Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Лучшие враги

Сообщений 81 страница 90 из 90

81

По мотивам сериала "Предлагаемые обстоятельства"

Название: Спектакль окончен
Жанр: Современный иронический детектив
Аннотация:
Детектив, где преступление происходит в мире киноискусства, и главная героиня, известная и востребованная актриса средних лет Вера Стрельникова, оказывается в центре расследования.
У неё есть взрослая дочь Ася, которая также решила пойти по стопам матери. Однажды Вера получает интересное предложение от режиссёра Георгия Струнина, которого она когда-то любила. Он предлагает Вере главную роль в своём новом фильме. Начинаются съёмки, но в первый же день случается трагедия, которая перечеркнула творческие планы этого режиссёра.
Вера Стрельникова узнаёт, что Струнин был найден мёртвым в собственной квартире с огнестрельной раной. В тот день к режиссёру заходило несколько человек, и все они попадают под подозрение у назначенного на это дело следователя Вадима Горелова. В число подозреваемых попадает и дочь Веры Ася, заходившая к Струнину по поводу небольшой роли, на которую он согласился её попробовать.
У Веры нет никаких сомнений в том, что её дочь абсолютно невиновна, а режиссёра убил кто-то другой. Она поневоле начинает разбираться в обстоятельствах этого преступления с единственной целью – доказать невиновность своей любимой дочери. Подозреваемых в этом деле хватает – бывшая возлюбленная режиссёра и её богатый супруг, нынешняя возлюбленная, друг-военный... 
Вера оказалась на редкость наблюдательной и проницательной женщиной, и совершенно неожиданно её выводы, которыми она делится со следователем Гореловым, оказываются полезными для него. Так знаменитая актриса, руководствуясь личными мотивами, помогла следствию раскрыть убийство кинорежиссёра.
Проходит время, и следователь Вадим Горелов сам обращается к Вере Стрельниковой за помощью. Он просит её подъехать в загородный отель, где прямо во время празднования свадьбы произошла трагедия... Бутылка эксклюзивного элитного шампанского привела к отравлению сильнодействующим ядом. Невесте повезло – она беременна, поэтому ничего не пила. Жених со свидетелем, к счастью, выпили немного, из-за чего у них появился шанс выжить... Свидетельница не пила, потому что была за рулём, так что её просто ударили по голове... В результате свадьба закончилась убийством и несколькими покушениями...
Но даже в такой нервной обстановке можно найти что-то хорошее. Ведь именно благодаря этому делу наконец-то помирились родители невесты, которые до этого не разговаривали друг с другом целых шесть лет. Конечно, очень жаль и молодожёнов, и свидетелей, которые учились вместе и сами планировали сыграть свадьбу через месяц, но жизнь порой бывает непредсказуема и жестока...
Несмотря ни на что, Вера в компании Вадима продолжает расследование благодаря своему методу (представить себя в предлагаемых обстоятельствах). Горелов уже начал понимать, что Стрельникова значит для него гораздо больше, чем все женщины, которых он встречал до этого...
Развязка истории принесла не только радость из-за ареста виновных и выздоровления жениха со свидетелем, но и грусть из-за того, что молодые ребята пострадали ни за что... Ведь ничего преступного и предосудительного они не совершали, просто оказались в ненужном месте в ненужное время...
Спустя ещё некоторое время Вера Стрельникова и Вадим Горелов начинают новое совместное расследование. На этот раз оно связано с наследством юноши, которому скоро должно исполниться 18 лет. По условиям завещания его деда вступить в права наследства родители смогут лишь в том случае, если проживут вместе до совершеннолетия сына. И всё бы ничего, да только у них уже давно своя отдельная жизнь, из которой они друг друга вычеркнули. Но тут неожиданно в автомобильной аварии погибает женщина, что становится настоящим ударом для её сына... С отцом, в отличие от матери, юноша никогда не был особенно близок, поэтому его гибель воспринял не так болезненно и остро...
Неожиданно Вера попадает в самую гущу событий. Она становится свидетельницей отравления отца молодого наследника, а также узнаёт тайны внешне благородного семейства. Количество скелетов в шкафах поражает её, хотя она не подаёт вида, оставаясь внешне спокойной и уравновешенной, вот только это даётся ей с огромным трудом...
Между тем, Вадим переживает и волнуется, потому что до этого Вера утопила мобильный телефон в ванной, из-за чего он не может ей дозвониться... Даже его отец замечает перемены, происходящие с сыном-следователем. Горелов, действительно, уже и сам начинает понимать, что любит Стрельникову, вот только она по-прежнему остаётся в том самом доме, узнавая новые подробности из жизни его обитателей...
Когда Вадиму наконец удаётся отыскать Веру, он узнаёт, что на этот раз она влипла по-настоящему – начальство уже считает её подозреваемой номер один в этом странном запутанном деле... Преодолевая сопротивление стража порядка, выписывающего Горелову штраф о превышении скорости, он со всех ног бежит ей на помощь и объясняет, что она всего лишь хотела помочь ему... Вот тут-то Стрельникова и выкладывает наконец всё, что она смогла узнать за это время... Количество найденных ей улик просто поражает – это и печенье со снотворным для усыпления собаки, и пустая бутылка из-под "Кока-Колы", и крышка от этой самой бутылки, и пустая упаковка от лекарства, и странная распечатка с загадочными фразами...
Проходит ещё некоторое время, и к Вере обращается подруга её дочери Аси. Девушка рассказывает о том, что её молодой человек, которого она очень любила, был найден в салоне красоты мёртвым. Было похоже на то, что он сам ввёл себе смертельную дозу наркотика, но Зоя не верит в это, ведь она точно знает: погибший не был наркоманом... На месте преступления она учуяла какой-то странный запах – одновременно горький и сладкий. Он был очень похож на аромат лилий, которые хозяйке салона как раз принесли в тот день в честь празднования её дня рождения...
Главной уликой в этом деле становится пуговица, обнаруженная Стрельниковой в солярии. Своими наблюдениями она делится с Гореловым. Однако сейчас у неё есть куда более серьёзные проблемы, чем это расследование – её дочь Ася влюбилась в режиссёра, который взял её на главную роль, и забеременела от него. А тут ещё очень некстати вышла статья "Тайное увлечение Веры Стрельниковой", которая начинается с фотографии Веры и Вадима, сделанной во время съёмок исторического кино, в котором она играет главную роль властной строгой маменьки. 
Ася считает, что Горелов по уши влюблён в её маму, то же думает и отец следователя, а также его начальство. Наконец-то решившись что-то изменить, Вадим приглашает Веру на свой день рождения... После этого они сближаются ещё больше, но Стрельникова всё равно пока как никогда далека от романтики – она пытается образумить дочь и устроить её судьбу... Но несмотря ни на что, расследование всё равно продолжается... Стрельникова с Гореловым обнаруживают убитым друга погибшего, и на этот раз всё опять похоже на смертельную дозу наркотика, а на столе снова стоит букет белых лилий... Стрельниковой впервые приходится принять непростое для себя решение – она отдаёт главную улику людям, которые виноваты в гибели двух молодых людей, потому что не может поступить иначе...
Вадим Горелов, пока так и не решившись признаться Вере Стрельниковой в любви, тем не менее, больше не намерен никуда её отпускать от себя. Он увольняется с работы и решает открыть своё частное детективное агентство, чтобы они вместе расследовали преступления...   
Детектив состоит из 4 историй:
«Игра в убийство», «Свадьба», «Богатый наследник», «Белые лилии»

Отредактировано Кассандра (2019-11-09 14:09:18)

0

82

История первая. Игра в убийство
Апрель в этом году выдался на удивление тёплым и мягким. Снег уже давно растаял, на деревьях вовсю зеленели листочки. Известная актриса Вера Стрельникова сейчас снималась в очередном фильме, и на этот раз режиссёру понравились старинные улочки города Коломны, где проходили натурные съёмки. Сама Вера жила в Москве вместе с взрослой дочерью Асей, но поскольку она хорошо водила машину, то для неё не было проблемой подъехать туда, где снималась очередная картина с её участием. На этот раз ей не повезло – она работала с режиссёром Филиппом, который явно не рассчитал свои силы. И вот Вера, в воздушном белом платье, перчатках и шляпке, буквально плюхнулась на старинную мощёную улочку, после того как партнёр слишком натурально стал душить её, совершенно позабыв о сюжете…
- Как вы могли? Что на вас нашло?
- Вера Николаевна, простите меня! Я никакой не актёр, а режиссёр! Поэтому больше никогда не буду сниматься!
- Господи, и откуда только появляются такие люди?
- Вера Николаевна, с вами всё в порядке?
- Нет, не в порядке! Вы же видите! Он меня чуть не задушил! Это просто какой-то ужас!
- Извините, это больше никогда не повторится! Вам помочь?
- Спасибо, не надо! Эх, молодёжь! Что с них взять? Боже мой, как бы мне хотелось встретить нормального человека… Но где же такого найти?
Переодевшись в синие джинсы и белый топик, Вера села в свою красную «Ауди» и покатила в сторону Москвы…
Наконец Стрельникова открыла дверь своей квартиры. Её дочь Ася была дома, она сидела в кресле с ноутбуком.
- Привет!
- Привет!
- Есть какие-нибудь новости?
- Не знаю, интересно ли тебе это… Звонил папа.
- Да? И что ему нужно? Вдруг вспомнил про свою любимую дочь?
- Он приглашает меня к себе в Канаду. Мама, а ты почему такая злая?
- Да сценарий этот ужасный… Даже бывшего мужа добрым словом вспомнила… Господи, до чего же я дошла?
- И до чего же? Мама, я не люблю, когда ты так о нём говоришь…
- Да ни до чего я не дошла… А так – это как?
- Пренебрежительно! Ведь он ни в чём не виноват, ты же сама его бросила!
- А я разве сказала, что он в чём-то виноват?
В этот момент зазвонил телефон. Стрельникова взяла трубку.
- Алло, я слушаю!
- Здравствуйте! Вас беспокоят из группы режиссёра Струнина…
- Георгий, ты?
- Кажется, я! Хотя иногда сильно сомневаюсь в этом… Нам нужно увидеться…
- Ты приглашаешь меня на свидание?
- У меня есть сценарий и роль для тебя…
- Хорошо, давай встретимся. Чтобы ты меня узнал, я буду вся в белом.
- А чтобы ты меня узнала, я буду в чёрном!
Вера положила трубку и от волнения чуть не уронила хрустальную вазу с жёлтыми розами, которая стояла на столе. Ася уже притащила зеркало, чтобы мама смогла выбрать себе наряд. Для отвода глаз Стрельникова принесла целый ворох одежды, но это не помогло…
- Нет, мама! Это совсем не подходит!
- Почему же?
- Потому что ты ведь должна вся в белом быть!
- Ты подслушивала!
- Неправда!
- А ещё подсматривала!
- Просто я здоровый ребёнок! Вот эта белая блузка тебе точно подойдёт!   

Вера разговаривала с давним знакомым режиссёром Георгием Струниным…
- Я хочу предложить тебе роль мамы главной героини…
- Только не надо так трагически: роль мамы… К слову мать я, слава богу, уже давно привыкла! Сейчас главное – не докатиться до бабушки!
- Помяни моё слово: обязательно докатишься в самое ближайшее время! У тебя же дочка… Большая уже?
- Да, совсем взрослая стала!
- И чем она занимается?
- В позапрошлом году Ася закончила театральный институт…
- И где же она играет?
- В рекламе стирального порошка… Увы, карьера актрисы у неё пока не складывается… А это что, моя экранная дочка?
- А, ты про Лику Немцову? Нет, продюсерам она не подошла, потому что испортила им какую-то предыдущую роль… Поэтому в картине «Игра в убийство» будет сниматься Инга…
- Я на неё похожа?
- Скорее она на тебя похожа! Вообще все женщины, с которыми я встречался, всегда были на тебя похожи… Но увы – они были лишь бледными копиями…
- Я сейчас зарыдаю! Но всё-таки жаль Лику! Бедная девочка!
- Нет, она не бедная! Не волнуйся так за неё! Она вышла замуж за богатого человека…
- Всё ясно! Слушай, может, ты предложишь Асе какой-нибудь небольшой эпизод? Она ведь просто на стенку лезет от своей нереализованности!
- Нет вопросов!
- В глаза мне смотри!
- Смотрю в глаза! Нет вопросов!
- Спасибо! Ну я пошла! Не провожай меня!

Вера лежала на диване с маской на лице. Вошла Ася, она была одета в нелепую красную кофту с коалой и брюки в горошек.
- Мама, мне звонил режиссёр Георгий Струнин!
- Интересно! И что же он сказал?
- Он предложил мне эпизод.
- Рассказывай!
- Представь себе: поздно вечером девушка возвращается домой…
- Это та, которую сразу убивают, что ли? Да он что, с ума сошёл? Скажи ему, пусть катится с таким эпизодом как можно дальше!
- Мама, но мне же нужно с чего-то начинать! Струнин даёт мне карт-бланш. Я могу придумать предысторию своей героини, дописать любые реплики и подробности… В общем, вдохнуть в этот эпизод жизнь!
- Какая жизнь, она же сразу погибает?
- Вот представь…
- Хорошо, что я должна представить?
- Представь, что она… Ну, то есть девушка…
- Представить, что она девушка? Нет, этого я решительно не могу вообразить!
- Мама, перестань шутить! Представь, что она возвращается с любовного свидания, вся такая воздушная, радостная и возбуждённая! Счастливая, в общем!
Вера представила себе тёмную улицу, арку и мужчину, который с диким хохотом погнался за беззащитной девушкой… Она тряхнула головой, отгоняя от себя это видение.
- Слушай, но ведь это совершенно невероятно!
- Почему же?
- Если она возвращается со свидания, то почему её не провожает молодой человек? Что, он хромой, косой или кривой? Тогда чему тут радоваться? Нет, я отказываюсь это понимать!
- Хорошо, тогда давай по-другому! Представь, что он её бросил, и она сама идёт навстречу смерти, буквально ищет её… В общем, я иду с твоей маленькой сумочкой, а мои руки висят, как плети… А сумочка – это как бы продолжение моей руки…
Вера представила всё ту же улицу, ту же тёмную арку и девушку с размазанным по щекам макияжем, которая заливается слезами и гонится за мужчиной с криком: «Пожалуйста, убей меня!» Она снова тряхнула головой, чтобы избавиться от этого видения…
- Послушай, но в сценарии же чётко сказано, что девушка убегает от маньяка!
- Мама, тебе что, сложно меня поддержать?
- Не о чем говорить, Ася! С такой ужасной ролью актёрскую карьеру всё равно не начнёшь! Забудь об этом эпизоде!
- Мама, ты всегда так говоришь, даже не дослушав до конца! Я последний раз обратилась к тебе за советом!
- Я просто сказала тебе правду, слышишь меня?
Но дочь уже хлопнула дверью…

Утром Веру привезли на съёмочную площадку в какой-то белой машине.
- Здравствуйте, меня зовут Альберт, я – второй режиссёр.
- Очень приятно!
- Мне тоже приятно! Вот, проходите на грим!
- Привет, давно не виделись!
- Это правда, Люся, давно!
- Садись сюда, пока ещё не началась суматоха!
- Какая суматоха?
- Долго объяснять… В общем, лучше бы взяли Лику Немцову. Она проще, без понтов, сниматься хотела, три раза на пробы приезжала… К тому же, пунктуальная просто на редкость! А в итоге взяли на роль эту Ингу… Опять она приедет на площадку вместе со Струниным, жди их обоих до второго пришествия…
- Это нас с тобой не касается! Их личное дело!
- Да, ты права! Вот только конечный результат страдает… Лика в сто раз лучше!
Вера сидела за гримёрным столиком и пила чай из пластикового стаканчика. Она зачем-то накрылась пледом, хотя на улице было тепло. Наконец появилась Инга.
- Опаздываешь! – сделал ей замечание Альберт.
- Я знаю! – с вызовом ответила Инга.
- Что-то Георгия Ивановича всё нет и нет…
- Вообще-то он должен был приехать ещё сорок минут назад, но его почему-то до сих пор нет… Надо ему позвонить…
Альберт стал набирать номер Струнина… Трубку взял полицейский.
- Я – старший следователь Вадим Петрович Горелов. Нет, Георгий Иванович подойти сейчас никак не может… Потому что он был убит этим утром…
После разговора Альберт растерялся:
- Ерунда какая-то! Что могло с ним случиться, не понимаю! Инга, ты ведь стучалась в дверь дома Струнина?
- Да, только он мне не открыл…
- Так вот мне сейчас сказали, что Струнина убили сегодня утром…
- Ты что, совсем с ума сошёл?
- Нет, я правду говорю!
Гримёр Люся кричала не своим голосом:
- Нужно срочно позвонить Лике! Она была главной любовью всей его жизни! А вовсе не ты, Инга! Отдай трубку!
Пока все суетились, Вера сама не заметила, как заплакала. Она с головой укрылась пледом, чтобы никто не мог видеть её нечаянных слёз…

Вадим Горелов допрашивал Лику Немцову.
- Немцова Лика Алексеевна, я правильно запомнил?
- Да, всё верно.
- Значит, это вы нашли тело Георгия Ивановича Струнина?
- Это так. Я решила с ним поговорить, но он не открыл мне дверь. Тогда я воспользовалась своим ключом. Он у меня остался на связке с тех пор, как… В общем, когда мы были в близких отношениях…
- Покажите ваши ключи.
- Простите, что?
- Я говорю, покажите ваши ключи!
- Конечно! Простите, я совсем ничего не соображаю! Когда я решила выйти замуж, Жора, то есть Георгий, отнёсся к этому вроде бы спокойно… Но потом он стал звонить мне, требовать…
- Требовать вернуться?
- Он хотел, чтобы отношения продолжались… Но ведь я замужем! Согласитесь, что это было невозможно!
- Продолжайте!
- В общем, его вдруг словно подменили… Он звонил мне по ночам на мобильный, и муж начал что-то подозревать…
- Вы говорили ему об этих звонках?
- Что вы! Конечно, нет! Но когда по ночам начинает звонить мобильный телефон, это ведь выглядит подозрительно…
Вера подъезжала к месту происшествия на своей «Ауди», Горелов продолжал допрос…
- Когда вы в последний раз с ним разговаривали?
- Сегодня утром. Он снова позвонил, и тогда я решила лично поговорить с ним и попросить прекратить всё это… Когда я вошла, он уже лежал на полу… Я вызвала скорую, и они уже сами разбирались с этим…
В этот момент вошла Вера.
- Кто это? – спросил Горелов.
- Это Вера Стрельникова, бывшая любовь Жоры, – ответила Лика.
- Меня зовут Горелов Вадим Петрович.
- Стрельникова Вера Николаевна.
- Вы в состоянии сейчас отвечать на мои вопросы?
- Думаю, да. – Вера поняла, что пол под ней начинает плыть, но взяла себя в руки. – Только вряд ли я смогу вам чем-то помочь, потому что в последнее время мы с Георгием Ивановичем очень редко виделись…
- Интересно, где он хранил оружие? Вот пистолет, из которого его застрелили…
- Я не знала, что у него был пистолет… – ответила Лика.
- Я знала. Он любил оружие и даже когда-то меня учил стрелять… Посмотрите в ящике стола… – Вера замолчала, и в этот момент в помещение буквально ворвалась разъярённая Инга.
- Где он?
- Девушка, сюда нельзя!
- Жора! – Лика вскочила со своего места. – Это всё из-за тебя! Ненавижу!
- Выпейте воды. – Горелов поставил перед Ингой стакан, она сделала несколько глотков.
- Рассказывайте!
- Мы вчера с Жорой очень сильно поругались…
- Из-за Лики Немцовой?
- Нет, из-за финальной сцены. Я считала, что должна играть её очень эмоционально и бурно, а он считал по-другому. А потом сказал, что Лика никогда не спорила с режиссёром. Я дико рассердилась! Меня все сравнивают с этой бездарностью, и Жора тоже! В общем, я ушла…
- Насовсем?
- Ну как насовсем… Я переночевала у себя дома, а потом приехала сюда… К десяти часам должна была прийти машина… Но он не открыл мне дверь…
- А что это за страница с текстом?
- Вроде бы эта актриса появляется всего в одном эпизоде, а потом героиню убивают…
- Вам знаком почерк? Видимо, Струнин поспешно спрятал этот листок в карман…
- Нет, не знаком…
- А вам?
Вера вздрогнула, ведь это был почерк её дочери… Но она нашла в себе силы спокойно сказать «нет». Стрельникова продолжала бороться с собой, впервые в жизни она, похоже, была близка к обмороку – не на экране, а в реальности… Горелов заметил её состояние.
- Если вы мне больше пока ничего не можете сказать, то подпишите повестку… Я вызываю вас в качестве свидетеля…
- Где?
- Вот здесь…

Вера пришла домой и сразу же набросилась на дочь.
- Зачем ты приходила домой к Струнину?
- Чтобы обсудить роль…
- Что, вот этот маленький эпизод ты приходила к режиссёру обсудить домой?
- А как мне ещё обратить на себя внимание? Ведь сама по себе я не существую! Я – твоя тень! Ты думаешь, я не понимаю, что он предложил мне этот эпизод только потому, что ты его попросила?
- Я не об этом сейчас говорю! Ты понимаешь, что у следователя есть этот листок с твоим почерком? Если Струнин сказал кому-то о том, что ты должна была играть эту роль, то всё всплывёт!
- Подожди, я ничего не понимаю! О чём ты говоришь? Я переправила всего один эпизод, и то Струнин от этого отказался. За это что, судят?
- Ты что, ничего не знаешь? Струнина убили сегодня утром! Ты когда у него была?
- Утром…
- Зачем ты к нему приходила?
- Чтобы отдаться ему! Такой ответ тебя устраивает? Разве у тебя было не так?
- Нет, у меня всё было с точностью до наоборот! Хорошо, и как всё это происходило?
- Обыкновенно! Пришла, решилась, он взял! И был счастлив!
Вера представила себе эту картину… Вот Ася стучится в дверь, вот она заходит… Потом снимает с себя кофточку… Струнин спрашивает, не душно ли ей… От волнения Стрельникова не заметила, как положила в чашку кофе уже шесть кусков сахара…
- Всё, мама! Успокойся! Прости меня, я тебя обманула!
- Просто я представила сейчас, как это могло быть… Боже мой, какой ужас!
- Когда я пришла, ему кто-то позвонил…
Вера представила себе то, о чём говорила дочь…
- Здравствуйте! Я Ася Стрельникова.
- Проходи! Одну минуту подожди! Здравствуйте, господин Бушмелёв, чем обязан? Не очень понимаю. Хорошо, давайте поговорим! В десять часов за мной придёт машина, так что у вас минут двадцать есть… Итак, я слушаю!
- Знаете, я долго думала над тем эпизодом, который вы мне предложили, и решила переписать его… Вот, посмотрите, а то на площадке времени не будет…
- Дитя моё, а не податься ли тебе в сценаристы? Работа не пыльная и платят нехило…
- Вам не понравилось?
- Понимаешь, мне в принципе всё равно. Главное, что её убивают. Куда же ты?
Вера вздрогнула. Она снова задалась вопросом: как же можно было любить такого эгоиста, как Струнин? Но ответа на этот вопрос у неё не было…
- Знаешь, в тот момент я бы его, наверное, действительно прибила! Очень хотелось, честно! За этот его взгляд, этот ироничный тон, вообще за всё хорошее… Жаль, пистолета не было…
- Дальше что было?
- Я ушла, а к нему пришёл Бушмелёв. Вот и всё…
- И сколько же времени прошло между звонком и его приходом?
- Мама, я не засекала время. Минут пять, наверное…
- Значит, он позвонил без двадцати десять, без четверти десять пришёл, а в десять Инга уже звонила в дверь, и ей никто не открыл? Получается, за пятнадцать минут всё произошло?
- По-моему, этого вполне достаточно для того, чтобы убить!

Вадим Горелов ужинал в компании отца и большой собаки песочного цвета.
- Сегодня особенный день – юбилей со дня знакомства…
- А познакомились вы с мамой на конкурсе молодых исполнителей…
- Прости, всё время тебе об этом рассказываю!
- Нет, ничего. Всё в порядке.
- Я приготовил её любимое блюдо – макароны по-флотски. Ну, будем!
Они чокнулись и выпили.
После ужина отец играл на пианино. Горелов кому-то позвонил на мобильный.
- Оля, прости! Я тебя не разбудил? Понял, извини! У меня был трудный день!
Когда он положил трубку, отец заметил:
- Тебе Оля звонила. Целых три раза.
- Да, я в курсе!
- Вы что, поссорились?
- Нет, просто задержался на работе.
- Какие новости?
- Новое дело расследуем… Представь себе: три женщины, и все любовницы одного мужчины. И все его ревнуют, и у каждой был мотив для убийства…
- Не знаю, что тебе ответить. Для меня мотив – это мелодия. Какая мелодия может быть в убийстве?

Вера рассматривала фотографию Струнина. В дверь её комнаты постучалась Ася.
- Спишь?
- Нет, пытаюсь заснуть…
-  А что ты там прячешь?
- Да так, ничего особенного!
- Покажи! Фотография, значит… Выходит, это из-за него ты ушла от папы?
- Сейчас это уже совершенно не важно!
- Значит, точно из-за него… Ну, теперь я хотя бы знаю причину…

Рано утром Вера вошла в полицейский участок. На ней были тёмные солнечные очки – она решила, что так ей будет легче врать Горелову по поводу Аси…
- Снимите очки, пожалуйста! – сказал ей молодой человек на проходной.
- Нет, очки я снимать не стану!
- А как же я вас сличу с фотографией?
- Как хотите!
- Ой, вы же Вера Стрельникова! Я вырос на ваших фильмах!
- Какие же вы, мужчины, странные! Комплименты делаете, как чистые придурки!
Вера вошла в кабинет Горелова.
- Предупреждаю сразу: очки снимать не буду!
- Вообще-то мне они не мешают. А вам?
- Мешают, но я потерплю!
- Хорошо. Тогда, пока вы терпите, я задам вам несколько вопросов…
- Скажите, а могу я задать вам один вопрос?
- Вообще-то вопросы здесь задаю я, но для вас сделаю исключение.
- Спасибо! Скажите, вам о чём-нибудь говорит фамилия Бушмелёв?
- Конечно. Он – муж Лики Немцовой.
- Вот как? Ну тогда всё проясняется!
- Что именно?
- Он приезжал к Струнину в девять сорок пять и убил его…
- Откуда вам это известно?
- Простите?
- Откуда вы знаете, что он приезжал к Струнину?
- Это совершенно не важно!
- В таком случае я буду говорить с вами не как со свидетелем, а как с подозреваемой! Но тогда я буду считать, что вы причастны к этому делу!
- Конечно, считайте! Только не надо меня пугать! 
- Тогда поехали!
- Куда?
- В следственный изолятор!
- Поехали!

- Вадим Петрович, я что-то решительно ничего не понимаю!
- Пройдёмте со мной!
- Привет, товарищ начальник!
- Здравствуйте! Бушмелёв Андрей Михайлович?
- Да, это я!
- Вам полагается адвокат. Вы имеете право хранить молчание. Всё, что вы скажете…
- Да я свои права уже наизусть выучил!
- Видели где-нибудь эту женщину?
- Ясное дело, видел! В кино!
- Видели ли вы её где-нибудь помимо кино?
- Вы на что намекаете? Не она ли была вчера у этого Жоры? Нет, не она!
- Большое спасибо!
Вера с Вадимом вышли из камеры.
- Вадим Петрович, я что-то ничего не понимаю! Это что, такой новый метод – привести человека в СИЗО и начать запугивать?
- Это была процедура опознания. Проведённая с нарушениями, не скрою! Я должен был убедиться, что вы не были вчера в это время на месте преступления.
- Убедились?
- Да, убедился!
- Могу я забрать свою сумку?
- Конечно!
- Скажите, а почему вы арестовали Бушмелёва?
- Потому что он говорит, что защищал свою жену от Струнина…
- Не поняла…
- Ну, Струнин же названивал ей и днём, и ночью! Даже телефон для этого специально купил!
- Ой, не могу! Что же этот шкафчик не открывается?
Вера представила себе эту картину: Георгий Струнин караулит Лику Немцову около какого-то дома, пока она, оглядываясь и делая безумные глаза, перебежками бежит к жёлтому такси… Когда Струнин в её видении завыл, как волк, она разразилась весёлым смехом…
- Что же вас так рассмешило?
- Просто я представила Жору в состоянии нечеловеческой страсти. Понимаете, он любил себя, своё творчество, женщин, конечно… Но именно женщин… Преследовать, добиваться какой-то одной женщины… Он бы, скорее, нашёл другую, как это всегда бывало… А он и нашёл, я имею в виду Ингу…
- И тем не менее, это не помешало ему ежедневно названивать Лике Немцовой. Вы же сами говорили, что давно не виделись… Вдруг Струнин изменился и полюбил… А его бросили впервые в жизни… Как я понимаю, до этого он сам всех бросал…
- Да, это так, – ответила Вера, отводя глаза. Ей не хотелось, чтобы Горелов знал правду. Ведь она сама оставила Георгия, потому что устала ждать чуда… Муж любил её, а она ушла от него ради призрачной надежды на новое счастье… «Как бы мне хотелось, чтобы меня снова по-настоящему полюбили», – подумала Стрельникова, не подозревая о том, что её желание совсем скоро сбудется…
- Ну вот видите!
- Бедный Жора! Неужели он действительно научился любить на склоне лет, а Бушмелёв его за это убил?
- Да, всякое может быть! Скажите, Вера Николаевна! Вы знаете, кто должен был играть тот эпизод? Потому что именно эта актриса могла убить Струнина, если этого не сделал Бушмелёв…
- Понятия не имею, Вадим Петрович!
- Нам нужно поговорить! Кофе не хотите?
- В одиночной камере?
- Ну почему же? Здесь рядом есть уютное кафе!
- Всё ясно – следствие продолжается!

Вера с Вадимом зашли в кафе и сели за столик. Несмотря на тёплую погоду, Стрельникова была закутана в тёмно-коричневую шаль – сказалось потрясение последних дней, она теперь постоянно мёрзла.
- Я уверен, Вера Николаевна, что вам знакома девушка, которая должна была играть тот эпизод…
- Простите, можно вас на минутку?
- Что-нибудь хотите?
- Два эспрессо. Хотите чего-нибудь сладкого?
- Спасибо, мне и так сладко!
- Скажите, а можно автограф?
- Да, конечно! У вас дети есть?
- Дочка, но она маленькая ещё…
- Ничего, я пожелаю ей счастья!
- Скажите, а можно мне тоже автограф?
- И мне!
- Мне тоже!
После того, как Вера раздала не меньше десятка автографов, Горелов попросил её надеть солнечные очки… Официантка в это время хвасталась подругам:
- Девчонки, мне Вера Стрельникова пожелание написала!
- Не может быть! Покажи!
- Странно! Скажите Асе срочно, чтобы немедленно убиралась из дома, пусть у подруги переночует. И номер телефона! Что это значит?
- Мужчину привести собирается, а эта Ася… кто она ей – дочь, домработница, ей мешает!
- Нет, тогда она бы сама позвонила. Ведь только делала вид, что автограф пишет… А сама, видимо, боится чего-то… Может, он маньяк?
- Тогда она бы попросила позвонить в полицию. Иди звони этой Асе! Мало ли что?
Вера упрямо не желала выполнять просьбу.
- Вера Николаевна, наденьте уже очки! Кстати, почему вы написали официантке целое письмо, а остальным только подпись? 
- Потому что она была первой. Зачем мне очки?
- Так вам будет легче говорить мне неправду. Ведь вам знакома эта девушка? Помимо Бушмелёва, могла совершить убийство именно она… Конечно, это маловероятно, но проверить нужно…
- Почему вы думаете, что я её знаю?
- Потому что вы сказали, что вам не знаком почерк на полях, однако это не так!
- Хорошо, это была неправда!
- Один-ноль в мою пользу!
- Но она могла не знать, где лежит пистолет!
- Не могла! Пистолет в это время уже лежал на столе…
- Как это?
- Струнин выхватил пистолет на глазах у Бушмелёва. Видимо, он хотел его напугать…
- Но она могла этого не знать!
- Могла, но я должен проверить эту версию. Скажите мне, кто она?
- Я не хочу отвечать на этот вопрос!
- Даже не знаю, куда засчитать это очко!
- Я сказала правду – не хочу отвечать и всё!
- Хорошо, пусть будет два-ноль в вашу пользу.
- Как благородно!
Официантка принесла кофе и показала глазами на салфетку. Вера подняла с блюдца чашку и прочитала: «Недоступен. Что делать?»
- Вера Николаевна, кофе остывает!
- Я не хочу ничего!
- Зато я хочу! Вы позволите? – он прочитал написанное на салфетке. – Действительно, что делать, если телефон недоступен? Значит, это ваша дочь?
- Да, это моя дочь!
- Я вызываю вашу дочь повесткой в качестве свидетеля! Подпишите здесь!
- А вы что, считаете, что я похожа на Павлика Морозова, который выжил, родил дочь и взялся за старое? Спасибо вам за кофе и за беседу!
Расплатившись, Вера покинула кафе…

Дома Аси не было. Она оставила записку.
«Мама, до тебя не дозвониться. Я на пробах, буду поздно».
- Прямо стихи! Ну что, свет в комнате горит, как всегда! Бутылки на столе! Это называется – на пробы она пошла! – Вера заметила свою фотографию, которая всегда стояла в комнате дочери. – Так, а это что такое? Урод, тварь поганая… Неужели Вадим прав, и она действительно вернулась?
Вера уже представила себе эту картину. Вот Ася стучит в дверь, вот Струнин открывает ей…
- Ася? Что ты здесь делаешь? Ты что-то забыла?
- Да, я забыла кое-что вам сказать!
- Вообще-то я спешу!
- Ничего, это не займёт много времени!
- Так что ты хотела мне сообщить?
- Я не буду у вас сниматься!
- Я очень расстроен!
- Ничего вы не расстроены, вам вообще плевать на всё и на всех, включая мою маму!
- Причём тут твоя мама? Мне на неё не наплевать… Вообще-то я разговариваю с тобой только из-за неё! Что это ты делаешь? Оставь пистолет в покое!
Вера пришла в себя и вздрогнула. Она стала рвать на куски страницы сценария…
- Чушь собачья! Этого быть не может! Он просто тупой, этот следователь! А ещё он старший следователь!

Ася, в длинном сером платье и с красными бусами, читала свой монолог на пробах. Режиссёром картины оказался тот самый Филипп, который чуть не задушил её маму…
- Ведь всё ещё может наладиться, правда же? Мы уедем далеко отсюда, мы поженимся. Купим домик в деревне вдали от всей этой суеты. Я буду готовить тебе твой любимый яблочный пирог. А потом мы будем спать до трёх часов дня. И гулять по берёзовой роще… Ну не молчи!
- Катя, такая жизнь не для меня!
- Прощай! Прощай? Всё!
- Спасибо, мы с вами свяжемся! Перекур!

