Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского » Творчество форумчан » Ошибка врача, или Новая жизнь доктора Катцеля


Ошибка врача, или Новая жизнь доктора Катцеля

Сообщений 61 страница 73 из 73

61

Хрупкое перемирие
- По тебе можно сверять часы, - сказала Ксения, открывая ему дверь. Именно в этот знаменательный момент пробило ровно одиннадцать.
Увидев Сергея, она буквально раскрыла рот от изумления и, можно сказать, уронила челюсть на пол. Ведь сейчас перед ней стоял тот самый человек, которого она когда-то знала.
- Так я выгляжу лучше? - спросил он у неё, но раньше, чем она смогла ответить хоть что-нибудь, нежно прикрыл ладонью полураскрытый рот Ксении. – Просто ответь "да".
Она сделала один шаг назад, чтобы впустить его в свою квартиру. Нужно было что-то сказать, однако мысли Ксении отчаянно путались.
- Не стоило так рисковать. Я имею в виду твою новую стрижку. Зря ты это сделал. Никто не поймёт…
- Это совершенно не важно, - как можно твёрже ответил Сергей.
Разумеется, Ксения прекрасно понимала, что Сергею, как и любому другому большому артисту, нужен свой собственный имидж, который будет отличать именно его. Длинные волосы как нельзя лучше подходили для создания неповторимого сценического образа. Во многом благодаря этой своеобразной «фишке» публика сразу же узнавала его. Плакаты и календари с портретами Сергея, независимо от их количества, подобно горячим пирожкам, мгновенно раскупались в течение первого же часа со знаменательного момента поступления в продажу. Разумеется, большую роль здесь играла его загадочная, романтичная и при всём этом озорная внешность.
- Мне интересно, что о тебе теперь будут думать поклонники. Или слово фанаты тебе больше нравится? 
- Мне всё равно, это личное дело каждого, - слишком резко и нервно ответил Сергей, и тут же, явно пытаясь смягчить свой тон, добавил уже более миролюбиво: - Гораздо больше меня волнует, что обо всём этом думаете вы с Соней. А на реакцию остальных мне наплевать. - В его взгляде отчётливо промелькнуло выражение робкой неуверенности и даже застенчивости. - Кстати, где наша дочь сейчас?
- Сонечка в спальне, она одевается.
Ксения с Сергеем прошли по узкому коридору, и вдруг перед ними неожиданно появилась Соня. На ней было надето её любимое платье в бледно-голубую клеточку. Крошечные белые маргаритки украшали круглый воротничок и пышные короткие рукава, из которых высовывались пухлые детские ручки.
Ксения сразу же заметила, что Сергей очень сильно волнуется, ведь он неосознанно сжимал и разжимал кулаки. Платов опустился на колени, чтобы оказаться поближе к дочери. На лице Сони мгновенно отразилось выражение восторга и гордости, ведь ей только что удалось самостоятельно, без посторонней помощи, застегнуть пряжки своих туфелек. Впрочем, эти эмоции практически сразу сменились любопытством.
Чтобы избежать лишних проблем и волнений, Ксюша решила прийти на помощь им обоим, жестикулируя и громко говоря. Впрочем, это нужно было скорее для Сергея, чем для Сони.
- Сонечка, это твой папа. Он подстригся, чтобы - она на короткое мгновение замолчала - чтобы я смогла вспомнить наше общее прошлое.
Соня внимательно рассматривала своего отца, в то время как он доставал из кармана своей хлопчатобумажной рубашки ярко-жёлтую обёртку от ириски, которой девочка угощала его накануне. Именно благодаря этой самой конфете Соня, уже окончательно успокоившись, узнала Сергея. Широко улыбнувшись, она посмотрела на мать сияющими от счастья глазами, и вдруг неожиданно сделала быстрое движение руками.
- Соня считает, что без своих знаменитых длинных волос ты выглядишь смешным, - перевела Ксения, которая тоже не смогла удержаться от улыбки.
Сергей тоже смущённо улыбнулся в ответ, проведя рукой по бритой щеке:
- Если Соня так считает, то она, вероятно, права.
Девочка несмело провела пальчиками по гладкому подбородку Сергея и снова улыбнулась. Сергей улыбнулся ей в ответ.
- У неё очень красивое платье, - с искренним восхищением заметил он.
Софья улыбнулась ещё шире, и на её щёчках появились ямочки. Соединив вместе большой и указательный пальцы, Соня коснулась ими каждой стороны маленького курносого носика.
- Это означает "цветок", - охотно пояснила Ксения. – Видимо, она хочет, чтобы ты обратил внимание на цветы, которыми украшено её платье.
Ксюше стоило огромных усилий ничем не выдавать свои чувства. И хотя она пыталась унять дрожь и волнение, но всё было бесполезно. Очевидно, близость человека, которого она любила и потеряла когда-то по собственной глупости, слишком сильно действовала на неё.
Когда они вышли на улицу, Сергей показал Ксении и Софье весьма раритетное серебристое авто «Князь Владимир». Машину он купил всего лишь год назад за большие деньги, но своим приобретением очень гордился. Он оставил авто недалеко от уютного парка, потому что ему, как, впрочем, и Ксении, было понятно, что лучше не светиться возле балетной студии.
Меньше всего им с Ксенией сейчас было нужно, чтобы какой-нибудь бойкий и шустрый репортёр выследил их, а затем продал "жареную" информацию в бульварные газеты, которыми теперь было забито абсолютно всё. Несмотря ни на что, подобные издания по какой-то неведомой и необъяснимой причине всегда разлетались, как горячие пирожки. Но Сергей всегда понимал, что избегать внимания прессы бесполезно и бессмысленно, ведь журналисты всё равно твёрдо стояли на своём, буквально сводя с ума вниманием к его сиятельной персоне. Однако именно сейчас он искренне надеялся, что в ближайшее время никому не придёт в голову смаковать подробности его личной жизни. В противном случае их с Ксенией хрупкое перемирие, очевидно, будет грубо нарушено очередными сенсационными новостями.
Сергей открыл дверцу машины, помогая Соне как можно удобнее устроиться на широком заднем сиденье. Он с лёгкостью справился с ремнём безопасности.
Ксения терпеливо ждала, пока он вырулит на дорогу с односторонним движением и вольётся в поток других машин, хотя её любопытство буквально не имело границ. Наконец она спросила:
- Куда и зачем мы едем?
- Скоро ты всё узнаешь, - ответил Сергей. Он бросил на неё мимолётный взгляд, а затем снова переключил всё своё внимание на дорогу. - Ксюша, сразу после Дня благодарения я уезжаю на гастроли в Америку на целый год. Это значит, что мы ещё долго не сможем увидеться. Нам придётся ждать до следующего Рождества. Именно по этой причине мне бы хотелось как можно чаще видеть Соню до отъезда.
Ксения отрицательно покачала головой, очевидно, собираясь привести свои аргументы в качестве возражения, но Сергей, тем не менее, не дал ей возможности высказаться.
- У нас обоих сейчас слишком мало свободного времени, - твёрдо произнёс он. - Ты активно готовишься к предстоящим рождественским выступлениям, а я постоянно репетирую со своей группой. Но мне кажется, я нашёл вариант, который устроит нас обоих.
Держась за руль, Сергей, не сумев скрыть своего волнения, то и дело сжимал и разжимал руки. Ксения понимала, что он, очевидно, и в самом деле сильно взволнован. Несмотря ни на что, она хотела хоть как-то помочь этому человеку, который всегда был таким сильным и уверенным в себе.
- Мой коммерческий директор нашёл недалеко отсюда отличную студию. Там мы можем спокойно репетировать. Я же, в свою очередь, забронировал номер в хорошем отеле. Утром я, как правило, всегда работаю, но потом освобождаюсь, поэтому могу проводить достаточно времени с Соней. А у тебя появится отличный шанс, чтобы спокойно заниматься со своими ученицами, точно зная, что дочка находится в надёжных руках. И ещё я бы сразу хотел сказать, что Рождество мне бы хотелось провести вместе с дочерью... Ведь я, несмотря ни на что, её отец, а не посторонний  человек.
Припарковав машину на небольшой стоянке, Сергей с надеждой посмотрел на Ксюшу, пытаясь по её глазам прочесть возможный ответ.
Ксюша, у которой была возможность подумать, уже успела принять окончательное решение, которое, впрочем, далось ей непросто.
- Хорошо, я разрешаю тебе чаще видеться с Соней.
Сергей широко улыбнулся. Появившийся в глазах тёплый блеск снова напомнил Ксении о ласковых водах Чёрного моря. Сердце её учащённо забилось.
- Я знал, что мы сможем договориться, верил, что ты не откажешь мне в моей просьбе. Именно поэтому я решил, что вам с Соней пришло время познакомиться с моими друзьями. Сегодня нас ждёт совместный завтрак.
- Ты познакомишь нас прямо сейчас? – удивилась Ксюша. – Интересно, что ты им сказал?
Она вдруг растерялась от такой поспешности Сергея.
Сразу же догадавшись об этом, Сергей взял её руку, мгновенно сжавшуюся в крепкий кулак, и, осторожно разжав каждый пальчик, нежно провёл по ладони.
- Я рассказал всю правду, не упуская ни одной детали и мелочи.
Всё ещё пребывая в сильном волнении, Ксения снова сжала руку в кулак.
- Ведь прежде никто из этих людей, довольно близких мне, никогда не видел Соню. Именно по этой причине они бы чувствовали себя неловко, если бы я заранее не рассказал им всю правду, - спокойно продолжил Сергей. – Мне важно знать, что тебя не будут приводить в замешательство возможные неловкие вопросы, а также излишне любопытные взгляды.
Сергей осторожно дотронулся до её плеча, но Ксения излишне резко отстранилась. Ей совершенно не хотелось, чтобы Платов догадался о том, что она по-прежнему сильно волнуется.
- Ксюша, к счастью, сейчас рождение внебрачных детей уже никого не удивляет, не смущает и не шокирует. - Сергей усмехнулся, проведя рукой по бритой щеке и волосам. – А вот моя новая внешность, несомненно, стала для всех огромным потрясением. На этом фоне померкла даже сенсационная на первый взгляд новость о тебе и о Сонечке. Представь себе их удивление, ведь они, в отличие от тебя, никогда прежде не видели меня с короткими волосами. Им бы даже в голову не пришло, что я способен так кардинально изменить свою внешность.
Ксения тоже усмехнулась, представив себе, какой переполох среди знакомых и друзей Сергея вызвало исчезновение его знаменитых волос.
- Кажется, я добился наконец-то своего, и ты медленно, но верно стала успокаиваться, - заметил Сергей, увидев её улыбку. - Теперь, когда они знают всё, что только можно, о вас обеих и о том, что Соня моя дочь, лишних вопросов ждать не следует.
Сергей осторожно коснулся пальцами её щеки, из-за чего по её телу мгновенно побежали мурашки. 
- Ксюша, я обещаю, всё будет хорошо. Поверь, эти люди тебе обязательно понравятся.
- Раз ты в этом уверен, значит, так и будет, - ответила она.
Однако её голос по-прежнему звучал неуверенно. Взяв сумочку и собрав всё своё мужество, она смогла сказать: - Мне кажется, нам уже пора идти.
На лице Сергея мгновенно отразилось облегчение, а вместе с ним ещё какая-то незнакомая эмоция.
- Подожди минуту! Прежде мне нужно кое-что отдать тебе. – Сказав это, он открыл перчаточный ящик, вытащив оттуда конверт. Ксения недоверчиво смотрела на Сергея, очевидно, ожидая объяснений.
- Может, скажешь, что это такое?
- Только не волнуйся. Это вам с Соней от меня.
Ксения боялась брать этот загадочный конверт в руки. По какой-то неведомой и необъяснимой причине ей сразу же показалось, что, открыв его, она снова испытает уже пережитую прежде боль.
- Я же сказал, ничего не бойся! Открывай.                                                                                     
Наконец решившись, она поняла, что больше медлить не стоит. Дрожащими от прежнего волнения руками Ксения вскрыла конверт, обнаружив внутри ту самую заветную толстую пачку больничных фирменных бланков. С ними ей приходилось сталкиваться каждый месяц на протяжении трёх лет, и для неё стало большой неожиданностью осознание того факта, что теперь всё это богатство находится у неё в руках. Не обращая никакого внимания на небольшую книжечку, выпавшую из конверта, она начала поочерёдно разворачивать медицинские счета Сони, которых оказалось довольно-таки много. На каждом из них стояла заветная печать "оплачено".
Ксения пребывала в сильном потрясении, она крепко задумалась, не в состоянии понять, что делать дальше. Очевидно, стоило выразить слова благодарности Сергею, но по какой-то причине ей ничего не приходило в голову. Внезапно Ксения с ужасом поняла, что она начинает злиться, а это значит, что поблагодарить Платова за его помощь ей не удастся. Она уже давно стала самостоятельной и сильной, поэтому не нуждалась в чьей-либо помощи ни до страшных дней болезни Сони, чётко разделивших жизнь на «до и «после», ни, тем более, после того, что когда-то произошло.
- Спасибо, но я не возьму этот конверт, просто не могу, - наконец произнесла Ксюша.
- Нет, ты его возьмёшь, - твёрдо сказал Сергей, и она услышала несгибаемое упрямство в его голосе. Взгляд Сергея выражал необычайную решимость. Ксения вдруг поняла, что спорить с ним бесполезно и бессмысленно. - Ты целых четыре года растила Софью в гордом одиночестве.
Он кивнул, указывая в сторону всё ещё лежавшей на её коленях книжечки: - Это банковская книжка. Я планирую открыть счёт в банке на имя Сони и перевести на него эти деньги, а затем делать регулярные взносы, до тех пор, пока ей не исполнится восемнадцать лет. Надеюсь, никакие дефолты и прочие финансовые проблемы не помешают накопить для неё достаточные для хорошей жизни средства. Этим серьёзным и важным вопросом сейчас занимается мой юрист. - Сергей порывисто схватил Ксению за руку. - Я её настоящий отец, Ксюша. Если ты не хочешь выходить за меня замуж, то хотя бы не отталкивай меня, когда я пытаюсь помочь вам обеим.
Даже не заглядывая в книжку, Ксения ни минуты не сомневалась в том, что сумма была солидной и, вполне вероятно, даже превышала её общий доход за все четыре года нелёгкой работы. Очевидно, ради благополучия своей единственной любимой дочери ей не следовало отказываться от помощи Сергея. Но она отчётливо понимала, что в этом случае при очередном поступлении денег на счёт ей снова и снова придётся испытывать чувство неловкости и неуверенности. Каждый следующий взнос будет напоминать о том, что своим благополучием Соня обязана именно ему.
Ксения вспомнила о тех нелёгких временах, когда она, стиснув зубы, заставляла себя танцевать даже тогда, когда ноги уже были полностью стёрты до крови, а тело ныло от изнеможения и усталости. Но раз она могла выступать, несмотря на невыносимую боль в ногах, значит, сможет продолжить делать вид, будто ничего особенного не случилось, несмотря на раненое сердце.
Внимательно посмотрев на Сергея, Ксения произнесла, с огромным трудом улыбнувшись:
- Благодарю тебя.
Бережно подняв с колен книжку, она сразу же, не глядя, убрала её в конверт.
- Ты сама не хочешь посмотреть?
- У меня нет на это никакого права. - Ксения решительно спрятала конверт в свою сумочку, сделав вид, что разбирается в её многочисленном содержимом, чтобы только не смотреть снова в глаза Сергею. - Я знаю, что ты хочешь, чтобы у Сони было всё самое лучшее. Думаю, теперь она ни в чём не будет нуждаться. Я уверена в том, что она будет разумно тратить деньги, потому что отлично знает, каким тяжёлым трудом они достаются.
Сергей был тронут до самой глубины души. Он вдруг отчётливо представил себе, как нелегко сейчас приходится Ксении.
- Пойдём? - спросил он как можно мягче. Ксения, не в состоянии что-либо говорить, только кивнула в ответ.
Сергей открыл ту самую знакомую дверь студии, где обычно проходили музыкальные репетиции. Войдя внутрь, он впустил Ксению, которая, кажется, так окончательно и не избавилась от своего волнения. Внимательно осмотревшись, она с большим удивлением заметила, что помещение, оказывается, не такое большое, как ей представлялось. Везде были разбросаны провода, усилители, микрофоны и музыкальные инструменты. Вдоль дальней стены можно было увидеть два длинных стола с расставленной на них едой, которую энергично уплетали более дюжины сотрудников – как мужчин, так и женщин, сидевших и стоявших вокруг. К удивлению Ксении, оказалось, что обстановка здесь довольно-таки непринуждённая. Окружающие люди смеялись, весело болтая друг с другом.
Однако в тот самый знаменательный момент, когда вся эта многочисленная толпа наконец-то заметила появление Сергея и Ксении, всё вдруг резко стихло. Ксюша, всё ещё волнуясь, не раздумывая ни минуты, взяла дочь за руку. Она с ужасом поняла, что её лицо, очевидно, стало розовым от смущения. Ей и в самом деле было очень неуютно под любопытными взглядами всех этих незнакомых людей. Несмотря на это, Ксения продолжала стоять на одном месте, не в состоянии пошевелиться, выпрямившись во весь рост и гордо подняв голову.
Сергей решил первым нарушить наступившую тревожную тишину:
- Всем привет. Знакомьтесь, это Ксения. – Он нежно и бережно опустил руку на её голову, а затем так же нежно и бережно опустил руку на голову девочки, добавив: - А это - Соня.
Высокий мужчина с военной выправкой сразу же подошёл к Ксении, протянув руку для приветствия:
- Очень приятно познакомиться! Меня зовут Александр, я – коммерческий директор Сергея.
Сначала Ксения подумала, что мужчине уже больше тридцати пяти лет, однако его внешность оказалась обманчивой. Приглядевшись, она поняла, что ему, вероятно, ещё нет тридцати.
Неожиданно к их компании присоединилась симпатичная темноволосая женщина, которая представилась Полиной, женой Александра. Ксения изо всех сил скрывала своё искреннее удивление, наблюдая за представшим перед её глазами резким контрастом, ведь было сразу очевидно, что жизнерадостная Полина – полная противоположность своего супруга.
Сергей провёл Ксению с Соней вглубь комнаты, постепенно знакомя со всеми окружающими людьми, и вскоре они обе уже не чувствовали себя в этом обществе чужими. Теперь Ксения точно знала, чем занимаются эти люди и какова их роль в коллективе. Некоторые из них играли на гитаре, некоторые были флейтистами, а некоторые клавишниками. Барабанщик Макс, обладающий неимоверными габаритами и пугающий своим суровым видом, наклонился, чтобы поприветствовать Соню. Он мгновенно очаровал её, показав универсальный жест глухонемых, означавший "я тебя люблю".
Прошло совсем немного времени, и Ксения уже окончательно запуталась, кто кем был в этом пёстром коллективе людей. Светотехники в её голове смешались со звукорежиссёрами, и она уже не могла точно сказать, была ли высокая блондинка гримёром, а маленькая пухленькая женщина – костюмером, или дела обстояли с точностью наоборот.
Когда час спустя все трое возвращались к машине, чтобы отправиться домой, счастливая Софья крепко сжимала в руках несколько весьма интересных и забавных карикатур, нарисованных тем самым барабанщиком Максом. По дороге ей захотелось показать Ксении рисунок, который ей понравился больше всего (там был изображён играющий на гитаре Сергей). Но неожиданно поднявшийся ветер быстро и стремительно вырвал из маленькой руки заветный лист бумаги.
Ксения с Сергеем не успели остановить Соню. Девочка быстро побежала вперёд, пытаясь поймать улетавший от неё белый прямоугольник. Прошло совсем немного времени, и вот она уже сбежала с тротуара, к ужасу Серёжи и Ксюши.
- Соня! Остановись! – громко закричал Сергей, бросившись следом за ней.
Ксения вдруг поняла, что она буквально приросла к тротуару, не в стоянии пошевелиться. Будто сквозь какую-то плотную вату она услышала скрип тормозов. Ей удалось заметить стремительно несущуюся прямо на Соню ярко-красную спортивную машину.
Прошло всего лишь короткое мгновение, но оно показалось Ксении целой вечностью. Наконец Сергей, догнав девочку, крепко обхватил её руками и вместе с ней резко отпрыгнул в сторону. Почти сразу автомобиль стремительно промчался мимо, лишь каким-то чудом не задев их обоих. Когда Ксения подбежала к ним, Сергей уже стоял, тяжело прислонившись к фургону, припаркованному у самой обочины тротуара. Побледнев от ужаса, она дрожащим голосом спросила:
- Всё в порядке?
- Не волнуйся, с нами всё хорошо.
Одновременно обняв Ксению и Соню, Сергей как можно сильнее прижал их к себе. Очевидно, он по-прежнему не верил, что всё закончилось благополучно и никто не пострадал. Уткнувшись лицом в его плечо, Ксюша так же крепко, как и он сам, держала Сонечку. Ей был отчётливо слышен громкий стук сердца Сергея, и она ощущала его тяжёлое дыхание.
- Я думал, что не успею ей помочь, - дрожащим от волнения голосом промолвил Сергей.
- Слава Богу, что успел.
Ксения с молчаливым укором взглянула на Соню, пытавшуюся вырваться из крепких и сильных рук Сергея. На детском личике застыло выражения страха и ужаса, а синие глаза были залиты слезами.
Ксюша, подойдя к дочери, крепко её обняла.
- Помощь не нужна?
Обернувшись, Ксения, к своему большому удивлению, увидела бегущего к ним водителя того самого ярко-красного спортивного автомобиля. Его лицо было мертвенно-бледным, практически белым. Видимо, он никак не мог прийти в себя от пережитого потрясения. Приблизившись, мужчина попытался хоть как-то оправдаться:
- Девочка сама выскочила на дорогу. Она бросилась прямо под колёса моей машины! Честное слово, я не замечал её до тех самых пор, пока она не выбежала на проезжую часть. - Водитель с тревогой посмотрел на Софью. – Девочка не пострадала?
- Она просто сильно испугалась. - Сергей не стал ругать водителя. – В этом нет вашей вины.
- Господи, я сам перепугался до смерти. - Мужчина провёл рукой по мгновенно вспотевшему лбу. – Я рад, что всё закончилось благополучно. Поскольку с ней всё в порядке и моя помощь не требуется, то я, пожалуй, поеду дальше.
Сергей и Ксения внимательно наблюдали за тем, как незнакомец снова сел за руль. Значительно снизив скорость, он подъехал к перекрёстку, затем повернул за угол и наконец скрылся из виду.
Ксения крепко взяла Соню за руку и повела её обратно к тротуару. Опустившись перед дочерью на колени, она размашистыми движениями рук напомнила девочке правила дорожного движения. Ксения не стала ругать её, ведь Соня по-прежнему находилась под сильным впечатлением от случившегося, всхлипывая и стараясь как можно сильнее прижаться к матери.
Сергей не собирался вмешиваться в их разговор. Всё это время он молча смотрел на них обеих. Как только Ксюша закончила объяснять дочери, как нужно вести себя на дороге, он тоже взял Соню за руку, после чего все трое направились к стоянке. Почувствовав в своей руке крошечную детскую ручку, Сергей вдруг заново ощутил весь ужас того, что могло произойти всего лишь несколько минут назад. Когда они переходили через дорогу, ему стоило больших усилий удержаться от того, чтобы, схватив дочь на руки, самостоятельно перенести её на противоположную сторону улицы.
Пока Ксения устраивала Соню на заднем сиденье машины, надёжно пристёгивая её ремнями безопасности, Сергей непроизвольно восстанавливал в уме детали случившегося. Он словно заново проиграл в уме всю эту тяжёлую ситуацию, вновь почувствовав, как в то мгновение, когда ему всё-таки удалось подхватить дочку на руки, отскочив вместе с ней в сторону, его слегка коснулось крыло мчавшегося на большой скорости автомобиля. Если бы он опоздал хоть на мгновение, девочка непременно угодила бы прямо под колёса. По телу Сергея пробежала нервная дрожь.
А ведь он громко кричал ей об опасности, но она не слышала его предупреждения. Сергей вспомнил, что в детстве его постоянно спасали от беды именно такие предостерегающие крики. Однако у Сонечки, его Сонечки, к огромному сожалению, не было этого большого преимущества. Сколько ещё опасностей подстерегало ребёнка, живущего в мире безмолвия и тишины?!
Устроив Соню как можно удобнее сзади, Ксюша посмотрела на Сергея, всё ещё погружённого в собственные невесёлые мысли.
- Серёжа, такое могло произойти с кем угодно, - сказала она. - Дети часто выбегают на дорогу, не задумываясь о возможных печальных последствиях. Слава Богу, ничего страшного не случилось. Сонечка  в полном порядке.
Когда Сергей не ответил, Ксения дотронулась до его руки, которая оказалась холодной, как лёд. Сергей так крепко сжал руль, что складывалось впечатление, будто он вот-вот разломает его на части.
- Серёжа, всё нормально...
- Не успокаивай меня, - непривычно-сдавленным голосом ответил Сергей. Его глаза пылали ярко-синим огнём. - Соня не смогла услышать моего крика. Она не слышала шума мчавшейся на огромной скорости машины. Ксюша, её нужно отправить в более безопасное место.
От сильного удивления Ксюша широко раскрыла глаза, стараясь вникнуть в смысл того, о чём он пытался ей сказать.
- Соне нужно учиться в специальной школе. Только там она сможет находиться под постоянным присмотром. Ей не стоит посещать такие опасные места, где с ней может произойти непоправимое. Только представь, она сегодня могла трагически погибнуть! - Сергей изо всех сил стиснул челюсти. - Если бы я не подбежал вовремя и если бы тот парень не успел затормозить, всё было бы кончено. У нас нет никакого права постоянно рисковать её жизнью. Если она даже не слышит предупреждающего крика... - Сергей со всей силы ударил по рулю. – Ей нужно ходить в школу. Ясное дело, у тебя нет возможности, чтобы отдать Соню в частную школу, но я намерен посетить все заведения в округе, чтобы найти подходящее место, гарантирующее нашей дочери полную и абсолютную безопасность.
- К сожалению, это невозможно, - тихо, твёрдо и на удивление спокойно ответила Ксения. – Случившееся с Соней может произойти в любое время с кем угодно. Её глухота здесь не причём. Ведь она – человек, а не капризный комнатный цветок, которому необходимо создавать тепличные условия для нормального роста. Впрочем, даже растения порой сильно удивляют своей жаждой жизни, ведь они могут расти в совершенно не подходящих для них условиях. Соня - умная девочка, только у неё слабый слух. И я не позволю никому, даже её родному отцу, давать мне инструкции и советы. Я не позволю тебе забрать её у меня! Она сделала то, что сделал бы на её месте любой другой четырёхлетний ребёнок!
Сергей внимательно посмотрел на Ксению:
- У нас с тобой, если ты не забыла, равные права относительно заботы о дочери. Тебе удалось столько лет скрывать её от меня, но это совершенно не значит, что я не буду принимать самое прямое участие в её воспитании. - Метнув в сторону Ксении тяжёлый взгляд, Сергей добавил: - Если уж на то пошло, я могу обратиться в суд, чтобы потребовать опекунства. 
- Ты говоришь сейчас серьёзно?! - Ксения рассмеялась, не веря своим ушам. - И ты действительно думаешь, что суд даст тебе право быть опекуном ребёнка, который даже не знает тебя, и с которым ты не умеешь разговаривать? Мне всё-таки кажется, что в этом случае мало одного лишь участия в физическом акте размножения. Или ты думаешь, что я позволю отнять у меня Соню? 
Сергей пристально смотрел на Ксению. Во внезапно наступившей напряжённой тишине отчётливо ощущались потоки холодного воздуха.
- Я всего лишь хочу помочь...
Ксения усмехнулась. У неё появилось непреодолимое желание заставить Сергея наконец-то выбраться наружу из того сказочного мира, в котором он ощущал себя по-настоящему сильным, всемогущим и непогрешимым.
- Дети, - убеждённо заговорила она, - это не хрупкие фарфоровые тарелки. Их нельзя аккуратно завернуть и спрятать в буфете, чтобы не разбить. Ребёнок с нормальным слухом тоже может попасть в тяжёлую ситуацию, и с ним тоже может случиться какое-нибудь несчастье. Однако дети могут учиться на своих ошибках. Важно, что у них есть отличная возможность для того, чтобы чему-нибудь научиться. - Ксения откинулась на спинку сиденья, скрестив руки на груди. - Пожалуйста, отвези нас домой. Что же касается образования и безопасности Сони, то я, с твоего позволения, сама со всем этим разберусь.
Слабый шорох, раздавшийся сзади, заставил их одновременно оглянуться. Застыв от удивления, девочка внимательно смотрела на родителей своими ясными синими глазами, в которых отражался испуг. Однако он не имел ничего общего с тем, который она испытала совсем недавно. Хотя ей не было слышно их слов, Сергей и Ксения мгновенно почувствовали неловкость, ведь они совершенно забыли о том, что Соня была свидетелем очень неприятного разговора.
Ксения как следует отругала саму себя за несдержанность. Она совершенно забыла о том, что Сонечка могла быть очень чувствительной к тому, что её окружало. Откровенно говоря, сейчас она хорошо понимала опасения, страхи и тревоги Сергея. Зачастую Ксюша и сама не разрешала дочери исследовать окружающий мир, боясь, что её глухота может стать причиной какого-нибудь трагического несчастного случая.
Ксения посмотрела на Сергея. Он мгновенно отвёл глаза, из-за чего Атласова могла сделать вывод, что его теперь преследовали угрызения совести.
- Прости меня. Разумеется, я не собираюсь отнимать у тебя Соню. - Голос Сергея звучал непривычно тихо и спокойно. – Мне жаль, что поддался страху, совсем потеряв из-за этого рассудок. - Он виновато улыбнулся.
- Это понятно и объяснимо. - Ксения серьёзно взглянула на Сергея, затем призналась: - После того, как Соня так тяжело заболела, мне не хотелось ни на минуту отпускать её от себя. Дошло даже до того, что я стала всерьёз беспокоиться, как бы она, играя с другими детьми, не подхватила от них какую-нибудь простуду или грипп. Я хотела огородить её высокой неприступной стеной, чтобы обезопасить от всех возможных опасностей, неприятностей и трудностей. - Ксения печально улыбнулась. - Но однажды я сама сильно заболела, и несмотря на все принятые меры предосторожности, Соня всё равно заразилась от меня. - Ксения пожала плечами. – Именно тогда я наконец поняла, что не смогу защитить своего ребёнка от целого мира. Именно поэтому сейчас я веду себя с ней так, как следует вести себя с любым другим ребёнком.
- Ксюша, я бы очень хотел стать частью вашего мира, - сказал Сергей. – Разумеется, ты права: я не могу общаться с Соней так, как с ней общаешься ты... - Его голос слегка задрожал, и Ксения внезапно и неожиданно испытала сильный стыд за неосторожно брошенные жестокие слова. - Но я обязательно научусь и смогу доказать, что являюсь для своего ребёнка настоящим отцом. - Соня снова запрыгала на заднем сиденье, и Сергей, улыбнувшись, произнёс: - Ксюша, давай заключим хотя бы временное перемирие и поговорим о чём-нибудь другом, чтобы не затрагивать больше такие трудные темы.
- Договорились.
Сергей завёл мотор и выехал на улицу.
- В котором часу ты сегодня освободишься? - спросил он.
- Думаю, придётся работать допоздна. После занятий у меня намечается репетиция, которая, вполне возможно, закончится не раньше полуночи.
Ксения заметила, что Сергей явно недоволен тем, что она ему сообщила. По его лицу мгновенно пробежала тень беспокойства, которую он постарался прогнать.
- Ну что же, значит, я позвоню тебе завтра, - ответил он, пытаясь держать себя в руках.
Понимая, что сейчас ей предстоит снова расстроить Сергея, Ксения долго колебалась. Однако через некоторое весьма продолжительное время она всё-таки снова заговорила, ведь выбора у неё всё равно не было:
- Завтра у меня запланировано несколько деловых встреч. Вероятно, нам тоже не удастся увидеться.
- Мне всё понятно. - Сергей отреагировал на её слова с неожиданным спокойствием. – В таком случае, я позвоню тебе во вторник.
Припарковав машину напротив студии, Сергей открыл заднюю дверцу с той стороны, где сидела дочь. Однако у него не было уверенности в том, что Соня позволит ему дотронуться до себя. Но его тревога оказалась напрасной и преждевременной. Осторожно обняв девочку, он помог ей выбраться из машины, а затем ласково произнёс:
- До встречи, моя хорошая.
Сергей одновременно удивился и обрадовался, когда Соня крепко ухватилась за него, вложив в его большую руку свои пухлые маленькие ручонки. От неё вкусно пахло тальком и детским шампунем "без слёз". Второй раз за этот день Сергея буквально с головой накрыли волны незнакомых прежде ощущений.
- Жди моего звонка во вторник, - обернувшись к Ксении, снова повторил он, надеясь, что голос не выдаёт прежнего волнения.

