-то им тут понравилось!» — догадался я. «Ага, — согласился Георгий, — тут Иван давал корм нашим домашним уткам, вот дикие, наверное, решили им тоже полакомиться. Ну, тогда продолжим. Так вот, старый барон спустился в подвал, взял своё ружьё, потом прошёл в комнату жены…» — Георгий многозначительно замолчал. «Он её убил!» — ахнул кто-то. «Нет, он решил застрелиться на её глазах. А все бы подумали, что это она его убила. И вот он… Бац! Стреляется! Но жены в комнате не оказалось! Она, оказывается, сбежала со своим возлюбленным. И с тех пор его душа не знает покоя. Он отыскивает молодых девушек и стреляет…» «Всё-то ты выдумываешь!» — громко фыркнула кузина. «Ах, выдумываю! Ну как хотите, моё дело — предупредить! Он тут ходит по саду! Смотрите, выстрелит в вас! Потому что никто не знает, в кого он стреляет, то ли в себя, то ли в них, никто не знает…» — И Георгий обиженно поджал губы. Все молча начали переглядываться. Тут за окном мелькнула тень и грянул выстрел. Сразу же поднялся крик, что это старый барон, что он пришёл кого-нибудь убить! Все кинулись из комнаты. И тут на меня снизошло озарение! «Стойте! — кинулся я следом за всеми. — Это не он!»
Вопрос: Кто стрелял?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

5

Учитель истории
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, дожидаясь внуков, слушал чириканье синиц за окном. Дети задерживались на уроки истории. Вчера они весь вечер проиграли в снежки во дворе и плохо подготовились. Учитель решил наказать их и заставил читать заданное перед уроком и только после этого начал новую тему. В результате урок затянулся на час, а Афанасий Потапович тем временем слушал птиц, прыгающих по кормушке за окном. А потом комната наполнилась детскими голосами: внуки прибыли выслушать очередной рассказ деда. Львов дождался, когда все рассядутся по местам, и начал свой рассказ.
- Помнится, было это году эдак в 18… Я тогда служил корнетом и квартировал у одной из наших родственниц, жившей в городе К. Именно там случилась история, заставившая меня с благодарностью вспомнить родителей и моего гувернёра, Модеста Владимировича, заставлявших меня учиться. Тогда я, так же как вы, думал, что мне это не нужно… К счастью, взрослые думали по-другому.
Но не буду отвлекаться… Как я уже сказал, жил я у моей тётки, мадам Т., дамы приятной во всех отношениях. Муж её служил по финансовой части, видел я его редко, но, по словам тётушки, человеком он был замечательным. И очень хотел, чтобы его сын вырос умным, начитанным человеком. Поначалу с Семёном, пока он был маленьким, занимался я. Мы учили с ним алфавит, утром и вечером гуляли по парку, раскинувшемуся на живописном берегу реки, или ходили в гости к родителям его друзей, потом стали потихоньку читать по слогам, осваивать основы истории, географии и биологии. Семён учился с охотой, схватывая всё на лету. Ему никогда не приходилось повторять дважды, он словно знал, что в будущем ему всё это пригодится. К слову, Семён Иванович стал дипломатом и сейчас служит за границей, он очень уважаемый в обществе человек, сам император не отказывается побеседовать с ним при случае! Но я опять отвлёкся…
Так вот, Семён схватывал всё буквально на лету, и вскоре я понял, что мальчику нужен другой учитель, мне же заниматься с ним должным образом не позволяло время. Я переговорил с дядюшкой, и он согласился со мной. И несколько следующих недель в доме были посвящены подбору учителя должного уровня, поскольку дядюшка уже тогда готовил сына к великим делам, считая, и я совершенно с ним согласен, что умный и благородный человек принесёт своему государству только пользу. В огромном доме Т. перебывали за эти несколько дней и французы, и немцы, и англичане, но дядя считал, что наставником непременно должен быть русский человек. Наконец среди кандидатов он отобрал человека, господина П., историка по образованию, служившего ранее у князя К. Сын у князя подрос, и ему пришлось искать другое место. Поскольку рекомендательное письмо от князя представляло его как человека честного и благородного, дядюшка без колебаний принял П. на работу.
Семён был от него в восторге, и по вечерам, когда я приходил со службы, он постоянно рассказывал мне про своего учителя. То, как они гуляли по парку и господин П. показывал ему растения, принадлежавшие к семейству со смешным названием сложноцветные. «Они так называются, потому что цветки у них состоят из двух типов цветов. Например ромашки, — рассказывал Семён. — Оказывается, белые язычки и жёлтые серединки — это множество цветков». То господин П. водил Семёна на речку и рассказывал, что моллюски передвигаются, с силой захлопывая створки. «А ещё у них есть нога. Такая, знаешь, похожая на язык!» — И Семён высовывал кончик языка. То он узнавал что-то новое на истории и начинал просвещать меня. «Оказывается, Наполеон победил в битве при Ватерлоо, потому что герцог Веллингтон был в ссоре с маршалом Блюхером и не прислушался к его рекомендациям и расположил свои войска в стратегически невыгодной лощине». То на уроках географии господин П. рассказывал ему о географических открытиях, и потом Семён просвещал меня, как Колумб совершал свои путешествия в Америку, а Магеллан — первым совершил кругосветное путешествие. Всё вроде как было хорошо, но одно смущало меня: господин П. не был достаточно компетентным учителем, если он вообще был таковым, так как позволял себе подобные ошибки.
Вопрос: Как я узнал, что господин П. не учитель?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