Ася остановила такси возле дома.
- Простите, вы – Ася Стрельникова?
- Да, а что такое? Вы так меня напугали!
- Вы думали, что за вами идёт маньяк, как в фильме Струнина?
- Вам про меня мама рассказала?
- Ну что вы! Ваша мама ведь не Павлик Морозов!
- А кто такой Павлик Морозов?
- Это не важно! Что вы делали вчера после разговора со Струниным?
- Пошла в супермаркет и купила вино урожая 2003 года.
- Для вас имеет значение год урожая?
- Да, имеет. Например, в 2001 году в Европе было плохое лето, и поэтому вино немного кислит…
- Вы такой знаток французских вин?
- По сравнению с мамой да!
- А кто-нибудь может подтвердить?
- Про урожай 2001 года?
- Нет, про то, что вы покупали вино.
- Извините, я не знала, что мы с вами будем разговаривать, поэтому на кассе не поскандалила, чтобы меня запомнили! Так что боюсь, что никто не сможет подтвердить!
- Хорошо. Если у меня возникнут вопросы, я к вам обращусь. И вот ещё что – ваша мама была против нашей встречи, поэтому лучше ничего ей не говорите… Договорились?
- Договорились!

Поздним вечером Вадим Горелов и его отец увидели Асю Стрельникову в рекламе стирального порошка. А ведь совсем скоро жизнь девушки изменится навсегда, хотя пока она об этом даже не подозревала… И виной всему – пробы, на которые она ходила накануне вечером… 
- Мама, это просто чудо! Этот порошок отстирал мою футболку, которую я испачкала кетчупом на пикнике!
- Этого не может быть!
- Посмотри сама!
- Действительно, самое настоящее чудо!
Ася с мамой в это время пили вино.
Горелов положил на стол бутылку красного вина, которую только что купил в магазине.
- Дорогая, наверное? – спросил его отец.
- Да, недешёвая!
- Что ты говоришь?
- Сними наушники! Я говорю, недешёвая!
- Интересно, много ли таких бутылок покупают каждый день?
- Не думаю! Слишком дорого! Представляешь, такая же бутылка может стать алиби для девушки, подозреваемой в убийстве.
- Каким же образом?
- По штрихкоду можно узнать время, когда она была куплена… Извини, мне нужно позвонить!
Вадим набрал номер Веры.
- Вера Николаевна!
- Да, Вадим Петрович! Я вас слушаю!
- Не будем ходить вокруг да около… Ваша дочь сказала мне, что вчера утром покупала бутылку вина. Можно будет на неё взглянуть?
- Да, конечно! Ася, подожди, не выбрасывай бутылку, она ещё может понадобиться!
- Могу я утром забрать её?
- Господи, кого забрать?
- Ну что же вы так пугаетесь? Бутылку, конечно!
- Хорошо! Только не в семь утра, если можно!

Утром Вадим собирался к Вере.
- Ты к Оле идёшь?
- Нет, дела на работе!
- Слушай, тебя ещё что-нибудь интересует, кроме работы?
- Очень немногое!
- Послушай! Может быть, вам с Олей пора пожениться?
- Что ты такое говоришь?
- Я ведь не инвалид, тебе совершенно не обязательно постоянно жить со мной!
- Папа, не начинай! Так, вино я забрал!
- Значит, всё-таки к Оле! Очень хорошо, иди!
Уходя, Горелов подумал про себя: «Папа, Оля мне совершенно не подходит! Как ты не можешь этого понять?»

Дверь сорок пятой квартиры Вадиму открыла Вера. Она была в бархатной серой кофте и брюках. За её спиной маячила Ася в пижаме, Стрельникова быстро набросила на неё красный плед.
- Здравствуйте, Вадим Петрович! Вот бутылка, как вы и просили!
- Вера Николаевна, я могу войти?
- А что, это необходимо?
- Да.
- Хорошо, проходите!
- Значит, вино было куплено в супермаркете примерно в… Во сколько?
- Я не знаю точно…
- Я же сказал: примерно!
- Ну, если Бушмелёв пришёл в девять сорок пять, то я думаю, что, поскольку сразу поймала такси, то уже через пятнадцать минут была в магазине…
- Значит, так: бутылка вина была мною куплена примерно в десять ноль две. С моих слов записано всё верно. Ася, распишитесь!
- Да, всё правильно! Расписываюсь!
- Я очень рада, что путём таких неимоверных усилий вы наконец поняли очевидное!
- А почему вы так разговариваете с представителем правоохранительных органов?
- А что, я должна дрожать от страха?
- Мама!
- Что мама?
- По-моему, я совершенно нормальный человек!
- Только не говорите, что вы выросли на моих фильмах!
- Ну зачем вы так? Я, конечно, не считаю, что старше вас, но…
- Господи, ну какой же чудовищный комплимент!
- Вот видите, и комплимент чудовищный… Да, кстати, это вам! Меняю вашу бутылку вина на новую!
- Ася, ты как раз хотела выпить!
- А теперь не хочу, мама!
- Уже уходите, Вадим Петрович?
- Да, мне пора!   

Вадим обедал с отцом и смотрел вместе с ним какой-то концерт по «Культуре».
- Как поживает Оля?
- Причём тут Оля? Я ездил по работе!
- С бутылкой вина?
- Я же объяснял тебе, что бутылка оказалась доказательством и алиби… Девушка не виновата, так что Вера Стрельникова была права…
- Вера Стрельникова? А ты что, знаком с ней?
- Со вчерашнего дня да!
- Она была потрясающей женщиной!
- Почему была? Она и сейчас даст фору молодым актрисам!
- Она чем-то похожа на маму, ты не находишь?
Чтобы не отвечать на этот вопрос, Горелов набрал чей-то номер…
- Оля, привет! Если я к тебе сейчас приеду, не прогонишь?
- А меня нет дома!
- Понял тебя! До связи!

На поминки к Георгию Ивановичу Струнину пришло много народу. Вера тоже пришла, на ней был чёрный костюм. Правда, долго оставаться в ресторане она не могла – ей показалось, что она может всё-таки упасть в обморок. Когда Стрельникова пошла к выходу, её окликнула Инга.
- Вера Николаевна, мне нужно с вами поговорить!
- Я вас внимательно слушаю!
- Что будет с нашим фильмом? Вы уже думали об этом?
- Как можно думать об этом сейчас?
- Но у вас же есть связи, к вам все прислушиваются… Вы могли бы помочь в этом деле! Ведь фильм могут законсервировать! Пока найдут нового режиссёра, уйдёт натура, и фильм так никогда и не будет снят! А ведь есть человек, который хоть завтра может начать снимать! Это – наш второй режиссёр Альберт. Да, для продюсеров он – пустое место, но ведь это не важно!
- Инга, как вы можете сейчас говорить о каком-то несчастном фильме? Это же самое настоящее предательство! Вашего любимого человека убили, а вы думаете только о себе! Всё просто замечательно: не Струнин, так Альберт! Что вы хотите от меня услышать? Думаете, мне есть какое-то дело до этого фильма теперь? 
- Да, я знала, что вы обо мне так подумаете. Скажите, а Жора не предатель? Он целыми днями говорил мне о своей любви, а сам мечтал вернуться к этой Лике? Ведь всегда говорил мне о ней, как о полном ничтожестве! А я совсем ничего не замечала! И теперь даже не могу отомстить ему, потому что он умер! Царствие ему небесное!
- Он не умер! Его убили! Инга, так не бывает! Если Струнин целыми днями и даже по ночам звонил Лике, то вы должны были что-то почувствовать! Всё это очень странно!
- Нет, ничего такого! А ведь он даже телефон купил, сказав мне, что потерял его, чтобы с Ликой созваниваться! Всё это ужасно!
Вера сидела в машине и представляла себе, как Ася выходит из дома Струнина, заходит Бушмелёв, а Инга в это время прячется за деревьями… Вот Струнин приветствует её, а потом она берёт пистолет… Вот она выходит из дома, крича: «Иди куда хочешь со своей Ликой!» Могла ли она из ревности убить его?
Вера продолжала обдумывать всё это. Неожиданно по стеклу автомобиля постучал Альберт.
- Вера Николаевна, нам нужно поговорить!
- Я уже всё сказала Инге! Ни к режиссёрам, ни к продюсерам обращаться не стану! Это – моё последнее слово!
- Я не об этом хотел поговорить! Мне сейчас очень тяжело! Инга совершает ошибки, заставляет меня снимать эту картину… В результате я выгляжу ужасно, а когда откажусь, буду выглядеть ещё хуже!
- И конечно, вы откажетесь снимать фильм? 
- Безусловно!
- В самом деле?
- Да, конечно!
- У вас с Ингой какие-то странные отношения!
- У нас нет никаких отношений! Нет и не было!
- Как-то не верится!
- Вера Николаевна, я из военных! Для меня преданность и верность – не пустой звук! Того, что Инга была подругой Георгия Ивановича, для меня достаточно! К тому же, я бы не стал снимать её в главной роли. Она красивая, яркая, но абсолютно пустая на экране, и это видно! Просто Георгий Иванович был влюблён, поэтому ничего не замечал…
- И всё-таки в кого был влюблён Георгий Иванович?
- В Ингу, конечно!
- Это странно! Почему он тогда преследовал Лику? Вы понимаете?
- Нет, я ничего не понимаю! Мы с ним проводили вместе круглые сутки, он всегда был открытым человеком, но ведь чужая душа – потёмки! Извините, что отнял у вас время!
Вера даже самой себе боялась признаться: ей отчаянно хотелось, чтобы Георгий любил её до конца своей жизни. Именно её, а вовсе не Лику и не Ингу…
Вера представила Ингу с пистолетом.
- Эффектно, и что дальше? – говорит ей Струнин с иронией.
- Убью!
- И что это тебе даст? Фильм законсервируют, ты сниматься не будешь!
И вот Инга уже опускает пистолет, понимая, что Георгий попал в самую точку… 
Вера отогнала видение и вышла из машины.
- Альберт, подождите!
- Да, Вера Николаевна!
- Скажите, а во сколько пришла машина за Струниным?
- В десять ноль две.
- Так точно?
- Да, точно. Потому что мне всегда звонит водитель, он докладывает о том, что прибыл на место, и я делаю пометку.
- Он не сказал: Инга уже была на улице в это время?
- Да, она ждала снаружи.
- Большое вам спасибо!
Расставшись с Альбертом, Вера снова села в машину.
Она опять представила себе разговор Струнина с Бушмелёвым по телефону и его последующий приход. Единственное, чего Стрельникова по-прежнему не понимала, так это того, сколько времени пробыл у Георгия этот самый Бушмелёв… Поэтому часы в её видении оказались главным моментом, правда, пока она ещё не знала, что именно они являются настоящим ключом к разгадке…
Наконец решившись, она достала визитку Горелова.
- Вадим Петрович! Это Вера Стрельникова!
- Если вы просто Вера, то и я просто Вадим. Слушаю вас!
- Нам нужно встретиться. Это срочно!
- Хорошо. В том же кафе, что и в прошлый раз, вас устроит?
- Конечно!
- Тогда до скорой встречи!

Они встретились в кафе через час.
- Вадим Петрович, я, конечно, понимаю, что это не моё дело, но скажите: сколько времени Бушмелёв пробыл у Струнина?
- Вера Николаевна!
- Просто Вера!
- Хорошо. А вам это зачем?
- Для общего развития, например!
- Вот оно что… А о моём общем развитии вы не хотите побеспокоиться?
- Нет!
Официантки в это время выясняли, не нужна ли Стрельниковой помощь…
- Смотри, опять она пришла сюда с этим человеком! Надо сходить узнать, как обстоят дела… Может, помощь требуется!
И вот уже официантка подошла к столику:
- Добрый день! Вы опять у нас?
- А это снова вы! Место встречи изменить нельзя!
- Два эспрессо, пожалуйста! – включился в разговор Горелов.
Девушка вернулась к подругам.
- Она говорит, что место встречи изменить нельзя! По-моему, это намёк!
- Какой намёк! Прямым текстом просит о помощи! Иди звони этой Асе! Прямо сейчас!
Ася в это время крутила педали на домашнем тренажёре. Вдруг у неё зазвонил мобильный.
- Алло! Что? Переночевать у подруги, у какой подруги? Кто сказал? Вера Стрельникова? С ней всё в порядке? Ага, я знаю это кафе! Скоро буду!
Вера с Вадимом продолжали беседу.
- Бушмелёв, с его слов, пробыл у Струнина десять минут. Он торопился на важную встречу, поэтому, когда уходил, посмотрел на часы. Было девять пятьдесят.
- Девять пятьдесят…
Вера снова представила Бушмелёва, как он вышел из дома Струнина и посмотрел на часы. Затем в дверь постучалась Инга, Георгий ей открыл, потом она взяла пистолет и выстрелила…
- Вера Николаевна! Вера! Вы где?
- Я здесь! Просто я пытаюсь кое-что понять, точнее, проверить…
- Что именно?
- Если Бушмелёв ушёл от Струнина без десяти десять, могла ли Инга всё это успеть до десяти ноль двух?
- И как, получается?
- В принципе могла, но всё равно что-то не складывается. Во-первых, мотив. Он у неё, безусловно, был, потому что она не могла не знать, что Струнин преследует Лику. Ведь это продолжалось довольно долго! Выходит, что-то должно было её подтолкнуть к этому, иначе зачем ставить на карту фильм, который был так для неё важен? Всё случилось в первый день съёмок, и ей это было не выгодно!
- Скажите, как называется метод, которым вы пользуетесь?
- Если я скажу, вы сочтёте меня за сумасшедшую!
- Ну вот, опять тайны, покрытые мраком! Что мне с вами делать, Вера?
- Слушайте, отвезите меня в СИЗО! Для меня это очень важно! Я должна увидеть Бушмелёва!
Ася не решалась зайти внутрь, и поэтому наблюдала за происходящим снаружи…
- Вы совсем с ума сошли? Бушмелёв – главный подозреваемый! У него были и мотив, и возможность! Поэтому он будет оставаться в тюрьме столько, сколько нужно!
- Ой, как страшно, Вадим Петрович!
- Просто Вадим!
- Да какой вы Вадим, если вы ни в чём не сомневаетесь? Подумайте: если Бушмелёв стёр все свои отпечатки с пистолета, то зачем он вам про него рассказывал? Чтобы предоставить ещё одно доказательство против себя?
- Откуда я знаю? Я не могу влезть к человеку в голову!
- А я могу! Поймите: мне просто нужно его увидеть. Вы можете его допросить, а я просто тихо посижу рядом… Ну пожалуйста!
- Ладно, поехали!
Только после того, как Вера с Вадимом уехали, Ася решилась зайти в кафе…
- Девушка, этот столик ещё не убран!
- Так уберите!
- Ой, я вас видела в рекламе стирального порошка! Можно автограф?
- Конечно, можно!
- Вот, у меня тут уже есть один – Веры Стрельниковой, а теперь будет ещё и ваш…
Ася увидела записку мамы: «Скажите Асе, пусть срочно убирается из квартиры и переночует у подруги!» Она написала ответ: «Срочно скажите Вере, что у меня нет ни одной подруги, кроме неё!»
- Вот, держите!
- Спасибо! Ой, так вы Ася?
- Тс! Значит так: один эспрессо и сто грамм коньяка!   

Разумеется, тихо и безмолвно сидеть во время допроса Бушмелёва у Веры не получилось…
- Не знаю, с чего начать…
- Начните сначала!
- А где это самое начало?
- Я думаю, там, где вы познакомились с Ликой Немцовой, – заметила Стрельникова. – Простите, пожалуйста! – она вспомнила, что не должна ничего говорить.
- Какие отношения у вас были с Ликой Немцовой? – Вадим бросил строгий взгляд в сторону Веры. «Интересно, надолго ли её хватит?» – подумал он.
- Всё у нас хорошо было! Можно сказать, счастливы были. Пока не появился этот Струнин, будь он неладен… Сразу всё с ног на голову перевернулось!
- Да, действительно, никому ведь покоя не давал! – заметила Вера, чем заслужила новый предостерегающий взгляд Вадима. – Извините, не сдержалась!
«Боже мой, да ведь она, похоже, сказала мне неправду! Неужели действительно сама нашла в себе силы оставить этого самого Георгия Струнина? Интересно, что же она в нём нашла, ведь он всегда думал только о себе?»
- Просыпаюсь я среди ночи и вдруг слышу, как жена в ванной с кем-то разговаривает. Я решил с ней серьёзно поговорить, и тогда она мне наконец-то во всём призналась! При этом так горько плакала, так страдала!
Вера представила себе, как Лика, вся в слезах, посреди ночи отвечает на телефонный звонок.
- А я говорю, оставь меня в покое! Нет, я не вернусь к тебе! Не звони мне больше!
- Лика, что, опять этот режиссёр тебя достаёт? Может, поговорить с ним?
Стрельникова отогнала от себя это видение. «Нет, этого не может быть, потому что… Господи, неужели мне просто отчаянно хочется верить в то, что Струнин до самого конца любил только меня одну?»
- И что же было дальше?
- Струнин позвонил ещё несколько раз, и тогда я не выдержал: перезвонил ему и предложил встретиться. Когда пришёл, то сразу заявил: оставь мою любимую жену в покое! А он стал уверять меня в том, что Лика сама его преследует! А потом он пистолет выхватил! Я ему сказал: если ещё раз жену тронешь, я за себя не отвечаю! Встал и ушёл по своим делам! Он живой ещё был! Вот и всё!
Вера с Вадимом вышли на улицу и сели в машину.
- Нет, нет и нет! Он не убивал Струнина!
- Из чего это следует?
- Из всего!
- Знаете, а вы меня восхищаете!
- Чем?
- Да всем!   
- Спасибо, конечно, но… Вообще-то всё это довольно странно!
- Мне кажется, как раз такие люди, как Бушмелёв, совершают порой страшные поступки…
- Такие люди, как он?
Вера задумалась и представила себе беседу Бушмелёва и Струнина.
- Я ещё не всё сказал!
- Вот как? Раз так, то это – мой аргумент!
- Зачем пистолет?
- Так, на всякий случай!   
Когда Бушмелёв в видении буквально озверел, Вера замотала головой, прогоняя образ.
- Опять этот ваш таинственный метод!
- Просто вы сказали: такие люди, как он… Поэтому я думаю: как такой человек, как Бушмелёв, мог появиться в жизни Лики сразу после Георгия, да ещё вместо него? Струнин такой талантливый, яркий, необычный! А Бушмелёв такой грубый, резкий и косноязычный человек! Почему она его предпочла?
- Ну, он богат, стабилен, надёжен… В общем, женщины таких любят – я по себе знаю!
- А вы что, богатый, стабильный и надёжный?
- Моя жена ушла как раз к такому. Она просила меня понять, и я понял…
- Ясно… Значит, мы уже приехали? Спасибо!
«Надо же, как я Вадима обидела нечаянно! Нехорошо получилось… Вроде ничего особенного не сказала, а на душе как-то противно! Хороший ведь человек, заслужил счастье!»
Неожиданно у Стрельниковой зазвонил мобильный. Это звонила официантка из кафе – хотела сообщить, что Ася перебрала с алкоголем…
- Алло, да, это я! А что случилось? Где она? Хорошо, сейчас буду!
Ася уже практически не могла разговаривать – сто грамм коньяка оказались для неё роковыми…
- Пойдём домой, чучело!
Дома Вера поила Асю чаем.
- Значит так: во-первых, ты перестанешь икать, во-вторых, протрезвеешь, и в-третьих, выйдешь замуж за очень хорошего, очень умного, очень талантливого человека, который будет любить тебя всю жизнь, несмотря на твой мерзкий характер!
- За умного, хорошего, талантливого? Кому это надо? Этого никто не заметит! Нет, я выйду замуж за придурка – тебе назло! Тогда все вокруг будут говорить, что дочь самой Веры Стрельниковой вышла замуж за такого придурка!
- То есть ты считаешь, что сможешь выйти замуж за первого попавшегося придурка?
- Да, смогу! Ты будешь на коленях умолять меня не делать этого, а я всё равно сделаю!
- Значит, ты уверена, что я буду тебя умолять?
- Конечно!
- Интересно!
В тот момент, когда Горелов объяснял что-то своему отцу, позвонила Стрельникова.
- Вадим Петрович! Я, конечно, понимаю, что это не моё дело, но вы не могли бы дать мне адрес Лики Немцовой?
- Адрес-то вам зачем?
- Хочу её навестить. А что такое?
- Просто я не понимаю, кто из нас работает следователем! Понимаете, я ведь тоже всё ещё тружусь на этом поприще. Я вас очень прошу: посидите дома!
- Знаете, я сама решу, где мне сидеть! Всего доброго!
У Вадима снова зазвонил мобильный.
- Вера, я вас очень прошу!
- Вера? Как мило!
- Оля, это ты? Извини, мне по работе звонят!
- Ну да, конечно! Привет Вере! Долгих лет счастья!
Отец встревожено поинтересовался:
- Опять поссорились?
-  Да, поссорились! Извини, мне нужно срочно ехать!
«Только бы успеть! Наверняка ведь сейчас всё-таки поедет к этой Лике Немцовой! Главное, чтобы с ней не случилось ничего плохого! Вот ведь упрямая! Вера Николаевна, и в кого же вы такая упрямая?»
Вадим был прав: Вера уже выясняла у знакомого гримёра Люси нужный адрес…

- Лика, здравствуйте! Это Вера Стрельникова!
- Я рада, что вы пришли, Вера Николаевна! Проходите!
- Вас ведь вчера не было на похоронах?
- Да, мне Инга запретила приходить…
- Вот оно что…
- Да. Давайте помянем Жору!
- Давайте!
- Муж был на взводе из-за последнего звонка. Так взбесился! Я сначала пыталась дозвониться…
- До кого? До Георгия Ивановича?
- Нет, до мужа. Но он не брал трубку. Тогда я стала звонить Струнину, но он тоже не ответил… И я решила поехать к нему домой…
- То есть у вас были какие-то подозрения? Ведь он просто мог уже уехать на съёмку!
- Посудите сами: один достаёт звонками, а другой грозится убить его! Как бы вы поступили на моём месте? В общем, я открыла дверь своим ключом…
- А у вас что, был свой ключ?
- Конечно!
Вера представила, как Лика открывает дверь ключом, входит внутрь и видит лежащего на полу Струнина…
- Ужас! И что же?
- Я вызвала скорую, а они уже сами вызвали полицию…
- Как же вы могли находиться там столько времени?
- Но я же не могла оставить Жору лежать на полу…
Вера представила, как Лика спускается по лестнице, звонит по телефону и кричит в трубку:
- Алло, это «скорая»? На полу лежит человек, и он мёртвый! 
Стрельникова вернулась к реальности.
- Но почему же вы подставили своего мужа?
- В каком смысле подставила?
- Ну, просто я думаю, что если бы вы тихо ушли, не вызывая «скорую», то никому бы в голову не пришло подозревать его в чём-то!
- А как вы бы поступили на моём месте?
- Не дай бог, конечно, но я бы сделала всё, чтобы отвести подозрения от своего мужа…
- Даже если он убил?
- А вы что, видели, как Бушмелёв убил Струнина?
- Конечно, нет!
- Тогда в чём дело? Вы уже курите!
- Простите!
- Скажите, а почему вы не снимались в последней картине Георгия? Ведь вы хотели играть эту роль, трижды приезжали на пробы… Это мне сказала наш гримёр Людмила…
- Вера Николаевна, мало ли кто на какую роль пробуется!
- Да, но ведь Струнин всё-таки утвердил Ингу! И вскоре у них начался роман, как, впрочем, у него это всегда и бывало. А вы решили сыграть ва-банк – сами бросили Георгия и вышли замуж за первого попавшегося человека. Вы надеялись, что Струнин будет оскорблён, ведь это вы его бросили, а не наоборот. Но он даже не собирался вас вернуть, как бы вам этого не хотелось… И тогда вы решили использовать вашего мужа как орудие, но увы – это орудие никак не стреляло!
- Вера Николаевна, вы что, с ума сошли?
- Нет, это вы этими звонками планомерно вызывали безумную ревность и ярость у вашего мужа. Но он почему-то никак не желал переходить к решительным действиям, и это вас очень сильно огорчало… Честно говоря, я не знаю, как этот телефон попал в ваши руки, потому что Инга говорит, что Струнин его потерял…
- Инга вообще никто!
- Может быть! И я ей поначалу не поверила. Но понимаете, какая штука – невольно  Альберт подтвердил, что не заметил в поведении Струнина ничего странного, хотя они проводили вместе много времени. Так что, Лика, вы сами себя преследовали…
Вера представила, как Бушмелёв пришёл к Струнину.
- Если ты сейчас же не оставишь в покое мою жену, то я за себя не отвечаю!
- Скажи то же самое своей жене!
- Что ей сказать?
- Просто передай, и она всё поймёт!
- Трус! Голову спрятал в песок, как страус!
- Надеюсь, пистолет тебя убедит! Пошёл вон!
Лика завопила:
- Прошу вас, уходите из моего дома! Я не хочу это слышать!
- Во-первых, это не ваш дом, а вашего мужа. Во-вторых, вам, конечно же, не интересно слушать то, что вы и так сами знаете…
Вера представила, как Бушмелёв покинул дом Струнина, как вошла Лика…
- Я сейчас всё тебе объясню! Я люблю тебя!
- Хочу тебе напомнить, что ты замужем! Твой муж только что был здесь!
- Я знаю, но я не могу без тебя жить! Я люблю тебя!
- А я тебя нет! Вот так история!
- Чем она лучше меня?
- Дай мне жить спокойно!
- Не дам, не могу! Ты обо всём пожалеешь!
Вот Лика достала пистолет и выстрелила…
- Ты пожалел?
Затем, поняв, что в дверь стучится Инга, она решилась сама вызвать «скорую»…
Вера отогнала от себя это видение.
- Лика, скажите, вы знали, что, если ваш муж не убьёт Струнина, то это сделаете вы? Ну конечно знали! Ведь вам было известно, что у него есть пистолет, а тут он оказался прямо перед вами! Боже мой! Я представляю, как вам было страшно, ведь снаружи ждала Инга! Я думаю, что именно в этот момент вы всё и решили… Сами подождали «скорую» и полицию, стёрли все отпечатки пальцев с пистолета, дали показания о преследовании Струнина… В итоге вы получили фантастический шанс отомстить одновременно Струнину и Инге, к тому же, избавиться от ненавистного и надоевшего мужа!
- Вы меня обвиняете, а где доказательства?
- Какие доказательства? Ведь я не судья и не прокурор! Просто я пытаюсь представить себе эту ситуацию, только и всего!
Лика побежала наверх за пистолетом…
- Вера Николаевна!
- Лика! Только не делайте глупостей!
Горелов подоспел как раз вовремя: его звонок по домофону спас Стрельниковой жизнь…
- Кнопка на домофоне справа!
Едва Вадим вошёл, как Лика снова подняла упавший пистолет.
- За что она меня мучает? Дайте мне умереть спокойно!
Несмотря ни на что, Лика всё-таки застрелилась…

Вера с Вадимом сидели в машине.
- Послушайте, я же вам говорю, что Лика сама в меня целилась! А после того, как вы позвонили, она решила застрелиться!
- Тем не менее, нужны доказательства, потому что вас было только двое!
- Какие ещё нужны доказательства, если человек в меня целился? Я не понимаю!
- Я же просил вас посидеть дома! Нет, вы пошли к главной подозреваемой и выложили ей полную версию преступления!
- Как это к главной подозреваемой, когда у вас главным подозреваемым был Бушмелёв?
- Мало ли что я говорил! – Стрельникова всё-таки обиделась, хотя старалась держать себя в руках. – Я ждал, когда Лика Немцова допустит какую-нибудь ошибку. Теперь она её точно не допустит! – кипятился Горелов. «Господи, главное – я успел! Пусть обижается на меня, пусть злится, но главное – я успел до того, как случилось непоправимое! Ведь Лика Немцова и правда могла её застрелить! Страшно представить, что было бы, если бы я не приехал вовремя!»
- Наверняка Лика уже допустила какую-нибудь ошибку, – вернула его Вера к реальности.
- Нет, я так не думаю!
- Скажите, а у Лики действительно был ключ от дома Струнина?
- Да, был. Я проверял.
- Понимаете, Струнин, видимо, решил сменить замок, потому что Лика уже однажды приходила к нему…
- Да, Инга мне что-то подобное говорила, но я не обратил внимания…
Вера представила себе, как Лика берёт со связки Струнина ключ и вешает его на свою связку…
- Вадим, нам нужно вернуться в дом и проверить ключ Струнина. Ведь вы его не проверяли, правильно?
- А ведь и правда!
Они пошли обратно в дом.
- Дверь фирменная, поэтому вряд ли он стал бы вызывать слесаря дядю Васю, так что я думаю, что квитанция должна лежать в ящике стола – он никогда их не выбрасывал!
- Вера, вы правы – на связке Струнина нет ключа! И вот две квитанции на изготовление сразу трёх ключей! Вы опять правы! Скажите, как называется ваш таинственный метод? Может, и я попробую?
- Нет никакого таинственного метода. Обычный актёрский метод – я пытаюсь как-то войти в психологию другого человека и представить себя в неких предлагаемых обстоятельствах…
- Вот так всё просто?
- Ну да, в принципе, просто…
«Вот всё и закончилось. Теперь я точно знаю, что Георгий Струнин не любил Лику Немцову. Я также уверена, что он не любил Ингу, а любил до самого конца только меня одну… Ведь он говорил, что все женщины, с которыми он встречался, были похожи на меня. К тому же, я когда-то сама от него ушла. Просто я устала ждать, когда он наконец-то изменится и поймёт что-то важное… А теперь его нет, и в душе почему-то пусто…»
Так рассуждала Вера.
«Выходит, Струнин и правда любил только Веру, и никто, кроме неё, ничего для этого эгоиста-режиссёра не значил. Она сказала, что он – яркий, талантливый и необычный. А мне отказала даже в надёжности и стабильности. Может, так оно и есть, но всё равно как-то обидно! Я ей ещё докажу, что она была не права на мой счёт!»   
Так рассуждал Вадим.

Отредактировано Кассандра (2019-11-09 14:11:00)

0

83

История вторая. Свадьба
За окном стоял прекрасный месяц май. Всё цвело и пахло – белая и фиолетовая сирень, вишни и яблони, сливы и черёмуха… Вот и наступил любимый многими весенний месяц, очарование которого, к сожалению, увядало слишком быстро…
Ранним утром Вера с Асей сидели на кухне и разговаривали.
- Эх, мама! Ведь раньше ты всегда готовила мне пшённую кашу на завтрак! А сейчас всё изменилось… И где та каша, мама? Между прочим, я её так люблю! Люблю до сих пор, хотя в последний раз ела её уже давно…
- Да, это правда! Когда-то я не только каждый день варила тебе эту кашу, но и ещё целых полтора часа промывала её… В молодости мы вообще способны на любые безумства и подвиги…
- Да ладно тебе скромничать! Между прочим, ты теперь расследуешь преступления вместе с самым настоящим следователем! Разве это не самое настоящее безумство?
- Не говори ерунды, Ася! Да, я помогла раскрыть дело об убийстве режиссёра Георгия Струнина, но…
В этот момент у Аси зазвонил мобильный телефон. От внезапного беспокойства Вера вылила в чашку всё содержимое чайника.
- Мама, тут такое дело…
- Господи, что случилось?
- Всё в порядке! Мне наконец-то повезло: меня утвердили на главную роль!
- Поздравляю! А то я уже испугалась… Ты ещё даже не начала сниматься, а уже доводишь меня своими актёрскими приёмами! Ася, запомни: в жизни не стоит играть, оставляй это состояние на съёмочной площадке… Ты меня поняла?
- Да, мама! Но ведь с тобой я никогда не играю, ты же знаешь… Если бы я играла, то у нас с тобой были бы совсем другие отношения…
- И это правильно!
Неожиданно у Веры зазвонил мобильный телефон.
- Вера Николаевна? Это Вадим Петрович. У меня к вам просьба – приезжайте как можно скорее в отель «Сказка», здесь такие странные дела творятся… В общем, без вашего метода мне никак не обойтись!
- Вы что, шутите? Я ведь не настоящий следователь, у меня может не получиться! Вы так в меня верите?
- Да, Вера, я в вас верю. Честно говоря, я в тупике, мне без вас не обойтись!
- Ну хорошо! Когда мне нужно приехать?
- Чем скорее, тем лучше! Дело очень серьёзное! Записывайте адрес: сороковой километр по Калужскому шоссе, указатель – отель «Сказка». Записали?
- Да, записала!
- Только вот что… Легенда такая: вы оказались в отеле случайно, и мы с вами не знакомы. Так будет лучше для расследования. Здесь как раз свободен один номер, будто бы специально для вас! Ну что, мы с вами договорились?

Горелов разговаривал с медсестрой.
- Конечно, дело очень серьёзное… Всё-таки сильное отравление, да ещё у двоих молодых людей сразу… И главное, всё произошло в такой торжественный день, надо же! Но в таком возрасте организм обычно молодой и сильный, так что шанс выжить у них есть…
- Как только пострадавшим станет лучше, сразу же проинформируйте меня!
- Конечно! Не беспокойтесь!
- Вот и хорошо!

По дороге Стрельникова чуть не попала в аварию из-за густого тумана. Какой-то автомобиль выскочил ей навстречу. Испугавшись, она свернула к обочине. Было уже совсем темно, из-за плохой видимости путь занял довольно много времени. Неожиданно у неё зазвонил мобильный.
- Кто это?
- Мама, это я!
- Ася, это ты? А почему такой голос? Что-то случилось?
- Да, случилось! Мне опять позвонил Филипп!
- А кто такой Филипп?
- Режиссёр! Он предлагает встретиться, обсудить роль…
- И в чём проблема?
- Я не знаю, как мне одеться – строго или, наоборот, небрежно…
- Ася, ты же всего лишь собираешься поговорить о роли! Хотя кто их, этих режиссёров, знает! Думаю, лучше всё-таки небрежно. Ведь тебя уже утвердили, а съёмки ещё пока не начались…
- Я не знаю, как держаться – строго или, наоборот, раскованно…
- Слушай, но ведь это же не конец света! Всё будет в порядке! Смотри по обстоятельствам!
- Мама, мне как-то тревожно…
- Да, мне тоже тревожно! Ты мне только обязательно позвони, поняла?