0

62

Неожиданный подарок
Ксения поставила в духовку последний противень с печеньем, а затем всё-таки решилась посмотреть на часы. Кухню постепенно заполняли неповторимые, особенные и по-настоящему волшебные ароматы корицы, ванили, горячего сидра, свежей выпечки. Соня на редкость старательно, тщательно и с огромной любовью к тому, что делает, украшала кремом каждое без исключения печенье. Закончив с очередным печеньем, она всё так же аккуратно и бережно укладывала его в специальные коробочки, предназначенные для него. Всё это роскошное великолепие предназначалось для вечеринки, которую артисты непременно собирались устроить сразу же после завершения рождественского показа спектакля "Щелкунчик".
Наконец, в дверь позвонили, и Ксения пошла в прихожую, на ходу вытирая руки ярким салатовым полотенцем с изображёнными на нём птицами.
Сергей быстро переступил порог. В руках он торжественно держал огромного белого бегемота из плюша, который, словно самая настоящая балерина, был одет в пачку цвета розовой фуксии. На маленьких и коротеньких ножках бегемота красовались самые настоящие атласные туфельки, а неуклюжую голову украшала диадема с яркими разноцветными стразами «Сваровски».
Как известно, во время важных репетиций девушки могли для разминки использовать балетки, пока не получали чёткую и ясную команду переобуться в пуанты. Сложно было сказать определённо, на что больше похожа обувь бегемота, на балетки или на пуанты.   
Увидевшая эту милую игрушку Соня громко завизжала от восторга. Ксения тоже не смогла удержаться от улыбки.
- Интересно, на что это ты намекаешь? - спросила она.
- Неужели он и в самом деле похож на тебя? - Сергей тоже расплылся в широкой улыбке. – Когда я увидел эту прелестную игрушку вчера в магазине, то сразу же подумал, что хочу увидеть выражение ваших лиц в тот момент, когда я подарю её вам.
Сергей как можно выше поднял громадного бегемота, а затем, поднеся его поближе к Ксении, попытался провести сравнительный анализ.
-  Тебе не стоит переживать и волноваться, - продолжил он. – Чтобы выглядеть таким же упитанным, как этот весьма симпатичный бегемот, тебе, как минимум, придётся набрать несколько десятков килограммов. Однако я сильно сомневаюсь в том, что тебе так уж легко удастся поправиться.
Сергей, мгновенно среагировав на её движение, быстро наклонил голову, потому что Ксения, вместо того чтобы растеряться, сделала отчаянную попытку ударить его тем самым испачканным в муке забавным салатовым кухонным полотенцем, которое она всё ещё держала в руках. Тем не менее, ей, к собственной радости, удалось задеть его по плечу. Неожиданно в воздух поднялось невесомое облако белой пыли. Соня с интересом и любопытством наблюдала за своими родителями. Её глаза ярко сияли, а сама девочка громко смеялась в те знаменательные моменты, когда у Сергея получалось увернуться от очередного нападения Ксюши. Но в какой-то момент он решил притвориться, что ищет защиты, спрятавшись у девочки за спиной. Соня пришла в самый настоящий восторг, и, осознав, что она теперь тоже участвует в потасовке, расхохоталась ещё громче.
Ксения никак не могла успокоиться, жестами показывая, что Сергею следует выйти из своего укрытия, чтобы немедленно попросить у неё прощения.
Понурив голову, он решительно встал перед ней на колени, а затем, к огромному удивлению и Ксюши, и Сони, при помощи жестов ответил: "Извини меня".
- Когда ты успел этому научиться? – изумлённо спросила Ксения.
Сергей взглянул на неё снизу вверх, затем улыбнулся, и только потом с мальчишеской гордостью ответил:
- У меня теперь есть вся нужная литература. - Поднявшись на ноги, он решительно протянул смешного бегемота Соне, показав ей знак: "Он - твой".
Девочка, придя в самый настоящий восторг, сразу же решительно стала дёргать блестящие розовые атласные туфельки бегемота, которого Сергей по-прежнему держал в руках, - таким образом она проверяла, можно ли их снять, чтобы надеть на свои маленькие ножки. У Ксении мгновенно потеплело на сердце, когда она наблюдала за всей это весёлой вознёй. Всем известно, что лучший способ как можно ближе узнать друг друга – это игра, и вряд ли можно было придумать что-нибудь получше. В то время как Сонечка с деловым видом развязывала ленточки на туфельках бегемота, Сергей, почувствовав пристальный взгляд, которым его одарила Ксения, повернулся в её сторону. В это мгновение его лицо светилось неподдельным счастьем.
Некоторое время они пристально смотрели друг на друга, не отводя глаз. В какой-то момент лицо Сергея загорелось совсем другим огнём, в то время как Ксения внезапно почувствовала, что её тело стало постепенно воспламеняться. У неё появилось такое ощущение, что Серёжа обладает какой-то невероятной магической силой, притягивая к себе её сердце. И вот уже её пальцы задрожали от возникшего желания прикоснуться к шёлку его волос, почувствовать колючую щетину на щеке и подбородке. Также ей вдруг захотелось уткнуться лицом в густые и жёсткие заросли на его груди...
Хватит с неё! Ксения сделала отчаянную попытку выйти из этой опасной для неё игры, поняв, что Сергей легко может обо всём догадаться, всего лишь взглянув на её лицо.
- Я... должна проверить, не подгорело ли печенье в духовке. – Переведя дух, Ксения решительно направилась в сторону кухни.
Она достала из плиты противень с только что подрумянившейся выпечкой, затем аккуратно поставила его на стол, а потом машинально принялась мыть посуду.  С помощью этих нехитрых привычных действий Ксюша тщетно пыталась погасить в себе вспыхнувшее желание.
- Тебе помочь? - прямо над её ухом раздался его негромкий хриплый голос.
От неожиданности Ксения вздрогнула, лишь каким-то чудом не выронив миску.
- Прости, я не хотела тебя напугать. Позволь мне помочь. - Взяв миску из рук Ксюши, Серёжа отправил её в посудомоечную машину.
Ксения по-прежнему стояла около раковины. Она так и не нашла в себе силы пошевелиться, и  даже в тот самый момент, когда Сергей подошёл совсем близко, обняв её за талию и от сильного волнения сцепив вместе пальцы обеих рук, Атласова осталась стоять на том же самом месте.
- Сергей, прекрати сейчас же. -  Ксения, с огромным трудом придя в себя, всё-таки нашла те самые силы, чтобы вырваться из кольца его цепких рук, разом обрывая такое пьянящее наслаждение. - Софья в любой момент может войти. К тому же, мне ещё нужно убраться на кухне, а также...
- Значит, мне всего лишь показалось, что я видел манящий блеск твоих глаз, причём совсем недавно, всего лишь несколько минут назад. Ты об этом говорила? – спросил Сергей.
Он лишь с огромным трудом сдерживался. Оказалось, что Ксения - не просто очаровательная, обаятельная и привлекательная женщина, ведь её грациозность заключала в себе огромную силу, а за её нежностью скрывался источник кипучей энергии, в то время как практически совершенное тело пробуждало интригующее ощущение жизненного начала.
- Во сколько начинается твоё очередное занятие с учениками? – будто бы случайно спросил Сергей.
- В восемь часов, до этого времени я совершенно свободна. Мой ассистент по вторникам, средам и четвергам преподаёт в начальных классах, - как можно спокойнее ответила Ксения, изо всех сил пытаясь держать себя в руках, чтобы случайно не выдать своё прежнее волнение.
Она из последних сил сдерживалась, чтобы прямо сейчас не броситься прямо в его объятия. Громкий смех Сони, которая вдруг появилась в дверном проёме, мгновенно отвлёк Ксюшу от её сладких грёз и мечтаний. Обернувшись, она удивлённо наблюдала за дочерью. Её девочка стояла, надев на свои маленькие ножки игрушечные туфельки бегемота. Витающее до этого в воздухе напряжение мгновенно исчезло, и Ксения, широко улыбнувшись, посмотрела на Софью затуманившимися от слёз умиления глазами. Кажется, она наконец-то почувствовала долгожданное облегчение. Сергей тоже оглянулся и, присев от восторга, громко рассмеялся.
- Серёжа, может быть, ты останешься, чтобы пообедать вместе с нами? Сегодня тебя ждут суп и сандвичи. К тому же, ты бы мог помочь Соне в таком важном деле, как украшение печенья.
Сергей посмотрел на неё с явной благодарностью, ведь теперь его избавили от тяжёлой необходимости самому находить предлог для того, чтобы Ксюша позволила ему остаться в их доме.
- Спасибо, я с огромным удовольствием принимаю твоё приглашение.
Взглянув на Соню, он указал рукой на печенье, и дочь сразу поняла его. Через некоторое время они колдовали над выпечкой вместе. После обеда Соня с Серёжей помогли Ксении убрать всё на кухне.
Когда работа была закончена, они втроём вернулись в гостиную. Соня решила показать отцу свои игрушки, выстраивая их в ряд. Это непосредственное общение очень помогало Сергею, ведь он постепенно осваивал азбуку глухонемых. Теперь ему с помощью языка жестов уже удалось назвать такие знакомые и привычные для Сони предметы, как кукла, лошадь, автомобиль и мяч.
- Твои игрушки всё равно не смогут поместиться в этой комнате, - Ксюша попыталась образумить Соню, которая, по всей видимости, хотела перенести в гостиную все свои вещи. – К тому же, тебе уже давно пора умываться и ложиться в кроватку.
Соня не выразила ни малейшего желания отправиться спать. Повернувшись к матери спиной, она притворилась, что не замечает её.
Впервые Сергей столкнулся с проявлением упрямства у своей дочери. Он сразу же вспомнил, что в детстве, как и Соня, тоже часто делал вид, будто не слышит и не понимает, когда родители просили его о тех вещах, которые ему не хотелось выполнять.
Сейчас ему стало окончательно ясно и понятно, что его родители тоже, по всей видимости, легко и непринуждённо разгадывали все его хитрости и уловки. Сергей обхватил Соню за плечи, повернув лицом к матери и показав в её сторону рукой. Только после этого девочка, по-прежнему без особого желания и энтузиазма, направилась в сторону ванной. Ксения выкупала её, а потом попросила надеть пижаму.
Когда Ксения вошла обратно в гостиную, она вдруг ощутила удары собственного пульса, несмотря на то, что картина, которая открылась её взору, была самой непримечательной. Устроившись на диване, Сергей ритмично стучал пальцами по бархатной красной подушке, лежавшей у него под рукой. То, что он сидел, дожидаясь, пока Ксюша уложит спать их дочь, казалось естественным и само собой разумеющимся явлением. Сладкий запах свежей выпечки ещё не успел улетучиться, и это лишь добавляло правдоподобия ощущению уюта и благополучия семейного очага, желанного для сердца любой без исключения женщины.
Вдруг Сергей улыбнулся, и Ксения непроизвольно подумала о том самом желанном продолжении «банкета», которое, без всяких сомнений, тоже являлось неотъемлемой частью супружеской жизни. Разумеется, уже совсем скоро, когда Соня отправится в постель, их наконец-то ожидали нежные ласки и занятия любовью. Уложив Соню в кровать, они опять окажутся наедине. Ксения уже сейчас, в эту самую минуту, чувствовала напряжение во всём теле, жаждавшем прикосновений Сергея.
Но неумолимый жизненный опыт говорил ей о том, что нельзя мгновенно получить желаемое. Сейчас ей нужно было разрушить призрачную атмосферу семейного благополучия, для чего предстояло найти тему для лёгкого и непринуждённого разговора. Одарив Серёжу очаровательной улыбкой, она спросила первое, что пришло ей в голову:
- Сергей, ты не мог бы поведать мне о нелёгкой жизни богатых и знаменитых?
Сергей поднял на неё настороженный взгляд, и Ксюша сразу же поняла, что своим вопросом поставила его в тупик. Но он, очевидно, не подал вида, что удивлён, и неожиданно даже для самого себя принял решение поддержать её игру, ответив:
- Разумеется, это даёт большие преимущества. Можно позволить себе купить всё, что захочется, и бывать в тех местах, в которых захочется. Кажется, я уже побывал во всех без исключения красивейших городах мира. У меня даже есть то, что нельзя приобрести ни за какие деньги.
- В самом деле?
Ксюша решила не уточнять, о чём именно он сейчас говорит, потому что отлично помнила пословицу о деньгах и любви.
- Несколько лет назад, сразу после выхода альбома "Печальные дни, одинокие ночи", я получил письмо от одной женщины, проживавшей в маленьком городке на Востоке страны. Из письма я узнал о том, что любимая песня её сына – та самая, из-за которой я назвал весь альбом. Мальчик страдал редкой болезнью крови, поэтому каждый месяц он некоторое время вынужден был лежать в больнице, где его обследовали. Там же он потом проходил очередной по счёту курс лечения.
Каждый раз, отправляясь в больницу, как писала эта женщина, он брал с собой пластинку с моими песнями, чтобы слушать её по вечерам, когда родители уходили домой. По всей видимости, он переставал ощущать себя одиноким в собственном горе, когда слушал эти песни.
Получив письмо, я на следующий же день вылетел во Владивосток, потому что хотел непременно встретиться с этим мальчиком. Оказалось, что он действительно очень тяжело болен. - Сергей поперхнулся от волнения, и Ксения заметила, что он резко и неожиданно отвёл взгляд в сторону, прежде чем продолжить свой нелёгкий рассказ. - Если бы не моя известность, я никогда не узнал бы о его существовании. Если бы не моё богатство, я не смог бы ему помочь.
- Лечение помогло ему?
- Сейчас его состояние улучшилось, и остаётся только надеяться, что это – не временное улучшение, а та самая робкая надежда на полное выздоровление. Я по-прежнему навещаю его два раза в год. Когда мои концерты проходят недалеко от его родного города, я всегда высылаю билеты для всей его семьи, а также для многочисленных друзей. - Сергей едва заметно улыбнулся. - Парень признался мне в том, что его популярность в школе возрастает каждый раз, стоит только ребятам узнать, что я приезжаю в город с концертом. - Лицо Сергея вдруг приняло сочувственное выражение. - Никому не пожелаю завоёвывать популярность таким способом!
- Послушай, Сергей. Глупо осуждать детей всего лишь за то, что они радуются бесплатным билетам на твои концерты, - отозвалась Ксения. – Тем более если твоя музыка им действительно по-настоящему нравится. Кто на их месте отказался бы от такой потрясающей возможности? Остаётся только надеяться, что твой юный знакомый сможет самостоятельно, без подсказок со стороны других людей, понять, где настоящие друзья, а где те, кому от него нужен только бесплатный билет на концерт.
Сергей кивнул, соглашаясь:
- Ты права. Он разбирается в истинной дружбе даже больше, чем я когда-то. Мне кажется, я и сейчас не слишком хорошо разбираюсь в людях. - Платов с грустью покачал головой. – Бывали времена, когда я без всякой задней мысли устраивал вечеринки, на которые приглашал людей, которых звать явно не следовало, ведь я очень плохо их знал. Сам же я, в свою очередь, ходил в гости к тем, кого совершенно не уважал... Кстати, я приобрёл целых шесть автомобилей.
- Шесть? - недоверчиво переспросила Ксения. - Но зачем?
- Наверное, просто потому, что мог себе это позволить. Подобная роскошь всегда бросается в глаза. Впрочем, особенной оригинальностью я не отличался никогда, недаром все шесть машин – «Князи Владимиры», наподобие того серебристого авто, которое ты уже видела. Мне и сейчас не хочется с ними расставаться. Эти разноцветные раритетные авто для меня очень дороги и ценны. К слову, стоили они просто баснословно дорого. Впрочем, я никогда не задумывался о деньгах. К счастью, мне удалось вовремя образумиться, причём именно в тот самый момент, когда я решил сделать своим коммерческим директором Александра. Теперь я стал гораздо разборчивее в связях, поэтому хожу лишь на банкеты, которые устраиваются по случаю присуждения той или иной премии, и ещё на небольшие вечера, где с удовольствием встречаюсь с интересующими  меня людьми. 
- "Сергей Платов - затворник шоу-бизнеса", - иронично процитировала Ксения строку из статьи, напечатанной в какой-то бульварной газете весьма сомнительного качества. - Кажется, однажды я видела несколько снимков, на которых ты был запечатлён в окружении ухоженных женщин, которые вызывали настоящее восхищение. Я думаю, что эти фотографии были настоящими.
Ксения изо всех сил пыталась расслабиться, но все её попытки вести шутливую беседу оказались неудачными. Однако она всё равно упрямо не желала признавать собственное поражение, всем своим видом демонстрируя уверенность в себе. Однако ей всё равно хотелось услышать ответ.
- Фотографии настоящие, - после паузы признался Сергей. - Но журналисты, как всем известно, часто выдают желаемое за действительное, - сдержанно добавил он. – Но я стойко переношу неизбежные последствия собственной славы и популярности.
У Ксении сжалось сердце, она уже активно ругала себя за то, что начала этот разговор. Нужно было срочно придумать какой-нибудь остроумный ответ, чтобы исправить последствия собственной глупой ошибки, но мысли постоянно путались в голове, поэтому она, не найдя ничего лучше, лишь растерянно улыбнулась.
В этот момент вошла Софья, облачённая в свою любимую голубую пижаму, разрисованную фигурками зверей. Её волосы были слегка влажными после душа. Ксения помогла ей застегнуть маленькие пуговки. Как только девочка легла в свою кроватку, Сергей заботливо укрыл её одеялом. Погасив свет, они вышли из спальни.
- Ксения, она – самое настоящее чудо, - сказал Сергей, когда они уже сидели на диване. – К сожалению, мне не удалось... - начал он, но практически сразу замолчал, покачав головой. - Ладно, не стоит ворошить прошлое, ведь теперь это не имеет никакого значения, и ничего уже не вернёшь.
- Прости меня, Сергей, - промолвила Ксения, угадав его невесёлые мысли. – Поверь, я бы тоже очень хотела, чтобы наша жизнь сложилась иначе. Однако сейчас уже невозможно ничего изменить. - Она вздохнула. - Прежде я всегда думала, что поступила правильно. - Бросив на него решительный взгляд, Ксения добавила: - Я и сейчас считаю, что принятое решение было верным.
- Интересно, что ты имеешь в виду. Я согласен, ты поступила правильно, всё-таки решив оставить Софью. Ты окружила её безграничной заботой, любовью и вниманием. Но ведь ты скрыла от меня факт её рождения, тем самым лишив участия в воспитании дочери.
Каждый раз, стоило им начать очередной разговор, между ними словно вырастала толстая стена отчуждения, которой для них обоих являлось их общее прошлое. Ксению это совершенно не удивляло. Ей, как никому другому, было отлично известно, что душевные раны ещё долго будут кровоточить.
- Сейчас ты так легко и непринуждённо говоришь об этом, словно мы тогда не попали в сложную ситуацию, - возразила она. – И ты, и я очень изменились за все эти годы. Каждый из нас давно уже живёт своей отдельной жизнью. Вероятно, теперь уже можно думать о том, что я тогда поступила неправильно, однако пять лет назад мне казалось, что я сделала верный выбор.
- Почему ты так говоришь? Ведь мы с тобой не изменились и остались такими же, какими были когда-то давно.
- Сергей, я не хочу тебя расстраивать, но ты, к сожалению, ошибаешься. По крайней мере, я точно изменилась. - Ксения дотронулась до его руки, словно хотела о чём-то попросить. - Сергей, ответь мне, какие тебя посетили бы мысли, если бы ты, войдя в студию после стольких лет разлуки, увидел, что я встречаю тебя с распростертыми объятиями и обещаю бросить балет ради нашего будущего счастливого брака?
Какое-то время он молчал, пристально смотря на неё, затем медленно ответил:
- Скорее всего, я бы подумал, что ты не забыла о нашей любви и что тебе по-прежнему дорого общее прошлое, объединяющее нас.
Сердце Ксении защемило. Она понимала, что причиняет ему слишком большую боль своими словами.
- Думаю, это неправда. Ты бы решил, что я эгоистка, действующая только ради своей собственной личной выгоды, как и пять лет назад, когда мы так некрасиво расстались. - Улыбнувшись, Ксения продолжала: - Очевидно, тебя и сейчас терзают сомнения, связанные с вопросом: вдруг мой отказ стать твоей женой – это какой-то зловещий план, цель которого – навсегда вычеркнуть тебя из жизни Сони? Мне кажется, Сергей, что так уж устроен человек – от тревоги и беспокойства никуда не спрячешься.
Сергей долго молчал, однако по выражению лица Ксения поняла, что задела самые чувствительные струны в его душе.
- Тебе не стоит переживать, у меня этого и в мыслях не было. - Ксения произнесла это почти нежно, при этом её тон был так похож на тот, которым она разговаривала с ним когда-то в минуты счастья.

