Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского » Творчество форумчан » Ошибка врача, или Новая жизнь доктора Катцеля


Ошибка врача, или Новая жизнь доктора Катцеля

Сообщений 1 страница 20 из 73

1

Не знаю пока, сколько сообщений будет насчитывать данная тема. Я сейчас учусь писать от первого лица - это нужно мне для мистического романа "Татьянин день, или Последнее лето Татьяны Снежиной". Данная тема - это фанфик по сериалу "Петербургские тайны", он касается доктора-немца с интересным и странным именем Катцель и новой героини, реально существующей княжны Анастасии Воронцовой. По сюжету в самом конце основной части, перед самой "Развязкой", Катцель погибает от руки князя Владимира Шадурского... А что было дальше, станет понятно прямо сейчас. Действие рассказывается от лица Катцеля и от лица Анастасии Воронцовой, они словно дополняют друг друга.
Предыстория:
Брат и сестра Анна и Николай Чечевинские очень дружны. Николай - офицер, воевавший на Кавказе, Анна занимается музицированием, читает книги на французском и немецком языках. Николай вновь уезжает, а Анна влюбляется в женатого светского повесу Дмитрия Шадурского. В поместье появляется новая крепостная Наташа, дочь Палаши и покойного брата матери Анны и Николая. Отец очень любил её, дал ей прекрасное образование, хотел написать вольную. Но на охоте упал с лошади и умер. Мать Наташи запороли на конюшне до смерти. Она поклялась отомстить семье Чечевинских и извести под корень весь их род, и в итоге сильно преуспела в этом - носила старому князю водку и довела его до горячки, обокрала княгиню и написала ей страшное письмо от имени Анны, подкинула дочь Анны и Дмитрия Шадурского Машу генеральше фон Шпильце. У княгини Татьяны Шадурской рождается второй после Владимира ребёнок - Иван. Его отец - влюблённый в княгиню управляющий Шадурских, Осип Морденко. Ребёнка отдают на воспитание отцу, который теперь намерен отомстить семье Шадурских и разорить их. Анна остаётся без средств к существованию и закладывает золотой крестик. Николай с тяжёлым ранением возвращается с Кавказа и ищет сестру. Наташа меняет фамилию и вместе с Казимиром Бодлевским уезжает из России. Николай находит верного друга - Сергея Коврова.
Прошло 16 лет.
Наташа под именем баронессы фон Деринг и Казимир под именем Яна Владислава Карозича возвращаются в Россию. За ними следом возвращается семейство Шадурских. Дмитрий и Владимир очарованы Наташей. Маша возвращается из приёмной семьи к генеральше фон Шпильце, которая намерена продать её богатому повесе. Анна работает в трактире "Ерши". Иван занимается рисованием. Его отец Осип Морденко собирает векселя Шадурских, чтобы осуществить свой замысел и пустить княжескую семью по миру. Николай под видом графа Каллаша возвращается в Россию. Сергей Ковров на рауте у Шадурских влюбляется в замужнюю красавицу Юлию Бероеву, у которой есть двое любимых детей. Владимир ухаживает за подругой Юлии Долли Шиншеевой, богатой наследницей, хотя он совершенно не любит её. На рауте Владимир заключает с корнетом пари о том, что ему удастся добиться любви Юлии. Казимир ревнует Наташу к Николаю, в которого она влюбляется с первого взгляда. Генеральша фон Шпильце поощряет желание доктора Катцеля поэкспериментировать. В отсутствие мужа Юлия живёт в бедности. Она пытается продать генеральше серьги с бриллиантами. Долли готова выручить подругу, к тому же, рассказывает о пари, но Юлия непреклонна. Она едет к генеральше. В кофе ей подмешивают порошок. Она теряет сознание. Наташа водит Владимира и Дмитрия за нос. Княгиня Шадурская вспоминает, как Николай когда-то признавался ей в любви. Владимир сообщает корнету, что Юлия ответила ему взаимностью. Юлия теряет ребёнка. Возвращается муж. Она рассказывает ему правду. На следующее утро в газетах появляется сообщение, что муж Юлии Бероевой застрелился. Юлия назначает Владимиру встречу на маскараде. Маша сбегает от генеральши и встречает Ивана. Она пытается утопиться в Неве, но ей не позволяет этого сделать Анна. Отец Ивана умирает. Шадурская приезжает к сыну. Юлия пытается застрелиться на глазах у Владимира. На следующее утро становится известно, что её доставили в тюрьму за попытку убийства. Долли вся в слезах просит прощения у Юлии за то, что она познакомила её с Владимиром. Единственное, что Долли может сделать для Юлии, так это позаботиться о её детях, которым теперь приходится труднее всего... Сергей Ковров пытается найти свидетелей, которые смогут рассказать о пари. По просьбе Владимира корнет ничего не говорит на допросе, а главного свидетеля - дворника - убивают. Серея Коврова арестовывают по обвинению в убийстве. Николай понимает, что неравнодушен к Наташе. По знакомой фортепианной мелодии он узнаёт Анну. Генеральша готовится сделать Машу содержанкой, для чего хочет устроить лотерею невинности, т. е. аукцион. Основной покупатель - до безумия влюблённый в Машу управляющий Шадурских со странной фамилией Хлебонасущенский. Ковров бежит из тюрьмы. Юлия впадает в летаргический сон, и её заживо хоронят. По счастливой случайности мошенники раскапывают свежую могилу. Сергей пытается отыскать для лечения Юлии доктора Катцеля. Узнав правду, корнет вызывает Владимира на дуэль. Катцель боится, он отказывается лечить Юлию. После визита матери Иван рвёт векселя Шадурских. Корнет погибает на дуэли. Татьяна Шадурская признаётся Казимиру в любви, хотя тот по-прежнему любит Наташу. Анна узнаёт о том, что Маша - её дочь. Татьяна и Казимир бегут из Петербурга. Благодаря усилиям со стороны Катцеля Юлия идёт на поправку. Услышав разговор Казимира и Николая, Татьяна принимает яд. Дмитрий сходит с ума. Наташа разыгрывает комедию, что она влюблена в Шадурского. Анна и Дмитрий Шадурский венчаются. Из-за ревности Казимир пытается застрелить Наташу, но она его совсем не боится. Николай узнаёт правду о Наташе. Доктор Катцель раскаивается. Сергей делает Юлии предложение. Иван пытается выкупить Машу. Анна и Маша наконец встречаются. Долли понимает, что Владимир - мерзавец. Катцель погибает от руки Владимира. Тело Казимира находят в Неве. Сам Владимир тоже погибает. Николай прощается с Наташей, несмотря ни на что, он всё равно любит её. Сергей и Юлия уезжают в Швейцарию. Маша выходит замуж за Ивана.
Прошёл год.
Долли знакомится с семьёй Чечевинских, в беседах с Николаем она ищет утешения из-за последних нерадостных событий и вдребезги разбитого сердца. Наташа раскаивается и принимает яд. Маша блистает на балах, Иван пишет этюды на природе. Друг доктора Катцеля Платон Загурский с первого взгляда влюбляется в Наташу и клянётся вылечить её. Юлия и Сергей счастливы в Швейцарии с детьми Юлии от первого брака. Юлия ждёт ребёнка. Несмотря на любовь к Николаю, Наташа соглашается выйти замуж за Загурского. Генеральша фон Шпильце просит Загурского об услуге. Николай по-прежнему терзается из-за того, что не может быть вместе с Наташей. Он всё больше сближается с Долли. Наташа и Платон уезжают в Швейцарию и там встречают Сергея и Юлию. Наташа безжалостна к себе и требует, чтобы Загурский оставил её в покое, потому что она не хочет плести интриги против Сергея и Юлии. Во время ссоры Наташа наконец понимает, что Платон ей небезразличен. Николай делает Долли предложение. Наташа и Загурский возвращаются в Россию с письмом от Ковровых. Вскоре Сергей и Юлия приезжают в Россию. Генеральша фон Шпильце пытается отравить Загурского. Юлия и Сергей выступают свидетелями в суде. Они полностью оправданы. Генеральшу и бывшего управляющего Шадурских Хлебонасущенского отправляют по этапу в Сибирь. Наташа счастлива с Загурским. Долли выходит замуж за Николая.

Название: Ошибка врача или Новая жизнь доктора Катцеля
Жанр: ИЛР, Историческая проза (от первого лица)
Аннотация:
Люди совершают в жизни разные ошибки. Но самые серьёзные ошибки порой допускают следователи и врачи. Сейчас речь пойдёт об ошибке врача. Доктор-немец Катцель никогда никого не любил, а ведь при его профессии это может показаться невероятным! Он ставил эксперименты, не особенно задумываясь о последствиях своих действий. Но однажды частично по его вине пострадала женщина. Юлия Бероева воспитывала двух маленьких детей и ждала возвращения домой супруга. Жила семья бедно, но о плохом мать семейства старалась не думать. Но однажды её спокойная, хоть и бедная, жизнь сильно изменилась, и отнюдь не в лучшую сторону. Потеря ребёнка, самоубийство мужа, тюрьма, тяжёлая болезнь – вот что ждало хрупкую с виду, но сильную внутренне женщину. С тех пор прошло некоторое время, Юлия Бероева вышла замуж во второй раз за сказочно богатого, любящего и надёжного Сергея Коврова. Но для Катцеля, которого все уже целый год считают трагически погибшим, всё, наоборот, только начинается. Вопреки тому, что он раскаялся и помог своей пациентке излечиться от тяжёлой болезни, ошибка врача не даёт ему покоя. Однако любовь уже притаилась за следующим поворотом. Княжна Анастасия Воронцова обязательно поможет примириться с реальностью и обрести свободу.