Дорога заняла ещё некоторое время, и когда Вера наконец-то подъехала к отелю «Сказка», было раннее утро. Она вошла в холл отеля и огляделась. Разноцветная кофта, белые джинсы и коричневые сапоги, конечно, не напоминали о роде деятельности, тем не менее, девушка на ресепшен сразу же её узнала.
- Ничего себе! Сама Вера Стрельникова к нам пожаловала!
- Да, это я!
- Я ваша большая поклонница! Правда, у нас тут неприятности… Всё как в детективных романах! Одно убийство за другим!
- Что вы говорите?
- Честное слово!
Навстречу уже бежал хозяин отеля.
- Анжела, что ты говоришь? У нас пока всё в порядке, никого ещё не убили! Хотя покушение было, это правда.
Горелов продолжал делать вид, что всё это его совершенно не волнует. Хотя про себя радовался: «Приехала наконец! А то я волновался, дорога-то мокрая и скользкая из-за этого ужасного тумана! Не видно же совсем ничего!»
- А вы с какой целью приехали? – спросила Анжела.
- Я собираюсь немножко поработать и немножко отдохнуть. Готовлюсь к новой роли…
- И кого же вы будете играть?
- Следователя!
- Вот, у нас здесь как раз имеется самый настоящий следователь! Вам нужно непременно с ним побеседовать! Правда, я всё-таки считаю, что слишком много вам знать о происходящем не стоит…
- Ну почему же? Я лично расскажу обо всём, что здесь происходит!
- Значит, вы следователь?
- Да, такую вот профессию выбрал…
- Вера Николаевна Стрельникова.
- Вадим Петрович Горелов.
- Вот и славно! Я помогу вам отогнать машину в гараж! Ведь у вас есть автомобиль?
- Разумеется!
Вера оставила свою красную «Ауди» в подземном гараже. Хозяин отеля помог ей донести чемодан до номера. 
- А как вы о нас узнали?
- Здесь останавливался один мой хороший знакомый, и ему всё очень понравилось…
- Но у нас не останавливаются известные артисты!
- А я разве сказала, что он артист?
- Нет, но… Ладно, это не важно! У нас здесь очень хорошо – природа, чистый воздух, птички поют… Недавно мы сделали ремонт, влезли в кредиты, но сейчас уже расплатились со всеми долгами… Так что всё хорошо, если не считать этой истории, конечно! Вот ваш номер, двенадцатый… Прошу!
В этот момент в холле раздались голоса:
- Лиза, скажи, чтобы он не смел курить в номере!
- Мама, скажи ему сама! Как мне всё это надоело!
- Лиза, доченька! Тебе нельзя волноваться!
- Оставьте меня оба в покое!
Шатаясь, по коридору шла какая-то девушка.
- Маша, ты что, с ума сошла? Тебе лежать надо, у тебя же наверняка сотрясение мозга!
- Нет, Лиза, не стоит! Я в порядке! О господи!
- Я помогу тебе! Держись, подруга!
Хозяин отеля внёс чемодан в номер и закрыл дверь.
- Обычно у нас тихо, но сегодня, как вы сами видите, в силу известных вам обстоятельств…
- Послушайте, мне эти обстоятельства как раз совершенно не известны!
- Не забивайте себе голову! Вам всё расскажет следователь! А пока я позабочусь о вашем завтраке! Хотите омлет?
- Да, хочу!
- Вот и прекрасно! Располагайтесь!
Не успела Вера осмотреться, как услышала чьи-то голоса.
- Понимаете, мне непременно нужно завтра быть там! Иначе я потеряю очень большие деньги!
- Что за срочность?
- Вадим Петрович, у меня завтра свадьба!
- Поздравляю!
- Да пока не с чем! Я тамада, и поэтому мне обязательно нужно там быть!
- Извините, но пока мы проводим следственные действия, никто отсюда не уедет!
Неожиданно у Стрельниковой зазвонил мобильный.
- Мама, это я! Мы с Филиппом сейчас сидим в японском ресторане!
- Господи, какая прелесть! И что же?
- Он говорит, что полюбил меня с первого взгляда! Я не знаю, что ему ответить!
- Послушай, это мне что-то напоминает! 
- В самом деле? И что же?
- Со мной тоже такое случилось однажды…
- Правда?
- Да, правда! Я тебе потом расскажу!
- Ловлю тебя на слове!
- В общем, нужно мило улыбнуться, а потом…
- Мама, всё! Не могу больше говорить, он идёт!
- Позвони мне обязательно!
- Хорошо! Я так волнуюсь! Пока!
Неожиданно раздались крики. Вера решила узнать, в чём дело…
- Анна Львовна, будьте добры оплатить мою работу!
- Вы что, не видите, что сейчас неподходящее время?
- Вижу, но, как говорится, Шекспир мне друг, но истина дороже!
- Хорошо, я заплачу вам! Хотя вся ваша свадебная съёмка, мягко говоря, сейчас совершенно никого не интересует! И потом, нужно ещё посмотреть, что вы там наснимали! Вот, держите!
- Спасибо, но с вас ещё столько же! Я бесплатно работать не привык!
- Знаете, оператор – весьма сомнительная профессия! Что это? Откуда здесь нарезанная бумага?
- Мне это совершенно не интересно!
- Боже мой! Какой невероятный цинизм! Подарить на свадьбу нарезанную бумагу – ну куда это годится?
На лестнице оператор столкнулся с Гореловым.
- Скажите, мне здесь ещё долго сидеть? Вы не можете поймать преступника, поэтому будете задерживать всех, кто попадётся под руку? Так получается?
- Примерно так!
- Как же я устал от бездарностей!
Вадиму бы позлиться на наглого молодого человека, но его, к счастью, занимали совсем другие мысли. «Ну держитесь, Вера Николаевна! Я вас сейчас по-настоящему удивлю!»
Стрельникова и в самом деле удивилась, когда Горелов постучался в дверь её балкона.
- Боже мой, каким успехом я пользуюсь! – воскликнула она, отодвигая занавеску. – А почему вы здесь, а не в Москве?
- Дело в том, что местный следователь попал в аварию, когда ехал сюда…
- Это там, в низине, где туман?
«Вера, здесь везде туман! Именно поэтому я так волновался за вас! Хотя вы об этом даже не подозреваете!»
В этот момент в дверь номера постучала Анжела.
- Вера Николаевна, ваш омлет готов!
- Идите, я присоединюсь к вам внизу!
- Но ведь мы с вами якобы не знакомы!
- Я приложу все усилия, чтобы познакомиться поближе!
«Конечно, куда мне до Георгия Струнина? Фильмов я, увы, не снимаю!»
Когда Вера вышла из номера, её уже встречала Анжела.
- Не могу поверить, что со мной разговаривает сама Вера Стрельникова!
- Да, вот так запросто разговариваю… Я ведь тоже обычный человек…
- Я хотела позвонить хозяйке, чтобы рассказать о том, что вы здесь… Она бы непременно приехала сразу же, если бы узнала, но с другой стороны, зачем ей знать о том, что у нас тут происходит?
- А что тут происходит?
- Как же, одно убийство за другим, каждого подозревают! Кстати, у хозяйки телефон почему-то недоступен! Она ведь сердечница!
- Что вы говорите?
- Да! Она так любит этот отель, всё наследство в него вложила! Вера Николаевна, можно я задам вам вопрос?
- Задавайте!
- Каким кремом вы пользуетесь?
- Я пользуюсь отечественным!
- Вот это ответ, Вера Николаевна! Восторг!
Хозяин отеля проводил гостью:
- Садитесь за крайний столик! Вам там будет удобно!
Вадим делал вид, что совершенно не обращает внимания на появление Стрельниковой…
- Да, спасибо!
- Тут такое дело… В общем, следователь хочет с вами поговорить. Вы не будете против, если он к вам подсядет?
- Против, но пусть подсядет!
- Вдруг он расскажет вам что-нибудь такое, что будет полезно для вашей новой роли… Хотя, наверное, вряд ли! Мне кажется, следователь он – так себе!
- В самом деле?
- Конечно! Держит здесь людей уже вторые сутки, а толку ноль! Ну ладно, не буду вам мешать! Приятного аппетита!
Вадим подсел к Вере за столик.
- А почему мы с вами так шифруемся?
- Потому что с вами, заезжей знаменитостью, они будут откровеннее, чем со мной!
- Расскажите, что здесь случилось!
- Свадьба!
- Что?
- Да, самая обыкновенная свадьба!
Между тем, в столовой стал появляться народ. Пришёл тамада, показались мать жениха Анна Львовна с сестрой Ниной, также появилась какая-то странная неизвестная дама. Потом подошла невеста вместе со своими родителями.
- Столы стояли буквой П. Невеста в белом платье, жених в костюме. Свидетели – по одному с каждой стороны. И много-много гостей.
Вера представила себе украшенный белыми, жёлтыми и оранжевыми воздушными шариками и корзинами цветов зал, невесту с фатой в длинном белом платье, жениха в строгом чёрном костюме… Вот тамада начинает свою речь, вот все рассаживаются по своим местам…
- Друзья мои! У нас с вами сегодня большой праздник! Ведь мы собрались здесь для того, чтобы разделить великую радость с нашими новобрачными! Я предлагаю поздравить их, пожелать им счастья и любви в долгой семейной жизни! Попрошу всех наполнить бокалы!
От видения Веру отвлёк голос официанта:
- Что-нибудь ещё желаете?
- Да, шампанского! Шутка! Два эспрессо!
Официант ушёл выполнять заказ.
- А почему он так странно отреагировал?
- Дело в том, что именно он наливал отравленное шампанское! Так что на его месте любой отреагировал бы не менее странно!
- Отравленное шампанское?
- Да. Из особой бутылки, которую якобы принёс кто-то из гостей. Кто – пока я установить не могу! Официант помнит, что его принесла какая-то женщина, которая сказала, что это – особое шампанское, предназначенное для четырёх друзей. Также он помнит, что свидетель потребовал сразу же открыть шампанское и разлить его по бокалам.
- Что, там был яд?
- Да. Но непростой. Он действует не сразу, зато наверняка. Это вещество применяют в анестезии…
- Боже мой! Яд – это что-то из средних веков! Мне казалось, что сейчас убийцы пользуются огнестрельным оружием!
- Убийцы пользуются тем, что им доступно!
- А вам не кажется странным, что официант вообще не запомнил женщину, которая подарила шампанское?
- Если вы о его причастности к этому делу, то вариант маловероятный.
- Почему?
- На его счастье, мы нашли пробку от эксклюзивного шампанского. Яд туда закачали до того, как открыли бутылку.
- Но хоть что-то он мог запомнить!
- Как правило, официанты больше следят за уровнем шампанского в бокалах и за едой в тарелках, чем за гостями!
- И что, он не смог описать её даже в общих чертах?
- Ну почему же? В общих чертах он её как раз и описал! В итоге она похожа сразу на мать невесты, мать и тётку жениха, на вас и на эту странную гостью…
- А почему странную?
- Потому что родственники жениха уверяют, что не приглашали её!
- Тогда кто же она?
- Ясновидящая! Вот стоит она на Арбате и гадает всем желающим! Вроде как она нагадала жениху эту свадьбу, и он в благодарность пригласил её… В общем, точно ясно только одно: шампанское предназначалось для четырёх конкретных человек – новобрачных и свидетелей. Ну, или для кого-то из них…
Вера представила себе, как она ставит на столик бутылку шампанского и говорит официанту:
- Это эксклюзивное шампанское – только для новобрачных и их свидетелей!
Стрельникова спросила:
- Они что, не все пили шампанское?
- Нет, не все. Невеста не пила, потому что беременна. Свидетельница не пила, потому что за рулём. Свидетель падок на этот напиток, но, на его счастье, выпить много ему не удалось – он почему-то опрокинул бокал. Жених пил мало, потому что не любит шампанское и, по словам невесты, ждал, когда очередь дойдёт до текилы.
Вера представила себе, как оператор снимает всё на камеру.
Свидетельница Мария взялась за бокал, но её остановил Евгений:
- Ты же за рулём!
- Но я же могу чокнуться! Поздравляю, ребята!
- Вы следующие!
- Куда же мы денемся!
Тамада закричал:
- Что-то шампанское немного горчит! Горько!
- Ты же не будешь пить шампанское! Тебе же вредно!
- Конечно, не буду!
Вот Марию окликает какая-то женщина:
- Простите! «Фольксваген» 3907 ваш?
- Мой, а в чём дело?
- Просят переставить!
Она уходит, а Евгений случайно опрокидывает бокал с шампанским. Его утешают Елизавета с Сергеем.
- Вот не повезло!
- Не переживай! А куда Маша ушла?
- Да машину переставлять пошла!
- А в чём дело?
- Вроде припарковалась неправильно…
- В подземном гараже?
- Странно! А почему вы такси не вызвали? Тогда можно было бы расслабиться и отдохнуть нормально!
- Ты не знаешь страсти Машки к вождению! Ладно, у меня тост! Мы всегда привыкли быть вместе – с первого класса где-то! Вместе в школе учились, вместе провалились на экзаменах… Нет, потом мы, конечно, поступили! Лиза с Серёжей поженились, у нас с Машей тоже свадьба через месяц… Я надеюсь, что наши дети пойдут в один класс… Конечно, для этого они должны родиться в один год, но мы усиленно работаем над этой проблемой! В общем, за детей! Горько!
Потом Евгений набрал номер Марии.
- Алло, Маша?
- Нет. Я просто услышал звонки…
- Что с ней? Почему она не отвечает?
- Она лежит здесь, в подземном гараже. Кажется, без сознания… Её кто-то ударил по голове… Видимо, я спугнул человека, который это сделал…
- Хорошо, я сейчас спущусь! Подождите! Никуда не уходите!
Вера вздрогнула.
- И что, свидетельницу ударили по голове?
- Да. На её счастье, смертельную дозу яда она получить не успела, потому что преступника спугнули…
- Это просто какой-то средневековый кошмар!
- Да, звучит ужасно!
- А кто нашёл Марию?
- Этот человек приехал к хозяину отеля. Он не имеет никакого отношения ни к кому из гостей. Если бы не он, свидетельнице, скорее всего, влили бы смертельную дозу яда.
- Почему вы так думаете?
- Это единственное объяснение того, что её вдруг вызвали в гараж.
- И как она себя сейчас чувствует?
- Пришла в себя. Вероятно, у неё сотрясение мозга. Но самое главное, что она жива.
- А свидетель?
- Ему стало плохо прямо в лифте…
- Да, непонятно! Невеста не пила шампанское, свидетельницу вызвали в гараж, и её спасло лишь чудо, а свидетель и жених всё-таки выпили отравленное шампанское…
- Так за кем же всё-таки охотились? За свидетельницей? Убийца узнал, что она не будет пить шампанское, и переиграл всё по ходу?
- Здесь что-то не так! Давайте представим себе, что я убийца!
- Я не могу себе этого представить!
- А вы постарайтесь! Я хочу убить эту Дашу!
- Машу! Её зовут Маша!
- Хорошо, Машу! Неужели я этого не сделаю приватно, без риска, без свидетелей?
- Приватность иногда проще соблюсти в большой толпе!
- Согласна! А я сделаю это на свадьбе! Прицеплю себе какой-нибудь дурацкий бейджик, чтобы все смотрели только на него, а на меня никто не обращал внимания…
Вера представила, как она подходит к Маше и просит её переставить машину…
- Замечательно, и что дальше?
- Затем я выхожу из банкетного зала, опережаю её и жду в гараже. Вот и всё! И потом, если мне нужна только эта свидетельница, зачем тогда накачивать ядом целую бутылку шампанского? Возникает слишком много вопросов: выпьет ли она, достаточно ли она выпьет, откроют ли они эту бутылку или вообще заберут её с собой? И потом, я же видела, что она за рулём!
- Когда это вы видели?
- Если была в ЗАГСе, то могла выяснить это ещё там. Но даже если нет, то откуда тогда я узнала марку и номер машины?
- Точно! Я об этом не подумал! Даже как-то обидно!
- Не расстраивайтесь! Я же была в шкуре этого убийцы!
- Тогда скажите мне, кто этот самый убийца, раз вы были в его шкуре!
- А я была внутри! Мне снаружи видеть не дано! Слушайте, но я же не господь бог и не кинооператор, чтобы знать! Кстати, там же был оператор! Он же всё снимал! А вы смотрели?
- Ну разумеется! В первую очередь!
- Неужели эти женщины или хотя бы одна из них ни разу не попали в кадр?
- Между нами говоря, там в кадр вообще никто не попал! Этот оператор снимал винегрет: пузырьки в бокале, губы, глаза, ноги, руки, уши, только не свадьбу… Такой, знаете, экспрессионизм. Кстати, вот и он, лёгок на помине! Его пригласил жених, они учатся вместе – тот на журналиста, а этот на оператора. Такой, знаете, непризнанный гений! Ни слова, ни кадра в простоте! Всё так дёргано, красиво, но ни о чём! 
В этот момент мама Лизы заметила:
- Смотри, там Вера Стрельникова сидит!
- Папа, видишь Веру Стрельникову?
- Ну да, вижу!
- Лиза, тебе вредно нюхать табачный дым!
- Папа, мне вредно табачный дым нюхать!
- Извини, Лиза! Всё время об этом забываю!
Скандал между оператором и официантом, между тем, набирал обороты:
- Принесите мне то же самое, что и моему другу-тамаде!
- Вы ещё за предыдущий заказ не расплатились!
- А меня здесь держат не по своей воле! Я – узник этой гостиницы, понимаете? Вы ведь на раздаче? Тогда вперёд!
Вадим подозвал официанта:
- Принесите ему всё, кроме коньяка. Вот так он и снимает, как ведёт себя…
- Так я же его видела, точнее, слышала, как он деньги требовал!
- Все показали, что какое-то время отсутствовал отец невесты.
Вера представила себе, как тамада говорит:
- А сейчас слово предоставляется маме нашей обворожительной невесты – Лидии Максимовне! Поближе к себе микрофон!
- Сегодня моя маленькая девочка… моя Лиза… Извините, не могу!
- Спасибо! Слово предоставляется… Простите, а где ваш муж?
- Спросите у него!
- Подождём! Спасибо!
Жених спросил у невесты:
- Ты что, сказала родителям, что мы сняли квартиру?
- Да, как видишь!
Веру вернул к реальности голос отца Лизы:
- Официант! Нет, меню не нужно! Мне, пожалуйста, омлет!
- Мне салат и чай.
- Мне просто стакан молока.
Оператор снова устроил скандал:
- Где мой коньяк?
- Молодой человек, принесите нам два!
Стрельникова вернулась к обсуждению.
- Отец невесты долго отсутствовал?
- Достаточно долго. Он вернулся, когда уже всё случилось…
- И где же он был столько времени?
- Говорит, что пошёл выкурить сигарету, потом отправился в бар выпить рюмку водки, затем снова выкурил сигарету… Бармен видел его, но это ещё ничего не значит…
- И что, он мог отправиться в гараж к свидетельнице?
- Теоретически да!
- А зачем ему это нужно?
Вера представила, как тамада продолжает свою речь:
- А сейчас молодых поздравит мама жениха Анна Львовна! Прошу!
- Не знаю, кто как, а я рада, что наши дети поженились, что у меня стало на одного ребёнка больше! Лиза, отныне ты моя дочь!
Когда все захлопали, жених выронил бокал шампанского и упал на пол… Началась свалка. Оператор невозмутимо продолжал снимать, а все остальные будто рассудок потеряли…
- Лида, у тебя же муж врач! Позови его!
- Сама позови!
- Мама, оставь хотя бы сейчас свои глупости! Папа, иди сюда!
- Это отравление! Быстро вызывайте скорую помощь!
Вера вздрогнула.
- Господи, сколько же пострадавших!
- Ну, невеста не пострадала, у свидетельницы сотрясение мозга, а жениха со свидетелем отвезли в райцентр – это в пятнадцати километрах отсюда. Врачи говорят, что есть надежда!
- Отец невесты ведь врач, у него не может быть доступа к этому препарату?
- Говорит, что нет. Он же не анестезиолог!
- Говорит, что нет! И я бы сказала нет!
У Лизы в это время случилась истерика.
- Что это за омлет, есть такое невозможно! Лиза, девочка, подойди!
- Люблю его!
Вера вдохновилась и решила разыграть перед Вадимом небольшой спектакль.
- Моя девочка, моя единственная девочка! Моё продолжение, моя копия! И он отнимает её у меня! Я хочу, чтобы его не было! Просто не было! – Стрельникова даже прослезилась от глубокого погружения в образ.
Горелов захлопал:
- Браво!
- Благодарю вас! Нет, ну это какой-то слишком экзотический способ избавления от зятя! И потом, это очень опасно, потому что была отравлена целая бутылка! А вдруг Лиза сделала бы несколько глотков? Я, конечно, знаю, что она беременна, а значит, не стала бы пить, но кто-нибудь из гостей мог крикнуть, что пару глотков не повредят этому малышу! Всё-таки свадьба… Знаете, как это бывает? Так что действительно могла сделать несколько глотков! Не знаю! Но если бы я собиралась отравить своего зятя, то я сделала бы это гораздо проще!
- Как?
Вера представила себе, как она подходит к Лизе с отравленным бокалом шампанского, обнимает невесту, потом произносит тост, чокается и ставит рядом с женихом отравленный бокал, а сама уходит…
- Вот и всё! Никакого риска для Лизы, и свидетели здесь не причём! Зачем было вызывать свидетельницу в гараж?
- В этом-то вся загвоздка! Если хотели убить жениха, зачем охотились за свидетельницей? Если хотели убить свидетельницу, то зачем травить всех остальных?
- Из них всех совсем не пострадала только невеста. Скажите, она выгадывает что-то от смерти мужа?
- Ничего. У них семья довольно среднего достатка, никаких особенных богатств за женихом нет!
- Да, это просто какой-то тупик!
- Точно! И я нахожусь в нём вот уже два дня!
- И я один день!
- Вера, я рад вас видеть всегда, даже в тупике!
«Надо же, Вадим Петрович, какой успех! Вы рады меня видеть даже в тупике! Может, и без меня смогли бы распутать всю эту историю! Так нет же, пригласили сюда, в самую гущу событий! А я ведь рада помочь!»
Мать невесты сказала:
- Лиза, я пойду в номер! Но у меня нет ключа!
- Папа, дай ключ!
- Надо же, я так похудела! Кофточка Лизы мне как раз!
Вера заметила:
- Всё-таки они странные какие-то! Они когда-нибудь разговаривают?
- Никогда! Когда я спросил мать невесты, она сказала, что этот вопрос надо переадресовать мужу…
- То есть спросите у него…
- Да. А он отвечать на вопрос отказался, сказав, что это не имеет отношения к делу…
- Они что, в разводе?
- Нет. Но уже шесть лет не разговаривают. Хотя живут вместе и спят в одной комнате, поскольку квартира двухкомнатная – в одной живёт дочь, в другой они…
- Ужас! Я бы с ума сошла!
- Лиза считает, что они и сами уже забыли причину и не разговаривают из чистого упрямства…
В этот момент Анне Львовне кто-то позвонил на мобильный.
- Это из больницы! Наши мальчики пришли в себя! Они в сознании!
- Когда пациенты в подобных случаях приходит в себя, это начало выздоровления! Я вам как врач говорю!
- Какое счастье! Давайте выпьем!
- Лиза! Вам с Машей надо ехать в больницу!
- Минуточку! Я следователь, а значит, в больницу поеду я!
- Как же так?
- Лиза, вы можете поговорить с Машей, но вам придётся подождать до завтра!
- Хорошо!
- Вот это радость!
- Ты куда?
- Сейчас вернусь!
Лизина мама, одетая в её красную кофту, в это время спускалась по лестнице со стаканом молока в руке…
Горелов давал инструкции охране:
- Из отеля никого не выпускать!
- Даже хозяина? Он ведь всё время за свою супругу переживает…
- Даже хозяина!
- А если хозяйка сама сюда приедет?
- Тогда, конечно, пропусти её. Но никого не выпускать!   
Сестра Анны Львовны принесла коньяк:
- Дорогие мои! Предлагаю всем по чуть-чуть!
- Нина Львовна, а мы не сглазим?
- Нет! Всё будет в полном порядке! Вера, присоединяйтесь к нам, пожалуйста! Извините! Я сама открою и сама налью! Вы, конечно, уже знаете, что мы здесь пережили?
- Да, знаю.
- Что-нибудь случилось? – спросил хозяин отеля.
- Уже всё в порядке! Наши мальчики пришли в себя!
- И когда они окончательно поправятся, мы вновь сыграем свадьбу!
- Только, пожалуйста, уже в другом месте! Лиза, почему вы остановили взгляд именно на этом отеле?
- Нашли в интернете… Маленький такой, красивый, уютный… К тому же, нам дали такие хорошие скидки…
- Господа, мне очень жаль!
- Не вините себя! Кто же знал, что всё так обернётся?
Неожиданно у Веры зазвонил мобильный.
- Мама, это я!
- Ася, привет!
- Филипп предлагает поехать к нему!
- И что ты решила?
- Поеду! Я ведь уже взрослая!
- Ну да, поэтому ты звонишь мне, чтобы об этом спросить! Ладно, пока! Целую!
Горелов, между тем, выяснил, что из больницы никто не звонил.
- Женщина звонить не могла! Наша Регина Сергеевна сегодня выходная, она сменится только в ночь! А состояние у пациентов стабильное…
- Усилить охрану! Никому не входить без полицейского сопровождения! Ясно?
Лиза спускалась по лестнице, когда услышала крики… Её мать лежала на полу, а кричала та самая загадочная гостья-гадалка, которая нашла её в таком состоянии…
- Анжела, что за крики?
- Я не знаю!
Потом дружно закричали все.
- Господи, какой ужас!
- Господа, давайте разойдёмся по номерам!
- Я не пойду в номер! Мне там страшно!
- Уйдите отсюда! Я врач, поэтому сам её осмотрю! Всё хорошо! Удар был не сильный. Она уже приходит в себя!
- То же самое было с Машей…
- Не думай о плохом! Маша ведь жива! Лиза, иди поспи! Не надо нервничать! 
Загадочная гостья, между тем, пыталась незамеченной подняться по лестнице. Но это ей, разумеется, не удалось, и вот уже Нина Львовна закричала:
- А я вам говорю, это сделала она! Ударила Лиду по голове, а потом закричала!
- Кто вы такая, чтобы меня оскорблять? Может, это вы сделали?
- Что? Какая наглость! Да я вышла ровно на три минуты – за коньяком!
- А я говорю, что просто вошла и увидела её на полу! Вот и всё! Милая, хотя бы вы мне поверьте! – обратилась женщина к Вере, но, не дождавшись ответа, скрылась в своём номере.
Стрельникова представила себе, как она заходит в номер, видит сидящую за столом женщину в красной кофте с распущенными светлыми волосами, достаёт что-то тяжёлое и наносит удар…
- Вам что, плохо? – вернул Веру к реальности голос Нины Львовны.
- Нет, спасибо! Я просто задумалась!
Вера решительно постучалась в дверь номера загадочной гадалки.
- Вы хотели, чтобы я вам поверила?
- Да. Я ведь ни в чём не виновата! Я просто шла по коридору, и вдруг увидела лежащую на полу женщину…
- Вы не могли её увидеть, потому что в таком случае являетесь подозреваемой номер один…
- Нет, это не я! А почему я не могла её увидеть?
- Потому что номер люкс по коридору последний, значит, случайно вы ничего не могли увидеть. Дверь наверняка была закрыта…
- Откуда вы знаете?
- Вы же ясновидящая! Считайте, что я в некотором роде ваша коллега…
- Если вы – моя коллега, то должны сказать всем, что я ни в чём не виновата!
- Так что там с дверью? Она была закрыта?
- Да. Мне нужно было поговорить с кем-то из родственников жениха или невесты, но мать и тётка жениха меня ненавидят и подозревают… Поэтому я решила поговорить с матерью невесты – она показалась мне спокойной и здравомыслящей женщиной…
- И о чём же вы хотели с ней поговорить? Ведь вас же, кажется, пригласил жених!
- Нет, мы с ним даже не знакомы. Когда я узнала о том, что жених и свидетель пришли в себя, то решила: мне нужно срочно рассказать о том, что я – абсолютно посторонний человек на этой свадьбе…
- Интересно!
- Обычно у ЗАГСа я поджидаю свадьбу… И в этот раз я дождалась и незаметно присоединилась к ним…
Вера представила себе, как женщина ждёт около входа… Вот выходят жених с невестой, свидетели и другие гости…
- И часто вы это проделываете?
- Каждые выходные. Конечно, не всегда получается. Бывают осечки. Есть пафосные свадьбы, когда везде таблички с именами гостей… Бывают скромные свадьбы – на пятнадцать-двадцать человек, там не потеряешься… Тогда приходится извиняться и объяснять, что не в ту машину села… Но в последнее время я научилась подбирать средние…
- А с подарками как же?
- Очень просто! Обычно я дарю конверт.
Вера представила себе гадалку, которая кладёт в корзину для подарков конверт…
- А там нарезанная бумага.
- Вы и правда ясновидящая! Когда даришь конверт, никто в него не заглядывает, не спрашивает, кто такая, чья родственница… А потом, где-то через час, свадьба начинает «разваливаться». Кто-то куда-то подходит, выходит… Официанты теряют бдительность…
Вера представила себе, как мужчина спрашивает у гадалки:
- Вам налить?
- Нет, спасибо!
- Тогда я себе!
Потом гадалка достаёт салфетку и начинает складывать туда копчёную колбасу, маслины и зелень… А затем кладёт всё в сумку и, осмелев, прибавляет бутылку какой-то настойки… Мужчина замечает исчезновение бутылки, но решает, что ему померещилось…
- А потом?
- Обычно я уезжаю, ни с кем не прощаясь. По-английски…
- И вы всё это проделываете для того, чтобы просто поесть и выпить?
- И накормить маму вкусненьким… Хоть раз в неделю… А вот теперь я сижу здесь и ем, чтобы не пропало. Хотите выпить?
- Нет, спасибо! Не хочу!
- Я не смогла вырваться, и мамочка там совсем одна… Я же не ожидала, что окажусь за городом… Мне пришлось ждать, когда кто-то из гостей соберётся уезжать и подбросит меня… Когда я увидела свидетельницу с ключами, то подошла к ней…
Вера представила себе, как гадалка подходит к Марии и спрашивает:
- Мария! Вы уже уезжаете?
- Нет, просто машину просят переставить!
Потом в видении возник официант, разговаривающий с Гореловым… Вадим почему-то с силой сжал в руке белый шарик, и тот сразу лопнул…
- Почему вас заподозрили?
- Официант показал на меня – якобы я похожа на ту женщину, которая принесла шампанское. Но ведь это неправда!
- А вы её видели?
- Она прошла мимо меня, я видела её со спины… Костюм на ней сидел просто идеально. Я ещё подумала, что на такой фигуре даже тряпка будет смотреться. Я подумала об этом, потому что мой парадный костюм давно пора менять…
- А лицо её вы видели?
- Нет, но я обратила внимание на туфли – яркие красные лодочки… 
Вера представила себе женщину в дорогом костюме и красных туфлях…
Стрельникова вышла в холл.
- Что она вам сказала? – спросила Нина Львовна.
- Знаете, я уверена, что она ни в чём не виновата!
Вадим уже вернулся в отель, он разговаривал с охраной.
- Всё спокойно? Никто не пытался уехать?
- Спокойно. Хозяин пытался поехать за женой, но я его не пустил. Кстати, вы были правы: её здесь и не было!
В холле, между тем, вовсю бушевал оператор:
- В конце концов, пора прекратить этот бардак! Замолчите уже!
Тамада среагировал первым:
- Сам замолчи! И без тебя тошно! Пойдём отсюда!
Вадим вошёл внутрь отеля.
- Где же вы ходите? У нас тут снова проблемы! Опять убийство! Здесь всех убивают!
- Анжела, хватит говорить ерунду! Мать невесты кто-то ударил по голове, но она жива! – начал объяснять хозяин «Сказки».
- Она совсем плоха, но она живая! Её муж выгнал нас из номера, хотя я предлагала вызвать врача! Но он сказал, что сам врач! Мне кажется, что это очень подозрительно! Вдруг он хочет её добить?
- Анжела, перестань молоть чушь!
Горелов взял у девушки успокоительные капли.
- Анжелочка! Входную дверь запереть на ключ, и ключ отдать мне. Всё понятно?
Плачущая Анжела побежала выполнять просьбу…
Вадим разговаривал с хозяином «Сказки»:
- Зачем вы пытались покинуть отель?
- Просто я беспокоюсь за свою жену, она сердечница… Но раз нельзя, значит, нельзя! Я не понял, зачем вы заперли входную дверь? Вы считаете, кто-нибудь может сбежать?
- Это – гарант безопасности постояльцев!
- Знаете, здесь я – гарант безопасности постояльцев!
- Ну как? Есть новости? – спросила Анна Львовна.
- Когда я приехал, Сергей и Евгений уже спали. Не волнуйтесь, с ними всё хорошо!
- Слава богу!
- Послушайте! Мне завтра обязательно нужно быть в Москве! Без вариантов! – вступил в разговор тамада.
- Могу я попросить ваш телефон, Анна Львовна? Мой разрядился.
- Да, конечно!
Горелов заметил сидящую в холле Стрельникову.
«Надо же, стойко переносит всё, что здесь происходит! А ведь дело и правда довольно сложное и запутанное. Но главное, что я расследую его не один, а в такой очаровательной компании!»
- Алло, это Горелов. Обеспечьте мне охрану отеля – на входную дверь и на выезд из гаража. Чтобы никто не мог войти и особенно выйти! А вы говорите без вариантов! И ещё: нужно съездить в Москву – проверить квартиру. Человек не отвечает на звонки. Скажите адрес!
- Алло, слышите? Записывайте адрес: улица Дружбы, дом два, квартира сорок один. И пусть она сразу же мне перезвонит! Большое спасибо!
«Надо же! Тут такие дела творятся, а Вадим не может скрыть своей радости от того, что я здесь! Хотя люди здесь и правда странные – одна пытается наесться на неделю вперёд, оператор всё время ругается, да и тамада, похоже, готов вызвать вертолёт, чтобы только уехать отсюда!» 
- А сейчас я прошу всех разойтись по своим номерам, запереть входные и балконные двери и без особой нужды не выходить вплоть до приезда охраны.
- Без какой особой нужды? Мне ехать надо!
- Вы же знаете полицию – им кажется, что работают только они, а у остальных дел нет! И все имейте в виду – отель закрыт на ключ!
- Может, поднять бунт? – предложил оператор.
- Иди отсюда! – ответил ему тамада.
Вадим беседовал с пострадавшей матерью невесты.
- Вы видели нападавшего?
- Нет. Но мне почему-то кажется, что это была женщина.
- Почему?
- Шаги, что ли, лёгкие! Я ведь даже не обернулась – думала, что это Лиза! Мне очень тревожно! Я ведь была в Лизиной кофточке, понимаете? Нас просто перепутали!
- Почему вы считаете, что именно теперь Лизе грозит опасность?
- Ну откуда же я могу знать?
- Хорошо, этого вы знать не можете. Тогда объясните мне, почему вы не разговариваете друг с другом…
- Это частное дело!
- Нет, извините! Слишком много странностей связано с вашей семьёй! А когда странностей много и их не хотят объяснять, то это вызывает подозрение. Простите, так!
- Позвольте мне всё рассказать!
- Да, пожалуйста!
- Шесть лет назад у моей жены был любовник…
- Это абсолютная неправда!
- Я допускаю, что он им не стал, но всё к этому шло…
- Послушайте! Ничего не было и никуда не шло!
- После этой истории я вынужден был объясниться с женой…
- Он не объяснялся! Он просто меня избил!
- Как сумел, так и объяснился! После этого она перестала со мной разговаривать, а я с ней… Сначала я пытался поговорить с ней, даже извинялся в письменной форме…
- Никто никогда не смел поднять на меня руку! Даже родители никогда не шлёпали!
- В общем, это показалось мне даже оригинальным. Когда мы молчим, то так даже лучше!
- Послушайте, во всё это даже верится с трудом! Как говорится, свежо предание… И в то, что Лизе грозит опасность, я тоже не очень верю… Извините, я пойду! Всего доброго! Закройте за мной дверь!
Вадим вышел, за ним следом вышла мать Лизы.
- Подождите! Всё, что вы слышали, правда!
- Но не вся, верно? Давайте присядем!
- После того, как всё это случилось, я поклялась, что никогда больше не буду разговаривать с мужем. Конечно, это было сказано сгоряча, со злости… Но потом, когда всё успокоилось и я попыталась с ним заговорить, маленькая Лиза тут же попала в больницу. Она очень серьёзно заболела, еле выжила…
- А причём тут это?
- Я поклялась её жизнью… Меня тогда словно замкнуло! Теперь я постоянно боюсь за неё! Я чувствую, что ей грозит опасность! Спасите мою девочку!
Женщина вернулась в номер.
- Что-то голова раскалывается!
- Папа, маме плохо!
- Лиза, при сотрясении мозга необходим постельный режим! 
Когда Вадим постучал в балконную дверь Веры, она побежала открывать.
- Ну наконец-то!
- Рассказывайте!
- Нет, вы рассказывайте!
- И кто первый начнёт? Слушайте, но ведь это как-то слишком… Прямо сразу рассказывайте, без всякой романтики!
- Какая тут может быть романтика?
- Звёзды, пришёл мужчина к женщине…
- Во-первых, пока ещё окончательно не стемнело, поэтому звёзд на небе не видно! Во-вторых, не мужчина, а следователь! И в-третьих: какая может быть романтика, если здесь, как в «Десяти негритятах», через каждый час убивают! Как вы съездили?
- Это был ложный звонок. Жених и свидетель так и не пришли в себя…
- Не поняла!
- Звонила какая-то женщина, но никто в больнице не смог про неё ничего рассказать!
- Мне кажется, мотив звонка очевиден! Кому-то нужно было оторвать Лизу от всех остальных…
- А как же Мария?
- У неё же сотрясение мозга, поэтому я думаю, что она бы всё равно никуда не поехала!
- Вы правы!
- Итак, я знаю, что Лиза обязательно поедет, но сначала ей нужно надеть туфли и кофту…
- Охотились за Лизой? Или, может быть, за её матерью? Вдруг их всё-таки перепутали?
- Нет, так не могло быть!
- Почему?
- Потому что этот люкс – последний номер. Я думаю, мать и дочь могли перепутать только со спины. Кто-то просто пошёл за женщиной в Лизиной кофточке и с распущенными волосами. Ну-ка повернитесь! Я думаю, так всё и было!
- Как вы думаете, кто это мог быть?
- Подозреваемых, конечно, целый паровоз: тамада, оператор, сестра матери жениха Нина Львовна… Хотя я думаю, что она со своим коньяком здесь не причём!
- С чем, простите?
- Она выходила на несколько минут за коньяком…
- Ну да! Я проверил список её контактов, когда звонил.
- Да, я заметила! И ещё эта загадочная гостья…
- Судя по тому, что вы рассказали, она здесь не причём…
- Я тоже так думаю!
Оператор в это самое время пытался покинуть отель с огромной сумкой…
- Тогда остаётся только этот ужасный оператор? Думаю, вряд ли это тамада…
- Нет, ещё Анжела, потому что с её места нельзя разглядеть входящих!
- Анжела… Вера, вы гений! Мне бы даже в голову не пришло её подозревать! Извините! Да, это Горелов!
- Здравия желаю! У нас тут большие проблемы! Здесь, внизу, в холле! Можете подойти?
- Вадим, что?
- Опять что-то случилось!
Внизу двое полицейских удерживали за руки горе-оператора.
- Что происходит?
- Дверь настежь, а этот придурок тело на камеру снимает!
Анжела была вся в крови. Вера подумала, что сейчас упадёт в обморок.
- Вера, я прошу вас: поднимитесь к себе!
Когда все собрались в номере Стрельниковой, Горелов спросил:
- Как ты там оказался?
- Я хотел уехать отсюда!
- А зачем ты снимал Анжелу?
- Это же красиво! Вы что, не видите, как брызги разлетаются? Вот этот план мне нравится! – после этого молодой человек получил звонкую пощёчину.
- Вы что, Вадим?
- Простите, Вера! Я мечтал об этом два дня! Уведите его!
- Я на вас в суд подам!
- Заприте его в номере!
- Есть!
- Вадим, но вы же понимаете, что он кто угодно, придурок законченный, но не убийца же!
- Конечно! Он бы скорее поднялся в номер, чем стал снимать и тем самым подставляться! Я думал, что Анжела – сообщница. Но она, может быть, не причём.
- Девушка жива?
- У неё очень серьёзная рана. Хотя я, конечно, не врач… Мне кажется, её уже не спасти…
- Бедная девочка!
- Убийца – тот, кому нужно было срочно покинуть отель! В общем, преступник сбежал из отеля – это ясно! И ещё ясно, что он не имеет отношения к гостям!
- Вадим! Я должна сказать, что совершенно запуталась и уже вообще ничего не понимаю! Может, вы мне свадьбу покажете?
- Хорошо! Ну вот что это такое?
- Пока всё более-менее понятно! Вот жених выносит на руках свою невесту из ЗАГСа и, как я понимаю, все рассаживаются по машинам. Так, а это что такое? А, это уже сама свадьба! Нарезки, салаты, зелень всякая… Уж ты, какая красота! А вот Анна Львовна принимает конверты… Да, корзиночка-то у неё маленькая, туда много не влезет! Так, стоп!
- Отмотать назад?
- Да, там были руки с шампанским! Вот, обратите внимание на кольцо! Я ни на ком здесь такого не видела!
- Я тоже!
- Так, подождите! Я прочесть не успела! Назад немного отмотайте! Свидетели Маша и Женя, мальчишник…
- Очевидно, у них перед свадьбой был мальчишник. Сейчас это модно – как в американском кино!
- Вот, смотрите! Эти красные туфли, которые мне так подробно загадочная гостья описывала!
- Я вижу!
- Отмотайте ещё раз назад! Видите, она отошла от стола и ушла в другую сторону. Не к лифту. Видите вот это движение? Ещё раз прокрутите! Вот, видите её движение руки? Она пошла к бару, а ведь в гараж можно спуститься только на лифте… Или пройти через улицу… 
- И что это значит?
- Был кто-то ещё!
- Бесспорно одно – это та самая женщина, которая не имеет отношения к свадьбе, но имеет отношение к отелю. Извините! Горелов слушает! Как, совсем ничего?
- Что такое?
- Жены хозяина в московской квартире нет, и не было никаких следов пребывания!
- Мне пульт оставьте, я ещё раз посмотрю!
- Дверь захлопните за собой!
- Хорошо!
Вадим разговаривал с хозяином отеля.
- Запасной ключ от входа у вас есть?
- Да. Куда же я его положил?
- А кто, кроме вас, знает, где он находится?
- Жена. Но её же здесь нет!
- Её и в московской квартире нет! И не было!
- То есть как нет? А где же она?
- Когда вы в последний раз её видели?
- Я отвёз её на станцию, она села в электричку и уехала…
- Как же так? Такой больной человек, и на электричку…
- Она не такая уж больная. Да, у неё случаются приступы стенокардии, но в целом она вполне адекватна! А электрички она предпочитает, потому что в машине её быстро укачивает!
- Ну ничего! Найдётся! А вы могли бы показать мне её вещи?
- Конечно! Пойдёмте! Вот, пожалуйста!
В шкафу стояли те самые ярко-красные туфли-лодочки…
Вера постучалась в дверь пятнадцатого номера. Дверь ей открыл тамада, он уже был изрядно подшофе.
- Здравствуйте! С неба спустилась звезда и осветила меня, жалкого неудачника! Знаете, ведь я когда-то заканчивал Щукинское училище… Возможно, был бы вашим коллегой, но как-то не сложилось!
- Не жалуйтесь, у вас очень хорошая профессия!
- В самом деле? Спасибо! Может, коньячку?
- Что-то не хочется! Расскажите мне про этот мальчишник.
- Всё просто: ребята насмотрелись американских фильмов, там все эти мальчишники, девичники… И они решили сделать всё по правилам!
- И сделали?
- Вы понимаете, свадьба – дело непредсказуемое, неизвестно, куда она повернёт!
- И всё-таки!
- Непонятный у них получился мальчишник: два мальчика и две девочки. Вот я и решил в своём тосте это как-то раскрасить, показать, что вся эта история не разобьёт любовь, вот и всё!
- Спасибо вам большое!
- Может, всё-таки коньячку? По чуть-чуть!
- Благодарю вас, не нужно!
Поговорив с тамадой, Стрельникова постучала в дверь одиннадцатого номера, чтобы поговорить с Лизой…
- Что случилось?
- Нет, ничего не случилось! Я просто хотела с вами поговорить… Давайте присядем вон там! Лиза, я просто хотела спросить, что за история у вас была с мальчишником…
- Да ничего особенного, просто мы с Машей пошутили и решили устроить девичник перед свадьбой, а наши мальчики восприняли это всерьёз и пригрозили мальчишником… Сначала мы поругались, а потом решили объединить мальчишник и девичник…
- И вы приехали сюда, в этот отель…
- Да, нашли в интернете. Маленький такой, красивый, уютный… Так понравился, что решили свадьбу тут отпраздновать…
- Скажите, а здесь много народу, кроме вас, было?
- Нет. В том-то и дело, что никого не было! Абсолютно пустой отель, только что после ремонта открылся.
- То есть вообще кроме вас никого не было?
- Персонал, естественно, был. Мы много дурачились, играли в интервью…
Вера представила себе такую картину…
Елизавета, Сергей, Мария и Евгений (с камерой) спускались по лестнице.
- Вот это всё наше! Дом достался Серёже от дяди, богатого банкира.
- Ага, газетного магната!
- Это не важно! Главное, что он оставил наследство! Скажите, пожалуйста! А трудно содержать вот это хозяйство?
- Маня, ты не представляешь, как трудно найти хорошую прислугу! Вот горничная нынче ворвалась к нам без доклада!
- А что, она обычно с докладом врывается?
- Молодёжь! Ночь на дворе! – заметил охранник.
- Видишь, с кем приходится жить бок о бок? Это же невозможно!
- Голубчик, вы мешаете нам беседовать!
- Ребята, потише!
- Мы уходим! Извините! Всё нормально!
Лиза заметила:
- Никакого конфликта не было! По-моему, этот охранник даже не обиделся!
- Скажите, может быть, был какой-то скандал, какая-то история, или инцидент какой-то произошёл?
- Одна женщина напилась. Но это же не инцидент!
- Какая женщина?
- Мы вошли в отель и увидели Анжелу. Мы ещё удивились – она так крепко заснула за стойкой! А Сан Саныч с женой тащили по лестнице какую-то пьяную женщину… Женя продолжал снимать… Он ещё заметил, что эта женщина так напилась, что стала похожа на труп… Как видите, ничего особенного!
- Вижу… А как она выглядела?
- Да никак… Обычная пьяная тётка, ноги такие опухшие… Так напилась, что с неё туфли свалились…
- Нет, я не о ней спрашиваю, а о жене Сан Саныча.
- Я её только со спины видела.
- Высокая она, невысокая? Какая?
- Она как-то согнувшись шла… Высокая? Я не помню!
Не успела Вера войти в номер, как поняла, что Вадим уже стучится в балконную дверь…
- Открыто!
- Вера, я нашёл те самые красные туфли!
- В самом деле? Где?
- В номере хозяина отеля. Конечно, Сан Саныч разыгрывает драму, и я не стал его разубеждать, чтобы не спугнуть…
- Так что там с его женой? Она действительно так больна?
- Нет, у неё просто временная стенокардия.
- Меня это очень сильно беспокоит. То она очень больна, её нельзя тревожить и волновать, не дай бог, чтобы она узнала что-то… А то она уже не очень больна… Ещё непонятно, почему избавились от Анжелы.
- Потому что ей нужно было срочно покинуть отель. Но на выходе стоял охранник, который не выпустил Сан Саныча… Кстати, он так кричал, когда требовал, чтобы все разошлись по номерам! Это же не было случайностью!
- Конечно! Он хотел, чтобы его сообщница взяла запасной ключ!
- Вот именно!
- Я тут узнала очень интересные подробности от Лизы.
- Рассказывайте!
- В общем, одна женщина напилась…
- Какая женщина?
Вера Стрельникова дала превосходный спектакль, изобразив пьяную в стельку женщину. Она постучалась в дверь номера Нины Львовны.
- Дорогая, что случилось? Вам нехорошо?
- Нет, мне ещё никогда не было так хорошо! Простите меня, дорогая, я так напилась!
- Вера Николаевна, я вам помогу! – излишне громко закричал Вадим.
Перед Лизой и её отцом, тамадой, Анной Львовной и помогающей Горелову тащить Стрельникову наверх Ниной Львовной развернулись практически те же самые события, что и накануне: Вера была в растоптанных тапочках, которые с неё свалились.
- Лиза, она же мертва! Посмотри на её ноги!
Вера поблагодарила Нину Львовну за помощь.
- Я думаю, что они несли труп. И несли они его к лифту, чтобы спустить в гараж и вывезти из отеля…
- Аня, «Валокордину»!
- Понимаете, эта женщина была в старых растоптанных туфлях, которые с неё свалились в результате. Я думаю, что это была жена Сан Саныча. Но вот кто эта женщина, я не могу понять…
- Зато я, кажется, догадался!
- Что, идеи есть?
Горелов спустился вниз.
- Охранник! Почему ты решил, что хозяйка в отеле?
- А её здесь и не было. Но мне так показалось…
- Почему тебе показалось?
- Из районной больницы приезжала её лечащий врач…
- Когда приезжала?
- После вашего отъезда…
- Как её зовут?
- Регина Сергеевна…
Горелов бежал со всех ног.
- А где Регина Сергеевна?
- Она у больных, они недавно наконец-то пришли в себя… Причём одновременно! Вот чудо!
Вадим побежал в реанимационное отделение и заломил руки женщине со шприцем.
- У меня есть пара туфелек. Я думаю, они вам подойдут!
Регина и Александр сами всё рассказали:
- А вы попробуйте жить с инвалидом! Каждый день видеть эти опухшие руки и ноги… Зависеть от её настроения, от её денег! Неожиданно у жены появились подозрения по поводу меня и Регины. Что она лечит жену в обратную сторону! А как я мог устоять перед Региной, ведь она такая молодая, сильная, красивая, страстная? Но мне всё время было страшно! Я думал, что стану следующим! Так что если хотите знать, то я рад, что арестован!
- Два года планомерной работы. Да, это было нелегко, но я точно знала, ради чего, для какой цели всё это делаю… Нет, в общем-то, всё было неплохо! Но только поначалу! Практически пустой отель и четверо сопляков, занятых друг другом. Поначалу! Но потом один достал камеру, да ещё сказал, что она похожа на труп! Вам бы понравилось, если бы вас начали снимать практически на месте преступления? Я думаю, нет! Я расспросила Александра, и он сказал, что они забронировали отель под свадьбу. Все мне очень помогли – и мальчики, и девочки – они явились сюда все сразу, мне не пришлось разыскивать их по отдельности. Всё было неплохо – свадьба, гости, куча подозреваемых… Поначалу… Но потом пошли накладки!