0

63

Надежда на будущее
Целую неделю репетиции продолжались дольше обычного, рабочий график оказался заполнен буквально до предела. Ксения чувствовала себя выжатой как лимон. Сегодняшнее занятие должно было закончиться ещё час назад, однако требовательная Ксения, несмотря на сильную усталость, заставляла учеников повторять всё снова и снова.
Неожиданно внутренний голос подсказал ей, что Сергей находится где-то совсем рядом. Видимо, он наблюдает за её работой. Очевидно, приехал ещё днём, потому что хотел побыть с Соней. Конечно, давно нужно было освободить Надю, чтобы у неё наконец-то появилось время для того, что заняться своими служебными делами.
Обернувшись, Ксения и в самом деле заметила Серёжу. Она улыбнулась ему, тем самым выражая свою благодарность. Потом снова включила проигрыватель.
- Приготовьтесь. Думайте о том, что сейчас на вас смотрят ваши родители... или ещё лучше – представители балетной труппы из самого Нью-Йорка специально приехали сюда, на нашу репетицию, чтобы оценить ваши возможности и способности. 
Сергея восхищало то, что Ксения, не зная усталости, отрабатывала балетные сцены, буквально изматывая класс суровыми требованиями и не думая о себе, выполняя все движения вместе с учениками. Он, как всегда, поражался её терпению и выносливости. Ксюша высоко прыгала, затем плавно опускалась, кружилась, словно снежинка на ветру. Сергей отчётливо понимал, что от самой Ксении он получал гораздо большее наслаждение, чем от её искусства.
Возможно, не нужно было так сильно распаляться, наблюдая за Ксюшей через стеклянные двери во время репетиций, однако он не мог найти в себе силы, чтобы отказаться от этого удовольствия.
Когда они с Ксюшей жили вместе, ему не особенно был интересен окружающий её мир. Казалось таким привычным и естественным, когда она приходила в очередной клуб, чтобы послушать его пение. Ксения садилась за столик и терпеливо ждала того знаменательного момента, когда закончится его выступление, чтобы они могли вдвоём отправиться домой. Когда она задерживалась на репетиции, Сергей возвращался в их квартиру один.
Сейчас до него наконец-то дошло, что он всегда думал исключительно и только о себе! Нет ничего странного и удивительного в том, что Ксения отказала ему. Если бы он обращал на неё больше своего сиятельного внимания, то непременно заметил бы, что Ксюша – изумительная женщина, которая достойна большего, чем определение «хорошая любовница».
Включив музыку, Ксюша, отбивая такт, стала хлопать в ладоши:
- Раз, два, три... раз, два, три... Вот теперь уже гораздо лучше!
Несмотря на усталость, все выполняли указания своей строгой наставницы легко, непринуждённо и на редкость энергично. Ксения отчётливо понимала, что силы её учеников были уже на пределе, поэтому не требовала от них прыгать выше головы, а довольствовалась ровно тем, на что они оказались способны после многочасовой репетиции. Как только музыка закончилась, Атласова похвалила их за старательную и усердную работу:
- Молодцы! Вы свободны. Не забудьте, что завтра мы встречаемся в это же самое время и на этом же самом месте…
Лена и Максим, вас я жду в четыре часа. Будет лучше, если вы возьмёте с собой какую-нибудь еду.
Когда все наконец-то разошлись по домам, Ксения заперла двери студии и устало направилась к лестнице. Сергей дожидался её, стоя наверху. Сердце Ксении забилось сильнее, ведь она была уверена в том, что Платов с таким же нетерпением ждал тех нескольких драгоценных минут в конце рабочего дня, когда они могли остаться наедине.
- Твои ученики очень способные, у них всё отлично получается, – произнёс Сергей.
- В самом деле? – спросила Ксения. От радости к ней вдруг даже вернулись силы. Его ободряющие слова очень сильно на неё подействовали.
Сергей добродушно ухмыльнулся, и Ксения  внезапно подумала, что он уже чувствует себя здесь полновластным хозяином. Впрочем, она за последнюю неделю уже настолько привыкла к его присутствию, что это вызывало в её душе тревожные мысли.
Во время репетиций она отчётливо ощущала его близость. Ксения точно знала, что в этот самый знаменательный момент он находится в её гостиной. Никогда прежде их дочь не смеялась так часто и не засыпала столь быстро и умиротворённо, как теперь, в присутствии своего родного отца. Несмотря на то, что Ксения уходила в свою работу буквально с головой, всё равно она каким-то непостижимым образом чувствовала, чем в тот или иной момент занимается Сергей.
Сейчас Ксения собиралась пожелать ему спокойной ночи, затем Сергей отправится в отель, в котором он теперь проживал. Этого настоятельно требовал от неё разум, но сердце подсказывало, что ей очень хочется, чтобы он остаться до утра.
- Ты почти совсем ничего не ела сегодня, – заметил Сергей, пристально глядя на неё.
Ксения сидела на другом конце дивана, хрупкая, побледневшая, с тёмными кругами под глазами. На её лице отчётливо были видны недосып, голод, усталость и безразличие. Порой она осознанно пропускала обед или ужин, но в этот раз у неё просто-напросто не было времени, чтобы перекусить.
- Я не хочу есть. Не стоит беспокоиться. Я только выпью молока, и сразу же пойду спать. Обещаю: завтра утром я обязательно позавтракаю очень плотно.
- Возможно, так и будет, однако это случится ещё не скоро. У тебя в холодильнике буквально мышь повесилась, поэтому я купил некоторые продукты, пока гулял с Соней.
- Мне сложно заставить себя поесть перед сном…
- Сегодня придётся рискнуть и отважиться на поздний ужин. – Он ласково заставил Ксюшу подняться с дивана, и повёл к ванной. – Чтобы крепко спать и видеть хорошие сны, нужно сначала принять тёплый душ, а потом обязательно поесть, – добавил Сергей, лишая её любой возможности что-либо возразить.
Как только дверь ванной закрылась, практически сразу раздался шум льющейся воды. Сергей отправился на кухню, чтобы поставить на поднос приготовленную заранее лёгкую закуску.
Когда спустя некоторое время Ксения вновь появилась в гостиной, поднос уже стоял на сервировочном столике, а сам Сергей устроился рядом на диване. Внезапно и неожиданно у Ксении предательски громко заурчало в животе. Она тихо рассмеялась:
- Я даже не представляла, насколько сильно проголодалась. – С благодарностью посмотрев на Сергея, Ксения добавила: – Спасибо за ужин.
Тёплый свет, поднимавшийся из самых глубин голубых глаз Ксении, на мгновение ослепил Сергея. Он тщетно боролся с огромным желанием заключить её в свои объятия, но одновременно с этим отчётливо понимал: всё, что ей сейчас необходимо, – это еда и сон. У него не было никакого права отнимать у неё последние силы, ведь уже завтра Ксению ждёт такой же трудный день, как сегодняшний, который остался позади.
В течение последней недели Сергей уже не раз невольно возвращался к своему личному лабиринту, снова и снова оказываясь в тупике без какого-либо выхода. Он сравнивал свой ритм жизни – постоянные праздничные пикники и другие развлечения, устраиваемые где-нибудь на лужайке возле леса или в саду, – и жизнь Ксюши, по самые уши заполненную работой, от которой она нередко пребывала в состоянии полного изнеможения. Откуда у неё находились  силы, чтобы каждый день начинать всё сначала?
Это если не брать во внимание тот факт, что она, ко всему прочему, ещё воспитывала дочь. Ксения, в чём теперь уже не сомневался Сергей, оказалась прекрасной матерью. Сразу же после завтрака она отводила Соню в специальную дошкольную группу, где девочка занималась по программе для глухонемых. За то время, пока Соня училась, Ксения успевала не только навести дома идеальный порядок, но и  пробежаться по магазинам. Потом мать и дочь до обеда принадлежали только друг другу.
Когда они были вместе, Сергей ни разу не задумывался над силой, энергией и выносливостью Ксении, он просто принимал всё, как должное. Лишь теперь ему стало окончательно понятно, что именно эти её качества вызывали у него самое настоящее восхищение. Прежде он считал, что главным в их отношениях была его страсть, моментально воспламенявшая Ксению. Когда они занимались любовью, она отдавала себя ему всю, целиком, без остатка. На что будет похожа та прежняя любовь теперь? Ведь они оба так долго шли в одиночку своим собственным непростым тернистым путём.
Его нелёгкие размышления прервала Ксения. Как можно непринуждённее она взяла с подноса яблоко, которое затем вместе с кружкой сока предложила Сергею:
- Белки, фрукты, углеводы. Если я правильно поняла, последние годы ты усиленно изучаешь проблему питания?
Ксения говорила спокойно и сдержанно, стараясь ничем не выдать своей собственной неуверенности, не дающей ей покоя. По всей видимости, его забота тронула её настолько сильно, что она просто-напросто не знала, как следует себя вести. В прошлом подобное случалось далеко не один раз. Почему же именно сейчас она так расчувствовалась? Ведь ничего особенного не произошло, Сергей всего лишь приготовил самый обыкновенный ужин.
Ксения и сама решилась сделать один глоток яблочного сока, но практически сразу стала задыхаться. Она уже начала паниковать, но вдруг догадалась, что в напиток был добавлен ром.
- Тебе следует быть осторожнее! Мне сразу же стоило предупредить тебя на этот счёт. Ром я купил во время очередных гастролей. У нас я никогда не видел в продаже нормального рома. Думаю, благодаря ему ты сразу же уснёшь.
- Всё, что мне сейчас требуется, – это как следует выспаться, – произнесла Ксюша тем самым тоном, в котором слышались нотки притворной усталости.
- Раньше ты всегда крепко спала, – не поверил Сергей, и она заметила, как в его глазах внезапно вспыхнули искры желания.
Он никак не мог найти в себе силы отвести от неё горящий взгляд. Повисшее между ними напряжение с каждой минутой только увеличивалось. Наконец собравшись с силами, Ксения, задыхаясь, тихо вымолвила:
- Серёжа, не стоит поднимать эту тему!
- По какой неведомой и неизвестной причине ты запрещаешь мне говорить об этом? Ты действительно думаешь, что мы сможем забыть о том, что между нами когда-то было?
Сергей подвинулся ближе и провёл рукой вдоль её шеи. Ксения закрыла глаза, из последних сил сдерживаясь, чтобы он ни о чём не догадался. Она не собиралась поддаваться на провокации, поэтому не реагировала на его прикосновения.
Когда Сергей снова заговорил, его голос был тихим, но Ксения уже отчётливо понимала, что её силы на исходе.
- Взгляни на меня, Ксюша.
Когда она открыла глаза, его лицо оказалось совсем рядом. Всё вокруг будто бы исчезло...
В ожидании поцелуя ей показалось, что Сергей воплощал собой в эту почти нереальную минуту и прошлое, и настоящее, и будущее.
- Те чувства, которые мы в данный конкретный момент времени испытываем по отношению друг к другу, не имеют ничего общего с размолвкой, – уверенно прошептал Серёжа, которого всё ещё не покидало ощущение, что она собиралась ему что-то возразить. – Ты тоже страстно желаешь, чтобы мы снова стали близки. – Так и не дождавшись возражений, он притянул её к себе. –  Теперь я хочу тебя гораздо сильнее, чем раньше.
Сергей по-прежнему не собирался давать ей даже самой крошечной возможности для сопротивления. Он осторожно коснулся губами уголка её рта и начал осыпать поцелуями, которые казались ей лёгкими, как крылья бабочки, и в то же время обжигающими, как огненная лава.
- А теперь поцелуй меня, Ксюша, – страстно прошептал Сергей.
Его губы были так близко, что она ощущала их движение, даже когда он не прикасался ими к её губам. Ксения знала, что они станут особенно горячими в тот самый знаменательный момент, когда она, не в силах больше сопротивляться, наконец уступит его нажиму.
Сергей не переставал нежно гладить её тело, пока, дрожа от волнения, она не сдалась, опять, как в прошлый раз, прильнув к его мускулистой груди, чувствуя даже через махровый халат, какая сила бушует у него внутри. Закрыв глаза, Ксения ощущала только лёгкое скольжение по телу его пальцев, которые нежно снимали с неё одежду.
- Пожалуйста, поцелуй меня, Ксюша.
Ксения поняла, что больше не в состоянии сопротивляться его напору. Произнеся что-то неразборчивое, она взяла лицо Сергея в свои ладони и принялась страстно целовать. Застонав от наслаждения, он мгновенно ответил целым градом обжигающих и пламенных поцелуев. Но этого, очевидно, было уже недостаточно. Лаская её лицо, плечи, руки, он теперь искал новую цель.
Ксения не удержалась от сладкого стона удовольствия, когда Сергей добрался до её упругих грудей и принялся поглаживать ладонями соски. Потом он наклонился и начал языком обследовать то, что прежде обнаружили его руки.
Ксюша по-прежнему задыхалась, жадно хватая ртом воздух. Она не в состоянии была взять инициативу на себя, поэтому просто смотрела на него глазами, полными страсти.
Прислонившись к её плечу, Сергей закрыл глаза, в которых только что полыхал синий огонь. Дыхание его было затруднено, но она чувствовала, что их сердца стучали в одном ритме.
Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он решился заговорить:  – Я не могу зайти так далеко, ведь потом мы оба будем жалеть об этом. – В его голосе отчётливо слышались нотки смущения.
Ксюша молчала. Она только чувствовала, как пульс по-прежнему отдаётся в висках, и догадывалась, что Сергей тоже сейчас испытывает нечто подобное. Разум подсказывал ей, что так будет правильно. Вовремя остановившись, они избежали многих серьёзных проблем. Хорошо, что он первым опомнился, тем самым не давая ей возможности совершить большую ошибку. Вероятно, Ксении следует поддержать его. Однако в данный конкретный момент её телу абсолютно безразлична так называемая «игра в благородство». Тело страстно желало, чтобы его ласкали, целовали и удовлетворяли так, как мог только он один.
- Я бы с огромным удовольствием довёл всё до победного конца, – тихим голосом произнёс он. – Но я не имею никакого права так рисковать. Я точно знаю, что не буду ни о чём потом жалеть. Но вот насчёт тебя у меня подобной уверенности, к сожалению, нет. А это значит, что я тоже в конце концов испытаю чувство сожаления.
Нужно отдать Сергею должное: хотя он прежде никогда не говорил ей о своей любви, но и не скрывал физического влечения к ней. Ксения всегда ценила то, что он с ней не пытался притворяться, изображая того, кем на самом деле не является. В то время как она сама всегда даже себе боялась открыться в собственных чувствах.
Она уже собиралась идти спать, но Сергей удержал её:
- Побудь со мной ещё немного, Ксюша. – Его голос по-прежнему звучал очень страстно. – Я так долго мечтал о том знаменательном времени, когда ты снова заснёшь в моих объятиях, свернувшись калачиком.
Ксюша прижалась к нему, её пульс ещё не пришёл в норму, но сердце билось уже не с такой бешеной скоростью. Постепенно состояние возбуждения сменилось ощущением удовлетворения от того, что Сергею она по-прежнему не безразлична. Хотя, разумеется, ей хотелось не просто физического контакта, а настоящей любви, о которой пока она могла только мечтать.
Так они и сидели, крепко обнявшись, не в силах пошевелиться, и прислушивались к тому, что происходит внутри каждого, до тех пор, пока Сергей не прошептал ей на ухо:
- Ксюша, давай отправимся завтра в парк вместе с Соней. Я отменил все репетиции до отъезда в Англию, поэтому мы сможем в спокойной обстановке обсудить наши дела, а заодно отлично отдохнуть. Как ты на это смотришь?
- К сожалению, ничего не получится – я буду работать.
- Попроси, чтобы кто-нибудь заменил тебя. Тебе не помешает немного расслабиться. – Сергей нежно погладил её волосы. – Попроси Надежду. Или Алексея. Тебе ведь давно известно о том, что они – отличные помощники и друзья, а значит, обязательно справятся со всеми возможными трудностями и проблемами. – Сергей уткнулся носом ей в шею. – Просто скажи "да".
Идея показалась Ксении на редкость заманчивой. К тому же, Лёша и Надя действительно предлагали ей свою помощь, причём неоднократно.
- Хорошо, я подумаю и, скорее всего, соглашусь, – ответила она.
- Ответь мне "да".
- Я подумаю и...
- Ответь "да".
-  Да.
- Встречаемся в десять часов. Только не забудь.
Сергей крепко стиснул её в своих объятиях, и она ощутила блаженство, которое обволакивало тело подобно ласковым и тёплым волнам моря.
Когда Ксения через некоторое весьма продолжительное время открыла глаза, она обнаружила, что лежит одна на кровати, а Сергей уже ушёл.

Сергей смотрел на телефон. Он никак не мог решиться позвонить Ксении. Вот уже целых четыре часа он лежал в постели, уставившись в потолок. Чем больше времени он проводил наедине с Ксюшей, тем труднее становилось засыпать без неё по ночам. И всё же в этот миг он чувствовал себя ребёнком накануне Рождества. Его согревало ощущение непередаваемой радости, и главной её причиной было то, что весь следующий день они с Ксенией проведут вместе.
Сергей вовсе не собирался преднамеренно раздувать огонь страсти. Он разгорался сам собой каждый раз, когда им обоим удавалось заглянуть за непрочную стену притворства, которую оба возводили, пытаясь поделить между собой Сонечку.
Закрывая глаза, он всё ещё ощущал её нежные губы, вдыхал сладкий запах её тела и вспоминал, какими твёрдыми становились её соски, когда он целовал налитые груди. Сергея даже бросило в пот, стоило ему лишь подумать об этом.
Хватит!
Он со злостью пытался отогнать от себя назойливые мысли. Кружившие вокруг, подобно мухам, они не давали ему спокойно заниматься своими делами. Сергей резко встал с кровати и направился в ванную комнату. Он не принимал холодный душ так часто с того самого времени, когда ещё учился в школе и его молодое тело за версту чувствовало женщину.

Сидя на траве и наблюдая за тем, как Сергей раскачивает Соню на качелях, Ксения блаженно улыбалась. Когда сегодня утром Платов зашёл за ними, чтобы они вместе отправились на прогулку в парк, Атласова собрала все силы для того, чтобы в его обществе выглядеть непринуждённо и естественно. Сергей тоже отчаянно пытался делать вид, что ничего особенного не происходит, поэтому вёл себя максимально свободно и раскованно. После первых минут звенящего в воздухе напряжения Ксения поняла, что притворяться бесполезно и бессмысленно. Она действительно была на седьмом небе от счастья.
Наевшись буквально до отвала жареных цыплят, овощей и песочного печенья, главным желанием Ксюши было растянуться прямо на траве, чтобы хотя бы чуть-чуть вздремнуть. Закрыв глаза и слегка откинув голову назад, она подставила лицо ласковым солнечным лучам, пробивавшимся сквозь ветви деревьев. Тысячи людей в восточном районе страны страдали от ураганов и бурь, а здесь, в уютном подмосковном парке, ярко светило солнце, и Ксению медленно, но верно одолевал безмятежный сон.
- Может быть, ты хочешь отведать сметаны?
- О чём ты говоришь? – не в силах открыть глаза, сонно пробормотала Ксюша.
- Сейчас ты как никогда похожа на самодовольного и удовлетворённого кота, который только что плотно пообедал, съев бедную, но вкусную канарейку.
Ксения, по-прежнему не в состоянии разлепить веки, усмехнулась:
- Мне на самом деле сейчас очень хорошо. Хотя, наверное, я должна испытывать чувство вины за то, что сижу вот здесь и радуюсь жизни, а в это время Владивосток сотрясают эти ужасные ураганы... – Она замолчала, а затем тихо добавила: – Но знаешь, мне почему-то совсем не стыдно.
Сергей опустился на траву рядом с ней. От яркого солнца его тёмные волосы отливали блеском.
Ксении вдруг захотелось протянуть руку и погладить его. Неожиданно она почувствовала, как Сергей коснулся пальцами её лица... и в тот же миг впился в её рот своими губами.
Поцелуй был пленительным. Обняв Ксению одной рукой, Сергей крепко стиснул её, прошептав:
- Тебе ведь отлично известно, что я не знаю поражений и никогда не сдаюсь. Ксюша, не исчезай больше никогда из моей жизни.
Одурманенная поцелуями Сергея, Ксения решила не возражать ему. Сейчас ей совершенно не хотелось с ним спорить, ведь в его тёплых объятиях было так хорошо.
Она дрожала от волнения, когда он целовал её изящную шею.
- Тебе известно о тех муках, которые я испытываю? – тихо спросил Сергей. – Совсем недавно я встретил потрясающую женщину – грациозную, обаятельную, красивую, талантливую, страстную и чувственную, однако это – всего лишь маленькая частичка той самой Ксюши, которую я когда-то знал.
Ксения взмахнула ресницами, широко раскрыв глаза от удивления.
- Материнство тебе к лицу, – продолжил Сергей, глядя на неё синими глазами, в которых было так много жизни. – Я даже завидую тому, как ловко и умело ты справляешься с таким большим количеством дел. Ты стала гораздо сильнее той Ксении, которую я знал прежде... и твоя сила притягивает меня сейчас буквально магнитом, впрочем, не только она, а также твоя энергия и жизненное начало.
- Сергей...
Он перебил её, не дав договорить:
- Я не требую от тебя ответа. Просто хочу, чтобы ты знала: я заметил произошедшие в тебе перемены, и в полном восторге от них.
- Благодарю тебя. – Ксения с удовольствием приняла его комплимент. – Интересно узнать, какие перемены ты обнаружил в себе?
- Я стал сдержаннее и, наверное, умнее, чем был когда-то.
Ксюша не удержалась и снова улыбнулась.
- Не смотри на меня так, – попросил Сергей. – Я имел в виду, что уже не тороплю события. В данную минуту я наслаждаюсь происходящим, сидя в парке и наблюдая, как играют дети. И я счастлив, понимая, что среди них бегает и наша дочь. Пойми, я теперь не тот честолюбивый и самоуверенный молодой человек, с которым ты когда-то была знакома. Теперь я отношусь к важным для меня самого вещам с гораздо большей ответственностью. – Сергей задумчиво смотрел в сторону качелей, на которых раскачивалась Соня. – Вероятно, следует смириться с тем обстоятельством, что прошлое никогда уже не вернётся. – Вдруг он повернулся лицом к Ксении и широко улыбнулся. – Зато у нас есть надежда. Надежда на будущее.
Безмятежную сладкую дрёму Ксюши как рукой сняло. Конечно, в словах Сергея звучала надежда, но она грозила разрушить установившуюся дружественную дистанцию, которая, по убеждению Ксении, защищала её, да и его тоже, от собственных весьма тревожных чувств.
В этот момент Сергей, с присущей ему атлетической выправкой, поднялся на ноги и протянул руку Ксюше:
- Как быстро пролетело время. Пора собираться. Убери, пожалуйста, мусор, пока я буду сажать Соню в машину.
Ксения согласно кивнула и, опершись на руку Сергея, поднялась с земли. Направляясь к машине, она размышляла над тем, какой лёгкой и понятной может быть их жизнь, если они одновременно станут держаться на расстоянии друг от друга, и в то же время сохранят дружбу и понимание, которыми только что наслаждались.

0

64

Ночное испытание
Сергей вошёл в холл и решительно обратился к сидевшей за столиком Надежде:
- Простите за беспокойство, но мне очень нужно, чтобы вы позвонили Ксении. Пожалуйста, передайте ей, что Соня со мной.
Лишь с огромным трудом Надя оторвалась от своей работы, с любопытством глядя на него снизу вверх. Тяжело вздыхая, она отложила в сторону увесистую книгу с какой-то сложной бухгалтерией и потянулась к телефону.
- Вы планируете гулять с девочкой на улице? Но ведь погода совсем испортилась, дождь льёт как из ведра. Мне кажется, в данной ситуации лучше остаться дома.
Прошла уже целая неделя с той памятной ночи, когда Сергей решил больше не навязываться Ксении, окончательно и бесповоротно отступившись от неё. Чтобы лишний раз не поддаваться искушению, встречаясь с ней наедине во время визитов в студию, он неизменно просил Надю, чтобы та позвонила Ксюше наверх, заранее сообщая о его приходе. Ксения собирала и выпускала Софью из квартиры, а потом дочь уже самостоятельно спускалась вниз по лестнице. Но, к сожалению, несмотря на все эти весьма сложные уловки, ему так и не стало легче, и по ночам он по-прежнему не мог заснуть.
- Мы прогуляемся совсем немного, Надя. Я просто не хочу...
- Вы просто  не хотите встречаться с Ксенией, – закончила за него Надежда.
Дверь студии открылась, и появившаяся на пороге Соня сразу же бросилась ему навстречу. Подхватив девочку на руки, Сергей поцеловал её, с удовольствием вдыхая исходивший от неё уже знакомый, привычный и такой сладкий запах талька и шампуня. Уткнувшись лицом в детскую шейку, Сергей подул на неё, и Сонечка звонко рассмеялась. Платов даже подумать не мог о том, что за короткие две недели они так привыкнут друг к другу и станут почти неразлучными.
Однако Соня, к его большому огорчению, ещё не доверяла Сергею до такой степени, чтобы решиться заговорить при нём. Разумеется, он очень сильно переживал по этому поводу. Пока Соня отвечала ему только радостным звонким смехом, и в эти моменты ему ещё больше хотелось услышать её голосок. Но доверие дочери ему по-прежнему ещё только предстояло завоевать. Сергей учился быть терпеливым и наслаждаться уже тем обстоятельством, что Соня питала к нему самые нежные чувства. Сергей, как, впрочем, и Ксения, ещё не знал, что к девочке постепенно начал возвращаться слух. Однако вместо радости Соня испытывала страх, ведь она слишком привыкла жить в мире безмолвия и тишины. 
Когда спустя несколько часов они вернулись с прогулки, Сергей, сидя в гостиной, услышал традиционные аплодисменты. Они означали, что очередной учебный день в студии, полный трудностей и напряжённого труда, наконец-то закончился. Посмотрев ещё раз на мирно спящую Сонечку, он вышел из квартиры и быстро спустился по лестнице, пока Ксения не успела запереть все двери на ночь.
Она заметила его уже возле двери к холлу. С грустью Ксения думала о том, что Сергей сознательно избегает её. Атласову это сильно огорчало, к тому же, всё равно было понятно, что им, в любом случае, рано или поздно придётся вновь устанавливать контакт, какими бы сложностями это ни грозило впереди.
- Сергей, подожди. Мне кажется, пришло время для серьёзного разговора.
- Что ты хочешь обсудить? – одновременно с тревогой и надеждой спросил он, остановившись всего лишь в нескольких шагах от неё, боясь подходить слишком близко.
- Я знаю, что уже в пятницу ты отправляешься на гастроли в Англию. В четверг мы собираемся отмечать юбилей нашего клуба. Мне бы хотелось пригласить тебя отпраздновать его вместе с нами. – Ксения только сейчас поняла, что совершила непростительную ошибку, ведь её приглашение получилось на редкость официальным. – Ты можешь прийти не один, а с друзьями, которым, я надеюсь, наше мероприятие тоже понравится.
- Разумеется, я приглашу своих друзей, вот только, боюсь, тебе придётся слишком долго возиться на кухне, ведь гостей придёт действительно много. Лучше провести это время в уютном кафе или ресторане, где не нужно будет готовить огромную гору еды для целой толпы голодных людей.
Ксению приятно удивило и порадовало желание Сергея оградить её от любых бытовых проблем, однако дело было не только в них с дочерью.
- Видимо, я неправильно выразилась. Кроме нас с Соней, сюда придёт ещё много людей. Разумеется, придёт Надя, также мы ждём наших соседей по дому – одним словом, одиноких людей, у которых нет семьи. Я приготовлю только горячее, индейку и гарнир, а всё остальное гости принесут сами. Можно сказать, это уже наша традиция, мы всегда собираемся вот так на разные мероприятия.
Сергей пристально смотрел на неё, и было заметно, что шестерёнки в его голове отчаянно вращаются, пытаясь оценить масштаб будущего мероприятия. Определённо, ей придётся хорошенько поработать и во время праздника, чтобы развлечь всех без исключения приглашённых.
- Хорошо, я принимаю твоё приглашение и торжественно обещаю купить индейку, а также возьму на себя заботу о столах. Сколько будет гостей?
- Сейчас скажу, надо посчитать. Кроме девяти соседей, придут ещё Лёша, Герман с женой, мои родители... Итого шестнадцать человек, включая меня и Соню. Думаю, четырёх столов должно хватить, однако нужно ещё учесть и твоих друзей.
Сергей вздёрнул подбородок.
- Твои родители тоже приедут? – подозрительно спросил он. В его голосе почему-то звучала обида. - Они знают обо мне?
- И да, и нет, – уклончиво ответила Ксения.
Приподняв брови, Сергей внимательно и пристально смотрел на неё. Не выдержав его взгляда, она всё-таки призналась:
- Они знают о том, что ты – отец Сони. Они только не в курсе, что тебе уже известно о рождении дочери. Разумеется, они будут сильно удивлены, когда узнают, что ты тоже собираешься отмечать с нами праздник.
- Мне кажется, настало время рассказать твоим родителям правду о моём присутствии в твоей жизни, – произнёс Сергей слегка раздражённо. – Или ты хочешь устроить маме и папе небольшой сюрприз?
- Конечно, нет. Я обязательно расскажу им обо всём завтра же, в первую очередь, маме.
- А почему не сегодня? И когда я, наконец, узнаю хоть какую-нибудь информацию о них? Желательно, чтобы это произошло до того знаменательного момента, когда ты официально представишь нас друг другу.
- Я собиралась прямо сейчас обо всём рассказать тебе, – попыталась оправдаться Ксения. – Просто мне казалось, что момент неподходящий.
В воцарившейся тишине были слышны лишь звуки, раздававшиеся с улицы.
- Давай поговорим откровенно. Ты пригласила своих родителей, которые считают меня последним мерзавцем, бросившим их беременную дочь, Лёшу, предпочитающего больше вообще никогда не видеть моей физиономии, и Германа, целых пять лет скрывавшего от меня твой адрес. Какие иллюзии и надежды ты питаешь относительно этого вечера? – Сергей покачал головой и уставился в потолок, подыскивая нужные слова, а затем пожал плечами. – Ты уверена, что это будет весёлый праздник? Возможно, мне всё-таки лучше остаться в стороне? Ничего страшного не случится, если я пропущу данное мероприятие.
- Нет, я хочу, чтобы ты пришёл. Но если тебе не хочется или неприятна вся эта ситуация...
- Хорошо, я приду. Но если что-то пойдёт не так, учти, что я тебя предупредил. Ладно, будь что будет.

Ксения открыла дверь своей квартиры, довольная тем, что у неё появилась редкая возможность отдыхать от бешеного ритма прошедшей недели в течение всего следующего дня. Она приготовит индейку, встретится со своими родственниками, соседями, друзьями, наконец, просто расслабится и отдохнёт. Расслабится? Отдохнёт? Ксения горько усмехнулась. Как же она оказалась наивна и глупа! Сергей ведь тоже будет здесь, поэтому у неё не будет ни минуты покоя, ни секунды покоя. Ей придётся провести с ним целый день в присутствии двух десятков других людей – это будет для неё самой настоящей пыткой! Очень жаль, что она не подумала об этом сразу!
В течение последних двух дней она тщетно убеждала себя в том, что во всём виноваты нервы, и ей вовсе не обязательно волноваться из-за встречи Сергея с её родителями. Как только они познакомятся, всё сразу же волшебным образом изменится. Однако в реальности, а не в её бесполезных и бессмысленных фантазиях, всё было совершенно по-другому. С того памятного вечера, когда Сергей, не стесняясь и не таясь, в открытую заявил, что они могли бы снова стать близки, Ксения, как выяснилось, не в состоянии и не в силах думать о чём-то другом. Даже вся её квартира, казалось, была пропитана им. Она ощущала его присутствие буквально везде: в ненужном нотном листе, брошенном в мусорное ведро, в витавшем в воздухе лёгком и невесомом запахе его одеколона, в валявшемся строгом галстуке, который он оставил у неё однажды днём после деловой встречи.
Умышленно соблюдавшаяся дистанция между ними только ещё больше разжигала её страсть, ведь она всё равно не могла забыть его сладостных поцелуев и жарких объятий.
Ксения переступила порог и сразу остановилась, увидев Сергея, по-хозяйски развалившегося на разложенном диване. Он смотрел по телевизору вечерние новости, будто бы не замечая её. Сердце на миг замерло, а потом сильно заколотилось, когда до её сознания дошло, что он лежит в одном лишь домашнем халате, блаженно вытянув вдоль дивана свои длинные стройные ноги. По всему телу внезапно и неожиданно побежали мурашки, а потом её обдало теплом. От возникшего желания, слишком хорошо ей знакомого, она вся задрожала.
Неужели это произойдёт именно сегодня вечером?
Она должна была возмутиться самоуверенности Сергея, но у неё никак не получалось успокоить сердце, отчаянно бившееся в предвкушении того, что совсем скоро может произойти... Молясь, чтобы голос не выдал её истинных эмоций, Ксения пробормотала:
- Если ты в таком виде собираешься ехать домой, тебя, без сомнения, непременно остановят и арестуют.
Сергей наконец-то повернул голову в её сторону, и Ксения сразу же догадалась о том, что он знал о её присутствии с самого начала, ещё до того, как она заговорила. Сердце замирало под его пристальным взглядом. Ксения нервно прикусила нижнюю губу.
- Я сегодня останусь здесь.
Невозмутимость его ответа вдруг привела её в ярость:
- Пойми, я не готова к близости.
Уголки его губ медленно поднялись в добродушной ухмылке, и Сергей, скрестив руки на груди, произнёс:
- Мне это известно. Я просто хотел помочь тебе с индейкой.
- С индейкой?
- Как в тот день, когда вы праздновали первый год, помнишь?
- В таком случае, по какой причине ты развалился на моём диване в одном халате?
- Почему ты думаешь, что на мне один халат? – продолжал ухмыляться Сергей, и Ксения заметила озорной блеск в его глазах. Он сразу поймал её на горячем. – Не расстраивайся так, Ксюша, я в шортах. – Сергей поправил халат, прикрыв свои мускулы, чтобы не смущать её лишний раз. – Я решил остаться, чтобы завтра утром ты хорошенько выспалась. Когда Соня проснётся, я сам позабочусь о ней. А сейчас тебе необходим отдых, покой и сон.
Отдых? Покой? Сон? С Сергеем в соседней комнате?
- Я хочу, чтобы ты дал слово, что не будешь настаивать на близости.
- Я не могу дать тебе такого слова, – честно признался Сергей и добавил, не дожидаясь ответа: – Зато я могу дать слово не пытаться соблазнить тебя именно сегодня.
Единственным выходом из этой щекотливой ситуации для неё было бегство. Повернувшись, она быстро направилась к двери спальни.
- Спокойной ночи, Сергей.
Прекрасно понимая, что в случае неудачи он может потерять всё, Сергей удержал себя от того, чтобы и в самом деле не пойти до конца, наплевав на возможные последствия. Интуиция подсказывала, что нужно подождать, пока она сама придёт к нему. Он знал, что природное чувство его никогда не подводило, и всё-таки необходимо было ускорить ход событий и самому сделать первый шаг. Он любил её, хотя никогда не говорил об этом вслух. Она, впрочем, тоже молчала, но Сергей надеялся, что Ксения всё-таки любит его.
Сергей взбил подушку и попытался уснуть. Ночь обещала быть долгой.

Ксению разбудил тихий голос Сергея:
- Соня, проснись и улыбнись новому дню.
Она пошевелилась, ощущая даже сквозь закрытые веки утренний свет, и, ещё полусонная, перевернулась на другой бок, но практически сразу оказалась в объятиях Сергея.
Чувствуя на своих губах его горячие губы, Ксения мечтательно улыбнулась, подумав, что снова видит тот самый изумительный сон, и пылко поддалась его необыкновенному очарованию.
От наслаждения Сергей тихо застонал и, прижавшись к ней ещё крепче, откинул одеяло. Проникший к телу холод окончательно прогнал сон, и Ксюша постепенно пришла в себя.
- Я ведь предупреждала, что тебе не следует приставать ко мне со своими глупостями, – завопила она, отталкивая Сергея... и всё-таки продолжая чувствовать тепло его губ, даже тогда, когда он отодвинулся от неё.
- На самом деле, всё немного иначе, – послушно оправдывался Сергей, и Ксения всё отчетливее отчётливо ощущала его дыхание на своей шее, – я обещал держать себя в руках, когда мы были в гостиной, а это – спальня.
- Ты не забыл, что рядом спит Соня? – снова напряглась Ксюша. – Вдруг она проснётся, – и что тогда?
- Успокойся, Сонечка уже давно проснулась, – с притворно-сладкой заботой ответил Сергей, в голосе которого отчётливо звучал мёд, – и сейчас они с Надеждой находятся внизу, в вестибюле.
- Что? – испуганно прошептала Ксюша, растерянно обернувшись.
В этот момент Сергей страстно поцеловал её в губы, пытаясь зарядить уверенностью в себе, убеждая в том, что серьёзных причин для беспокойства нет.
Нет причин для серьёзного беспокойства? Они оба, определённо, сошли с ума! Особенно она. Но ведь у неё не было никаких шансов устоять перед этим сладким искушением, лёжа с Сергеем в одной постели, если даже от одного его взгляда её бросало в жар, и она уже чувствовала самое настоящее головокружение!
Заметив, как удивлённо вытянулось её лицо, Сергей усмехнулся.
- Успокойся, – он попытался вернуть ей хорошее настроение, – думай о том, что всё в полном порядке и никаких причин для серьёзной тревоги нет.
Уголки губ Ксюши невольно приподнялись, и Сергей сразу же воспользовался ситуацией, восторженно воскликнув:
- У тебя такая красивая улыбка! Она украшает твоё лицо лучше, чем любая драгоценность!
Очевидно, дальнейшее сопротивление бесполезно и бессмысленно. У неё не получится победить этого мужчину.
- Ты победил. – Ксюша спряталась под одеялом с головой, и поэтому её голос прозвучал приглушённо: – А теперь уходи, я хочу ещё хоть немного поспать.
Неожиданный взрыв его весёлого громкого смеха потряс комнату:
- Ну что же, раз ты отказываешься поиграть со мной, я отправлюсь к нашей милой, любезной и внимательной Наде, чтобы выпить с ней чашечку бодрящего кофе. Ты знаешь, что она готовит совершенно потрясающий лавандовый РАФ? Мне кажется, теперь, когда я это сказал, ты будешь думать только о кофе.
К удивлению Ксении, он живо соскочил с кровати и вышел из спальни. Без него ей стало в постели откровенно неуютно, да и сон вдруг куда-то исчез без следа. И в самом деле, все её мысли теперь были заняты исключительно и только кофе. Откинув в сторону одеяло, она тоже встала и направилась в ванную.
Сергей вернулся с Соней лишь в тот момент, когда она уже приняла душ, оделась и, уютно устроившись на диване, пила вторую чашку того самого лавандового РАФа.
По блеску в его глазах Ксения сразу поняла, что Сергей прекрасно догадывается о том, что с ней происходит.