6

Загадочные следы
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, отложил книжку в сторону и прокашлялся, прочищая горло. Внуки уже давно расселись прямо на мягком, пушистом ковре, расстелённом на полу в комнате, и теперь с нетерпением ожидали, когда дедушка поведает им очередную детективную историю.
Что ж… Начнём, пожалуй. Помнится, было это году эдак в 18… И погода тогда была такая же пасмурная, как сейчас, лужи кругом из подтаявшего снега, слякоть… А служил я тогда в городе П. и квартировал у одной из знакомых моей матушки, мадам Р.
Дочь её вышла замуж и уехала с мужем в другой город, а дом у мадам Р. был большой, в три этажа, хозяйке было в нём одиноко: муж её умер уже давно, вот она и решила приютить меня на время службы.
В доме был выработан свой распорядок жизни, который меня, человека военного, не тяготил, а вот непривычному человеку могло быть тяжело втянуться в него. Вставали все в одно время и ровно в семь утра садились за стол. На завтрак всегда подавались тосты, сыр и пара яиц, сваренных вкрутую, — хозяйка оказалась англоманкой, а мне приходилось перехватывать еду где-нибудь в городе, так как и на ужин меню было более чем скромное. Правда, прислуга уверяла, что на обед подаётся не менее шести смен блюд, но на обеды я не приходил: не хватало времени.
В доме всегда бы образцовый порядок. Чистенько, ни пылинки. Должен заметить, что прислуга в том доме была такая же любящая чистоту, как и мадам Р., исключением был лишь Пётр, дворецкий. Вот, помню, как-то пропал один из хозяйских щеночков, его искали весь день, а он выскочил во двор! Его нашёл Пётр, но, только он вошёл в дом, на него сразу накинулся управляющий: мол, сапоги грязные, наследил, хоть бы ноги вытер!
Хоть раз обратив внимание, где лежит какая-либо вещь, её потом можно было бы найти с закрытыми глазами, она там и лежала, сколько бы времени ни прошло. И у каждой вещи было своё, строго определённое, место. С одной стороны, это, конечно же, было удобно. Мадам Р., например, молниеносно находила нужную мне вещь. Но с другой… Мне же эту вещь потом нужно было вернуть обратно, а я мог и не запомнить, откуда её брали! Сколько раз у меня по этому поводу начиналась головная боль!
А уж что начиналось в доме после приёмов! Прислуга не ложилась спать до тех пор, пока дом не превращался в образец чистоты и порядка. Да и сама мадам Р. тоже не уходила до этого момента к себе. А уж как начищали дом перед приёмом!
Помню, как-то готовили дом к большому балу, на который должен был приехать губернатор со своей супругой. Дом, как сказала хозяйка, должен просто блестеть по сравнению с прошлыми уборками!
Прислуга расстаралась на славу. Нигде не то что соринки, пылинки не было! Всё просто сияло!
В честь большого приёма всей прислуге были сшиты новые костюмы, для хозяйки были вызваны лучшие портные, которым надлежало сотворить бальное платье необыкновенной красоты. Да и меня сия участь не избежала: меня кругом измерили, исчертили мелом и наконец сшили за один день новый костюм.
По всему дому были расставлены букеты с цветами из личной оранжереи мадам Р. Должен заметить, этой оранжерее завидовал весь город. Садовника она специально приглашала из Германии, какой-то очень известный был садовод, выращивал удивительные растения. Соорудил в имении теплицу, в ней даже ананасы росли! А уж про обычные розы, лилии и прочую цветочную ерунду и вообще говорить нечего.
Так вот, украсили весь дом цветами, просто не дом, а диковинный сад какой-то получился. Всё вычистили, намыли, привели в образцовый порядок, слуги и господа переоделись и стали ждать гостей. А хозяйка решила пройтись по особняку, окинуть, так сказать, хозяйским взглядом — всё ли в порядке? И что бы вы думали? Бац! Чьи-то мокрые следы по всему дому! А-а? Каково? Вся прислуга наводила порядок, и нате вам! Мою квартирную хозяйку чуть удар не хватил. Через пару минут начнут прибывать гости, а тут по всему первому этажу человеческие следы! Уж как она ругалась! Вернее, у неё на это не хватило сил, ругался управляющий! А уж он умел это делать. И самое главное, никто не признаётся! Да и кого подозревать-то? Все такие же чистюли, как и их хозяйка! Божатся, что до такого они никогда в жизни бы не дошли!
И тут меня озарило! Хоть никто и не признавался!
Вопрос: Кто наследил в доме?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

7

Пирожковая тайна
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, сегодня собирался отдохнуть от рассказов про своё бурное детективное прошлое.
Всё дело было в том, что все внуки с родителями убыли в гости к господину Р., чьё имение находилось в тридцати верстах севернее, и обещались вернуться только завтра. Поначалу внуки пытались уговорить дедушку рассказать им по их возвращении сразу два детективных рассказа, но, поняв, что тот на уговоры не поддастся, более того, так как вернуться они должны были ближе к вечеру, может не рассказать ни одного, решили уговоры прекратить и довольствоваться малым, то есть одним положенным им в сутки рассказом-загадкой. С тем они и уехали.
А Афанасий Потапович решил день провести так, как ему больше всего и хотелось: в мягком уютном кресле, укутавшись в плед, возле натопленного камина, с томиком стихотворений.
И вот он так и сделал. Время текло медленно, но сборник был интересным. Бывший гусар вспомнил, как в детстве любил сравнивать время с ягодными конфитюрами. Если оно двигалось быстро, то маленький Львов говорил, что течёт, словно жидкое варенье, а если нет — то время становилось либо повидлом, либо джемом, в зависимости от того, что Афанасий любил в то время больше.
И вот Афанасий Потапович сидел в своём любимом кресле и читал, а прислуга занялась генеральной уборкой квартиры, в частности комнат детей и их родителей и кухни.
Поначалу грохот кастрюль, чайников и чашек сильно мешал Афанасию Потаповичу сосредоточиться на высоком стиле читаемых им стихов, но постепенно поэзия затянула его в себя без остатка и через пару часов бывший гусар, кусая кончики усов, сам принялся сочинять что-то возвышенное.
«Стояло тихое безоблачное лето…» — бормотал себе под нос Львов, пытаясь придумать стихотворение, но дальше «И птички в облаках летали не спеша…» дело почему-то не шло.
Когда ему показалось, что сейчас он придумает третью строчку, в комнату заглянула Аграфена, дочь кухарки, в присыпанном чем-то белом переднике, взмахнула тряпкой, которой протирала в холле пыль, и так же молча скрылась. Мысль пропала безвозвратно. Приходилось заново углубляться в чтение, в надежде, что муза вернётся и он, Львов, напишет-таки что-нибудь изящное.
Но стоило Афанасию Потаповичу снова забормотать придуманные строчки, как в комнату заглянула одна из горничных, Лизавета, схватила вазу тёмного стекла и, оставляя на её поверхности непонятные разводы от пальцев («Руки она, что ли, в пыли пачкала?» — подумалось Львову), вышла прочь.
«Бог с ними со всеми… — пробормотал Афанасий Потапович, возвращаясь к прерванному занятию. — На чём, то бишь, я остановился? «И птички в облаках летали не спеша…» Так, что дальше? Лето, лето… Рифма к слову «лето»… Спето… пропето… «И было нами всё уже пропето…» Нет, плохо… какая же рифма? Лето — комета… О-о! И яркая… Да что ещё такое?» — невольно вырвалось у Львова, когда в комнату всунулась голова кухарки Анны. Она почесала нос, потом вытерла мокрые руки о полотенце и, пробормотав «А Аграфены тута нету?» — исчезла.
Афанасий Потапович недовольно захлопнул поэтический томик, схватил перо и принялся быстро записывать всё, что ему удалось придумать, а то опять если кто ворвётся, окончательно всё забудешь. Удачная мысль про комету никак не вспоминалась, и Львов принялся расхаживать по комнате, размахивая пером и бормоча что-то себе под нос. Но муза окончательно покинула Афанасия Потаповича, спугнутая постоянно заглядывающей в комнату прислугой. Львов ещё надеялся, что ему удастся что-нибудь придумать, когда дверь в комнату в очередной раз приоткрылась и в дверном проёме появилась взъерошенная голова Мишки, внука кухарки: «Барин, пирожки будете?» Афанасий Потапович сразу повеселел: пирожки он любил. Даже мысль о том, что не удалось написать нетленное стихотворение, теперь не казалась ему такой страшной. «Мать пекла?» — «Ага ж, — ошарашено кивнул Мишка. — А как вы догадались?»
Вопрос: Как Львов догадался, кто пёк пирожки?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