Следующим утром Вера села в свою красную «Ауди» и приготовилась ехать. Туман по-прежнему стелился по земле… Вадим хотел поцеловать Стрельниковой руку, но в итоге как-то слишком сильно пожал её.
- Осторожно, туман! Дорога мокрая! – заметил он.
Потом он ещё долго смотрел ей вслед…
«Надо же, руку ведь хотел поцеловать, но почему-то передумал! Вадим Петрович, ну разве так пожимают руку? Слишком уж резко! Хотя я же видела, как сильно он волновался! А меня прямо будто током ударило! Что это со мной происходит?»

Ася была дома, она приводила себя в форму с помощью тренажёра…   
- Мама, привет! Я так соскучилась!
- Да, я тоже соскучилась! Ну рассказывай: какие у тебя новости?
-  В общем, я всё-таки поехала домой к Филиппу. Только ты сейчас ничего не говори! Всё было нормально, но теперь он почему-то не звонит.
- Давно?
- Уже часа два!
- Трагично!
В этот момент зазвонил телефон.
- Мама, это он! Что ему сказать?
- Скажи, что рада его слышать! Только не вздумай спрашивать, почему так долго не звонил!
- Привет, я так рада тебя слышать! А почему так долго не звонил?
- Ася, это ужасно!
- Не волнуйся, мама! Он просто был занят! Всё отлично!

Отредактировано Кассандра (2019-11-09 14:12:32)

0

84

История третья. Богатый наследник
Любимый многими месяц май подходил к концу.
Начальник зачитывал Вадиму Горелову следующую информацию:
- «Вчера на тридцать втором километре Дмитровского шоссе произошло дорожно-транспортное происшествие. Женщина, находившаяся за рулём автомобиля «Сузуки Гранд Витара», погибла на месте. По сообщению эксперта, были ослаблены болты переднего колеса. Никаких данных о том, что это было сделано намеренно, пока нет».
- И что дальше?
- ДТП произошло вчера, а сегодня пришло анонимное письмо… Читай вслух!
- «ДТП, которое произошло вчера, не случайно. Оно связано с наследством отца погибшей Анны – Михаила Николаевича Антипова». Михаил Николаевич Антипов – что-то знакомое!
- Вот именно! Моё бывшее начальство! Ты-то его не застал – он уволился в девяностые… Четыре года назад скончался, похоронен со всеми почестями… Большой был человек, своеобразный, жёсткий! Вот, кстати, его фотография! Альпинист, между прочим, и нас всех к этому делу подтянул. Мы при нём как проклятые все свои отпуска в горах проводили… Один раз я там чуть не умер от обморожения… В заместителях у него ходил Белявский Эдуард Константинович, он на этой фотографии слева. Так вот, в своё время сын Белявского женился на дочери Антипова, той самой Анне…
- Значит, именно она попала в ДТП?
- Да, она. Ты дальше читай!
- «Если в ближайшее время полиция не вмешается, возможна ещё одна жертва… Помогите!» Всё!
- Вот такая история! Игнорировать это, как ты сам понимаешь, мы не можем, так что давай, Вадим Петрович! Вперёд! Выясни всё, но помни: эти люди нам не чужие! Тем более что старик Белявский ещё жив! Поэтому постарайся поаккуратнее и поделикатнее! Договорились?
- Я всё понял!
- Вот и молодец!

Вера Стрельникова в это время находилась на съёмочной площадке, где снималась историческая картина с её участием. Шла съёмка очередной сцены. Горничная расставляла на столе чашки, кофейник, печенье и варенье, пока главная героиня пыталась уговорить свою строгую властную маменьку.
- Лиза! Александр Фёдорович попросил у меня твоей руки, и я ответила ему согласием!
- Нет, маменька! Я прошу вас не делать этого!
- Лиза, почему ты так говоришь? Это разрывает мне сердце!
- Маменька, я умоляю вас! Пощадите меня!
Девушка отчаянно зарыдала, и в этот момент послышалась команда режиссёра «Стоп! Снято!»     

Горелов подъехал к нужному участку и вышел из машины со своим вечным чёрным портфелем. Навстречу Вадиму выбежали какой-то юноша и мужчина средних лет. Первый оказался сыном Анны, а второй – садовником.
- Миша, что случилось?
- Я думал, что мама вернулась!
- Тише, успокойся! Иди в дом, Миша!
- Мне в доме страшно! Можно я у тебя посижу?
- Конечно, можно!
- Здравствуйте! Я из уголовного розыска. Старший следователь Вадим Петрович Горелов. 
- Не стойте на пороге, проходите в дом!
Когда Горелов подходил к дому, его портфель попыталась отобрать какая-то большая лающая собака…
У входа за накрытым столом сидел какой-то мужчина.
- Можно мне уйти?
- Конечно! Миша, посиди пока у меня в комнате!
В этот момент пришла какая-то женщина с тарелкой в руке.   
- Здравствуйте!
- Это Светлана – домработница.
- Садитесь, пожалуйста!
Горелов присел на табуретку.
- Это Роман – водитель. Оба работают здесь.
Вадим показал всем присутствующим своё удостоверение.
- Поступила информация, что гибель Анны Антиповой могла быть не случайной.
- Да что вы такое говорите? Этого просто не может быть! Ерунда всё это! 
- Значит, кто-то в доме считает, что не такая уж ерунда!
- Интересно, кто же так дома считает? Мне просто интересно, кто это такой? Вот кто в нашем доме так считает?
- Да ладно, что там говорить! Это я во всём виноват!
- Роман, сядь сейчас же на место!
- Вы написали письмо?
- Какое письмо? Причём тут письмо? Я запаску на машину ставил! Колесо до этого спустило, вот я и ставил! Вот этими руками запаску!
- Он правда ставил запаску, и совершенно нормально это сделал. Хорошо прикрутил болты…
- А вы тоже водитель?
- Нет, я садовник. Это он водитель.
- Господи, Роман, выпей это! У тебя такой кашель!
- Вы что, наблюдали, как водитель меняет запаску?
- Я ведь кусты тоже подстригаю у всех на виду! И что тут такого? Мы разговаривали, и я обратил внимание на то, как он прикручивал болты. Вот и всё!
- Боже мой, Роман, выпей уже то, что я тебе дала! Какой же у тебя кашель!
- Мы здесь все дома были, никто на улицу не выходил и болты открутить не мог! Роман, вот, возьми таблетки!
- А посторонние?
- Какие посторонние? Это исключено! Ночью по двору бегает злая собака – наш доберман Джек. Вы же сами её видели! Здесь не может быть посторонних!
- Ну хорошо. А почему хозяйка сама была за рулём?
- Вот в этом-то всё и дело. Я их должен был отвезти!
- Кого их?
- Хозяйку с сыном. А в результате она сама уехала. Вот и получается, что я и болты нарочно открутил! Ведь сам-то не поехал!
- Что ты несёшь такое? Это полная чушь! Он вообще поехать не мог, потому что у него температура была тридцать восемь и две! Мы даже доктора вызывали! Этот доктор за Эдуардом Константиновичем присматривает… Врач вообще сказал, что у Романа вирус какой-то! Ему категорически запрещено за руль садиться! Поэтому Анна Михайловна сама и поехала!
- А почему мальчик с ней не поехал?
- Она ехала на кладбище – на могилу отца, а Миша не любит ездить на кладбище!
Садовник выпил залпом рюмку водки. В этот момент что-то громко зажужжало.
- Ой, это старик сигналит! То есть отец хозяина – Эдуард Константинович Белявский. Ты бы Мишу отправил домой, а то хозяин не любит, когда он сюда приходит!
- Мало ли чего он здесь не любит!
- Между прочим, это – твой хозяин!
- У меня здесь нет хозяев!
- Посмотрите на него! Хозяев у него нет!
Светлана вышла на улицу. Горелов побежал следом за ней.
- Подождите секундочку! Это вы о садовнике?
- Конечно, о садовнике!
- Присядем на минуточку! У вас здесь такой красивый сад!
- Да, это правда!
- Знаете, мне он тоже не понравился!
- Такой непростой, такой кручёный! Художник, понимаешь! Всё вокруг Мишки околачивается! Картины с ним обсуждает, беседы всякие ведёт… Он приваживает его к себе! Правда, я не знаю, зачем! Мне кажется, что он к мамочке хотел подобраться!
- К хозяйке?
- Ну не ко мне же! Такие, как я, его не интересуют!
- А вот и зря!
- Да ладно вам!
- А давно он здесь работает?
- Хозяйка его наняла около года назад. Вдруг однажды проснулась и говорит: хочу цветник! Ой, Белявский! Я уже иду!
- И что же?
- Я хочу разбить цветник, хочу, чтобы розы везде были. Вообще этим прежде никогда не интересовалась. У неё подруг не было, никаких интересов не было… Она же бледная и вялая ходила, я вообще думала, что в психушку скоро попадёт! Только Миша – свет в окошке! А потом с этим садовником цветники разбила, розы везде посадила… Белявский! Я уже иду!
- Ещё секундочку подождите! Что известно про наследство?
- Я знаю то же, что и все. Когда Мише исполнится восемнадцать лет, то всё наследство получат он и его родители. Вот так он по-дикому распорядился и написал всё…
- Он – это кто?
- Отец Анны Михайловны! Мне идти надо!
- Подождите!
- Товарищ Антипов был очень богатым человеком, потому что был большим начальником. Он распорядился, что наследство они должны получить только после того, как поставят Мишу на ноги. То есть в восемнадцать лет. А сейчас каждый месяц они получают: за свет, за воду, прислуге на зарплату, потом Мише на обучение – обязательно!
- Понятное дело!
- Ну и там какие-то крохи получали, я не знаю – как пенсия. Всё, я больше не могу говорить! Старик Белявский ждёт! Я уже иду!
Светлана вошла к Белявскому.
- Чаю хочу!
- Сейчас сделаю!
- Когда я зову, надо приходить сразу! Я сколько раз звонил?
- Два раза.
- Двадцать два!
- Неправда, вы звонили два раза! Извините, но я обедала. Мне, чтобы до вас дойти, ещё вон сколько бежать надо! Я не девочка уже!
- И я не мальчик, чтобы столько ждать!
Светлана с подносом вышла из комнаты. В дверях она столкнулась с Вадимом.
- О господи! Вы меня напугали!
- Простите!
- Нормальным ведь был человеком. Как слёг – прямо в монстра превратился! Всех ненавидит! Всё ему не так и не этак! Не хочу, говорит, чтобы сиделка за мной смотрела. Пусть Светка за мной бегает. Как савраска, туда-сюда ношусь!
- Так ведь можно было поселиться с ним в доме…
- Просто он не хочет, чтобы я здесь жила! В лоб мне говорит: меня бесит, когда рядом кто-то дышит! Я вообще думаю, что хозяева не хотели, чтобы здесь прислуга была. Чтобы про них ничего не узнали! Мы знаем, что они спали в разных спальнях и не разговаривали друг с другом! Они ждали, когда Мишке восемнадцать лет исполнится, чтобы можно было поделить наследство и разбежаться в разные стороны!
- А когда ему восемнадцать исполнится?
- Через месяц!
- Светлана!
- Сейчас я ему доложу, что вы здесь! Подождите пока в гостиной!
- Из уголовного розыска!
- Хорошо!
Горелов прошёл в гостиную. Здесь стояли бело-синий диван, два таких же кресла, деревянный маленький шкафчик и деревянный маленький столик. На стене висела шкура медведя. Вадим выглянул в окно и увидел идущую молодую женщину. Собака громко залаяла на неё, но она не обратила на это никакого внимания.
- Маргарита Сергеевна!
- Александровна!
- Маргарита Александровна! Дело в том, что ваш приход сейчас не очень кстати. Я понимаю, что вы пришли выразить свои соболезнования. Спасибо! Я всё понимаю! Но поймите: это тяжело, когда в доме всегда находятся посторонние. То похоронный агент, то соседи… Сейчас вот здесь находится товарищ из уголовного розыска…
- Товарищ из уголовного розыска – это я. Вадим Петрович Горелов.
- Очень приятно!
- Вы Аркадий Белявский?
- Да. Скажите, почему вы пришли именно сейчас?
- Потому что у меня к вам есть вопросы.
- А нельзя задать эти вопросы позже? Дайте хотя бы похоронить человека! К вам, Маргарита Александровна, это тоже относится!
- Конечно, я сейчас же уйду!
- Когда похороны?
- Завтра.
- Хорошо, мы отложим наш разговор до послезавтра.
- Я буду вам очень признателен!
- Всего доброго!
Вадим вышел из дома вместе с Маргаритой.
- Да, неприятно, когда вот так выгоняют из дома!
- Нет, я сама виновата! Пришла некстати со своими соболезнованиями!
- Вы соседка?
- Да. Я арендую их бывший дом. Раньше там проживала семья Аркадия Эдуардовича, а здесь проживал их покойный тесть.
- Товарищ Антипов…
- Да. Они даже калитку сделали, чтобы друг к другу улицей не ходить! Когда товарищ Антипов умер, они все переехали в этот дом, потому что он больше, а старый сдали мне.
- Вы одна живёте?
- Нет, с мамой и сыном. Он маленький, ему ещё года нет. В Москве болеет всё время, а здесь свежий воздух!
- Завидую вам! Дорого платите?
- Как вам сказать… Я Аркадия Эдуардовича давно знаю, потому что работала у него в строительной компании секретарём, пока фирма не прогорела… Так что нельзя сказать, что я – человек с улицы. И потом, я воспоминания его отца записываю, точнее, записывала, пока он не слёг… Вы меня извините, я пойду! До свидания!
Снова громко залаяла собака…
Светлана закричала:
- Товарищ следователь! Доктор пришёл!
Вадим с врачом прогуливались по дорожке.
- Да, у водителя была температура и, знаете, горло воспалённое, глазные яблоки красные. Именно я сказал, что в таком состоянии ему лучше не садиться за руль. А что, вы считаете, что он специально подкрутил болты, а потом прикинулся больным?
- Я ничего не считаю, просто уточняю!
- Вы знаете, всё это, конечно, крайне неприятно, но если бы я задумал кого-нибудь убить, то ни за что не использовал бы медицинские препараты, иначе бы все подумали на меня!
- А к чему вы это говорите?
- Это я к тому, что как-то глупо механику-водителю подкручивать болты. Слишком очевидно, что ли…
- Понимаю, к чему вы клоните! Спасибо за подсказку!
- Всего доброго!

В это время Вера Стрельникова продолжала играть роль строгой властной маменьки, единолично решающей судьбу дочери…
На столе стояли свечи, маменька раскладывала карты.
- Боже мой, маменька! За что же вы так со мной? Ведь я другого люблю!
- Любишь? И кого же? Неужели этого маленького голодранца?
- Да! Я его люблю!
- Нет, моя дорогая! Этого не будет никогда! Можешь плакать хоть до утра! Поди прочь! У меня из-за тебя пасьянс не складывается!
Режиссёр крикнул:
- Стоп! Перезарядка! Вера Николаевна, вы просто великолепно играли!
- Спасибо! Дубль будет?
- Пока не знаю. Кстати, вам кто-то звонил!
Стрельникова набрала номер Горелова.
- Вадим?
- Вера! Спасибо, что перезвонили! Вы сейчас свободны?
- Вообще-то занята. У меня съёмки!
- Что у вас?
- Я же по профессии актриса, поэтому моя работа – это съёмки.
- Понятно. И что, они у вас каждый день?
- В общем, да. Хотя завтра, кажется, у меня должен быть свободный день… А что случилось?
- Новое дело, и опять мне не обойтись без вашей помощи!
- Ну и где мы встречаемся на этот раз: в СИЗО, в нашем кафе или в загородном отеле?
- У главного входа на Старомаркском кладбище…
- На кладбище? Ну и фантазия у вас! Хорошо, пока!