Уже через час весь зал наполнился гулом возбуждённых громких голосов. В тот самый момент, когда Ксения беседовала с Надеждой и господином Забалуевым, пожилым соседом с верхнего этажа, незаметно подошел Лёша, и похлопал её по плечу.
Обернувшись, Ксения по-дружески обняла и отругала его:
- Ты опоздал. Мог бы прийти пораньше, чтобы помочь расставить столы. За своё опоздание ты будешь наказан.
- У тебя ничего не получится, ведь в противном случае ты запросто можешь лишиться партнёра.
Ксения рассмеялась:
- Надеюсь, ты опоздал по уважительной причине. Соня уже несколько раз спрашивала, почему ты задерживаешься.
- Я пойду. Поздороваюсь с ней, пока ты будешь готовиться встречать своих родителей. Они приехали следом за мной.
- Всё это, конечно, очень неприятно. Я имею в виду, наши отношения. Ты прекрасно знаешь, что они всегда оставляли желать лучшего… Но я хочу с тобой поделиться одной важной новостью…
- Я тебя внимательно слушаю!
- К Соне снова начал постепенно возвращаться слух.
- Ты уверена?
- Абсолютно. Хотя дочь думает, что я ни о чём не догадываюсь. Мне кажется, её и саму пугают подобные изменения. Она слишком долго прожила в мире безмолвия и тишины. Пока ещё я ничего не говорила Сергею, но думаю, всё ещё впереди. Надеюсь, он обрадуется этой новости. Ну ладно, иди, я и так уже тебя задержала!
- Я очень рад за Соню. Пойду к ней…
Ксения оглянулась в сторону лестницы, и в этот момент увидела стремительно вошедшую в зал мать.
- Ксения, доченька! С праздником, дорогая!
- Спасибо, мама. Привет, папа. Вы, как всегда, вовремя.
В Татьяне Атласовой, одетой в белоснежные слаксы и голубой свитер, стройной, как и Ксения, невозможно было признать бабушку, и вряд ли кому-то могло прийти в голову, что её внучке уже исполнилось целых четыре года.
- Тебе давно уже известно о том, что люди, считающие опоздание светской манерой, на самом деле невоспитанны. Я всегда говорила о том, что гости должны приходить вовремя.
- Разумеется, я отлично помню твои слова.
- Мы привезли Соне подарок. Где она?
Быстро оглядевшись, Ксения обнаружила, что Максим и Софья занимаются совместным творчеством в дальнем углу. Рассказывать матери о том, что к дочери снова возвращается слух, Ксюша явно не собиралась.
- Соня вон там. С ней рядом один из друзей Сергея, Максим.
- Неужели ты всё-таки позволила ему прийти?
- Разумеется, мама, – сохраняя спокойствие, ответила Ксения. – По правде говоря, он очень ответственно относится к своим отцовским обязанностям. И так же, как вы, достоин присутствовать на данном мероприятии.
- Но ведь он даже не захотел увидеть собственного ребёнка в течение всех этих долгих четырёх лет.
- Могу сказать в его оправдание, что в течение всех этих долгих четырёх лет он всеми возможными способами пытался разыскать меня, чтобы узнать, оставила ли я ребёнка. Мы же обо всём побеседовали с тобой по телефону во вторник.
- Она права, Татьяна. – Это отец, пытаясь позлить жену, поспешил встать на сторону Ксюши. – Вероятно, он решил первым сделать шаг к примирению.
- Ксюши, может быть, ты наконец-то познакомишь нас? – раздался сзади на редкость спокойный голос Сергея.
Сергей уже давно наблюдал за Ксенией, которая беседовала с элегантной супружеской парой. По всей видимости, это и были её родители. Он догадался об этом потому, что обычно хладнокровная, сдержанная и не терявшая самообладания даже в самых сложных ситуациях Ксюша сейчас проявляла весьма явственные признаки раздражения.
Подойдя ближе, Сергей по отдельным словам догадался о причине вспыльчивости Ксении. Неласковый и равнодушный голос её матери отталкивал его не меньше, чем дочь. Но, как и Ксюша, он заставил себя не замечать этого.
После того, как их, наконец, познакомили, Сергей, к своему удивлению, очень быстро почувствовал, насколько далеки друг от друга эти респектабельные с виду супруги. Они больше походили на двух соседей, лишь по чистой случайности носивших одинаковую фамилию. Хотя фамилия у них, надо признать, была на редкость красивая. Впрочем, у Сергея тоже была на редкость красивая фамилия.
- Должен признать, что не ожидал встретить вас здесь, – сказал Пётр Михайлович, обмениваясь рукопожатием с Сергеем. – Ксения говорила, что вы ничего не знали о существовании Сони.
- Это правда. – Серёжа удивлялся тому, как спокойно вёл себя этот совсем ещё не старый джентльмен. Если бы он оказался на его месте, то, вероятнее всего, был бы не в состоянии долго удерживаться в рамках приличия. – Для этого мне необходимо было найти Ксюшу.
- И теперь, когда вы нашли её, что намерены делать?
- Папа! – предостерегающе воскликнула Ксюша, и Сергей сразу вспомнил, что она не посвящала своих родителей в детали их размолвки.
Он был солидарен с ней, не собираясь делиться с посторонними людьми подробностями своей личной жизни.
- Мы с Ксюшей намерены делать всё необходимое для нас троих, – уклончиво ответил Сергей, улыбаясь.
- Пётр, мы ещё не отдали Сонечке наш подарок.
Сергей был благодарен Татьяне за то, что она так ловко сменила тему разговора. Вероятно, она была из числа тех женщин, которые предпочитали избегать даже самых пустяковых споров и слишком эмоциональных дискуссий.
Как только Татьяна и Пётр удалились, чтобы отдать внучке подарок, Ксюша повернулась к Сергею и печально улыбнулась:
- Прости...
- Тебе не за что просить прощения, Ксюша. На самом деле, всё оказалось даже лучше, чем я мог ожидать. – Он одарил её своей знаменитой улыбкой и взял под руку. – Давай забудем об этом разговоре, и не будем терять время зря. Ведь утром мне нужно успеть на самолёт.

0

65

Искушение страстью
В самом конце праздничного вечера, когда гости уже наелись до отвала и вообще отлично провели время, на столах остались лишь недоеденная индейка, пустые тарелки из-под салатов и одинокий кусок яблочного пирога.
Гости, очевидно, никак не желали расходиться. Продолжая оживлённо разговаривать, народ разбился на небольшие группы по интересам. Большей неожиданностью для всех стало тот момент, когда Надежда вдруг как можно громче произнесла:
- Я думаю, все будут только рады, если Сергей сыграет нам что-нибудь, тем самым разбудив в самых чёрствых душах чувство прекрасного. Хватит думать о еде и обсуждать свои переполненные желудки!
- Возможно, как-нибудь в другой раз... – встревожено предположила Ксения, однако Сергей решительно произнёс:
- С удовольствием порадую вас. Пожалуйста, подайте мне гитару.
- Мы будем рады услышать "Куда ты ушла". Спойте нам, если вам не сложно, – попросил господин Радищев, когда Сергею передали гитару, – и ещё, пожалуйста, "Листья времени".
Не переставая одаривать окружающих своей на редкость очаровательной и обаятельной улыбкой, Сергей решил устроить настоящий концерт по заявкам, чтобы удовлетворить  и порадовать буквально всех и каждого. В тот самый момент, когда он заканчивал петь одну песню, кто-нибудь решительно просил о продолжении банкета.
Находясь рядом с Соней, Ксюша плавными взмахами рук передавала дочери то, что чувствовала сама в каждый момент исполнения песни. Разумеется, она отлично знала, что дочь и сама уже слышит достаточно хорошо, чтобы самостоятельно разбирать слова. Однако ей было важно поделиться своими впечатлениями. Вероятно, ещё очень не скоро она привыкнет к тому, что Софье больше не нужно ничего объяснять «на пальцах». Её движения отражались в расположенных вдоль стен зеркалах, и вскоре друзья Сергея, которые никогда прежде не подозревали о том, что можно перевести музыку на язык жестов, переключили всё своё внимание на Ксению.
Но наступил тот самый неожиданный момент, когда Сергей наконец-то замолчал. Его голос плавно замер, и в ту же минуту исчез в руках Ксении последний звук...
- Никогда прежде не видел ничего подобного. Это потрясающе! – восхищённо произнёс Максим.
- Точно, – подтвердил Андрей. – Думаю, тебе стоит вместе с нами отправиться в Лондон. Вот увидишь, наше представление окажется таким восхитительным, что зрители не в состоянии будут подобрать слова от восторга.
- Вы ещё не видели, как Ксюша может рассказать в танце то, что другой не расскажет и словами, – снова решительно перехватила инициативу Надя, в глазах которой плескалось откровенное восхищение. – Дорогая, станцуй нам, пожалуйста, "В первый раз, когда я увидел тебя". Это – мой самый любимый танец в твоём исполнении. – Она бросила на Сергея красноречивый быстрый взгляд, и улыбнулась в предвкушении грядущего эстетического удовольствия. – Без преувеличения, вы все получите огромное наслаждение, когда посмотрите, как именно она это делает.
- Надя, разве я могу выступать в этом наряде? Мне кажется, он совершенно не предназначен для танцев.
Ксюша скептически оглядела своё изумрудное шифоновое платье.
- В прошлом году тебя совершенно не смущала и не волновала узкая юбка, ведь для свободы движений тебе хватило разреза сбоку, – решительно и твёрдо возразила Надя, заговорщицки подмигнув господину Радищеву: – Помните? – Тот улыбнулся, припоминая, а Надежда, тем временем, дожимала Ксюшу: – Твоё платье практически такое же, как те самые шифоновые юбки, в которых вы танцуете. Разница между ними всего лишь в том, что у платья есть подкладка.
- Смелее, – вмешался Алексей, сидевший по другую сторону от Сони. Заглянув ей в глаза, он тихо добавил: – Не думай о Сергее. Если он до сих пор не смог ничего заметить, это его проблема, а вовсе не твоя.
Ксения вдруг отчётливо поняла, что Лёша прав. Сергей будет наблюдать за этим танцем, как наблюдал бы и за любым другим в её исполнении. Он ни за что не догадается о том, что это – не просто танец, а её душа, воплощённая в движении.
Лёша погасил несколько люстр, оставив гореть лишь те, которые освещали середину зала, и Ксюша, легко двигаясь по натёртому до зеркального блеска дубовому паркету, встала в исходную позицию. Убедившись, что она готова к выступлению, Алексей включил музыку.
Полились прозрачные звуки чарующего голоса Кристины Агилеры, заполнившие всё огромное пространство зала, и под её сильнейший хит «Hurt» Ксюша решительно влилась в сверкающий поток, как делала это уже не раз, соединяя воедино выразительность языка жестов и грациозность танца. Благодаря изумительной красоте мелодии она преодолевала силу земного притяжения, плыла, будто лебедь по глади озера, по волнам волшебных звуков. Не замечая никого вокруг, Ксюша мысленно жила в том самом знаменательном дне, когда они с Сергеем впервые стали физически близки.
Только в тот самый момент, когда уже окончательно стихли последние аккорды, Ксения, наконец, очнулась, словно всё это время она провела в прекрасном и удивительном сне. Окружающая действительность медленно, будто против воли, входила в её сознание. Она тяжело вздохнула, даже не пытаясь скрыть своё разочарование. Как же ей сейчас не хотелось снова слышать праздные шутки и бессмысленные разговоры. Ксения была сильно растеряна, ведь ещё всего лишь минуту назад её возвращение в реальность казалось абсолютно невозможным. Ксюша бросила взгляд на Сергея, увидев Соню, сидевшую у него на коленях. В тот самый момент, когда Сергей встретился с ней глазами, на его лице отчётливо и явно промелькнуло выражение страдания. По телу Ксении пробежала дрожь, ведь она сразу поняла, что Платов увидел и понял всё, что она хотела ему сказать в этом танце.
Сергей наблюдал за тем, как все толпились вокруг Ксюши, выражая восхищение её несомненным талантом. Затем зал постепенно стал пустеть. Гости больше не собирались задерживаться, они наконец-то отправлялись домой, прощаясь друг с другом и желая благополучия хозяйке. Возможно, до окружающих тоже дошёл скрытый смысл её исполнения. В таком случае была понятна причина, по которой все эти люди вдруг почувствовали, что они здесь лишние.
Отзвучавшие песни вызвали неожиданную ностальгию, напомнив Сергею о тех золотых днях, когда они с Ксюшей ещё были вместе, полностью отдаваясь во власть собственных чувств. Её сердце трепетало, как у испуганной птички, когда они в первый раз стали близки. Несмотря на свою невинность и неопытность, Ксения всё равно без колебаний отдала ему всю себя без остатка.
Сергею определённо было чем гордиться, ведь Ксения оказалась девственницей. Но одновременно с этим он боялся, что не сможет доставить ей удовольствие, которого Ксюша заслуживает.
Сергей оказался настолько эгоистичным человеком, что не обращал ни малейшего внимания на меры предосторожности, и теперь им обоим приходится расплачиваться за свою беспечность. А ведь ещё нужно учесть тот факт, что вот уже пять лет они живут, как абсолютно чужие друг другу люди. И возможно, если ему так и не удастся решить эту сложную головоломку, найдя подход, который поможет снова завоевать Ксюшу, они так и останутся навсегда чужими людьми.
Сергей настолько глубоко задумался, что даже не заметил, как Соня спрыгнула с его колен и Надежда увела её к себе. Он машинально встал со стула и прошёлся по всему залу. Сознание полностью вернулось к нему только тогда, когда он ощутил в своих руках руки Ксюши.
- Ксюша, у меня не хватит слов, чтобы описать то, что я сейчас чувствую. Это было просто невероятно! Твой танец – настоящее открытие для меня!
Их обоих внезапно охватило сильное волнение.
Не собираясь упускать благоприятный момент, Сергей произнёс:
- Пожалуйста, скажи, что я прав и во время танца ты испытывала те же чувства...
- Да, ты прав, – тихо ответила Ксюша твёрдым голосом, хотя её всё ещё бил сильный озноб. – Пожалуйста, останься сегодня. Со мной.
Его участившийся пульс эхом отозвался на её слова.
- Ксюша, это же настоящее искушение! Я ничего не могу тебе обещать...
- Не надо никаких обещаний. Просто останься со мной.
Едва не поддавшись мгновенно вспыхнувшему желанию, которое уже зажглось в нём, Серёжа лишь с огромным трудом удержался от того, чтобы прямо сейчас не стиснуть её в своих объятиях. Он ощущал жгучую потребность сделать это вот уже несколько недель. Недель? Нет, вероятно, всё гораздо серьёзнее.
Ему не хватало этого уже несколько лет. Пять долгих лет.
- Когда Сонечка заснёт?
- Это не имеет никакого значения. Она всё равно сегодня останется у Нади.
- Значит, нам некуда спешить... – Сергей, уже не сдерживая себя, обнял её и поцеловал, вдыхая пьянящий аромат женского тела.
Такие манящие и соблазнительные губы Ксении, чуть приоткрытые и припухшие от поцелуев, разжигали его страсть, вызывая трепет во всём теле. Не говоря больше ни одного слова, он повёл её к лестнице, помогая подняться наверх. Очутившись в квартире, они, не сговариваясь, прошли мимо широкого дивана в гостиной, где вполне хватило бы места для двоих, и решительно направились в спальню.
Лампу включать не стали: света сгущающихся сумерек было вполне достаточно. Они без труда нашли друг друга в полутьме, слившись в жарком поцелуе.
Расстёгивая рубашку Сергея, Ксения дотронулась губами до его груди.
- Давай не будем спешить, в противном  случае мы мгновенно сгорим в огне страсти, – сдерживая дыхание, прошептал он.
Впрочем, Ксюша его не слышала, продолжая расстёгивать пуговицы и оставляя следы влажных губ на его теле. Сергей всё ещё боролся с собой, тщетно пытаясь взять себя в руки:
- Ксюша, не торопись! Нужно наслаждаться каждым мгновением.
- Да, я действительно тороплюсь. Мне хочется как можно скорее вновь очутиться в своих чудесных снах.
Она распустила волосы, и золотистые пряди, переливаясь, рассыпались по плечам и спине…
Сергей, был просто не в состоянии подобрать слова, чтобы выразить свой восторг. Он только молча улыбался, с восторгом глядя на неё. Оказывается, Ксюша не забыла, какое наслаждение он получал при виде её пышных волос, которые с годами стали только ещё краше и длиннее.
Засунув руку в задний карман, Сергей достал маленький пакетик и положил его на ночной столик возле кровати.
- В течение последних недель я постоянно ощущаю себя в «боевой готовности».
- Как думаешь, у тебя получится быстро разжечь огонь с помощью трения? – задала Ксюша весьма провокационный вопрос.
Сергей сразу же понял её намёк. Развернув Ксюшу к себе спиной, он расстегнул молнию на платье, а затем прижал к своему телу.
Каждое движение его рук успокаивало Атласову, и одновременно с этим тревожило, заставляя ждать дальнейших действий. Вероятно, он даже не догадывался о том, что Ксения практически постоянно мечтала оказаться в его объятиях. И вот сейчас наконец-то можно ни о чём не думать и ничего не опасаться. Ксюше и в голову не приходило, что у них могут быть какие-то проблемы, ведь никто не умел разжигать в ней такую страсть, как Сергей.
Опять повернувшись к нему лицом, Ксюша пристально посмотрела в его глаза, находившиеся на расстоянии всего лишь нескольких сантиметров, и решительно сбросила с себя зелёное платье. Заметив, как расширились его зрачки, она поняла, что, несмотря на прошедшие годы, ему по-прежнему нравится то, что скрывалось под одеждой.
Ткань её нижнего белья, лёгкая и прозрачная, ничуть не мешала Серёже наслаждаться созерцанием упругих грудей, выглядевших ещё соблазнительнее в неясном свете вечерних сумерек. Сергей не двигался с места, он словно прирос к полу, однако из-за его красноречивого взгляда Ксения испытывала такое сильное напряжение, что её соски сделались твёрдыми.
Сергей провёл рукой по одной груди, а затем взял её в ладонь. От наслаждения Ксюша даже закрыла глаза, и в этот момент почувствовала, как он гладит её вторую грудь. Судорожно вздохнув, она подняла ресницы.
- Именно так, – прошептал он. – Мне хочется, чтобы ты смотрела на меня в те минуты, когда я прикасаюсь к тебе. Я хочу всё сразу – видеть твои ослеплённые страстью глаза, чувствовать твоё разгорячённое тело, слышать биение твоего сердца.
Не отрывая взгляда от глаз Сергея, Ксюша думала о том, что именно сейчас, в этот самый знаменательный момент, перед ней стоял мужчина, которого она очень хорошо знала, и в то же время, совершенно не знала, ведь всё-таки спустя столько лет в нём появилось что-то совершенно новое, пусть и неуловимое.
За прошедшие годы, несмотря на все старания, у неё так и не получилось забыть его ласки. Больше всего она любила, когда Сергей касался её тела своими трепетными руками. И всё же тогда, находясь в его объятиях, она не чувствовала себя такой... любимой. В его глазах появилось какое-то совершенно новое выражение. В их синих глубинах таилось что-то неизведанное, заставлявшее петь её душу.
Серёжа расстегнул застёжку её бюстгальтера, снял с плеч бретельки и, когда бюстгальтер, последовав за платьем, упал на пол, снова опустил ладони на обнажённое тело Ксюши.
У неё к этому моменту уже не осталось никаких сил для того, чтобы наблюдать за происходящим будто бы со стороны. Протянув руки, Ксюша сама стала снимать с него рубашку. Сергей всего лишь на долю секунды закрыл глаза, когда её нежные пальцы коснулись его мускулистой груди, и тут же открыл их, чтобы Ксюша видела, какое непередаваемое наслаждение она доставляет ему своими ответными ласками.
Он притянул её к себе ближе, и она почувствовала то, что служило доказательством его возбуждения. Доверчиво прильнув к нему, Ксения обвила Сергея своими гибкими руками. Наконец-то её мечта сбудется! Пусть даже этого момента ей пришлось ждать целых пять лет.
- Не будем больше зря терять время, Серёжа. Мы и так уже совершили много ошибок, – сказала она, словно хотела озвучить вслух свои мысли.
Поспешно расстегнув ремень, он мигом освободился от брюк.
Маняще заблестели мышцы его сильного тела, покрытого красивым ровным загаром. Но даже в полумраке отчётливо выделялся бледный участок – как раз в том месте, где были трусы.
Уложив Ксению на кровать, он опустился рядом на колени и, словно прикасаясь к ней в первый раз, начал осторожно исследовать все интимные впадины и выпуклости её тела, а она, как кошка, выгибаясь, подставляла себя для ласк.
- Ты вкусно пахнешь, – тихо промолвила она, покусывая мочку его уха и вдыхая хорошо знакомый запах туалетного мыла и мускуса.
- Ксюша, ты точно готова к нашей близости? Ни о чём не будешь потом жалеть? – спросил Сергей.
Будто ласковые и нежные волны прибоя, окатили её с ног до головы воспоминания и ожидания исполнения долгожданной мечты.
- Нет, Серёжа, я ни о чём не буду потом жалеть! Прошу тебя, не останавливайся!
- В таком случае, мне бы хотелось услышать твои сладкие стоны в самый сильный момент наслаждения.
Начав с губ, он стал осыпать поцелуями её шею, плечи, груди, которые Сергей тут же принялся нежно сжимать и массировать.
- Об этом ты мечтала? – прошептал он. – Я ведь не ошибся?
Он очертил языком круг вокруг её соска и накрыл его горячими губами.
Подняв голову, Сергей с мужским удовлетворением взглянул на влажный от поцелуев набухший розовый сосок. Ксюша проследила за его взглядом, обеими руками вновь притянув к себе его голову.
Прикосновение сильных пальцев Сергея делало ещё более пленительной нежность его ласк, и каждое его движение вызывало в Ксении сладкий трепет. Но когда она попыталась помочь ему проникнуть внутрь её тела, он воспротивился, тихо засмеявшись. Это раздразнило в ней ещё большее желание.
- Ксюша, не спеши. Я ещё не разжег тебя, а мне сегодня особенно хочется сгореть в твоём огне.
Он скользнул руками по её округлым бёдрам и приблизился к золотистому треугольнику между ног. И тотчас разгоревшееся у неё внутри пламя пробежало по спирали снизу вверх, обожгло всё тело. Она вдруг почувствовала, как, производя медленные вращательные движения, он постепенно проникал в неё всё глубже и глубже. Задыхаясь, она несколько раз произнесла его имя, по мере того как наслаждение росло.
- Правильно! Говори, Ксюша! Скажи, что ты этого хочешь.
- Да, вот так! Хорошо! Люби меня, Серёжа! Будь во мне! Будь внутри меня!
Она попыталась сказать что-то ещё, но не смогла. И когда он дотронулся губами до заветного места, которое только что изучали его руки, Ксении показалось, что она вот-вот расплавится в огне страсти. Она вся задрожала в предвкушении, изнывая от пустоты, которую мог заполнить только один лишь Сергей.
- Мне нравится доставлять тебе удовольствие, Ксюша, – произнёс он, неспешно скользя губами по её телу снизу вверх, пока не коснулся губ. – А теперь доставь удовольствие и мне тоже.
Ксюша повернулась на бок и, приподнявшись, поцеловала Сергея. Её затвердевшие соски коснулись его груди, и он тихо застонал от наслаждения.
- У тебя слишком хорошо всё получается, Ксюша. Вот только, боюсь, я долго не выдержу.
Ксения дотянулась рукой до ночного столика и взяла лежавший на нём маленький пакетик. Она также не могла больше ждать. Её тело содрогалось, и лишь Сергею под силу было утолить её страсть и заглушить боль желания.
Он вновь навалился на неё сверху. Она слышала лишь его тихие стоны наслаждения. Ксения приподняла бёдра, чтобы скорее впустить его к себе внутрь, и, затаив дыхание, ждала, когда её заветная мечта, наконец, исполнится.
Издав тихий стон, она закрыла глаза, чтобы полнее окунуться в океан захватывающих ощущений. Поначалу его усилия были слишком лёгкими, и тогда Ксюша подняла выше колени, заставляя источник наслаждения войти ещё глубже. Поддаваясь, Сергей обхватил её бедра и ускорил волнообразные движения.
Перед глазами заплясали разноцветные огоньки, образуя калейдоскоп ярких узоров.
- Пожалуйста, продолжай! – как можно сильнее прижимаясь к Сергею, снова и снова просила, задыхаясь от нахлынувших эмоций, Ксюша, погружаясь без оглядки в самую пучину страсти.
Они одновременно испытали взрыв наслаждения. Калейдоскоп рассыпался, превратившись в радугу золотистых и розоватых кристалликов, наполнивших всё вокруг ярким светом.
Насытившись, они лежали рядом, крепко обняв друг друга. Страсть постепенно угасала, и её место начинало занимать приятное ощущение удовлетворения. Устроившись как можно удобнее, Ксюша закрыла глаза. Сергей поцеловал её в плечо, и по тому, каким спокойным стало его дыхание всего лишь через несколько минут, она догадалась, что Серёжа заснул умиротворённым сном. Успокоенная и разомлевшая, Ксения решительно последовала его примеру.

0

66

Неприятный разговор
Она проснулась раньше. Струившийся в окно неяркий лунный свет позволял разглядеть огромную, коричневую от золотисто-бронзового загара руку Сергея, которой он, даже пребывая в состоянии глубокого сна, продолжал обнимать её. Нужно как следует всё взвесить, чтобы принять верное решение. Теперь, когда её мозг не был занят посторонними мыслями, Ксении нужно подумать о последствиях безоговорочной победы сердца и души над разумом и рассудком. Сергей оказался прав, говоря о том, что они по-прежнему испытывают сумасшедшую страсть друг к другу, которая всё так же ярко пылает, как и пять лет назад. А ведь она знала об этом ещё с того самого знаменательного момента, когда Сергей вторично вторгся в её жизнь, снова перевернув всё вверх дном. И хотя Атласова понимала, что это может случиться, тем не менее, предпочла просто плыть по течению...
В какой-то момент Ксения решила, что больше не будет забивать голову лишней информацией, которая ей сейчас совершенно ни к чему. Она проведёт остаток ночи с Сергеем, забыв обо всех текущих проблемах и нерешённых задачах. Она даже сможет забыть о своих собственных желаниях.
Тихо издохнув, Ксения крепче прижалась к нему, ощущая мужскую силу каждой клеточки его тела.
- Ты, как всегда, очень приятно пахнешь, – неожиданно прошептал ей на ухо Серёжа. – Этот аромат напоминает мне о дорогом эксклюзивном мыле и об удовлетворённой женщине.
Сергей провёл рукой по контуру её груди, и его опять охватило волнение.
- Ты удивительным и необыкновенным образом воздействуешь на моё тело. После того, как мне стукнуло двадцать лет, у меня ни разу не получалось так быстро восстанавливать силы, чтобы вновь заняться любовью.
- Вероятно, ты сейчас снова почувствовал себя юным, – с трудом вымолвила Ксюша.
- К сожалению, я плохо подготовился, ведь у меня остался всего лишь один пакетик, – добавил Серёжа, прижимаясь к ней.
Ксения усмехнулась, не собираясь отпускать от себя Сергея, который отчаянно пытался встать.
- Дорогая, я всего лишь пытаюсь обезопасить себя от нежелательных последствий, – пробормотал он, всё ещё пытаясь вырваться из её цепких объятий.
Ксения неохотно присела на край кровати и, открыв выдвижной ящик, достала оттуда маленький пакетик. Затем, вновь повернувшись к Сергею, она с важным видом положила ему пакетик на ладонь:
- Ты всегда вызывал у меня восхищение. Интересно, ты сможешь опять развести огонь?
При лунном свете ей удалось заметить появившееся на его лице выражение радостного удивления. Спустя короткое мгновение он уже снова повалил её на кровать:
- Если на этот раз у меня ничего не выйдет, значит, я больше не могу считаться Платовым.