“До сих пор не могу понять, зачем мне понадобилось заходить внутрь. Сама не знаю, меня словно вёл кто-то невидимый, какая-то скрытая сила не давала мне уйти... Я увидела лежащего на полу Владимира Шадурского и чуть не закричала от ужаса, но сдержалась. Мы с ним не были близко знакомы, но тем не менее, встречались несколько раз на балах и раутах. Я видела его с купеческой дочерью Долли Шиншеевой, и я слышала о скандале вокруг семьи Юлии Бероевой. Неожиданно я увидела ещё одного человека, он тоже лежал на полу... Вдруг я услышала, как он застонал, и поняла, что в нём всё ещё теплится жизнь... Я позвала своих слуг, и они помогли мне дотащить его до кареты. Я никогда не видела этого человека прежде, но оставить его умирать просто не могла... Дело было плохо, он бредил, упоминал какого-то Платона Загурского. Однажды я решилась спросить, как его зовут, и, о чудо, услышала в ответ: "Доктор Катцель..." Я не могла сидеть сложа руки, поэтому, расспросив знакомых и разузнав всё, что только можно, о Платоне Загурском, который тоже оказался врачом, я решилась написать ему письмо... Ответ пришёл очень быстро, Загурский обещал мне всяческую поддержку в лечении его друга... Мне тогда и в голову не могло прийти, как сильно я полюблю Катцеля... Вот сейчас я как раз получила письмо от Платона Загурского, в котором он сообщает, что генеральшу фон Шпильце и Хлебонасущенского отправили по этапу в Сибирь. Значит, мы можем вернуться в Россию из Новой Зеландии и наконец познакомиться с супругой Загурского, о которой он столько рассказывал в письмах... Вот только проблема в том, что никто, кроме меня и Платона, не знает о том, что Катцель всё-таки выжил. Я снова углубилась в воспоминания. Катцель всегда говорил мне, что никогда никого не любил. Но он всё-таки полюбил меня, и очень изменился за последний год... Ради любви люди могут измениться, теперь я это точно знаю”.

Отредактировано Кассандра (2019-09-17 20:50:21)

0

2

“Я вспоминаю этот день, вполне обычный, такой же, как все прочие. Тогда я ещё не знал, что скоро стану жертвой князя Владимира Шадурского, который нанесёт мне тяжёлую рану... Моё общение с Сергеем Ковровым не прошло бесследно. За последнее время я изменился и наконец-то понял, что, по-видимому, был слишком увлечён наукой, поэтому даже не заметил проблем, которые из-за моих экспериментов начались у Юлии Бероевой... Нет, я никогда не восхищался Амалией фон Шпильце, кто угодно, но только не я, однако она позволяла мне заниматься любимым делом, и я, на свою беду, слепо и безоглядно доверился ей... Увы, но я далеко не сразу и не вдруг понял, что, сам того не замечая, сломал жизнь другого человека... Из-за меня Юлия Бероева потеряла мужа и ребёнка, из-за меня её обвинили в преступлении, которого она не совершала... Но самое главное, что я начал подозревать: её болезнь как-то связана с тем порошком, который она тогда выпила вместе с кофе в доме генеральши... Ковров просил меня не брать на себя слишком много, но я ничего не могу с собой поделать... Лишь появление в моей жизни девушки Анастасии, которая спасла мне жизнь, когда я истекал кровью в особняке Шадурских, помогло мне перестать терзать душу и сердце вопросами без ответов... Я помню, что после того, как Владимир ударил меня, потерял сознание. Я думал, что умираю, но потом неожиданно пришёл в себя и не увидел даже, а услышал чьи-то шаги... Потом меня подняли и куда-то понесли. Несмотря на то, что я тогда бредил, хорошо помню всё, что она говорила мне. А ещё я хорошо помню, как отреагировал на появление своего друга Платона Загурского... Он был в таком потрясении от того, что со мной случилось... Иногда я думаю о том, что, вероятно, всё-таки умер бы, если бы не Анастасия, Настя... Она оказалась настолько храброй и сильной духом, что не побоялась зайти внутрь дома, где за последние несколько часов произошло столько роковых событий... Я говорил Коврову, что никогда никого не любил. И это чистая правда: до встречи с Настей я действительно не думал, что мне вообще суждено испытать когда-нибудь это чувство. Но с её появлением в моей жизни всё изменилось навсегда”.

Отредактировано Кассандра (2015-05-17 18:04:41)

0

3

“Я по-прежнему не представляю, какая странная невидимая сила заставила меня поступить так, как я поступила тогда. Но тем не менее, благодаря своему необъяснимому поступку я всё-таки встретила Катцеля... Мне сложно сейчас объяснить, за что я его полюбила. Да, наверное, это и не нужно, ведь главное, что мы, несмотря ни на что, вместе... Доктор Платон Загурский, друг Катцеля, приехал очень быстро. Он сразу, без обиняков, сказал мне, что шансы Катцеля на выздоровление мизерно малы, практически призрачны... Но тем не менее, я не отчаивалась, мне искренне хотелось верить, что всё закончится благополучно и наш пациент выживет. Мы с Платоном много разговаривали о жизни. Конечно, они, судя по рассказам, с Катцелем совершенно не были похожи, удивительно, что, несмотря на это, всё-таки дружили. Загурский, к сожалению, тоже, как и Катцель, до сих пор ещё не встретил свою любовь... Так странно вспоминать о наших беседах сейчас, когда мне пришло новое письмо от Платона, в котором он сообщает: они с супругой Натальей в самое ближайшее время собираются нас посетить! Признаюсь, мне немного страшно, ведь я не знаю, как его жена отнесётся ко мне и к Катцелю... Впрочем, она, судя по всему, барышня разумная. Почему-то мне кажется, что я где-то её видела. Вспоминаю некую баронессу фон Деринг, первую красавицу Петербурга... Мне почему-то кажется, что это именно она, и от этого на душе сразу становится легче. Я видела её, и она мне показалась действительно красивой и обаятельной женщиной, при этом очень образованной. Вот только я почему-то сразу поняла, что она - не та, за кого себя выдаёт. Да и "брат" её, Ян Владислав Карозич, тоже, как мне показалось, не так прост, как все думали... Я слышала, что он год назад погиб, утонул в Неве... Жаль, конечно, но... Я не верю, что он был её братом, а впрочем, она его и не любила, хотя не заметить его испепеляющих взглядов в её направлении было просто невозможно! И ещё я отлично помню, как она смотрела на некоего графа Каллаша, оказавшегося князем Николаем Чечевинским. Да и он на неё тоже смотрел очень выразительно, не заметить этого мог только слепой... Но тем не менее, я рада, что она всё-таки вышла замуж за Платона Загурского. Да, я точно уверена теперь, что Наталья Загурская и баронесса фон Деринг - одно лицо. Нет, я не ясновидящая, просто интуиция мне так подсказывает. А она меня ещё ни разу не обманула”.

Отредактировано Кассандра (2015-05-17 18:05:10)

0

4

“Я хорошо помню, как она пыталась расспросить меня о том, кто я, как меня зовут и чем я занимаюсь. Несмотря на то, что я бредил, всё равно помню абсолютно все наши разговоры с ней... Помню, как она расспрашивала меня о моём друге Платоне Загурском, которому, как потом оказалось, написала письмо с просьбой о помощи... Я хорошо помню, как отреагировал на приезд своего дорогого друга... Но тогда меня занимали, в основном, мысли о девушке, которая не отвернулась, не прошла мимо чужой беды, а решила помочь... Княжна Анастасия Воронцова произвела на меня впечатление, настолько сильное, что, несмотря на своё тогдашнее состояние, я помню абсолютно всё, что она говорила мне, я даже помню свои собственные ответы, порой бессмысленные и нелепые, что, конечно же, объяснялось моими проблемами со здоровьем... Она была красива, знатна, богата, а я... Я отчётливо понял тогда, что Настя - именно та девушка, с которой мне суждено быть вместе, если, конечно, судьба всё-таки решит дать мне ещё один шанс. И я получил этот шанс, я выжил, я поправился. Без неё моя жизнь закончилась бы там, в особняке Шадурских, и тем не менее, этого почему-то не случилось... Не знаю, в какой момент ко мне пришло озарение: это она, та самая единственная любовь на всю жизнь, о которой я в прежние времена боялся даже думать... Но скорее всего, я понял это ещё тогда, когда болел... Вот только не так-то просто оказалось впустить это сильное чувство в свою теперешнюю жизнь... Настя должна узнать всё о том, что из-за меня пострадала Юлия Бероева. Я не хотел, чтобы у неё оставались хоть какие-то иллюзии на мой счёт. Конечно, мне было страшно, что она от меня отвернётся после того, как услышит правду. Но я твёрдо решил рассказать ей всё, ничего не утаивая и не упуская из виду. Всё равно чувство вины до сих пор терзало меня, и мне необходимо было с кем-нибудь поделиться. Начал я с того, что отдал свой дневник Платону Загурскому, на всякий случай, если всё-таки удастся добраться до генеральши фон Шпильце. Оставалось самое сложное: рассказать Насте о том, каким чудовищем я когда-то был... Мне было страшно, я отчаянно не хотел её терять, но иного выхода, кроме как признаться ей во всём, для себя решительно не видел”.