Траурная процессия двигалась в сторону выхода.
Стрельникова с Гореловым сидели в машине.
- Это они?
- Да. Первым идёт Аркадий Эдуардович – муж, а теперь вдовец. Вчера он не захотел со мной разговаривать, и мне кажется, что он пытался предупредить соседку о том, что в доме следователь и ей нужно уйти. Так разволновался, что даже забыл её отчество, хотя она работала в его фирме секретарём. Вот этот с кепкой – водитель, именно он менял колесо на машине Анны Антиповой накануне вечером.
- А почему тогда за рулём оказалась хозяйка?
- Потому что утром у него поднялась температура. Доктор, который осматривает старика Белявского, поставил диагноз «вирусная инфекция». И кстати, заодно дал мне подсказку.
- То есть?
- Сказал, что если бы он решил кого-нибудь убить, ни за что не использовал бы лекарство – так было бы слишком очевидно, то же касается и водителя.
- В принципе он прав! А кто вот этот молодой человек? Миша Белявский?
- Миша Антипов. Он носит фамилию матери.
- Почему?
- Так распорядился старик Антипов. Его завещание вступает в силу, как только внуку исполнится восемнадцать лет… В тот день Миша должен был ехать вместе с матерью, чтобы навестить могилу деда, но в последний момент почему-то не поехал.
- Да? То есть он нарушил чьи-то планы? Получается, что следующей жертвой может быть Миша?
- Похоже, что так!
- А рядом с ним кто?
- Садовник. Вчера Миша отсиживался у него в домике для прислуги. Насколько я понял, садовник интересуется его творчеством и вообще всячески опекает его. Но вот Свете-домработнице это кажется подозрительным.
- Этой?
- Да, вон она, в чёрной шали. Она подозревает садовника в интриге с покойной хозяйкой. Садовник ведёт себя несколько странно… Что у него было с хозяйкой? Почему он так активно опекает Мишу? Я обязан проверить и эту версию…
Миша в это время развернулся и побежал прочь. Садовник бросился следом за ним.
- Миша, успокойся!
Подбежал Аркадий.
- Послушай! Когда же ты научишься себя прилично вести? Хотя бы на кладбище!
- Я не хочу вести себя прилично, я хочу, чтобы мама была жива!
Аркадий поднял руку для удара, но потом передумал пускать в ход кулаки.
- После поговорим!
- Ты нас с мамой всегда ненавидел, я знаю!
Подбежала Светлана.
- Миша, не надо скандалить на кладбище!
- Лучше не трогай его сейчас!
- Не учи меня! Больно умный, а сам никто!
Все ушли, кроме Светы и Романа.
- Мы все здесь никто, а особенно я! Видела, как на меня следователь смотрел? Посадит, и разбираться ни в чём не станет!
- Ерунду не говори! Не за что тебя сажать! Пойдём хозяйку помянем, старик столик в кафе заказал…
- Никак не пойму, почему в кафе? Дом же пустой!
- Значит, он не хочет, чтобы дома были поминки!
После того, как все наконец ушли, Вера с Вадимом продолжили разговор.
- Как же я не люблю этого мальчика! Как же он меня раздражает! Взял бы и прибил его! Не знаю, прибить, но убить… Нет!
- Нет? И что тогда?
- Жаль, что я не вхожа в этот дом! Где он находится?
- Тридцатый километр по Дмитровскому шоссе, посёлок Тихий…
- Я его знаю, потому что снималась там в прошлом году!
- Ах, как жаль, что вы не можете туда попасть!
- А как же я вам тогда смогу помочь? Никак!
- А по телефону?
- Нет, это не подходит!
- Почему? Я поеду туда и буду вам докладывать обстановку каждый час…
- Нет! Вот эти слова, описания… Я так не понимаю! Чтобы войти во всё это, мне нужно как-то услышать и почувствовать этих людей.
- Жаль! Что же делать?
- Сделайте мне какой-нибудь документ…
- Какой документ? Добровольный помощник полиции, что ли?
- Например!
- А с лицом что будем делать? Вера, вас же сразу узнают!
- Усы, очки, шляпа!
- Даже не знаю, что вам на это сказать…

Этим вечером Вера оказалась в той самой ситуации, в которой обычно оказываются блондинки из анекдотов. Целый день она мечтала о горячей ванне с пеной, но надо же было такому случиться, что Стрельникова догадалась взять с собой мобильный телефон… Неожиданно раздался звонок.
- Алло, мама, это я! Мы тут с Филиппом, всё отлично!
- Я в этом не сомневаюсь!
- Если я задержусь, ты только не волнуйся!
В этот самый момент телефон выскользнул из рук Веры и погрузился в воду. Очевидно, срок его службы закончился прямо там, в ванной…

Поздним вечером Ася с Филиппом подъехали на машине к дому, где жили сразу две актрисы Стрельниковы…
- Ну что, до завтра?
- Неужели даже чаем не угостишь?
- Извини, завтра с самого утра съёмка!
- Да, я в курсе! Тоже иногда бываю на съёмочной площадке! Ладно, пока!
- Пока!
- Ася, тут такое дело… Свечи залило, машина не заводится!
- Ты это сейчас специально придумал, чтобы чаю попить?
- Она правда не заводится!
- Ладно, пошли, фантазёр!
- Ты же сама всё видела! Я пробовал!
- Плохо пробовал!
Ася с Филиппом вошли в квартиру.
- Ася, это ты?
- Да. Только я не одна! Мама, это Филипп, мой режиссёр!
- Да, мы работаем вместе. Я всю жизнь мечтал с вами познакомиться!
- Мне кажется, что я вас где-то видела…
- Ну да, мы как-то снимались вместе…
- Правда?
- Да. Я вас тогда ещё чуть не придушил…
- Теперь я вас вспомнила!
- Мамочка, он теперь раскаялся и захотел попить с тобой чаю! Даже придумал, что у него машина сломалась!
- Перестань говорить ерунду! У меня залило свечи, а в автосервис со съёмкой нет времени заехать… Я у вас подожду, пока аварийка не приедет…
- Конечно! Проходите! Простите, пожалуйста! А если свечи залило, то машина больше не едет и не работает?
- Именно так!
- В таком случае вы не могли бы мне показать, как эти свечи вкручивать и выкручивать?
- Прямо сейчас, что ли?
Вера с Филиппом вышли на улицу.
- Я всё поняла. Вот так всё просто, значит… Скажите, а вы не могли бы мне эти свечи подарить?
- Конечно! Вот только зачем они вам нужны?
- Для роли. Я как раз собираюсь сыграть отслужившую срок службы автомобильную свечу…
Совместного чаепития не получилось – добыв нужную информацию, Стрельникова, накрутив бигуди, куда-то срочно убежала…
Едва Горелов вернулся с прогулки с очаровательной собакой песочного цвета, как тут же взялся за телефон. Его отец сидел на диване с наушниками.
- Ужинать будешь?
- Спасибо, ничего не хочу!
Поскольку мобильный Веры не отвечал, Вадим стал набирать городской… Включился автоответчик.
- Вера Николаевна, это Горелов. Весь вечер не могу прозвониться на мобильный. Может быть, что-то случилось? Перезвоните мне, пожалуйста!
Когда он положил трубку, его отец уже закончил смотреть концерт.
- Что, неприятности на работе?
- Нет, не на работе!
- Поссорились с Олей?
- Причём здесь Оля? Мы с ней уже давно расстались!
- Неужели у тебя появилась другая женщина?
- Почему неужели?
- При твоей занятости я уже подумал, что ты поставил крест на своей личной жизни! А можно тебя спросить?
- Спрашивай!
- Кто она?
- Коллега по работе!
- Ну, зная твою работу, я могу представить себе, что это за женщина!
- И что это за женщина?
- Никита с пистолетом под юбкой!
«А ведь ты в самую точку попал, папа! Только зачем ты Ольгу вспомнил? Не нужна она мне, я другую люблю! И мне всё равно, что у неё взрослая дочь, и не важно, что когда-то она была музой режиссёра Георгия Струнина… Вера Николаевна, куда же вы пропали? Я так волнуюсь!»

А в это самое время Вера как раз ехала в направлении того самого загадочного дома, где совсем недавно разыгралась драма… Сотрудник ГАИ остановил её за превышение скорости…   
- Здравствуйте!
- Капитан Сидоренко. Вы знак видели? Ограничение скорости на данном участке – шестьдесят километров.
- Да, что-то там такое промелькнуло!
- Конечно, промелькнуло, потому что вы шли сто десять!
- Правда? Простите меня, ради бога! Я просто очень опаздываю, у меня съёмки в Дмитрове! Видите, в каком я виде? – для наглядности Вера стала снимать с себя бигуди.
- Так вы актриса? Ладно, проезжайте! Только будьте осторожнее!
- Спасибо, господин генерал!
Красная «Ауди» Стрельниковой свернула к указателю «посёлок Тихий».
Вера открыла капот и выкрутила свечи, как её научил Филипп…
Затем она стала звонить подряд во все двери, пока ей наконец не открыла Маргарита…
- Здравствуйте! Простите, что я вас беспокою, просто у меня машина заглохла… Я хотела вызвать аварийку, но у меня сотовый вырубился…
- По-моему, мы знакомы…
- Может быть, вы меня в кино видели? Я актриса…
- Ничего себе! Так вы Вера Стрельникова? Пожалуйста, проходите!
- Спасибо!
Они прошли в дом.
- Такая неожиданность – видеть вас здесь! При нынешних обстоятельствах это – просто подарок судьбы, честное слово!
- А что за обстоятельства?
- Это не важно! Проходите! Чай будете?
- Да, буду!
- Садитесь, я сейчас! Пока закипает чайник, я сбегаю за механиком, а вы мне дайте ключи от вашей машины…
- А что, здесь механик есть?
- Водитель, он живёт в соседнем доме, обслуживает машины хозяев… Пусть ваш автомобиль посмотрит!
- А мне показалось, что там никого нет!
- Все на месте! Недавно приехали! Садитесь! Ой, чуть не забыла про печенье!
Маргарита убежала.
Воспользовавшись случаем, Вера решила распечатать часть воспоминаний старика Белявского, благо компьютер был включён…
«Что касается Анны, то у неё, по слухам, была какая-то интрижка то ли с артистом, то ли с художником. Как товарищ Антипов решил эту проблему, не знаю, но Аня Антипова всё же вышла замуж за моего Аркашу…»
Дочитать до конца Стрельниковой не дала вошедшая мать Маргариты.
- Здравствуйте!
- Где Марго?
- Она пошла в соседний дом.
- Марго, Марго… Глупая совсем!
- Мне кажется, там ребёнок плачет!
- Да… Он нуждается в матери, не говоря уже об отце… – с этими словами женщина достала бутылку коньяка. – Коньяку хотите?
- Нет, спасибо!
- А я, пожалуй, выпью!
Опрокинув стопку, женщина ушла…
Вера вышла из дома и прислушалась.
- А ты, как я понимаю, Джек, – заметила она, увидев большого добермана.
Послышались голоса Аркадия и Маргариты.
- Послушай, я же тебя просил не приходить сюда в ближайшие дни!
- Ты так себя ведёшь, будто я тебе надоела!
- Прекрати, пожалуйста! Не сходи с ума! Дело совсем в другом, ты же знаешь!
- Аркаша! Я просто не знаю, что мне думать! Ты мне не звонишь, мобильный отключил…
- Пойми, сейчас так нужно! Это для твоей же пользы! Представь, что будет, если завтра явится этот полицейский из уголовного розыска! Начнётся следствие, тебе будут задавать вопросы… При твоей болтливости это может кончиться плохо!
- Аркаша, ты же знаешь, что я не желала ей смерти!
- Господи! Пожалуйста, замолчи! Успокойся! Всё будет хорошо! Просто не приходи сюда, пока я не позову! И не надо придумывать поводы!
- Я не придумываю никаких поводов! У известной актрисы сломалась машина, она случайно позвонила в первую попавшуюся дверь… В чём я-то виновата, Аркаша?
Вера сделала вид, что только что вышла из дома…
- Я хотела сказать…
- Я же говорила! Но Аркадий Эдуардович мне не верит! Вот, пожалуйста – Вера Стрельникова собственной персоной.
- Здравствуйте!
- Здравствуйте! Простите, в это действительно трудно поверить! Нынче вроде не Рождество!
- Но я ведь тоже не Санта-Клаус! Я хотела сказать, что у вас там ребёнок плачет…
- Боже мой! Аркадий Эдуардович! Разбудите Романа, пусть он машину посмотрит… Я сейчас вернусь!
- Я, конечно, могу разбудить водителя, но боюсь, что он сегодня не в форме. Лучше будет подождать до завтра…
- Что же вы на улице стоите? Проходите в дом!
Увидев вместе Аркадия, Маргариту и маленького мальчика, Вера сразу же всё поняла… Она вспомнила также эпизод на кладбище, когда Аркадий хотел ударить Михаила, хотя потом почему-то передумал…
- Наверное, вы устали?
- Вовсе нет!
- Просто здесь вам будет неудобно – шумно! Милости прошу в мой дом!
- Спасибо! Странно, что у вас собака спит и ни на что не реагирует!
- С Джеком это бывает!
Вера представила себе, как Маргарита даёт печенье со снотворным собаке, чтобы она не лаяла и вела себя спокойно… Вот собака ложится на траву, и тогда Маргарита подходит к чёрной машине и ослабляет болты переднего колеса…
Вера с Аркадием вошли в дом.
- Папа, у нас гости!
- Здравствуйте!
- Она ляжет в комнате Миши, а он – здесь, на топчане, если ты не против!
- Я против! У парня сегодня была истерика, он жить не хочет, говорил, что руки на себя наложит… Я его еле успокоил! Он такой же истеричный, как его мать, царствие ей небесное!
- Извините, мне так неудобно!
- Ради бога, не обращайте внимания!
- Так что не трогай его, не надо! Пусть спит в своей комнате! А свою гостью разместишь где-нибудь…
- Где, папа? В кабинете? В библиотеке?
- Перебиться можно где угодно! Я однажды всю ночь провёл вниз головой в расщелине! И ничего!
- Папа, наша гостья – не альпинистка!
- А вот товарищ Антипов был альпинист. И даже начальник управления… Только вот домик плохой построил… Гостей здесь размещать негде!
- Папа, мы сейчас не будем это обсуждать! Просто вызови Свету, пусть она перестелет постель!
- А ты размести её в комнате покойной Анны!
- Папа!
- Вы привидений не боитесь?
- Боюсь!
- Она привидений боится, а я не хочу, чтобы всю ночь у меня кто-то ворочался и сопел в комнате.
- Миша не будет сопеть и ворочаться! В его возрасте люди спят, как убитые!
- Аркадий Эдуардович!
- Идёмте!
- Ради бога, извините за беспокойство!
Вера с Аркадием поднялись на второй этаж.
- Сюда, пожалуйста! Миша!
- Может, он спит?
В комнате было огромное количество картин, видимо, написанных Михаилом.
- Опять сбежал к прислуге! К этому художнику! Господи, как надоело! Когда же это кончится? – неожиданно Аркадий открыл наполовину полную бутылку «Кока-Колы» и сделал несколько больших глотков. – Какая гадость! Как это можно пить? Простите! Вы побудьте пока здесь, я сейчас вернусь!
Вера заметила в комнате фотографию Анны, а также фотографию Белявского и Антипова с ребёнком… Она представила себе, как они сидели на лавочке много лет назад, фотографируясь с маленьким Михаилом. Рядом с Антиповым и Белявским были Анна и фотографирующий их Аркадий…
- Как будто по новой я родился! Мишка Антипов! Ты не беспокойся, следующий внук твой – Эдик Белявский!
Могли ли они договориться так?
Неожиданно закричал Белявский:
- Аркадий! Позовите Аркадия!
- Аркадий ушёл. Я могу вам чем-нибудь помочь?
- Вы? Нет, не можете! Это слишком унизительно! Я обмочился! Пусть Аркадий вернётся!
- Хорошо!
Вера вышла на улицу.
- Аркадий Эдуардович! Ваш отец просит вас вернуться!
Аркадий с фонарём в руках повернулся к ней и неожиданно упал на траву…
Стрельникова побежала ему навстречу. От испуга она даже зажала рот руками…
Прибежала Светлана.
- Что случилось?
- Не знаю! Я совершенно ничего не понимаю! Я его позвала, он мне не ответил и вдруг упал…
- Господи, какой кошмар! Что же делать?
Прибежали садовник с водителем, а также Михаил.
- Света, беги скорее за врачом!
- Может, «скорую» вызвать?
- Когда ещё придёт эта «скорая»! А врач рядом! Беги скорее!
- Хорошо, уже бегу!
- Миша, иди в дом! Здесь тебе делать нечего!
- Может, что-нибудь под голову подложить? – спросила садовника Вера.
- Хорошо, дайте что-нибудь!
Стрельникова отдала кожаную куртку – она взяла её с собой на случай непогоды, хотя вечер был очень тёплый…
Светлана вбежала в дом и схватилась за телефон.
- Что там случилось? – раздался голос старика Белявского.
- Всё хорошо, Эдуард Константинович!  – Светлана уже поднималась наверх. – Алло! Простите, пожалуйста, что я поздно звоню! Это очень срочно! Хозяину плохо!
Миша тоже вошёл в дом, он поднялся на второй этаж.
Водитель прибежал вместе с врачом. Он стал осматривать Аркадия. В этот момент как раз подошла Маргарита.
- Ну что, доктор?
- А что случилось? Аркаша, родной, что с тобой? Ему плохо, да? Это стресс, я по себе знаю! Что вы тут стоите, ему же холодно! Отнесите его в дом! Я помогу! Быстрее! Я дверь открою!
Вера подняла с травы свою куртку. Неожиданно она вспомнила, как Аркадий пил «Кока-Колу» из Мишиной бутылки… Она так и стояла с фонарём в руках, не в силах сделать ни одного шага…
«Боже мой, ведь я только хотела узнать побольше об этих людях… А в результате, кажется, стала свидетелем чего-то по-настоящему страшного… Неужели Аркадия кто-то убил? Но зачем кому-то нужно было от него избавляться? Вадим, наверное, переживает и волнуется, а я даже позвонить ему не могу, потому что осталась без мобильного телефона…»
Наконец Вера поднялась на второй этаж. Она вошла в комнату Миши. Молодой человек был на месте, рядом с ним сидел садовник.
- Вот тут стояла бутылка с «Кока-Колой». Ты трогал её?   
- Это опять вы?
- Так ты пил из неё?
- Да, пил!
- Что вы здесь делаете?
- Подождите! Когда?
- Утром, перед кладбищем…
- Будьте любезны объяснить: кто вы и что здесь ищете?
- Я хочу понять, куда исчезла эта дурацкая бутылка! Ведь она стояла вот здесь!
- Что вы делаете? Не трогайте мои картины!
- Это то, что вы искали?
- Да, это она. – Вера нашла пустую бутылку около кактуса, на котором был какой-то подозрительный белый налёт.
- А сейчас объясните, что здесь происходит! Миша, ты что-нибудь понимаешь? Я совершенно ничего!
- Скажите, здесь был кто-нибудь? – спросила Стрельникова, опрокидывая урну с мусором.
- Здесь было много народу! Сюда даже вы буквально ворвались, ничего толком не объясняя! Ну вот, теперь вы мусорите в Мишиной комнате!
- Так, это что такое? Миша, твоё? – Вера вытащила из кучи мусора пустую упаковку из-под таблеток.
- Это дедушкино лекарство…
Стрельникова представила себе лежащего в комнате Эдуарда Белявского и Мишу, который клал в бутылку «Кока-Колы» таблетки – по одной штуке…
Садовник с Мишей, между тем, стали собирать мусор обратно в урну…
Светлана спустилась вниз, в руках у неё была белая простынь… Она вошла в комнату с медвежьей шкурой. Именно там доктор с водителем положили на бело-синий диван Аркадия… Женщина протянула простынь, и врач накрыл мужчину с головой. Из этого следовало, что помочь ему уже ничем нельзя… Маргарита вошла в комнату, она капала в рюмку успокоительные капли…
- Это стресс! Я по себе знаю! Вот это лекарство очень хорошо помогает! Что же это такое происходит?
Когда она увидела накрытое с головой тело Аркадия, то выронила рюмку из рук. Она попыталась подойти к дивану, но водитель с врачом крепко держали её за руки. Маргарита вырывалась и билась в истерике…
- Ради бога, ничего не говорите Эдуарду Константиновичу! – на ходу крикнул врач Светлане.
Вера, Михаил и садовник тоже услышали Маргаритины крики… Стрельникова, прежде чем покинуть комнату, собрала все улики и положила их в карман брюк… Маргариту как раз вели на второй этаж. Увидев Михаила, женщина закричала, что именно он убил Аркадия, потому что давно мечтал от него избавиться, что она ненавидит его и никогда не просит за то, что он сделал. Водитель с врачом по-прежнему держали её крепко, она продолжала кричать и ругаться. Наконец доктор сделал Маргарите укол, хотя какое-то время после него она всё равно оставалась агрессивной… 
Михаил подошёл к врачу.
- Скажите, мой папа действительно умер?
- Мне очень жаль…
- Миша, стой! Куда же ты? Доктор, с ним всё будет в порядке! Не волнуйтесь!
Старик Белявский вдруг закричал:
- Эй, здесь есть кто-нибудь?
К нему прибежала Светлана.
- Вам плохо?
- Что случилось?
- Ничего! Доктор сказал, что всё нормально!
- А зачем здесь ночью доктор?
- Он случайно к нам зашёл! Сейчас я его позову!
Светлана поднялась на второй этаж. Врач разговаривал с кем-то по телефону:
- Да, это похоже на отравление. Пусть сюда приедет полиция… Спасибо, ждём!
- Доктор, старику совсем плохо! Мне кажется, он что-то чувствует. Я врала ему, но…
- Как же это всё неприятно!
У Михаила случилась истерика.
- Я хотел, чтобы он умер, а теперь не хочу!
- Миша, ты соображаешь, что говоришь?
- Света, оставь его в покое! У него истерика!
- Лучше ты его в покое оставь! Ведь это ты мальчика против родного отца настроил!
- Света, держи себя в руках! Я же всё понимаю!
- Рома, что ты понимаешь?
- Все понимают, не только я!
- Объясни!
- Просто он по-доброму к Мише относится, картинками его интересуется, времени с ним проводит больше, чем родной отец… Вот парень к нему и привязался!
- Так, а ещё что?
- Ничего.
- Нет уж, договаривай!
- Да ладно, Света! Всё и так понятно! Любишь ты его, вот что…
- Кого?
- Володьку, конечно. Вот и придираешься к нему…
- Что? Этого недотёпу-садовника?
- Ну не меня же! Света, умей достойно держать удар!
- А я расскажу следователю, что мальчик – единственный наследник! Понятно?
- С огнём играешь, Света!
- Владимир, а что это вы так испугались?
- Светлана, вы наконец-то вспомнили, что у меня есть имя!
- Забудешь тут про вас! Никакого покоя в этом доме нет!
- Господи, как мне это надоело!

Вадим уже спал, когда в его комнате неожиданно зазвонил телефон…
- Горелов слушает! Хорошо, сейчас же выезжаю!

Садовник, врач и водитель ушли. Светлана спросила:
- Извините, пожалуйста! Скажите, мне кажется или вы действительно Вера Стрельникова?
- Действительно она самая!
- Как вы думаете, мне сейчас удобно будет у вас автограф взять?
- Я думаю, не очень!
- Жаль! У нас сегодня вообще выдался очень плохой день! Мы же хозяйку похоронили!
- Что вы говорите?
- Да! А теперь и хозяин умер…
- Какой ужас!
- Я думаю, что его убили! Я даже знаю, кто!
- И кто же?
- Художник, конечно! Он сначала около хозяйки крутился, теперь мальчика обхаживает!
- Светлана, вы в этом точно уверены?
- А вы что, думаете, я ошибаюсь?
- Ваша неприязнь – ещё не повод обвинять человека в убийстве!
- А нет никакой неприязни. Роман ведь прав – люблю я Володьку! Как же мне тяжело с этим жить! Ведь я точно знаю, что у них с Анной был роман… Ладно, не будем о грустном! Лучше я вам сейчас кофе сварю! Я быстро!
Оставшись одна, Вера снова попыталась прочитать мемуары старика Белявского, но не тут-то было…
- Мне показалось, что здесь кто-то разговаривал…
- Нет, это просто я говорю вслух… А как Миша, скажите?
- А почему он вас интересует?
- Нет, меня в принципе интересует всё на свете!
- Мне кажется, что вы здесь не случайно!
- Да? А мне тоже кажется, что вы не совсем садовник! Вы художник?
- В прошлом. Бывший художник, да! Не преуспел в этом, поэтому теперь я садовник! Так бывает!
- Бывает, конечно! Особенно когда ситуацию разрешает товарищ Антипов, правда?
- Я понял: вы её подруга!
- Чья?
- Маргариты!
- Вы с ума сошли!
- Так вот имейте в виду – если с Мишиной головы упадёт хотя бы один волос…
- Не упадёт, если вы будете за ним следить!
- С минуты на минуту здесь будет полиция! Не забывайте об этом!
- Что вы говорите? А вы что, ещё одно анонимное письмо написали?
- Какое письмо?
- Вы знаете, о чём я говорю! И на вашем месте я бы прислушалась к тому, что говорят вокруг…
- И что же говорят?
- Светлана любит вас, и ей больно от того, что она замечает очевидные вещи…
- Какие ещё очевидные вещи?
- Вы прекрасно понимаете, о чём я говорю!

Горелов уже выехал из дома в направлении посёлка Тихий недалеко от Дмитрова. Он ещё не знал, что именно там находится Стрельникова… Неожиданно у него зазвонил мобильный.
- Горелов слушает!
- А начальство говорит! Когда будешь на месте?
- Думаю, минут через двадцать.
- Так значит, я впереди!
- А вы что, тоже едете?
- Как же иначе, ведь старик Белявский – не посторонний человек! К тому же, моё бывшее начальство! А тут такая трагедия! Так что, Вадим Петрович, прибавь газу, догоняй!
- Сделаем!
Чёрную «Волгу» начальника Горелова остановил ГАИШник.
- Капитан Сидоренко! Ограничение на этом участке – шестьдесят километров.
- Ты прав, капитан! Но мы очень спешим – по делу, сам понимаешь!
- Понимаю! До вас тут актриса знаменитая тоже спешила на съёмки в Дмитров. Все спешат, но правила-то соблюдать надо!
- И опять ты прав, капитан! Молодец! Так и работай, невзирая на лица – строго и принципиально! Давай!
- Понял! Проезжайте! Невзирая на лица! Поработаешь тут с вами, как же!
Следующим человеком, превысившим скорость, оказался Вадим Горелов. И вот на нём-то инспектор ГАИ решил отыграться по полной программе… В этот самый момент как раз пошёл проливной дождь…
- Капитан Сидоренко. Ограничение скорости на этом участке – шестьдесят километров!
- Я всё понимаю, но очень спешу!
- И что дальше? Водительское удостоверение и документы на транспортное средство! Всё, без разговоров! Пройдёмте со мной!
- Ну хорошо, пройдёмте!

Вера разговаривала с Маргаритой.
- Хорошо, что вы пришли! Извините меня, если что-то не так. Просто я не понимаю, что происходит! Совершенно ничего не понимаю!
- Скажите, а вы собаке давали печенье со снотворным?
- Да, полкубика в каждом… Это Аркаша придумал, чтобы собака не лаяла на всю округу…
Стрельникова представила себе встречу Маргариты и Аркадия.
- Я так боялась, что он не станет есть печенье!
Вера постаралась не уходить глубоко в свои мысли…
- Наверное, вам сейчас тяжело…
- Да, очень! Вы даже не представляете, насколько мне сейчас тяжело! Ведь вы не знаете, кем он был для меня…
- Ну почему же? Представляю! Он был отцом вашего ребёнка…
- Мы это скрывали, вернее, Аркаша требовал, чтобы мы это скрывали, потому что товарищ Антипов так подло составил завещание, что он всё время боялся, что на суде кто-нибудь покажет против него… А ведь в доме прислуга, мало ли, могли проболтаться…
- Понимаю… По этой причине вы скрывали, что Миша – не родной сын Аркадия?
- Да! О господи, я опять проболталась! Аркаша мне всё время говорил, что я очень много болтаю!
- А скажите, вы говорили об этом кому-нибудь ещё?
- Я ляпнула это Эдуарду Константиновичу, а он сразу после этого слёг… Аркаша так кричал и ругался на меня… Он никогда больше не будет кричать!

Горелов в это время пытался найти выход из сложившейся ситуации…
- Капитан, нельзя ли поступить проще? Раз я нарушил, то заплачу штраф…
- Обязательно заплатите!
- Сколько?
- Вадим Петрович, вы же грамотный человек, должностное лицо, а предлагаете мне взятку! Как вы уголовные дела расследуете, интересно?
Вадим набрал номер начальника…
- Алло, товарищ полковник, это Горелов!
- Что там у тебя?
- Меня тут задержали на посту ГИБДД…
- Капитан Сидоренко?
- Он самый! И денег не берёт!
- Пусть пока пишет свой протокол! Подожди, я перезвоню!

