Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Историческое кино

Сообщений 61 страница 80 из 330

61

Интервью Анастасии Иссаковой (Марта Роттенберг): Я знаю, чего я стою
Актриса Анастасия Иссакова, исполняющая роль Марты Роттенберг, специально прилетела из Швейцарии, чтобы принять участие в съемках сериала "Институт благородных девиц". Мы узнали у Анастасии, хочет ли она продолжать актерскую карьеру, на каком языке говорит и считает ли себя русской.
- Зрители пока вас не знают. Расскажите о вашей героине немного. Кто она, какая она?
- Моя героиня – Марта Роттенберг, курляндская принцесса. Она очень надменна, знает свое место и место других. Из-за этой надменности у нее начинаются разные проблемы в институте.
- Она попала в институт по своему желанию?
- Ее папа приехал в Россию и отдал ее в институт, чтобы она подучила русский язык и получила российское образование.
- Чем вы похожи на нее?
- Мне кажется, мы не очень похожи, поскольку я всегда всем пытаюсь услужить, а она, наоборот, ждет, чтобы ей услужили. При этом я знаю, что я чего-то стою, поэтому я тоже, в случае необходимости, буду стоять на своем и доказывать свою правоту. Хотя она и рассказывает другим вещи, которые не стоит рассказывать, она считает, что это правильно.
- В чем тогда вы не похожи?
- Ее крылатая фраза: «Вы никто, а я принцесса». Я никогда бы не сказала человеку ничего в духе: «Вот вы никто, а я лучше вас, и поэтому вы идите лучше, помолчите».
- Я знаю, что Вы владеете языками. Расскажите, какие это языки и где вы их учили.
- Кроме русского, я владею французским, английским и немецким. По-французски я говорю свободно, потому что родилась в Женеве. Английский я выучила в школе, а сейчас учусь на английском отделении филфака. Немецкий – один из обязательных школьных языков в Швейцарии. Еще я начала учить итальянский, но он мне в сериале не понадобился. В сериале я говорю на французском, на немецком, чуть-чуть на английском и на ломаном русском. Мои родители уехали в Швейцарию 25 лет назад, и в итоге мы там остались жить.
- У Вас есть актерское образование?
- Я училась в Женевской школе кино.
- Вы играете в театре?
- В Женеве другая система. У актера нет контракта в театре. Режиссер выбирает спектакль, предлагает его театрам и, только получив согласие на постановку, набирает труппу. Спектакль идет примерно месяц, а потом начинаются гастроли по другим швейцарским городам. Если спектакль стал очень востребованным, его могут повторить в следующем сезоне.
- В зарубежном кино приходилось сниматься?
- Я играла эпизодическую роль в фильме русского режиссера Елены Хазановой, которая живет в Женеве и работает на две страны.
- Вы жили когда-нибудь в России?
- Никогда. Только приезжала к родственникам.
- Вы не скучаете там? Говорят, что жить в Европе скучно.
- Естественно, в Европе жить спокойнее. Но я привыкла. Поэтому интересно приезжать в шумную Москву. Особенно зимой, ходить по улицам, когда хрустящий снег под ногами. В Швейцарии такое редко бывает.
- Какой у вас любимый город в мире?
- Я люблю Италию – Венецию и все, что там рядом. И еще люблю Калифорнию, где всегда тепло и много солнца.
- Вам удалось подружиться с кем-нибудь на проекте?
- Да. К счастью, у меня сложились другие отношения с актрисами, нежели у Марты Роттенберг с другими ученицами ИБД. Когда я ехала сюда первый раз, я очень нервничала – вдруг они ко мне отнесутся негостеприимно? Но все сложилось великолепно. Надеюсь, девочки приедут ко мне в гости.
- Если не секрет, какая у вас была мотивация ехать так далеко? Неужели из-за денег?
- Конечно, нет. Я очень хотела поучаствовать в русском проекте, потому что мне нравится русское кино и русское искусство. Мне очень повезло, что я попала в такой масштабный проект, с шикарными костюмами и декорациями.
- Если бы вы случайно попали в 19 век, у вас бы хватило навыков выжить в тех условиях: без горячей воды, без света, без Интернета?
- Думаю, было бы очень трудно. Но через какое-нибудь время я бы привыкла так жить.
- У вашего персонажа есть любовная линия в сериале?
- Нет. Она должна выйти замуж за очень серьезного человека, как она сама уверяет всех вокруг, но в сериале он не появляется.
- А вы сами задумывались о семье, о детях? Для Вас важнее семья или карьера?
- Конечно, задумывалась. Семья важнее. Если не с кем поделиться радостью от успехов на работе, то это очень грустно. Как говорила Мэрелин Монро, карьера — чудесная вещь, но она никого не может согреть в холодную ночь.
- Кого вы любите из актрис советского кино?
- Мне нравится Инна Чурикова. А самый любимый фильм всех времен – «Любовь и голуби».
- У вас есть хобби?
- Я люблю петь и танцевать. Все свободное время посвящаю этим занятиям. Родители меня отдали в школу танцев в 4 года. До 11 лет я занималась балетом, потом современными танцами.
Что касается вокала – одно время я была вокалисткой в рок-группе. Сейчас я играю на акустической гитаре, пишу песни для себя.
- У вас есть амбиции, связанные с музыкой?
- Я хочу сочетать: быть или поющей актрисой, или певицей, которая играет.
- Как Гурченко?
- Как я (смеется). Мне очень, кстати говоря, нравится Анжелина Джоли - за ее разноплановость, хотя она, слава богу, не поет. Еще нравится Мэрил Стрип, потому что она удачно совмещает карьеру и семью.
- Что вас больше всего привлекает в актерской профессии?
- То, что я могу прожить несколько жизней за одну. Я буду и врачом, и адвокатом, и археологом. И плохим человеком, и хорошим – и это все за одну жизнь.
- Вы по натуре позитивный человек или, скорее, философски настроенный?
- Я очень философски настроена. Все время что-нибудь прокручиваю у себя в голове.
- У вас есть любимая книга?
- Самая любимая книга - «Консуэло» Жорж Санд. Еще мне нравятся японские писатели, люблю книгу Мураками «К югу от границы, на запад от солнца». Недавно прочитала «Элегантность ежика» Мюриэль Барбери. Читаю я на французском языке.
- А думаете на каком языке?
- Зависит от того, о чем думаю. Если мы говорим о повседневном, то на французском. А если о глубоком, личном –то на русском.
- Вы считаете себя русской или швейцаркой?
- Я стою на двух стульях. Сердце у меня русское, а мозги швейцарские – стремлюсь все сделать вовремя и правильно.
- Какая роль может стать вашей главной ролью в жизни?
- Никогда об этом не задумывалась. Я никогда не играла Чехова, но очень бы хотелось попробовать.
- Кого из Чехова Вы хотите сыграть?
- Нину Заречную, может быть.
- Напоследок, традиционный вопрос о любви. Какой нужно быть девушке, чтобы ее любили?
- Искренней. И тогда все проблемы сразу исчезнут. Они и возникают потому, что мы вечно пытаемся соответствовать каким-то клише. Это неправильно. Мы с моим молодым человеком стремимся быть, как одно целое. Но при этом нужно иметь свое дело. Я очень рада, что у меня есть такое дело, как актерство, и я не растворяюсь в своих отношениях.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:54:33)