8

Таинственный вор
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар, а ныне просто любящий дед, выглянул в окно, задумчиво погладил пышные усы и взглянул на внуков, терпеливо ожидающих от дедушки очередного рассказа из его бурного детективного прошлого.
- Помнится, было это году эдак в 18… Я тогда служил в полку, которым командовал князь К. Наш полк был отправлен на сборы в городок Н., что на юге. Квартировал я у одной из моих многочисленных тётушек. Её особняк стоял прямо на берегу моря, и по утрам я слышал крики чаек и шелест волн, накатывающих на берег.
В доме моей тётки часто собиралась мои друзья. Сама тётушка ничего не имела против, тем более что мы вели себя тихо, по крайней мере, старались. Но вскоре сборы наши мы были вынуждены прекратить: намечались учения, полк наш был разделён на два противоборствующих лагеря, и всё свободное время посвящалось подготовке.
И вот как-то сижу я у себя. Вдруг слуга докладывает, что ко мне прибыл посыльный с каким-то письмом. Я прошу его провести посыльного сюда. Оказалось, это важное письмо от моего командира с первоначальными инструкциями для нашей группы, к исполнению которых следовало приступить завтра с утра. Ознакомившись с письмом, я положил его на томик Вальтера Скотта, на котором уже лежало приглашение от губернатора этого городка на именины его племянницы. Тут в комнату снова вошёл слуга и доложил, что приехал корнет М., и тут же в комнату ворвался мой приятель. «Ты уже две недели назад обещал мне дать почитать «Айвенго»! Я дождусь его когда-нибудь?» — прямо с порога закричал М. «Да, пожалуйста, — заметил я, оглядывая стол в поисках книги. — Гомер, Апулей, Петрарка… выдвинутый ящик… Бумаги… Где же эта книга? Ах да! Вот она!» — Я схватил серый томик и протянул его приятелю. «Наконец-то!» — проворчал М., прижимая томик к груди.
«Что у вас тут за шум?» — раздался голос, и в комнату вошёл поручик Н.
«А ты чего тут делаешь? — изображая недовольство, в шутку поинтересовался М. — Помнится, ты среди наших противников на учениях…» — «Да ладно, брось ты… — поморщился Н. — Тем более что следом за мной шли поручик К. и корнет П., который тоже, кстати говоря, среди ваших противников». — И чего они к нам ходят? Никак шпионят…» — проворчал М. «Точно, шпионим», — засмеялся корнет П., входя в комнату. «Кстати, господа, — сказал вошедший следом за ним поручик К. — А вам пришло приглашение от губернатора?» — «Что за приглашение? От губернатора? На что приглашают?» — начал сыпать вопросами корнет М. «О-о-о! Ему не прислали! — округлил глаза Н. — Поясняю! — Он назидательно поднял указательный палец. — У племянницы губернатора, кстати, очень очаровательной девушки, именины! По этому поводу губернатор организовывает приём! Странно, что ты не получил приглашение…» — «А ты?” — повернулся М. ко мне. — «Да… сейчас, оно у меня на столе… — Я глянул на заваленный бумагами стол. — Где же оно? Сверху лежало… Ах, упало…» — Я вытащил из выдвинутого ящика конверт и протянул его М. Тот взял приглашение и, ознакомившись, поинтересовался: «А может, и мне будет? Когда ты его получил? Утром? Ну вот, мне просто ещё не принесли…» — с облегчением выдохнул он. «А я уж было решил, что губернатор не счёл тебя достойным!» — рассмеялся Н. — «А это интересно… — оживился поручик К. — Предлагаю отправиться к корнету М. домой и проверить, а принесли ли ему письмо? Кто его знает… Вдруг в самом деле…»
Хоть идея и была глупой, тем не менее, мы отправились в другую часть города, где квартировал М. Всю дорогу М. ворчал на поручиков К. и Н., осмелившихся просто предположить, что губернатор может его, такого, цитирую: «хорошего, красивого и умного» — посчитать недостойным. Но тем не менее стоило нам подойти к дому, а слуге открыть дверь, голос у корнета дрогнул, когда он спрашивал, не приходило ли ему письмо, пока он отсутствовал. Слуга попался хитрый, он сразу просёк ситуацию, и, на мгновение задумавшись, неопределённо повёл плечами. Понимай как хочешь — то ли письмо не приносили, то ли он пытается вспомнить, от кого оно было. А потом сказал, что письмо было, от губернатора. «Так неси скорее!» — не выдержал М. Слуга кивнул и скрылся в доме. Корнет, теперь сердясь на слугу, резко сдёрнул перчатки, бросил на стоящий в холле столик и нервно зашагал под наши комментарии. Появился слуга, неся на подносе голубой конверт. Корнет М. схватил его, дрожащими руками вскрыл и вынул приглашение. «Вот! Что я говорил! Пришло!» — Он радостно потряс карточкой перед нашими носами. «Ладно, братцы. Шутки шутками, а мне срочно нужно идти…» — Я вспомнил про оставленные на столе недочитанные инструкции, а ведь завтра их нужно уже выполнять. Оставив друзей продолжать шутить над несчастным М., я вернулся к себе. Разделся, прошёл в комнату и подошёл к столу. Но письма на нём не было… А ведь я его положил на самый верх! Украли?
Вопрос: Кто взял письмо?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

9

Шарфик из голубого шифона
- Дедушка, ну расскажи ещё что-нибудь!
- Хорошо… — Афанасий Потапович задумчиво покрутил ус. — Помнится, было это году эдак в 18… Полк наш тогда квартировал в городе А. Как-то я со своим приятелем корнетом М. отправился прогуляться по городу. Была середина лета, на улицах цвели магнолии и акации, и от их одурманивающего запаха голова кружилась ещё сильнее, нежели от жары. Сверни мы тогда в магазинчик старого Алима, не произошло бы того, что произошло. Но мы ничего не знали и продолжали мужественно идти под палящими лучами солнца вперёд. Мимо пролетел экипаж, запряжённый лошадьми игреневой масти. Ну-ка, кто знает, какие это лошади? — Бывший гусар взглянул на своих внуков. — Ну, что же вы, кавалеры?
- Я знаю, дедушка, — тихонько пискнула маленькая девочка лет пяти.
- Ну-ка, Настенька, послушаем… — спрятал в усах улыбку гусар.
- Это такие лошадки, шоколадного цвета, с белыми хвостами и гривами.
- Вот молодец! Порадовала старика! Что же вы растерялись, кавалеры? Так вот, промчался экипаж, обдав нас пьянящим запахом цветов магнолий, потом затормозил, и из окошка показалась изящная дамская ручка и поманила нас. Мы с корнетом подошли и увидели, что внутри сидит Нани Ч., дочь какого-то грузинского князя, молодая особа лет семнадцати, с необыкновенно красивыми глазами. Дело было в том, что на её день рождения князь Ч. устраивал приём, и княжна была вольна приглашать на него всех своих знакомых, в их число попали и мы с корнетом М.
И вот вечером назначенного дня отправились мы в особняк князей Ч. И были очень удивлены, увидев в холле Вареньку И. Всем было известно, что несколько месяцев назад она увела кавалера у княжны, господина Ф., и никто не ожидал её здесь увидеть. А мадемуазель Иванова хорошела день ото дня, и чем ближе дело шло к её свадьбе с Ф., тем счастливее она выглядела. И ведь ещё пару месяцев княжна клялась отомстить разлучнице, а сейчас пригласила… — Афанасий Потапович на мгновение задумался. — Так, о чём это я? Ах да! И вот начинается бал! Как хороша была Варенька в нежно-голубом шёлковом платье с шифоновым шарфиком вокруг точёных плеч! Кавалеры вокруг неё вились, словно пчёлы вокруг варенья. Помните, когда Аглая его варит в саду? Варенька так много танцевала, что утомилась и вышла в сад подышать свежим воздухом, а когда вернулась, обнаружила, что где-то потеряла свой шарфик из голубого шифона. Все отправились его искать, и вдруг… Как гром среди ясного неба: из кабинета князя был украден дорогой перстень с бриллиантом! Все сразу кинулись на крики возмущённого хозяина и тщательно обследовали всю комнату. Окна были плотно затворены, через сад в дом пробраться никто не смог бы. Одной из дам стало плохо, и она упала в обморок из-за стоявшего в комнате одурманивающего запаха магнолий. Обыск, проведённый в комнате, указывал на Вареньку И.: под столом, на котором князь так неосторожно оставил драгоценный подарок для дочери, был обнаружен голубой шифоновый шарфик. Князь даже обещал не передавать дело полиции, если Варенька отдаст ему перстень, но та клялась, что не брала его. Корнет М. несколько раз порывался что-то сказать, но каждый раз испуганно замолкал, бросая на меня осторожный взгляд. И тут я понял, кто был воришкой…
Вопрос: Кто украл перстень с бриллиантом из кабинета князя Ч.?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