Отредактировано Кассандра (2015-05-17 18:05:50)

0

5

“Время шло, и Катцель, что было просто невероятно, потихоньку поправлялся. Конечно, ему было нелегко, и я отчётливо видела все те страхи, которые появились у него за последнее время. Он почему-то стал излишне сентиментальным, часто вспоминал о том, как они с Платоном Загурским учились в университете... Как я поняла из всех этих рассказов, Катцель ностальгировал по тем временам, когда всё ещё было впереди. Когда казалось, что никаких преград нет, все проблемы можно решить миром, любая задача имеет свой подход, а на любой вопрос найдётся достойный интересный ответ. Что это было, я ещё не понимала: ностальгия по юности, а может, по тем временам, когда два друга были неразлучны и верили только в самое лучшее? К сожалению, у меня не было ответа на этот вопрос. Пока однажды Платон не дал мне почитать дневник Катцеля, который он вёл на немецком языке. Я хорошо знаю и немецкий, и французский, и английский языки, поэтому мне было не трудно понять, о чём там говорится... И наконец я стала всё понимать: Катцель не столько ностальгирует, сколько боится потерять моё доверие. Да, я узнала много такого, о чём, быть может, мне знать и вовсе не следовало, но... Да, Юлия Бероева стала жертвой хитроумной интриги генеральши Амалии Потаповны фон Шпильце... Её слабостью воспользовался князь Владимир Шадурский, из-за чего она потеряла мужа и нерождённого ребёнка (пусть даже от нелюбимого!), была разлучена с детьми, попала в тюрьму, серьёзно заболела... Но в то же время, если бы не Катцель, Юлия никогда бы не смогла поправиться и обрести своё счастье с Сергеем Ковровым, который принял её двоих детей, как своих родных... Именно Катцель вылечил Юлию, это было бесспорно... Я поняла, что ему именно тогда, в той забытой всеми сторожке, начала открываться горькая истина: он наконец-то понял, что Шпильце воспользовалась его одержимостью наукой в своих корыстных и коварных целях... Я поняла, что Катцель собирается рассказать мне о себе, но сделать это ему очень сложно, ведь он боится оттолкнуть меня... Но эти записи, которые я прочитала, потрясли меня до самой глубины души! Конечно, я выслушаю его, пусть облегчит душу... Но одно я точно знала: ни за что не смогу его оставить теперь, когда знаю практически всю правду! Пусть эта правда - не та, которая могла бы устроить романтично настроенную девушку, но я в своей жизни, несмотря на титул и достаток, уже успела повидать многое”.

Отредактировано Кассандра (2015-05-17 18:06:28)

0

6

“Я долго собирался с мыслями, чтобы быть абсолютно честным с Настей. Тем не менее, рассказать обо всём, что не даёт мне покоя столько времени, оказалось действительно не так-то просто. Наконец я всё-таки решился на этот разговор, после которого, быть может, она меня возненавидит и не захочет больше видеть... Тем не менее, я больше не мог молчать, мне нужно было рассказать кому-то о том, из-за чего на сердце было так тяжело... Да, у меня был дневник, который я отдал своему другу Платону Загурскому, но тем не менее, когда я записал в нём всё, что только можно было, мне не стало легче, скорее даже наоборот... Весь груз ужасной ошибки, которую я совершил, навалился на меня ещё сильнее... И вот я начал свой непростой рассказ, не надеясь на понимание... Я погрузился в воспоминания. Вспомнил нашу первую встречу с генеральшей Амалией Потаповной фон Шпильце, которая, как она сказала мне тогда, была поражена моими выдающимися способностями... Она предложила мне свою помощь, а я не стал отказываться... Разве мог я знать тогда, к чему приведёт наше так называемое "сотрудничество". Я действительно был так увлечён наукой, что ни о чём другом вообще не хотел даже думать... Наверное, именно поэтому я воспринял необычную просьбу Шпильце, как очередной вызов... Я действительно не понимал, что происходит, мне не было дела ни до чего, кроме того, что передо мной поставлена сложная задача, которую просто необходимо решить... Я даже не заметил, что из-за меня у Юлии Бероевой начались серьёзные проблемы... Лишь появление в моей жизни Сергея Коврова помогло мне посмотреть на себя и на сложившуюся ситуацию со стороны. Я по-настоящему испугался, когда увидел наконец, к чему привели мои эксперименты... Я вспомнил всё, что писали и говорили о Бероевой, и понял, что, если бы не я, у Шпильце, по большому счёту, ничего бы не получилось... Она бы никогда не смогла добраться до Юлии, если бы не мой порошок, который ей подмешали в кофе... Единственное, что я тогда хорошо запомнил, так это золотые серьги с бриллиантами, из-за которых вся эта история и случилась... Разумеется, серьги были только предлогом для встречи, и тем не менее, именно из-за необходимости продать их Бероева в конце концов и пострадала... На самом деле, Шпильце они, разумеется, были совершенно не нужны! И тем не менее, она решила купить их, чтобы подобраться к Юлии поближе... Эти серьги теперь у меня, я сам попросил генеральшу отдать их мне - как напоминание о том страшном и необратимом поступке, который я когда-то совершил... Она, разумеется, удивилась этой странной просьбе, но возражать не стала, ведь ей самой они, как я уже сказал, были совершенно не нужны... И затянула меня паутина воспоминаний, я стал вспоминать все заголовки в местных газетах, чтобы восстановить цепочку роковых событий... Наконец мне удалось это сделать, и передо мной открылась шокирующая истина... После визита к Шпильце Юлия поняла, что у неё будет ребёнок, но не от мужа, разумеется, а от князя Владимира Шадурского. Затем супруг вернулся в Петербург, и Бероева, которая к тому времени уже потеряла ребёнка, решила всё ему рассказать. Разумеется, это было довольно опрометчиво, ведь новости были по-настоящему ужасные. Несмотря на то, что у него была жена и двое маленьких детей, супруг предпочёл застрелиться, что, конечно, говорит о нём, как о слабом человеке, не способном подставить плечо... Юлия решила встретиться с Владимиром Шадурским на маскараде, который стал для неё роковым... Оттуда её забрали в полицию, и она была обвинена в покушении на убийство. Ну а потом уже в дело вступил я, всё-таки решив, что, раз не могу исправить то, что натворил, то хотя бы попробую помочь Юлии Бероевой вернуться к нормальной жизни... Ведь у неё оставались дети, которые и так потеряли отца... Мне было очевидно, что Ковров любит её, хотя тогда я ещё не понимал, как сильно любовь может изменить человека... Настя слушала меня, по-прежнему не перебивая. Неожиданно я заплакал, настолько мне было тяжело. Несмотря на только что рассказанную историю, она пообещала, что ни за что не оставит меня. Это было очень странно и неожиданно, ведь я ожидал от неё совсем другого ответа. Сегодня она в очередной раз меня удивила”.

Отредактировано Кассандра (2015-05-17 18:06:51)

0

7

“Я слушала исповедь Катцеля, к которой он так долго готовился, и пыталась понять, как мне себя следует с ним вести... С одной стороны, я уже всё знаю практически от и до, но с другой стороны, то, что он рассказывал вживую, было всё-таки не то же самое, что читать его дневник... Я в течение всего нелёгкого рассказа молчала, не вмешиваясь в ход повествования и не перебивая его... Катцель по-прежнему считал, что только он один виноват во всём случившемся, но сейчас, слушая его, я поняла, что он из-за чувства вины решил взять всю ответственность за произошедшее на себя. Вот только всё случилось из-за генеральши Амалии Потаповны фон Шпильце, которая захотела получить кругленькую сумму от князя Владимира Шадурского за выполненную "работу". Катцель оказался слишком доверчивым человеком, он был настолько увлечён наукой, что не замечал ничего вокруг себя... Конечно, если бы Юлия Бероева не поехала тогда к Шпильце с теми несчастными серёжками, то всё бы у неё сложилось по-другому. Но поведение её супруга после того, как он узнал всю правду о случившемся, говорит о том, что он был слабым и ненадёжным человеком. Иначе как ещё можно объяснить его поступок? Жена попала в беду, а он всё равно решил свести счёты с жизнью, лишь бы не брать на себя какую-либо ответственность. Ведь, по сути, всё случилось из-за него, ведь денег в семье не было, поэтому Юлия решилась на непростой шаг: продавать любимые и дорогие сердцу вещи, чтобы добыть денег... Конечно, в первую очередь она думала о том, чтобы прокормить детей, это была самая важная и срочная задача, которую нужно было решать в короткие сроки... Если бы муж действительно любил её, он бы помог ей в сложившейся ситуации, вместо того, чтобы стреляться... Тем не менее, супруг предпочёл смерть, легко сняв с себя таким образом ответственность... Его не интересовало, как семья будет без него жить дальше... Он не думал о том, что его жена останется вдовой, а дети - сиротами... Возможно, Бероев видел в Юлии только красивую игрушку, которой он не может владеть вечно. Но ведь он женился не на игрушке, а на живом человеке! Конечно, очень жаль, что всё так получилось, но с другой стороны, было бы ещё хуже, если бы Юлия прожила всю жизнь с человеком, который не способен подставить плечо в трудной ситуации... Мне почему-то кажется, что она никогда не любила его, скорее, это было уважение, а настоящая любовь пришла к ней лишь с появлением Сергея Коврова. Он наконец-то увидел в Юлии не просто красивую куклу, а человека со своими мыслями, чувствами и желаниями. Больше всего мне понравилось, что подруга Юлии, купеческая дочь Долли Шиншеева, пыталась рассказать о пари, а потом заботилась о детях Бероевой... На самом деле, таких людей, которые не отвернутся от тебя в случае серьёзных проблем, а, наоборот, помогут, не слишком много. Долли, говорят, даже пыталась отомстить Владимиру, когда его мать, княгиня Татьяна Шадурская, разорила семью и совершила самоубийство, а отец, Дмитрий Шадурский, сошёл с ума... Она сказала, что хочет купить его, как какую-то вещь, например, коляску, а потом сломать, как куклу... Ведь он сам ломал чужие судьбы, совершенно не задумываясь об этом... Именно из-за него корнет Лихарев решил застрелиться... Конечно, Владимиру не оставалось ничего другого, кроме как жениться на богатой дочери купца Долли Шиншеевой... Но всё-таки она, судя по всему, вовремя образумилась... Конечно, мне жаль Юлию, но почему же она всё-таки решила застрелиться на том маскараде на глазах у Владимира Шадурского? Видимо, действительно была доведена до полного отчаяния... Катцель плакал, не в силах спокойно переживать всё то, что случилось. Очевидно, он был полностью уверен в том, что я теперь отвернусь от него... Но ведь я уже всё знала, поэтому выводы для себя успела сделать... А потом он показал мне те самые многострадальные золотые серьги с бриллиантами, которые зачем-то выпросил у генеральши. Как оказалось, Катцель часто смотрел на них, видимо, они напоминали ему о том, что из-за них произошло... Наверное, я именно тогда поняла, что люблю его, когда посмотрела на эти серёжки. Удивительно, но факт: от них не исходило никакой негативной или плохой энергии, скорее даже наоборот... Видимо, это, напротив, была энергия силы и какого-то внутреннего стержня. А ещё я ощутила любовь - видимо, ту, которая всегда была у Юлии Бероевой по отношению к собственным детям... Я зачем-то попросила Катцеля отдать их мне, и он выполнил мою просьбу. Они до сих пор со мной, и хотя это не очень хорошая примета, но я ношу их почти постоянно. И что самое интересное, они приносят мне только удачу и счастье. Но всё-таки нам срочно нужно решить, что делать дальше... Конечно, в Новой Зеландии хорошо, красиво и тепло, но мои родные остались там, в России. И я без них очень сильно скучаю... К тому же, есть ещё одна важная причина, по которой решение о возможном переезде нужно принять как можно скорее. Какая причина? Я сейчас этого не скажу, пусть пока останется секретом”.