0

62

Интервью с Анатолием Завьяловым (Лев Полозецкий): Ответственно заявляю: я могу варить сваркой
Исполнитель роли Льва Полозецкого, актер театра Et Cetera Анатолий Завьялов рассказал о цирковом детстве, о табуретках и о любви.
- Как вы решили стать актером?
- Я занимался в детской цирковой студии, и все мое детство, с 9 до 13 лет, прошло именно там. С тех пор я знаю, что такое по-настоящему много работать.
В цирк я попал абсолютно случайно. Нас с другом выгнали с урока за плохое поведение, и мы пошли гулять по городу. На столбе увидели объявление о наборе в цирковую студию. Договорились с ним вместе пойти. В итоге я совсем про это забыл, а друг оказался ответственный, записал и себя, и меня. И мы начали ходить в эту студию. Так началась моя творческая карьера.
Цирк дал мне очень многое. Он научил меня не только работать, но еще и жить, существовать. Мы ездили на гастроли, где мы сами себе готовили еду. Нам платили деньги, а для ребенка возможность самостоятельно купить себе сникерс много значит. Я начал взрослеть, в 13 лет у меня появился мотоцикл, какие-то девчонки. Мне всего этого очень хотелось, но при этом цирк занимал абсолютно все мое время. Летом у нас было по две тренировки в день – настоящее рабство. Так что пришлось от цирка отказаться, хотя я потом еще три года жалел. Но назад дороги не было: в цирке существует диктатура, поэтому, один раз пропустив, на следующий день я просто боялся показаться педагогам на глаза.
Поступление в театральный вуз тоже было случайным. Я закончил ПТУ по специальности «автомеханик», и уже собирался идти в армию, как вдруг случайно встретил на улице маму своего друга. Она тоном, не терпящим возражений, сказала: «Вам надо поступать в театральное». Я пришел домой и во мне эта мысль неожиданно закрутилась.
Когда я поступил, вопрос денег стоял очень остро. Я был из очень бедной семьи. Мне приходилось много работать и пропускать занятий, поэтому на первом курсе я учился весьма скверно. Я подрабатывал на корпоративных праздниках. Цирковая база мне очень в этом смысле помогла.
Параллельно мы работали в областном академическом театре массовкой (дело происходило во Владивостоке). И однажды мы поехали на гастроли в Москву. Я посмотрел московские спектакли и понял, насколько это классно. Человек выходит на сцену, и один держит весь зрительный зал. Меня все это настолько захватило, что все оставшиеся два года я работал только на Москву. Я все делал для того, чтобы после окончания института переехать. Моя работа принесла свои плоды, меня сразу взяли в хороший театр.
- Расскажите про своего персонажа Льва Полозецкого. Каким вы его видите?
- Надо признаться, что это лучшая роль из тех, что мне давали сыграть в кино. Он не просто интересный человек. Он интересен тем, что он лидер революционного движения. Он может вести за собой людей, он может заражать своими идеями массы. У него большие амбиции. Правда, он неискренне верит в революцию, как мы видим.
Ему нужны деньги. И власть. Если у тебя есть деньги, то ты получишь и власть. Если бы такой человек, как он, пришел к власти, это был бы жесточайший диктатор. Он говорит, что царизм – это плохо, что дворянство ничего не видит, кроме себя. Но если бы он пришел к власти, он делал бы то же самое.
- Вы похожи на Полозецкого?
- Какие-то сходства есть. Мы оба целеустремленны. Но через головы, как он, я не иду. Я люблю жить по закону и по правилам. Мой герой переступает планку. Он не пришел бы к террору, если бы так не жаждал власти. Ему приходится совершать гнусные поступки, чтобы оправдывать свои слова и поддерживать веру кружковцев в его идеи. Он живет на их деньги, кстати. Они собирают какие-то суммы, якобы на революционную борьбу, но на самом деле на эти деньги живет Полозецкий. Если вы заметили, он одет гораздо приличнее своих соратников. И он оправдывает свое поведение. Если его спросят, зачем он так одет, он скажет, что ему нужно войти в высшее общество и стать там своим. У него на все вопросы есть ответы. Как говорится, не подкопаешься.
- Он чем-нибудь вас раздражает?
- Нет, не раздражает. Я его полностью люблю.
- Вы могли бы с ним дружить?
- Нет. У меня отличная интуиция на плохих людей. Я просто их чувствую. Не жду, пока человек сделает лично мне что-нибудь плохое, а смотрю за тем, как он ведет себя с другими. Стараюсь не допускать конфликта, а обходить его стороной.
- Расскажите про любовные линии Полозецкого в сериале.
- Меня любят две девушки. Я не люблю никого. Наверное, Лев Полозецкий - такой человек, который не может любить. Он считает, что это чувство для слабых людей. Он ждет для себя большой судьбы, и не хочет никаких зависимостей.
- Вы с ним согласны в том, что любовь – это слабость?
- Нет, конечно. Когда я влюбляюсь, мне хочется жить, летать. Я очень влюбчив, но настоящая любовь приходит ко мне редко. Говорят, она бывает один раз в жизни. Может быть, и не один, но все равно редко. Надеюсь, что сейчас у меня как раз такой случай.
- Кто из женских персонажей в сериале вам симпатичен?
- Мне очень нравится Тата. Я не смотрел всех серий. Я смотрю только серии со своим участием – разбираю собственные ошибки, так что, может быть, я кого-то не знаю. Из девушек Тата мне нравится больше других. У нее спокойный характер. И актриса ее играет замечательная.
- У вас есть любимая роль или такая роль, которую вы мечтаете исполнить?
- Мне нравятся все мои роли в театре. У меня нет главных ролей. У меня есть замечательная роль в спектакле «Подавлять и возбуждать». 15 минут творчества на сцене, от которых я получаю огромное удовольствие. Выходит студент, читает замечательный монолог, в котором есть и смех, и слезы, и даже акробатические трюки – спасибо цирковой студии. Этой роли я всегда очень жду, готовлюсь к ней с утра.
Еще очень хочу снова сыграть роль Актера в пьесе Горького «На дне», которую я играл в дипломном спектакле. Постоянно вспоминаю его монологи, перебираю их в памяти. Эта роль была для меня большим шагом вперед. Возможно, на данный момент это была лучшая моя роль.
В последнее время я стал получать больше удовольствия от работы в кино. Особенно хорошо, если есть хороший материал и есть время на режиссуру, чего очень не хватает в сериальной работе. Сериал – это паровоз, который летит на огромной скорости, и не терпит никаких долгих размышлений. В «Институте благородных девиц» мне, к счастью, досталось несколько глубоких сцен, в которых я смог проявить себя, как актер.
- Как вам кажется, какую роль в жизни играет удача?
- Большую. Очень важно оказаться в нужное время в нужном месте. На эту тему могу рассказать о том, как я попал в ИБД. Мне позвонили в самый последний момент, когда уже попробовали тысячу актеров на роль Полозецкого. Я снимался тогда в другом проекте, и был абсолютно лысый. Конечно, я был уверен, что ни на какой исторический проект меня в таком виде не возьмут. Однако здесь не растерялись, надели на меня парик и провели пробы.
- Вы смотрите сериалы?
- Я смотрю все сериалы с моим участием. Смотрю очень критично на себя всегда. Чтобы я на какой-то сериал подсел – я не помню такого со времен Санта-Барбары.
- Какого бы будущего вы пожелали своему герою?
- Мне кажется, он выбрал для себя не самый верный путь. Он умный человек, и мог бы добиться всего, чего хочет, более честными способами. Мне хотелось бы, чтобы он в какой-то момент по-настоящему влюбился, и это поменяло бы его. Это такой киношный ход, но мне бы хотелось, чтобы у него была настоящая любовь.
- Вы часто чувствуете себя маленьким?
- Нет, не чувствую. Я очень самостоятельным был с детства, и с 15 лет полностью себя обеспечивал. Это дало мне столько опыта в жизни, что чувствовать себя маленьким для меня сейчас просто неприемлемо. Я знаю, куда я иду. Но мне часто говорят, что я не выхожу из детства в общении с людьми. Особенно если я встречаю девушку, которая мне нравится, я сразу начинаю кривляться. Если девушка так же ведет себя в ответ, то я счастлив, и знаю, что эти отношения будут развиваться.
- Посоветуйте, пожалуйста, девушкам, как быть успешными в любви.
- Совет здесь давать сложно. Нужно найти своего человека, как с мужской стороны, так и с женской. Все ждут принца, а, может быть, стоит просто повнимательнее посмотреть кругом. Все очень индивидуально, нельзя давать советы в таких вопросах.
- Между чувством и долгом Вы что выберите?
- Чувства. И долг. Не знаю, это все так рядом. В зависимости от ситуации. Иногда можно не прийти на свидание к девушке, если были важные дела, и она поймет. Но уехать в другую страну и бросить все – я бы не смог.
- А если, например, в стране кризис, работы нет – пошли бы работать в банк, чтобы прокормить семью?
- Из банка я бы сбежал в тот же день. Сидячая работа не для меня. Но я бы нашел, как прокормить семью. Я многое могу в жизни. Мне от отца перешли золотые руки. Я делаю табуретки, например, сам.
- Это ваше хобби?
- Да. Чтобы я ни захотел сделать руками - я это быстро осваиваю. Например, недавно мне нужно было работать сваркой. Раньше я этого никогда не делал. Я чуть-чуть поучился, и у меня сразу получилось. Ответственно заявляю: я могу варить сваркой.
У нас в театре замечательная мастерская. Первую косую табуретку я слепил другу на день рождения. Всем очень понравилось, и я решил сделать еще. На 6-7 раз они уже были идеально ровные. А теперь я в них добавляю творчества. Очень часто я дарю девушкам табуретки.
- То есть, если вы дарите человеку табуретку – значит все серьезно?
- Если я дарю человеку табуретку – это значит, что он занимает важное место в моей жизни, либо он просто хороший человек, либо я в него влюблен.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:54:45)

0

63

Интервью с Евгенией Водзинской (Екатерина Шестакова): Проще, легче, выше, веселей
С Евгенией Водзинской, исполнительницей роли Кати Шестаковой, мы поговорили о Льве Полозецком, крепких семьях и безумных поступках юности.
- Чем для тебя этот проект особенный?
- Он вообще особенный. Мне очень интересна моя роль, интересна линия Кати, особенно в переломные моменты. Как она общается с родителями, например. Не на каждом проекте ты «проживаешь» свою роль так долго и основательно. Здесь я могу пронести через весь сериал этот характер, посмотреть на него в развитии.
- А ты сама похожа на Катю?
- Я очень похожа на Катю. Конечно, не везде, но во многом. Я, как и она, очень жизнерадостна, весела и готова прийти на помощь подругам. Я люблю жизнь.
- Какие у Кати есть ошибки, на твой взгляд?
- Не могу сказать, что это ошибка. Но если она любит, то любит всей душой. И эта любовь застилает ей глаза, она перестает видеть очевидные вещи. В дальнейшем ее ошибка будет в том, что она станет очень резко вести себя с родителями.
Мне нравится в ней то, что если она решила что-то, то она идет к своей цели и сама делает свой выбор. Да, пусть она спотыкается, ударяется, ей бывает больно. Потом она поймет, что была глупенькая, и надо было поступать по-другому, но она не жалеет о своем выборе.
Мне кажется, у нее нет глобальных ошибок. Подлостей она никаких не делает. Конечно, позже она некрасиво ведет себя с родителями. Надо бы ее за это поругать, но в глубине души я ее хорошо понимаю.
- Как ты считаешь, каким образом на Катю влияет ее семья?
- Сначала очень хорошо. А потом они начинают на нее давить. И по-хорошему с ней разговаривают, и по-плохому, но склоняют ее к своей позиции. Они ее очень любят, и роднее людей у нее нет. Мама, папа, брат – самые родные и любимые для нее люди. Они все делают для того, чтобы у дочки все было хорошо. Они, конечно, хотят ее сохранить: чтобы она оставалась такой же хорошей, доброй, жизнерадостной, чтобы она улыбалась, чтобы не ударялась об углы и не наступала на одни и те же грабли.
- Понятно, что у Кати счастливая и благополучная семья. А у Жени Водзинской счастливая семья?
- Очень счастливая и дружная. Мама, папа, брат – как у Кати, только брат младший. Правда, мы редко очень встречаемся, потому что я из Ростова, и семья моя живет там. Как только у меня образуется промежуток между съемками, я стараюсь съездить к родным. Брат пока еще учится в школе, в будущем планирует поступать на актерский. Он знает, как это тяжело, но планов своих не меняет.
- Есть ли у человека, который родился в счастливой семье, какие-то преимущества в жизни?
- Думаю, что нет. Все зависит от конкретного человека. Если говорить о Кате, то она совсем не гордится тем, что она генеральская дочка.
Конечно, Катя не сталкивалась с грязной стороной жизни. Она верит людям. И даже если человек ведет себя неправильно, то Катя подумает, что он просто ошибся, и обязательно исправится. Возможно, тем, что у нее есть эти качества, она обязана и своей семье в том числе.
- В ИБД есть такая героиня – Фройляйн Штольц, у которой, в отличие от Кати Шестаковой, в семье были большие проблемы. В результате мы видим, что жизнь у Штольц складывается не очень успешно, во многом именно по этим причинам. Получается, что без поддержки семьи у человека меньше шансов быть успешным в жизни?
- Да, в молодости из-за этого могут быть трудности. Но можно же все наверстать. Человек, если он очень захочет, может перебороть свое прошлое, все преодолеть и стать счастливым. Я так думаю.
- Давай поговорим о влюбленностях Кати. Не секрет, что у нее будет роман с Полозецким. Как ты думаешь, почему он кажется ей таким привлекательным?
- У него есть стержень. Она видит, что он идет и борется. Он такой ярый. Она не понимает, конечно, поначалу, что он пудрит ей мозги, но он – личность, это очевидно.
За спиной он называет Катю «редкой дурой», а в глаза говорит, что он ее любит. Разумеется, что Кате никогда в жизни никто не говорил этих слов.
Появление Полозецкого в жизни Кати значительно закалило ее характер и заставило, в каком-то смысле, повзрослеть. Также через эту историю хорошо раскрывается тема дружбы между девочками. У Кати как будто открываются глаза на то, насколько дороги ей девочки и насколько ценна их дружба.
- Ты могла бы влюбиться в такого, как Полозецкий?
- Скорее всего, могла бы. Но, если бы я влюбилась, я бы очень скоро поняла, что это за человек на самом деле. Поэтому до большой любви бы дело не дошло, только влюбленность.
- С кем из девочек ты больше общаешься?
- Во всеми. С Алисой Сапегиной мы вместе работали во МХАТе имени Горького, знакомы давно. Иногда бывают такие чудесные вечера, когда мы выбираемся с ней к кому-нибудь домой, делаем что-нибудь вкусненькое и выпиваем одну бутылку вина на двоих. А с девчонками мы иногда едим суши вместе, они все это дело очень любят.
- Тебя узнают на улицах?
- На улицах редко, а вот в магазине возле дома узнают. Приходишь что-нибудь купить, а они тебе: «А мы смотрим ваш сериал! Таак интересно!».
- Вы с девочками придумываете друг другу прозвища?
- Алиску я называю «Алисон». Катю Астахову мы как только ни называем: она у нас и «Тушкан», и «Бусик», и «Пусик». Но чаще все-таки «Тушкан».
- Как ты борешься с усталостью после съемок?
- Я люблю приходить домой, включать легкую музыку 50-60-х и принимать ванну с пеной и солью. Еще люблю мороженое есть, с шоколадом. Оно меня спасает.
- Если бы ты не была актрисой, кем бы ты была?
- Я с 5 лет была уверена, что я буду актрисой. В какой-то момент я подумывала стать психологом. Но потом поняла, что прежде, чем копаться в головах у других людей, надо сначала разобраться в своей. Я занималась в театральной студии, поэтому сильнее всего была настроена на то, чтобы поступить в театральное училище. Мы с мамой приехали в Москву и пошли по всем театральным вузам. Брали меня в Щуку и в ГИТИС. Я подумала и выбрала ГИТИС. Конкурс был 800 человек на место, но я не нервничала, я была уверена. Читала какой-то рассказ Рея Бредбери и что-то из Гоголя, из «Вечеров на Хуторе близ Диканьки». Меня попросили спеть на экзамене, но спела я неважно. Слава богу, это не помешало.
- Расскажи про свой самый безумный поступок.
- Я отстригла себе волосы однажды. У меня были очень длинные волосы, ниже бедер. Я поехала в летний лагерь на море. и мне надоели длинные волосы. Я взяла и прямо в косе отрезала их. Потом ко мне приехала мама с братом, и конечно, сначала у них был шок. Я совершенно не думала, что скажут родители, мне просто очень захотелось, я и отрезала. Тем более что, когда мне запрещают что-то, я, скорее, сделаю наоборот.
- Какие у тебя любимые книги?
- Я очень люблю Рея Бредбери, братьев Стругацких. Кундеру обожаю. Шекспира люблю, мечтаю сыграть «Сон в летнюю ночь».
- С кем из литературных героев или героинь ты себя идентифицируешь?
- Мне очень нравится Аглая в «Идиоте». Но хотела бы я сыграть Настасью Филипповну. Роль на противовес. Мне всегда дают играть хороших девочек, а хотелось бы сыграть стерву.
- У тебя есть хобби?
- Люблю книги читать. Стихи пишу. Играю на фортепьяно, оно у меня есть дома в Ростове, а в Москве синтезатор. Плавать люблю, занималась даже плаванием одно время. Готовить обожаю. Коронное блюдо – торт «Наполеон» и мясо по-французски. Торт я уже обещала испечь и принести девчонкам.
- Каково твое жизненное кредо?
- Вперед, вперед и только вперед. А еще мне очень нравится фраза Станиславского: «Проще, легче, выше, веселей». Я стараюсь придерживаться этого. Жизнь – она все-таки прекрасна. Что бы ни случилось – не надо раскисать. Надо искать что-то новое и интересное. Как говорил мой педагог по мастерству актера в ГИТИСе М.Ю.Гайдалова: «Мне неинтересно, как ты плачешь на сцене. Мне интересно, как ты справляешься с этими слезами». Надо справляться. Как бы тяжело ни было, как бы сердечко не останавливалось.
- О чем ты мечтаешь?
- На данный момент я мечтаю о семье, о полном метре и чтобы все было хорошо. Чтобы все проблемы решились.
- Ты всегда была веселым человеком?
- Да, всегда. Бывает, конечно, раскисаешь. В такие моменты я звоню Юле Кокрятской, нашей пепиньерке, с которой мы вместе учились. Она может, в случае необходимости, приехать среди ночи и подбодрить.
- Вы случайно оказались задействованы в одном проекте?
- Случайно. Я изначально пробовалась на Тату, а Юля пробовалась на Катю Шестакову. Я пришла, и меня спросили, на кого я хочу попробоваться, – на Тату или Катю. Это было давно, Тата по сценарию была молчаливая, спокойная. А Катя – веселушка. Я подумала, что веселья мне и в жизни хватает, и пошла пробоваться на Тату. Мне дали текст. Помню, была замечательная сцена про папеньку. Конечно, после проб стало понятно, что никакая я не Тата, а Катя.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:54:58)