10

Личное дело
Афанасий Потапович Львов расположился в уютном плетёном кресле на прогретой солнцем веранде и с удовольствием открыл недавно вышедший сборник стихотворений М. Ю. Лермонтова, благо появилось свободное время: дочь с детьми и мужем уехали к соседям. Но не успел бывший гусар прочесть и пору строк, как приятную тишину нарушил неприятный скрипуче дребезжащий звук. Львов отложил томик в сторону, и вовремя: на террасу влетели его многочисленные внуки и, перебивая друг друга, поведали, что «только отъехали, как в оси что-то квакнуло, и всё…» В общем, родители поехали верхом, а они к дедушке, за новой порцией рассказов.
Афанасий Потапович подкрутил пышный ус, уселся поудобнее и начал:
- Было это году эдак в 18… Служил я тогда в городе Н. Что за полк тогда у нас был! Офицеры — один лучше другого. Но особенно хорош был поручик Щ. Он всегда вставал не позже 5 утра. И даже если мы после какой-нибудь пирушки расходились в 5.45, в шесть он уже был полностью готов к предстоящему дню: тщательно выбрит, одет, словно с иголочки. Причёска и тому подобное. Но я отвлёкся… Так вот, служил я тогда в городе Н. Были мы молодыми, энергия в нас била ключом и постоянно втягивала в какую-нибудь авантюру, причём не один раз. И все в душе мечтали стать генералами.
И однажды на одной из наших многочисленных пирушек один из офицеров вдруг роняет, что командир нашего эскадрона перед уходом на пенсию составил на каждого подробнейшую характеристику и завтра они все будут переданы его преемнику. Конечно, новость была не из приятных, особенно огорчился корнет К., рассчитывавший в скором времени получить чин поручика, и в то же время самый активный авантюрист среди нас. И тем не менее новость эта не стоила того, чтобы прерывать наше веселье. В общем, разошлись мы, когда было уже за пять часов утра. И не успел я, как мне показалось, коснуться головой подушки у себя дома, как меня разбудили и велели срочно явиться к командиру эскадрона. Там я встретил таких же, как я сам, небритых и взъерошенных, ничего не понимающих корнета К., поручиков Щ. и В., капитана М.
Всё прояснилось, когда в приёмную вошёл наш командир. Оказывается, в 5.45 его ординарец видел, как из окна кабинета выпрыгнул мужчина. Догнать его не удалось, но удалось выяснить, зачем он пробрался в личный кабинет командира эскадрона: пропали пять папок с личными делами.
«Кто-то из вас, — командир оглядел всех вызванных, — был заинтересован в пропаже своей характеристики, но для того, чтобы его не вычислили, похитил ещё четыре папки. Пусть он сознается, и я обещаю не предавать дело огласке. Но в то же время не буду скрывать, что найду уважительную причину для перевода его в другой полк». Мы стояли молча.
«Что ж, — сказал командир, — в таком случае я вынужден вызвать полицию…»
«Подождите, полковник, — попросил я, — дайте мне поговорить с похитителем с глазу на глаз!»
Через час все пять папок лежали на столе полковника.
Вопрос: Как я догадался, кто похититель?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

11

Зарядка для храбрости
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, в очередной раз решил потешить внуков одной из многочисленных историй из своей молодости, в которой ему пришлось выступить сыщиком.
- Было это году эдак в 18… Учился я тогда в лицее Ц. Комнаты наши были небольшими, содержавшими минимум самого необходимого: стол, кровать и шкаф, и располагались по обе стороны длинного тёмного коридора, так что по вечерам было очень страшно выходить куда-либо. Наш наставник крайне переживал по этому поводу, считая нас не в меру пугливыми, и всяческими упражнениями старался укрепить наш дух. Некоторые из упражнений, в частности пробежка вокруг здания лицея поздним вечером, были придуманы нашим директором. Он любил повторять, что есть специальные упражнения, призванные закалить человека физически, а есть упражнения «для храбрости», закаляющие дух. Он пообещал придумать в скором времени такое упражнение, которое сделает нас самыми храбрыми в России. Директор хотел своими хитрыми тренировками для храбрости прогнать пугливые настроения, бродящие в лицее.
Так, среди лицеистов постоянно ходили слухи о слоняющемся по зданию привидении, причём старшие всё время пугали этой историей младших. Уж как наставник ни боролся с этим, ничто не помогало. «Зачем бояться того, чего не существует?» — повторял он нам, но убедить нас в том, бояться несуществующих привидений просто-напросто глупо, он не сумел! К тому же, некоторые из лицеистов умудрились увидеть это самое несуществующее привидение слоняющимся по ночам по коридорам здания!
А потом один из младших получил письмо, написанное корявым почерком, в котором сообщалось, что сегодня ночью привидение придёт к нему, так сказать, в гости. Привидение, правда, не пришло, но вскоре подобные письма получили все учащиеся, кроме моего приятеля, к слову, совершенного не верившего в духов и привидения. Сознание того, что это только письма, а к первому адресату никто не пришёл, несмотря на обещание, не успокаивало. А мой приятель М. так и не получал писем. Потеряв, в конце концов, терпение, я сам подошёл к нему и в лоб спросил, уж не он ли рассылает эти письма. Несколько человек услышали мой вопрос и подошли поближе. М. понял, что сейчас ему припомнят все страхи, терзавшие адресатов в последнее время, и поторопился заверить нас, что хоть письма писал и он, но о привидении ничего сказать толкового не может. «Зачем же ты их писал?» — спросил кто-то из ребят. «Наставник сказал… Он сказал, что это специальное упражнение для храбрости…» — ответил М.
Я ещё раз взглянул на полученное мной письмо:
«Хоть я умер сто лет назад, сегодня в полночь я приду за тобой!»
Я всё понял.
Вопрос: Что это было за привидение?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