Отредактировано Кассандра (2015-05-17 18:07:17)

0

8

“Когда я наконец закончил свой рассказ, то был уверен, что Настя теперь возненавидит меня за то, что я когда-то сделал. И тем не менее, этого почему-то не произошло. Я начал подозревать, что она всё-таки прочитала дневник, который я отдал своему другу Платону Загурскому. Но даже если это было так, злиться по данному поводу у меня не осталось никаких сил - ни физических, ни моральных. Если она всё уже знала заранее, то, конечно, это многое объясняет. Может, оно и к лучшему - у неё было время заранее обо всём подумать, не дожидаясь моей исповеди... В таком случае, конечно, странно, что она ничего не сказала мне о данном обстоятельстве. Но с другой стороны, Настя, возможно, посчитала, что мне необходимо выговориться, что я захочу поделиться с кем-то своей болью... Конечно, вести дневник и рассказывать кому-то о себе - это далеко не одно и то же. Зачем-то она попросила меня показать те многострадальные золотые серёжки с бриллиантами, и я не смог ей отказать в этой странной просьбе... Это были самые простые серьги, хотя и очень красивые. Когда я посмотрел на них, со мной определённо что-то случилось. Наверное, именно в тот самый момент я понял, что люблю её. Разумеется, тогда я ещё этого не осознавал, и тем не менее... После того, как я наконец-то поделился наболевшим, мне определённо стало легче. Настя зачем-то попросила, чтобы я отдал ей эти серёжки, а я не смог ей в этой просьбе отказать... Конечно, я не понимал, зачем они ей понадобились, ведь с ними было связано столько плохих воспоминаний... Я знаю, что впоследствии они стали её любимым украшением, вопреки предрассудкам, она часто надевает их. Я часто слышал, что они, вопреки всему, приносят ей только удачу и счастье. Настя потом говорила мне, что она тоже что-то почувствовала, когда посмотрела на эти самые серёжки. Видимо, в них изначально была заложена очень сильная любовь - не к мужчине, конечно, потому что Юлия Бероева, я думаю, мужа своего уважала, но никогда не любила, скорее, к детям, а эта любовь, как всем известно, самая сильная. Грустно, но мужчина, даже самый верный и преданный, всё равно может тебя покинуть, правда, не по своей воле, но тем не менее. Если женщина остаётся одна, её, как правило, выручает именно любовь к собственным детям. Ради них женщина способна на многое, у неё нет шанса на ошибку, действовать нужно быстро и решительно. Подобная любовь способна буквально вытащить из бездны, пробудить дремавшую в человеке скрытую силу... Боль отступает, слёзы высыхают, появляется решительность и твёрдость... Говорят, что есть выражение храбрая сердцем. Я думаю, что сюда оно подходит как нельзя лучше. Вот такие у меня остались воспоминания о тех простых золотых серёжках с бриллиантами, а впрочем, не только у меня, но и у Насти тоже”.

Отредактировано Кассандра (2015-05-17 18:07:43)

0

9

“Я понимала, что в самое ближайшее время необходимо будет определиться, потому что со дня на день в Петербург должны были приехать мои родные. Они собирались совсем недолго пробыть в столице, после чего планировали уехать обратно в имение. Я тоже собиралась туда, потому что на дворе было лето, стояла хорошая погода... Вот только прежде, чем мы все вместе уедем из города, мне предстояло познакомить своих родных с доктором Катцелем. Мне повезло, ведь у меня действительно было много родственников: мать, отец, два дедушки и две бабушки. И все они должны были вот-вот прибыть. Уже даже не могу вспомнить, по какой причине я тогда отказалась поехать с ними вместе, но это сейчас совершенно не важно... Важно то, что сейчас я вспомнила о своих родных и о своём доме, и мне захотелось немедленно вернуться в Россию... Я ведь не была там уже целый год, вместе с Катцелем мы уехали в Новую Зеландию... Да, несколько раз мои родные навещали меня здесь, и тем не менее, я всё равно без них скучала... Причём я одинаково люблю как наш дом в Петербурге, так и имение в Калуге. Говорят, у князей Чечевинских там тоже имение, которое они недавно выкупили... Я понимала, что Катцелю для восстановления физических и душевных сил необходим свежий воздух, поэтому заранее решила, что, если всё сложится удачно, мы все самое большее через неделю уедем из города. Конечно, я волновалась, как Катцель перенесёт дорогу, но Платон Загурский меня успокоил: он был уверен, что теперь жизнь его друга вне опасности. За два дня до приезда родных он попрощался с нами, пожелав удачи и попросив написать ему при первой же возможности. Я знала, что это необходимо будет сделать сразу же, как только мы приедем в имение. В самое ближайшее время Катцелю, очевидно, понадобятся новые документы. Я выяснила, что решить эту задачу могли помочь в трактире "Ерши", о котором я неоднократно слышала благодаря рассказам о легендарной Чухе, оказавшейся впоследствии княжной Анной Чечевинской. Уверяли, что брат, князь Николай Чечевинский, нашёл её спустя 16 лет после того, как потерял, причём в тот день она была пьяной в стельку, но тем не менее, всё равно играла на фортепиано, благодаря чему и была узнана... Туда же, говорят, она приводила свою потерянную и найденную дочь Марию. В конце концов я решилась и сходила в этот самый трактир. Документы обещали сделать как можно скорее. Как только всё будет готово, мы должны уехать из Петербурга. Оставаться в городе Катцелю больше нельзя, это может быть опасно и рискованно...”

Отредактировано Кассандра (2015-05-17 18:08:03)

0

10

“Я знал, что рано или поздно мне придётся познакомиться с родственниками Насти. Пока княжна Воронцова помогала мне снова встать на ноги, её любимая большая семья находилась в имении, ведь на дворе было лето, поэтому люди по возможности уезжали из города. Я узнал, что у Воронцовых есть имение в Калуге. Конечно, мне было немного страшно, но при этом интересно: какими людьми они окажутся, как примут меня? В отличие от меня, Настя, кажется, совершенно не сомневалась в том, что они примут меня очень хорошо. За два дня до их возвращения в Петербург мой друг Платон Загурский попрощался с нами и уехал по своим важным и срочным делам. А деятельная Настя, как я узнал спустя некоторое время, ходила в знаменитый трактир "Ерши", чтобы добыть для меня новые документы... Я как-то забыл даже, что они мне могут понадобиться в самое ближайшее время, а вот она, оказывается, всё прекрасно помнила... А ещё она предложила мне поехать вместе с ней и её семьёй в имение, потому что мне необходим свежий воздух. Я согласился без колебаний, потому что без неё уже не представлял своей жизни... Она изменила меня, и несмотря на то, что прошло ещё не так много времени с нашего знакомства, лично мне казалось, что мы вместе уже целую вечность... Я не знаю, были ли у Насти подобные мысли, но у меня они возникали постоянно... Неожиданно я понял, что уже не смогу с ней расстаться, даже если обстоятельства потребуют этого от меня. Не знаю, думала ли она так же, но мне хочется верить, что у неё тоже были подобные мысли. Я пока ещё не понимал тогда, что действительно встретил настоящую любовь, но уже начал меняться к лучшему, перестал быть тем самым чёрствым сухарём, которым мог себя назвать ещё несколько месяцев назад, но только не сейчас, когда встретил её... Но что может быть общего у врача-немца и девушки с титулом княжны? Однако я хорошо помнил, что Настя обещала мне всегда быть рядом и никогда не оставлять меня одного. И она сдержала своё обещание в полной мере, за что я ей очень благодарен. Моя благодарность не имеет границ, но, как говорят умные люди, любовь не требует благодарности. Те люди, которые так считают, абсолютно правы. Конечно, есть те, кто считает, что благодарность - красивое чувство, но её трудно положить в карман. Однако такие люди, видимо, о любви совсем ничего не знают, ведь, на мой взгляд, в этой фразе ясно читается какой-то личный корыстный интерес. Я не знаю, чем заслужил такое счастье, но тем не менее, благодарен за него. Видимо, моё искреннее раскаяние всё-таки сотворило чудо: я наконец-то увидел вещи в ином свете, и открывшиеся мне факты оказались очень неожиданными. Я не знаю, что такое судьба, хотя о ней много говорят, но именно это слово приходит мне на ум, когда я думаю обо всём, что случилось со мной тогда. Это была судьба - то, что мы с Настей всё-таки встретились, что она не прошла тогда мимо особняка князей Шадурских. И то, что теперь мы вместе - это тоже судьба, которая помогла нам и указала верное направление пути...”