0

64

Интервью с Юлией Гусевой (Анастасия Черневская): В десятом классе под партой читала Станиславского
- Юля, ты сегодня опять в своем любимом свитере со снежинками и, почему-то, в штанах для сноуборда. Ты собираешься сегодня кататься?
- Я вчера ездила кататься, а сегодня с утра просто было мало времени подумать, что надеть, и я надела первое попавшееся. Вообще, у нас в съемочной группе скоро будет своя команда. Я уж не знаю – лыжников, сноубордистов или бегунов на длинные дистанции. Мы с Аленой Созиновой всех настраиваем на спортивный лад – у нее тоже есть прекрасные сноубордические штаны розового цвета. Думаю, остальные тоже в скором времени подтянутся.
Я катаюсь четвёртый сезон. На доску меня поставил мой любимый муж. До этого момента у меня в голове не монтировалась картинка «я и сноуборд». Женя поступил очень разумно. Он мне дал диск «Первые шаги на сноуборде» и сказал: "Сегодня поедем кататься, посмотри первые три урока, будем отрабатывать". Я, как настоящая отличница, все выучила, даже записала себе что-то. Мы приехали, он меня отвел на самую легкую горку. Вокруг были одни дети и я, большая тётя. Так смешно. Он оставил меня на час и ушел.
Я начала пытаться вспомнить все уроки, которые посмотрела утром. И тут меня пронзила спортивная злость: как это я не могу, я должна. В конце концов мне мои мытарства надоели, я собрала вещички и пошла на самую крутую горку. Встала и с криком «ааааа» съехала с достаточно крутой горы в сугроб. Меня унесло под сетку, доска отскочила, я потом долго ее искала в ночи, но это была настоящая победа. Сейчас прыгаю уже, метровый трамплин освоила вчера. Просто красиво кататься мне уже скучно.
- Вот уж не подумала бы, что ты такой экстремал.
- Это еще не самое интересное. Сейчас у меня завелось другое хобби: храмовые индийские танцы. Это очень древнее направление. Изначально их танцевали только в храмах и только мужчины, а потом разрешили танцевать женщинам. В индийских танцах бесчисленное количество направлений: есть эстрадные, которые мы видим в индийском кино, и есть классические – то, чем я занимаюсь. Мой стиль называется «кучипуди», по названию места, где он был изобретен.
Мне этот танец интересен тем, что это своеобразный мини-спектакль, где ты актёр. За один танец можно сыграть несколько ролей: через мимику, через движение. Этот стиль сочетает сложную танцевальную технику с драматическим искусством.
- Ты, должно быть, на всех школьных утренниках выступала.
- О, да! В школе я бывала редко. У меня было гастрольное детство. Мои выступления на школьных праздниках, конечно, помогали мне получать хорошие оценки даже в тех случаях, когда мои знания не вполне им соответствовали.
В старших классах мне уже было не очень интересно в школе, а побыстрее хотелось в институт. В 10 классе я под партой читала Константина Сергеевича Станиславского и одна из класса ездила на подготовительные курсы во МХАТ. Хотела поступить туда.
К концу года я обожала эти стены. Мне очень нравился наш педагог Сергей Земцов. Они в тот год набирали курс вместе с Игорем Золотовицким. Ко мне хорошо относились на курсах. Я постоянно что-то придумывала, степовала в коридорах, носилась туда-сюда, была генератором идей. К тому же, я была самая младшая в группе.
Слушатели курсов поступают в школу-студию МХАТ в отдельном потоке. Я пришла на экзамены. Меня мучали минут сорок, не меньше. Прочитала всю свою программу. У меня тогда была челка, меня попросили ее убрать, и я читала стихи, одной рукой держа челку. Тут я слышу, что Земцов говорит кому-то: «она маленькая». Он имел в виду, что я к тому моменту еще не окончила школу, хотя мне были известны случаи, когда люди в таких ситуациях оканчивали школу экстерном.
- Как ты относишься к Асе?
- Как я написала в своем профайле на сайте, я очень счастлива, что мне досталась эта роль. Никто не представляет, сколько времени ушло на то, чтобы вытащить из себя этот характер. В жизни я никогда не рвалась в лидеры, не лезла на баррикады. У меня было стопроцентное ощущение, что я пришла в свое место и на свою роль.
На первой встрече с режиссером Белозоровичем я была такой смешной девочкой с двумя косичками, которая все время хохотала. Меня спрашивают: «А что ты смеешься-то?» А я отвечаю: «Так весна же!». Видимо, эти слова их убедили. Есть даже фотография с этой встречи.
Вдруг они стали рассказывать о роли, и я сразу стала серьезной, слушала внимательно. Поэтому, когда пришло время ехать на пробы, я уже нащупала правильную ноту. Приехала в черном платье, с ниткой жемчуга на шее – королева!
Я должна была читать монолог, и чтобы было удобнее, я обращалась к нашему второму режиссеру. Высказала ей все в уничижительном тоне, потом решила извиниться и уточнить, что к ней мои слова не относятся. Я была настолько спокойна и уверена, что, когда мне позвонили, особенно не удивилась.
- Тебе она нравится как человек?
- В жизни я таких людей, как она, немножко опасаюсь. Потому, что я другая по натуре. Они могут с плеча рубануть сразу, не вникнув в ситуацию. Настырность, настойчивость – эти черты, безусловно, есть во мне, но они очень далеко запрятаны. Я все-таки стеснительный человек, хоть и эмоциональный.
- У тебя возникает иногда желание сказать что-нибудь о человеке за его спиной?
- А у кого не возникает? Мы же все живые люди. Но моё воспитание, в любом случае, не позволит мне сказать что-нибудь такое вслух. Про себя могу подумать. В отличие от Аси, я всё держу при себе.
- У Аси есть «второе дно»?
- Я пытаюсь показать различные стороны ее натуры. Ася станет более взрослой со временем. Любовь её поменяет. Она очень принципиальна. Она иногда думает не так, как действует. Бывает, что Ася сомневается в душе. Но поступает всегда сообразно своим принципам.
- Какие внутренние причины побуждают её так стремиться служить при дворе?
- Причина не столько в её собственном карьеризме, сколько в истории её семьи. К сожалению, не могу рассказать сюжет. Об этом зрители узнают позже. Единственное, что могу сказать – Ася, в каком-то смысле, пытается восстановить справедливость. Чуть позже истинные мотивы Аси станут ясны.
- Тебе приходилось бороться за лидерство когда-нибудь?
- Приходилось. Абсурд. Потому что я по характеру не борец. Может быть, я любимица фортуны. Ко мне судьба благоволит, все складывалось всегда в мою сторону. Я с 10 лет солистка студии Николая Караченцова. В 11 лет снялась в полном метре, единственная в нашем городе. Потом была «Утренняя звезда», где я дошла до суперфинала. Я шла домой, и мальчишки показывали на меня пальцем: «Смотрите, вот она идет». Я очень тяготилась своей славой и очень страдала, что меня все узнают.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:55:09)