12

Тайна платья с кринолином
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, дождался, когда внуки рассядутся поудобнее, и начал свой рассказ.
- Было это, помнится, году эдак в 18… Я тогда был чуть постарше вас… Жили мы тогда всей семьёй: мой двоюродный брат Андрей и его старшая сестра — девица на выданье — Анна, которых родители взяли на воспитание. Мы жили в имении под городом М. Родители нас жёстко не контролировали, а предоставили чуть ли не полную свободу. Но вдруг в один прекрасный день слуги сказали, что нас всех ждут в кабинете отца.
Андрея долго не могли найти, потом обнаружили в саду, мирно поедающего хлеб, намазанный мёдом с нашей собственной пасеки. И вот мы с братом, наконец, приходим, в мыслях перебирая, что же такого мы успели натворить? Ведь не просто так отец вызвал нас к себе… Андрей прятал за спину руки, поскольку не успел их вымыть: так быстро прислуга затолкала его к отцу, я постоянно шарил глазами под потолком, поскольку на тот момент водился за мной маленький грех: пытался самовольно залезть в улей, за что пару раз был укушен пчёлами.
Но отец, напротив, встретил нас с улыбкой и попросил вести себя сегодня поприличнее. «Я знаю, вы и так хорошие ребята, но сегодня я попрошу вас вести себя наипримернейшем образом…» — заметил он. Выяснилось, что именно сегодня в имение приедет господин Д. просить руки Анны. Мы пообещали, и отец, благословив нас, разрешил погулять. Андрей убежал мыть руки, а я принялся размышлять над услышанным. Вот, оказывается, зачем Анне заказали красивое светло-голубое платье с пышным кринолином… Ну-ка, кто знает, что это такое?
- Я! Я скажу! — Настенька чуть не подпрыгнула на стульчике. — Это такая штучка из китового уса, или из ивовых прутьев, или из металла! Её носят дамы для придания юбке большей пышности! Вот!
- Молодец, Настенька! — похвалил Львов внучку.
- Ну и что? — нахмурился Денис, старший внук. — А я зато знаю, что такое катагина…
- Ну-ка, ну-ка, Денис, — улыбнулся Афанасий Потапович, знавший про увлечение внука самураями. — Расскажи нам.
- Это накидка без рукавов с накрахмаленными плечами. Парадная одежда самурая.
- Надо же! — удивился дедушка. — Я и не знал! Так, хорошо… На чём мы остановились? Ах, ну да! И вот я сижу в саду, наблюдая за облаками, вижу, как пасечник несёт тяжёлую корзинку к дому, а к нему пристаёт маленький помощник садовника, мёда, небось, просит… Вдруг… бац! Как гром среди ясного неба! Новенькое платье Анны оказалось испорчено! И буквально-то пару минут назад! Кто-то посадил на него липкое пятно. «Зашла в комнату всего на секундочку, платье положила на стул рядом с рукомойником, выхожу, а тут такое!» — рыдала безутешно девушка. Отец строго посмотрел на меня с Андреем и спросил, кто сотворил такое безобразие. Я искренне недоумевал. Отец пообещал, что, если это произошло случайно и виновный сознается, наказания не будет. И тут я понял, что произошло…
Вопрос: Кто испортил платье?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

13

Завидный жених
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, оглядел внуков, в нетерпении смотрящих на него, и начал свой рассказ.
- Помнится, было это году эдак в 18… Я тогда служил корнетом в городе N, и квартировал у одной замечательной знакомой моей матушки мадам Р. Она имела небольшое имение с двухэтажным особняком и с очаровательным садиком, плавно спускающимся к речке. Мы особенно с ней не общались, поскольку служба отнимала у меня всё свободное время. Но как-то мадам Р., либо уже успевшая наслушаться моих детективных подвигов, либо просто ей был нужен совет, что скорее всего, попросила уделить ей пару минут.
Она поведала мне, что руки её дочери — очаровательнейшего существа 18лет — просит один уважаемый господин, а она не знает, что ему ответить. «Мне кажется, что он что-то недоговаривает или обманывает меня. А я так хочу, чтобы моя девочка была счастлива», — чуть не со слезами на глазах сказала она. Поскольку девочка её в самом деле была очень очаровательным существом, мне не хотелось, чтобы в мужья ей достался никчёмный человек, поэтому я согласился пожертвовать загородной прогулкой и выслушать рассказ.
«Это господин П. Вероятно, вы его знаете. Он служит сейчас статским советником. Очень уважаемый человек, к тому же когда-то был наставником у цесаревича Николая, сына Александра I. Но потом предпочёл покинуть двор и удалиться в своё имение под N. Поскольку человек он обеспеченный, имение имеет большое, то ему нужна в нём хозяйка. А тут он повстречал мою девочку… Она очень понравилась ему, и он решился просить её руки, — рассказывала мадам Р. — Он обещает, что моя девочка не будет ни в чём нуждаться, что он будет выполнять любую её прихоть. Говорит, что у него есть вилла в Италии и огромный дом в Петербурге. Где моя дочь пожелает жить, так и будет… Но я почему-то не доверяю ему и не спешу давать ответ…»
«И правильно делаете, — заметил я. — Этот господин уже обманул вас…»
Вопрос: Как Львов догадался, что мадам Р. обманывают?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

14

Котёнок
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, с наслаждением укутался в тёплый плед и прикрыл глаза. Внуки убыли к ужину и до следующего утра уже не будут беспокоить его своими просьбами рассказать очередную историю. Тем более что сегодня утром им подарили маленького котёнка, правда, ужасного трусишку: это существо боялось собак, он чувствовал их чуть не за милю и прятался от них под крыльцом. Вот сосед, мужчина лет сорока, с огромными пышными усами и чёрной аккуратной бородой, державший огромную чёрную лайку, с которой никогда не расставался, был вынужден поискать ему новых хозяев.
Но не успел Афанасий Потапович задремать, как к нему ворвались внуки и, перебивая друг друга, поведали, что котёнок пропал. «Найди его, дедушка, ты же детектив!» — попросили они.
Львов поинтересовался, не мог ли кто-нибудь напугать животное, но внуки заверили, что никто его не пугал — наоборот, с ним весь день играли. Потом их позвали ужинать, а котёнок остался в гостиной. «Странно!» — сказал Львов и задумался. — Куда же он тогда делся? Если в усадьбе не было собак…» Он выглянул в окно и увидел подходившего к крыльцу мужчину лет сорока, с чёрными пышными усами и аккуратной бородой. «К нам гости, — заметил Львов. — А котёнок под крыльцом».
Вопрос: Как Львов догадался, где котёнок?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Кассандра (2018-08-04 12:12:36)

0

15

Тайна драгуна
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, взглянул на солнце, находящееся в зените, послушал пение соловья, спрятавшегося где-то в пышном кустарнике, окинул взглядом необъятные просторы сада, раскинувшегося до самой реки, и только после этого начал свой рассказ.
- Было это, помнится, году эдак в 18… Я тогда служил под началом князя Н. в городе Т. Городок этот был на редкость симпатичным. Я, уставший от сутолоки Москвы и Петербурга, просто наслаждался тишиной и покоем Т. Маленький городок находился в провинции, достаточно близко, чтобы при желании бывать на приёмах в Петербурге, но достаточно далеко, чтобы его не касались все интриги столицы. Но, как выяснилось позже, интриги не зависели от величины городка. Может быть, тут у них не было такого размаха, но тем не менее… Одна из интриг потрясла меня своей изобретательностью. Дело было так. В одном из полков, как узнал мой командир, процветало взяточничество. Если вы желали получить повышение по службе, нужно было «позолотить ручку» командиру. И вот мой командир, потрясённый таким безобразием, написал письмо в Петербург, чтобы провели разбирательство, поскольку все попытки просто поговорить с этим мздоимцем ни к чему не привели. И вот командир написал письмо, отдал его мне, сказав, чтобы завтра я отвёз его по назначению. Как всегда, вечером у нас была шумная пирушка, и до дома я добрался лишь глубокой ночью. Подхожу со своим соседом по квартире, вижу, что возле двери меня дожидается какой-то военный в кирасе и шлеме, блестевшем в темноте. Тот отдал честь и представился драгуном П., сказав, что его послал мой командир, чтобы он забрал у меня письмо и отвёз его в столицу, мне же надлежало утром явиться к моему командиру. Мы пригласили его в квартиру.
…Кстати, дети, вы знаете, что такое кираса? Нет? Как же так можно? А ещё внуки военного! Ладно, ладно, не обижайтесь. Это я так, ворчу. А кираса — это такая металлическая жилетка.
- А я знаю, я знаю! — закричал маленький Денис. — Драгунов ещё называли полутяжёлой кавалерией! А кирасов — тяжёлой!
- Правильно! Молодец! — похвалил Львов внука. — А вы знаете, что кираса весила ровно один пуд (16 килограммов)? Правда, не так много, как рыцарские доспехи, но ведь вы знаете, что рыцарь дрался всегда верхом, а если ему случалось упасть, то без посторонней помощи подняться он уже не мог. А драгуны и кирасиры могли драться в пешем бою. Они были достаточно легки и подвижны, чтобы вести бой с лёгкой кавалерией, например с гусарами, и достаточно тяжелы, чтобы проламывать построения пехоты. И у тех, и у других были металлические жилетки, только у кирасир, в отличие от драгун, шлем был металлический. Как вы знаете, рыцари выстраивались клином при нападении на неприятеля. Раньше это считалось наиболее лучшим способом нападения, но на смену клину в XVIII веке против конников пришло каре из драгун и кирасир.
Но я отвлёкся… Так вот, приходит драгун П. и говорит, что письмо отвезёт он, а мне необходимо завтра рано утром явиться к своему полковому начальнику. Мой приятель сказал, чтобы я побыстрее отдавал письмо и присоединялся к нему, а он пока пойдёт продолжит наш пир. Я уже был готов передать письмо драгуну, но тут одна деталь насторожила меня, и я понял, что он не тот, за кого себя выдаёт.
Вопрос: Как Львов понял, что драгун обманывает его?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