Теперь уже Сергей проснулся первым в ранний, предрассветный час. Несколько минут он продолжал лежать неподвижно, не убирая руки с тугой груди Ксении и чувствуя, как в ней вновь начинает пробуждаться желание. Но бросив беглый взгляд на часы, стоявшие возле кровати, он понял, что нужно поторопиться. Ему хватит времени только на то, чтобы быстро принять душ, после чего уже нужно будет уходить из дома. Ведь, несмотря ни на что, он по-прежнему намеревался вовремя добраться до аэродрома, чтобы сесть на самолёт. Как только Сергей встал с кровати, Ксюша позвала его сонным голосом.
- Всё хорошо, моя родная, – ответил Серёжа, заботливо накрывая её одеялом, чтобы уберечь от утренней прохлады. – Мне нужно принять душ.
Прежде чем направиться в ванную, он не удержался от того, чтобы снова поцеловать её. Горячие, зовущие и такие манящие губы Ксении были настолько соблазнительными и желанными, что ему даже захотелось отложить рейс на неопределённое время. Однако выбора у него, к сожалению, не было. Время буквально утекало сквозь пальцы. Увы, но они не успели бы ещё раз заняться любовью. Сергей мрачно усмехнулся, включая воду. Он даже не подозревал о том, что после этой горячей во всех отношениях ночи ему опять понадобится принимать холодный душ.
Услышав, что Сергей уже выключил воду, Ксюша встала, потянулась и, быстро накинув халат, принялась подбирать одежду, разбросанную буквально повсюду прошедшей ночью. Она старалась освободиться от любых мыслей, не позволяя себе вновь углубляться в рассуждения. Всего лишь через час Серёжа уедет, и сумасшедшие будни вновь поглотят их без остатка.
В этот момент Сергей открыл дверь ванной комнаты, и у Ксении даже дыхание перехватило при виде красивого обнажённого мужского тела.
- С добрым утром, солнышко. – Голос Сергея по-прежнему немного дрожал от пережитого возбуждения.
Ксюша разозлилась из-за того, что у неё все чувства и эмоции были буквально написаны на лице. Очень жаль, что не получилось скрыть от него своё внезапное волнение. Поняв, что на её щеках вспыхнул предательский яркий румянец, она сказала:
- Я сварю кофе, пока ты будешь одеваться.
- Ты будешь по-прежнему заливаться краской, даже когда мы станем мужем и женой? – поинтересовался Сергей, натягивая брюки.
Ксения застыла на месте от этого неожиданного вопроса.
- Кажется, мы об этом уже говорили. У меня нет ни малейшего желания выходить за тебя замуж. Если бы наш безоглядный секс или моя беременность были поводом для свадьбы, мы давно бы уже стали мужем и женой, – не в силах сдерживаться, ответила Ксюша.
- Разумеется, Ксюша, – спокойно ответил ей Сергей. – Но именно ты, а вовсе не я, устроила побег.
- Если бы я не сбежала тогда, то мы рано или поздно всё равно возненавидели бы друг друга. Я сделала правильный выбор.
- Что за ерунда? – взорвался он. – У тебя какие-то дремучие взгляды на жизнь. Мы вроде бы не в болоте живём. Вокруг цивилизация! Строгие нравы остались в далёком прошлом! Будь я твоим братом, возможно, и нуждался бы лишь в твоём уме. – Сергей подошёл к Ксении и развернул её лицом к себе. – Прежде, чем ты приняла решение уйти, мы прожили вместе шесть месяцев. В чём состояло наше принципиальное отличие от супружеской пары? Мы так же разговаривали, смеялись, спорили... и мы зачали ребёнка. – Сергей судорожно взъерошил свои волосы, а затем пристально посмотрел на Ксению, словно пытаясь пригвоздить её к стене. – Кстати о сексе: вряд ли ты испытывала такую же страсть с другим мужчиной. Секс и любовь всегда взаимосвязаны, они всюду ходят рука об руку. У нас бы не получилось заниматься любовью без сильных чувств, которые мы испытываем по отношению друг к другу.
- Чувства? – Ксения намеренно грубо рассмеялась, внутренне содрогнувшись от боли. Нужно остановиться, пока не стало слишком поздно! – Это слишком громко сказано. Что ты под этим подразумеваешь?
- Неужели ты по-прежнему слепа, как крот? Что ещё мне сделать, чтобы ты увидела, что я люблю тебя? – почти с яростью произнёс Сергей. – Теперь тебе всё ясно? Ты довольна? Кстати, я думаю, что ты тоже меня любишь.
Его слова разозлили её ещё больше. Она не нуждалась в громких, но пустых фразах.
- Не стоит так легко говорить о своей любви, Сергей. Ты ни разу не обмолвился об этом прежде –  даже прошлой ночью, когда нашёптывал мне на ушко весьма приятные вещи. Ты не любил меня, когда мы жили под одной крышей, и не любишь теперь. Тебе от меня нужна только Соня. И уже только потом ты хочешь приятно провести со мной время.
Он ничего не ответил, и в наступившей напряжённой тишине Ксюша с ужасом почувствовала, что их благополучие, такое хрупкое и невесомое, рушится буквально на глазах.
- Неужели ты действительно так обо мне думаешь? – спросил Сергей почти шёпотом.
Теперь уже она и сама не была уверена в том, что говорила:
- Я... не...
- Тогда зачем ты мучаешь меня? – Сергей опустил руки на плечи Ксюши. – Мне действительно нужна Соня, и наша свадьба, без сомнения, помогла бы решить проблему без потерь. Но ты мне нужна не меньше, потому что я люблю тебя, даже если ты сама в это не веришь.
Не получая ответа, он убрал руки с её плеч и отошёл назад.
- Скоро я уеду. Но мне хотелось бы расстаться с тобой, выяснив всё до конца, до самого донышка. Однако в том случае, если я ещё хотя бы на несколько минут задержусь здесь, то опоздаю на свой самолёт. – Он пригладил влажные волосы. – Обещаю, что, как только я вернусь, обязательно найду способ убедить тебя в искренности моих слов. – Одевшись, он добавил: – Однако мне нужно точно знать, что в моё отсутствие ты снова никуда не убежишь.
- В этом можешь не сомневаться. Я никуда от тебя не денусь.

Ксюша и Соня стояли на тротуаре, наблюдая за тем, как Сергей укладывал свои вещи в багажное отделение автобуса. Покончив с этим и обернувшись, он спокойно заверил:
- Я приеду в Москву накануне Нового года. Если задержусь, значит, застрял где-нибудь в автомобильной пробке. Я думаю, удастся успеть ещё до полудня. Но я всё-таки постараюсь приехать рано утром, чего бы мне это ни стоило.
- Сергей, поторопись с прощальным поцелуем, иначе мы никогда не уедем! – полушутя-полусерьёзно крикнул из автобуса Макс.
- Нам пора ехать. – Сергей обнял Ксюшу. – Жди моего возвращения, – тихо сказал он, а потом присел и обнял Соню.
Расставаться с дочерью оказалось ещё более трудным испытанием. За такой короткий, но насыщенный промежуток времени она стала неотъемлемой частью его жизни. Сергей по-прежнему испытывал благоговейный трепет в её присутствии.
Прижав девочку к груди и нежно поцеловав её, он осторожно погладил её щёчку и знаками попрощался:
- До свидания, Соня.
Неожиданно девочка разрыдалась и принялась неистово жестикулировать.
- Что она говорит? – с тревогой спросил Сергей у Ксюши. – Слишком быстро! У меня ничего не получается разобрать!
- Ей не хочется, чтобы ты уезжал. Она боится, что больше никогда не увидит тебя.
Ксюша присела возле Сергея:
- Не волнуйся, папа обязательно приедет к нам снова. Он вернётся к Новому году, когда мы будем ждать Деда Мороза и его подарки.
Сергей снова крепко прижал дочь к груди. У Ксюши от боли даже сжалось сердце – столько грусти отражалось в его прекрасных глазах. Теперь уже Соня коснулась пальчиком его лица, а затем громко и отчётливо произнесла:
- Папа.
Сергей дёрнулся, словно дотронулся до оголённого провода, в глазах и в носу мгновенно защипало. Он попытался набрать воздуха в лёгкие. В первый раз за всё время, проведённое ими вместе, он, наконец-то, услышал такие долгожданные, хоть и немного непривычные звуки – голос дочери.
Соня залилась хохотом, увидев его смешное, как ей показалось, выражение лица, а затем опять стала быстро размахивать руками. Потом подошла к матери и спряталась за её спиной.
- Она говорит: "До встречи на Новый год", – пояснила Ксения. – Сергей, я должна тебе сказать, что… Соня снова слышит, но её слух восстанавливается постепенно. Для того, чтобы она снова стала слышать так же хорошо, как другие дети, нужно время.
- Это неожиданная, но приятная новость! Я очень рад! К сожалению, мне уже пора. Береги себя и её.
Какое-то время Сергей колебался, не веря, что придётся уйти, тем более теперь, когда он услышал такие хорошие новости о дочери. Однако он всё-таки нашёл в себе силы развернуться и направиться к автобусу.

Отредактировано Кассандра (2019-09-15 19:26:33)

0

67

Пожар
- Лёша, сегодня ты неотразим! – воскликнула Ксения, удобно устраиваясь в последнем ряду зрительного зала. – Уверена, уже совсем скоро у тебя появятся новые преданные поклонники.
Лёша, явно довольный комплиментом, раскланялся в ответ, после чего скрылся за кулисами. Генеральная репетиция должна была начаться только через полтора часа. Ну а пока приходилось ждать, когда же наконец-то соберётся в полном составе оркестр. Алексей только что закончил репетировать свою финальную сольную партию, и теперь им с Ксюшей предстояло прогнать ещё одну сцену.
Зрительный зал одного из колледжей, который они арендовали для своих выступлений, вмещал в себя триста двадцать человек. Сложно сказать, много это или мало. Как правило, исполнители никогда не задумывались о подобных вещах. Для них искусство всегда было превыше всего. Новая сцена, не имевшая ни единого дефекта, хорошо просматривалась с любого места зрительного зала, поскольку ряды спускались под достаточно большим наклоном. Плата за аренду включала в себя освещение и обеспечение техническим персоналом, что, несомненно, оказалось настоящей удачей, ведь благодаря этому Ксения была избавлена от дополнительной головной боли.
Включив магнитофон, Ксюша сосредоточила всё своё внимание на юных артистах. Сначала на сцене ничего не происходило, но вскоре там разыгралось настоящее сражение не на жизнь, а на смерть. Войска Мышиного Короля решительно и самоотверженно выступали против солдат Щелкунчика. Битва шла за обладание большими коробками, уложенными под рождественской елью.
По сцене энергично замаршировали войска. Раскрашенные серебряной краской шпаги воинственно блестели в ярких лучах прожекторов. Внезапно и неожиданно Мышиный Король бросился на Щелкунчика, но в то же мгновение был смертельно ранен комнатной туфлей, которой Клара запустила в него. Омрачённые горем мыши стащили со сцены своего поверженного правителя, а в это время Щелкунчик поднялся и превратился в Принца.
Ксюша выключила магнитофон.
- Отличная работа! Ребята, вы большие молодцы! – громко похвалила она. – Теперь вам положен законный отдых. Но я прошу вас не забывать о том, что, какими бы вы ни были голодными, в костюмах, к сожалению, есть нельзя.
Заглянув в записную книжку, Ксения стала проверять, не забыла ли что-нибудь сделать, и в эту минуту незаметно подошедшая Надежда хлопнула её по плечу.
- Звонил Сергей, – сообщила Надежда. – Он просил передать, что свяжется с тобой завтра после спектакля.
За несколько дней, прошедших с момента отъезда Сергея, у Ксюши было достаточно времени для того, чтобы понять: за короткий промежуток времени она успела снова привязаться к мужчине, игравшему довольно-таки важную роль в её жизни. Она догадывалась, что теперь, когда Соня наконец-то решилась заговорить с ним, Сергей приложит ещё более усилий, чтобы всё-таки уговорить её выйти за него замуж. Надо же, он даже решился на признание в любви!
А вдруг у них ничего не получится, и Серёжа женится на другой женщине? До последнего времени, вспоминая о нём, как о сладком образе из далёкого прошлого, она неоднократно думала об этом, и каждый раз подобные мысли снова и снова причиняли ей боль, пусть даже она была слабой и приглушённой. Неожиданно Ксюша представила себе встречу с его женой, которая вместе с Сергеем будет приезжать к ней, чтобы забрать Соню на прогулку по парку. Как только она нарисовала в своём воображении эту картину, то почувствовала себя так, словно кто-то вонзил ей нож в грудь.
Стрелки часов в вестибюле студии показывали полночь, когда Ксюша и Лёша, оба измотанные после сильных физических нагрузок, медленно поднимались по лестнице в её уютную квартирку.
- Не могу передать свою радость из-за осознания того факта, что мне никуда не придётся ехать, – промолвил Лёша, крепче прижимая к себе спавшую Соню, которую нёс на руках. – Разумеется, если бы я был умнее, то смог бы всё просчитать наперёд. Я никогда не думал, что буду добровольно, по собственной инициативе, заниматься административной работой. Танцы – вот моя стихия, я в ней живу и чувствую себя по-настоящему свободным.
Ксюша достала из сумочки ключ.
- Не волнуйся. Ты помогаешь мне в постановке спектаклей уже не первый год. Я знаю, что тебе нравится этим заниматься. Должна признаться, ты отлично справляешься с данной весьма непростой задачей.
Когда они переступили порог её квартиры, Ксюша снова взглянула на Лёшу, и тот, словно оправдываясь, произнёс:
- Мне нравится, когда все трудности уже остаются позади, а у меня всё ещё есть силы. Однако именно сейчас я так сильно устал, что, вероятно, не встану как минимум в течение недели.
Ксюша взяла девочку у него из рук и, кивнув Лёше в ответ на его пожелание спокойной ночи, направилась в спальню. Дверь за ней закрылась.
Соня громко сопела во сне и даже не пошевелилась, когда Ксюша нежно поцеловала её в лобик и заботливо укрыла одеялом. Девочка заснула крепким и безмятежным сном прямо в гримёрной, причем задолго до того, как закончилась генеральная репетиция и все разошлись по домам.

Сквозь сон Ксюша услышала настойчивый звонок телефона, но никак не могла проснуться. С трудом приходя в себя, она, наконец, потянулась к трубке стоявшего на ночном столике телефонного аппарата.
- Просыпайся, соня, – на удивление бодро, звонко и жизнерадостно прозвучал прямо ей в ухо голос Сергея, в котором можно было без труда узнать те же самые дразнящие нотки, которые он уже продемонстрировал в утро юбилея.
Ксюша присела на кровати, посмотрела с недоумением на циферблат часов и простонала:
- Очевидно, ты совершенно не представляешь себе, сколько сейчас времени!
- Ну почему же? Сейчас в Лондоне семь тридцать. Значит, у тебя половина десятого утра.
- Нет, ты ошибаешься! Вовсе не половина десятого, – чувствуя, что прямо сейчас умрёт от усталости, ответила Ксюша, снова падая без сил на подушку. – Мои часы показывают только половину девятого. Между Лондоном и Москвой разница во времени составляет два часа. – Ксюша закрыла глаза. – Сергей, у меня был вчера тяжёлый день. Мы репетировали до седьмого пота… Домой я пришла поздно, уже за полночь. Поэтому мне совершенно непонятно, зачем нужно было будить меня в восемь тридцать?
- Извини меня, Ксюша, – попытался попросить прощения Сергей, однако всё равно было очевидно, что на его хорошее настроение это никак не повлияло. – Мне действительно казалось, что для звонка сейчас самое подходящее время.
- К сожалению, в данный момент я чувствую себя как выжатый лимон после вчерашнего. – Ксюша тяжело вздохнула, пытаясь окончательно проснуться.
- А Сонечка уже встала?
Ксюша взглянула на кровать у противоположной стены и ответила, не подумав:
- Да, она уже проснулась. Вероятно, Соня отправилась в гостиную, чтобы надоедать Лёше.
На другом конце провода наступило молчание. Когда Сергей вновь заговорил, казалось, его голос сковал лёд, а от былой доброжелательности не осталось и следа:
- А могу я узнать, что понадобилось Алексею в твоей квартире в восемь часов утра?
- Он спит в гостиной, – без церемоний ответила Ксюша. – Тебя что-то не устраивает?
- Нет, всё в порядке. И на чём же он спит?
- А вот это тебя уже не касается.
Если даже после возобновления их интимных отношений Сергей по-прежнему думал, что они с Алексеем были больше, чем друзья, не было никакого смысла унижаться, убеждая его в обратном.
- Лучше займись своими делами! Мне нужно ещё хоть немного отдохнуть!
Со злостью швырнув телефонную трубку на аппарат, Ксения перевернулась на живот и, обхватив руками подушку, уткнулась в неё лицом. Как же обидно, что он снова ей не доверяет!
Разбуженная так внезапно, она прекрасно понимала, что заснуть больше не получится. Мысленно ругая Серёжу за его недальновидность, Ксюша отправилась на кухню, чтобы сварить себе кофе.
- Кому понадобилось звонить так рано? – донёсся из гостиной сонный голос Лёши.
- Это был Сергей. Он перепутал время! – крикнула Ксюша, а про себя добавила: "А заодно и реальность с фантазией".
Возле кухонной двери она остановилась и с горечью простонала:
- Пожалуйста, Соня! Только не сегодня!
Девочка сидела за столом. Ее нежно-розовые домашние туфельки были выпачканы тёмно-коричневым шоколадом. По всему столу был рассыпан шоколадный порошок, а на детском личике красовались тёмные усики.
В руках она держала высокий бокал, в котором всё ещё оставалось немного шоколадного молока. Огромные синие глаза, такие же, как у отца, сияли от восторга.
- Шоколад, – отчётливо выговорила она.
Смягчившись, Ксюша опустила голову:
- Я сдаюсь. – Помолчав, она пробубнила себе под нос: – Точная копия отца. На него у меня тоже никогда не получалось долго сердиться.

Утро прошло в суматохе. Алексей постоянно находился рядом и помогал ей. Заново проверив декорации, Ксюша дозвонилась в театральную кассу, чтобы окончательно уточнить количество распроданных билетов. Параллельно ей пришлось выполнить ещё множество неотложных задач, связанных с предстоящим спектаклем.
Гримёрная напоминала самый настоящий улей с летающими буквально повсюду пчёлами – люди то и дело входили и выходили из неё. В воздухе витали смешанные запахи духов, пыли, грима и лака для волос. Ожидание начала спектакля создавало приподнятую атмосферу, поэтому у Ксюши было на редкость тепло, светло, легко и радостно на душе.
Лёша позвал её в тот момент, когда она подкрашивала глаза.
- Дай мне ровно одну минуту, – ответила Ксюша, заканчивая свой эффектный макияж.
Обернувшись, она тотчас почувствовала пьянящий аромат роз. Ей никогда ещё не доводилось видеть такого шикарного букета, какой в настоящий момент держал в руках Алексей. Казалось, розы были всех существующих на свете оттенков.
- У него столько денег, что это – сущий пустяк, – усмехнулся Орлов, протягивая Ксении записку.
Она развернула её дрожащими пальцами и стала читать:
"Прости, что разбудил тебя так рано, но время тянется слишком медленно. Я не могу дождаться, когда наконец-то закончатся гастроли, и мы опять будем вместе. Я, ты и маленькая Сонечка. Говорят, каждый оттенок розы имеет особое значение на языке любви, и я не хочу хоть что-нибудь упустить, признаваясь тебе в своих чувствах.
Целую, Серёжа".
Сергей всегда был непредсказуем. К сожалению, их разлука продлится ещё целых две недели!
- Только не надо плакать, – сочувственно вздохнул Лёша. – Если грим растечётся и попадёт в глаза, будет здорово щипать. К тому же, у тебя нет времени, чтобы заново начать гримироваться. Через двадцать минут занавес поднимется.

После окончания спектакля, наверное, добрая половина зрителей хлынула за кулисы, чтобы поздравить каждого выступавшего. Когда в здании никого не осталось, Ксюша ещё долго проверяла, всё ли было на своих местах.
Они с Алексеем вернулись в квартиру в половине третьего ночи.
- Если ты не против, я бы хотела поспать хотя бы до полудня, – заметила Ксюша и скрылась в спальне.
- Конечно, никаких проблем, – ответил Лёша, подавив зевок.
"Благодарю тебя, Надя", – подумала Ксения, войдя в спальню и увидев пустую кроватку Сони. Догадливая подруга решила забрать на эту ночь девочку к себе, давая, тем самым, Ксюше возможность как следует выспаться после выступления.
Она поставила вазу с цветами на туалетный столик и, вдохнув ещё раз их сладкий аромат, быстро переоделась во фланелевую ночную рубашку. Затем Ксения в полном изнеможении забралась под одеяло и моментально погрузилась в тяжёлый сон.

Вторую ночь подряд её будил назойливый телефонный звонок. Нащупав в темноте трубку, она почти заорала:
- Господи, Серёжа, ну сколько можно! Да, ты прислал такой замечательный букет, но ведь мне после тяжёлого спектакля требуется отдых. – Ксюша посмотрела на часы. – Всего лишь несколько часов назад...
- Ксения, прости, но это не Сергей. Говорит Полина. Полина Лебедева.
От удивления Ксения округлила глаза. Она недоумевала, зачем жене Александра понадобилось звонить ей в такое время.
- Ксюша, боюсь, у меня плохие новости...
Сон тотчас пропал, и Ксения крепче сжала трубку:
- Что-то случилось? С Серёжей беда?
- К сожалению, нам ничего не известно. В отеле, где он остановился, произошёл пожар. Мне только что позвонил Александр. В тот момент, когда произошла трагедия, он находился в другом месте, на встрече, а Сергей...
Голос Полины оборвался, и Ксюша закрыла глаза, чувствуя, как к горлу подступает тошнота. Полина снова заговорила:
- Мы не знаем, пострадал он или нет. Нам лишь известно, что Сергей находился в отеле во время пожара. К сожалению, у нас не получилось с ним связаться. Там теперь самый настоящий переполох, ведь всё произошло в середине дня. – На минуту Полина опять замолчала, а потом добавила: – К сожалению, мне ничего больше не известно.
Совершенно разбитая, Ксюша сидела на краю кровати, тупо уставившись на противоположную стену. В её голове продолжали звучать слова: "пожар-Сергей... мы не знаем..."
Машинально Ксения положила на место трубку телефона, поднялась и подошла к букету роз. Её движения были такими же судорожными и сбивчивыми, как и собственные мысли. Вытащив наугад из букета розу бледно-лилового цвета, Ксюша прислонилась щекой к бархатным лепесткам.
Снова затрезвонил телефон, но она уже не обращала на него внимания, направляясь в гостиную сквозь предрассветный мрак.
Звонки прекратились лишь тогда, когда Алексей проснулся и сам снял трубку. Не глядя в его сторону, Ксюша достала диск и включила проигрыватель, приготовившись слушать тихий голос Сергея.
- Алло, – ещё полусонно пробормотал Алексей. – Говорит Алексей Орлов. Да, её друг. А что случилось?
Ксения смотрела на него, не моргая, словно уставившись на экран телевизора. Внезапно Алексей сел и тоже взглянул на неё.
- Боже мой! Конечно, вы правы, за ней нужно присматривать, – ответил он Полине. – Послушайте, она, кажется, совсем обезумела. Позвоните, если что-нибудь прояснится.
- Он умер, Лёша, – глухим и ровным голосом промолвила Ксюша, не сводя с него взгляда. – Серёжа мёртв… пожар... отель...
Лёша встал рядом и положил руку на её плечо:
- Тебе не известно наверняка.
- Но он был там во время пожара.
- Ксюша! – Алексей встряхнул её за плечи, пытаясь привести в чувство. – Послушай меня. Есть шанс, что он выжил. Тот факт, что у Александра не получилось с ним связаться, вовсе не доказывает, что он погиб или даже ранен.
Ксюша начала судорожно вздрагивать, а её голубые глаза наполнились слезами.
- Мне кажется, я действительно сойду с ума, если...
- Ты справишься, Ксюша. Вспомни Лизу или то, как тебе было тяжело, когда заболела Сонечка. Ты ведь выдержала тогда. Выдержишь и сейчас. С ним всё будет хорошо. Сергей сильный, и никогда не сдавался без боя, как, впрочем, и ты.
Всё ещё потрясённая пережитым волнением, Ксения внимательно изучала лицо Алексея. В первый раз за шесть лет он упомянул о Лизе, ставшей жертвой болезни по собственной вине.
- Тебе по-прежнему больно вспоминать о ней?
Лёша удивился, будто сделал открытие:
- Нет. Уже нет. Просто жаль, что я не сразу разобрался, что происходит, и поэтому не смог уберечь её. Сейчас боль уже утихла. Время – лучший лекарь.
- Я надеялась, что со временем мои чувства к Сергею исчезнут без следа, но... – Ксюша принялась расхаживать взад и вперёд по гостиной. – Мне нужно что-нибудь предпринять, Лёша. У меня не получится просто так сидеть и ждать, находясь в неизвестности. Нужна хоть какая-нибудь информация!
- В данный момент у тебя всё равно ничего не получится сделать, – спокойно возразил Алексей. – Александр сам позвонит, как только...
- Я тоже могу позвонить в Лондон. Я буду проверять все больницы.
Ксюша была настроена решительно.
- А ты знаешь, что именно сейчас, очевидно, все телефоны заняты? К тому же, тебе ведь неизвестно, в какую именно больницу звонить. В Лондоне их много, точно не одна и не две.
- В полиции знают, куда были отправлены пострадавшие. Я позвоню в лондонскую полицию, и потом...
- Ксюша! Выслушай! В полицию звонит столько людей, что если даже тебе и посчастливится дозвониться, там всё равно не смогут дать нужную информацию. – Лёша замолчал, а затем, взяв Ксению за руку, заставил её сесть на диван. – Послушай, – сочувственно вздохнул он, – допустим, ты дозвонилась в полицию, и пусть даже узнала, в каких больницах может находиться Сергей. Что дальше?
Ксюша прислонилась к диванным подушкам. Очевидно, ей и правда ничего не оставалось, кроме как послушаться Алексея.
- Ты прав, я буду ждать. Потому что, несмотря на то, что мне сейчас очень хочется немедленно бросить всё и оказаться в Лондоне, умом я понимаю, что никакого толку от этого не будет.
- Я рад, что ты наконец начала мыслить на удивление здраво, трезво и хладнокровно. Поверь, только с холодной головой можно справиться с самыми сложными стрессовыми ситуациями.
- Я это прекрасно понимаю. Не знаю, как не сошла с ума, когда заболела Соня. Да и эта внезапная болезнь Лизы меня тоже сильно подкосила... Ведь она была моей лучшей и, вероятно, единственной настоящей подругой.
- Я очень сильно любил Лизу, и одно время она снилась мне практически постоянно. Но с тех пор уже прошло много времени.
- Я хочу, чтобы ты снова был счастлив. Никогда не замечал, как Надя на тебя смотрит?
- Надежда? Но она же – просто твоя знакомая.
- Надя – не просто моя знакомая. Она – моя поддержка и опора. С тех пор, как мы потеряли Лизу, в моей жизни никогда не было настоящих подруг. Однако Надя смогла растопить наконец-то лёд в моём сердце, хотя, возможно, сама она об этом не догадывается.
- Надежда – твоя секретарша, няня и соседка по совместительству. Мне всегда казалось, что ты именно так её и воспринимаешь.
- Тебе это просто казалось, Лёша. Надя дорога мне, как и ты. И я хочу, чтобы вы были счастливы. Ты бы видел, какими глазами она на тебя смотрит!
- Надежда – очень строгая девушка, поэтому я, если честно, её даже побаиваюсь. Мне кажется, она – самостоятельная и самодостаточная личность, и никакие мужчины ей даже даром не нужны...
- Я понимаю, тебе трудно забыть прошлое. Я же так и не смогла ничего забыть, но это немного другое. Всё-таки у нас с Сергеем есть дочь Соня, которая нас навеки связала и объединила... Лиза была потрясающим врачом, я всегда восхищалась ей.
- Жаль, что сама она так легкомысленно относилась к собственному здоровью...
- К сожалению, этого уже нельзя исправить. Но Надя действительно тебя по-настоящему любит. Поверь, она, как и большинство людей, тоже носит свою собственную непроницаемую маску, за которой невозможно разглядеть её настоящее лицо. Обещай мне, что подумаешь о моих словах и сделаешь соответствующие выводы.
- Мне трудно даже представить себе, что я снова смогу стать влюблённым и счастливым человеком, однако я готов пообещать тебе, что подумаю.
- Благодарю тебя от всей души! Для меня это действительно очень важно, ты же знаешь.