0

65

Интервью с Екатериной Астаховой (Татьяна Ильинская): Тата - моя первая серьезная роль
- Расскажи, как проходили твои школьные годы?
- Школьные годы были достаточно трудными. Наверное, потому что мне совсем не хотелось учиться. Меня больше увлекали другие вещи. Но учиться мама с папой все равно заставляли -  воспитывалась я в строгой семье.
Больше всего мне запомнилось время, проведенное в детской хоровой студии моего родного города Железнодорожного «Пионерия». Мне легко давались музыкальные занятия, и, говорят, у меня неплохо получалось петь. Вместе со студией мы часто ездили в лагеря, на море. Репетиции, выступления - все это очень увлекательно, особенно когда кругом молодежь. Наш ныне покойный художественный руководитель Георгий Александрович Струве постоянно выдумывал для нас развлечения: КВН, театральные постановки, что угодно. Это время я вспоминаю с радостью.
- Как строились твои отношения с одноклассниками?
- В отношении молодых людей я использовала особую тактику поведения. Всех, кто мне был симпатичен, я называла нехорошими словами и старательно делала вид, что не имею никакого желания с ними общаться. Но на самом деле таила в себе симпатию. Однажды мы с одноклассником даже ходили вместе в лес, лет в 15.
Я иногда могла позволить себе прогулять школу, скажу честно. В то время мы жили в деревне, в школу я ездила на автобусе. Мама у меня строгая, всегда заставляла надевать шапку. Как только я заходила в автобус, я эту шапку сразу же снимала. Бывало, что в школе я после этого так и не появлялась.
- Ты жила в деревне с рождения?
- Родилась я в городе. А в возрасте 4-5 лет мы переехали в деревню, в дом, который построил мой отец. Родители держали целое хозяйство: коровы, куры, утки, кошек восемь штук, а иногда двенадцать. Так что мне было, чем себя занять: на обед я должна была пригнать корову, вовремя ее отвести на поле, чтобы она поела, потом вечером ее пригнать обратно, чтобы она дала молоко.
Сейчас у моих родителей много внуков, поэтому родители растят газон, цветы, устроили на участке детскую площадку.
- Когда стало понятно, что ты будешь актрисой?
- Мне кажется, с раннего детства. Я могла играть одна и фантазировать целыми днями: сидя на диване, я представляла себя то в Париже, то в Берлине. Меня совершенно не нужно было дополнительно развлекать, я успешно развлекала себя сама. В итоге в 11-м классе я сказала в школе: «Я поступаю в ГИТИС». А потом стало понятно, что нужно отвечать за слова.
- Были ли какие-нибудь трудности с учебой в ГИТИСе?
- Я продолжала жить с родителями в Подмосковье, о переезде в общежитие не могло быть и речи. Бывало, что приходилось вставать в пять-шесть утра, чтобы доехать. Потом я расслабилась, стала просыпать первые пары. Тысячу раз я говорила себе: «Последний раз я проспала, завтра приду вовремя» - ах, если бы! Слава богу, что к 25 годам я все-таки научилась не опаздывать.
Мне кажется, человек должен работать над собой. Независимо о того, занят ли он сейчас в профессии или нет – всегда нужно работать над собой. А иначе будет не интересно жить.
- Как ты попала в ИБД?
- Мне очень хотелось. ИБД - моя первая серьезная роль, о которой можно говорить. Когда я пришла на пробы и увидела текст, мне показалось тогда, что Тата - практически Наташа Ростова. Сейчас это, конечно, две разные героини.
Я так хотела получить эту роль и так сильно волновалась на пробах, что у меня сначала совершенно ничего не получалось. Тогда Леонид Григорьевич Белозорович сказал: «Так! Мы снимаем один дубль. Я в тебя верю. Ты прекрасна, ты это можешь». И я почувствовала на себе огромную ответственность – Белозорович в меня поверил, я не могла его подвести.
Потом мы шли по коридору и кого-то встретили. Он показывает на меня и говорит: «Это наша Тата». Я подумала, неужели все так быстро сложилось? Оказывается, нет, не быстро. Окончательно меня утвердили только через несколько месяцев.
- Ты похожа на Тату?
- Я бы не хотела сравнивать. Я ее идеализировала с точки зрения веры. Мне она кажется именно такой: смиренной, терпеливой, очень верующей. Несмотря на страшный грех, который она совершила, она идет по правильному пути. И горе, которое происходит в ее жизни, она воспринимает как должное, как расплату за грехи. Мне есть, чему у нее поучиться.
- Вот ты говоришь про Тату, а я вспоминаю Сонечку Мармеладову. Там была похожая история. Ты могла бы ее сыграть?
- На мой взгляд, Соня Мармеладова – искренний и чистый человек. Я перечитывала Достоевского во время съемок «Легенды о бомбере» - иногда у меня не рождались слезы, и нужно было как-то себя растормошить.
В таких случаях я вспоминала момент из «Преступления и наказания», когда мачеха обзывает Сонечку дармоедкой, которая ничего полезного не сделала для дома, и посылает ее на заработки. И тогда Соня, первый раз продав себя, возвращается домой и отдает мачехе все деньги. Потом молча, не сказав ни слова, отправляется в свою комнату. Мачеха, так и не поняв, что она натворила два часа назад своими словами, тем не менее, видит, что Соня пожертвовала собой ради семьи. Она поднимается наверх, и они вместе плачут. От этой сцены у меня самой градом льются слезы.
- Вернемся к Тате. Когда ты согласилась на роль, до какого момента ты знала развитие своей линии?
- Я знала только, что девочка Тата Ильинская теряет отца, и потом с ней происходит какая-то судьбоносная история, о которой на тот момент было ничего не известно. Только потом мне сказали, что произойдут все эти события с доктором Зотовым. Я очень испугалась и даже расстроилась.
Но, посмотрев на ситуацию с точки зрения разума, поняла, что такое развитие событий дает возможность моей героине вырасти, превратиться из пятнадцатилетней девочки во взрослую женщину.
В процессе съемок мне хотелось отказаться от некоторых эпизодов. Но теперь я считаю, что мы сняли все так, как должно быть. Я смотрю на наш финал, и у меня мурашки по коже бегут.
- Тата с Зотовым могут быть счастливы?
- Абсолютно. Она любит его. Если раньше я не понимала, кого она видит в нем – отца, гения? На кого она обратила внимание, кем заболела? То сейчас мне совершенно очевидно, что она смотрит на него, как на мужчину.
Она ведь тоже выросла. Они с Зотовым пережили много. А люди всегда сближаются, если им пришлось вместе пройти через трудности.
Лет через 10-15 Тата еще будет женщиной в расцвете сил, а Зотов уже будет дедушкой. Кроме того, у них двое детей. Получается, что Тата берет на себя ответственность за троих.
Она знает об этом. Она вообще все прекрасно понимает. Даже когда она согрешила, она знала, что ждет ее впереди. Что касается далекого будущего, мне кажется, она пока о нем не думает. Ей сейчас хорошо, и это главное.
- Какие мужские качества кажутся тебе самыми важными?
- Доброта. Мужественность - ее сейчас мало. Ответственность. Хорошо, когда мужчина может воспитать свою вторую половину, когда ему есть, что рассказать, чему научить.
- А что важнее – семья или карьера?
- Семья. Карьера – это мечта. Но на карьере жизнь не строится. В карьере бывают паузы. Сегодня она есть, завтра ее нет. А семья - это то, что идет с тобой по жизни, твоя вторая половина. Я считаю, это надо беречь.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:55:32)

0

66

Интервью с Анатолием Котеневым (Дмитрий Зотов): Если у влюбленных все в порядке, им надо не на сцену, а в загс.
О фильмах со своим участием:
Сейчас, просматривая фильмы со своим участием, я понимаю, что все бы переделал и сыграл бы по-другому. Моей визитной карточкой можно назвать фильм «Секретный фарватер», после которого я стал по-настоящему популярен. Я был молод, не женат, я знал, как надо сниматься и снимать. Это сейчас я сомневаюсь, а тогда я все знал.
О сомнениях:
Иногда бывает, что я, к примеру, еду домой и думаю, что, может быть, я был не прав и стоило сыграть по-другому. Дети могли заметить мои мокрые глаза и будет подозрительно, если они не спросят: «Папа, а почему ты плачешь? Ты говоришь, что мама просто уехала в больницу, почему у тебя тогда слезы текут?». Зритель может этого не заметить. Зритель во время просмотра отвлекается. Но для меня, как для актера, такие детали важны.
Считаю, что Зотов мог бы поберечь своих маленьких детей и не давать им повода подумать о том, почему у папы текут слезы.
О любви на экране и в жизни:      
Если у влюбленных все в порядке, им надо не на сцену, а в загс. Людей не интересует счастье. Поет себе Филипп Киркоров и поет, ничего особенного. А вот когда скандал вокруг его имени – это сразу такой всплеск популярности. Конфликт между героями – вот что интересно. Поэтому счастье на экране не может быть долговечным. В жизни – пожалуйста. А на экране, когда двое сидят, держась за руки, и смотрят на закат – это сразу конец сказки: «Жили они счастливо и умерли в один день». То, как они жили еще 33 года вместе, зрителя не интересует.
Об отношении к съемкам в сериалах и съемкам в кино:
Я не делаю разницы, я везде работаю с одинаковым усилием. Я не знаю такого актера, который сказал бы: «Здесь мне мало платят, буду играть хуже». Деньги ты проешь, а стыд останется. Поэтому я стараюсь все сделать максимально. Иногда думаешь, что вроде бы здорово получилось, а потом смотришь результат и думаешь: «Какой кошмар». Но кино – это коллективное искусство, здесь не только от меня все зависит. Многое меняется в результате монтажа.
Об особенностях производства сериалов:
К тому же, при съемках в сериале актеры, порой, не знают контекста той сцены, в которой они снимаются. Приходит сценарий, а в нем только техническое описание ситуации, но непонятно – горе у героев или радость? И неизвестно,  где этот эпизод окажется после монтажа. Поэтому нужно соблюдать нейтральность, играть и не горе, и не радость, а нечто среднее. Чтобы потом, в зависимости от того, какую музыку подложат, сцена становилась либо печальной, либо веселой. В кино такого не бывает. Там сценарий обычно известен с начала до конца.
О курьезах из личной практики:
Приведу пример из жизни. Снимали мы однажды сцену на яхте. Режиссер говорит: «Они пришли на яхту. Наверное, у них романтические отношения». Мы стали играть романтическое свидание. Ходим, глазки друг другу строим - может быть, что-то еще будет между нами. А потом оказалось, что герой привел знакомую женщину на место преступления, где пропала ее дочь. И мы об этом ничего не знали.
О первом впечатлении о своей работе:
Когда человек видит себя на экране, реакция может быть разная. Одного охватывает ужас. Другой, наоборот, думает: «Господи, какой же я красивый». Третий ужасается, но доверяет тем, кто его позвал в кино. Это правильный путь. Лучше доверять тем, кто тебя видит в этой роли со стороны.
О студенческих годах:
Еще когда я учился в школе-студии МХАТ, у меня была масса предложений, но нам запрещали сниматься. Однажды я подошел к нашему мастеру Ивану Михайловичу Тарханову и говорю: «Мне позвонили из Свердловской киностудии, очень просят, чтобы я приехал. Хорошая роль, положительный персонаж…». Он всем всегда отказывал, а мне вдруг говорит: «Да, конечно. Поезжай, заработай свою десяточку». Я удивился, на радостях побежал скорее прочь, а мне вдогонку слышится: «Только сначала документы свои в учебной части забери».
О работе с молодыми актерами:
У молодых еще неокрепший организм. Иногда так бывает, что их один раз по телевизору показали, а они уже никого не слушают, сами все знают. Я называю таких актеров «бабочки-однодневки». Ты им хочешь что-то сказать, посоветовать. Не каждый взрослый актер пойдет на это. Одни прислушиваются к советам и говорят «спасибо», а другие отмахиваются и считают, что они все знают и все умеют. Они не думают о том, что сериал заканчивается, и все очень быстро забывается. Актеру, особенно молодому, надо заботиться о том, чтобы с каждым кадром его актерская жизнь продлевалась, а не укорачивалась.
О своих учителях:
Я учился у таких великих людей, как И.М.Тарханов, М.А.Лобанов. В.Н.Богомолов. Эти педагоги выпустили множество прекрасных артистов, в частности, В.С. Высоцкий учился у них.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:59:18)