Вера вошла в комнату, где всё ещё лежал на диване Аркадий…
- Господи, что же теперь с нами будет? – спросила Светлана.
- Работу надо искать, если не посадят! – ответил ей Роман.
В этот момент вошёл врач.
- Ну всё, задремал наконец! Постоянно об Аркадии спрашивал! Весь взвинченный, давление подскочило! Я хотел ему дать «Клафелин», а таблетки куда-то исчезли!
- Там «Клафелин» на подносе лежит!
- В том-то и дело, что не лежит! Я ему «Долматин» дал, а лекарство-то слабое!
Вера представила себе, как врач берёт полупустую бутылку «Кока-Колы» и выливает оставшееся в ней содержимое на кактус, а затем оставляет её рядом с цветочным горшком и загораживает окно каким-то портретом…
- Но он же наверх не поднимался! – вслух заметила она, позабыв, что не одна в комнате.
- Кто не поднимался наверх? – спросил её врач.
Рядом с красной «Ауди» Стрельниковой остановилась чёрная «Волга» – это приехал начальник Горелова… Мужчина вышёл из машины, залаяла собака.
При появлении полицейского Вера растерялась.
- Здравствуйте! – сказала она, но тот не обратил на неё совершенно никакого внимания.
Роман закашлялся, Светлана подала ему новый белый платок…
Врач приподнял край простыни с тела Аркадия…
- Старик Белявский уже в курсе?
- Чем дольше он будет оставаться в неведении, тем лучше!
- Он что, так плох?
- Что вы хотите – всё-таки человек уже в возрасте…
- Знаете что? Возраст – это ещё не диагноз!
- А у него вообще нет конкретного диагноза! Наблюдается общий упадок сил… В последнее время он вообще не встаёт… Но голова у него ясная, он всё помнит!
- Доктор, он не всё помнит! Он иногда сходить по делам забывает, всю ночь сухой лежит… А тут потерял эту штуку, с помощью которой меня вызывает… Потом, конечно, вспомнил, что под подушку её положил, но ведь так страшно на меня кричал! Ты, говорит, спала сладко, а я мучился…
- Это Светлана, она выполняет функции домработницы и сиделки.
- Расскажите, как всё произошло!
- Мы спали в домике для прислуги. Потом услышали крик… Выбежали и увидели, что Аркадий Эдуардович прямо на земле лежит… Сразу доктора вызвали…
- Вы родственница? – этот вопрос был задан уже Вере.
- Нет, я не родственница и не знакомая. Я здесь оказалась совершенно случайно!
- То есть?
- Просто у меня машина сломалась…
- Красная «Ауди», которая ворота перегородила?
- Она самая!
- Надо бы убрать её, а то перевозка не сможет проехать…
- Можно мне забрать ваши ключи? Я отгоню машину в гараж, – предложил Роман.
- У меня нет ключей, потому что они были у Аркадия Эдуардовича.
- Я могу посмотреть, – предложил врач. – Ключей нет!
- А как они вообще оказались у Аркадия Эдуардовича? Вы же сказали, что не знакомы!
- Правильно, не знакомы. Я же говорю, у меня сломалась машина. И Аркадий Эдуардович предложил мне остаться до утра.
- Значит, он вот так запросто предложил незнакомому человеку остаться у него в доме? А вам это не кажется странным?
- А что же тут странного? – удивилась Светлана. – Ведь это – Вера Стрельникова, очень известная актриса!
- Известная актриса, значит… Скажите, а как вообще вы оказались в посёлке Тихий? Куда вы направлялись?
- Я, собственно, никуда не направлялась, просто задумалась… Как здесь оказалась, я даже не знаю…
- Сейчас уточним! Горелов! Ты всё ещё там?
- Капитан очень старается! Оформляет протокол века!
- Ну-ка дай Сидоренко трубку!
- Только не надо на меня давить!
- Никто не тебя не давит! Слышишь, ты, кристально чистый! Я провожу опрос на месте преступления! Мне нужны твои свидетельские показания! А ну-ка быстро взял трубку!
- Капитан Сидоренко у аппарата!
- Ты сказал, что сегодня мимо тебя на большой скорости проезжала известная актриса…
- Я сказал?
- Да, именно ты сказал, что остановил её за превышение скорости. Было такое?
- Вроде было…
- Так вот: как фамилия актрисы?
- Стрельцова, что ли…
- Точнее!
- Стрельникова! Вера Стрельникова! Точно! Она шла со скоростью сто десять километров, я её остановил, а она мне сказала, что спешит на съёмки в Дмитров. Слёзно попросила отпустить, и я, каюсь, дал слабину – отпустил! Не за взятку, конечно, а чисто по-человечески!
- Спасибо за показания, капитан!
Вера по-настоящему испугалась. Ситуация ухудшалась с каждой минутой…
«Ну вот, Вадима ещё впутала во всё это дело! Сейчас прибежит сюда, ругаться на меня будет, что я проявила инициативу и полезла туда, куда не просят! И ведь он будет прав! Я же совершенно не думала о возможных последствиях, когда собиралась сюда!»
Горелов действительно был вне себя.
- Ты бы свою принципиальность вовремя проявлял, капитан! Вот остановил бы Веру Стрельникову и оформлял её хоть до утра!
С этими словами Вадим выскочил из машины, несмотря на проливной дождь, и побежал к своему автомобилю.
- А вы куда собрались, следователь? У вас будут неприятности! Я сообщу об этом к вам на работу!
- Да хоть в ООН!
«Господи, Вера Николаевна, опять вы во что-то ввязались! Не зря я так за вас волновался! Хоть бы позвонили и рассказали, что у вас проблемы! Я бы мигом примчался! Только бы успеть до того, как на вас что-нибудь серьёзное повесят!»
Стрельникова, между тем, пыталась найти какой-нибудь выход из тупика…
- Это что же у нас такое получается? Мне вы сказали, что просто катались, а инспектору ГИБДД заявили, что опаздываете на съёмки в Дмитров…
- Мне просто очень хотелось, чтобы он меня отпустил, поэтому я сказала ему первое, что мне пришло в голову…
- Предположим, что так. Более того: предположим, что потерпевший действительно пригласил вас переночевать в свой дом. Но зачем ему понадобилось забирать у вас ключи?
- Потому что он сказал, что его водитель утром посмотрит, в чём там проблема, и взял ключи. Вот и всё!
- Что у вас в руках?
- Где? Ах это! Нет, это не ключи!
- И всё же!
- Это пробка от бутылки с «Кока-Колой». Доктор её ещё всё время вертел в руках, а потом положил, так вот я случайно взяла. Ещё подумала: зачем нужна эта пробка?
- В самом деле? Я совершенно не обратил на это внимания! Понимаете, у меня есть такая странная привычка – вертеть что-то в руках, особенно когда я нервничаю… Но причём здесь пробка от бутылки?
- Не причём! Тем более что речь идёт об автомобильных ключах! Послушайте! Может, они у вас в сумочке?
- Их там нет!
- Может, всё-таки посмотрите? Или мы вместе посмотрим… Будьте добры вашу сумочку!
- Пожалуйста!
- Мне нужны двое понятых!
- Я не хочу в этом принимать участие! Вера Стрельникова – мой кумир! – сразу же отказалась Светлана.
- Тогда пусть ими будут водитель и вы, доктор!
В сумке чего только не было: автомобильные свечи, бутылка из-под «Кока-Колы», печенье для собаки, пустая упаковка из-под «Клафелина» и распечатка с воспоминаниями Белявского…
К входу наконец-то подъехал автомобиль Вадима Горелова… Он бежал со всех ног, боясь опоздать… И тем не менее, осмотр сумки уже состоялся…
- Что здесь происходит?
- Вот такой у нас получился натюрморт! Будьте добры, посмотрите свечи!
- Вроде с ними всё нормально!
- Может быть, вы объясните, зачем эти свечи были извлечены из автомобиля и каким образом оказались в данной сумке?
- Это вопрос не по существу!
- Вот как? А между тем гражданка Стрельникова неизвестно каким образом оказалась в этом доме. Причём именно в тот момент, когда скончался хозяин, и не просто скончался, а, как полагает доктор, был отравлен! И всё это на глазах у гражданки Стрельниковой! Других свидетелей, кроме неё, нет! Улавливаешь?
В этот момент снова залаяла собака. Роман со Светланой подбежали к окну.
- Что там происходит? Нужно пойти посмотреть!
Врач тоже ушёл.
Горелов и Стрельникова на некоторое время остались одни.
«Сейчас будет на меня ругаться! Начинайте уже, Вадим Петрович! Я заслужила! В такую историю вляпалась! Не знаю, как теперь расхлебать всё это!»
«Да, Вера Николаевна! Надо же, как далеко на этот раз всё зашло! Я, похоже, не успел, но это всё совершенно не важно! Ругаться? Можно, конечно, покричать, но толку от этого не будет…»
- Вера Николаевна, вы в своём уме?
- Вадим Петрович, извините меня! Так получилось!
- Что, и позвонить нельзя было, да?
- Мой сотовый отключился совсем. А ваш телефон на память я, к сожалению, не помню!
- Я-то ваш почему-то знаю! Что тут у нас?
- Я сейчас всё объясню! Вот это я распечатала с компьютера Маргариты, это последняя страница воспоминаний старика Белявского, и тут очень много интересного. Вот из этой бутылки с «Кока-Колой» Аркадий на моих глазах сделал несколько глотков, и я больше чем уверена, что это отравлено. Вот эту пустую упаковку я нашла у Миши в комнате… А вот эту крышку всё время вертел в руках доктор, но он не мог вылить содержимое… А что вы на меня так смотрите, будто я какую-то ерунду говорю? Вылить содержимое в кактус он не мог, потому что вообще не поднимался на второй этаж! Теперь, значит, печенье… Маргарита им усыпляла собаку, и у неё дома целая коробка этого печенья… А свечи вообще не имеют никакого отношения к этому! Меня просто научили, как их выкручивать, чтобы машина заглохла!
- И всё это было изъято из вашей сумки при понятых?
- Да, так получилось…
В этот момент зашли мужчины с носилками, они унесли тело Аркадия.
Вернулись начальник Горелова, Светлана с Романом и врач.
- А вот и ключи! – заметил Роман.
- Я же говорила!
- Стоп! Никому ничего не трогать!
- Боже мой! Не трогаю!
- Я бы хотел поговорить с Верой Стрельниковой отдельно от всех.
- Но ведь гражданка Стрельникова отказывается отвечать на вопросы!
- Ну почему же? Если вопросы будут по существу и наедине, я, может быть, и отвечу!
- Наедине с кем, простите?
- Как он у вас называется – дознаватель?
- Вот оно что! На мои вопросы вы отказываетесь отвечать, а на его – пожалуйста!
- Он мне нравится. Он очень обаятельный!
- Ну что же, Вадим Петрович, попробуй!
- Я попрошу всех покинуть помещение. Вас позовут для дачи показаний!
- Как это всё неприятно! – заметил, уходя, врач.
- Я думала, что мы будем наедине!
- А совсем наедине, гражданка Стрельникова, бывает только в одиночной камере. И мне кажется, такие перспективы у вас ясно просматриваются!
- Не нужно меня запугивать!
- Вот как? Ну что же ты молчишь? Давай, приступай!
- Вера Стрельникова утверждает, что оказалась здесь случайно.
- Да, я утверждаю!
- Это, конечно, неправда!
- Как это неправда?
- Очевидно, она подменила свечи, чтобы машина заглохла. Ей нужен был повод, чтобы попасть сюда, правильно? И она сюда попала! Но на вопрос, для чего ей это было нужно…
- И я даже знаю ответ на этот вопрос!
- Вера Стрельникова приехала сюда, чтобы помочь мне. По моей просьбе…
- Вадим, перестаньте на себя наговаривать! Всё было не так! Я сама проявила инициативу, решив приехать сюда!
- То есть ты до такой степени обаятельный, что артистки сами бросаются тебе помогать?
- Послушайте! Убиты два человека. Третьим может оказаться мальчик. Мне кажется, что я даже знаю, кто убийца!
- Уму непостижимо! В кои-то веки выбрался из кабинета, и тут такое! За моей спиной нанимают каких-то подсобных дознавателей, которые даже с уликами обращаться не умеют! В сумку их прячут!
- Что это такое?
- Может, мы всё-таки послушаем?
- Сейчас артистка нам расскажет о ходе расследования, а следователь спляшет! Или стих расскажет! Нормальный ход! Давай, начинай! Чего молчишь? Я из лесу вышел. Как там дальше?
- Был сильный мороз!
- Точно! Однажды в студёную зимнюю пору… Что, ни стих прочесть, ни следствие вести? Всё артистке поручим?
«Вадим Петрович, что же вы творите? Вас же после этого могут уволить! И всё из-за меня! Ведь вы в попытках защитить меня от своего разъярённого начальника фактически признались в том, что я помогаю вам в расследованиях преступлений! Не думаю, что полученная информация порадует не только ваше начальство, но и ваших коллег…»
«Да, Вера Николаевна, вы, безусловно, правы. Но я бросился с головой в этот омут, потому что люблю вас. И мне, если совсем честно, абсолютно всё равно, что будет с моей должностью и работой после этого расследования! Потому что вы для меня гораздо важнее, чем звание майора. Хотя прежде я никогда не думал, что смогу так поступить…»
- Рассказывайте!
- В какой-то момент подозрение вызвал доктор. Но, во-первых, он вошёл в дом на моих глазах. Во-вторых, он не мог этого сделать по той причине, что единственный из всех не поднимался на второй этаж. Понимаете?
- Значит, и не водитель, и не домработница?
- Да, мне кажется, что и не водитель, и не домработница.
- Я же сказал, что не желаю ничего слушать!
- А вы и не слушайте! Мы же можем говорить, как частное лицо с частным лицом?
- И это был мой лучший сотрудник!
- Я думаю, что всё это действительно крутится вокруг завещания, потому что условия завещания, составленного товарищем Антиповым, таковы, что супруги вообще не могут никуда деться друг от друга. Михаил Антипов хотел, чтобы его внук, полный тёзка, воспитывался и жил в правильной семье. В правильной, естественно, по его представлению. Но, несмотря на прозорливость и властность, он, как мне кажется, не учёл одну важную вещь…
- Чего он не учёл?
- А вот послушайте это! «Мой Аркаша был не против этого брака. Чего же быть против, когда хорошая партия. Что касается Анны, то у неё, по слухам, была какая-то интрижка, то ли с артистом, то ли с художником. Как товарищ Антипов решил эту проблему, не знаю, но Аня Антипова всё же вышла замуж за моего Аркашу. Вскоре в семье родился сын, которого назвали Михаилом, потому что Антипов хотел, чтобы после него остался полный тёзка. Я, конечно, тоже мечтал о внуке». Дальше не важно, а важно совершенно другое: Миша Антипов – не родной сын Аркадия. И Анна вышла замуж, будучи беременной от совершенно другого человека.
- Артистка начиталась сценариев!
- Да, я как раз сейчас снимаюсь в фильме с подобной ситуацией, поэтому могу себе представить, как товарищ Антипов орал по поводу этого голодранца-художника. Но этого он предвидеть не мог…
- Он знал о беременности дочери?
- Я думаю, что Анна вряд ли ему призналась в этом. А вот Аркадий знал правду, но относился к этому обстоятельству спокойно, пока у него не начался роман и не родился родной сын. Конечно, это вряд ли мог учесть товарищ Антипов.
- Сын от соседки?
- Ну да. Маргарита – мать его сына, поэтому они и жили в соседних домах…
- Анна Антипова знала об этом?
- Я думаю, вряд ли её это беспокоило, тем более что с недавнего времени в домике для прислуги проживал её бывший возлюбленный, тот самый голодранец. В прошлом он был художником, но выступал, правда, в качестве садовника.
- Какая пошлость!
- Для кого-то пошлость, а для кого-то жизнь. Кстати, садовник очень дружит с Мишей и нежно к нему относится, что ужасно раздражало Аркадия.
- Ну ещё бы! Ведь садовник теперь тоже заинтересованное лицо!
- Аркадий мог бы не беспокоиться по этому поводу, потому что всё, что интересует садовника, это благополучие и жизнь Миши. А вот Маргарита родила наследника, и это уже совсем другое дело!
- Я тогда не понимаю, зачем ей убивать Аркадия?
- В том-то и дело, что никакого смысла в этом вообще не было. Это произошло совершенно случайно и на моих глазах. Мы зашли в комнату Миши, его там не было. Аркадий отвинтил крышку от бутылки и сделал несколько глотков. Кто это мог предвидеть, какой убийца?
- Так значит, бутылка с отравленной «Кока-Колой» предназначалась именно для Миши?
- Вот тут есть ещё один вариант. Понимаете, Белявский рассказывал, что у Миши после похорон матери случилась страшная истерика. Он кричал, что не хочет больше жить, так что спокойно мог взять это лекарство, тем более что пустую упаковку я нашла в его комнате.
Вера представила себе, как Миша кричит, обращаясь к Белявскому.
- Дедушка, я не хочу жить!
- Ерунда! Не имеешь права! Обязан жить!
Стрельникова поняла, что в этой истории что-то не так…
- Я никак не могу понять, почему эти таблетки оказались в бутылке с «Кока-Колой». Допустим, я не хочу жить, а хочу умереть. Вот у меня таблетки, я их глотаю, запиваю…
- Есть люди, которые ненавидят глотать таблетки. Вот я, например, ими давлюсь!
- Ну хорошо. Вот я эти таблетки туда кладу… Нет, не могу, мне страшно! Но тогда я просто выливаю это! Хотя бы в тот самый горшок с цветком. А поставить бутылку на столик, завинтить крышкой, уйти спать в домик для прислуги… А если кто-то войдёт, как это и случилось?
- Скорее всего, это – две отдельные истории. Мишины разговоры о том, что он не хочет жить, это просто истерика, не имеющая никакого продолжения. А вот бутылка в комнате предназначалась именно ему…
- Что ещё странно: перед похоронами Миша пил из этой бутылки, и всё было нормально. А потом, когда все вернулись с поминок, из неё пил Аркадий, после чего отравился…
- Ясно, что насыпать таблетки мог только тот, кто не был на похоронах…
- Вот именно! Если исключить лежачего Белявского, то остаётся только Маргарита с этим печеньем, которым он усыпляла Джека.
- Да, она вполне могла усыпить собаку и в любое время попасть во двор.
- В том-то и дело, что она могла войти и ночью, перед гибелью Анны, и днём, когда все уехали на похороны… И потом зайти в комнату к старику…
- Ну да, вот так запросто зашла к Белявскому!
- А что такое? Он уже давно на пенсии!
- Слушай, тебя вообще никто ни о чём не спрашивает!
- Они часто встречались, потому что он диктовал ей свои воспоминания, рассказывал ужасы про товарища Антипова. Главное, что у неё не было никаких проблем зайти к нему, взять эти таблетки и потом направиться в комнату Миши…
- Значит, Маргарита – убийца! Других вариантов просто нет!
В этот момент вошла мать Маргариты.
- Какая мерзкая у вас собака! Ну и где эта дура?
- Она спит.
- Спит?
- Да, ей сделали укол.
- Ребёнок надрывается, а она спит! Пожалуйста, разбудите её, будьте добры!
- Не могу, потому что ей сделали укол успокоительного. Здесь произошло несчастье – умер Аркадий Эдуардович.
- Не поняла: что он сделал?
- Умер!
- Да, вообще-то я ждала от него подлости любой, но это… А Эдик? Что будет с Эдиком? Ведь он же наследник! Простите меня, я что-то не то говорю! Я пойду!
- А кто такой Эдик?
- Я думаю, что Эдик – это сын Аркадия и Маргариты.
- Теперь понятно!
В этот момент погас свет.
- В чём дело? Пусть кто-нибудь найдёт щиток!
Садовник Владимир звал Мишу.
- Я здесь!
- Доктор, Роману плохо! Посмотрите, что с ним!
- Живой?
- Да!
- Мне кто-нибудь может объяснить, что здесь произошло?
- Меня оттолкнули и набросились на Романа. Я не знаю, кто! Но на этом месте сначала сидел Миша!
- Боже мой, какой ужас! Что же с нами будет?
- Света, давай выйдем! Нам нужно поговорить!
- Хорошо, пойдём!
- Вера Николаевна! Что вам сказал старик Белявский, когда попросил вернуть Аркадия? Дословно, пожалуйста!
- Он сказал, что я не смогу ему помочь… Кажется, он обмочился…
- Света, постойте! Скажите, вы помогли ему?
- Нет. А зачем, ведь он там весь сухой лежит…
- Значит, сухой…
Вадим бросился вниз, Светлана с Владимиром тоже спустились по лестнице.
- Слава богу, живой!
- Так, вы где были, доктор?
- В щитовой. Я свет врубал!
- Кто его вырубил?
- Понятия не имею!
- Так! Это водитель! Я его знаю, он нюхал свечи у Стрельниковой!
Светлана с Владимиром вышли на улицу.
- Ты хотел со мной поговорить?
- Да, хотел. Света, прости меня, я такой дурак!
- Почему ты так говоришь?
- Света, ты должна знать правду… Миша – мой родной сын… И я люблю его…
- Что ты такое говоришь?
- Поверь мне! Это – чистая правда!
- Но как такое возможно?
- Мы когда-то любили друг друга… Но отец Анны не разрешил нам пожениться, потому что я был бедным художником… В итоге она вышла замуж за Аркадия, когда уже ждала от меня ребёнка…
- Это просто невероятно! Ты меня сейчас не обманываешь?
- Не обманываю. Поверь мне, Света! А потом я появился здесь под видом садовника. Я долгие годы хранил верность Анне, потому что любил её. Но потом я встретил тебя, Света, и…
- Володя, ты же знаешь, что я люблю тебя! Но я думала, что не нужна тебе…
- Это не так! Света, я люблю тебя!
- Что же с нами теперь будет?
- Подождём, когда Мише исполнится восемнадцать лет, а потом все вместе уедем отсюда…

Горелов вбежал в комнату к Белявскому. Следом за ним прибежали Стрельникова и врач…
- Ради бога, не трогайте его! Он же спит! Не беспокойте его! У него подскочит давление!
- Ему плохо, да? Конечно, будет плохо, когда отравишь собственного сына! Кстати, доктор! Крышку от бутылки с «Кока-Колой» вы здесь нашли?
- Сдалась вам эта крышка! Я не помню!
- Где? Под подушкой, под одеялом или на тумбочке?
- Всем оставаться на своих местах! Я сам во всём разберусь!
- И никто сюда не заходил. Ни Маргарита, ни Миша. Никто не брал «Клафелин», он сам его взял, поднялся наверх, отравил питьё. Упаковку бросил в корзинку, а потом сказал, что мальчик якобы хочет свести счёты с жизнью. Конечно! Он же наш, полицейский! Знает, что такое алиби, мотив, картина преступления! Так? Вера, когда он узнал, что в комнате Миши нет и там будете ночевать вы, то слава богу, что он сделал всё, чтобы избежать ненужных жертв. Он послал вас за Аркадием, сам поднялся наверх и вылил «Кока-Колу» в горшок с кактусом. Не из гуманных соображений, вовсе нет! Просто ему не нужна была случайная смерть случайного гостя.
- Ты совсем с ума сошёл? С чего ты это взял?
- Вот! Его мемуары! Здесь! «Товарищ Антипов очень хотел, чтобы после него остался его внук, полный тёзка Миша Антипов. Я, конечно, тоже мечтал о внуке, что, мол, будет второй Эдик Белявский, но товарищ Антипов велел мне подождать».
- А я почему-то подумала, что это не важно!
- Это как раз важно, потому что мемуары обрываются на этом самом месте! Значит, Маргарита раскрыла ему глаза на то, что у него теперь есть родной внук – Эдик Белявский. Он мечтал об этом все эти годы! Так?
- Прекрати свою демагогию! Эдуард Константинович – один из наших лучших специалистов!
- А вот в этом я нисколько не сомневаюсь! Именно поэтому он смог придумать себе железное алиби и продумать идеальное убийство. Когда он узнал от Маргариты, что у него есть родной внук Эдик, а Миша не является его родным внуком, он сразу же слёг! Идеальная позиция! С одной стороны, он как бы вычеркнут из жизни, а с другой стороны, может размышлять и действовать так…
- Сейчас же замолчи! Ему же плохо!
- Он действовал ювелирно. После того, как водитель проверил машину, он вышел ночью в гараж и ослабил гайки на колесе…
- И не понадобилось никакое печенье со снотворным. Собака не лаяла, потому что Эдуард Константинович – хозяин…
- Именно так! И всё бы получилось, если бы Миша не отказался ехать на кладбище!
- Да, если бы садовником не было написано анонимное письмо!
- Именно так! В случае с «Кока-Колой» тоже идеальная картина – нервный мальчик крадёт у деда лекарство и кончает жизнь самоубийством… И всё бы у него получилось, если бы это лекарство не выпил его сын!
- Сейчас же замолчи! Я приказываю! Ему же плохо! Разве ты этого не видишь? Что ты несёшь? Это же потрясение! Он может этого не пережить! Тихо!
- Да, потрясение! Только он его уже пережил! Пока мы там рассусоливали в гостиной и вы меня увольняли, он решил идти до конца!
- Боже, какой ужас!
- Влезть на второй этаж – тут и альпинистом быть не надо!
Вадим сбросил одеяло. И правда – обувь была вся в грязи.
Увы, но Белявский уже принял смертельную дозу лекарства…
Вера, шатаясь, вышла из комнаты… Она не могла прийти в себя от потрясения…

Съёмки были в самом разгаре, когда Горелов пришёл к Стрельниковой на площадку.
Веру в это время как раз гримировали.
- Вера Николаевна, это вам! Апельсин!
- Как вы меня напугали, Вадим Петрович! Вы и сюда прошли?
- Я всё-таки следователь! 
- Садитесь! Я ужасно переживаю, Вадим, что у вас из-за меня одни неприятности!
- Ерунда! Ничего страшного!
- Какая же ерунда? Я больше вообще никогда в ваши дела вмешиваться не буду! Всё равно толку от меня никакого!
- Не выдумывайте!
- Я не выдумываю! Я, как дура, бегала по этому дому, собирала какие-то улики, а для чего они, зачем?
- Как же? Если бы вы не собрали улики, я бы в жизни не догадался, что это – старик Белявский!
- Так об этом я должна была сразу догадаться! А я думала о ком угодно, кроме него, потому что он – лежачий больной! Это – моя глупость, тупость даже!
- Но дело-то раскрыто! И это главное!
- Я готова к съёмке!
В этот момент фотограф начала снимать Веру Стрельникову и Вадима Горелова.
Они ещё не знали, что эта фотография в самое ближайшее время появится в статье «Тайное увлечение Веры Стрельниковой». Но сейчас это было совершенно не важно…
«Вот видите, Вера Николаевна! Дело раскрыто, и без вас я бы, наверное, никогда не догадался о том, что же случилось на самом деле в этом доме… Посёлок Тихий, а какие страсти в нём творятся! А вообще, я, если честно, уже точно решил, что буду увольняться. Ещё одно дело мы с вами вместе расследуем, а потом, я надеюсь, вы созреете для того, чтобы вместе со мной заниматься частным сыском…»
«Вадим Петрович, вы же на карту поставили всё из-за меня! Я думала, что вы на меня будете ругаться из-за того, что я проявила инициативу и полезла в самую гущу событий… А вы вместо этого сразу же взяли всё на себя, подставив под удар работу в полиции! Как это можно назвать, я даже не знаю! Но похоже, что моя мечта уже сбылась – меня снова по-настоящему любят! По-другому я не могу данный поступок объяснить! И это так здорово!»

Отредактировано Кассандра (2019-11-09 14:14:08)

0

85

История четвёртая. Белые лилии
Вот и закончился долгожданный месяц май, наступило наконец-то лето. Первые числа июня радовали хорошей солнечной погодой и по-прежнему цветущими деревьями.
Начальник Андрея Горелова держал в руках газету, которая была открыта на кричащем заголовке: «Тайное увлечение Веры Стрельниковой».
- Ну вот ты и прославился! Поздравляю! «Ведь говорят же, что талантливый человек талантлив во всём!» Можешь не волноваться: это явно не про тебя!
- Я уже догадался!
- «Вот и знаменитая актриса Вера Стрельникова, как сообщил наш источник, в свободное от работы время вместе со следователем проводит расследования по собственному уникальному методу. На фотографии запечатлён момент обсуждения очередного дела». Если она – такой ценный сотрудник, да ещё и со своим методом, я мог бы найти ей достойное применение!
- Я не думаю, что мы с вами должны искать применение Вере Стрельниковой!
- Газету-то верни!

Ася буквально влетела в комнату.
- Мама!
- Что такое?
- А у тебя что, правда с ним роман?
- Господи! Ты что, опять читаешь какую-то гадость? Ну-ка покажи! Действительно, ужас какой-то! Лучше бы и правда написали, что у нас роман!
- И ты расследуешь преступления, как Шерлок Холмс?
- Нет! Скорее как мисс Марпл! Была такая старушенция у Агаты Кристи, если помнишь…
- Но то, как он на тебя здесь смотрит… Я бы на твоём месте старости не боялась!
- Я старости вообще не боюсь! Я уже стала забывать о том, что это страшно!
- Слушай, мама! Тебе здесь так идёт белый цвет! Только красишься ты что-то слишком обильно, тебе не кажется?
- Нет, мне не кажется!
- Давай мы тебя чуть-чуть осветлим!
- Не надо!
- И чуть-чуть подстрижём!
- Нет, мы меня не осветлим и не подстрижём! У меня прекрасная стрижка, у меня прекрасный цвет волос, у меня прекрасное лицо… И всё остальное, я надеюсь, тоже прекрасно…
- Мамочка, у тебя всё прекрасно! Просто мне кажется, что твоя стрижка немного консервативна!
- А меня всё устраивает!
- Сходи к моему мастеру, она тебе сделает всё в лучшем виде!
- Никуда я не пойду! Я от себя и так в полном восторге!
- Мама, откуда у тебя всё время это старческое упрямство?
- Какое-такое упрямство?
- Возрастное…
- Ах так! Вот тебе за это! Кошечка моя ненаглядная!
- Мама, что это такое?
- Как что? Помада, конечно!
- Я вижу! Но эти усы мне не нравятся! Получай за это подушкой!
- И ты тоже получай!
Драка подушками была прервана звонком мобильного телефона…
- Алло!
- Здравствуйте, Вера!
- Здравствуйте, Вадим!
- Я тут подумал… Давненько мы с вами не пили кофе!
- Да, но главное, что мы давно не встречались с папарацци!
- Значит, вы уже видели эту газету?
- Так точно! Моя добрая дочка принесла мне!
- «Тайное увлечение Веры Стрельниковой»… Мне, честно говоря, на это наплевать, а вам?
- Если честно, то мне тоже наплевать! Но всё равно не слишком-то приятно…

Отец Горелова вырезал из той самой злополучной газеты фотографию Веры и Вадима…
- Папа!
- А, что?
- Чем ты сейчас занят?
- Вот так новость: мой сын – тайное увлечение самой Веры Стрельниковой!
- Тебе что, автограф дать?
- Почему бы и нет!

В кафе, где встречались Горелов и Стрельникова, сегодня было очень многолюдно.
- Здравствуйте, Вера!
- Вадим, вы меня напугали! Судя по очкам, господин Мегре, кажется, боится папарацци?
- Да, особенно фотовспышки!
К их столику подошла та самая официантка, которая когда-то предупреждала об опасности Асю Стрельникову… 
- Добрый день! Скажите, я вам не мешаю?
- Почему вы должны нам мешать?
- Мало ли… Может, вы новое дело расследуете…
- Да, у нас пять трупов! – подыграл девушке Вадим.
- И два эспрессо, – не растерялась Вера, тоже надевая очки…
- Знаете, я соскучился!
- То есть вы хотите сказать, что это – единственная причина, по которой мы встретились?
- А вы, конечно, хотели, чтобы было какое-то кровавое убийство?
- Спасибо, без кровавого я как-нибудь обойдусь! Так какая ещё причина?
- Вы правы: причина для нашей встречи всё-таки существует!
- Я внимательно слушаю!
- У меня в субботу день рождения!
- И сколько же вам исполнится?
- Что-то там за сорок…
- Деликатно!
- Я уже перестал за этим следить, но отметить всё-таки надо!
- То есть вы меня приглашаете на день рождения…
- Так точно! Придёте?
- Конечно же приду!

Стрельникова припарковала свою красную «Ауди» возле огромной фотографии Грейс Келли. Видимо, это была какая-то реклама… Вера вошла в лифт, и когда двери уже закрывались, за ней следом влетела какая-то девушка…
- Вера Николаевна, здравствуйте! Мне нужно с вами поговорить!
- Господи, как вы меня напугали! Кто вы?
- Я Зося, мастер из салона красоты, вам Ася про меня говорила!
- Вы что, с ума сошли? Так гоняться за клиентами! Может быть, вы с ножницами и с бритвой?
- Нет, я без них!
- Слава богу, потому что стричься я не собираюсь!
- Это вообще-то не обязательно!
- Спасибо вам большое! Но я и краситься не собираюсь! Ни в салоне, ни в лифте! Извините меня, пожалуйста! До свидания!
Войдя в квартиру, Вера увидела на кухне дочь, уплетающую огромный бутерброд с колбасой, сыром и солёным огурцом…
- Что это такое было, Ася?
- Ты о чем, мама?
- Я говорю о предложении твоей подруги Зоси постричься и покраситься!
- Мама, у неё совершенно другие проблемы! Поэтому она и хотела с тобой поговорить! А ты, как всегда, не дала ей рта раскрыть! И вообще: на улице так тепло, а ты опять кутаешься!
- Что ты говоришь?
- Мама, я всё понимаю: ты любила режиссёра Георгия Струнина, из-за него даже из семьи ушла, а теперь вот он трагически погиб… Но отныне всё будет по-другому, жизнь изменится в лучшую сторону! Разве ты не видишь, что Вадим Горелов тебя по-настоящему любит? А ты, мне кажется, так и застряла в своём душевном состоянии ужасного горя! Оглянись вокруг!
- Ася, о чём ты тут рассуждаешь с таким умным видом?
- Просто подумай над моими словами! Лучше скажи, где сейчас Зося? – Ася уже набирала номер подруги. – Алло, Зося? Поднимайся! Не бойся, всё нормально!
- Привет, это я…
- Я тебе говорю, что не надо бояться и караулить у подъезда. Пришла и рассказала всё!
- Но это же непросто! Здравствуйте!
- Здравствуйте ещё раз! – ответила Вера, поедая свежий огурец и закусывая его долькой мандарина.
- Простите меня за то, что я свалилась на вас, как снег на голову… Мне очень неудобно!
- Мама, ты же была в этом салоне! За мной заходила, помнишь? Господи, давай ближе к делу!
- Ну хорошо, была. И что дальше? – Вера схватилась за солонку. Слова Аси явно поразили её сильнее, чем следовало ожидать…
- У меня есть друг, то есть его уже нет… Но он был!
- Короче говоря, друг умер.
- Нет, он не умер, его убили!
- Зося считает, что его убили, но официально он умер от передозировки наркотиков…
- Всё правильно!
- А я тут причём?
- Ну как причем? Ты сечёшь в этих делах!
- В чём? В передозировке?
- Нет, в расследованиях!
- Ася! Какая-то поганая газетёнка написала ерунду, а ты морочишь человеку голову?
- Никому я ничего не морочу, мама! Зося, скажи, что ты сама купила газету и сама захотела прийти за помощью!
- Да, так всё и было!
- Именно ко мне, да?
- Конечно! А к кому ещё?
- Понятно! – Стрельникова начала с увлечением красить ногти.
- Частный детектив стоит дорого, а для тебя это – увлечение! И потом, ты знакома с настоящим следователем. Тебе стоит только слово ему сказать…
- Ася, с тобой мы поговорим отдельно! А вам, девушка, если у вас есть какие-то соображения или подозрения, а советую пойти в прокуратуру и рассказать всё по-честному, как было!
- Я там уже сто раз была! Они всё время твердят, что это – передозировка наркотиков…
- Значит, так и есть!
- Нет, я в это не верю! Алекс не был наркоманом, он даже наркотики никогда не пробовал!
- Тогда откуда передозировка?
- Мама, дай человеку сказать! Зося, говори!
- В общем, это было в субботу. На работе была пьянка.
- Какой хороший салон!
- Нет, я неправильно выразилась! Мы праздновали день рождения Аллы, хозяйки салона… Все её поздравляли – и клиенты, и мы… Блондинка такая, может, помните?
Вера представила себе салон красоты. На столах стояли блюда с виноградом,  апельсинами, бананами и яблоками.
- Аллочка, поздравляю! Желаю счастья в личной жизни, успехов и процветания!
- Большое спасибо! Мне очень приятно!
- Аллочка, привет! Выпьем за тебя!
- Хорошо! Сегодня мы пьём шампанское! Кстати, ты – мой самый ценный клиент!
- Приятно это слышать! Я тебя поздравляю!
- Спасибо! Я потом посмотрю подарок!
- Это эксклюзив!
- Я тебе верю, ведь ты – самая модная моя клиентка!
- Я думаю, что самая любимая!
- Само собой! Ну что, ещё выпьем?
- Давай! Твоё здоровье!
- И снова моя тебе благодарность! Кстати, а где Алекс?
- Он сейчас стрижёт мою подругу… Обычно она ходит в… не буду говорить, куда именно, но сегодня я её заманила к тебе!
- Какая ты молодец!
- Если ей здесь понравится, то она будет приходить сюда постоянно! Знаешь, чья она жена?
- Нет! И чья же?
- Я тебе скажу на ушко!
- Слушай, но ведь он нетрадиционной ориентации!
- Забудь об этом! Тут дело пахнет такими большими деньгами, что можно закрыть на подобные вещи глаза!
- Пожалуй, ты права! Пусть он сам тоже приходит к нам! Жорж его обслужит! Правильно я говорю, Жорж?
- Да, всё верно!
- Вот и замечательно!
Вера пришла в себя и задала вопрос:
- А зачем нужны такие дикие имена – Жорж, Алекс?
- Это наша Алла придумала. Юра – это Жорж, а Саша – Алекс. Я ведь тоже не Зося, а Зоя… Может, ей казалось, что так гламурнее будет? Ведь она даже себя не разрешала называть по имени-отчеству – Алла Сергеевна… Может быть, хотела выглядеть моложе?
Вера представила себе Зосю (или Зою?), которая мыла руки. В этот момент заглянула Алла.
- У вас всё в порядке?
- Да! Кристина его недаром хвалила! – ответила та самая богатая клиентка. – Когда он прикасается к моей голове, я забываю обо всём на свете!
- Понимаю! Многие на это жалуются! Алекс, ты скоро?
- Да, я быстро! Только мне ещё подарок надо купить…
- Не надо никаких подарков! Зоя, ты идёшь?
- Да, уже иду!
Алекс подмигнул девушке, и она улыбнулась…
Вера усмехнулась, что не ускользнуло от внимания Зоси.
- А у Алекса были какие-то отношения с Аллой?
- Не было! Это она к нему клеилась!
- Что значит клеилась?
- Мама, это сленг такой!
- Не надо меня насчёт сленга просвещать! Я имею в виду, в чём это выражалось?
- В чём выражалось… Да во всём! Во взглядах, в движениях, в том, как она звала его, прямо манила пальцем… Все эти её иди ко мне, подай мне, принеси мне… Алла его даже в рестораны приглашала…
- А он ходил?
- Конечно, ходил! Она же – наша хозяйка, мы же от неё зависим! Ему даже пришлось к ней на дачу поехать, чтобы с машиной помочь…
- С машиной помочь, понимаешь…
- Да, у неё аккумулятор сел…
Вера прекрасно понимала, что всё это – только предлоги для встреч…
Она представила себе круглый столик, на котором стояли бокалы с вином и тарелка винограда… Когда столик задрожал, Стрельникова постаралась отогнать от себя это видение…
- Вы на меня так смотрите, как будто не верите мне… Но у них правда ничего не было! Алекс мне сам сказал, что Алла – старая идиотка!
- А что он тебе ещё мог сказать? Что у него отношения с хозяйкой, потому что он от неё зависит? – заметила Ася, поедая очередной бутерброд.
- Хорошо, давайте будем считать, что у него никого, кроме вас, не было.
- Да, я так считаю. Точнее, я хочу так считать!
- Хорошо, только ты не прерывайся, а постарайся сжато рассказать, что было дальше…
- Я постараюсь!
Вера представила себе, как Алла, одетая в тёмно-синее платье с золотым поясом и такие же тёмно-синие туфли, пошла звать на мероприятие уборщицу…
- Тамарочка, пойдёмте к нам!
- Что вы, Алла Сергеевна! Нет, не пойду!
- Опять отчество?
- Простите, Алла! Я сейчас! Только пол дотру и руки помою!
Наконец празднование началось.
- А слова какие-нибудь говорить будем? – спросила самая ценная клиентка. – Или мы тут все на пьянку собрались?
- Говори, любимая моя подруга!
- Я хочу выпить за Аллочку не только потому, что сегодня ей исполнится сорок пять лет, и не потому, что для всех своих клиентов она – как добрая мамочка. Я хочу выпить за Аллочку, потому что она – самая красивая и молодая среди нас! Ура!
Все чокнулись бокалами с шампанским и выпили.
Вошла Тамара, она спросила:
- Тут курьер принёс корзину с цветами, впустить?
Какой-то мужчина держал в руках шикарную корзину с белыми лилиями…
- Ну конечно впустить! Какая красота! Девочки, поставьте вон туда! А от кого цветы?
- Просили передать, что от незнакомца… – ответил мужчина-курьер.
- Как романтично! Аллочка, и кто же этот богатый поклонник?
Ася прервала видение Веры:
- А цветы были от Алекса, да?
- Так это Алла сказала, Алекс просто промолчал, поэтому ещё неизвестно… И вообще, какая разница, дарил он ей цветы или не дарил?
- Нет, простите! Разница как раз есть! Если это Алекс дарил цветы, то скорее всего, он – не наркоман.
- Мама, я не понимаю, причём здесь это!
- В наркоманах я, конечно, не разбираюсь, но пьющие знакомые у меня были. Я помню, что в институте я пригласила своего сокурсника в театр, так вот он мне сказал: «Ты что, обалдела? Один билет – две бутылки!» Так что корзина с лилиями… Большая?
- Да, большая!
- Корзина лилий – это сколько доз?
Вера снова представила себе Аллу, сидящую посреди роскошных букетов…
- Друзья, у меня есть тост! Давайте выпьем за этого прекрасного незнакомца!
- А ты знаешь, кто это?
- Ну конечно же знаю!
Все чокнулись и выпили…
- Счастливая!
- Это точно! Алекс, ты куда?
- Странный вопрос!
- Носик припудрить! – сказал Юра, закусывая бананом.
- Жорж, ну почему ты такой бесполезно-красивый? – спросила та самая богатая клиентка.
Зося подошла к Алексу.
- Алекс, это ты ей лилии подарил?
- Давай потом поговорим! А пока дай мне спокойно в туалет сходить!
- Тамара, курьер ушёл?
- Давно уже!
- Вот и отлично! Значит, остались все свои! – Алла встала, подошла к двери и повернула ключ в замке…
- А если кто-то захочет уйти?
- Ну и что? Перебьются! Гуляем до упаду, и ты не вздумай улизнуть, не выпив за моё здоровье! Зося!
- Что вы, как можно? Я и тост за вас скажу!
- Зося!
Вера вынырнула из своего видения, чтобы задать вопрос:
- А зачем Алла закрыла дверь?
- Может быть, чтобы Алекс не ушёл? Просто его так взбесила вся эта ситуация с лилиями, я и сама подумала, что он потихонечку слиняет…
- И вы за ним следом вышли?
- Конечно! Только я дверь не закрывала, а она, как безумная, вскочила и положила ключ в карман… Мне кажется, это очень странно!
- А как Алла сама это объяснила, почему дверь закрыла?
- Когда приехала полиция, она это объяснила тем, что не хотела, чтобы заходили посторонние… Ну, чтобы мы сидели в своей компании…
Вера снова представила себе Аллу, которая обратилась к присутствующим:
- Дорогие друзья! У Тамары есть тост! Томочка, подходите!
- Спасибо! Я хочу сказать… Извините, я очень волнуюсь! Мы люди простые, тосты говорить не приучены, но я скажу… Москва – огромный город, и живут в нём разные люди – и плохие, и хорошие, и порядочные, и сволочи.
- Но сволочей больше!
- Не знаю, я не считала! Но здесь, в этом коллективе, я встретила столько хороших людей! И особенно Аллу! Алла, вы такая замечательная, человечная, добрая… Хозяйка такого заведения, богатая женщина, а запросто пригласили к столу меня, простую уборщицу… Алла, вы для меня – просто подарок!
- Давайте выпьем!
- Нет, вы – не просто подарок, вы – ангел! Вы – мой добрый ангел!
- Выпьем за это!
- Нет, не за это, а за вас!
- Хорошо, выпьем за меня!
- У вас такая красивая улыбка, такие чудесные добрые глаза! Все мужчины вас, наверное, обожают!
- Конечно, причём любого возраста! Ура!
Все чокнулись бокалами шампанского и выпили…
- Я хочу покурить!
- Ты же знаешь, что я ненавижу табачный дым!
- Ну конечно знаю! Я выйду!
- Оставайся здесь! Кури!
- Я буквально на две затяжечки!
- Хорошо! Ну что, пьём за меня!
Вера задала ещё один вопрос:
- Значит, Алла не хотела, чтобы Кристина оттуда выходила?
- Правильно, не хотела…
- А почему Кристина так рвалась?
- Я не знаю!
- А может быть, она за Алексом…
- Может быть… Она тоже к нему липла… Капризная, сытая…
- Сука!
- Ася!
- Молчу!
- Потому что она постоянно хотела, чтобы он приезжал и стриг её на дому… То у неё депрессия, то просто плохое настроение…
- Понятно! А он ездил? 
- Ездил, потому что она платила ему такие деньги, какие и во сне не приснятся…
Вера представила себе, как Кристина проходила мимо туалета с сигаретой в руках…
- Ты не знаешь, где Алекс? Жорж!
- Он здесь…
- Где? – женщина увидела лежащего на полу Алекса. – Что с ним?
- Поздно…
Кристина закричала. Её крик услышала Алла.
- Господи! Мыши, что ли?
- Мышей в салоне нет, я их всех потравила…
Вошёл Юра, следом за ним – Кристина.
- Вызывайте полицию!
- Полицию? Зачем?
- Это передозировка наркотиков! Господа, мы попали!
Вера снова вынырнула из видения.
- Ну а потом начался дурдом. Приехала полиция, потом скорая… Эти две полоумные стали кричать так, будто умер их самый близкий человек… Ну а я стояла себе в сторонке, как посторонняя… Но самое ужасное в том, что салон-то работал на следующий день, как ни в чём не бывало… Приходили клиенты, и мы их обслуживали…
Вера представила себе, как Зося положила на стол красную розу… Алла взяла цветок и спросила:
- Что ты на меня так смотришь? Мне вот этого не надо, мне неприятности не нужны! Тамара, давай, миленькая! Три вот тут, мой хороший!
- Аллочка, привет!
- Привет!
- Рада тебя видеть!
- Я тоже! Ну всё, пошла в солярий!
- Давай! Тамара, выброси, пожалуйста, эту розу!
Женщина выбросила цветок в урну и стала протирать круглый столик…
Вера вновь заставила себя не уходить глубоко в собственные мысли…
- Всё это, конечно, очень грустно, но я не совсем понимаю, чем я могу быть полезна, что я могу сделать…
- Я хочу доказать, что Алекса убили, потому что его действительно убили. Я уверена, что ему вкололи эту смертельную дозу…
- Скажите, он был высокий, крупный?
- Да…
- Как же можно было высокому, молодому, сильному что-то вколоть? И не просто вколоть, а ещё и сделать вид, что это он сам себя уколол… Кто это мог сделать? Кристина, Жорж, кто ещё?
- Жорж, между прочим, тоже не маленький! – заметила Ася.
- Хорошо, не маленький. Представим себе, что это сделал Жорж. Алекс что, просто протянул руку, стоял и смотрел, как ему затягивают жгут и вводят иглу? Тогда бы остались какие-то следы борьбы. Я так понимаю, что ничего подобного не было…
- Правильно, никаких следов не было… Но было кое-что ещё…
- И что же?
- Не знаю, важно ли это… Я услышала какой-то шорох… И мне показалось, что там кто-то есть… Понимаете, я почувствовала какой-то специфический запах…
- Какой он был, на что похож? Терпкий, горький?
- Он был очень горько-сладкий. Может быть, это похоже на запах лилий…
Вера снова представила себе того самого мужчину-курьера, который принёс шикарный букет белых лилий…
- Боюсь, что это был просто освежитель воздуха… Я, конечно, очень польщена тем, что вы ко мне обратились, как к детективу, но боюсь, что я здесь бессильна… Простите!
После ухода Зоси настроение у Веры было плохим. Впрочем, у Аси, по-прежнему закусывающей бутербродами, тоже.
- Тебе что, было трудно ей помочь? 
- А тебе что, трудно было держать язык за зубами, вместо того, чтобы рассказывать, что ты – моя дочь, а я – великий детектив?
- Мама, у тебя звёздная болезнь! Я бы на твоём месте…
- А я бы на твоём месте купила тест на беременность!