Отредактировано Кассандра (2019-09-06 16:53:11)

0

68

Новости
Долго не рассветало. Спасаясь от обжигающего утреннего холода и озноба, Ксения закуталась в одеяло и, уставившись на экран телевизора, терпеливо ждала выпуска новостей. Однако она смогла забыть обо всём на свете, увидев, как смешные персонажи с детства любимого ей мультфильма «Том и Джерри» бегают друг за другом. Широкая улыбка против воли осветила её серьёзное лицо.
Наконец появилась долгожданная заставка новостей, и она включила звук как можно громче, на максимальную мощность. В ту же минуту Ксения услышала такие важные для неё сейчас слова диктора: "...взорвалось в лондонском отеле несколько часов назад. В Вашингтоне президент встретился с представителями Коалиции экономических реформ... Шахтёры пригрозили начать забастовку, если последние переговоры с правительством не принесут заметных улучшений в области безопасности труда и здравоохранения. Всё это и многое другое вы услышите после рекламной паузы. Мы скоро вернёмся. Оставайтесь с нами".
Алексей подошел и встал рядом, положив руку ей на плечо:
- Всё хорошо. Дыши глубже. И не волнуйся, я рядом.
Началась реклама. Ксения снова забыла обо всём на свете, как только увидела Алекса, которому друзья передавали пиво на маяк. Затем была реклама чаёв «Гринфилд» и «Нури», а также реклама кофе «Жардин» и «Жокей». Эти ролики тоже очень нравились Атласовой. Благодаря им она немного успокоилась. Новости наконец-то продолжились, и Ксения, к которой вернулось прежнее волнение, наклонилась ближе к экрану, чтобы как можно лучше видеть происходящее.
"Сегодня в результате утечки газа в престижном отеле Лондона "Квин энд Кинг" произошёл мощный взрыв, вызвавший пожар. К настоящему моменту нам стало известно, что восемь человек скончалось, хотя ожидается, что число погибших возрастёт после того, как пожарные завершат поиск людей, оставшихся под обломками стен. Эпицентр взрыва находился в непосредственной близости от главного вестибюля, на первом этаже возле ресторана. По предварительным подсчётам, ущерб составляет свыше миллиона американских долларов. Находившийся на гастролях в Англии знаменитый певец и композитор Сергей Платов, на чьё имя был забронирован номер в отеле "Квин энд Кинг", бесследно исчез. Однако нам неизвестно, был ли он в отеле в момент взрыва или находился совершенно в другом месте".
Объектив камеры сместился на второго диктора, продолжившего читать новости. Алексей встал и решительно выключил телевизор.
- Отсутствие новостей – тоже хорошая новость, – пробубнил он себе под нос.
Зазвонил телефон, и Ксения, вздрогнув, мгновенно вскочила на ноги, отбросив тяжёлое тёплое одеяло.
- Алло? Да, Надя, я уже знаю. – В её голосе прозвучало разочарование, потому что звонившим оказался совсем не тот, кого она ожидала услышать. – Около двух часов назад я узнала обо всём от Полины Лебедевой, жены коммерческого директора Александра. Мы по-прежнему не имеем никакой новой информации, поэтому в данный момент я сижу у телефона и жду, когда хоть что-нибудь прояснится... Буду держать тебя в курсе. Обязательно сообщу, когда что-нибудь удастся выяснить.
Закончив разговор, она поспешила повесить трубку, чтобы освободить линию. Но друзья, вероятно, действуя из самых лучших побуждений, продолжали названивать, и тогда на помощь пришёл Алексей. Каждому, кто звонил, он подробно сообщал всё, что ему было известно к этой минуте, а после просил рассказать остальным, чтобы те, в свою очередь, не беспокоили Ксению. Миновал целый час, прежде чем звонки прекратились. Но легче от этого не стало. Ксюша не осознавала, что дремлет, пока новый пронзительный телефонный звонок не разбудил её, заставив вздрогнуть. Охваченная ужасом, она схватила трубку.
- Мы нашли его, Ксюша. Он находится в больнице, но с ним всё хорошо.
Ксения склонила голову и уставшим голосом прошептала:
- Благодарю тебя, Господи.
- Ксюша, ты слышишь?
- Да. Как он себя чувствует? Почему он находится в больнице? Он сильно пострадал?
- Мы по-прежнему не знаем, что с ним случилось. Он был без сознания, когда его привезли в больницу. К тому же, его никто не узнал, вероятно, ещё и потому, что при себе у него не было никаких документов. Но теперь он очнулся, и, надеюсь, скоро у нас будут все подробности случившегося.
- Всё в порядке, – прикрыв трубку телефона рукой, обнадёжила Ксюша суетившегося рядом Алексея. Затем она снова переключилась на Полину: – Что можно сказать относительно его самочувствия?
- Врачи продолжают обследование. Александр сказал, что необходимо дождаться конечных результатов осмотра. Пока известно только, что Сергей изрядно наглотался дыма во время пожара и что у него есть ожоги.
- Но ведь есть надежда, что с ним всё будет хорошо?
- Мы верим в это. Александр говорит, что пока он находился там, куда отвезли Сергея, тысячи обезумевших от горя людей, чьи родственники лежат в этой же больнице, своими звонками обрывали все телефоны, но и им не слишком повезло. Информации по-прежнему очень мало. Поэтому нам остаётся только ждать.
- Я понимаю.
На прощание Полина посоветовала ещё немного подождать и повесила трубку.
Алексей вернулся в гостиную, когда Ксюша закончила разговор.
- Ты всё слышал?
- Да. – Лёша ободряюще улыбнулся. – Не падай духом! Сергей сильный, и он обязательно поправится. Вероятно, просто наглотался дыма.
- Возможно, но он при этом потерял сознание. – Ксюша нервно теребила пояс халата, пытаясь завязать узел. – И не стоит забывать, что он получил серьёзные ожоги.
- Боже мой, Ксения, – возмутился Алексей, – тебе стоит порадоваться уже тому обстоятельству, что он остался жив! Ты только представь себе состояние людей, которые потеряли своих близких!
- Вероятно, ты прав. Я должна радоваться, но почему-то не могу…
- Ожоги, вероятно, тоже не очень серьёзные, в противном случае, врачи давно сообщили бы о каких-нибудь проблемах. Расслабься. Совсем скоро он поправится. – Алексей устроился поблизости и тронул её за плечо. – Итак, вернёмся к нашим баранам? Ты представляешь, как всё будет?
Ксения непонимающе посмотрела на него. Хотя мир уже не казался ей перевёрнутым вверх дном, она по-прежнему не могла окончательно прийти в себя, и поэтому до её сознания никак не доходило, что пытался втолковать ей Алексей.
- Сегодня суббота, – подсказал он.
Ксюша всё ещё недоумевала:
- И что это должно означать?
- Ты помнишь про спектакль?
Она вдруг всё поняла и тут же подскочила:
- Господи! Я совсем забыла.
- В первый раз, мой друг. Теперь нам придётся внести некоторые изменение и составить свой рабочий график с учётом необходимости немного выспаться после сегодняшней ночи.
- Алексей, но я не могу выйти из дома. Вдруг Полина снова позвонит?
- Мне кажется, нам удастся что-нибудь придумать и как-нибудь решить эту сложную проблему. – Алексей откинулся на спинку дивана. – По крайней мере, у тебя есть друзья, на которых всегда можно положиться.

Час спустя Ксюша уже лежала, свернувшись калачиком, в своей кровати. Она по-прежнему была напряжена, из-за чего никак не могла уснуть. Бросив взгляд на смешного игрушечного бегемота, посаженного Соней в угол кроватки, Ксюша вспомнила вечер, когда Серёжа принёс эту забавную игрушку. Тогда он пребывал в отличном настроении, был весел и постоянно шутил. При мысли, что сейчас Сергей лежит на больничной койке без движения и, возможно, без сознания, у Ксюши защемило сердце. Страх опять вернулся.
В четыре часа Ксении всё-таки пришлось выйти из квартиры, чтобы провести репетицию перед предстоящим спектаклем. Она делала всё, что от неё требовалось, но впервые поняла, что не испытывает никакой радости. Будто бы она была не человеком, а роботом. Однако большой опыт выручил её из этой непростой ситуации. Дежурить возле телефона вместо неё осталась Надежда. Давая указания ученикам, Ксения ощущала себя совершенно в другом месте, где-то далеко-далеко, там, рядом с ним, на больничной койке.
- И раз... два... три... четыре... - "Господи, помоги ему... пусть всё обойдётся..." - И выше ногу, два... три.., четыре...
В половине шестого она распустила класс, дав возможность всем переодеться и загримироваться. Двое рабочих принялись убирать со сцены обрывки бумаги и прочий мусор, который мог хоть как-то помешать танцорам во время выступления.
Глядя на список неотложных дел, Ксюша одновременно умудрялась перешагивать через лежащие на полу многочисленные кабели. Она стремительно двигалась через сцену. Необходимо было уточнить, удалось ли уладить проблему освещения в эпизоде со снегом.
- Ксюша!
Она оглянулась и, поняв, что это голос Нади, быстро сбежала по боковой лестнице и помчалась к ней навстречу.
- Не торопись. Звонила Полина Лебедева. С Сергеем всё хорошо.
Тем не менее, сама Надежда на удивление проворно передвигалась навстречу Ксюше по проходу между рядами зрительного зала, чуть не волоча по полу вцепившуюся в её руку и никак не поспевавшую за ней Соню.
От радости Ксения крепко обняла их обеих, а затем подхватила Сонечку на руки, закружившись с ней и весело смеясь. Запыхавшись, она опустила девочку на пол и, обернувшись к Надежде, пристала к ней с расспросами:
- Когда он приедет домой? Как ты думаешь, гастроли для него уже закончились? А его уже выписали из больницы?
Надежда улыбнулась:
- Успокойся, дорогая. Во-первых, Сергей по-прежнему в больнице. Ожоги он получил, когда на него упала горящая балка, но никаких серьезных последствий это за собой не повлекло. Однако врачи на всякий случай хотят подержать его ещё несколько дней. Во-вторых, он не отменит свои выступления только потому, что наглотался дыма... Хотя говорить ему пока трудно. – Ксения побледнела, и Надежда тут же пояснила: – Это всего лишь временное явление. Скоро он окончательно поправится. Ну а пока ему стоит поберечь силы. Без сомнений, к новогоднему концерту в Москве он будет в порядке.
Надя улыбалась, чувствуя себя счастливой уже от того, что смогла сообщить Ксюше хорошие новости.
В первый раз после ночного звонка Полины, перевернувшего весь мир, Ксюша облегчённо вздохнула.
- Но это ещё не все новости, – важно добавила Надя. – Похоже, что отец Сони стал героем.
- О чём ты говоришь?
- Сергей угодил в больницу не только из-за взрыва. Он сидел в дальнем углу ресторана, когда всё случилось. Оказывается, он сразу полез в огонь и помогал пострадавшим выйти из этого пекла, а потом ещё несколько раз возвращался, чтобы удостовериться, всем ли удалось выбраться. Очевидно, тогда-то он и наглотался дыма, и только потом уже потерял сознание.
Восторженная улыбка мгновенно исчезла с лица Ксюши, как только она поняла, что могло случиться непоправимое. Она одновременно испытывала чувство страха и гордости, и поэтому не знала, как следует себя вести. Сергей остался жив, но при этом он каждый раз рисковал своей жизнью, когда возвращался в горевшее здание. Почему он не мог дождаться пожарных? Выносить людей из огня – их обязанность. Боже мой, он совсем не думал в тот момент о дочери! А ведь он обещал ей вернуться!
Несмотря на то, что Ксюша злилась на Серёжу, она знала, что иначе поступить он не мог, потому что тогда просто не был бы Сергеем Платовым. Это было одновременно его сильной стороной и нехорошей привычкой – сделать всё от него зависящее, не дожидаясь того момента, когда другие начнут действовать. Нет, всё-таки он никогда не был эгоистом, и если она в запальчивости и говорила что-нибудь подобное, это было неправдой.
- Полина посоветовала смотреть ночные новости в четверг, – продолжила Надежда. – Сергей будет давать короткое интервью, как только прилетит в Петербург. К тому времени он сможет ответить на некоторые вопросы. – Надежда засмеялась. – Сейчас он может лишь шептать. Полина говорит, что пока его голос звучит как-то непристойно.
Ксения тоже рассмеялась, и всё никак не могла остановиться. Похоже, дело не только в словах Нади, которая, глядя на Ксюшу, стала смеяться ещё громче. Так они и стояли в проходе пустого зала, покатываясь со смеху.
У Ксении даже заболели бока, и, вытерев слёзы, она, наконец, смогла взять себя в руки.
- Нужно сообщить обо всём Лёше и остальным, – нетвёрдо произнесла она, с трудом удерживаясь, чтобы снова не прыснуть со смеху.

Выступление уже шло, но среди артистов по-прежнему царило напряжение, вызванное ожиданием новостей о Сергее. Однако окружающие старались не поддаваться настроению и делать всё так, как будто это был самый обычный спектакль. Снежинки безукоризненно исполняли свой танец. В изящных белых шифоновых платьях они легко порхали на сцене.
Алексей поразил буквально всех. Его прыжки во время вариаций были само великолепие, а каждое движение дышало особой грациозностью.
Как только спектакль закончился и занавес опустился, восторженная публика хлынула за кулисы. Бывшие студенты, родители и длинная вереница простых поклонников поздравляли танцоров и фотографировались с ними на память. Многие подходили к Ксении, выражая ей свою благодарность за доставленное эстетическое удовольствие. В ответ она широко улыбалась им и тоже благодарила, но мысленно снова была далеко отсюда, там, где находился сейчас Серёжа.
Лёша неожиданно хлопнул её по плечу:
- Сегодня я отвечаю за всё. Свет будет погашен, всё закрыто, как положено. Так что можешь не беспокоиться. Иди домой, тебе нужно как следует отдохнуть.
Ксюша одарила его благодарной улыбкой, заметив только:
- Мне кажется, я не смогу сейчас заснуть. На меня слишком много всего свалилось за короткое время. Кстати, ты тоже выглядишь не лучшим образом...
- Господи! Моя дорогая, кажется, ты лишь с огромным трудом держишься на ногах, – подойдя к ним, обратилась к Ксюше Надежда. – Немедленно отправляйся домой! Но только не забудь на прощание мило улыбнуться собравшимся и объяснить им, что не спала двое суток. Дома прими душ, выпей две таблетки аспирина и расслабься. Обещаю, тебе приснятся хорошие сны, и никакие кошмары не потревожат.
- Кстати, – добавил Лёша, – сегодня днём мне удалось немного вздремнуть, пока ты никому не позволяла помочь тебе решать так внезапно свалившиеся на голову бесконечные проблемы.

Усталость, которую Ксюша не замечала весь день, она почувствовала только сейчас, когда стояла на сцене в окружении друзей, и до её сознания, наконец, дошло, что, пожалуй, следовало прислушаться к совету Нади и Лёши.
- Хорошо, – сдалась она, – я только переоденусь и сниму грим, а потом сразу лягу в постель, как маленькая послушная девочка.
Придя в студию, Ксюша поняла, что, как это и предвидела Надя, не так-то просто было раскланяться со всеми и подняться к себе домой. Большинство родителей уже знали о случившемся с Сергеем. Некоторые даже останавливали её, чтобы сказать слова поддержки, когда она направлялась к лестнице. Одна весьма разговорчивая мамаша буквально схватила Ксению за руку и призналась, что внимательно следила за каждым выпуском в течение дня... Но, к счастью, в этот момент зазвонил телефон.
- Простите меня, – извинилась Ксюша, радуясь представившейся возможности уклониться от тяжёлых, ненужных и совершенно бессмысленных разговоров. – Вероятно, это Алексей, у которого возникли какие-то проблемы.
К тому времени, когда Ксения вбежала в вестибюль, мать Макса уже сняла телефонную трубку:
- Простите, вас плохо слышно. Что? – Её глаза расширились от удивления. – Да, она рядом, я передаю трубку. – Мать Макса заговорщицки подмигнула. – Звонят вам, Ксения. Вы, вероятно, пожелаете лично переговорить с Сергеем Платовым без посторонних, поэтому воспользуйтесь параллельным телефоном у себя в квартире.
Развернувшись, Ксюша помчалась к лестнице, не обращая внимания на изумлённые взоры гостей. От волнения её руки дрожали, когда она сжимала трубку телефона в своей гостиной.
- Серёжа, как твоё самочувствие?
- Всё замечательно.
Ксения с болью услышала скрипучий голос на другом конце провода.
- Я просто звоню, чтобы узнать, как прошло выступление.
- Как прошло?.. Ты мог погибнуть, а звонишь мне, чтобы спросить о балете?
- Не о балете вообще. – Сергей рассмеялся, но практически сразу закашлялся. Прошло несколько долгих секунд, прежде чем он снова смог заговорить. – Я хочу узнать, как твои дела. Ты проделала такую колоссальную работу... – Он снова закашлялся, не договорив до конца.
- Серёжа, не стоит напрягаться, разговаривая со мной. Ты испортишь голос окончательно.
- Сейчас это не важно, – прохрипел Сергей, – лучше расскажи о спектакле.
Ксюша сдалась. Он всё равно будет настаивать, и это повредит ему ещё больше. Будет лучше, если она просто ответит на его вопросы. Помня о том, что Сергею придётся выложить кругленькую сумму за телефонный разговор, Ксения быстро пересказала, с каким успехом прошло это и предыдущее выступление:
- Мы покрыли наши расходы и даже получили прибыль. Это значит, что весной уже сможем поставить небольшой спектакль.
Пока она говорила, Серёжу периодически мучили приступы кашля. Когда же они, наконец, прекратились, Ксюша осторожно спросила:
- Зачем ты так рисковал?
- Я не думал тогда о том, что рискую. Если бы ты слышала все эти крики и плач людей, я уверен, поступила бы точно так же. – Сергей смолк, и некоторое время до Ксении доносилось только его затруднённое дыхание. – Я был не единственным, кто пытался спасти несчастных, – снова продолжил он. – Многие мужчины и женщины делали всё, что могли. Кстати, я обязан своим спасением леди Розуэл, вдове очень высокопоставленного лица. Когда прогремел взрыв, она помогала выводить людей из горевшего помещения и первой заметила, что на меня свалилась балка. Хотя кругом был огонь, она ринулась в этот ад и помогла мне выбраться.                                                                                                         
Ксении тут же пришла в голову мысль: не откладывая, отправить этой замечательной женщине письмо с благодарностью.
- А какие у тебя ожоги? Очень больно?
Сергей опять стал задыхаться от кашля, и Ксения решила больше не мучить его.
- Не нужно ничего говорить. Мы всё обсудим, когда ты вернёшься домой.
- Нет, подожди, Ксюша, – возразил он, отрывисто и сухо кашляя. – К сожалению, я теперь остался без связи. Мой мобильный больше не функционирует. Послушай! Я хочу, чтобы вы с Соней встречали меня уже в моём доме. Конечно, я хотел бы, чтобы вы приехали прямо в аэропорт, но там будет огромное количество журналистов. – Сергей сделал паузу, чтобы откашляться. – Полина даст тебе запасной ключ. Обещай, что вы будете ждать меня там.
- Обещаю.
Ксения услышала его облегченный вздох, сменившийся новым приступом кашля, и в тот же миг, несмотря на гневный протест Сергея, в трубке прозвучал решительный женский голос с британским акцентом:
- Извините, но мистеру Платову не разрешено с кем бы то ни было разговаривать ещё в течение нескольких дней. Он сможет вам позвонить, когда позволит его лечащий врач. До свидания.
Женщина повесила трубку.
Губы Ксении растянулись в улыбке: она представила бедного Сергея, застигнутого врасплох строгой медсестрой. Странно, как ему вообще удалось дозвониться ей. Если не считать охрипшего голоса, всё говорило о том, что никакая опасность его здоровью больше не угрожает. Отныне Ксюша могла точно надеяться на его возвращение. Завтра, после окончания утреннего спектакля, студия закроется на праздничные дни. Занятия возобновятся лишь в новом году, поэтому они с Соней спокойно смогут уехать на всё это время в Петербург.
Ей не терпелось лично осмотреть все раны и ожоги Сергея, тем самым убедившись в том, что всё обошлось. Интересно, думала Ксюша, он будет возражать, если она начнёт утешать его в несколько иной форме, чем утешала бы Соню?
Ксения зевнула, от усталости её клонило в сон. Внизу всё ещё продолжалась вечеринка. Оттуда доносились звуки мелодии из недавно сыгранного спектакля. Очевидно, Надежда поставила запись с их выступлением. Они с Серёжей обязательно посмотрят её у него дома. Сейчас же она просто не держалась на ногах.
Сняв трубку, Ксения набрала номер телефона, установленного в вестибюле. На этот раз ответила Надежда.
- Привет, Надя. Я у себя наверху, и собираюсь лечь. Ты не могла бы сама привести Соню?
- Сначала расскажи, как дела у Серёжи. Я знаю, он только что звонил.
- Так и есть, – радостно ответила Ксюша. – Ему ещё трудно говорить, но всю новогоднюю неделю он будет дома. Мы с Соней собираемся его встречать.
- Вот и отлично, – поддержала её Надя. – Я сейчас приведу Соню, а завтра утром ты мне расскажешь всё подробнее. Спокойной ночи, дорогая. Надеюсь, сегодня ты наконец выспишься.                                                                             
- Я тоже на это надеюсь, – ответила Ксения. – Надя, постой! Ты ещё здесь?
- Да, я тут. Ты что-то ещё хотела сказать?
- Хотела. Можно я задам тебе один личный вопрос?
- Конечно, задавай без проблем! Я обязательно отвечу.
- Надя, ты любишь Алексея?
В трубке повисло молчание. Наконец Надя взяла себя в руки.
- Да, Ксюша, я всё ещё здесь. Ты ведь сама знаешь ответ.
- Знаю, но хочу, чтобы ты сама сказала.
- Да, я люблю Алексея. Но он, насколько я поняла, всё ещё скорбит о жене... Вероятно, у меня нет никаких шансов.
- Надя, ты – моя подруга. Я никогда тебе этого не говорила прежде, но после того, как ушла Лиза, настоящих друзей у меня больше не было. Точнее, настоящих подруг. Лёша – друг, но это другое, ведь я не люблю его, к тому же, он мужчина, значит, я должна всё время сохранять дистанцию. Ты – совсем другое дело. Спасибо тебе, ведь именно ты – моя поддержка и опора. Мне не хватало такого человека, как ты...
- Ксюша, кончай сырость разводить! Давай обойдёмся без сантиментов! Иначе я сейчас заплачу! Да, не скрою, я рада это слышать от тебя. Честно говоря, у меня тоже нет настоящих подруг. Только тебе я и могу доверять, как самой себе. Тебе повезло – ты и до меня знала, что такое настоящая дружба, а мне никогда не везло...
- Я рада, что мы есть друг у друга. Так вот, я поговорила с Алексеем о тебе...
- Ты что, с ума сошла? Не надо было этого делать! Спорим, он ответил, что всё ещё помнит Лизу и никого другого не представляет на её месте...
- Надя, мне кажется, он тоже тебя любит. Только боится в этом признаться даже самому себе...
- Почему ты так думаешь?
- Просто знаю. Мне кажется, тебе не стоит опускать руки! Ладно, потом поговорим! Спокойной ночи!

Отредактировано Кассандра (2019-09-17 00:53:40)

0

69

Подготовка к празднику
- Мистер Платов, вы меня очень сильно расстроили. Честное слово, ведёте себя, как маленький капризный ребёнок, которому не разрешают есть на ночь сладкое, – выговаривала медицинская сестра, энергично укладывая Сергея обратно в постель после его побега из палаты в холл, откуда он и звонил Ксении по платному телефону. – Вы понимаете, что мы действительно переживаем  за вас, ваше здоровье и, разумеется, голос? Кстати о голосе – вы, вероятно, даже не осознаёте, что в случае каких-либо осложнений можете лишиться его безвозвратно. Кроме того, не стоит забывать о вашем обещании. Помните, что вы уже пообещали подарить мне билет на свой концерт, который должен состояться в Англии в следующем году.
Она ловко поправила накрахмаленное бельё и взбила подушку.
Сергей наблюдал за действиями медицинской сестры, сердито нахмурив брови. Высокая и прямая, как жердь, она строго следила за тем, чтобы он точно выполнял все предписания врача, не давая своему подопечному ни малейших поблажек. Таким образом, эта женщина не давала ему покоя ровно с того самого знаменательного момента, как сознание снова вернулось к нему.
- Не переживайте, я уже закончил важный для меня разговор...
- Довольно болтовни, мистер Платов. – Анжела передала ему блокнот и ручку. – Не стоит так утруждаться. В конце концов, для этого есть бумага. Пожалуйста, напишите всё, что хотите сказать. Кстати, это едва ли не лучшая ручка, которую я когда-либо видела. Она отлично пишет. – Улыбнувшись, Анжела неожиданно подмигнула, вызвав у своего пленника немалое удивление. – Если для вас это действительно так важно, я с удовольствием потом отправлю ваше письмо адресату.
Сергей искренне обрадовался, когда медсестра наконец-то ушла. Его буквально выводили из себя её такие положительные с виду качества, как дисциплинированность и безоговорочное выполнение всех приказов врача. К его огромному счастью и большому везению, это всё равно не помешало ему дозвониться до Ксении, чем Серёжа отныне мог гордиться. Теперь можно было хотя бы на некоторое время успокоиться – наконец-то он встретится с Ксюшей и с дочерью в своём собственном доме. Эта приятная мысль улучшала его самочувствие гораздо лучше всяких лекарств. Теперь, когда по настоянию докторов гастроли всё-таки отменялись, ему хотелось как можно быстрее увидеть их обеих и снова заключить в свои объятия... Он отдал бы всё на свете, лишь бы только услышать голосок Сонечки. Тем более что она теперь снова могла слышать. Как было бы здорово, если бы они жили одной дружной большой семьёй! У них с Ксенией непременно ещё родятся дети, и они будут прекрасными родителями.
При слове "семья" Сергей вспомнил о родителях Ксении. Они были на редкость сдержанны, даже, пожалуй, холодны по отношению к собственному единственному ребёнку. Нет, Соня, в отличие от Ксении, должна была непременно узнать, что такое родительское тепло, которым всю жизнь был окружён он, Сергей. Нужно попросить Александра купить билеты для его родителей и сделать всё необходимое для того, чтобы они смогли прилететь на Новый год и наконец-то встретиться с внучкой.
Интересно, захочет ли Ксения так же, как он, иметь большую семью? Сергей надеялся, что здесь их желания совпадают. С каким наслаждением он стал бы навёрстывать упущенное... Наблюдал бы, как во время беременности у Ксюши постепенно увеличивается живот. Да, он бы обязательно присутствовал при родах, чтобы самому увидеть, как малыш (или малыши) появится на свет. А потом они бы часто ходили гулять в ближайший уютный парк вместе с Соней и её сестричкой или братиком. А может, и с сестричкой, и с братиком.
Сергей нахмурился: после всего, что ей пришлось пережить во время болезни Сони, Ксюша вряд ли захочет думать даже о втором ребёнке.
Нужно взять себя в руки. Понять, что она вовсе не собирается выходить за него замуж. Стоит дорожить уже тем, что он имеет сейчас. Если Ксения не захочет больше детей, пусть так и будет. У них ведь уже есть Соня. Этого вполне достаточно для счастья. Сергей представил себе свою дочь, её очаровательную улыбку и ласковые глазки. Соня была для него не просто миленькой девочкой. Она была частью его жизни.
Блокнот, который дала Сергею медсестра Анжела, так и остался одиноко лежать на столике. Не было никакого смысла писать письмо. Он всё равно приедет домой раньше, чем послание дойдёт до адресата, то есть до Ксюши.

Ксения свернула на подъездную аллею и, не выходя из машины, с помощью пульта дистанционного управления открыла ворота, надёжно защищавшие дом Сергея от назойливых поклонников, любопытных журналистов и случайных прохожих.
Вокруг не было ни души. Стояла удивительная «хрустальная» тишина. Оставив Соню в машине и вернувшись к дороге, Ксения внимательно осмотрелась. Большая часть особняков была огорожена кирпичными заборами. Заглянув мельком в несколько кованых железных ворот, она обратила внимание на то, что все без исключения роскошные дома находились далеко от дороги. Перед каждым из них была разбита широкая лужайка с тщательно и аккуратно подстриженной травой.
Войдя в дом Сергея через несколько минут, Ксения поспешила к надёжно спрятанному в гостиной щитку, чтобы выключить систему сигнализации. Об этом ещё во время утреннего спектакля её предусмотрительно предупредила Полина, передавая ключи от входной двери. Затем пришла пора зажечь роскошную хрустальную люстру и осмотреться.
Несмотря на то, что Сергей жил здесь уже целых три года, дом всё равно казался совершенно новым  и будто не жилым. Ксения знала, что Серёже приходилось постоянно уезжать на гастроли, но только теперь поняла, как часто он отсутствовал.
Гостиная могла в равной степени принадлежать загородному особняку любителя охоты. Со вкусом расставленная мебель была массивной, и одновременно отличалась изысканностью. Всё здесь, казалось, соответствовало личным качествам Сергея, и всё же почти не носило печати его присутствия.
Соня быстро скрылась в узком коридоре, который тянулся по всей длине дома, и Ксения отправилась искать её, по пути заглядывая в каждую без исключения комнату, тем самым, получая новые необходимые впечатления от окружающей незнакомой обстановки. Очевидно, Сергей к каждой вещи приложил здесь свою руку. Однако он появлялся в этом доме крайне редко.
Ксюша нашла дочь в уютной небольшой комнате в задней части дома. Стоя в дверном проёме, она подумала, что здесь Сергей, вероятно, проводил большую часть времени, когда приезжал домой. В воздухе всё ещё слабо ощущался запах его одеколона. Хотя роскошное убранство дома не шло ни в какое сравнение с той скромной квартиркой, которую они делили на двоих пять лет назад, Атласова почему-то совершенно не чувствовала, что приехала сюда в гости.
Какие-то бумаги, аккуратно сложенные в стопку, лежали на краю буфета. Несколько исписанных нотных листов она обнаружила на сервировочном столике. В углу, возле двери, ведущей на задний дворик, валялась пара безнадёжно стоптанных кроссовок (почему-то разного цвета).
Ксения подошла к креслу и провела рукой по подлокотнику. Казалось, обивка хранила тепло Серёжи. Светло-коричневая кожа блестела и переливалась.
У противоположной стены стоял большой музыкальный центр. Стереосистема выглядела настолько совершенной, что Ксения даже не решалась включить её в сеть. После нескольких минут колебаний она всё же решилась и осторожно нажала на кнопку. Ксения сильно удивилась, обнаружив, что радио было настроено на первый канал. Она всегда считала, что Сергею не нравилось слушать обычные передачи, и делал он это только ради того, чтобы доставить ей удовольствие.
Соня стояла возле запасного выхода, безуспешно пытаясь справиться с замком. С любопытством глядя на раздвижную дверь, Ксения заметила совсем рядом плавательный бассейн.
- Нет, милая, тебе туда нельзя, – по старой доброй привычке она по-прежнему объяснялась с дочерью жестами, хотя в этом уже не было необходимости. – Сейчас слишком холодно, чтобы купаться. Кроме того, тебе не стоит плавать в бассейне без папы или без меня, иначе может случиться беда. Нам нужно достать вещи из машины, а затем подобрать для тебя подходящую комнату. Пойдём. 
Когда они с Полиной на прощание перекинулись несколькими словами в театре, та успела доложить, что в доме целых четыре спальни с примыкающими к ним ванными. Комната Серёжи, возможно, находилась как раз за стеной рабочего кабинета, около которого сейчас они с Соней и стояли.
Повернувшись, Ксения решительно вышла за дверь, направившись к машине за чемоданами. Перед тем, как внимательно ознакомиться с остальной частью дома, необходимо было устроить Соню и достать её игрушки.
В тот самый момент, когда Ксения включила тянувшийся по полу длинный шнур, Соня внезапно и неожиданно издала восторженный визг, а потом захлопала в ладоши. По её реакции Ксюша сразу догадалась, что в хорошо знакомом ей крошечном игрушечном городке наконец-то загорелись окна в домах и уличные фонари.
- Да, это действительно очень красиво, – согласилась она с дочерью, по старой доброй привычке энергично выражавшей своё восхищение с помощью пальчиков.
Игрушечный городок был подарком Серёжи к их первому и единственному Новому Году, который они праздновали только и исключительно вдвоём. Интересно, помнит ли он об этом?
Отбросив в сторону грустные мысли, Ксюша решила ещё раз взглянуть на проделанную работу.
Новогоднюю ёлку она установила в рабочем кабинете Сергея, потому что именно там, по её мнению, острее всего ощущалась его близость. Для того, чтобы придать гостиной больше уюта и создать домашнюю атмосферу, Ксения развесила по обе стороны от камина чудесные картины с подобающим случаю сюжетом. Повсюду были расставлены цветы, а на сервировочном столике в вазочках лежали, соблазнительно поблескивая, орехи и конфеты в ярких разноцветных обёртках.
Ксения бросила взгляд на веточку белой омелы, которую привязала красной лентой к люстре в холле, и улыбнулась. Затем она перешла в столовую, где над массивным овальным дубовым столом тёмно-коричневого цвета висели разноцветные гирлянды. Прямо посредине стола стояла орнаментальная ваза с ветками сосны и остролиста, обрамлявшими красную свечу, которая, казалось, с нетерпением дожидалась того знаменательного момента, когда её наконец-то зажгут.
Ксения вздохнула, искренне надеясь, что Сергею понравится то, как они всё приготовили, и он по достоинству оценит её старания. Страх, который она испытала, когда поняла, что может навсегда потерять его, открыл ей, наконец, глаза на происходящее. Какой же дурой она была всё это время, не давая выхода своим чувствам! В то утро, когда Серёжа ушёл в ярости из дома, разве не её ядовитая насмешка выгнала его? Так или иначе, сейчас она уже не могла позволить себе из-за собственной гордости упустить желанное счастье. И даже если оно будет недолгим и хрупким, зато самым настоящим.
Ксения решила любыми способами заставить Серёжу полюбить её, причём полюбить по-настоящему. Возможно, со временем он начнёт испытывать к ней такие же сильные чувства, какие сейчас испытывает к дочери. Но даже в том случае, если их супружеская жизнь сложится так же печально и безрадостно, как неудачный брак её родителей, она будет гораздо меньше страдать, потому что ей больше не придётся разлучаться с Серёжей. Теперь она и представить себе не могла, что после всего, что уже пришлось пережить, им по-прежнему придётся оправдывать свою близость лишь существованием Сони. Тем более что перед отъездом Сергей уже признался ей в любви. Вот только был ли он с ней искренним в тот момент? Ксении хотелось в это верить.
Как бы ей хотелось провести наступающий Новый год в настоящем семейном кругу! Она мечтала о большой дружной семье. Кроме Сони, у них с Сергеем обязательно будут ещё дети. Как минимум двое. 
Ксения отвлеклась от своих грёз и мечтаний, когда кто-то решительно дернул её за рукав платья. Взглянув вниз, она увидела, что Соня протягивает к ней пухлую ручку с крепко зажатым в ней кошельком. На душе сразу сделалось легче, и Ксюша улыбнулась своей маленькой помощнице. Она заранее предупредила дочь, что, как только все дела в доме будут наконец-то закончены, их ждёт долгожданный поход по магазинам. Видимо, малышке явно не терпелось отправиться в следующее путешествие.
- Спасибо, милая. Только сначала нужно обязательно одеться.
Ксения помогла Соне застегнуть "молнию" на вишнёвой курточке с белым меховым капюшоном, оттенявшим нежные локоны и синие глаза, а затем сама надела пальто. Они вышли из дома и направились к машине. Ксения не заметила тёмно-синего седана, отъехавшего от тротуара, как только они свернули с подъездной аллеи.