Отредактировано Кассандра (2015-05-17 18:08:25)

0

11

“Рано или поздно Катцель всё равно должен был познакомиться с моими родными, и вот наконец-то это случилось. Конечно, он, как я поняла, очень волновался, а впрочем, я тоже, хотя объективных причин для беспокойства не было, на первый взгляд, никаких. Мне повезло: меня никогда не торопили с замужеством, не заставляли выходить замуж за какого-то богатого князя, барона или графа... Поэтому я могла выбирать, могла ждать своего единственного столько, сколько требовалось. Я почему-то всегда знала, что судьба заранее всё решила, и лично от меня ничего не зависит. Сейчас я понимаю, что у подобного предположения были все основания. Я не верю, что наша встреча с Катцелем была случайностью. Я должна была его встретить, видимо, поэтому прежде никогда ни в кого не была влюблена. Сама не знаю, почему так получилось, но как-то до большой искренней любви никогда не доходило. Хотя я всегда переживала, что не смогу узнать своего единственного и неповторимого в толпе... Но мне почему-то всегда казалось, что он будет не знатного рода, сама не знаю, почему, просто было какое-то странное необъяснимое предчувствие. В конечном итоге так и оказалось, но это, я думаю, даже к лучшему. Потому что большая любовь, как правило, мало зависит от титула, состояния и прочей такой же ненужной мишуры. Просто я поняла, что люблю Катцеля, и этого оказалось для меня достаточно. Я с самого начала как-то догадалась, что с этим человеком мне суждено быть вместе. Хотя мы были знакомы не так давно к тому моменту, когда приехали мои родные, но лично мне казалось, что прошла уже целая вечность... Я знаю, что Катцель испытывал похожие эмоции. Мои родные приняли его очень хорошо, чему он, как мне показалось, был искренне удивлён. Уж не знаю, какие скрытые страхи терзали его тогда, сразу после отъезда по делам Платона Загурского... Ведь они у меня очень понимающие и гостеприимные, тем более что, как я сейчас понимаю, свою симпатию к Катцелю я от них уже тогда не могла скрыть... Кстати, пока я вспоминала обо всём, неожиданно выяснила, что ровно через два дня к нам приезжают супруги Загурские... Я, конечно, очень волнуюсь, но всё-таки мне кажется, что после их визита мы окончательно решимся на трудный, но важный шаг: вернуться обратно в Россию. Для этого есть веские причины, и дело не только в том, что я скучаю по родине, вопреки комфортному солнечному климату Новой Зеландии. Есть ещё одна веская причина, которая заставляет меня всё чаще думать о возвращении домой. Думаю, не трудно догадаться, какая это причина. Она очень счастливая, а ведь прошёл всего лишь год с тех самых пор, как мы стали супругами... Да, несмотря ни на что, мы обвенчались, причём батюшка, который проводил обряд, знает о том, что моего мужа зовут Катцель... Да, у нас с Катцелем будет ребёнок, я надеюсь, что мы будем хорошими родителями. Да, я - княжна, а он - простой врач, но тем не менее, я люблю его, таким, какой он есть, вместе со всеми достоинствами и недостатками... Кроме него, мне никто не нужен”.

Отредактировано Кассандра (2015-05-17 18:08:50)

0

12

“Прошла всего лишь неделя с тех самых пор, как родственники Насти приехали из Калуги, и тем не менее, несмотря на такой короткий срок их пребывания в Петербурге, было решено немедленно уезжать из города... Легендарный трактир "Ерши" на удивление быстро сделал мне новые документы, и теперь мы могли со спокойной совестью отправляться в путь... Я видел, что на душе у Насти почему-то было неспокойно, но не мог понять, в чём причина её необъяснимой тревоги... Видимо, она переживала за меня, за то, как я перенесу такую дальнюю дорогу, к тому же, её, наверное, преследовали мысли о том, что меня могут разоблачить... Впоследствии она мне призналась, что все эти страхи действительно её тогда посещали... Мне, конечно, было очень приятно, что Настя так за меня переживает и волнуется... Это было какое-то странное и новое для меня чувство, которое мне, несмотря на это, очень нравилось. Я не сомневался в том, что рядом с ней, моим ангелом-хранителем, мне ничего не грозит. Все возможные страхи, наоборот, отступили, я чувствовал себя свободным, как ветер... Такого со мной прежде никогда не было, и я никогда даже не подозревал, что мне суждено испытать в своей жизни подобные эмоции. Конечно, дорога выдалась долгой и трудной, но мы в конце концов благополучно добрались до имения Воронцовых в Калуге... Честно говоря, мне всё равно казалось странным, что такая красивая, умная, богатая и образованная девушка, как княжна Анастасия Воронцова, до сих пор ещё не встретила своего единственного и неповторимого суженого... Однако в тот момент я был очень рад данному обстоятельству, ведь это означало, что у меня есть шанс по-настоящему заинтересовать её своей скромной персоной... Пока я ещё не знал и даже не представлял, как именно собираюсь покорять её сердце, но уже точно был уверен, что, если Настя когда-нибудь и выйдет замуж, то только за меня... Определённо, свежий воздух действовал на меня благотворно, мне с каждым днём становилось всё лучше и лучше... Да, Калуга стала для нас обоих особенным воспоминанием, ведь именно там, среди лесов и полей, нам было суждено признаться друг другу в своих чувствах. Но тогда я, если честно, думал, что до каких-то серьёзных отношений нам ещё очень далеко... Впрочем, я тогда серьёзно ошибся в своих прогнозах, пока ещё не подозревая об очередных проделках судьбы, которая однажды таким странным образом свела нас...”

Отредактировано Кассандра (2015-05-17 18:09:06)

0

13

“Вот уже неделя прошла с тех самых пор, как приехали мои родные. В самое ближайшее время мы планировали покинуть Петербург. Я каждый день наведывалась в легендарный трактир "Ерши", чтобы узнать, готовы ли новые документы для Катцеля. Но вот я, наконец, услышала долгожданную новость, и это означало, что мы можем наконец-то отправляться в путь... Конечно, я переживала, хорошо ли Катцель перенесёт дальнюю дорогу, несмотря на то, что Платон Загурский уверял меня в том, что теперь его жизнь вне опасности... Разумеется, были у меня и другие страхи, которые я, правда, от себя всеми силами, хоть и безуспешно, старалась отогнать. Страшно представить, что бы могло случиться, если бы Катцеля разоблачили, а ведь такой вариант развития событий я не могла полностью исключить, к сожалению... Слава богу, что все мои переживания оказались напрасными, и ничего по-настоящему страшного, ужасного и пугающего не случилось... Наконец, после всех волнений, мы добрались до места назначения... В нашем Калужском имении мало что изменилось, и это обстоятельство нравилось мне больше всего... Приятно знать, что здесь всё, как обычно, вещи находятся на тех же местах, где ты их в прошлый раз оставил. Ведь это так хорошо, это лучше всего, когда приезжаешь и всё, как всегда... В моей комнате всё так же стоит пианино, всё тот же фарфоровый сервиз с тюльпанами на столе, всё та же ваза с павлинами у окна... Выглядываешь в окно, там всё по-прежнему изумрудно-зелёное, радостное и праздничное... Вроде бы, совсем простые, и такие обыденные, вещи, но сколько же радости человек получает от них... И в цветении сирени с жасмином тоже можно найти свою трогательную прелесть и красоту. И я, что самое удивительное, старалась всё это находить. Я всегда любила дождь, и это не прошло со временем. Шум воды, томная перекличка радующихся влаге птиц, отголоски грома где-то далеко всегда вызывают во мне ощущение спокойствия, умиротворённости и душевной бодрости. Конечно, тогда мне казалось, что пока мы с Катцелем всё равно ещё очень далеки друг от друга, хотя на самом деле это было совсем не так... Не случайно судьба свела нас, не случайно я тогда обнаружила его в особняке князей Шадурских... Конечно, я уже точно знала, что мы не разойдёмся, как в море корабли. И тем не менее, некоторые опасения и страхи по поводу дальнейшего развития событий у меня всё-таки были”.

0

14

“Я чувствовал себя очень хорошо на природе, среди озёр, рек, полей и лесов. Никогда бы прежде не подумал, что буду так радоваться пению соловьёв, цветению сирени и даже проливному дождю… Да, однажды мы с Настей попали под такой вот нежданный и неожиданный ливень. Тогда казалось, что ничто не предвещает беды, ведь погода стояла великолепная, вовсю светило солнце, согревая всех и вся своими тёплыми щедрыми лучами. Но так обычно и бывает, что именно в такую тишь да гладь да божью благодать происходит что-то неожиданное, и при этом не слишком-то приятное. Было раннее утро, мы гуляли в лесу и дышали чистым воздухом. Но неожиданно заметили, что птицы почему-то стали петь тише, а потом и вовсе отчего-то замолчали. Тогда, в этот самый момент, Настя внезапно посмотрела на небо, после чего произнесла всего два странных слова: “Человек дождя”. Я никак не мог понять, что она имеет в виду, но как не старался, так ничего и не смог выяснить у неё. Потому что небо, как не странно и удивительно, по-прежнему оставалось ясным и чистым, всё ещё ничто не предвещало близкого дождя… Наконец она снова заговорила, и на этот раз я всё понял правильно: “Слышите, птицы спрятались от плохой погоды, и нам тоже пора куда-нибудь спрятаться, чтобы не промокнуть… Конечно, я очень люблю слушать раскаты грома и шум стучащих по крыше дождевых капель, и тем не менее, нам следует немедленно принять меры, иначе мы можем промокнуть насквозь…” Едва Настя договорила последнюю фразу до конца, как на траву неожиданно упали несколько довольно крупных и увесистых дождевых капель. В этот момент стало понятно, что сейчас мы действительно можем промокнуть до нитки, если срочно не найдём место, где можно будет переждать внезапно свалившуюся на нас непогоду… Мы взялись за руки и побежали к большой беседке, которая должна была надёжно укрыть от надвигающегося ливня… Большая беседка из белого мрамора с колоннами оказалась на редкость гостеприимна, она с радостью приняла нас под свою большую крышу. Прогремел гром, и в ту же секунду на землю начали непрерывно падать большие дождевые капли. Трава в мгновение ока стала мокрой и сырой, в воздухе запахло свежестью и цветами… Где-то сверкнула молния. Настя подошла к краю беседки и протянула ладонь навстречу каплям. А потом она неожиданно начала петь очень красивую песню: “Ночь, акварель дождя рисует ночь… Старый город хочет нам помочь, и плетёт свои сети дождь… Мой родной, ты ко мне придёшь… Пусть на рассвете стал холодным дождь, я люблю, а всё другое ложь, ты на той стороне дождя, всё равно я найду тебя… Дождь, на мосту и на бульваре дождь, на асфальте и на листьях дождь… И дожди, как бесконечный рой, над моей кружатся головой, всё равно ты меня поймёшь, мои губы теплей, чем дождь… Ты – мой любимый человек дождя, я за каждый миг благодарю тебя, за каждый миг с тобой и без тебя судьбу я благодарю… Ты – мой любимый человек дождя, мне ни на кого не променять тебя, родные люди – ты и я, судьбу я благодарю…” Я был заворожён этой странной, но такой красивой и искренней песней, и решил спросить у Насти, кто же он, её Человек Дождя. Она долго молчала, наблюдая за вовсю бушующей непогодой. Я уже отчаялся услышать ответ на свой вопрос, но она неожиданно заговорила, и её слова застали меня врасплох: “Это вы, Катцель, мой любимый человек дождя…” Я был в таком шоке, что не знал, как ответить на это неожиданное и внезапное признание. Но вдруг я всё-таки ответил ей, сказал то, чего сам от себя не ожидал: “Да, это я, человек дождя…” В этот самый момент я понял, что так оно и есть – она любит меня, а я люблю её. Вот так просто и легко осознал данный факт, до которого люди порой доходят месяцами и даже годами. А потом я подошёл к ней близко-близко, крепко обнял её и поцеловал. Да, я – её Человек Дождя. Конечно, в своей жизни я совершил много ошибок, но если она готова называть меня такими красивыми словами, значит, для меня ещё не всё в жизни потеряно. Вполне возможно, что я всё-таки смогу начать жизнь с чистого листа, забыв обо всём плохом, что произошло со мной за последний год. Я смогу это сделать, если Настя будет рядом со мной. Потому что я действительно люблю её, хотя прежде думал, что испытать это чувство мне уже не суждено никогда”.
P.S. "Человек дождя" - это песня Валерии