0

67

Интервью с Иваном Колесниковым (Андрей Хованский): Хованскому никто не может помочь, кроме Маркина.
- Многие знают, что ваш отец – актер МХАТа. Как родители отнеслись к вашему решению поступать в театральный вуз?
- У меня не было других вариантов, кроме поступления в театральный институт, потому что я все детство провел во МХАТе. Лет в 14 у меня там была главная роль в одном из спектаклей. Когда пришло время поступать, я знал, что я не пойду поступать во МХАТ, потому что там папа работает. Поэтому я пошел поступать в Щепку, куда успешно и поступил.
- Вы помните вечеринки, которые проходили дома у ваших родителей в ваши детские годы?
- Огромное количество вечеринок. Мы спали с братом на двухъярусной кровати в большой комнате, а за стенкой на кухне все всегда гуляли. Актеры рассказывали друг другу разные истории и пели песни, а мы под эти песни засыпали. И мне очень нравилось.
У меня есть дочка, ей 5 лет. Была недавно какая-то вечеринка дома. Я пошел укладывать ее, лег с ней в постель и вспомнил детство. Так что традиции продолжаются.
- Вас наверняка часто сравнивают с отцом. Вам это мешает?
- Нисколько не мешает. Наоборот, льстит. У нас очень хорошие отношения в плане работы. Во МХАТе был такой спектакль «Вечность и один день». Там мы вместе с отцом играли отца и сына. По роли мой отец играл создателя меня – мы изображали притчу. Потом мы снимались в кино, где он также играл моего папу.
- Он ваш главный критик?
- Да. У меня вообще очень «критическая» семья. Папа в меньшей степени, потому что он понимает все нюансы и сложности профессии. А мама – она критикует больше и сильнее.
- У вас возникают сомнения по поводу своей работы?
- Безусловно. Как я с ними борюсь? Стараюсь больше практиковаться. Кстати говоря, для практики сериал – это очень хорошая вещь. Сначала ты приходишь, привыкаешь к обстановке, к людям. Ты еще немного зажат и не можешь в полную силу себя показать. Спустя время ты начинаешь раскрываться. Когда я, еще в учебные годы, ходил на пробы, я восхищался тем, как опытным актерам удается быть на пробах такими свободными.
В определенный момент я пришел на пробы и решил, наконец, расслабиться. Теперь я делаю на пробах и в кадре то, что считаю нужным. При таком подходе важно не бояться советов и быть человеком с хорошим вкусом. В театре за месяцы репетиций, как правило, удается нащупать нужный образ. Иногда самостоятельно, иногда с подсказки коллег.
А с сомнениями я борюсь дома, с помощью музыки. Я пою песни, это дает мне момент актерского расслабления.
- Вам удалось записать диск Вертинского, как вы обещали в одном интервью?
- Нет, не удалось, но я ездил на фестиваль в Благовещенске, как певец. Был мой своеобразный авторский вечер, дебют. Я исполнял Вертинского. Потом мы повторили этот опыт с папой.
Вертинский хорош тем, что у него во всех песнях есть юмор. Мне кажется, что бы ты ни делал, – даже если это трагическая сцена в кино, – ее все равно нужно играть с юмором к самому себе, чтобы ты сам над собой немножко издевался. Потому что иначе это все будет очень серьезно, в чем заключается, на мой взгляд, основная проблема нашего кинематографа и наших длинных сериалов в частности.
Так же и в песнях. Хотя у Вертинского все песни либо про любовь, либо про смерть, и вторых больше, все равно он исполнял их с юмором, и я стараюсь брать с него пример.
- Вы похожи на Хованского?
- Мы похожи. Когда начинался проект, у меня была встреча с одним из режиссеров, и тогда я сказал: единственное, что мне нужно – побольше юмора, потому что на серьезных интонациях я двести с лишним серий не протяну. Так как я Хованского играю, мы не можем быть не похожи. Он любит побалагурить – это непосредственно от меня. Я очень люблю друзей, гулять, гостей дома принимать.
Конечно, Хованский поступает подло. Но я стараюсь, чтобы было видно, что он просто не отдает себе отчета в том, что делает. В то время в 24 года люди уже считались взрослыми, но в душе-то они все равно еще не успевали достаточно вырасти. Поэтому в душе Хованский еще юнец – отсюда все его любовные интриги и так далее.
- А почему Маркин такой авторитет для Хованского?
- Во-первых, Хованский – это такой человек, которому надо за кем-то идти. Во-вторых, если брать его историю жизни за экраном, он любит бросаться в омут с головой. Не зря же он постоянно играет в карты. До встречи с Маркиным у него наверняка были похожие истории в жизни, просто в меньших масштабах. Просто ради собственного интереса, как у клептомана. Ему нужен драйв в жизни.
А Маркин его восхищает, потому что этот человек может найти выход из абсолютно любой ситуации. Что бы ни случилось, он всегда находит лазейку. Хованскому никто не может помочь, кроме Маркина.
- Вы можете сравнить Хованского и Писарева из "Бедной Насти"?
- Да, можно. Но там я еще не научился пользоваться своим юмором, как актер. Поэтому Писарев просто серьезный, целенаправленный человек. Они оба плохо поступают – вот, пожалуй, и все сходство.
- Вы бы стали дружить с Хованским?
- Я бы стал. Если бы это было наше время, все было бы по-другому, вот в чем дело. Его поступки по-другому бы оценивались. Во времена ИБД ничего не было. Мой герой и его друг Маркин – они ничего не делали, не работали, только гуляли, пили, проводили время с женщинами. Возможно, я намекнул бы ему, в каких случаях он поступает неправильно.
Если бы Хованский поступал плохо в корыстных целях, постоянно умом осознавая все, что он делает – то это был бы уже не Хованский, а какой-нибудь Раскольников. И он бы закончил свою жизнь серии на десятой. Хованский же практически ни о чем серьезно не думает.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:56:05)

0

68

Интервью с Алёной Созиновой (турецкая принцесса Мириам):
Я знаю, что значит для актера выход на сцену.
- Про тебя в детстве говорили: «Актриса растет»?
- Никогда. Я не собиралась быть актрисой. Я хотела поступать на журфак. Сейчас, когда приходится лично сталкиваться с журналистами, мне иногда становится стыдно за тех людей, которые занимаются этой профессией. Очень часто обо мне пишут то, чего я не говорила.
Как и многое в моей жизни, окончательный выбор места учебы произошел спонтанно. Я ехала на поезде в Москву мимо Екатеринбурга и увидела его из окна поезда. Вдруг я поняла, что хочу там остаться. Я дала себе обещание, что приеду в Екатеринбург и буду там жить.
Я приехала туда. У меня не было ни одного знакомого человека в городе. Я нашла театральное училище, пришла туда рано утром прямо с поезда. Мне говорят: «Все еще закрыто, приходите днем» и направили меня в общежитие.
Перед тем, как идти в училище, я зашла в маленькую часовенку, которая раньше стояла на месте «Храма на Крови». Там я поняла, что правильно выбрала город. Не могу дать этому событию никакого рационального объяснения.
- С чего все началось твое сотрудничество с «детским радио»?
- Началось все по воле случая, как обычно это и бывает в моей жизни. Я очень люблю разговаривать различными голосами, особенно детскими. Как-то в очередной раз моя коллега по сериалу и подруга Юля Гусева решила записать меня, говорящую детским голосом, на телефон и отдать своим знакомым – сотрудникам «Детского радио». Им понравилось. Мне позвонили и предложили подъехать на радио, записать пробную программу.
- Провокационный вопрос. Ты считаешь, что радио – это твоя отдушина, а сериал – это твоя работа?
- Ни в коем случае. Я получаю огромное удовольствие от съемок.
- В сериале ты исполняешь очень красивую медленную песню, которая называется «Песня о мире». Не было мысли записать альбом?
- Я всегда считала, что не умею петь. В институте очень не любила этот предмет, хотя мне всегда говорили: «Алена, ты поешь!». А я отвечала: «Нет, не пою». У меня на этот счет комплекс совершенства. Либо я что-то хорошо делаю, либо не делаю вообще. А если кому-то нравится моя песня – это очень приятно.
- Как ты попала в спектакль к  Александру Абдулову?
- Вы будете смеяться, но совершенно случайно. Я работала в театре «Бенефис». Как-то раз мне звонят и говорят: «Здравствуйте, Алена. Я администратор Александра Абдулова, он хочет пригласить вас на пробы в свой проект».
Я сначала не поверила. Потом уже я спросила администратора, как они меня нашли. Оказывается, они позвонили в наш театр и попросили порекомендовать им красивую актрису. На вопрос, почему позвонили именно в наш маленький театр, мне ответили: «Мы слышали, что в этом театре работает много красивых девушек». От себя могу сказать, что это действительно было так. У нас работали очень красивые девушки.
И вот мы с коллегами пришли смотреть этот спектакль. Я сижу, смотрю на сцену и думаю, что со мной происходит что-то нереальное. После спектакля нас пригласили за сцену познакомиться с Александром Гавриловичем Абдуловым.
Мы стоим. Вышел Александр Гаврилович, посмотрел на нас и… все. Спустя некоторое время мне позвонили и сообщили, что я буду играть.
Первый раз мне надо было заменить на гастролях актрису. Она мне устно расписала весь спектакль: куда идти, что говорить. Я выучила все движения до последнего кивка головы. До гастролей я ходила дома по комнате, репетировала, воображала декорации. Поэтому, когда мы поехали на гастроли, я уже была готова.
Александр Гаврилович меня спрашивает: «Сколько тебе нужно времени на репетицию?». Все это происходит в день спектакля, утром. Я отвечаю: «Разочек». И я все сделала, вечером хорошо сыграла. С тех пор я была постоянно задействована в этом спектакле.
- Ты ходила к своим коллегам по ИБД на спектакли?
- Конечно. Я дважды была на спектакле у Ксении Хаировой, нашей мадам Соколовой. Даже плакала – так он мне понравился. Ходила на спектакль «Босиком по Парку» с Александром Арсентьевым в главной роли. В ИБД он – полностью положительный герой, а в театре – характерный артист, абсолютно не похожий на себя в сериале.
Мне очень хочется найти свой театр. Чтобы туда захотелось попасть. Я знаю, что такое театр, что значит для актера выход на сцену. Это такой невероятный кайф, от которого сложно отказаться.
Я очень волнуюсь перед выходом на сцену за кулисами. Но стоит выйти – все волнение пропадает. В учебные годы я иногда приходила раньше всех в учебный театр, стояла на сцене одна перед пустым зрительным залом. Это было почти мистическое переживание.
- Ты вышла замуж в 18 лет. Как можно в столь юном возрасте понять, что нашел своего человека?
- Обычно в 18 лет все происходит так: Чувства! Любовь! Хотим вместе жить! А общежитие говорит тебе: «Знаете что? А у нас так не положено! Если хотите жить вместе в одной комнате, то надо зарегистрироваться». Мы пошли и зарегистрировали наши отношения. Никто об этом не знал. Родителям я сказала гораздо позже, спустя два года. «Мама, Папа – говорю я им, - я должна вам кое в чем признаться». Они перепугались. Когда я после паузы произнесла «Я замужем!», они выдохнули.
- Выходит, ты с юных лет проявляла самостоятельность.
- Да, так и было. Я уехала от родителей из Иркутска в Томск к бабушке, закончив 9-й класс. С тех пор мои родители знают, что, если я чего-то очень сильно хочу, отговаривать меня бесполезно. Я учусь на собственных ошибках. Моя мама – очень мудрый и проницательный человек, всегда предугадывает последствия моих поступков, но ее предостережения меня не останавливают. Это мой опыт, и он мне нужен для того, чтобы я росла.
- Давай немного поговорим про твою героиню в сериале, турецкую принцессу Мириам. Ее религия запрещает ей засматриваться на мужчин. Тем не менее, она все чаще думает об Аслане.
- Религия может запрещать ей видеться с ним, но не может запретить думать о нем. Как можно запретить чувства? Ощущать и взращивать свою любовь внутри себя никто Мириам запретить не может. Она любит Аслана. Ее чувство к нему еще не очень зрелое, как всякая первая любовь. Но оно растет, и я уверена, со временем вырастет в самую настоящую любовь.
- Что отличает турецкую принцессу Мириам от других девочек? Какая черта характера?
- Мне кажется, философское отношение к жизни. Она, конечно, тоже ребенок, девочка. Но в глубине души она – зрелая личность. У нее есть стержень внутри. В ней много света и добра. И она это добро несет в мир.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:56:17)