Вопреки советам дочери и хорошей погоде, Стрельникова снова укуталась в тёплое пальто… Она пришла в магазин, чтобы выбрать подарок для Горелова… Здесь было много зелёных растений и одна ярко-жёлтая канарейка…
- Вы знаете, я так рада! Моя мама вас просто обожает! Она даже считает, что я немного похожа на вас!
- Правда?
- Честное слово! И некоторые покупатели мне тоже часто говорят, что я похожа на Веру Стрельникову…
- Да, мне тоже часто говорят, что я похожа на Веру Стрельникову…

Вокруг Вадима Горелова носилась его весёлая собака песочного цвета, пытаясь привлечь внимание, но он так волновался, что совершенно не обращал на неё внимания… Ещё бы, ведь он пригласил Веру Стрельникову на свой день рождения! В связи с этим, конечно, сами собой напрашивались некоторые очевидные вопросы… Наконец раздался звонок в дверь. Разумеется, на пороге стояла Стрельникова с букетом белых хризантем.
- Здравствуйте, Вадим Петрович!
- Здравствуйте, Вера Николаевна! Это Агата!
- Ух ты, какая красавица! Это вам!
- Большое спасибо!
- Действительно, такая красавица! Куда же ты уходишь? Иди сюда, моя дорогая!
В этот момент в коридоре появился отец Горелова. В руках он держал тарелку с чем-то вкусным.
- Вера, знакомьтесь…
- Папа!
- Очень приятно!
- Прошу к столу!
- Вообще-то его зовут Пётр Дмитриевич…
Все прошли в комнату.
Стрельникова подарила Горелову… лупу, которая лежала в коробочке, на её крышке была фигурка великого детектива Шерлока Холмса с лупой и трубкой…
- Вера, спасибо! Осталось только завести трубку и научиться курить!
- Давно пора! Может быть, и помогло бы…
- Большое спасибо! Замечательный подарок!
Вера подняла бокал с красным вином.
- Пётр Дмитриевич! В первую очередь я хочу выпить за вас и поздравить вас с рождением вашего замечательного сына!
- Огромное спасибо! Прекрасный тост! Я очень рад, что вы сегодня с нами! Вы знаете, когда я впервые увидел Вадика, я сразу понял, что он будет полицейским!
- Что вы говорите? Почему?
- Обычные дети что делают? Правильно: лежат в своих кроватках и бессмысленно орут! А Вадик всё время молчал и внимательно смотрел по сторонам. Знаете, своё первое преступление он раскрыл ещё в школе.
- Что вы говорите?
- Папа, я тебя умоляю!
- Нет, подождите, это очень интересно! Расскажите!
- У них начались кражи в раздевалке. Вадик сопоставил все факты, опросил всех учеников и точно вышел на вора.
- И что, сразу сдал его властям?
- Нет, просто дал в челюсть! Вполне в духе современных сериалов про ментов!
- Да! А уже потом, когда Вадик поступил на юридический факультет, у нашей соседки по даче ограбили дом…
- Вместо воспоминаний, возможно, лучше выпьем?
- Нет, мне интересно послушать!
- Куда обратиться? Естественно, она пошла к Вадику…
- Понятное дело, к кому же ещё?
- Вадик сначала отнекивался…
- Кокетничал!
- Папа, перестань!
- Говорил, что он – непрофессионал… Но соседка настояла, чтобы Вадик провёл это расследование… И что вы думаете?
- Не представляю! Неужели опять раскрыл? Обнаружил вора?
- Вадик, как всегда, сопоставил все факты, опросил свидетелей и точно вышел на племянника соседки…
- Что вы говорите? Надо же!
«Вадим Петрович, что такое с вами происходит? Почему вы так боитесь, когда ваш отец рассказывает такие интересные истории? Мне, например, действительно любопытно послушать! Я так понимаю, у вас есть какой-то скрытый страх, но вот только я никак не могу понять, с чем он связан… Хотелось бы узнать, что вас так тревожит!»
«Вера Николаевна, вы, как всегда, правы! Меня беспокоит то, что я – не Георгий Струнин. Я не снимаю фильмы и не выбираю натуру для самых эффектных кадров… И это меня очень сильно беспокоит, на самом деле! Потому что я – не представитель творческой профессии, а простой обыкновенный следователь… Наверное, в этом-то всё дело…»
Горелов со Стрельниковой вышли на улицу.
- Вадим, у вас очень приятный папа!
- А главное, молчаливый!
- Скажите, пожалуйста, а я могу задать вам ужасно глупый вопрос?
- Пока папы рядом нет, конечно, можете!
- Значит, представьте себе небольшое помещение без окон, и там находится человек… Нужно, чтобы он…
- Чтобы он что?
- Чтобы он не оказывал мне сопротивления…
- Ничего себе задача!
- Нет, подождите!
Стрельникова взяла Горелова под руку…
«Господи, что это со мной опять? Снова меня будто током ударило, как тогда, у отеля «Сказка»! Что же это такое происходит? Ася ведь говорила мне, что я слишком сильно погрузилась в траур по Георгию Струнину… Может быть, дочь права, убеждая меня в том, что нужно что-то менять? Перестать наконец-то носить эти чёрные вещи, словно бы ставшие траурным символом потерянной любви… Может быть, она была потеряна уже давно, а я по-прежнему не желаю себе в этом признаваться?»
«Вера Николаевна, вы что-то очень сильно разволновались! Я же здесь, рядом с вами, и всегда приду на помощь! Мне казалось, что вы давно уже должны были понять, как я к вам отношусь… Но судя по вашему чёрному пальто, надетому в такую тёплую солнечную погоду, вы по-прежнему переживаете из-за гибели режиссёра Георгия Струнина… И я не знаю, что в таком случае нужно делать, как вести себя… Мне остаётся только одно – ждать… Ждать, когда вы сами наконец поймёте, что всё уже в прошлом…»
- Вера!
- Ах да! Мне нужно, чтобы он, например, потерял сознание. Могу я воспользоваться для этого каким-нибудь газом?
- Почему бы и нет? Газ можно пустить в замочную скважину, можно в щель под дверью…
- То, что нужно!
- Собственно, часть преступлений именно так и происходит… Преступники при ограблении используют газ, усыпляют своих жертв, те не могут оказать сопротивление…
- Скажите, пожалуйста! А этот газ имеет какой-нибудь специфический запах? Он может быть похож на запах цветов, например, лилий?
- Да, вполне возможно! А вы почему об этом спрашиваете?
- Это чистое любопытство! – Вера уже открывала свою красную «Ауди».
- Вера, так нечестно! Ну-ка рассказывайте!
- Нечего рассказывать! Это всё из-за той самой идиотской статьи в газете! Просто молодая девушка в результате этого обратилась ко мне за помощью…
- Вот вы уже отнимаете мой хлеб!
- Я хлеб вообще не ем! В общем, её молодого человека нашли мёртвым, и заключение о смерти – передозировка…
- И что дальше?
- Она считает, что этого не может быть, потому что, во-первых, он не был наркоманом, а во-вторых, ей показалось, что там очень сильно пахло лилиями, и что там рядом кто-то был, потому что она слышала какой-то шорох…
- И вы считаете, что…
- Я вообще ничего не считаю! Я просто думаю: а вдруг она права? Пытаюсь как-то представить себе, что могло произойти…
Вера представила себе, как она распыляет газ из баллончика в щель под дверью… Алекс падает на пол, а она спокойно затягивает жгут и вводит ему наркотик через иглу…
- И вы решили заняться расследованием? – прервал её видение Горелов со своим вопросом…
- Господи, я что, похожа на сумасшедшую?

Стрельникова пришла в салон красоты к Зосе.
- Здравствуйте! Я думаю, что меня нужно немного подкоротить, потому что я, как йоркширский терьер, ничего не вижу!
- Да, я вас поняла!
- Я надеюсь, что вы меня окончательно не изуродуете!
- Я буду стараться!
- Изуродовать?
- Нет, сделать всё очень хорошо!
- Давайте!
- Хорошо, начнём!
- А где место Алекса?
- Там… Поэтому мы всегда видели друг друга… Вот, а теперь там никого нет… Мне даже домой тяжело приходить, потому что мы с ним вместе жили целых два месяца… А теперь я совсем одна… Там всё напоминает о нём… Не туго повязала?
- Нет. А почему вы разъехались?
- Потому что он стал зарабатывать очень много денег, и решил сам снимать себе квартиру… У вас хорошие волосы!
- Спасибо!
- Вот… Он не хотел ни от кого зависеть…
- А он от вас зависел?
- От меня – нет! Я думаю, что он имел в виду своего друга, с которым он жил и приехал в Москву из Мурома… Просто друг очень богатый, папаша ему всё время деньги присылал… Алекс же из интерната, родители умерли, одна тётка осталась… Он даже в Москву приехал с одним чемоданчиком, и то чемоданчик – громкое слово…
- А почему он к вам переехал?
- Потому что они поругались… Даже не поругались… Я думаю, что этот Никита его очень сильно раздражал… Мне кажется, он как-то зависел от него…
- Деньги?
- Да, деньги, наверное, тоже. Он то отдавал ему долги, то опять брал… Но мне кажется, там не только деньги…
- А что ещё?
- Я не знаю… Готово!
- Всё отлично, спасибо! Королева Шантеклера! Всё-таки вспомните хоть что-нибудь! Может быть, была какая-то ссора или какой-то скандал?
- Однажды Алекс пригласил меня на съёмную квартиру. Туда, где они жили с Никитой… Но сам почему-то задержался, и тогда Никита стал ко мне приставать… Я ему, конечно, врезала что было сил… Как раз в это время зашёл Алекс… И он как закричал: «Ты что, не в своём уме? Кто угодно, но только не она!» Кто угодно, но только не я!
- Он точно так сказал?
- Точно! Он ко мне относился уважительно, с нежностью… Конечно, не любил так, как я его, но это не важно! В общем, они в тот день очень сильно поругались… Никита стал на него кричать, что, мол, они с отцом Алекса вытащили… Что Никита его кормил и поил, показал ему красивую жизнь… Вот… А потом он ещё сказал, мол, ты, наверное, хочешь оторваться от меня… Мол, ты забыл кое-что…
- Не сказал, что именно?
- Нет!
- И что же Алекс?
- В том-то и дело, что ничего… Просто взял и промолчал…
- И что было потом?
- А потом он поехал провожать меня домой… И так остался на два месяца у меня… Вот… А ещё он говорил, что хочет отдать Никите все долги, чтобы от него не зависеть, потому что у него все проблемы от этой дружбы…
- Но про проблемы ничего не сказал? Какого они рода?
- Нет, ничего не сказал! Я у него спросила, какие проблемы, но он почему-то резко отвернулся и, как мне кажется, вдруг заплакал…
- Алекс с Никитой больше не встречались?
- Встречались… Я у него как-то спросила, и он ответил, что Никиту давно не видел, где-то месяц…
- А откуда он взял такие деньги, ведь снимать квартиру в Москве очень дорого?
- Вы мне сейчас намекаете на Аллу и на эту крысу Кристину?
- Нет, я ни на что не намекаю, я просто хочу понять… Кстати, почему она крыса?
- Потому что если Алла имела право командовать мной и даже Алексом, то Кристина просто его покупала! Она говорила ему всякие гадости про меня…
Вера представила себе Зосю, Алекса и Кристину…
- Откуда у тебя такие руки?
- Купил по случаю!
- А что, эта девица к вам в салон из баскетбола пришла?
- Лично мне нравятся высокие!
- А я тебе не нравлюсь?
- Ты – исключение!
Вера задала следующий вопрос:
- Когда Алекс у вас жил, вы тоже сами за всё платили?
- Только какое-то время, потому что он только устроился к нам на работу, и я хотела ему помочь, чтобы он встал на ноги… Но он не был жадным, вы не подумайте! Он с первой же зарплаты послал тёте получку, а мне купил косметичку… Очень красивую!
В этот момент вошёл Юра, или Жорж, как его все в салоне называли…
- Здравствуйте! Извините! Зоя! Может, куда-нибудь сходим, поужинаем?
- Я не знаю…
- Ничего особенного, просто где-нибудь развеемся… Подумай! Извините, я пойду!
- Это кто?
- Жорж, или Юра…
- Но вы же говорили, что он другой ориентации…
- Да, он голубой! Об этом все знают, просто у него нет этих сладеньких манер! А так он нормальный… Можно сказать, моя подружка…
- Не похож!
Вера представила себе Юру (или Жоржа) рядом с телом Алекса… Он улыбался во весь рот…
Вошла Алла, она увидела Зосю с Верой… На хозяйке салона были чёрное длинное платье и огромные синие бусы…
- Ну как вам, нравится?
- По-моему, неплохо!
- По-моему, просто роскошно! Если можно, мы вас сфотографируем в рекламных целях и повесим ваш большой портрет в зале…
- Да ради бога!
- Жорж, для тебя есть работа!
Вера с Аллой сидели за столом на фоне корзины белых лилий…
- Какой у вас красивый мальчик!
- Да, только жаль, что он нетрадиционной ориентации… Спасибо, малыш! Свободен! – Алла подняла вверх левую руку с огромным чёрным кольцом…
- А жаль!
- Жаль – не то слово! Такая мужская особь пропадает!
- Неужели они теперь все такие?
- Нет, не все. Был тут один, но он, увы, оказался наркоманом. – Алла закуталась в шикарное синее меховое манто.
- Да вы что?
- Я думаю, вы слышали об этой истории…
- Так это у вас случилось?
- Увы…
- Я что-то такое слышала краем уха…
- Да, всё произошло прямо на работе… К тому же, он оказался сиротой…
- То есть всё на вас легло…
- А на кого же ещё?
- Какой ужас!
- Завтра похороны, поминки… В общем, кошмар!
Неожиданно вошёл какой-то мужчина.
- Прости, дорогая, ты ещё не освободилась?
- Денис, ты что, слепой? Ты не видишь, что я занята? Подожди меня в машине!
- Извини! Конечно!
- Простите! Это ваш водитель?
- Нет, это – мой муж… Выпьете коньяка?
- Я бы с удовольствием, но я, к сожалению, за рулём…
- А я выпью!
- Конечно!
- Вы знаете, одиннадцать месяцев назад он ушёл от меня к молодой дамочке…
- Какой ужас!
- Я тогда думала, что сойду с ума! Было такое ощущение, что я совсем потеряла сон… Правда, он мне салон оставил в качестве отступного…
- Так это же неплохо!
- Знаете, кинул, как кость собаке… Потом я подумала, что всё-таки в этом что-то есть… Стала искать мастеров… Как вы понимаете, среди мужчин… Жорж о своей ориентации сразу сказал…
- Серьёзно?
- Да. Я взяла его за честность. А потом появился Саша…
- Саша – это…
- Это Алекс…
- Понятно!
- Пришёл такой скромный, сел у меня на диване… Говорит, закончил училище… Я его спросила: а что ты умеешь, мальчик? Знаете, он на меня так странно посмотрел, у меня мурашки по коже пошли… 
- Всё понятно стало!
- И говорит: я на всё готов, чтобы вырваться из этого дерьма… Я его взяла, и потом, это был хороший способ отомстить мужу…
- Это уж точно!
- Вы меня простите, что я так разоткровенничалась!
- Ну что вы, всё нормально!
- А теперь вернулся, придурок!
- Муж?
- Он самый! Говорит, надоела молодая… Я думаю, как раз наоборот… Потому что уходил он от меня роскошный, состоятельный, лощёный, а вернулся изрядно пощипанный…
- Я надеюсь, он знает, что у вас был молодой любовник…
- Конечно! Я же не могла отказать себе в удовольствии! Рассказала ему об этом сама… Мне иногда его очень жаль… Но только иногда!
Неожиданно послышались женские крики. Вошла уборщица Тамара.
- Алла Сергеевна, там эта женщина, клиентка, и она ругается…
- Я ни в одном салоне такого не встречала! Это просто какой-то кошмар! Уволь немедленно свою уборщицу, она не справляется со своими обязанностями!
- Успокойся! Расскажи, что случилось?
- Вчера я была у вас в солярии, а сегодня я приехала на важную встречу.
- И что дальше?
- У меня теперь на заднице – след от пуговицы! Вот такого огромного размера! Ещё и с двумя дырками! Нет, ну это нормально, что у вас в солярии везде пуговицы валяются?
- Я вчера убиралась!
- Остынь!
- Что она там бормочет? Что, мне свою задницу показать?
- Пойдём, мне покажешь! Мне кажется, эта пуговица – привет от твоей подруги Кристины!
Зося обратилась к Юре:
- Мне кажется, что Кристина в солярий точно не заходила!
- Но ей же нужно было что-нибудь сказать, чтобы заткнуть фонтан…
Вера незаметно вошла в солярий. Там она действительно обнаружила большую чёрную пуговицу… Стрельникова представила, как она прячется в солярии, чтобы её не нашли… Может, именно этот шорох слышала Зося? Звук закрывающейся крышки солярия?
Неожиданно вошла Тамара.
- Господи, как вы меня напугали!
- Извините меня, пожалуйста! Я пришла посмотреть на пуговицу!
- А зачем она вам понадобилась?
- Там так орут и ругаются…
- От того, что вы найдёте пуговицу, они же не перестанут ругаться…
- Может, и перестанут…
- Слушайте, я у вашей хозяйки в кабинете видела потрясающую корзину с лилиями! Её вроде бы курьер принёс… Вы видели его, какой он из себя?
- Курьер-то? Как все люди, я к нему особенно и не приглядывалась…
- Ну ладно! Всего доброго!
- До свидания!
Тамара подняла крышку, но пуговицы, естественно, на месте уже не было…
Вера обратилась к Зосе:
- Скажите, вы не заметили, супруг хозяйки был здесь в тот день, когда праздновали её день рождения?
- Да, был! Он выпивку привозил и закуску… Потом тут же уехал, потому что Алла его не жаловала…
- Вы видели, как он уезжал?
- Нет. Просто он сначала был, а потом смотрю – нет…
- Хорошо, спасибо!
- Не за что!
- До свидания!
- Всего доброго!
Вера вышла на улицу и встретила Дениса…
- Здравствуйте! А вы актриса?
- Здравствуйте! А вы – муж владелицы салона?
- Муж-мальчик, муж-слуга…
- На вашем пиджаке сейчас оторвётся пуговица!
- Надо будет сказать Аллусику, чтобы пришила…
Стрельникова села в свою красную «Ауди».
Алла и та самая клиентка-скандалистка вышли на улицу…
- Нет, ну ты сама представь!
- Представляю!
- Я в зеркало посмотрела – чуть не рухнула!
- Я бы сама в обморок упала!
- Вот так кому расскажешь – не поверят!
- И кому ты хочешь об этом рассказать?
- Тебе смешно, а каково было мне? Ладно, Аллочка, пока!
- Пока, дорогая!
Алла села в машину к Денису.
- Не спи на ходу!
- Прости! Аллусик, у меня пуговица болтается!
- Ничего страшного, сам пришьёшь!
Вера представила себе, как Денис зашёл к Алле в салон с какой-то чёрной сумкой, из которой он стал выкладывать на столик бутылки шампанского…
- Вроде бы всё!
- Спасибо! Можешь идти!
- Хорошо!
- Дверь закрой!
Вера тряхнула головой.
- Унижает меня, и всё это будто бы доставляет ей какое-то садистской удовольствие! Мне уже слишком много лет, чтобы начинать всё с нуля, а в этом салоне – мои деньги… Ну деньги, а причём тут молодой любовник, я не понимаю? Ничего не понимаю! – Из салона вышли Зося с Юрой, они рассуждали, куда лучше пойти. – Вот это я тоже не понимаю! Совершенно очевидно, что он влюблён в эту Зосю. Почему же он делает вид, что голубой? Такое оригинальное алиби, что ли? – Из салона выбежала Тамара, она подошла к Зосе и Юре. – Как интересно! Чего она от них хочет? Жаль, что я по губам читать не умею! Ничего не понимаю!
Вот Зося достала мобильный телефон и стала кому-то звонить. Стрельникова тоже достала мобильный.
- Алло, Вадим! Вы меня просили проинформировать, если я начну какое-нибудь расследование. Так вот я начала! И вообще окончательно запуталась! Ничего не понимаю! Да, хорошо, пока!
Отключившись, Вера взяла пуговицу и долго её рассматривала…       

Шли съёмки. Недовольный режиссёр позвал свою ассистентку:
- Дашенька, подойдите сюда! Как вы думаете, мы всё-таки будем работать или ждать, когда Вера Стрельникова закончит следствие?
- Так я могу её позвать!
- Хорошо бы! Пора уже снимать следующую сцену!
Вера с Вадимом сидели за каким-то столиком и беседовали. На Стрельниковой были роскошное чёрное пальто с наброшенным на него сверху мехом, чёрные перчатки и странного вида шляпка. Её глаза были густо подведены синими тенями, а на голове красовался парик… 
- Вера Николаевна, мы готовы!
- Я уже иду! Короче говоря, я вас прошу, потому что не хочу, чтобы у вас были какие-нибудь неприятности!
- Вера! Вся моя работа – это цепь неприятностей! Одной больше, одной меньше…
- Вадим, я вас прошу! Всё, пока!
Стрельниковой слегка подправили грим.
- Все на исходные! Внимание, приготовились! Актёры на площадке! Начали!
Вера шла по лесной тропинке, ей навстречу бежал молодой человек.
- Антонина Дмитриевна, послушайте, я люблю вашу дочь и прошу её руки!
- Я вам тоже скажу буквально пару слов! Ступайте прочь!
- Как же так? Ведь я же не смогу без Лизы!
- Меня это совершенно не волнует! Забудьте её! Она вам не пара!
- Стоп! Спасибо, сцена снята! Перестановка света! – закричал режиссёр.
Стрельникова вернулась к Горелову.
- Кто-то так спешил спрятаться в этом солярии, что у него оторвалась пуговица, которая так и осталась там… А я её подобрала…
- Это та самая, которая отпечаталась на самом интересном месте?
- Я её, конечно, к интересному месту не прикладывала, но думаю, что это именно она!
- Пуговица как пуговица! Обычно такие бывают на мужских пальто, редко на пиджаках…
- Да, но они ещё бывают на эксклюзивных женских беретиках… Я имею в виду Кристину… Но дело в том, что Кристина вообще не заходила в солярий. Она всё время была на глазах у всех, находилась в общем зале… И тогда Алекс был ещё жив… Но когда она оттуда вышла вслед за Жоржем, то Алекс уже был мёртв…
- Понимаю! Так это значит, что в солярии прятался кто-то посторонний?
- Понимаете, посторонним там был только курьер, который принёс корзину с лилиями… Но уборщица говорит, что он тут же ушёл…
- И всё?
- Нет, есть ещё один персонаж… Это муж хозяйки салона, который несколько месяцев тому назад ушёл к молодой девице, а теперь решил вернуться…
- А она что?
- Она что… Муж-мальчик, муж-слуга… Выставляет его за дверь на глазах у всех… Но поскольку Алекс был её любовником, то она с удовольствием сразу же сообщила об этом мужу…
- Это значит, что у него тоже был мотив устранить Алекса…
- Может быть, и так, тем более что он был в субботу там… Но он только принёс угощение и тут же исчез…
- Вот, спрятался в помещении солярия, дождался удобного момента… Могло такое быть?
Вера представила себе, как Денис зашёл незамеченным в солярий…
- Могло, но все пуговицы у него на месте, даже одна болтается. То есть вот-вот оторвётся, но не оторвалась…
- Но он мог быть в другом пиджаке…
- Мог, но… Понимаете… Принёс жгут, шприц, использовал газ… И представил Алекса как абсолютно законченного наркомана…
- Ну, это как раз очень логично… Случайная смерть от передозировки, наркотики… Дело бы запросто закрыли, и никаких проблем бы не осталось!
- Нет, проблемы как раз останутся, потому что сегодня Алла похоронит этого любовника, а завтра заведёт себе другого. Он что, с каждым будет так разбираться?
- Значит, что мы имеем? У нас есть муж с не до конца понятными мотивировками… у нас есть курьер, которого все видели, но никто не запомнил… у нас есть прикидывавшийся голубым Жорж…
- Но он не выходил из общего зала! Есть ещё Кристина со своим беретиком… Она тоже не выходила, но, как говорит Зося, она вешалась на этого Алекса, она ему платила, вызывала его на дом, и так далее…
- А что говорит сама Кристина?
- Я не знаю, что она говорит, потому что я никак не могу найти повода к ней подобраться! Понимаете?
- Не волнуйтесь, повод мы сейчас найдём!
- И какой же?
- Сейчас! А давайте я её допрошу!
- Нет!
- По своей линии!
- Нет!
- Почему?
- Нет, потому что я только хотела с вами посоветоваться, но совершенно не хотела вас впутывать в это дело!
- Но я-то вас впутывал!
- Слушайте, я свободный художник!
- В самом деле?
- Да! А вы…
- А я – почти заключённый!

Ася сидела в кресле. На девушке было красное платье. Она разговаривала с Филиппом.
- Нет, я не могу! Впереди ещё три с половиной месяца съёмок! Я растолстею, буду как квашня какая-то… У меня будет вот такой огромный живот! У меня лицо пойдёт прыщами и пятнами, зубы испортятся, ногти вот уже ломаться начали…
- Не переживай, я что-нибудь придумаю!
- Что здесь можно придумать?
- Успокойся, я всё решу!
- Что с этим можно решить?
- Ася, послушай меня! Мама уже знает?
- Причём здесь мама?
- Как это причём здесь мама? – спросила Вера, заходя в комнату. – Мама всегда должна быть в курсе!
- Вера Николаевна, здравствуйте! Садитесь, прошу вас! Мы с Асей хотим вам кое-что сказать!
- Да! Я сломала ноготь!
- Перестань!
- Правда, дочь, помолчи!
- Ася беременна!
- Мама знает! Она же следователь!
- Дочь, помолчи!
- Ася, подожди! В общем, она сомневается, можем ли мы сейчас иметь детей…
- Ася не сомневается, можем ли мы сейчас иметь детей… Скажи, вот какой из тебя муж, какой из тебя отец? Что ты вообще можешь в этой жизни?
- Ну спасибо на добром слове! До свидания!
- Пока!
- Ася, ты что творишь? Филипп, подождите!
- Вера Николаевна, не провожайте меня! Я ей не нужен!
- Ты что, с ума, что ли, сошла?
- Я не понимаю, что вы все от меня хотите?
- Я ничего не хочу! Я считаю, что ты сама должна решать! Но зачем нужно на человека так кричать?
- Я просто не знаю, что мне делать!
- Так подумай! Что ж ты так раскричалась на него? Сумасшедшая какая-то!
- Мама, я так боюсь!
- Все боятся!
- Я хочу оставить ребёнка…
- И в чём проблема тогда?
- Я боюсь рожать! И потом, кого я могу родить?
- Не мышонка, не лягушку, а неведому зверушку!
- Мама, ну вот какая из тебя бабушка после таких слов?
- Я прекрасная бабушка! Я ещё в институте играла бабушку, это было потрясающе!
- Мама, это не игрушки, это ребёнок!
- Скажи, сколько у нас ещё есть времени на размышления?
- Я думаю, месяцев восемь ещё в запасе имеется…
- Так ведь это же очень много! За такой срок мы точно что-нибудь придумаем!

Горелов сидел в своём кабинете, он набирал чей-то номер…
- Алло, это Кристина?
- Да, а кто это?
- С вами говорит старший следователь…
- Соколов?
- Нет, в данном случае Горелов Вадим Петрович… Скажите, а как бы мы с вами могли встретиться?
- Смотря на какой предмет, товарищ… Как вас там?
- Горелов Вадим Петрович… Давайте я подъеду, куда вы скажете, и вы всё сами узнаете…
- Тогда ко мне домой… Но у меня к вам будет просьба: привезите мне бутылочку вискарика! У меня поминки!
- Хорошо, договорились! Вискарика, значит…
И вот Вадим уже беседовал с Кристиной.
- Честно говоря, отвратительный виски!
- Извините, на какой хватило денег…
- Ну да! Мой молодой друг умер! Я так расстроена, что мне не хватило сил переться на кладбище… Откройте мне бутылку!
- Конечно, сейчас!
- И правильно, что я не пошла! Там и без меня достаточно плакальщиц! Алла, например… А ей ведь уже сорок пять… Я, вы знаете, одна не останусь! А вот Алла – под большим вопросом! Мальчик мой, ты всегда будешь в моей памяти! Такой нежный, такой безотказный… Любил, конечно, деньги, но он их стоил, честное слово!
- Вы что, платили ему?
- А вы как думаете? И я, и Алла, и эта, как её… Ну, она в салоне работает… Вспомнила: баскетболистка Зоська! Та тоже пыталась его содержать!
- Ну да!
- А он, оказывается, кололся! При мне даже покурить отказывался! В общем, укололся какой-то дрянью! Вот до чего деньги могут довести! А ещё этот его друг, как его… Коля, Костя… Нет, не то! Вспомнила: Никита!
- И что же этот друг?
- А ничего, пустое место! Прилипала с набитым кошельком! Всюду за Алексом ходил, как хвост!
- Понятно! Тоже хотел, чтобы его содержали!
- А вот и не угадали! Он сам был готов платить деньги! Только ему были нужны настоящие женщины! Светские львицы! Вы меня понимаете?
- Прекрасно понимаю! И что же ему мешало?
- Слушайте, вы что, совсем тупой? Я же говорю: он совершенно никакой! Пройдёт сто раз мимо тебя, а ты и не заметишь – мелкий, серый какой-то… Просто ноль без палочки! Сто раз пройдёт мимо тебя, ни разу не посмотришь! Подайте мне, пожалуйста, пепельницу!
- Конечно! И что же этот Алекс? Брал с собой на свидания Никиту?
- Пытался! Позвал меня один раз, и говорит: слушай, пригласи какую-нибудь приятельницу, я с другом к тебе приду… А у меня как раз есть одна такая скучающая в перерывах между браками подружка…
- Понятно! 
- Когда она увидела этого Никиту, тут же завяла… А тот хвост распушил: и конфеты, и цветы, и пара коробок шампанского, чтобы ванну наполнить… В общем, как-то он её «уломал». Она, правда, потом клялась, что коньяк был «левый», из-за этого они чуть ли не кололись набрудершафт… Конечно же, она врёт!
- И часто Алекс проделывал такие штуки?
- Со мной один раз… Потом я ему строго-настрого запретила приводить сюда этого проходимца!
- Ясно!
- Алла, по-моему, тоже пострадала! Да, точно! А про остальных я ничего не знаю!
- Ну да! А зачем всё это нужно было Алексу?
- Откуда же мне знать? Может, Алекс Никите должен был, или как-то иначе от него зависел… Ведь они же из одного города! А может, Никита ему тоже платил… А теперь, пожалуйста, оставьте меня одну!