16

Тайна написанного письма
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, в задумчивости сидел за письменным столом в своём кабинете и размышлял, оглаживая своим гусиным пером пышные усы.
- Барин, барышня вернулись от Настасьи Павловны, — доложил слуга, деликатно постучавшись перед этим в массивную дубовую дверь.
- Как там дела у Ермоловых? — сам у себя спросил Афанасий Потапович. — Давно я у них не был… Но одна дорога несколько дней занимает… Наденька у себя? Что ж, за обедом расспрошу… Можешь идти, Иван. Да, и скажи внукам, что я почти закончил. — И снова вернулся к своему письму, надеясь закончить его до прихода ребятишек.
Но от этого занятия он был оторван внуками, ворвавшимися в комнату. Утром они уже получили обещанную порцию детективных историй и теперь просто хотели пообщаться с любимым дедушкой.
- Деда! — они окружили стол, за которым сидел Львов. — Иван сказал, что нам можно к тебе!
- А ты видел? У Франца Карловича в оранжерее зацвели нарциссы и тюльпаны!
- А папа разрешил мне покататься верхом на Огоньке! — перекрикивая друг друга, сообщали накопившиеся всего за несколько часов новости внуки.
- Только ты помнишь, что не должен брать слишком высокие препятствия? — спросил Дениса Афанасий Потапович.
- Помню… — вздохнул внук. — Папа говорит, что я ещё не очень хорошо езжу верхом…
- Ничего! — улыбнулся Львов. — Ты же внук гусара! Всё получится! Ну, какие ещё новости?
- А ещё приехала тётя Агата с Наташей…
- А сам господин Ермолов не сумел приехать? Жаль… А где же ваша кузина?
- Мама повела их в сад, показать оранжерею, там же у Франца Карловича зацвели цветы! Мы говорили!
- Помню, помню, — улыбнулся Афанасий Потапович, — нарциссы и тюльпаны… Что ж, хорошо…
- Барин, — в комнату всунулся Иван. — Извините, Игнат едет на почтовую станцию. У вас будут распоряжения?
- Да, подожди… — Афанасий Потапович взял написанное письмо, положил в конверт и надписал: «Переслать Ермоловой Н.» и адрес. — Всё, теперь можешь идти. Ну, ребята… Что вы мне ещё расскажете? Я тут весь день сижу в комнате, совсем заскучал…
- Наташа так похорошела! Она такая красивая! — наперебой закричали внуки.
- А мама сказала, что в Петербурге у неё остался жених!
- А он даже граф!
- А вот скажи, деда, ты его знаешь? Как же, мама говорила, его фамилия? А-а-а! Граф Егор Васильевич Осипов…
- Самого Егора Васильевича не знаю, а вот с его отцом мне довелось воевать в 1812 году. Помните, с кем тогда вели войну?
- С Наполеоном! — хором ответили внуки, а Денис, гордо оглядев остальных, добавил: — Он был корсиканцем. И ещё, мы его разгромили в пух и прах. Вот!
- Правильно, молодец! — похвалил Львов. — Так вот, помню я Василия Владимировича Осипова, бравый, хороший был офицер. Любой полк гордился бы таким… Помню, жена у него была такая очаровательнейшая женщина… У них долго не было детей… И уже очень поздно родился сын. Вот, видимо, теперь Наташа наша за него выходит замуж. Что ж, если сын похож на своих родителей, пусть даже всего на четверть, мы можем поздравить невесту. Василий Владимирович был замечательным человеком… Постойте, что это там за голоса? Ну-ка, не Ермолова Наташа ли это там? Зовите её сюда!
В комнату вошла девушка лет 17-18. Она держала в руках вскрытое письмо. Лицо у неё было крайне удивлённое.
- Я ничего не понимаю… Иван передал мне письмо… — Она пожала плечами. — Но при чём здесь наш лес? Я никогда не занималась делами нашего имения. Это всё папенька или маменька… — Мадемуазель Ермолова протянула письмо Львову.
Тот взял конверт и увидел, что это письмо, которое он написал утром. Денис через плечо взглянул, на что это там смотрит дедушка, и заметил: «Тебе, Наташа, дали его по ошибке… Письмо не для тебя…»
Афанасий Потапович одобрительно посмотрел на внука: «Видимо, в тебе тоже заложен талант детектива».
Вопрос: Как Денис догадался, что письмо не для Наташи Ермоловой?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