0

69

Интервью с Алексеем Фаддеевым (Евгений Бутов): Я бы у Серджио Леоне снялся, да он умер
- Алексей, вам свойственно, как и Бутову, бросаться в омут с головой?
- Уже нет. В юности, вероятно, было свойственно.
- Вспомните свой самый безумный поступок в жизни?
- Самым безумным своим поступком считаю ныряние в прорубь при температуре +3 градуса на съемках телесериала «Главный Калибр».
- Как отогревались потом?
- Коньяком и убеждением
- Артисты часто используют алкоголь в процессе работы?
- Это спорный вопрос. У меня лучше играть не получается, если я выпью, поэтому во время работы я не пью.
- Мы отвлеклись. Давайте вернемся к экстремальным поступкам.
- Что касается того времени, когда я был мальчишкой, то мне хватало уличного экстрима с лихвой. Я родился и вырос в Рязани, в 90-е годы. Там происходило что-то страшное тогда. Вспоминать я это время не очень люблю, но считаю, что детство у меня было замечательное.
- Вы эмоциональный человек?
- В зависимости от того, как карта ляжет. На съемках в ИБД ничего особенно сильно меня не затрагивало. А в театре все может быть, можно себя до белого каления довести. У нас есть такой спектакль в Малом театре, который называется «Власть тьмы». Это для меня спектакль – стресс. Бывает, что в финале спектакля со мной случается что-то вроде истерики.
- О чем спектакль?
- Спектакль поставлен по пьесе Льва Толстого. Очень тяжелая пьеса. Написана по мотивам статьи из криминальной хроники. Если играть эту пьесу на современный лад, она была бы похожа на иные сериалы канала НТВ. История о том, как молодой человек, который очень любит одну женщину, при этом творит жуткие дела. Пьеса о выборе между добром и злом и о природе зла.
- Вы могли бы отдать ради любимого человека все?
- Конечно, ради любимого человека можно отдать все. Просто не обязательно никого убивать при этом (что и происходит в вышеупомянутой пьесе).
- Какую модель отношений вы считаете более приемлемой: когда двое сливаются в одно целое или когда каждый из них – отдельная личность?
- Вот уж не знаю. Я, слава богу, уже 6 лет женат, у меня двое детей. В моей жизни бывает по-разному. Иногда мы ссоримся, как и все другие пары. Но одно я знаю точно: жить без них я не могу.
- Вас не задевает тот факт, что ваша супруга сейчас больше снимается, чем вы? (Алексей Фаддеев женат на актрисе Глафире Тархановой)
- Нет. Никогда не задевало. А зачем? Ревновать к работе и к поклонникам глупо, на мой взгляд. Лучше от этого не будет никому, а хуже будет только тебе. Бывает, что ее нет дома. Ну и что? Я же женился на актрисе. Меня тоже часто нет дома. Я либо снимаюсь, либо репетирую.
- С кем из персонажей литературы или кино вы себя ассоциируете?
- Вот уж не знаю. У меня есть, конечно, роль-мечта. Я бы хотел сыграть роль Абдуллу в «Белом солнце пустыни». В оригинале эту роль исполняет замечательный артист Кахи Кавсадзе. К сожалению, он сыграл Абдуллу раньше меня, поэтому я сняться в этом фильме уже не могу.
- Кого еще из русских актеров вы считаете великим артистом?
- Виктора Павлова. Мне повезло, я успел с ним поработать. Я считаю, что это был великий артист. Сейчас таких очень мало. Юрий Соломин тоже великий артист. Между прочим, оскароносец, он получил приз за фильм «Дерсу Узала». Однако именно про него никогда никто не вспоминает, если речь заходит об Оскарах. Сам он видел этот Оскар один раз в жизни, в доме кино. Потому что, когда в бывший СССР пришло приглашение на его имя из Америки, получать премию поехали другие люди.
- Если вдруг наступит кризис и в кино не будет работы – что будете делать?
- Такие задачи надо решать по мере поступления, конечно. Буду работать каскадером. Я участвовал в некотором количестве фильмов как каскадер. Когда я прихожу на пробы и начинаю рассказывать, что помимо актерских навыков, я еще владею тем-то и тем-то, режиссеры обычно потом переспрашивают своих ассистентов – «Он вообще артист или каскадер?». Это несмотря на то, что я также рассказал им про свои работы в «Малом Театре» и так далее. Каскадерство – это тоже для меня работа, пусть иногда ради нее приходиться прятать свою актерскую гордость.
- В чем выражается «актерская гордость»?
- В ощущении себя талантливым человеком. Главное, чтобы эта гордость не переходила в гордыню. А гордыня, на мой взгляд, заключается в отсутствии чувства юмора и самоиронии.
- То есть, вам не свойственны сомнения в выборе профессии?
- Если вам артисты будут рассказывать, какая это ужасная профессия, как они ее ненавидят и как хотят работать дворниками – не верьте никому. Все это кокетство и враньё. Если человек пошел в актерскую профессию – жить он по-другому не может, и другим он жить не может, я в этом абсолютно убежден.
Просто в определенный момент ты начинаешь воспринимать свою профессию как дело, за которое тебя платят деньги. Я прекрасно осознаю, что сейчас в стране ситуация такова, что такого кинематографа, о котором мы все мечтали в юности, сейчас нет. В самой-то стране непонятно что происходит. Чего уж говорить о кинематографе.
- Вы могли бы уехать их России?
- Не уверен. Я был в разных странах мира. Какие-то меня поражали, какие-то нет. Но даже там, где мне нравилось, я бы долго жить не смог. Не хочется говорить банальные вещи про березки, речку и лесок. Словами это трудно объяснить. Я просто знаю, что я свою страну люблю. И отдельно от России я себя не мыслю.
- Будете скучать по русской культуре?
- Я бы сказал, что держит культура, но, к сожалению, та культура, которую я люблю в России, закончилась приблизительно в 1917 году. Никакой подобной культуры у нас больше нет. И ту Россию с ямщиками, поручиками и пепиньерками вернуть невозможно. Но какие-то отголоски этой культуры здесь все равно присутствуют. И нигде больше в мире этого нет.
- С кем бы вы хотели поработать из режиссеров?
- Я бы у Сержио Леоне снялся, да он умер. Мы бы с ним сработались, мне кажется. Также я уверен, что мы нашли бы друг друга с Валерием Приемыховым. Но его, к сожалению, тоже нет в живых. Я читал его сценарий недавно. Мне очень близок подобный тип мужчины по-человечески. Чем-то Приёмыхов напоминает мне отца. Я вообще бы посоветовал кому-нибудь переснять на современный лад его фильм «Пацаны» - это мой любимый фильм.
- Вам удалось подружиться с кем-нибудь из коллег по ИБД?
- Мы очень подружились с Александром Арсентьевым. Мы были знакомы и раньше, шапочно. А подружились мы уже здесь. То же самое произошло с Иваном Колесниковым. Я безумно рад, что мы познакомились. В целом коллектив подобрался замечательный. Мне повезло и с партнершей, с Юлей. Потому что я, при всем своем самомнении, человек достаточно закомплексованный, и, если бы не она, то я не знаю, как бы я играл в кадре любовь. Сериал очень выигрывает за счет того, что внекадровые отношения между актерами сложились.
- Вы называете Александра Арсентьева Вольдемаром в жизни?
- Бывает. Он меня – поручик, а я его – Вольдемар. Надо сказать, что Александр – человек с большим чувством юмора и самоиронии, что редко встречается среди людей с подобным типом внешности - если я, конечно, хоть что-нибудь понимаю в мужской красоте. Он замечательный характерный актер. Мы с ним придумали уже целый список взглядов, которые ему приходится изображать в ИБД: «Голубая сталь», «Лазурный Бриз». Если на негодяя Саша смотрит, то «Смертельный Удар», конечно же.
- Чего вам не хватает для полного счастья?
- Эх, если б я знал, что такое счастье, то я бы сказал. Как мне быть счастливым, если Абдулу я уже не сыграю? (Смеется). Если счастье – это когда с утра старший тебя довольно ощутимо и болезненно тянет за нос, чтобы ты проснулся, а потом ты встаёшь и подходишь к младшему, а он, видя тебя, начинает именно тебе улыбаться - так вот, если это счастье, то, наверное, я счастлив.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:56:27)