Отредактировано Кассандра (2015-10-07 00:36:27)

0

15

“Я хорошо помню, что в тот день мы гуляли и разговаривали о жизни, как вдруг я почувствовала близкое приближение дождя. Сама я даже не поняла, откуда у меня появились такие подозрения, но я почему-то была абсолютно уверена в том, что совсем скоро пойдёт дождь. Причём сильный, с раскатами грома и сверкающими молниями… Конечно, я всегда любила дождь, но тем не менее, в данную минуту нужно было как можно скорее найти укрытие от непогоды. Я сообщила об этом Катцелю, хотя выглядели мои слова, наверное, странно, ведь на небе по-прежнему не было ни одного, даже самого маленького, тёмного облачка… И тем не менее, следовало немедленно спрятаться, чтобы не попасть под этот ливень… Неожиданно даже для самой себя я сказала два слова: “Человек Дождя”. Сказала и подумала: а ведь я действительно встретила наконец-то его, своего единственного и неповторимого! Но пока, до того момента, когда на землю начнут наконец-то падать дождевые капли, знать этого ему совершенно не нужно. Поэтому я с серьёзным видом стала рассуждать о том, что птицы вдруг перестали петь и спрятались, а это значит, что дождь уже совсем близко и вот-вот догонит нас, если мы прямо сейчас куда-нибудь не спрячемся… И в этот самый момент на траву наконец-то упали первые дождевые капли. Мы с Катцелем побежали к беседке, которая мне всегда очень нравилась. Я часто приходила в это место и долго стояла, мечтая о своём будущем. Пыталась угадать, каким же он будет, человек, которого я искренне полюблю, но почему-то у меня никогда ничего не получалось… Лишь однажды мне всё-таки удалось что-то представить, однако я была в таком шоке, что сразу же забыла обо всём… Потому что именно тогда я узнала, что он будет врачом, но не из России, а следовательно, имя у него иностранное… В ту же секунду я решила поскорее выбросить эти мысли из головы, но ведь спустя время всё сбылось, это действительно оказался врач, причём не русский, а немец… Я уже понимала, что всё это мне тогда не приснилось, я действительно угадала свою судьбу… А между тем, непогода уже бушевала вовсю, и неожиданно даже для самой себя я всё-таки решилась и запела свою любимую песню… Я хотела, чтобы он всё понял, тем более что лучшего момента, кажется, и придумать было невозможно. Сколько же раз я пела эту песню, просто невозможно сосчитать! И каждый раз я неизменно открывала для себя какие-то новые, до этого неизвестные мне краски. Не знаю, чем же она меня так привлекала. Может, тем, что я действительно всегда любила дождь… Хотя она всё равно очень душевная, тёплая и искренняя, поэтому я думаю, что даже люди, которые люто ненавидят дождь, всё равно проникнутся ей… Ведь она именно о той самой единственной любви на всю жизнь, которой всё и вся подвластно… И даже если всё, казалось бы, бесполезно и чувства не взаимны, есть надежда на то, что ситуация ещё может измениться в лучшую сторону. “Всё равно ты меня поймёшь, мои губы теплей, чем дождь!” В любом случае, что бы ни случилось, не стоит отчаиваться и опускать руки! Всё-таки жить без любви – не только страшно, но и грешно. Любить безответно – печально, чувства должны быть взаимны и разделимы. Но это, к сожалению, не всегда от нас зависит… Конечно, мне повезло – моя первая любовь оказалась главной и единственной в жизни, хотя так бывает далеко не у всех. Но я искренне благодарю судьбу за то, что она не послала мне такое нелёгкое испытание, как вдребезги разбитое сердце… Говорят, что время лечит, но в этом отношении мне, видимо, действительно повезло: все мои родные живы и здоровы, у меня прекрасный супруг, скоро я впервые стану мамой… Но далеко не всем девушкам везёт так же, как мне, и я прекрасно осознаю это… Между тем, мной была допета последняя строчка, а это означало только одно: сейчас придётся объясняться с Катцелем, что-то ему говорить про неизвестного пока ещё Человека Дождя… Хотя я не стала слишком долго ходить вокруг да около, но всё-таки собраться с мыслями было трудно, они почему-то отчаянно разбегались в кучку, и собрать их мне никак не удавалось… Но когда это мне наконец-то удалось сделать, я просто сказала, что это он – тот самый любимый Человек Дождя… А потом он подошёл ко мне, обнял меня и поцеловал… И это было так просто, так естественно и так трогательно, что у меня от этого воспоминания до сих пор на глаза наворачиваются слёзы… Да, мы все мечтаем стать для кого-то особенным и самым дорогим человеком. Я надеюсь, что каждый найдёт в себе силы обрести своё истинное счастье, вопреки всем недоразумениям и трудностям! Потому что абсолютно все этого достойны. Только нужно уметь ждать… И всегда верить только в хорошее. И тогда вы обязательно станете для кого-то Человеком Дождя!”.

Отредактировано Кассандра (2015-10-08 00:30:26)

0

16

“Я проснулся из-за звуков дождя. Человек дождя – это же надо, какая прекрасная и удивительная песня! Какой красивый и чистый у Насти голос! Я встал и подошёл к окну. Молнии пронзали небо, отчаянно гремел гром… Видимо, погода безнадёжно испортилась… Тем не менее, я решил подышать свежим воздухом, и поэтому вышел на крыльцо… Однако в этот момент я понял, что Настя меня уже опередила: по-видимому, ей тоже не спалось, из-за чего она также решила подышать свежим воздухом… И конечно, она снова и снова пела песню «Человек дождя». Что-то особенное было в ней, но объяснить это словами оказалось практически невозможно… Да это и не важно совершенно, ведь не в этом же суть… Ну а потом… А что потом? Я уже отчётливо понимал тогда, что это и есть та самая любовь на всю жизнь, о которой так много говорят… Но мало кому посчастливилось её обрести в своей размеренной и налаженной жизни… И вот теперь мы здесь, в Новой Зеландии… У нас практически не было сомнений, нас не пугала поспешность происходящих событий… Несмотря на то, что имени своего у меня, по сути, больше не было, ведь отныне у меня были чужие документы, мы всё равно решили обвенчаться… Причём во время церемонии в церкви я назвал своё настоящее имя… Мне совершенно не хотелось в такой важный, торжественный и в чём-то судьбоносный для каждого человека момент отравлять жизнь какой-то ложью… На венчании присутствовали только Настины родственники, и этого было вполне достаточно… Я думал, что она была единственным ребёнком в семье, но, как оказалось, у неё есть брат, который в данный момент живёт в Новой Зеландии, на самом краю света… Он планировал пробыть в этой стране ещё как минимум год, и Настя решила, что сейчас самое подходящее время для визита… Оказалось, что Михаил – талантливый художник, который пишет прекрасные этюды… И вот уже год мы живём в его доме, впрочем, он часто отправляется с мольбертом куда-нибудь, и потом показывает нам новую замечательную картину… Брат старше Насти на два года. Конечно, её родители, которые отпустили двоих своих детей в чужую незнакомую страну, очень сильно переживают, и их можно понять… В нашей жизни скоро произойдёт счастливое событие: мы станем родителями! Именно поэтому всё чаще приходят мысли о том, что нужно как-то определяться с тем, что будет дальше… Ведь Настина семья находится за сотни и тысячи километров отсюда, и так дальше продолжаться не может… И хотя они всё-таки приезжали к нам, но остаться в этой живописной стране так и не решились… Не знаю, что будет, если мы всё-таки вернёмся в Россию. Возможно, в Санкт-Петербурге мне придётся рассказывать что-то о генеральше Амалии Потаповне фон Шпильце, вопреки тому, что её дело уже закрыто. Из-за этого мне очень страшно, ведь я совершенно не представляю, что буду говорить тогда…”