17

Тайна закрытой комнаты
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, поправил голубой галстук, смахнул с рукава того же цвета видимую лишь ему пылинку и прошёл к лестнице, ведущей в гостиную.
Из глубины коридора до него донёсся голос управляющего, отчитывающего за что-то одного из слуг. Афанасий Потапович невольно прислушался, поскольку хозяин должен быть в курсе всех дел, происходящих в его поместье. «Ты только посмотри на свой камзол! Вот где ты умудрился выпачкать его? Где, спрашивается, я теперь найду тебе ещё один костюм такого же цвета?»
Афанасий Потапович знал про эту причуду дочери: на дни рождения членов семьи она рассылала гостям приглашения определённого цвета, и именно в таких костюмах гостям надлежало являться на приём, исключение составлялось лишь для виновника торжества, и то, если он сам того желал. Некоторое неудобство в этом, конечно, присутствовало, но всем очень нравилось это новшество, и приглашённые с удовольствием подбирали нужные цвета.
Гостиная уже была полна гостей. Они разговаривали, пили шампанское, танцевали. Королевой бала, без сомнения, была одна из его многочисленных внучек — Надежда, одетая в платье, тщательно подобранное в тон её изумрудным глазам. Афанасий Потапович собрался было уже подойти к гостям, но тут к нему подошёл слуга и сказал, что его хочет видеть одна из маленьких барышень, в частности, Настенька. И Львов направился в её комнату.
- Деда, попроси папеньку, чтобы мне разрешили поприсутствовать на балу, ну хоть чуточку!
- А почему папенька не разрешает? — осторожно поинтересовался Афанасий Потапович.
- Он говорит, что я ещё маленькая! — надула губки девочка.
- Папа прав, тебе нужно немного подрасти. Видишь, твои братья и сестра понимают, что им ещё рано являться на подобный приём.
- Но мне хочется, хоть одним глазочком! Наденька же сегодня именинница… Что, если я тихонько прокрадусь к залу и загляну в щёлочку?
- Настенька, ты же знаешь, что так нельзя делать! — укоризненно заметил её папенька, входя в комнату и невольно услышав последнюю фразу дочери.
- Ах, папенька, мне так хочется! Я боюсь, что не удержусь и приду туда! Ты запри, пожалуйста, меня!
- Настенька…
- Ах, пожалуйста, а то, честное слово, не удержусь! — Девочка умоляюще сложила ручки. — И опозорю вас с маменькой! Скажут, что у вас невоспитанные дети!
- Ну хорошо, хорошо, успокойся. — Папенька поцеловал девочку в макушку и вышел вместе с Афанасием Потаповичем.
Ему очень не хотелось запирать девочку, но он решил выполнить её просьбу, тем более что, зная неугомонный характер Настеньки, в самом деле можно было предположить, что она заявится на бал.
- Как неприятно всё это… — пробормотал отец девочки.
- Не берите в голову, — успокоил его Афанасий Потапович. — Она же сама попросила… Настенька прекрасно знает, на что способна. — Он улыбнулся, вспомнив внучку. — Идёмте к гостям. Всё будет хорошо… Настенька закрыта…
Но, к своему удивлению, в самом разгаре бала он вдруг заметил, что какая-то маленькая девочка смотрит в дверную щель на танцующих. Заметив, что её присутствие обнаружено, она немедленно ускользнула, но Афанасий Потапович успел опознать в ней всё ту же неугомонную Настеньку.
- Ничего не понимаю… — пробормотал Львов. — Она же заперта в своей комнате…
- Афанасий Потапович! — подошёл к гусару муж дочери. — Я понял, что вы тоже её увидели. Но как такое может быть? Я же сам запирал её? Неужто… Через окно? О боже, она же убьётся! — И мужчины кинулись к комнате девочки.
Но всё было хорошо, та сидела на кровати, сложив ручки на груди, и читала какую-то книжку. Афанасий Потапович даже не сразу сообразил, что дверь была открыта. Он оглянулся на замок и заметил носовой платочек из батиста светло-болотного цвета, видимо, оброненный освободителем.
- Вот по нему мы и найдём, кто помог Настеньке выбраться! — огласил Львов, поднимая платочек.
- Каким образом? Чем платочек нам поможет? Такие у всех присутствующих! Настенька, кто тебе помог выйти? — Но девочка только упрямо покачала головой. — Я умру от любопытства! — прошептал он на ухо Львову, поправляя голубой манжет. — Настенька ни за что не скажет, кто ей помог!
- Я открою вам имя виновника, если вы пообещаете его не наказывать… В конце концов, человек просто выполнил просьбу этого очаровательного ребёнка. — И после получения утвердительного ответа Афанасий Потапович назвал имя.
Вопрос: Кто помог Настеньке выйти и как Львов об этом догадался?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Кассандра (2019-01-07 15:09:00)

0

18

Тайна свидания
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, сидя на открытой веранде в мягком уютном кресле, укутав ноги тёплым шерстяным пледом, аккуратными маленькими глоточками потягивал ароматный кофе из крохотной чашечки дрезденского фарфора. Внуки должны были прийти с минуты на минуту, поэтому стоило покончить с кофе в самое ближайшее время. И в самом деле, только он отдал даже не успевшую остыть чашечку вызванному слуге, как веранда наполнилась детскими голосами, требующими продолжения детективных историй.
Афанасий Потапович дождался, когда внуки рассядутся на диванчиках, стоящих у противоположных стен, и начал:
Помнится, было это году эдак в 18… Я тогда был немногим постарше вас. И как всегда летом, родители отправили меня в загородное имение одной из моих многочисленных тётушек. Ехать мне не очень хотелось, потому как детей моего возраста у тётушки не было, следовательно, мне грозило два месяца тоски. Но родители, к сожалению, моего желания не спрашивали, поэтому просто посадили меня в экипаж, и мы тронулись в путь. Сдав меня на руки родственникам, они отбыли обратно в столицу.
Два дня я и в самом деле скучал, а потом выяснилось, что в гости к тётушке отправлен и мой дальний родственник, пятиюродный брат, некто Семён, мальчик примерно моих лет, который должен был приехать через несколько дней. Пребывая в радостном возбуждении от полученной новости, я и энтузиазмом принялся за изучение окрестностей, чтобы к приезду брата знать их досконально и всё ему здесь показать. Особенно моё внимание привлекал большой дом в соседнем имении, расположенный прямо через поле, жёлтое от цветущих одуванчиков. И эти одуванчики тоже являлись предметом моей радости: ведь через пару недель, когда они отцветут, можно будет запускать их семена — у кого дальше улетит! В общем, мне с братом скучать не придётся! Всё-таки хорошо, что он приезжает.
А когда Семён приехал, выяснилось, что в том доме по соседству живёт какая-то знатная дама со своей дочерью Леночкой, особой наших лет, крайне хорошенькой и очаровательной. Естественно, мы с Семёном сразу и безоговорочно в неё влюбились. Поначалу всё было нормально. Мы рвали ей в нашем саду цветы, потом шли в гости, и Леночка поила нас чаем с вкусными плюшками с вареньем, только что приготовленными, их даже горячо было кусать.
Но неожиданно нашей идиллии пришёл конец. Леночка вдруг решила, что у неё должен быть только один кавалер, но, поскольку сама решить этот вопрос не смогла, предоставила нам самим выбирать, кто будет продолжать ходить к ней в гости и пить чай с плюшками. Мы не додумались ни до чего более умного, как попытаться решить наш спор кулаками. Пару раз мы заявлялись домой с подбитыми глазами и оторванными рукавами. Тётушка никак не могла допытаться, что же произошло. Мы лишь упорно мычали что-то маловразумительное. Тогда за дело взялся дядюшка, и, отступив перед напором бывшего военного, мы рассказали, почему так странно выглядим. Последующая за нашим откровением беседа получилась долгой, а результатом её было то, что мы решили временно прекратить наши встречи с Леночкой и посмотреть, что будет дальше.
Мы стали ходить с Семёном в лес по ягоды и по грибы, плавали через речку — кто быстрее, бегали взапуски на игровой площадке в саду, играли в кегли, но, как я понимаю, оба мечтали встретиться с Леночкой. Но слово есть слово, поэтому приходилось крепиться. Так и прошло две недели.
Таким образом, каждое утро мы, одетые в одинаковые светлые рубашки, тёмно-серые курточки и чёрные брючки (нас можно было принять за близнецов, единственным отличием было то, что брюки Семёна казались пёстрыми из-за белых пушинок), проводили утро в компании друг друга. И нельзя сказать, что нам было скучно. Дни летели, словно их кто-то подгонял.
В общем, всё было хорошо… Но тут я почему-то начал подозревать, что Семён видится с Леночкой. Сомнения терзали постоянно, с каждым днём всё сильнее. Видимо, сказывалось желание повидаться с Леночкой. Но в один прекрасный день я был вынужден признать, что мой друг всё-таки обманывает меня.
Вопрос: Как Львов догадался, что Семён общается с Леночкой?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