Быстро пробираясь сквозь плотные толпы людей в огромном супермаркете, Ксения ощущала радостное возбуждение, которое увеличивалось по мере того, как её всё больше и больше захватывала атмосфера предстоящего праздника, любимого многими с детства. Звучавшие повсюду новогодние песни поднимали настроение, напоминая забывчивым и рассеянным покупателям, как мало времени у них осталось для того, чтобы купить подарки родным и близким. Однако Ксения не собиралась спешить. Она хотела найти какой-то особенный подарок для Серёжи. Подарок, который станет символом того, что в новом году сбудутся все её заветные мечты и желания.
Ксения равнодушно проходила мимо заваленных товарами прилавков. Разумеется, Сергей не нуждался в таких банальных и обычных вещах, как галстуки и рубашки, даже музыкальная аппаратура была ему совершенно не нужна. Ей хотелось купить что-то по-настоящему особенное и уникальное, сделанное с душой.
Она уже побывала в нескольких магазинах, но ничего подходящего так и не нашла. Стандартный новогодний набор, такой аляповатый и безвкусный, уже буквально рябил в глазах, а заветного подарка всё не было.
Ксюша уже совсем отчаялась, поняв, что, очевидно, ей не удастся отыскать что-нибудь подходящее. Но вдруг она увидела в витрине магазина игрушек плюшевых героев из хорошо знакомой ещё с детства сказки братьев Гримм "Бременские музыканты". Ксения улыбнулась, припоминая содержание этой доброй книги и не менее доброго мультфильма. Эта история вновь вызвала у неё на лице улыбку.
Её взгляд упал на стоявшего перед микрофоном игрушечного осла в блестящем ковбойском наряде, сапогах и мягкой широкополой шляпе. Электрическая гитара висела у него через плечо, а рот был открыт, поскольку предполагалось, что осёл распевает песню. Ему аккомпанировали на клавишах, контрабасе и барабане петух, собака и свинья.
Вспомнив, как однажды Сергей принёс им с Соней смешного бегемота, Ксения даже засмеялась. Лучшего подарка она и представить себе не могла. Подведя Соню поближе к витрине, она показала девочке на солиста всей этой забавной компании и объяснила, что хочет купить осла в подарок папе, так же как он когда-то подарил им похожую игрушку. Соня рассмеялась и захлопала в ладоши.
Стоя возле прилавка в ожидании выписки чека, Ксения вдруг заметила молодого мужчину невысокого роста, пытавшегося привлечь к себе внимание Сони. Взяв с полки куклу, он протянул её девочке и начал что-то говорить. Соня в растерянности таращила на него свои большие синие глаза. Извинившись перед продавцом, Ксения быстро подошла к незнакомцу, вежливо, но при этом настороженно улыбаясь:
- Она не понимает, о чём вы говорите. Девочка глухонемая. Что вам нужно?
На самом деле, Соня просто растерялась, поэтому не смогла ничего ответить. Пока она разговаривала только с Ксенией, привыкая к тому, что теперь тоже слышит, как все остальные люди.
Мужчина неловко улыбнулся в ответ, но Ксения почему-то никак не могла уловить выражения его лица, и это её почему-то насторожило.                   
- Всё очень просто. Я не знаю, что подарить дочери. Дело в том, что игрушек у неё уже целый вагон и маленькая тележка. Поэтому поинтересовался у вашей девочки, нравится ли ей эта кукла. Наши дети приблизительно одного возраста. Извините, я не хотел вас напугать.
Он неуверенно пожал плечами, словно находясь в замешательстве. У Ксении сразу отлегло от сердца после такого объяснения.
- У Сони есть похожая кукла, и она очень часто играет с ней. Думаю, вашей дочке обязательно понравится этот подарок.
Повернувшись к Соне, Ксения взяла её за руку, и тотчас свободной рукой девочка принялась расспрашивать мать, что было нужно этому дяде. Ксения объяснила, что он пришёл сюда, чтобы выбрать игрушку для своей маленькой дочурки. Выходя из магазина, она снова столкнулась с незнакомцем и пожелала ему весёлого Нового года.

Отредактировано Кассандра (2019-09-25 11:30:09)

0

70

Долгожданная сенсация
Наконец-то оказавшись дома, они пообедали, а потом Ксения помогла Сонечке завернуть подарок для Серёжи. Когда девочка крепко заснула, Ксюша достала подарки, купленные для дочери, и, тоже обернув их специальной красочной блестящей глянцевой бумагой, спрятала в глубине большого стенного шкафа.
Выбросив в мусорное ведро обрезки бумаги и остатки ленты, Ксения вытащила из сумки последний подарок. Как только они вышли из магазина игрушек, Ксюша не удержалась и купила себе новую ночную рубашку, поскольку все без исключения старые фланелевые пришли в полную негодность. Впрочем, не особенно-то ей и нравились эти вещи, поэтому сейчас у неё появился отличный шанс убить сразу двух зайцев: избавиться от ненужных вещей и купить то, что действительно придётся по вкусу.
Разглядывая чёрную атласную материю, отделанную кружевом, Ксения призналась себе в том, что купила это даже не столько для себя, сколько для Сергея. Ей хотелось увидеть выражение его лица, когда он увидит Ксения в обновке. В магазине продавались и более практичные вещи, но она, решительно тряхнув головой, направилась в отдел, где на вешалках висела такая манящая и вызывающая восхищение одним своим видом романтичная одежда из шёлка, шифона и прозрачного кружева.
Ксения, чувствуя внутренний трепет, провела рукой по мягкой ткани и, не удержавшись, стала примерять обновку.
Прошелестев, материя плотно облегала тело, подчёркивая все его изгибы. Ксения вдруг почувствовала себя настоящей женщиной, и это ощущение настолько понравилось ей, что она решила больше никогда не прикасаться к своим старым вещам. В крайнем случае, можно отдать их тем, кому они действительно необходимы.
Было ещё рано идти спать. У Ксении возникло непреодолимое желание остаться в комнате Сергея и посмотреть телевизор, лёжа прямо на его кровати. Она и раньше задумывалась о своих ощущениях, которые сопровождали бы её, если бы она жила в доме Сергея. Сейчас любые сомнения и страхи исчезли – ей было очень хорошо здесь, в атмосфере спокойствия, роскоши и романтических мечтаний.
Забравшись в постель, Ксения укрылась стёганым одеялом и, закрыв глаза, с удовольствием вдохнула еле уловимые, но такие привычные ароматы мускуса и кедра, которыми было пропитано атласное постельное бельё её любимого лавандового оттенка.
Несомненно, эта комната являлась спальней хозяина, и дело даже не в том, что она самая большая по размерам, а в стенном шкафу висела одежда Сергея. Ксения пришла к такому выводу интуитивно, догадавшись, что здесь и в рабочем кабинете он проводил почти всё своё время.
Она потянулась за телевизионным пультом, и в этот момент неожиданно зазвонил телефон.
- Ксюша!
Ксения вздрогнула, услышав на другом конце провода такой знакомый и родной голос Сергея, в котором уже не было недавней непривычной хрипоты.
- Ты где?
- Три часа назад мы приземлились в Москве, но всё ещё сидим в аэропорту. Как ваши с Соней дела? Вы хорошо себя чувствуете?
- Давай обойдёмся без предисловий! – Ксения явно не была сейчас настроена на соблюдение этикета. – Лучше расскажи, как твоё самочувствие?
- Всё в порядке, не волнуйся! Меня в данный момент тревожит только один вопрос: почему я сейчас нахожусь в Москве, а не в Питере, рядом с вами? Но я надеюсь, завтра мне удастся что-нибудь придумать.
- В таком случае, очень удачно, что мы с Соней спрятали твой новогодний подарок.
- В самом деле? И ты, разумеется, не расскажешь мне о том, что вы купили?
Ксения звонко засмеялась:
- Разумеется, не расскажу, ведь это подарок, значит, заранее ничего нельзя говорить, чтобы не испортить сюрприз. – Она облокотилась на подушки, чувствуя, как легко стало у неё на душе от того, что Сергей уже в полном порядке. – Судя по голосу, ты совсем выздоровел.
- Я тебя разочаровал? – возмутился Сергей. – Ладно, это шутка. У  меня вдруг появилось непреодолимое желание задать тебе несколько провокационных вопросов, если ты не имеешь ничего против. – Понизив голос, он спросил: – А что ты делала перед тем, как я позвонил?
- Я только что легла в постель... – Ксения замолчала сразу же после того, как осознала, что машинально начала не с того, и услышала, как Сергей, затаив дыхание, поинтересовался:
- В мою постель?
- Да, – окончательно смутилась она.
- А что на тебе надето? – не унимался он.
Она помолчала, явно не в состоянии что-либо ответить. Ксения чувствовала себя ребёнком, которого застали врасплох в тот самый неловкий момент, когда он одной рукой уже залез в банку с малиновым вареньем, намереваясь вдоволь полакомиться любимой сладостью.
- Ксюша, так что же все-таки на тебе сейчас надето?
- Обычная ночная рубашка, – наконец-то придя в себя, промолвила Ксения, мысленно испытывая досаду из-за того, что опять, как девочка, не может скрыть волнения.
- Дорогая, не волнуйся. Я отлично понимаю, что ты сейчас чувствуешь смущение и неловкость. Поверь мне:  даже если ты закутаешься с головы до ног в свою фланелевую рубашку, всё равно будешь выглядеть как настоящая королева, хоть и без короны с мантией. Как ты думаешь, что я сейчас представляю?
В ожидании чего-то необычного у Ксении даже вспотела рука, которой она держала телефонную трубку.
- Моё воображение рисует тебя в чёрном атласе, соблазнительно обтягивающем твою стройную фигуру.
В комнате погашен свет, горит только единственная свеча возле кровати. При её мерцающем свете я вижу твои роскошные груди и округлые бёдра. 
От его слов Ксения вся затрепетала, но ещё старалась держать себя в руках:
- Может, оставим в покое твои фантазии?
Всё это время она слушала его, закрыв глаза, и настолько отчетливо представляла то, о чём он говорил, что даже почти ощущала на себе прикосновение его рук.
- Возможно, ты права. Очевидно, стоит подождать до нашей встречи, но я точно сойду с ума этой ночью, если прямо сейчас не поделюсь с тобой своими мечтами и фантазиями.
- Вероятно, мы похожи на двух несчастных влюблённых?
- У меня есть более точное определение. Мы похожи на двух людей, занимающихся безопасным сексом. Правда, по телефону. Впрочем, сейчас этим уже никого не удивишь.
Ксения рассмеялась:
- Ты ужасный человек!
- Вообще-то ты всегда говорила, что я ужасен.
Ксения проворчала что-то в ответ, а потом оба замолчали на несколько секунд. Тишина была настолько ощутимой, как будто они находились в одной комнате.
- Ксюша, – нежно произнёс Сергей, и от его ласкающего слух голоса она ещё больше зарылась в подушки. Ксения уловила всё такой же привычный, пикантный и дурманящий запах его одеколона, исходивший от свежего белья. Запах ощущался очень отчётливо, несмотря на то, что был по-прежнему очень слабым. – Ксюша, в комнате сейчас горит свет?
- Только одна настольная лампа возле кровати.
- Выключи её.
Будто зачарованная тихими и пленительными звуками его голоса, она сделала то, о чём он просил.
- Всё, выключила.
- И я тоже. – Ксения услышала в трубке слабый шорох, а потом Сергей продолжил: – Теперь я расскажу о том, что вижу, когда представляю, как ты лежишь в моей постели.
- Сергей... – Ксения не договорила.
Его предыдущие слова уже и так подействовали на неё. Лёжа в темноте на его кровати и слушая нежный, обволакивающий всё тело голос, она чувствовала его близость, несмотря на то, что ни находились далеко друг от друга.
- Тише... – Сергей не дал ей возразить. – Твои шёлковые волосы распущены и разметались по подушке. При свете свечи у них появился золотистый оттенок. – Сергей блаженно вздохнул. – Я люблю гладить твои длинные локоны, каскадом спадающие с плеч подобно водопаду... и когда мы занимаемся любовью, и ты склоняешься надо мной, они ласкают моё тело, словно мягкий невесомый шёлк.
Его слова действовали на неё, как наркотик, отдаваясь в каждом ударе сердца, в каждом нервном окончании.
- Твои волосы – это единственная вуаль, скрывающая твоё тело от меня...
У Сергея внезапно перехватило дыхание, а Ксения чуть не застонала от физического желания, возникшего от его шёпота.
- Я хочу целовать каждый миллиметр твоего тела, чувствовать его сладковато-солёный привкус. Я хочу снова ласкать твои груди, живот, бёдра...
Ксения чувствовала жар во всём теле, словно по нему пробежал огонь.
- Тебе стоит приберечь силы для личной встречи, – ослабевшим голосом выговорила она, – в противном случае нас обоих ждёт впереди бессонная ночь.
Несколько минут Сергей молчал, и Ксения слышала лишь его неровное дыхание.
- Наверное, ты всё-таки права, – наконец вымолвил он. – Нам обоим нужно как следует выспаться. Но когда я вернусь домой, постараюсь сделать всё для того, чтобы мои мечты стали реальностью. – Он засмеялся. – Довольствуйся пока атласным постельным бельём, а потом мы вместе отправимся в магазин и купим тебе чёрную облегающую ночную рубашку. – Сергей опять ухмыльнулся. – Рубашка не скоро износится, потому что я часто буду снимать её с тебя по ночам.

Подталкивая тележку с продуктами, Ксения встала в самую короткую очередь. Соня ждала неподалёку, увлечённо рассматривая книжку со сказками, которую они только что купили. После звонка Сергея Ксении удалось заснуть лишь спустя несколько часов. Она злилась на него за безумные фантазии, надеясь, что эта ночь была для него такой же мучительной.
Стоявшая впереди женщина подошла к кассиру и принялась выкладывать покупки из доверху нагруженной тележки. Чего там только не было: сыр, масло, хлеб, шоколадная паста, колбаса, молоко, кефир, ряженка, майонез, кетчуп, множество соусов «Хайнц», любимые конфеты Ксении «Мишка косолапый», целая гора йогуртов «Активиа» с разными вкусами… У Ксении от вида всего этого изобилия даже слюнки потекли. Сдерживая нетерпение, она перевела взгляд на лежавшие на полке прямо около кассы журналы. «ОК», «7 дней», «Дарья» – эти издания она читала постоянно, однако новые номера уже успела купить. Неожиданно ей бросились в глаза крупные буквы, украшавшие обложку журнала с дурной славой «Starhit»:
ВНЕБРАЧНОЕ ДИТЯ ЛЮБВИ СЕРГЕЯ ПЛАТОВА. ПЕВЕЦ СТЫДИТСЯ СВОЕЙ ГЛУХОНЕМОЙ ДОЧЕРИ.
Ксении показалось, что у неё остановилось сердце. Издание Андрея Малахова всегда было специфическим, но это оказалось слишком даже для неё.
Журнал «Starhit» явно не пожалел для фотографии Сони всей первой полосы. Благодаря крупному плану и зачёсанным назад волосам было отчетливо заметно, что девочка пользовалась слуховым аппаратом. Хотя это было неправдой, Соня им больше не пользовалась, однако расстаться со своим прежним помощником пока не могла. Очевидно, за этим скрывалась её неуверенность в себе. Рядом редактор поместил снимок Сергея, сделанный во время церемонии награждения музыкальной премией. С помощью фотомонтажа лицо одной из окружавших Сергея женщин заменили фотографией Ксении, что было ещё отвратительнее.
Похолодевшими руками Ксения ухватила журнал с полки. В этот момент ей показалось, будто она стоит посреди той самой жаждущей «хлеба и зрелищ» беспощадной толпы полностью обнажённая. Но, осторожно оглядевшись вокруг, Ксения с облегчением обнаружила в ближайшей части зала всего нескольких покупателей, деловито суетившихся у стеллажей с продуктами. Очевидно, никому из этих людей не было никакого дела до Ксении с Соней.
Вернувшись глазами к журналу, она стала рассматривать фотографию. Внимательно приглядевшись, Ксения отметила некоторые предметы, на фоне которых была сфотографирована Соня, и её словно током ударило: конечно, это был магазин игрушек. Как она сразу не догадалась! В памяти всплыло неприятное, как ей теперь показалось, лицо молодого человека, подходившего тогда к Соне. Он сказал, что выбирает подарок для дочери, припомнила Ксюша. И она посоветовала ему купить куклу, практически такую же, как та, с которой постоянно играла Соня. Какой же дурой она была! Ещё что-то советовала этому ужасному человеку, искренне хотела помочь, когда её помощь вовсе не требовалась!
Неудивительно, что она так встревожилась, когда заметила этого мужчину. А каким странным взглядом он посмотрел на неё, узнав, что Соня глухонемая!.. Именно эта информация и была ему нужна, чтобы написать подлую ложь, сделав Софью объектом сенсации. А вовсе даже не подарок для дочери. Да и была ли у него семья и дети? Может быть, стоило сказать правду о том, что девочка теперь слышит так же хорошо, как другие люди? Впрочем, о чём это она? Очевидно, у этих журналистов, жаждущих горячих пирожков-сенсаций, нет ни чести, ни совести. Вот и пробил их час, они нашли очередную долгожданную сенсацию.
Ксения понимала, что новости распространяются быстро, поэтому уже очень скоро всё станет известно и остальным газетам, однако ещё не осознавала, чем это может грозить им с Сергеем.
Беспардонный заголовок продолжал гипнотизировать её, но Ксения, немного придя в себя, чувствовала уже не гнев, а сильный страх. Впрочем, её решение быть вместе с Сергеем не поколебалось из-за того, что случилось. Однако теперь им троим, очевидно, предстоит быть общественным посмешищем. При этом уже не так важно, выйдет Ксюша за него замуж или нет. И всё же она не позволит, чтобы кто-то ради собственной выгоды превратил её дочь в предмет шантажа или сделал объектом чьих-то грязных сплетен.
А ведь Сергей предупреждал её об этом сразу, как только в первый раз увидел Соню. Но тогда Ксения не придала его словам никакого значения, считая их явным преувеличением. Теперь мрачное предположение стало реальностью, и это по-настоящему пугало её.
Едва сдержавшись, чтобы не выбежать тотчас же из магазина, Ксения принялась успокаивать себя. Если она внезапно бросит тележку с продуктами, то непременно привлечёт к себе внимание, а ей сейчас, прежде всего, хотелось остаться незамеченной. Она быстро расплатилась за купленные продукты, в душе благодарная уже тому, что служащий магазина явно томился от скуки, и поэтому даже не повернул голову в её сторону.

Отредактировано Кассандра (2019-10-05 23:38:32)

0

71

Компромат
Подъехав к воротам Сергея, Ксения быстро осмотрелась по сторонам, боясь, что молодой человек из магазина игрушек мог быть уже здесь. Или, в крайнем случае, что он будет здесь буквально с минуты на минуту. Но вокруг всё дышало удивительным спокойствием и «хрустальной» тишиной, так поразившими её ещё в первый день, когда они с Соней впервые приехали сюда. Войдя в дом, Ксения тут же поспешила собрать свои вещи.
Она не могла больше оставаться здесь. Нужно было как можно скорее уехать, причём желательно, чтобы они с Соней успели покинуть дом ещё до приезда Сергея и репортёров. Как только эти страшные и ужасные люди узнают её имя, то сразу же появятся в студии и безжалостно вмешаются в её жизнь, отравляя всё отвратительной ложью.
Соню начнут выслеживать и беспокоить по любому поводу всего лишь потому, что её отец является известной личностью. Какой-нибудь корреспондент напишет очередную душераздирающую историю о судьбе мужчины, жизнь которого неразрывно связана с музыкой. Мужчины, ставшего отцом глухонемой дочери. Думая обо всех этих весьма неприятных вещах, Ксения испытывала невыносимую душевную боль.
Она стала доставать рождественские подарки Сони, спрятанные в самой глубине шкафа за костюмами Сергея. К своей досаде, Ксения неудачно задела белую коробку для обуви, покрытую толстым слоем вековой пыли, которая, покачнувшись, стала падать на пол. Ксении не удалось схватить коробку на лету, поэтому из-под открывшейся крышки разноцветным веером разлетелись прямоугольники фотоснимков.
Ругая себя за неловкость, Ксения в спешке принялась складывать их в кучу, но неожиданно остановилась. На оторванной части фотографии была изображена она сама. Ксения отлично помнила этот снимок, сделанный во время её первого выступления с Германом. Трясущимися руками она подняла его с пола.
Снимок сначала был безжалостно разорван прямо посередине её лица, но потом аккуратно склеен. Ксения внимательно рассмотрела остальные фотографии.
Некоторые из них были целыми, другие порваны. Расстроенная, она опустилась на колени и принялась перебирать снимки. Глаза заблестели от невольно навернувшихся слёз, когда в руках у неё оказалась та самая фотография, на которой они с Сергеем, переодетые в Ромео и Джульетту, участвуют в бале-маскараде, устроенном по случаю Нового года.
Свой наряд – точную копию одежды эпохи Возрождения – Ксения взяла напрокат у Лизы, которая дала очень интересный совет: вместо обычных духов воспользоваться ванилью, как делали женщины в прежние времена. В тот момент, когда их снимали, Сергей, шепча ей на ухо, предлагал уйти с вечеринки, чтобы заняться любовью. Момент был выбран так удачно, что по фотографии нетрудно было угадать смысл его слов и её ответ. Спустя несколько минут они удалились.
Когда они вернулись домой, Сергей не спеша раздел сгорающую от страсти Ксению, и они предались любви, включив запись, и даже не заметили, когда закончилась плёнка.
Скатившаяся слезинка упала на край фотографии, но Ксения не вытерла её. Она была поражена, осознав, что даже в ярости Сергей не смог уничтожить свидетельство самого счастливого для них обоих времени. Он разорвал именно те снимки, на которых были запечатлены они вдвоём или она одна, но на фотографиях, сделанных самим Сергеем.
Ксения с трепетом всматривалась в доказательство его ненависти и любви. С одной стороны, Сергей ненавидел её за то, что она ушла. Но, с другой стороны, всё это время их разлуки не переставал любить. Он так и не смог забыть прошлое, навечно сохранившееся на этих снимках, и даже оставил себе клочки фотографий, которые сам же прежде порвал. В доме не ощущалось присутствия другой женщины. Конечно, Ксения не прикасалась к его выдвижным ящикам, но при этом она не сомневалась в том, что ему никто не нужен. Для Сергея она так и осталась единственной.
Ксения тут же забыла о панике, охватившей её после того, как она случайно наткнулась на кричащий заголовок в бульварном журнале. Только сейчас она по-настоящему поняла, какую боль причинила Сергею своим бегством пять лет назад. Однако, даже уйдя от него, она всегда была в курсе всех его дел. Ксюша следила за ростом его популярности, радуясь каждому его успеху. Источником её информации было простое человеческое любопытство, которого она старалась избежать сейчас.
Приняв окончательное решение, Ксения поднялась на ноги и снова сложила все порванные фотографии в обувную коробку. Все, кроме одной: той самой, где они были с Сергеем на маскараде. Потом убрала коробку обратно в шкаф.

Сергей открыл дверь своего номера в московском отеле и впустил внутрь Александра. Войдя, тот без лишних слов передал ему сложенный пополам журнал «Starhit».
- Я нашёл эту «прелесть» в вестибюле. Думаю, тебе стоит узнать обо всём до того, как ты будешь давать своё телевизионное интервью.
Сергей пробежал глазами заголовки и принялся читать отмеченную Александром статью на первой странице. Было заметно, как глаза у него наливаются кровью с каждой новой прочитанной строчкой.
- Позвони Максу.
- Успокойся, Сергей. Тебе отлично известно, что возбуждение дела против этих «шаловливых» ребят ничем хорошим для нас не кончится.
- Ещё раз прошу, позвони Максу. – Сергей подошёл к столу и с отвращением швырнул на него журнал, потом вновь обратился к Александру. – Попроси его съездить ко мне домой. Нужно удостовериться, что у Ксении с Соней всё в порядке.
Александр облегчённо вздохнул:
- Это другой разговор. Я мгновенно исполню твою просьбу.
Сергей начал метаться по комнате, словно загнанный в клетку зверь. Он тихо выругался. Уму непостижимо! Им с Ксенией только этого сейчас и не хватало для полного счастья. Он вспомнил её усмешку во время разговора обо всех этих назойливых, как мухи, журналистах, слетающихся на сенсации, будто на сладкий мёд. Если честно, тогда он и сам относился к своему предупреждению скорее как к тактическому ходу, а не к реальной угрозе. Как же сильно Сергей ошибался!
У него всегда были хорошие отношения с прессой. Ему не нравилось поднимать лишний шум и устраивать громкую рекламу вокруг своего имени. Однако Сергей всегда оставался доброжелательным к фотографам и репортёрам, а те в ответ платили ему той же монетой. Сергей вёл не слишком шумный образ жизни, и поэтому не представлял особого интереса как объект всеобщего любопытства. Он любил давать интервью, отличавшиеся большой откровенностью. Его общение со СМИ, как правило, вызывало особое удовлетворение у «акул пера». После каждого такого интервью его на какое-то время оставляли в покое. Так кому же сейчас понадобилось выслеживать его, Ксению и Соню?
Сергей снова взял журнал, чтобы выяснить имя автора. Разумеется, тот, кто писал статью, предпочитал не называть себя.
- Не знаю, почему это стало для меня сюрпризом, – промолвил Сергей. – Не стоило просить её приезжать в мой дом… Тот, кто сделал эти снимки, конечно, видел там Ксюшу с Соней.
Он подошёл к окну и взглянул на здания Москвы. Их очертания были расплывчаты из-за медленно падавшего снега, покрывавшего грязь зимних улиц. Однако высотка на Котельнической набережной, так называемый «Котелок», почему-то была видна очень хорошо, несмотря на ненастную погоду. Её шпиль со звездой снова вызвал у Сергея чувство невероятного восхищения. Хотя высотку на Баррикадной с потрясающими воображение барельефами и необыкновенным по энергетике бульваром он всё же любил больше.
Посмотрев на часы, Сергей спросил:
- Ксения знает, что сегодня я выступаю по телевидению?
- Да, – ответил Александр, вставая с кушетки, и в этот момент на его хмуром лице появилась улыбка.
- Тогда нам стоит поспешить в студию. Я расскажу всю правду. Нужно покончить с этими сплетнями раз и навсегда.
Ксения поставила чашку с кофе на край стола и включила телевизор. Передача уже началась, и она нетерпеливо слушала сообщения о важных государственных и международных проблемах, желая только одного – чтобы они поскорее закончились. Интервью с Сергеем, вероятнее всего, поместили в самый конец получасовой программы, но Ксения боялась ошибиться во времени, и поэтому заранее настроила нужный канал.
Неожиданно раздался звонок, и не успел адвокат Сергея сообщить о своём приезде, как ему тут же пришлось отбивать массовую атаку журналистов, начавших осаждать дом буквально через час после возвращения туда Ксении. Вдоволь пообщавшись с прессой и вернувшись внутрь, Макс уселся пить кофе, приходя в себя и попутно докладывая о том, что репортёры согласились не донимать Ксению своими вопросами, и будут ждать у ворот приезда самого Сергея.
Наконец ведущая передачи добралась до интервью с Сергеем, и он, собственной персоной, появился перед камерой со своей неизменной и неотразимой улыбкой на лице. Ксения тут же принялась пристально вглядываться в него, и сразу заметила ещё не зарубцевавшийся шрам на лбу, который не мог скрыть даже толстый слой грима. Скорее бы он оказался дома, чтобы она могла сама осмотреть его раны. Слава Богу, она знает, что и в каких случаях нужно делать.
Хотя Сергей, сидя в кресле, сохранял непринуждённую позу, Ксения, глядя на экран, чувствовала его напряжение. От неё также не ускользнул злой огонёк, светившийся в его глазах.
Было совершенно очевидно, что он уже знал о злополучной статье в последнем выпуске журнала «Starhit».
Отвечая на вопрос о пожаре, случившемся в лондонском отеле, Сергей не стал особенно распространяться о своих действиях, сразу переключившись на инцидент как таковой и на то, какие он имел последствия для пострадавших. Сергей не забыл поблагодарить полицейских и пожарных за высокую организованность и эффективность во время тушения пожара, а также выразил особую благодарность медицинскому персоналу.
Как только прозвучал вопрос по поводу «новой» внешности Сергея, он потрепал рукой волосы и как-то зловеще улыбнулся:
- Вы правильно заметили, перемена довольно неожиданная и необычная. Я подстриг волосы для того, чтобы моей дочери было легче принять своего отца, которого она видела лишь на фотографиях и без длинных волос.
Ксения чуть не раздавила чашку с кофе, которую держала в руках. Началось.
- Вы говорите о маленькой девочке, чья фотография помещена на обложке «Starhit»? – Телеведущая взяла в руки последний номер злополучного журнала.
- Да, но не о том, что там написано. – Сергей наклонился вперёд, заглядывая прямо в камеру. – Я никогда не скрывал, что у меня есть ребёнок, и тем более не стыдился своей дочери. Она – лучшее, что есть в моей жизни, разумеется, вместе с её матерью.                                                                                   
При этих словах Ксения поперхнулась, но даже не стала вытирать пролившийся кофе со своего спортивного свитера. В один миг для неё исчезло всё, кроме Сергея и чувства глубокой благодарности ему.
- И я не хочу, чтобы Соня была объектом всеобщего внимания, – фраза прозвучала так, что ведущая слегка вздрогнула, – не потому, что она ничего не слышит, а потому, что ей всего лишь четыре года. Что же касается слухов о моей дочери, то это правда, у неё были проблемы со здоровьем, однако сейчас девочка слышит так же хорошо, как другие люди. Но говорить с незнакомыми людьми ей по-прежнему трудно.
- Вы не собираетесь жениться на её матери? – прозвучал новый вопрос, и Ксения затаила дыхание.
- Отчего же, собираюсь, – расплылся в улыбке Сергей, и по его преобразившемуся лицу Ксения поняла, что сейчас все слова были направлены непосредственно ей. – Как только окажусь рядом, я намерен сделать Ксении предложение. Надеюсь, она согласится выйти за меня замуж.
Её всё больше начинало охватывать чувство счастья, и она неожиданно поймала себя на том, что глупо улыбалась, уставившись на экран телевизора.
Сергей снова повернулся к ведущей и, мило улыбнувшись ей, добавил:
- Если в ближайшее время нас с Ксенией никто не будет тревожить и беспокоить, то я, вероятно, смогу убедить её дать своё согласие.
Интервью закончилось, бодро замелькали, сменяя друг друга, коммерческие рекламы, но Ксения по-прежнему продолжала сидеть неподвижно.