0

17

“Всё произошло настолько быстро, можно даже сказать, молниеносно, что у меня просто голова шла кругом… Однако в тот момент мне казалось: все случившиеся в последнее время события действительно имеют судьбоносное значение. Ночью мне не спалось, и поэтому я вышла на крыльцо, чтобы подышать свежим воздухом. Я отчего-то точно знала, что Катцель скоро обязательно сюда придёт, поэтому стала петь песню «Человек дождя». А потом ещё раз, и ещё, пока наконец не почувствовала его тихое дыхание… Тогда я продолжила петь эту потрясающую песню… Честно говоря, я не знаю, что же в ней такого особенного… И я понятия не имею, за что полюбила доктора Катцеля… Но ведь мы любим не за что-то, а просто так, потому что человек существует в этом мире… А потом всё завертелось в бешеном ритме безумной карусели… Мы обвенчались, причём Катцель настоял на том, чтобы было названо его настоящее имя… Потом мы наконец-то решились и отправились на самый край света, туда, где живёт мой брат Михаил… У него был дом в Новой Зеландии, там он жил и, будучи известным художником, писал дивные этюды… Этот дом просто огромен, в нём действительно легко можно заблудиться… Климат здесь очень хороший и мягкий, практически круглый год светит солнце, куда ни глянь – везде отыщешь очередной живописный вид, от которого буквально глаз нельзя отвести… В последнее время я много об этом думала, ведь мне хотелось вернуться на родину, в Россию… Однако при мысли о расставании с этой гостеприимной и такой сказочно красивой страной щемило сердце… Да, мы можем вернуться, но тогда, во-первых, придётся объяснять что-то, ведь Катцель по-прежнему считается трагически погибшим, к тому же, он всё равно был связан с генеральшей фон Шпильце… Да, Амалию Потаповну арестовали, вместе с управляющим князей Шадурских Хлебонасущенским, но вопрос по-прежнему оставался открытым… Но там, на моей родине, остались любимые родственники, которые столько времени не видели нас… Да, они приезжали сюда, но остаться навсегда так и не смогли решиться… Но совсем недавно я получила письмо, в котором было сказано, что совсем скоро они снова собираются к нам сюда… И на этот раз, возможно, приедут насовсем… Нет, продавать дом в Петербурге и имение в Калуге они не планируют, потому что однажды мы все можем вернуться на родину, уже вместе с моими детьми и даже, быть может, с семьёй Михаила… Да, я люблю Россию, но тамошний климат всё-таки слишком холодный. Разумеется, летом тишь да гладь да божья благодать, но ведь оно такое короткое… Быть может, мои дети когда-нибудь действительно захотят повидать безграничные просторы моей родины. И тогда мы все вместе соберёмся и поедем туда… Возможно, к тому времени все вопросы о Катцеле отпадут сами собой… Неожиданно я сообразила, что Платон Загурский с супругой приезжают к нам уже завтра… Меня охватила паника...”

Отредактировано Кассандра (2015-06-22 17:48:43)

0

18

“Я стал замечать, что Настя с недавнего времени очень беспокоится по любому поводу, а ведь ей совершенно нельзя волноваться… Конечно, её, должно быть, тревожили мысли о возвращении в Россию, ведь там осталась её любимая семья, там был её дом, имение в Калуге и роскошный особняк в Петербурге… Но вдруг она сказала мне, что нам нужно серьёзно поговорить относительно наших дальнейших жизненных планов… Я уже знал, о чём сейчас пойдёт речь, однако Настя удивила меня, предложив… навсегда остаться в Новой Зеландии! Я был просто ошарашен этой новостью, не в силах поверить в то, что, очевидно, она приняла это непростое решение во многом из-за меня. Да, генеральшу Амалию Потаповну фон Шпильце вместе с управляющим князей Шадурских Хлебонасущенским арестовали, но ещё неизвестно, какая реакция будет на моё внезапное необъяснимое «воскрешение». Да, Юлия Бероева и Сергей Ковров вместе с детьми приняли решение вернуться обратно на родину, но мне, честно говоря, было очень страшно. Мало ли что может прийти неожиданно в голову столичному следователю… Однако я считал, что не имею права лишать Настю свободы выбора… Но она успокоила меня, заявив, что сама приняла это решение, ведь здесь такие красивые виды, мягкий климат, есть большой уютный дом, рядом находится родной брат, и к тому же, совсем скоро родные собираются приехать сюда, на этот раз насовсем… А как комфортно будут чувствовать себя здесь наши будущие дети! Почему-то Настя была абсолютно уверена в том, что у нас сразу родится двое детей, причём мы уже выбрали им имена – Юлия и Сергей, в честь людей, благодаря которым я в конце концов стал раскаиваться, и которые всё-таки простили меня за то, что я однажды сделал… Я прекрасно понимал, что никогда не смогу забыть об этой истории, но теперь она больше не приносила мне такую жгучую непереносимую боль… В последнее время я стал очень спокойным и уравновешенным, рядом с Настей я чувствовал себя счастливым человеком, вопреки всему… Мы всё ещё разговаривали, когда стало понятно, что к нам наконец-то явились долгожданные гости – мой университетский друг Платон Загурский с супругой Натальей… Когда мы вместе открыли дверь, то я с удивлением признал в барышне блестящую светскую красавицу баронессу фон Деринг. Настя, судя по всему, тоже встречала её, когда жила в Петербурге. В глазах жены своего лучшего и единственного друга я прочёл свои собственные эмоции. Очевидно, жизнь этой женщины когда-то была бурной, но теперь она выбралась из этого стремительного водоворота, получив шанс на тихую, мирную и счастливую жизнь. В её глазах я с удивлением увидел все тревоги, печали и страхи, которые преследовали и меня. А я и не знал, что в жизни такой ослепительно красивой и богатой женщины могли быть какие-то тайные тревоги и сомнения, а тем более, грехи, о которых она мало кому может рассказать… Но Наталья (ранее баронесса) действительно сияла, как бриллиант, рядом с Платоном. Да, судя по всему, у неё была в жизни какая-то драма, из-за которой она не смогла быть вместе с любимым человеком. Но сейчас было очевидно, что всё это уже в прошлом, и о своём браке с Загурским она совершенно не жалеет… Не знаю, осознавала ли она сама те глубокие чувства, которые питала к мужу, но я точно уверен, что они к моменту нашей встречи уже проснулись в ней…”

Отредактировано Кассандра (2015-07-08 23:59:19)

0

19

“Я действительно очень сильно волновалась из-за предстоящей встречи с Платоном Загурским и его супругой. И тем не менее, наша встреча получилась тёплой, непринуждённой и даже в чём-то трогательной. С лучшим другом Катцеля я была знакома, а вот Наталью прежде близко не знала. Это действительно оказалась она – та самая баронесса фон Деринг, которую называли первой красавицей Петербурга. Она действительно была красива, умна и образованна, а ещё на удивление скромна. Прошло совсем немного времени с того момента, как Загурские приехали к нам, когда она всё-таки решилась рассказать мне историю своей нелёгкой судьбы. Больше всего меня тронуло и поразило то, как врач Платон Загурский сделал Наталье предложение. Как мне показалось, в этом ясно были видны его чувства к ней. В том, как он, такой всегда уверенный, ироничный, отлично владеющий собой, умеющий с любым собеседником брать на себя инициативу, был весь на нервах, как он её просил не перебивать его, с трудом находил слова, выдавливал их будто против воли. Мне кажется, это именно оттого, что человек вдруг осознал: это – ТО САМОЕ, что он такое испытывает впервые в жизни, и сам ещё плохо понимает, что с этим делать и как себя вести. И весь предыдущий опыт тут ему не в помощь, потому что это чувство  –  нечто совершенно иное, чем всё, что было с ним до этой встречи! Также меня тронул эпизод с колье. Он ведь мог осыпать её бриллиантами! Да и осыпал, но бриллиантами её осыпали и прежние поклонники и покровители, только кто бы из них разыскал и вернул ей именно то украшение, которое ценно было для неё не своей стоимостью, а тем, что это был подарок отца? Дарить бриллианты можно и дорогой куртизанке, а сделать такое – лишь для любимой женщины. И правда, другой на его месте купил бы ей десять, двадцать, сто дорогих украшений. А он разыскал, выкупил и вернул ей вещь, ценную для неё не своей стоимостью, а тем, что это была память о близком человеке. Так мог поступить только тот, кто любит по-настоящему. Это какая-то щемящая сердце, осторожная нежность. После, приехав в Петербург из Швейцарии, Наталья говорит княжне Анне Чечевинской, что и сейчас любит её брата князя Николая. Но я думаю, что Наташа, эта страстная многогранная натура, ещё не осознаёт до конца того спокойного стойкого чувства, что уже вошло в её сердце по отношению к мужу. Я пришла к выводу, что Наталья, со всей своей драматичной жизнью, каверзами и страданиями, с доктором стала какая-то совершенно особенная.  Мне кажется, что у Платона Загурского очень умные глаза. Как не странно, но в этой характеристике очень многое, а ещё это очень интеллигентный человек, в нём есть и такт, и деликатность, что лишает его поведение оттенка пафосности, который мог сопровождать эту ситуацию (ведь он очень многое переступил, забыв о репутации и прошлом женщины, которую полюбил): "Вы умеете быть ненавязчивым", как резюмирует ему Наташа.  Мне кажется, что она с ним стала такая женственная, такая трогательная. Зрелый союз умных и тонких людей. Столько в них благородства. "Кто вам сказал, что я собираюсь делать вас содержанкой?.." Наталья открыла Загурскому всю себя, рассказала историю, могущую отпугнуть любого мужчину, а он за эту искренность полюбил её ещё сильнее. "Да и что говорить, жизнь-то у меня была бурная... Но с вами я... Я не знаю, что со мной происходит..." - "Мы же договорились, Наталья Алексеевна, я никогда не поступлю против вашей воли..." Может, и пристрастными глазами, но я ясно вижу их будущую счастливую жизнь. Такого мужчину, отдающего всего себя любимой женщине, не полюбить невозможно. Лично мне очень хочется верить в то, что Наталья, пусть и иначе, но ответит Платону Алексеевичу взаимностью, хотя страстное чувство к Николаю Чечевинскому, конечно, никуда не исчезнет, оно останется в её сердце навсегда. Просто со временем эти боль и отчаяние притупятся, и не будут восприниматься так остро. А с Платоном она обретёт то, чего ей всегда так не хватало – душевное спокойствие, гармонию, счастье, спасение от одиночества, близкого и родного человека, который всегда поддержит и поймёт, будет рядом, что бы ни случилось, которому можно доверить себя всю без остатка. Наверняка "притирка" будет не такой безоблачной, поскольку оба с характерами, но такую необходимую обоим "тихую и уютную гавань" в жизни они, несомненно, найдут, дополняя и уравновешивая друг друга – в той или иной степени. А ещё у меня буквально защемило сердце от эпизода сразу после венчания. Когда Загурский играл на рояле, а Наталья спустилась в гостиную, их первый такой чувственный диалог уже в статусе близких людей с возвратом заложенного Наташей отцовского подарка – драгоценной цепочки с медальоном и последовавшего от неё первого, робкого поцелуя в щёчку.  Возможно, впервые Наташа была такой искренней, настоящей и счастливой, не играющей какую-то роль, а открытой, доверчивой и остающейся самой собой... Загурский – это просто идеал и мужчины и человека. Уметь ТАК любить, проявлять в любви столько самоотверженности – это... нет слов. А Наталье повезло невероятно! И для того, чтобы это произошло, ей надо было дойти до отчаяния, опуститься на самое дно жизни. Ведь до этого она не знала, какой должна быть любовь. Да, по ней сходил с ума весь Петербург, у неё было море поклонников, за её благосклонность боролись представители высших слоёв общества  –  но никто из них не любил её по-настоящему. Даже Казимир Бодлевский, хотя он и утверждал обратное.  А с момента появления в её жизни доктора в каждом его поступке подчёркивается разница с поведением других её обожателей. Когда она оказалась в беде – все отвернулись от неё, но зато не было недостатка в желающих воспользоваться её положением, чтобы сделать её своей содержанкой. Он же заботился о ней абсолютно бескорыстно. Все остальные восхищались блестящей светской красавицей, да к тому же баронессой. Как сказала сама Наталья: "Баронесса в содержанках – экзотично! Повод посмеяться в мужском кругу!". И, подозревая Загурского в таких же намерениях, она была уверена, что, если расскажет ему о том, кто она на самом деле, он забудет и думать об этом. Неудивительно, что она была ошеломлена, когда он сделал ей предложение! Можно представить, что это значило: попросить руки незаконнорожденной, бывшей крепостной, самозванки, воровки, преступницы! Он же не задумался ни на секунду. Опять же – все остальные хотели обладать Натальей и готовы были на всё ради этого, чем она и пользовалась с успехом. А что же говорит ей он? Что даже если она выйдет за него замуж, он никогда не станет ничего от неё требовать, если она не захочет этого. Ну и наконец, эпизод, когда он готов ради неё отказаться от своего плана относительно генеральши Амалии Потаповны фон Шпильце. И именно в этот момент в Наталье начинает пробуждаться чувство! Такая любовь и самопожертвование не могут не тронуть того, на кого они направлены. Нельзя не понять, что встретить человека, способного ради любимой женщины на такое, – огромное счастье и невероятное везение. И Наташа, и Платон этого счастья заслуживают...”