19

Тайна полкового командира
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, поставил на маленький столик на гнутых ножках небольшую чашечку с допитым чаем, поудобнее устроился в кресле и, подкручивая пышные усы, начал:
- Было это, помнится, году эдак в 18… Я тогда служил под началом князя Н. Полк наш тогда размещался в городе К. Маленький такой провинциальный городок, никаких тебе достопримечательностей. Приходилось самим изобретать какие-нибудь развлечения, дабы совсем не зачахнуть в этой глуши.
Мне ещё повезло, я хотя бы жил не в казарме, как мои приятели-корнеты М. и Л., а у одной из моих многочисленных тётушек, то ли троюродной, то ли четвероюродной сестры какого-то из родственников жены моего дяди. В общем, как говорится, седьмая вода на киселе…
Но тётушка, тем не менее, была рада меня видеть, приняла очень хорошо и отдала мне под постой самую лучшую из комнат. Мою радость от столь замечательного размещения омрачало лишь одно: был у тётушки кот, огромный такой и очень хулиганистый. Любимым занятием у него было валяться на одежде, а прислуга потом мучительно счищала его белую шерсть с вещей. А моих приятелей очень даже веселило, когда я приходил в полк, а на боках или, что ещё хуже — там же я не видел! — сзади пестрела кошачья шерсть.
Но не это было главным в нашей жизни. Не стоило принимать это слишком близко к сердцу. В конце концов, мой полковой командир за это лишь мягко меня журил, поскольку сам обожал животных и даже держал дома смоляного кошачьего чёрта по кличке Васька. Командир просто в нём души не чаял, только и было слышно: Васенька то, Васенька это… Лучший способ расположить его к себе — начать рассказывать, как ты любишь животных, и вспоминать, кого ты держал в детстве, а ещё лучше — кто у тебя обитает сейчас. Командир тут прямо расцветал и заделывался твоим лучшим другом. Вот, правда, из молодёжи он в особняк к себе он редко кого приглашал. Дело было в том, как мы подозревали, что у него была очаровательная молодая жена, а полковой командир оказался до крайности ревнив. В общем, дома у него бывали лишь гости, скажем так, пожилого возраста. А это было обидно, потому как на бал к полковому командиру все без исключения хотели попасть. Стали мы размышлять, как бы нам получить приглашение на предстоящий бал, который давал наш командир. Просто головы ломали, а дельного ничего не приходило.
И вот сидим мы как-то вечерком дома у корнета П., думаем. Я и корнет М., как всегда, чистим свои мундиры от кошачьей шерсти, хотя на его чёрном сукне шерсть не была так заметна, как на моём синем.
- Хоть разочек бы к нему попасть, и тогда он бы понял, что мы не собираемся кокетничать с его женой… — монотонно ныл корнет М.
- Да-а-а… — в тон ему протянул корнет П., — но как?
- А может, ему так в лоб и сказать? Мол, не интересуемся мы вашей супругой?
- Да ты что? — накинулись все на предложившего. — А если дело не в этом вовсе? А мы ему прямо так и заявим?
- А почему же тогда никто из нас в доме у полкового не бывал? Одни лишь, хм-м, пожилые старички?
- А если у него есть свои, не известные нам, причины? А мы со своими догадками? — спросил я.
- Действительно, — поддержал меня корнет М. — Тут дело не в том, что наш командир так ревнив.
- А в чём же?
- А в том, что его матушка, княгиня Н., считает молодёжь слишком шумной. А поскольку у неё сильные мигрени, любящий сын, он же наш полковой командир, решил ограничиться обществом более спокойных, как вы говорите, пожилых гостей.
- А ты откуда знаешь? — поинтересовался корнет П.
- А ему это сказала сама княгиня Н., потому как корнет сегодня был у них в гостях, — ответил я за корнета М.
Вопрос: Как Львов догадался, что корнет М. был в гостях у полкового командира?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

20

Тайна панно из бисера
Афанасий Потапович Львов, в прошлом бравый гусар N-ского полка, а ныне просто любящий дед, дождался, пока внуки рассядутся поудобнее на огромном мягком диване, и начал свой рассказ:
- Помнится, было это году эдак в 18… Я тогда гостил у одной из моих многочисленных тётушек в городе П. А у тётушки было три очаровательных дочери. И причём все имели свои увлечения. Старшая, Мари, увлекалась рукоделием: вязанием, вышиванием и даже рисованием. Средняя, Анна, постоянно готовила что-то вкусненькое: то пирожки напечёт, то торт, то пирожные. А младшая, Анастасия, читала. Сначала она перечитала всю библиотеку отца, потом перекинулась на книги соседей. В общем, вот такие у меня были сёстры.
Однажды захожу я в гостиную, а там возле окна сидит на высоком стуле Анна и что-то увлечённо читает, постоянно делая пометки в своём дневнике. Оказывается, Аннушка увлеклась бисероплетением и старательно конспектирует взятую у кого-то книгу.
В комнату вошла, зажимая указательный палец батистовым платочком, Настя. Она тоже удивилась новому увлечению сестры, до этого предпочитающей кулинарию.
Мы бы ещё долго удивлялись увиденному, но тут нас позвали обедать. Кстати, кто-нибудь из вас знает что-нибудь о бисероплетении? — спросил у внуков Львов.
- Я, я знаю, — закричала Настенька. — Бисер используется для отделки окладов икон, различной церковной утвари, одежды и головных уборов!
- Ну и что? — пренебрежительно заметил Денис. — А я тоже знаю…
- Ну-ка, ну-ка, что же ты знаешь? — улыбнулся Афанасий Потапович.
- А вот и знаю, что изделия из бисера делали ещё древние греки! Нам учитель истории рассказывал.
- Правильно, — похвалил внуков дедушка. — А знаете ли вы, что сначала бисером просто подчёркивали контур рисунка из жемчужных и золотошвейных работ, а потом он стал использоваться и самостоятельно?
- А я знаю, — вступил в разговор самый младший из внуков, — что на Руси любимыми материалами были речной и морской жемчуг.
- Правильно, — снова похвалил Львов, — жемчуг, кстати, считался символом чистоты.
- А я читала, что бисероплетением занимались не только крепостные, но и дворянки, — добавила Настенька.
- Верно, — согласился Львов, — более того, даже особы царской крови не гнушались подобным занятием. В царских хоромах всегда имелись светлицы, где изготовлялись предметы церковной утвари очень высокого качества, одежда для причастия, а из мирских вещей – вошвы… Ну-ка, кто скажет, что это такое?
- Я, я! Мне мама рассказывала! — закричала Настенька. — Это бархатные платки, которые искусно расшивались.
- Молодец, Настенька, правильно… Вошва — это бархатные или атласные платки… Так вот, бисером украшали дамские шапочки, ожерелья, воротники, башмачки… Но мы отвлеклись… Так вот, позвали нас обедать… Ах, какие обеды подавались в доме моей тётушки! Уж на что наша повариха хороша, но Аграфена моей тётки была просто волшебницей! Если она готовила мясо, значит, оно будет таять во рту. Если это был десерт, то непременно что-то необыкновенное… — мечтательно прикрыв глаза, вспоминал Афанасий Потапович, но тут же оборвал себя: — Так вот, пообедали мы и прошли в голубую гостиную и вдруг видим, что на стене висит небольшое панно из бисера, необыкновенно красивое, гармонично вписывающееся по стилю. Все тут же кинулись его рассматривать, охать и ахать: какая, мол, красота и так далее. Но всё дело было в том, что никто не хотел признаваться, кто его сделал. На панно просто была прикреплена записка с надписью: «Маме» — и всё, никаких следов. По почерку определить автора не удавалось, так как написана записка была печатными буквами. Но всем очень хотелось знать, кто же так расстарался? Всем было ясно, что вышивалось панно не один день, а уж сколько уколов от иголки досталось чьим-то пальцам, вообще не сосчитать! А они были, эти уколы, потому что в уголке панно виднелось маленькое коричневое пятнышко от высохшей капельки крови. Поначалу стали подозревать Мари: ведь она главная рукодельница в доме, потом Анну: не зря же она читала книгу о бисероплетении, потом Настю: мол, а кого же ещё подозревать? Никого ведь больше не остаётся, но никто из них не признавался. Но я-то знал, кто вышил такую красоту!
Вопрос: Кто сделал панно из бисера?
Ответ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0


Вы здесь » Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского » Творчество форумчан » Детективные отмычки, или Загадки бравого гусара