0

70

Полина Нечитайло (Оксана Нечипоренко): Борщ напоминает мне о счастливых моментах жизни
- Полина, все мы знаем, что у вашего персонажа Оксаны Нечипоренко особые отношения с едой. В одной из серий ИБД даже происходит соревнование по приготовлению борща.
- Да, это верно. Нечипоренко любит вкусно покушать. Могу рассказать, с чем у меня лично ассоциируется этот борщ.
- Расскажите.
- Дело в том, что у моего дедушки, народного художника и академика Василия Кирилловича Нечитайло, есть такое светлое и радостное полотно, называется «Ждут жениха и невесту». Тема свадьбы ведь всегда ассоциируется с застольем. На картине изображены приготовления к праздничному застолью - различные яства, кушания, вокруг лица людей, и все это в солнечных бликах.
Я знаю, как привыкли отмечать праздники на хуторах. Бабушка моя тоже художник, у нее в роду были Донские казаки, и живет она на Дону. Не так давно она отмечала юбилей, на который съехалось огромное количество народу. Сдвигали столы, наварили огромный казан Борща - с приправами, с зеленью.
Так что борщ и застолье связаны с праздниками, со счастливыми моментами жизни. Эти эмоции я пыталась передать в сцене с приготовлением борща, насколько хватило сил и возможностей.
- Ты сама выросла в Москве?
- Да, всю жизнь живу в Москве. Но, слава богу, есть куда вырваться. От бабушки мне многое передается - все-таки гены, корни, все это очень важно. Казалось бы, городской ребенок - с детства музыкальная школа, и танцы, и языки, и все на свете. Все равно, когда приезжаю в деревню – отдыхаю душой. Этого в Москве не хватает. Но в каждом уголке свой ритм. В Москве он совершенно сумасшедший, и по нему я тоже скучаю.
- Ты легко встаешь по утрам?
- Когда есть цель, когда есть впереди задача, мечта, дело – тогда не думаешь о том, во сколько ты лег, во сколько встал. Потом оглядываешься и думаешь – как это ты смог практически не спать. Все аккумулируется вокруг того, что ты должен сделать, ради чего ты встаешь. Бывает даже, настолько меня переполняет это предвкушение нового дня, что встаю раньше будильника. Даже если вечером устала и сил не было совсем.
С другой стороны, может быть, это привычка с детства – мне всегда многое приходилось успевать: фехтование, верховая езда, языки, стрельба, хореография – что только ни пытались в меня родители вложить.
- Ты училась в обычной общеобразовательной школе?
- Я училась в школе с углубленным изучением музыки и хореографии. В этой школе учатся дети – артисты ансамбля Моисеева, хора Пятницкого, хора Попова.
Школу я закончила в 1999 году. О поступлении в театральный вуз речи не шло, я уже была одной ногой на филфаке МГУ - туда я два года ходила на подготовительные курсы. Но, поскольку в 1999 году отмечали юбилей Пушкина, в Москве проводился конкурс чтецов. Я на этом конкурсе два года подряд завоевала первое место и гран-при.
Тогда мои педагоги в школе сказали мне: «Полина, посмотри на нас, мы всю жизнь проводим в книжном шкафу, а ты так хорошо читаешь стихи, тебе надо в театральный!». Поэтому я буквально запрыгнула на подножку уходящего поезда.
- Как складывалась твоя карьера сразу после института?
- По распределению после института я с частью своего курса попала в театр к Поглазову. Буквально через месяц удалось показаться Виктюку, после чего Роман Григорьевич совершенно неожиданно предложил мне поработать у него в театре. И сразу жизнь закрутилась – я репетировала и новые, и старые спектакли. Никуда уже не показывалась, потому что, вроде бы, нашла свое место.
Но вот однажды однокурсница меня попросила подыграть в театре на Таганке, в небольшом отрывке. Наверное, я так была счастлива в тот момент жизни от работы, что показ на Таганке мне удался на славу. После показа Юрий Любимов пригласил меня в зал и спросил: «Ну что, прыгнешь с десятиметровой вышки?». Я говорю: «В каком смысле?». Он мне: «Введешься за два дня в спектакль «Высоцкий» с песней «Чужая Колея»?
Этот спектакль всегда шел в театре на Таганке, что называется, отдельной строкой в репертуаре. Его поставили коллеги и друзья Высоцкого после его смерти. И вдруг я, мало того, что новенькая, так еще и с мужской, мощной песней «Чужая Колея»…
Я пыталась совмещать работу в двух театрах, но, когда графики начали совпадать неумолимо, пришлось выбирать.
То, что судьба подарила мне возможность общаться с такими учителями, коллегами и руководителями театров - это, разумеется, большое счастье и большая ответственность. Потому что такой высокой планке качества необходимо соответствовать.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:56:40)

0

71

Интервью Тутты Ларсен: На общем фоне "Институт благородных девиц" выглядит очень свежо.
- Девушки в ИБД воспитывались в строгих правилах и жесткой дисциплине. Как вы думаете, такие жесткие правила вредят?
- Я бы предпочла, чтобы сейчас наши дети воспитывались хотя бы в половине тех жестких правил, которые были в институте благородных девиц, потому что, безусловно, некий позитивный опыт в этом есть. Конечно, наказания розгами и прочие жесткости неприемлемы. Но то, что люди выходили оттуда не только с необходимым для жизни набором знаний, но и с определенным набором моральных ценностей – это очень важно.
- Дело происходит в 1877 году. В те времена женщины вели себя, как женщины, а мужчины – как мужчины. Отношение к семейным ценностям было иное, об этом мы говорим в нашем сериале. Как вы думаете, в наше время возможен частичный возврат к таким же отношениям в семье, или путь в этом направлении закрыт?
- Мне кажется, что на фоне ситуации в Европе и США мы не так уж и плохо выглядим. Меня окружают люди, которые достаточно серьезно относятся к семейным ценностям. Среди моих друзей много многодетных семей, и я вижу людей, которые сознательно решают быть вместе как можно дольше. На всю жизнь загадывать сложно, конечно, но, по крайней мере, у них есть установка жить долго и счастливо, и желательно, умереть в один день.
Наверное, не возможен возврат к совсем уж патриархальным ценностям 19 века, потому что мы очень сильно эволюционировали в другую сторону. Очень хотелось бы, чтобы хотя бы раз в неделю вся семья собиралась за одним большим столом, как это было раньше, со всеми бабушками и дедушками. Жить под одной крышей со всеми родственниками сейчас просто невозможно, не только морально и физически, но и материально.
- А вам хотелось бы пожить в то время?
- Вряд ли. Но мне бы хотелось, чтобы у меня был большой дом, куда бы вместились все члены моей семьи, и чтобы можно было с ними встречаться за завтраком или за ужином.
- Какие у вас впечатления от просмотра сериала?
- Я посмотрела и мне очень понравилось то, что я увидела. Я вообще люблю исторические костюмные фильмы. В «Институте благородных девиц» достаточно бережно относятся к исторической правде, к деталям эпохи. На общем фоне современного сериального производства, когда снимают всегда про какой-то криминал и про бандитов, сериал о девушках 19 века выглядит очень свежо. На нем отдыхаешь и глазом, и головой.
- Кто вам понравился из героев?
- Самый интересный герой – это турецкая принцесса, потому что совершенно непонятно, что с ней будет дальше. Как она, девушка из такой консервативной среды, адаптируется к новым порядкам. Хотя все познается в сравнении, и в институте благородных девиц, можно сказать, практически либертарианство по сравнению с ее мусульманской родиной. Интересно, как дальше будет строиться ее жизнь – останется ли она в России, найдет ли она свое счастье, свою любовь.
- А вы сами какие сериалы смотрите?
- У меня совершенно нет времени смотреть их по телевизору. Сейчас я осваиваю два сериала по сезонам. Один называется Weeds («Дурь»), а другой называется «Как я встретил вашу маму», но именно американский вариант.
- Какой бы сериал вам хотелось посмотреть, из тех, что можно снять в России?
- В России очень здорово умеют снимать телефильмы. Не длинные сериалы, а именно красивое костюмное историческое кино, начиная от «Ликвидации» и заканчивая «Идиотом». У нас много хорошего кино. Главное, что у зрителя есть выбор: есть «Институт благородных девиц», а есть что-то очередное про Ментов, что тоже кому-то нравится. Мне бы хотелось, чтобы было больше сериалов для молодежи, потому что ей сейчас практически нечего смотреть по телевизору. В Америке, например, масса отличных сериалов именно для молодой аудитории, начиная от «Беверли-Хиллз» и заканчивая какими-то более хулиганскими или остросоциальными вещами.
- Вы снимались у Ю.М. Беленького в эпизодических ролях. Расскажите, какие у вас впечатления от работы с ним?
- Мне с ним очень комфортно работалось, прежде всего, потому что я играла саму себя. Первый мой опыт был в «Простых истинах». Я поняла, что быть актрисой – это большой труд, очень серьезная профессия, которой нужно учиться всю жизнь. Мне стало понятно, что я никакая не актриса, и поэтому я благодарна Юрию Михайловичу, что он не требовал от меня быть тем, кем я не являюсь.
Он, с одной стороны, очень интеллигентный и творческий человек. С другой стороны, достаточно жесткий. Может вспылить, поругать. Но на него не обижаешься. Он очень талантлив, не только как режиссер, но и как человек. У него большое сердце и красивая душа. Само по себе общение с ним облагораживает и делает тебя несколько лучше.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:56:50)