Отредактировано Кассандра (2015-10-11 02:14:15)

0

20

“Я заметил, что Настя очень заинтересовалась Наташиной историей. Впрочем, мне тоже было очень любопытно услышать, что же случилось с блестящей баронессой фон Деринг, которую все считали первой красавицей Петербурга… Настя и Наташа обычно устраивались в гостиной у фортепиано, они играли в четыре руки и одновременно разговаривали… Так получилось, что Платон в это самое время совершал прогулки по живописным местам, и поэтому я мог прекрасно слышать то, о чём они говорили между собой… Эта женщина поразила меня своим рассказом, ведь она тоже говорила о раскаянии и прощении… Я, конечно, всегда знал о великодушии своего друга, но тем не менее, был очень сильно удивлён, поняв наконец, через что ему пришлось пройти ради женщины, которую он любит… Ведь её история очень сильно напоминала мою, только я увлёкся своими опытами так, что никого и ничего вокруг не замечал, а она мстила семье князей Чечевинских из-за того, что с её матерью плохо поступили… Особенно сильно меня поразил рассказ о том, что Наталья была влюблена в Николая Чечевинского – того самого, которого я так хорошо узнал во время лечения Юлии Бероевой… Тогда он представлялся всем графом Каллашем, но в итоге оказался ни много ни мало самым настоящим князем… Судя по рассказу, это чувство было взаимным, хотя недавно он женился на купеческой дочери Долли Шиншеевой… Слушая эту берущую за душу историю, я подумал о том, что Наталья, видимо, никогда не рассказывала Платону про свои отношения с Чечевинским. Для меня это означало только одно: мой друг был очень дорог ей, и поэтому она просто не могла с ним этим поделиться… Думаю, для него именно данная история могла стать самым большим и серьёзным ударом, какой только могла нанести ему судьба… А потом я случайно увидел её глаза и понял, что она уже влюблена в Загурского, хотя, возможно, пока ещё не решает признаться в этом даже самой себе… Конечно, чувство к Николаю навсегда останется в её сердце, потому что он был тем самым человеком, который смог растопить сердце ледяной красавицы… Но именно с Платоном она могла быть самой собой, ей не нужно было притворяться, изображая из себя человека, которым она на самом деле не является. Именно так я понял, что мне действительно повезло с Настей – с ней я никогда не играл и не пытался изображать из себя кого-то другого, а всегда был самим собой. Вовсе не тем блестящим врачом, который мог оставить в науке свой большой след, а просто человеком – самым обыкновенным человеком, у которого имеются свои недостатки и слабости. Настя никогда не питала иллюзий на мой счёт, она прекрасно знала, за кого выходит замуж. Я был с ней предельно честен и откровенен, она знала обо мне абсолютно всё. Даже то, что благодаря ей я излечился от неизлечимой болезни, лекарство для которой ещё не было изобретено… Но я никогда не признавался ей в том, что когда-то с ужасом думал о том, что нам всё-таки придётся расстаться навсегда… Да, она вылечила меня, поставила на ноги, исцелила и вселила уверенность в том, что всё ещё может быть хорошо… Но тогда, в имении князей Воронцовых, я понял, что без неё ничего хорошего со мной уже никогда не произойдёт. Нет, я не бросаюсь словами и не говорю о своей любви каждые пять минут, а впрочем, мне почему-то кажется, что мой друг такой же. Но ведь это не самое главное, потому что любовь мало зависит от произносимых нами слов. Самая верная и преданная любовь – это любовь незаметная. Это значит, что, с одной стороны, любимый человек похож на невидимку, но с другой стороны, представить свою жизнь без этого самого невидимки ты решительно не можешь. Я считаю, что именно такая любовь имеет все шансы на то, чтобы длиться вечно. Знаю, слово вечность – не слишком-то удачное, но другого подобрать в данном случае я просто не могу… Я искренне надеюсь на то, что Настя тоже придерживается этой жизненной философии. Именно так я люблю её, хотя это, возможно, бывает незаметным для окружающих людей. Наверное, в подобных случаях людей могут называть чёрствыми сухарями, но в таких случаях важно то, что они сами знают очевидную истину: на самом деле это неправда. И хотя утверждают, что в тихом омуте кипят нешуточные страсти, но я точно знаю: лучше пусть будет такое вот простое безмолвное счастье, чем полное его отсутствие. К тому же, я слишком долго жил в своих сладких заблуждениях, чтобы сейчас размениваться по пустякам. Ведь любовь не выражается исключительно тем, сколько раз в течение дня ты прокричал о ней миру. Об этом нужно обязательно помнить, иначе может получиться так, что однажды она просто незаметно уйдёт, хотя никто, возможно, не обратит на это внимание. Просто всегда стоит думать над своими словами, не нужно обижать любимого человека. Иначе он может неожиданно уйти навсегда, а вы этого даже не поймёте. Иногда нужно уметь слушать даже тишину, в ней тоже могут быть свои неповторимые невысказанные мысли. Возможно, они окажутся важными для кого-то, а возможно, в данный конкретный момент вы совсем ничего нового для себя не откроете. Но важно не лениться и слушать иногда эту бездонную манящую тишину, которая может порой рассказать о многом. Не скрою, сначала мне было сложно услышать в этой звенящей тишине хоть что-нибудь, но со временем я с ней подружился. Да, она может навевать ощущение тоски и одиночества, но со временем, поверьте мне, это обязательно пройдёт, уступив место совершенно другим эмоциям и чувствам. Особенно мне нравится ловить в ней счастье, хотя это бывает довольно трудно, поэтому не всегда получается поймать момент его появления. Обычно оно словно садится на плечо – лёгкое, невесомое и незаметное, как бабочка, а потом так же неожиданно и внезапно уходит, никого ни о чём не спросив. Но каждый человек, без сомнения, ждёт этого мгновения с особым нетерпением и волнением. Я искренне верю в то, что после подобных размышлений в тишине жизнь становится лучше. Это сложно объяснить словами, но мне кажется, что я нахожусь в полной гармонии с собой и с окружающим миром именно благодаря этой самой тишине, которая пугает некоторых людей. Просто нужно искренне поверить в то, что она может помочь разобраться в себе и в своём внутреннем состоянии. И ещё никогда не стоит отчаиваться, потому что наши невесёлые мысли в определённых ситуациях могут стать самыми страшными и ужасными врагами”.

Отредактировано Кассандра (2015-08-01 02:49:46)

0


Вы здесь » Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского » Творчество форумчан » Ошибка врача, или Новая жизнь доктора Катцеля