Поздним вечером у Веры зазвонил телефон. В это время они с Асей как раз спали в огромном бело-красном кресле, накрытые сверху пледом…
- Алло, я слушаю!
- Я вас разбудил?
- Ничего страшного, Вадим!
- Есть информация по вашему делу…
- Какая информация?
- Я был у Кристины, видел беретик…
- Сейчас! Кристина, беретик… И что дальше?
- Не по телефону! Я внизу, у вашего дома…
- Хорошо, я сейчас спущусь!
- Я жду!
- Уже бегу! Какой-то беретик…
Вера зачем-то накрыла Асю ещё одним пледом и стала собираться…
Горелов и Стрельникова сидели в машине.
- О покойных, конечно, плохо не говорят, но этот Алекс – просто чудовище! Представляете, он предлагал своего друга своим же любовницам!
- Наверное, друг на этом настаивал, он от него зависел… Хотел избавиться от этой зависимости, но не мог… Слишком много был должен, долг постоянно рос… А может быть, и не только денежный… Вдруг там было ещё что-то… Я не знаю, что!
- Вера, вы чем-то расстроены?
- Да, у меня проблемы с дочерью… Можно я сейчас об этом не буду рассказывать?
- Можно!
- Спасибо! Алекс как-то обмолвился, что он не видел Никиту уже целый месяц, и очень рад этому обстоятельству… То есть это значит, что он перестал с ним общаться?
- Вот вам и возможный мотив! Никита и без того чувствовал себя ущербным, вечно «пристёгнутым» к этому Алексу! А тут так и вовсе дали пинка…
- И что получается? Это была месть?
- Ну, если Алекс его всё время брал с собой, а потом вдруг резко перестал… Может быть, действительно месть…
Вера представила себе Никиту, который затягивает жгут и делает Алексу укол в руку…
- Значит, что получается? Кристина сказала, что он пройдёт сто раз мимо, и никто его не запомнит…
- Но ведь Алекс-то обязательно увидел бы его!
- Во-первых, мастера работают посменно. Значит, он мог прийти в другую смену, а потом спокойно явиться в субботу… Если, конечно, он знал, что у Аллы день рождения…
- Я думаю, что он знал!
- Почему?
- Алла сказала, что она тоже имела счастье пообщаться с этим Никитой…
- Тем более!
- Его надо найти! И чем быстрее, тем лучше!
- Я думаю, это может знать Зося!
Девушка в это время как раз гуляла с Юрой…
- Алло, я слушаю!
- Зося, здравствуйте! Это Стрельникова!
- Здравствуйте, Вера Николаевна!
- Зося, а помните, вы говорили о друге Алекса, по-моему, его зовут Никита?
- Конечно помню! Он сегодня даже был на похоронах!
- Вы знаете, я бы очень хотела с ним повидаться. Вы бы не могли дать мне номер его сотового?
- Хорошо. Восемь, девятьсот пять, тридцать четыре, ноль девять, двести сорок пять…
- Большое спасибо! До свидания!
- До свидания! – Зося отключилась. – Вера – удивительная женщина! Мне кажется, что она докопается до сути…
- Ты правда так думаешь?
- Конечно!
- И что же дальше?
- Ничего… Просто мне нужно знать, что Алекс не был наркоманом, вот и всё!
- Твой Алекс был несчастным человеком! Он встречался с женщинами из-за денег!
- У него не было другого выхода!
- Это неправда! Выход есть всегда! Если богатые женщины пытаются тебя купить, ты всегда можешь назваться голубым, вот и всё! И тогда у тебя не будет никаких проблем!
- Жорж, ты шутишь?
- Нет! И меня зовут не Жорж, а Юра! Запомни это, пожалуйста!
Юра крепко обнял Зосю…
Горелов кому-то звонил:
- Алло, это Никита? Здравствуйте! Старший следователь Вадим Петрович Горелов. Я звоню по поводу смерти вашего друга Александра Романова… Скажите, мы могли бы с вами встретиться? Чем быстрее, тем лучше!

Вера с Вадимом подъехали к дому с какими-то колоннами, в котором жил Никита…
- Вот этот дом… Третий этаж… Давайте я открою дверь! Только у меня к вам есть одна просьба…
- Не вмешиваться в разговор. Я понимаю!
- Не так категорично…
- Короче говоря, не вмешиваться!
Они поднялись наверх и позвонили в дверь, но им никто не открыл…
- Странно! Ведь он довольно легко согласился на встречу!
- Ну да! А сам собрал вещи и убежал, куда глаза глядят! Телефон сейчас будет недоступен!
- Нет, пошли гудки! Что, напился на поминках и уснул?
Стрельникова дёрнула вниз ручку. Дверь легко открылась…
- Подождите, пожалуйста, здесь! – Горелов на всякий случай решил перестраховаться и, взяв Веру под руку, отвёл её в сторонку.
«Ну вот опять меня будто током ударило! Боже мой, да что же это такое со мной происходит, в конце концов? Я решительно ничего не понимаю! Главное, что это уже третий раз происходит!»
На Никите были синяя рубашка и синие джинсы. Он лежал на диване без движения… Наконец Вера не выдержала и тоже зашла в квартиру…
- Что случилось?
- Всё, готов!
- А что делать?
Неожиданно Стрельникова увидела на полу шприц, а на столике – роскошные белые лилии… Точно такие же, как на дне рождения Аллы…
- Тот же почерк!
- Я говорю, что будем делать?
- Вызывать полицию!
- Не надо!
- Что значит не надо?
- А как мы объясним своё присутствие здесь?
- И что вы предлагаете?
- Вы что, опять хотите неприятностей на свою голову? Почему именно вы? Давайте я позвоню! Где телефон? А, вот он! Ноль-два, что ли? – Вера откашлялась, приготовившись играть роль беспокойной старушки. – Алло, это полиция? Слава богу, я до вас дозвонилась! Уже третий час звоню! Вы знаете, у нас тут на лестничной клетке открыта дверь! Откуда я знаю, что там? Может быть, это грабитель, может быть, преступник, а может быть, вообще труп! Вы что, с ума сошли? Я туда не пойду! Я и так вся трясусь от страха! Я вам что, следопыт? Слушайте, я вам звоню уже который час! Не отчитывайте меня, молодой человек! Пишите адрес: Газетный переулок, дом три, квартира сорок два… Приезжайте скорее, а то у меня сейчас будет разрыв сердца! До вас невозможно дозвониться! Какое безобразие!
У Горелова аж лицо вытянулось от такой тирады. Стрельникова, между тем, стала протирать телефон, чтобы на нём не осталось отпечатков пальцев…
- С ума сойти! Мы с вами скрылись с места происшествия!
- А я смотрю, вам нравится быть не только детективом, но и преступником!
- Конечно, ведь играть отрицательные роли всегда интереснее! Поехали же! Вадим, мы чего-то ждём?
- Я хочу убедиться, что по вашему вызову приедут!
- Посмотрите… Лилии были в салоне, лилии здесь… Как будто какая-то метка или подпись преступника!
- Что вообще означают лилии?
- Я где-то читала, что цветок лилии – это символ невинности… Ещё что? Есть женское имя Лиля… Слушайте, они приехали! Давайте сматываться отсюда!
- Поехали!
- Вот я не понимаю… Все эти женщины, которые покупали Алекса, богатые и сытые… Понятно, кто, да?
- Кристина сказала, светские львицы…
- Кристина могла сказать всё, что угодно! Мне кажется, что они очень далеки от чистоты и невинности!
- Спорить не буду!
- Тогда причём здесь белые лилии?
- А может, эта Лиля была такой до встречи с Алексом и Никитой? Кристина сказала, что Никита любил либо светских львиц, либо чистых девочек…
- Предположим, что Алекс передал её Никите, тот накачал девушку наркотиками, делал с ней всё, что хотел… И что дальше?
- Пришла в себя и ужаснулась!
- И? Ужаснулась, стала наркоманкой и решила преследовать и убивать своих обидчиков таким изощрённым способом?
- Похоже на то!
- Не похоже, потому что либо она – чистая девочка, либо она – убийца.

Вера сидела на кухне и пила чай…
- Интересно, кто же такая эта Лиля? – Стрельникова взяла со стола чашку и понесла её в комнату, попутно набирая чей-то номер. – Зося, простите, что так поздно! Я вас не разбудила? Это Вера Николаевна. Ещё раз извините, что я звоню так поздно! Зося, у меня к вам такой вопрос… Скажите, пожалуйста… Это очень-очень важно! Скажите, Алекс когда-нибудь употреблял при вас такое имя, как Лиля или Лилия? Это точно? Хорошо, спасибо! Всего доброго! – Вера отключилась и залезла с ногами на подоконник, прихватив с собой кружку и какую-то подушку. – Лиля, где же тебя искать-то? В Москве, по имени… Как иголку в стоге сена! Это вообще нереально! Ну хорошо, а если всё сначала начать? Предположим, я – Лиля, и я хочу убить Никиту и Алекса… Я прихожу в салон, потому что знаю, что там работает Алекс, выбираю подходящее время, дальше усыпляю его газом, делаю ему смертельный укол наркотика… И всё это выглядит, как несчастный случай… Замечательно! Ещё Никита у меня остаётся… И его я через три дня так же… Подожди, а почему через три дня-то? Почему не сразу? Чего я жду? Три дня… Что такое три дня? Ну конечно! Потому что он появится на похоронах только через три дня! Значит… Конечно! Я же не знаю, где он живёт, я не знаю его адреса… Значит, мне нужно, чтобы он появился на похоронах, тогда я смогу его выследить, и… А почему он на похороны пришёл? Не понимаю! Кто его позвал? Кто ему сообщил? Откуда он узнал? Я вообще ничего не понимаю! – Отчаявшись, Стрельникова забралась с ногами в кресло, накрылась пледом и заснула…

Утром Вера вошла в салон. Наверное, Стрельникова была одной из немногих счастливых женщин, на которых розовый цвет не смотрелся бы смешно и нелепо, поэтому решение надеть длинное розовое платье было правильным…
- Зося, здравствуйте! Вы мне очень нужны!
- Я сейчас не могу!
- Вы позволите? Всего на две минуты!
- Если бы меня позвала Вера Стрельникова, я бы пошёл даже на половину стрижки!
- Большое спасибо! Скажите, Зося, откуда Никита узнал о смерти Алекса?
- Я сама ему позвонила!
- А зачем?
- Так получилось, потому что стали составлять список людей на поминки, и кто-то спросил, были ли у Алекса родные или друзья… Не будут же его хоронить посторонние люди! Вот я и позвонила Никите…
- А кто именно спросил про друзей?
- Я точно не помню!
- Нет, вспомните, пожалуйста! Это очень важно!
- Может быть, Тамара?
- Тамара – это ваша уборщица?
- Да! Мы выходили с Жоржем из салона… Она просто так сказала!
Вера представила себе тот момент, который она так и не смогла понять, когда находилась в своей машине…
Вот Зося с Юрой выходят на улицу, вот к ним подбегает Тамара…
- Зося, подожди! Как-то нехорошо получается: парень умер, а хоронить его посторонние люди будут! Неужели у него совсем нет друзей?
- Был у него друг Никита, только он противный очень!
- Какой-никакой, а всё-таки друг! Если не хочешь звонить, тогда дай мне номер, я сама позвоню! А то как-то не по-человечески это!
- Хорошо, я позвоню!
- Звони прямо сейчас!
- Уже набираю номер! Алло, Никита? Это Зося, помнишь такую?
Вера спросила ещё раз:
- Значит, это точно была Тамара?
- Да, точно она! Мне, конечно, не хотелось звонить, но она так проникновенно сказала, что я подумала: почему бы не позвонить? Пусть приедет, проводит друга…
- А где сейчас Тамара?
- Не знаю! Может быть, она уволилась?
- Значит, она ещё и уволилась?
Вера постучала в дверь кабинета Аллы.
- Можно войти?
- Здравствуйте, Вера! Проходите, пожалуйста!
- Спасибо!
- Я рада вас видеть!
- Взаимно! Знаете, меня интересует ваша уборщица, кажется, Тамара… Я слышала, что она уволилась…
- Да, она уволилась. Совершенно неожиданно подала заявление об уходе, абсолютно непонятно, по какой причине…   
- Знаете, мне как раз нужна домработница! Желательно с рекомендациями!
- В самом деле?
- Да! Поэтому я хотела у вас спросить, что она из себя представляет…
- Вы знаете, чудесный, замечательный, чистоплотный человек! Она – очень простая женщина из провинции!
- А откуда она приехала?
- Верочка, я не помню! Но я могу посмотреть, хотите?
- Да, если вам не трудно! Спасибо!
- Конечно, не трудно! Так, вот… Муромская область, посёлок Марьино… А здесь она живёт на съёмной квартире…
- А вы не могли бы мне дать адрес этой квартиры?
- Без проблем! Вот, держите!
- Алла, спасибо вам большое!
- Пожалуйста!

Горелов шёл по коридору. Неожиданно он встретил коллегу.
- Здорово!
- Здорово!
- Ну что там у тебя по Газетному переулку?
- И опять ты в курсе! Только не говори, что слухами земля полнится!
- Представь себе, полнится!
- Очередная передозировка, очередной наркоман… В общем, тоска зелёная! Не то что твои дела!
- Не скажи! Обрати внимание: там и в Газетном переулке, и в салоне красоты букет белых лилий…
- Так! А ты откуда знаешь?
- Какая разница? Просто знаю, и всё! Дела-то пересекаются! Может, объединим?
- Ну и дела! Я сейчас!
- Понятное дело, к начальству жаловаться побежал! Да ну их всех! Сегодня же напишу рапорт об увольнении! Надоело мне всё это! Сил моих больше нет! Раскроем это дело вместе с Верой, а дальше – собственное детективное агентство. Довольно с меня!
Когда в кабинете зазвонил телефон, Горелов даже не удивился… 
- Вадим Петрович!
- Да, я слушаю!
- Вас начальник к себе вызывает!
- Когда?
- Прямо сейчас!
- Я буду через десять минут!
- То есть? Не понял!
- Это значит, что я сейчас занят!

Вера в это время звонила в дверь Тамариной квартиры…
- Здравствуйте!
- Здравствуйте! Я к вам! Можно?
- Проходите!
- А вы что, уезжаете?
- Да, как видите…
- Почему так скоро?
- Так получилось!
- У вас вообще интересно получилось, не находите?
- Я вас не понимаю!
- И я не понимаю! Можно, я присяду?
- Конечно, садитесь!
- Может быть, тогда мы с вами вместе попытаемся разобраться?
- В чём разобраться?
- Например, вы вместе с Сашей Романовым работали в одном салоне, а до этого жили в одном городе… Правильно?
- Я не из города, я из посёлка.
- Да? Но это же недалеко от Мурома, как я понимаю!
- Правильно, недалеко!
- Саша Романов умер – якобы от передозировки… А незадолго до этого некий курьер принёс в салон корзину с лилиями. Но вы его так плохо запомнили, что не смогли описать… Правильно?
- Да, всё верно!
- А зачем вы эту пуговицу искали в солярии?
- Я просто зашла туда посмотреть! 
- А я думаю, что вы не просто зашли туда посмотреть. Просто вы – единственная, кто видел, как этот курьер уходил. Якобы уходил! Но он остался в салоне и ждал удобного момента. А вы об этом знали! И как только Саша вышел из зала, вы тут же начали произносить тост – очень-очень длинный! И про хороших людей, и про ангелов… Я думаю, что вам было очень трудно, потому что вы немногословны… Ему же нужно было время для того, чтобы сделать то, что он сделал… Правильно? Салон оказался закрытым, выйти он не мог, значит, он был вынужден спрятаться в помещении солярия… А потом, когда вся эта суета началась, он и потерял ту пуговицу, которую вы так искали… Но и это ещё не всё! Незадолго до похорон вы уговорили Зосю, чтобы она позвонила Никите, другу Саши, и позвала его на похороны…
- Я сказала, что надо позвать всех, кто его знал!
- Ну да! Чтобы всё было по-человечески! Но я думаю, что дело не в этом, а в том, что вы просто не могли его найти! Ведь вы появились в салоне уже после того, как они стали жить врозь… Правильно? Поэтому вы не могли его найти! Конечно, вы рисковали, потому что он мог не прийти на похороны. И тогда вам бы пришлось начать все эти поиски сначала… Но он пришёл, и таким образом дал вам возможность его выследить… Вот тут и он умирает… И тоже от передозировки! И на его столе тоже лежат лилии! Это интересно! Что же такое эти лилии обозначают? – Вера неожиданно увидела фотографию какой-то девушки. – Её зовут Лиля?
- Да!
- А она вам кто?
- Дочь!
- И где она сейчас?
- Лилечка училась вместе с Сашей Романовым, влюбилась в него… Первая любовь, понимаете? Об этом она писала в своём дневнике – как он на неё посмотрел, как в кафе её пригласил… Как на дачу позвал отмечать Новый год… Только дача не его оказалась, а друга Никиты… А дальше они оба делали с ней всё, что хотели… В полицию Лиля идти побоялась, с нами не посоветовалась… Вместо этого попросила у них всё, что нужно… А они даже не спросили, зачем… В общем, и шприц, и жгут – всё это было, хорошо, что доза всё-таки недостаточной оказалась, не смертельной… Но потом Лилю нужно было лечить, а ещё у нас с мужем буквально руки чесались отомстить за неё! Ведь дневник-то пропал, как в воду канул! Отец Никиты, узнав обо всём, отослал сына в Москву – от греха подальше… А потом и про Сашу слух пошёл, что он тоже в Москву подался – в салон красоты устроился, девочки его «снимают». В общем, мы оставили Лилю на попечение моих родителей и поехали в Москву… Мой муж сам всё сделал, но это было наше общее решение…
- Как же вы пошли на это?
- Лилечка ведь тоже жить хочет! А тогда, когда я увидела фотографию, ту самую, на которой она лежит без движения… У меня внутри словно всё перевернулось!
- Но что же делать-то сейчас?
- Нам с мужем уже всё равно! Если хотите, отдайте эту пуговицу в полицию. Чего уж теперь…

Дверь кабинета Горелова распахнулась, и вошёл его начальник…
- Ты, говорят, занят? Так вот я сам пришёл! Правильно, мне ведь делать ничего! Что, наркоманами интересуемся? Лилиями? Да-да, мне Соколов всё рассказал! Как ты влезаешь в его дела! Ты что, думаешь, я совсем кретин? Не понимаю, что это опять самодеятельность? Так вот: если твоей артистке так не терпится заняться следствием, то пусть придёт ко мне, подаст заявление – так, мол, и так, хочу работать в паре с Гореловым, поскольку он обаятельный и очень нравится мне, как мужчина!
- Сейчас же заткнитесь!
- Что ты сейчас сказал?
- Я попросил вас заткнуться! Вот вам мой рапорт об увольнении! Да, я действительно был занят! Обзванивал разные адреса, чтобы узнать, как открыть своё частное детективное агентство! Но это дело я раскрою, и вы мне не помешаете!

Вера с Асей сидели на кухне.
- Ася, слушай! Я очень много думала, и я поняла: давай оставим ребёнка!
- Я уже всё решила!
- Что ты решила?
- Мама, ну я же тебе уже говорила, что хочу оставить ребёнка! Ты чем слушала? И вообще, Филипп всё придумал, он решил включить мою беременность в сценарий! А ещё он сделал мне предложение! Просто сказка какая-то!
- Поздравляю!
- Спасибо! Мама, он такой хороший, такой внимательный, такой обходительный! Мне кажется, он будет очень хорошим отцом!
- А ты какую свадьбу хочешь? Шумную или, наоборот, тихую?
- Мама, ты только сильно не ругайся, но мы с Филиппом хотим отправить заявку в шоу «Жанна Пожени». Смотрела такое?
- Да, что-то припоминаю… Там, кажется, Жанна Бадоева из «Орла и решки» всё придумывает и ведёт…
- Всё правильно!
- И какую же страну вы с Филиппом выбрали?
- Может, подойдёт Лазурный берег. Но вообще, как решит сама Жанна! А приглашу я в качестве подруги Зосю! А Филипп пригласит Юру из того самого салона…
- Разве они знакомы?
- Представь себе! Но довольно лирики! Мама, у меня есть одно условие!
- Съехать отсюда? Ни за что!
- Можешь остаться! Но ты должна варить ему пшенную кашу!
- А вот это уже настоящий шантаж!

- Вадим Петрович! Просыпайтесь! К вам дама пришла!
- Да! В этом деле вы меня опередили!
- Нет, просто я рискнула и случайно попала в точку!
- Не случайно! Я ещё только получил сведения о девочке Лиле из Мурома, а вы уже поговорили с её матерью…
- А вы знаете, что я сделала? Я отдала им эту несчастную «Оленьку». Пуговицу… Неправильно поступила?
- Неправильно, наверное!
- Как-то не смогла, понимаете?
- Как не странно, понимаю!
- Теперь вы больше не будете иметь со мной никаких дел!
- Это ещё почему? Я как раз мечтаю работать с вами вместе, создать детективное агентство и изучать ваш метод!
- Что вы говорите? Но вы же не имеете права на это!
- Теперь имею! Я открою вам тайну: я теперь такой же свободный человек, как и вы!
- Ура! За это надо выпить! А у меня тоже есть новость: моя дочка выходит замуж за режиссёра! И ещё я скоро стану бабушкой!
- Правда? Я вас поздравляю!
- Большое вам спасибо! А как мы назовём наше детективное агентство?
- Ну конечно, «Белая лилия»!

Отредактировано Кассандра (2019-11-09 14:15:49)

0

86

Эпилог
Вера с Асей сидели на кухне и завтракали.
- Жаль, конечно, что ты не хочешь традиционную свадьбу, Ася…
- Не расстраивайся так сильно, мама! Да, мы с Филиппом совершенно не желаем гулять на традиционной свадьбе с тамадой, кучей незнакомых родственников и банальными речами регистратора ЗАГСа…
- Это означает, что на вашей свадьбе мне погулять не удастся… Правильно я понимаю текущее положение дел?
- Пожалуйста, только не обижайся!
- Я не обижаюсь, просто спрашиваю… Как я понимаю, программа «Жанна пожени» всё-таки выбрала из многих претендентов именно вас с Филиппом…
- Да, мама, ты права, как всегда! Мы очень счастливы!
- И какая же это будет страна, если не секрет?
- Не секрет. Мы выбрали для своей сказочной свадьбы остров Мальта. Кстати, этот брак действителен в России, так что мы всё заранее продумали!
- Я в этом и не сомневалась!
- А потом Жанна нас отправит в свадебное путешествие! Мы уже всё обговорили!
- Что за новости?
- Да, круиз по Средиземному морю, представляешь, какая красота?
- Представляю! Значит, вы меня бросаете тут одну? Сами будете отдыхать, развлекаться и веселиться, а я…
- Ой, мама, только не надо, пожалуйста, драму изображать! Лучше бы порадовалась!
- Я радуюсь, но всё-таки мне обидно…
- Ну не дуйся, пожалуйста!
- Кстати, а почему не Лазурный берег, ты же сначала хотела…
- Я передумала! На Мальте так здорово, всегда мечтала там побывать! А ты не грусти, у тебя есть свои дела! Съёмки в исторической картине, например… Кстати, когда ждать премьеру?
- Надеюсь, что скоро! А ведь ты совершенно права! Такое хорошее кино получается, просто удивительно! И ещё наше с Вадимом Гореловым агентство «Белая лилия». Прямо чувствую, что в самое ближайшее время нас ждёт новое дело!
- Вот видишь, как здорово! Так что скучать тебе точно не придётся в наше отсутствие!

В самом мрачном расположении духа Вера Стрельникова зашла в частное детективное агентство «Белая лилия». С момента разговора матери и дочери прошло несколько дней. Ася вместе со своим будущим супругом Филиппом уже улетела на Мальту, где их с нетерпением ждала съёмочная группа программы «Жанна пожени» и лично Жанна Бадоева. Вадим Горелов при взгляде на Веру мгновенно понял, что настроение у неё на редкость плохое.
- Здравствуйте, Вера Николаевна!
- Здравствуйте, Вадим Петрович!
- Что-то вы очень задумчивая и грустная сегодня…
- Да, есть немного…
- И в чём же причина, позвольте спросить?
- Ох, Вадим… Моя дочь Ася вместе со своим будущим мужем режиссёром Филиппом улетела на остров Мальта…
- Так это же здорово! Почему из-за этого нужно расстраиваться?
- Конечно, я должна радоваться. Вот только Ася с Филиппом поехали туда не просто так. Они собираются отпраздновать там свою свадьбу!
- Теперь понимаю! Но как же так? Почему вас не пригласили?
- Таковы правила программы «Жанна пожени», которая поможет в организации мероприятия…
- Что ещё за программа?
- На самом деле передача достойная. Романтичная, оригинальная, познавательная… Вот только мне от этого не легче. По правилам родители не могут присутствовать, только двое близких друзей – один со стороны жениха, второй со стороны невесты…
- Да, ситуация! Представляю, как вы из-за этого расстроились!
- Это ещё не всё. После мероприятия Ася с Филиппом отправятся в свадебное путешествие по Средиземному морю! 
- Вера, я даже не знаю, что сказать… У меня просто нет слов! Ведь вы имеете полное право присутствовать на свадьбе собственной дочери! И вдруг вас этого права лишают, не спрашивая вашего мнения! Мне этого не понять! Как так можно? Ведь вы её воспитали…
- Я тоже решительно ничего не понимаю. И тем не менее, мне теперь остаётся только смириться с данной ситуацией… А что ещё остаётся?
- К сожалению, вы правы. Если бы я только мог вам чем-то помочь. Но увы, здесь я бессилен…
В этот момент зазвонил телефон…
- Вадим Петрович Горелов слушает!
- Здравствуйте! Это детективное агентство «Белая лилия»?
- Да, оно самое! У вас есть какое-то дело?
- Есть! Пожалуйста, срочно приезжайте вместе с Верой Стрельниковой в коттеджный элитный посёлок «Тихие сосны»!
- А что случилось?
- Понимаете, мы собрались на встречу одноклассников, пятнадцать лет назад окончили школу… И вот сейчас, в середине июня, решили все вместе собраться… Сначала всё было хорошо – беседа ни о чём, душевная песня под гитару, посиделки на берегу живописного озера, шашлыки, наливочка… Но потом… в общем, в лесу мы обнаружили тело нашей одноклассницы… До этого у нас произошла ссора, то есть не у всех нас, а наш одноклассник с ней поссорился из-за какой-то ерунды… Я думаю, её ударили ножом, но точно не знаю…
- Мне всё ясно! Диктуйте адрес, мы едем!
Горелов положил трубку.
- Вадим, что случилось?
- В коттеджном элитном посёлке во время встречи бывших одноклассников была убита женщина.
- Боже мой, какой ужас!
- Действительно ужас! И нас с вами просят расследовать это дело… Заодно отвлечётесь от грустных мыслей!
- Вы совершенно правы! Поехали!

Уже через час Горелов и Стрельникова прибыли на место. Дорога, вне всякого сомнения, была гладкой. Стоял июнь, вокруг цвели ромашки и колокольчики, незабудки и васильки. Припекало ласковое солнышко, пели птицы, шелестела листва… Вот только повод для встречи, к сожалению, был совершенно не радостным, а очень даже грустным… Вера даже испытывала лёгкую досаду – они с Вадимом так славно разговаривали по душам, и вдруг их совершенно бесцеремонным образом прервали… Однако её, безусловно, расстраивало не только это. И дело даже не в том, что дочь Ася уехала на Мальту вместе с Филиппом. Вера вдруг поняла, что она наконец-то созрела для того, чтобы услышать от Вадима признание в любви. А в том, что это самое признание ей предстоит услышать в самое ближайшее время, она почему-то даже не сомневалась. Более того, Стрельникова и сама начала понимать, что тоже любит Горелова… Просто в последнее время на неё навалилось разом слишком много дел, чтобы она могла в спокойной обстановке проанализировать ситуацию и сделать  соответствующие выводы… Её рассуждения были прерваны чьими-то голосами…
- Да, правильно, мы все, конечно, на Ольгу очень сильно злились… И я, и Андрей, и Николай, и Дмитрий, и Анна, и Татьяна… Но чтобы кому-то могло понадобиться убивать её? Мне даже сложно такое представить! – страстно говорила какая-то женщина.
- В самом деле, всё это выглядит очень странно, – поддержал собеседницу другой голос, на этот раз мужской. – У нас всё было хорошо, мы мило болтали, кино смотрели документальное, потом жарили шашлыки, пели под гитару, ещё мы, естественно, выпили немного… 
- И вот смотрим, а Ольги нет, она куда-то ушла, и времени прошло достаточно много с того момента, как мы её видели в последний раз… Ну мы и отправили Дмитрия узнать, что там и как… Он вернулся и сказал, что Ольга из-за чего-то расстроилась, но скоро вернётся…
- Ольга расстроилась из-за того, что Николай начал про неё какие-то гадости говорить. Будто бы она в чём-то перед ним виновата… Якобы она ябедничала, настроила против него учителей… Не знаю, правда это или нет, но Ольга расстроилась, даже заплакала… А затем убежала в лес, и просила нас за ней следом не ходить… Но потом я всё-таки решил узнать, как она себя чувствует… Когда я уходил, она была жива! Я её не убивал!

Вера Стрельникова и Вадим Горелов гуляли в парке.
- Видите, Вадим, как всё здорово у нас получается! Детективное агентство «Белая лилия» определённо делает успехи!
- Да, Вера, вы совершенно правы! Кто бы мог подумать, что всё у нас с вами будет так хорошо получаться!
- Наше с вами начинание оказалось успешным…
- Да, нам с вами пришлось уже в качестве частных детективов собственного агентства «Белая лилия» расследовать новое запутанное преступление…
- И на этот раз нас вызвали в коттеджный посёлок «Тихие сосны», где во время встречи одноклассников была убита женщина…
- Всё указывало на то, что её ударили ножом, который нашли в траве рядом с жертвой. Но позже выясняется, что сперва она была задушена…
- А ведь всё начиналось так хорошо: лето, озеро, шашлыки, песня под гитару… И вдруг неожиданно всё перевернулось с ног на голову, а бывшие ученики, как оказалось, совершенно друг друга не знают, так много скелетов обнаруживается в их шкафах…
- Да и сама жертва, как выясняется, отнюдь не вызывала симпатии окружающих, поэтому убить её мог буквально каждый из присутствующих…
- И теперь, когда дело благополучно закрыто, у нас наконец-то появился шанс серьёзно поговорить…
- Вера, я давно уже пытаюсь вам сказать что-то важное, но… Вы вечно заняты – то снимаетесь, то мы с вами что-то расследуем…
- Да, это правда! А тут ещё пришлось вовсю готовиться к свадьбе дочери... Но теперь я наконец-то готова к серьёзному разговору, Вадим… Итак, я вас внимательно слушаю! Кто первый начнёт?
- Давайте первым начну я… Вера, когда мы с вами только познакомились, я, если честно, не думал совершенно, что вы настолько сильно измените мою жизнь…
- Вадим, я так понимаю, вы ещё долго будете ходить вокруг да около… Впрочем, это вполне объяснимо… И хотя вы всегда готовы по первому зову прийти мне на помощь, в любое время суток, где бы я не находилась, но когда никаких срочных дел и расследований нет, вы очень странно себя ведёте…
- Да, Вера, вы правы! Порой я в вашем обществе буквально двух слов не могу связать! Вот и сейчас внезапно начал понимать, что ничего не могу сказать, опять мысли путаются в голове…
- Вадим, я хочу, чтобы вы знали: да, я действительно любила режиссёра Георгия Струнина! Надеюсь, он меня тоже любил…
- Вера, что вы в нём нашли? Он же был самовлюблённый, самоуверенный, эгоистичный… Что же в нём такого особенного?
- Вадим, я должна именно его поблагодарить за то, что мы с вами всё-таки встретились… Хоть это и странно звучит, конечно, и тем не менее…
- Но всё-таки за что вы любили Струнина?
- Он был необычный, яркий, талантливый… И я действительно любила Георгия много лет, пока однажды не встретила вас, Вадим…
- Вера, я не думал тогда, во время расследования нашего первого совместного дела «Игра в убийство», что всё настолько далеко зайдёт… Что вы станете мне настолько дороги, и не просто дороги, а…
- Да, Вадим, вы из-за меня даже добровольно пошли на увольнение… А вот сказать мне так ничего сейчас и не можете… Боитесь, что я опять вам про Георгия Струнина начну рассказывать? Если так, то совершенно напрасно! Неужели вы ещё не поняли до сих пор, что я вас люблю?
- Вера, вы меня, как всегда, опередили! Вы же знаете, что я вас тоже люблю… Но мне было трудно решиться сказать вам об этом… Казалось, призрак Георгия Струнина никогда не даст покоя…
- Нет никакого призрака! Это всё давно уже в прошлом! Я не знаю, что будет с нами дальше. Но зато я точно знаю, что сейчас счастлива… Я люблю вас, бывший майор полиции Вадим Петрович Горелов!
-  Дальше нас ждёт только хорошее, я вам это обещаю! И я по-прежнему всегда буду рядом с вами, что бы ни случилось! Я люблю вас, яркая и сияющая звезда экрана, актриса Вера Николаевна Стрельникова…

Отредактировано Кассандра (2019-11-09 14:16:55)

0

87

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Кассандра (2020-01-14 21:07:32)

0

88

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Кассандра (2019-11-09 14:18:31)

0

89

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Кассандра (2019-11-09 14:19:16)

0

90

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Кассандра (2019-11-09 14:19:48)

0