Отредактировано Кассандра (2019-11-09 00:00:45)

0

72

Не для прессы
Проехав через ворота, Сергей свернул на подъездную аллею и выключил мотор. Воздух был свеж и по-зимнему прохладен. Светящиеся окна пропускали приглушённый свет из дома, в котором, как он надеялся, его ждала Ксения. Макс ещё в аэропорту успокоил Сергея, сообщив, что с ней и с Соней всё в полном порядке, однако с тех пор прошло уже несколько часов.
Сергей вспомнил, что во время пожара, прежде чем потерять сознание, он думал лишь о том, что никогда уже не увидит Ксению и Соню, и от этой мысли ему было куда больнее, чем от сильного удара свалившейся сверху балки. Теперь, после громкой шумихи, раздутой вокруг них прессой, он чувствовал себя не слишком уверенно. Может быть, Ксения боится, что этот феерический скандал повторится? Интересно, какой будет её реакция, когда он объявит ей об их предстоящей свадьбе? Впрочем, ему нужно ещё найти в себе смелость, чтобы решиться на подобный поступок. До его отъезда в Англию Ксения была категоричной в своём отказе, потому что, вероятно, всё ещё сомневалась в его чувствах. Неужели она действительно считала, что он разделяет её и Соню в своём сознании? С тех пор, как они снова встретились, Сергей уже не представлял свою жизнь без них обеих. И он сделает всё возможное, чтобы Ксюша с Соней снова не покинули его, как когда-то.
Сергей даже вспотел от волнения. Если она опять станет упрямиться, он сумеет убедить её передумать. У него найдутся аргументы, которые заставят её согласиться. Сергей улыбнулся, вспомнив их последнюю ночь, проведённую вместе. Пожалуй, мысль об обольщении сейчас была уместна, как никогда прежде...
Лёгкий ветерок кружил в воздухе невесомые снежинки и разносил приятный запах дыма, напоминавший о тепле и уюте домашнего очага.
Прежде чем войти в дом, Сергей решил, что ему нужно как следует всё обдумать. Если он прямо в лоб объявит о своих намерениях, то, несомненно, встретит с её стороны серьёзное сопротивление. Ксения не любила, чтобы ей указывали, что нужно делать. Попытка соблазнить, на самом деле, тоже не слишком надёжна – один раз она уже закончилась плачевно. К тому же, его чрезмерная настойчивость может привести к вторичному бегству Ксении.
Может быть, нужно... нужно что? Набраться терпения? Дать понять Ксении, что только от неё самой целиком и полностью зависит их будущее?
Сергей разочарованно вздохнул. Все его попытки хоть что-то придумать приводили в тупик. Ксения просто должна сказать, что ей нужно, вот и всё. И если их желания расходятся, тогда... Он стиснул зубы. Тогда придётся приложить дополнительные усилия, чтобы уговорить её изменить своё решение. Сергей вышел из машины.
Ксения открыла дверь до того, как он успел воспользоваться своим ключом. В тёмно-зелёном платье, с распущенными волосами, она казалась очаровательной русалкой или сиреной из волшебной сказки. Замерев на месте и зачарованно глядя на неё, Сергей даже не сразу сообразил, что теперь ему, кажется, нужно поздороваться...
Длинные и роскошные локоны Ксении излучали тепло, и, вдыхая знакомый запах корицы, Сергей снова почувствовал горячее желание. Ему хотелось немедленно заключить её в объятия и убедиться, что она не была иллюзией. Однако настороженный, осторожно-вопросительный взгляд Ксении удержал его от этого порыва. Кажется, она готова была убежать в дом от любого его неожиданного движения. Сергей мысленно обрушил все возможные громы и молнии на неразборчивого в средствах репортёра, которому он был обязан снова выросшей, как ему теперь казалось, стеной недоверия между ним и Ксенией.
Едва Сергей перешагнул порог, как запах корицы тут же перемешался с другими запахами – гвоздики, мускатного ореха и хвои. Раздававшееся из гостиной потрескивание поленьев в камине служило подтверждением того, что приятный запах дыма, окутавший его на улице, распространяется из этого дома.
- Я не был уверен, что ты дождёшься меня здесь. – Это было первое, что с трудом выдавил из себя Сергей. Чтобы сразу же раскашляться только для того, чтобы скрыть, как он боялся снова потерять её.
Ксения быстро закрыла дверь и, обняв его одной рукой за плечи, сказала:
- Пойдём в дом, там тепло.
Идя рядом с Ксенией в комнаты, Сергей чувствовал, как в нём что-то начинает оттаивать. Она беспокоится о его здоровье... Сергей ощутил себя обманщиком, ведь на самом деле он в течение последних нескольких дней совсем не кашлял. И всё же главное было не в этом. Сергей заметил, что выражение глаз Ксении изменилось. В них не было даже намёка на подозрительность. По крайней мере, ей, видимо, и в голову не пришло осуждать Сергея за то, что по его вине они с Соней стали беспощадной мишенью для журналистской лжи. Когда он, наконец, сел возле камина, Ксения устроилась поблизости.
- Я ведь обещала, что буду ждать тебя здесь.
- Да, до появления этой ужасной статьи, перевернувшей всё вверх дном. – Сергей нежно провёл пальцами вдоль её шёлковых локонов, волнами рассыпавшихся по плечам. – Тебя, наверное, замучили жаждущие новых сенсационных признаний журналисты.
- Нет. С ними разговаривал Максим. Я только выносила им кофе. Жаль, я не умею готовить его так же хорошо, как Надя. Впрочем, никто не жаловался. – Ксения усмехнулась. – Так что всё в полном порядке. Думаю, моя доброжелательность по отношению к ним нисколько не помешает. К тому же, надо отдать им должное: они вели себя очень прилично.
- А как Соня? Ей никто не мешал?
- По-моему, она даже ни о чём не догадалась. Самым большим потрясением для неё было узнать, что ты уже будешь дома, когда она утром проснётся.
- А тебя что больше всего волновало?
После вчерашнего ночного звонка Сергей снова и снова рисовал в своём воображении их предстоящую встречу. И каждый раз ему казалось, что это будет что-то необыкновенное. Даже появление статьи в журнале не сможет ничего испортить.
Ксения уже не казалась такой сдержанной, как в тот момент, когда открыла ему дверь, и Сергей хотел, чтобы они стали ближе друг другу как можно скорее. Однако его беспокоил её вопросительный взгляд. Похоже, Ксения догадывалась о его сомнениях, но хотела, чтобы он сам первый заговорил о них.
Пока все эти воспоминания и предположения длинной бесконечной чередой возникали в сознании Сергея, Ксения, наконец, собралась с духом и ответила просто:
- Мы с Соней обе волновались и переживали о тебе.
После такого признания Сергей уже не мог выдерживать выбранный заранее полуофициальный-полушутливый тон.
- О Господи! – Он подхватил Ксению, посадил себе на колени и страстно поцеловал, не встретив с её стороны ни малейшего сопротивления. – Честное слово, я собирался вести себя очень культурно, – задыхаясь, прошептал он, на миг оторвавшись от её губ, – но я так скучал без тебя.
Он опять начал жадно целовать её, словно затворник, изголодавшийся по ласкам, и Ксения отвечала с той же страстью. Согретая теплом его сильных рук, она уже больше ничего не боялась.
- Я тоже скучала без тебя, Серёжа. Пока тебя не было, я испытывала сильный страх.
- Я тоже, – признался он. – Думал, что, когда вернусь, тебя здесь уже, возможно, не будет. И Сони тоже не будет…
Прислонив голову к его груди, она слышала частые удары его сердца и вдруг поняла – её сердце бьётся точно так же.
- Теперь я знаю, что тебе пришлось пережить, и никогда больше не повторю своей ошибки. – Ксения прижалась к нему, крепче обхватив обеими руками. – Для меня время, проведённое вдали от тебя, было самым страшным и ужасным в моей жизни.
Она осторожно коснулась шрама на его лбу. Рана уже почти зажила, и всё-таки Ксения вздрогнула, невольно подумав, что могла потерять Сергея навсегда.
- Единственное, о чём я думал тогда, – так это о том, что мы никогда больше не увидимся. – Сергей глубоко вздохнул. – Я люблю тебя, Ксюша, и всегда любил. Но раньше я был не в состоянии понять это. Только после твоего ухода я понял, чего лишился. Но я продолжал любить тебя.
Ксения прикрыла его рот рукой:
- Не надо ничего объяснять. Я обо всём догадалась сама, случайно обнаружив коробку с фотографиями.
Сергей задержал на ней пристальный взгляд, а затем подвинулся ближе к камину. Ксения знала, что он сразу же догадался, о каких именно фотографиях шла речь.
- Я прятала в том шкафу новогодний подарок для Сони, – попыталась оправдаться она, – и случайно задела обувную коробку, которая упала на пол, раскрылась...
Сергей отвернулся и, не зная, как скрыть смущение, уставился на огонь в камине. В наступившем молчании было слышно лишь потрескивание дров.
- Герман так и не сказал, куда ты ушла. Честное слово, я сам не понимал тогда, что делаю…
Ксения почувствовала, с каким отвращением он произнёс последнюю фразу. Да, он ненавидел себя за то, что потерял тогда самообладание.
- Не стоит так переживать и волноваться. Ведь ничего страшного не произошло. Ты разорвал лишь те снимки, которые ничего для тебя не значили.
- Они все были важны для меня.
- Значит, ты сохранил все?
Он встретился с ней взглядом.
- Я просто понял, что ничего не изменится, если я уничтожу их. Ты всё равно не вернулась бы, а моя вина в том, что ты ушла, не уменьшилась.
- Серёжа, ты никогда не мог ничего уничтожить. Поэтому ты сочиняешь такую красивую музыку.
- А ты знаешь, что все песни из первых трёх альбомов я посвятил тебе? – Он провёл рукой по её волосам. – В них говорится о предательстве и крушении надежд, о разочаровании и боли. Но прислушайся к каждому слову, Ксюша, и ты не найдёшь ни одной строки, где говорилось бы о потере друга. Я никогда прежде не думал о тебе, как о друге. Ты всегда была моей любимой, и этого для меня оказалось вполне достаточно. – Сергей прижался щекой к её волосам. – Но я больше не стану сочинять грустные песни. Жизнь слишком коротка, чтобы проводить её в одних страданиях.
Ксения коснулась его руки.
- Это не значит, что твои песни были некрасивыми. Слушая их, люди чувствуют себя не такими одинокими и начинают понимать, что жизнь продолжается, вопреки всем трудностям и препятствиям на пути. Помнишь, ты рассказывал о мальчике, который слушал твои песни, находясь в больнице? Ему они были нужны, именно за них он хватался, как за спасительную соломинку. И в конце концов у него получилось вновь поверить в чудо, в то, что всё обязательно будет хорошо, несмотря ни на какие проблемы и неприятности.
- Возможно, ты и права. Но дело в том, что после твоего ухода мне ужасно не хватало не только любимой, но и друга. – Сергей поднёс её руку к своим губам и поцеловал. – Ты догадывалась о моих чувствах? О том, что для меня ты – единственная женщина на свете?
Ксения улыбнулась:
- А кого ты предпочитаешь видеть во мне в первую очередь – друга или женщину?
- Я хочу, чтобы ты была и тем, и другим. Ну как мне заставить тебя поверить в это? – Сергей поцеловал её в лоб. – Я очень люблю тебя, любил и буду всегда любить.
- Я верю тебе, Серёжа. Я поверила в это, как только обнаружила те фотографии. Если бы ты не любил меня, не раздумывая, избавился от них.
Сергей снова поцеловал Ксению, и на этот раз позволил себе подольше насладиться её сочными губами.
- Я никогда не переставал мечтать о тебе, Ксюша.
- Тогда пойдём со мной, – Ксения встала и, взяв его за руку, повела в спальню, – мне нужно кое-что показать тебе.
Улыбаясь, Сергей послушно последовал за ней.
- А может, я тоже кое-что покажу тебе после? – спросил он.
Ксения рассмеялась:
- Всё зависит от того, что именно ты собираешься мне показать.
Она подвела его к краю кровати и, когда он сел, протянула старую фотографию. Взглянув на неё, он сразу вспомнил тот знаменательный костюмированный вечер.
- Да, я никогда не забуду наш бал. Кто бы мог подумать, что в наряде Джульетты ты будешь такой сексуальной? – Сергей снова посадил Ксению к себе на колени. – Такой же сексуальной, как сама Джульетта... Кстати, может быть, как-нибудь снова возьмём его напрокат? Мы смогли бы устроить вечеринку исключительно и только для нас двоих.
- Это было бы чудесно! – Ксения отобрала у него фотографию и положила на столик. – Интересно, понравится ли тебе ещё кое-что?
- Что именно?
Сергей заметил озорной блеск в её глазах, когда она встала и лёгким движением руки расстегнула "молнию" на платье. Он был прав – она оказалась очень даже сексуальной.
- Видишь ли, вчера ночью меня очень удивило твоё точное описание моей новой рубашки. Интересно, почему?
С этими словами Ксения сбросила платье на пол, оставшись в одном нижнем белье. У Сергея от волнения даже рот пересох, и он машинально сглотнул слюну.
- Чёрное... атласное... обтягивающее. Ты только не упомянул о кружеве. Но и этого достаточно.
Ксения наклонилась, чтобы поднять платье с пола, и благодаря большому декольте новой рубашки он увидел её обнажившиеся груди.
- Так значит, в тот момент, когда я позвонил, на тебе была надета именно эта рубашка?
- Да.
- Но ты сказала, что на тебе простая ночная рубашка из фланели.
- Я сказала неправду.
- Теперь вижу.
Ксения приблизилась к нему, и он коснулся руками мягкой материи.
- Наверное, ты догадалась купить сегодня утром свечи?
Ксения показала на оловянный подсвечник, стоявший на столе рядом с лампой:
- Разве я могла не купить их после того, что ты описывал мне по телефону?
Возле подсвечника лежали две маленькие коробочки, в одной из которых находились спички.
Чуть дрожащими руками Сергей зажёг свечу, и от тающего воска в воздухе сразу запахло ванилью. Этот запах напомнил ему тот миг, когда он раздевал Ксению, расшнуровывая наряд Джульетты, сшитый из тяжёлого алого бархата.
Сергей погасил лампу и, прежде чем уложить Ксению на кровать, схватил со столика вторую коробочку. Он заметил озорной блеск в её глазах, когда она встала и лёгким движением руки расстегнула "молнию" на платье. Он оказался прав – она была очень сексуальна.
Она не оказывала сопротивления, принимая его жаркие поцелуи, в которых растворялось её добродушное подшучивание. Она хотела, чтобы он овладел ею, и её мечта сбылась. Это было самое главное доказательство того, что она не потеряла Сергея в огне и дыму! 
Поспешно расстегнув пуговицы на его рубашке, Ксения обнажила его могучий торс. Ей необходимо было снова и снова убедиться, что с ним ничего плохого не случилось. Она должна была рассмотреть все шрамы на его теле и лично удостовериться, что ему не грозит никакая опасность.
Но Сергей не дал ей времени на рассматривание ожогов и синяков. Слившись воедино, они едва успели принять меры предосторожности.
Всё закончилось очень быстро. В течение нескольких минут они лежали неподвижно, пытаясь отдышаться и испытывая чувство глубокого удовлетворения.
- Мадам, надеюсь, вы хорошо выспались прошлой ночью? – первым нарушил тишину Сергей.
- Пока ещё мадемуазель, но думаю, это ненадолго. Если даже и не выспалась, всё равно я не собираюсь сегодня тратить своё драгоценное время на сон. – Ксения бросила на него озорной взгляд.
Состояние полного умиротворения, в котором находилась сейчас Ксения, было вызвано не только чувством физического удовлетворения. Просто близость Сергея приносила ей ощущение домашнего уюта. Они наконец-то стали самой настоящей семьёй.

Наблюдая за тем, как он разговаривал с репортёрами, прежде чем свернуть на подъездную аллею, Ксения злилась, что они отнимали у него драгоценное время, хотя и понимала, что для него это было вполне привычным делом. От неё не ускользнул тот факт, что, подъехав к дому, Сергей почти десять минут не выходил из машины и лишь глядел на окна. Ей же оставалось только ждать, когда он войдёт в дом. Но сегодня она хотела забыть обо всём и жить в мире его фантазий. После долгих ночей одиночества и огромной пустой постели без Сергея ей хотелось полностью раствориться в нём без остатка.
Поправив ворот своего нежно-кремового платья, Ксения критически осмотрела себя со стороны, понимая, что уже совсем скоро её снимки появятся во многих развлекательных журналах. «ОК», «7 дней», «Дарья», которые она так любила читать прежде, теперь напишут и о ней тоже. Остаётся надеяться, что издания, которым она доверяла, не станут повторять ошибку «Starhit» и пойдут по другому пути. Нервно облизнув губы, она пригладила безупречно убранные в пучок волосы.
Когда врачи объявили о полном выздоровлении Сергея, она была счастлива уже потому, что для него всё закончилось более-менее благополучно, без каких-либо серьёзных последствий. Но когда он заявил, что хочет во время своего новогоднего концерта появиться перед публикой вместе с ней и Соней, она даже пожалела, что его не подержали в больнице подольше.
Сергей был уверен, что теперь им не стоило прятаться от репортёров. Вместо этого нужно как можно чаще давать интервью и позволять себя фотографировать. Ксения не спорила, но её чувства не всегда шли в ногу с её разумом.
В зеркале появилось отражение крошечного личика, около которого Соня пальчиком очертила круг, а затем указала на мать. А потом, задумавшись, собралась с силами и громко спросила:
- Мама, я хорошо выгляжу?
- Ты прекрасна, – ответила Ксения, чуть не подпрыгнув от удивления. А затем поставила девочку на кресло, чтобы та смогла увидеть себя во весь рост.
На Соне было надето длинное бархатное платье под цвет её глаз, с кружевным воротничком и поясом. Длинные светлые локоны были перевязаны синей лентой из того же материала, что и платье.
Ксения взглянула на часы. Пора было выходить. Она ощущала непривычную тяжесть надетого на левую руку бриллиантового кольца. У Сергея уже запланировано интервью для журнала «ОК», в котором он собирался объявить об их помолвке, и ей необходимо было приехать туда на час раньше.
Она снова облизнула губы. Если бы они с Сергеем уехали в театр вдвоём, то сейчас ей не пришлось бы встречаться с репортёрами с глазу на глаз. Ксения очень надеялась, что теперь, когда прозвучало публичное заявление об их с Сергеем планах пожениться, шумиха вокруг её имени, наконец, исчезнет. Как же она ошиблась! Ксюша горько усмехнулась, глядя на своё отражение в зеркале.
Зазвонил телефон.
Интервью продолжалось не слишком долго, и всё прошло даже лучше, чем ожидалось. Вероятно, большую роль здесь сыграло то, что его брал Вадим Верник, брат актёра Игоря Верника. Многие известные люди, которые боялись идти на откровенность, тем не менее, открывали душу в присутствии этого удивительного человека. Его низкий с хрипотцой голос приятно обволакивал, заставляя расслабиться, забыв обо всех тревогах, страхах и переживаниях. Когда ведущий задал вопрос о свадебных планах, Сергей заговорщицки подмигнул Ксении:
- Мы скажем об этом уже после свадьбы. Нам не хотелось бы, чтобы вертолёты кружили над нашими головами во время брачной церемонии.
Ведущий рассмеялся, и, как только он выключил магнитофон, а фотограф сделал необходимые снимки, они ушли.
- Мог ли я думать, что увижу тебя в этом платье? – пошутил Сергей, когда они остались вдвоём.
- Я должна была надеть его. – Ксения позволила ему обнять себя и поцеловать. – Может быть, если ты не увидишь моей шляпки до свадьбы, это не будет считаться плохой приметой.
- Дорогая, мы не должны бояться плохих примет, потому что нашим отношениям больше ничего не угрожает. Мы и так уже прошли огонь, воду и медные трубы. Ты ведь не передумала выйти за меня замуж сегодня ночью?
- Я лучше пойду в зрительный зал, – ловко ушла от ответа Ксения.

Как только Александр проводил их с Соней на места в первом ряду, свет мгновенно погас. Полина, Алексей, Надежда, Герман, её и его родители уже заняли часть этого ряда. Ксения заметила, что многие из пришедших на концерт зрителей слишком часто обращали свои любопытные взоры в её сторону, и поэтому обрадовалась, когда в зале наконец-то стало темно.
Занавес поднялся, и на сцене появились Михаил, Мария и Никита. Они начали играть как раз в тот момент, когда из-за кулис вышел Сергей. Когда он уверенно подошёл к микрофону, Ксения почувствовала, что всё внимание публики полностью переключилось на сцену. Она откинулась на спинку кресла и немного расслабилась. Напряжение стало её отпускать.
Сергей открыл своё выступление самым первым хитом, и сразу же был награждён благодарными зрительскими аплодисментами, сквозь которые прорывались громкий свист и одобрительные возгласы. Потом он плавно перешёл к исполнению более поздних песен, и вскоре вечер превратился в незабываемое развлекательное шоу.
Ксения почти не разбирала слов, ей было достаточно просто слышать замечательную музыку и видеть талантливого певца, которого она очень сильно любила. От звуков его голоса её била сильная дрожь. Ей казалось, будто он по-прежнему ласкает её своими большими руками, как это было прошлой ночью. 
Никто не догадывался, что Сергей и остальные музыканты выступали в смокингах не по случаю новогоднего праздника, а потому, что в зале сидел священник, пожелавший остаться незамеченным. Ксения и Сергей сразу после торжественной росписи хотели обвенчаться, чтобы навеки соединить свои судьбы.
Во время перерыва Ксения с друзьями отправились за кулисы выпить по бокалу шампанского и немного поболтать.
- Не уверен, что мне нравится ваша затея со свадьбой, – проворчал Герман.
Ксения с удивлением посмотрела на него. В эту минуту Сергей крепче обнял её, и вместо торжествующей улыбки на его лице появилось упрямое выражение.
- Кто бы сомневался, – процедил он сквозь зубы.
Герман расхохотался:
- Ты всё неправильно понял. Я просто хотел сказать о своём сожалении по поводу того, что теряю свою лучшую танцовщицу. Ксения мне практически как дочь, и я буду очень сильно скучать без неё.
Лицо Сергея снова посветлело, когда он понял, что Герман говорил о партнёрстве Алексея и Ксении. Они договорились, что отныне все дела в студии ведёт Алексей, а Ксения будет, как и прежде, оказывать ему всяческую помощь и поддержку в постановке двух спектаклей в год. Одним словом, они просто поменялись ролями.
- Послушай, – обратился к Герману Сергей, – возможно, ты и теряешь танцовщицу, но зато я приобретаю жену. Думаю, это здорово.
- И я тоже так думаю, – согласилась Ксения.
Раздался звонок, и они вернулись на свои места.
Ксения не пропускала почти ни одной репетиции с того знаменательного дня, как Сергей вернулся домой, и знала всю его программу наизусть. Поэтому она была сильно удивлена, когда Сергей передал свою гитару Мише ещё до того, как спел последнюю песню. В зале погасили все прожектора, кроме одного, освещавшего Сергея. В наступившей тишине он обратился к публике:
- Дамы и господа, в заключение я хотел бы исполнить не совсем обычную песню. Вероятно, многие из вас уже в курсе, что в моей жизни появился самый дорогой для меня человек, которого я люблю больше всех на этой земле... – Сергей выдержал паузу. – Если, конечно, не считать его мать.
Зал взорвался от хохота, и Ксения почувствовала, как её щеки начинают гореть.
- Эту песню я написал для них обеих, когда был в Англии, и теперь хочу спеть её для всех вас.
Миша подошёл ближе и сыграл несколько аккордов, пока Сергей брал микрофон. Когда он тихо запел, Ксения не выдержала, и слёзы медленно стали скатываться по её щекам. Не было сомнений, что нежные слова песни посвящались именно ей, но при этом Сергей делал жесты руками, чтобы Соня тоже смогла понять смысл. К тому времени, когда он пропел последние слова: "...Ты ко мне почаще в гости заходи, расскажу тебе я сказку о любви...", – Ксения знала, что никогда прежде не любила его так сильно, как в этот миг. И вдруг в зале раздался неожиданный громкий голос:
- Папа, я тебя тоже слышу! Мне нравится, как ты поёшь!

Отредактировано Кассандра (2019-11-02 12:48:13)

0

73

Эпилог
Прошёл год

Самолёт прибыл вовремя, точно по расписанию. Надежда Кольцова и Алексей Орлов, держась за руки, ожидали долгожданной встречи с Ксенией, Сергеем и маленькой Софьей. Гастроли Платова в Англии наконец-то закончились, и он вместе со своей семьёй летел домой. Аэропорт был полон, однако для Нади с Лёшей не существовало никого вокруг. Они нежно смотрели друг на друга и улыбались. Недавно Алексей наконец-то сделал Надежде предложение, которое она с огромной радостью приняла. Наконец появились виновники торжества, которых друзья крепко обнимали.
- Ребята, как мы рады вас видеть!
- У нас такие новости, вы просто с ума сойдёте! Надя и я женимся!
- Да, Лёша уже сделал мне предложение! Я просто не могла ответить ему отказом!
Ксюша улыбнулась Наде.
- У нас тоже есть новости. Мы с Серёжей скоро снова станем родителями.
- Да вы что? Это же замечательно!
- Да, мы с Ксюшей ждём двойню. Так что совсем скоро наша семья станет ещё больше!
- Сонечка рада тому, что совсем скоро у неё появятся братик или, возможно, сестрёнка?
- Да, я очень рада за маму и папу! – громко, не стесняясь никого, ответила девочка.   
Из аэропорта они уехали все вместе. Сергей очень долго готовил для Ксении какой-то сюрприз, и теперь он хотел как можно скорее показать его своей любимой.
Дорога заняла немало времени. Но ожидание стоило того. Посмотрев по сторонам, Ксения увидела огромную липовую аллею, которая, вероятно, была здесь ещё при последнем императоре Николае Втором, больше ста лет назад.
- Серёжа, куда ты нас привёз?
- Прошу любить и жаловать: парк-отель «Воздвиженское». Именно здесь находится наш новый дом. Я отлично помню, как тебе было неприятно находиться в моём загородном доме. Поэтому теперь мы будем жить здесь.
- Но я ничего не понимаю! Объясни мне, глупой, что происходит!
- Дорогая, тебе и не нужно ничего понимать. Эта идея изначально принадлежала Александру. Думаю, совсем скоро он нас навестит. Естественно, вместе с Полиной.
- С ума сойти! Какая красота! Сергей, а что это за усадьба? – спросила молчавшая до того Надежда.
- Я взял её в длительную аренду. Как только мы с Ксенией снова встретились, мной было принято решение о её реставрации. Прошу вас, пройдёмте внутрь!
- Сергей, но это невозможно! Зачем тебе нужно было реставрировать какую-то заброшенную усадьбу? Ведь это же целое состояние!
- Я влюбился в это место с первого взгляда. А уж когда увидел эту заброшенную усадьбу, которая находилась в печальном состоянии, понял, что хочу жить именно здесь. Ксюша, к твоим услугам здесь будет сауна, бассейн, тренажёрный зал, огромная ухоженная территория и вкусная кухня. Отныне ты, можно сказать, становишься постоянной и самой дорогой за всю историю гостьей «Воздвиженского»! С тебя буквально пылинки будут сдувать!
- Ну что же, давай осмотримся…
Алексей с Надеждой решили пока прогуляться среди огромных вековых лип, весело болтая обо всём на свете. Александр с Полиной тоже уже были здесь. Они шли по тропинке, чтобы поприветствовать счастливых обладателей огромной старинной дворянской усадьбы. Ксения, Сергей и маленькая Сонечка вместе осматривали свой новый дом.
- Это лучшее место на Земле, – прошептала Ксения еле слышно. – Я была во многих странах, видела многие живописные места. Долгое время жила в США, год провела с тобой, Серёжа, в Англии. Наконец-то я там, где и должна быть. В доме, где меня ждут.

0


Вы здесь » Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского » Творчество форумчан » Ошибка врача, или Новая жизнь доктора Катцеля