0

72

Интервью Юрия Беленького, часть первая: Мой творческий путь начался с фильма "Фантомас"
- Юрий Михайлович, Вы, прежде всего, режиссер, сценарист или продюсер?
- На данный момент я в большей степени продюсер. Главным автором на проекте «Институт благородных девиц» стал, скорее, по необходимости. Режиссурой приходится заниматься все меньше и меньше. Режиссура требует полной отдачи. Заниматься ей, не отдавая себя работе полностью, невозможно.
- С чего начался ваш творческий путь?
- С просмотра фильма «Фантомас». В раннем детстве эта комедия произвела на меня чрезвычайно сильное впечатление. Все мальчишки города Макевки Донецкой области, где я родился и вырос, смотрели ее раз по двадцать. Наверное, лет с четырех я хотел стать режиссером, тогда еще не понимая сути этой профессии. Когда пришло время, я начал собирать информацию для поступления во ВГИК. И вот тут мой пыл резко охладел. Я узнал, какой там конкурс, какие требования, какие люди принимают – Герасимов, Таланкин, Озеров, Наумов – и очень сильно испугался. На собеседовании я должен был свободно рассуждать на темы кино, театра, живописи. Короче говоря, я испугался. Поступал в институт радиоэлектроники, военное училище, работал на металлургическом заводе электромонтажником. В итоге после всех метаний оказался студентом Горловского педагогического института иностранных языков. Но кино, театр, желание режиссировать не отпускали. Играл в народном театре, ставил эстрадные миниатюры на студенческих сценах. Тогда это называлось «художественная самодеятельность».
В 1976 году, в возрасте 20 лет я понял, что без кино мне не жить. Я бросил иняз и поехал в Москву. Во ВГИКе срезался на третьем туре... Пришлось идти в армию. Потом, так как мне была нужна прописка, устроился работать пожарным. В итоге я поступал 11 раз во ВГИК и два раза на Высшие режиссерские курсы. По разным причинам безуспешно.
Благодаря случаю и упрямству мне удалось устроиться на Мосфильм администратором. Галина Алексеевна Соколова, директор картины и мой первый учитель в кино, взяла меня практически с улицы, просто поверив, что я буду хорошо работать. У меня к тому моменту уже была семья и двое детей. Нужно было зарабатывать, и мечты об учебе во ВГИКе пришлось отставить. Первой кинокартиной, где я работал, был фильм Рудольфа Юрьевича Фрунтова «Про любовь, дружбу и судьбу». Мне все было безумно интересно, и я из кожи вон лез, стараясь вникнуть в кинопроизводство. Рудольф Юрьевич заметил мои старания, позволил поучаствововать и в творческом процессе – в качестве ассистента, позже второго режиссера. Через несколько лет он сделал меня соавтором сценария к фильму «Дураки умирают по пятницам».
Это был конец восьмидесятых. Перестройка, для всех открылись новые возможности. Я помогал Рудольфу Юрьевичу в организации первых независимых студий. Сейчас они несколько позабыты, но с них начиналась история независимого кино в России: общественная студия «Паритет» и первый кооператив «Фора» - Фрунтов, Орликовский, Разумовский, Романенко. У Фрунтова я многому научился - и в творческом плане, и в организационном. Его девизом всегда были слова: «Глаза боятся, руки делают». А еще он любил и любит повторять: «Если тебе что-нибудь нужно, а никто не помогает – значит, ты должен помочь себе сам»
Взяв на вооружение эти девизы, я пошел по пути создания собственной студии. Я решил: раз никто не хочет дать мне возможность снять свой режиссерский дебют, значит, я буду делать это на своей собственной студии. Создав с партнерами «Экспериментальное творческое объединение Эгида», я снял свой дебютный фильм «Круг обреченных» (рабочее название - «Туман гасит свечи»). Это была, конечно, слабая, ученическая картина. Хочу сказать, что обучаться сразу на полнометражной картине без сильной школы за спиной - неправильно. Сейчас этот фильм время от времени показывают по телевизору.
Тем не менее, несмотря на все недочеты фильма, я получил на руки кассету, на которой
было написано: «Режиссер Ю.М. Беленький», и мог уже с этой кассетой ходить по другим студиям, предлагать свои проекты.
- Вы сказали, что вам пришлось заниматься не своим делом –математикой, языками, тушить пожары. Как вы пережили это время?
- Да замечательно. Вся моя жизнь, за что я судьбе благодарен, строилась и развивалась так, что я постоянно встречал людей, которые меня направляли. Я не стал математиком, но у меня был замечательный педагог, Борис Григорьевич Соколовский. Человек недюжинного ума, развития, такта, замечательный мужчина. Он преподавал нам не столько уроки математики, сколько уроки хладнокровного отношения к жизни. Не получается что-то? Значит, надо подольше над этим поработать. Математика дает твердую нацеленность на конечную задачу. До Бориса Григорьевича моим главным учителем была моя мама. Она до сих пор мой самый близкий человек. Один из ее уроков заключается в том, что в жизни нет репетиций. В советские времена нас учили надеяться на будущее, а в итоге та жизнь, которой мы жили повседневно, никак не вязалась с тем, что нам обещали в будущем. В результате возникал диссонанс, казалось, что все, что ты сейчас делаешь, – это подготовка. А жизнь – это каждая минута твоего бытия. Я работал электромонтажником в прокатном цеху – это было очень познавательно и полезно. Учил два года английский. Служил в артиллерии в оптической разведке. Был два раза лучшим пожарным Московской области. Обивал двери, занимался извозом, когда не было других возможностей заработать, а детей нужно было кормить и одевать... Александр Сергеевич Демьяненко часто повторял, что человек не должен лежать на диване. Где есть работа – там работай. Не вороти нос, а старайся сделать максимум того, что ты можешь.
- Какой совет вы можете дать всем начинающим сценаристам?
- Совет номер один: можете не писать - не пишите. Если уже не можете не писать, вот только тогда пишите. Но начать все равно нужно с изучения технологии, с изучения ремесла. В советские годы очень романтизировались творческие профессии. Все говорили о вдохновении, о мистическом характере искусства. Очень много усилий уходило на решение простых структурных вопросов: сколько сцен в фильме, как поделить на кадры, как часто должен появляться положительный герой, куда лучше вставить кульминацию и так далее. Наши критики смеялись над американцами: мол, они гармонию алгеброй проверили. Ну посмейся ты, ну сделай все иначе – получишь по носу один раз, больше не будешь. Схемы появились не на пустом месте, а как результат опыта многих поколений. Всем, кто начинает работать, я бы рекомендовал почитать учебники – и наши, и американские. Не презирать эту часть работы.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:57:00)

0

73

Интервью Юрия Беленького, часть вторая: У меня есть две любимые темы: любовь и работа
- Как родилась идея телесериала «Институт благородных девиц»?
- Толчком к появлению «Института благородных девиц» стало восхищение декорацией старой Москвы. Ее изначально построили для фильма Карена Шахназарова, потом там снимали еще несколько фильмов. Придумала ее художница Людмила Кусакова. Эта декорация, на мой взгляд, сделана очень качественно. Несмотря на свою компактность, она имеет огромное количество точек для съемки. Стоит повернуть камеру, и перед тобой уже новый объект. Есть возможность снять и трущобы, и дворянские дома, и многое другое.
Как только я увидел эту декорацию, я начал думать, как можно ее использовать. Очевидно, что это должна быть история из 19 века, скорее всего, для женщин. Постепенно подобралась тема: Институт Благородных Девиц. Не секрет, что телекомпания «Новелла» чаще всего снимает длинные сериалы. По законам кинопроизводства, длинными бывают либо ситкомы, либо мелодрамы. Мы остановились на мелодраме. Когда я начал вникать в исторический материал, испытал то же чувство, что посещает, наверное, старателей при открытии золотой жилы.
Меня просто поразили принципы воспитания в институтах благородных девиц, и тот конфликт, который существовал между представлениями институток о жизни и реальной жизнью за окнами института. При подготовке к работе мы с другими авторами, разумеется, читали все книги, которые существуют на эту тему - воспоминания выпускниц Смольного, романы Чарской - и в них нашлось очень много драматургического материала. Исторический период конца 19 века сам по себе интересен: он ознаменован процессом вымирания старого дворянства. Помещикам, лишившимся земли и крепостных, в новых условиях выжить было чрезвычайно трудно. Тысячи людей остались не у дел. Многие из них просто растрачивали деньги по привычке и умирали от нищеты. Когда я начал глубже изучать эту тему, я понял, что у нее огромный драматургический потенциал.
- Почему в сериале появилась тема войны с Турцией?
- Здесь надо сказать, что над сценарием работал не только я. Со мной придумывали и писали разные авторы. Идея поместить события именно в этот исторический промежуток принадлежит Елене Николаевне Ласкаревой. Объясняется такое решение просто: в институте, помимо девочек из разорившихся дворянских семей, училось много дочерей офицеров, принимавших участие в Русско-Турецкой войне. Их жизнь, безусловно, была тесно связана с войной и с армией. Нам показалось, что у них сложились очень интересные судьбы, о которых определенно стоит рассказать.
- У вас есть любимый персонаж в ИБД?
- У меня есть две любимые темы: любовь и работа. И в жизни, и в сериале. Вот за ними я внимательно слежу.
- Как вы оцениваете новые идеи и проекты?
- Оценивать свои идеи всегда сложно, потому что человек объективным к себе быть не может. У меня есть свои представления о том, какие проекты могут быть успешными, но никакого объективного критерия не существует. Как говорят американцы, «никто ничего не знает». Иногда совсем слабый, на первый взгляд, проект хорошо «выстреливает».
К слову, я никак не ожидал такого успеха от «Кармелиты». Мы надеялись, что рейтинги будут хорошими, но такого ошеломляющего успеха предположить не мог никто.
Что касается будущих проектов – про будущее говорить трудно. Конечно, некоторые идеи есть. Продюсер всегда должен смотреть вперед. Принимать во внимание политические и экономические веяния. Смотреть, что происходит с публикой, что происходит на телевидении.
- Многие упрекают ИБД в большом количестве исторических несоответствий. Что вы можете сказать на этот счет?
- Тому, кто интересуется историей, лучше смотреть документальные фильмы и читать книги. Художественное, постановочное кино не предполагает дословной исторической точности. Мы делаем кино не столько об истории, сколько о человеческих судьбах и характерах.
В большинстве случаев мы совершенно сознательно идем на нарушение исторических реалий, вводим вымышленных героев, передвигаем события. Например, Скобелев – историческое лицо, а Воронцов – конечно, нет. Открою секрет: первый мир с Турцией был настолько удачным совсем не потому, что Воронцову удалось найти письмо турецкого султана. У нас есть такое событие, оно вымышлено нами, но вполне могло бы произойти на самом деле.
- В каких ситуациях вы можете соврать в жизни?
- Во всех, как все нормальные люди. «Мысль изреченная есть ложь», как сказал поэт. Нельзя соврать в том, сколько будет дважды два. Но когда дело касается эмоций, возможно всякое. Человек все время соотносит свое поведение с предлагаемыми обстоятельствами. И может, например, за компанию со всеми выпить кофе, хотя ему больше хотелось бы чая.
- Что включает в себя ваша должность на проекте – главный автор?
- Главный автор – руководитель коллектива авторов. Один человек написать несколько сотен серий не может, по крайней мере, в требуемые сроки. Задача главного автора не только придумывать историю, но и организовывать коллектив. Способ ускорения производства существует только один: когда процессы происходят не последовательно, а параллельно. Один пишет, второй снимает, третий монтирует. Поэтому над проектом работает команда авторов, а главный автор контролирует процесс.
- То есть, вы тот человек, который знает, чем все закончится в сериале?
- Более или менее.
- Чем вас так привлекают длинные сериалы?
- За что я лично люблю длинные сериалы? За удивительную гармонию, которая есть в этом жанре. Здесь одновременно совпадает все: бюджеты, сроки производства, творческие устремления и энергетика, элементы актерской работы и так далее.
Для полнометражного фильма такие декорации, как у нас в «Институте благородных девиц», строить было бы очень дорого. Они окупают себя только тогда, когда их стоимость делится на большое количество серий.
Меня всегда удивляют разговоры о том, что якобы сериалы снимаются без репетиций. В действительности это не так. Актеры прорабатывают каждую сцену по нескольку раз. Чтобы сыграть хорошо, не нужно мусолить один кусочек неделю. Более того, есть опасность, что за неделю от одной и той же сцены актеру вообще станет плохо, и у него пропадет всякое желание эту сцену играть.
Люди из большого кино упрекают нас в плохом качестве картинки. Опять же: мы специально строим декорации, и в каждой снимаем несколько сотен сцен. Разумеется, мы лучше понимаем, куда поставить камеру и как выставить свет. Когда делаешь полнометражное кино, никогда заранее не знаешь, в каких условиях придется работать. Одна только погода может все испортить. Кино – это всегда экстрим, особенно в России. В сериальном производстве все более прогнозируемо. А значит, и результат другой.
Почти все шаги в нашем производстве занимают по времени один день: за день серия пишется, еще за один день снимается, потом день монтируется и так далее. Мы с авторами придумываем в неделю по пять серий, по одной в день. Мне кажется, это очень хороший, правильный темп.
- Можно ли сказать, что ИБД – своего рода ответ «Бедной Насте»?
- Зачем мне отвечать «Бедной Насте»? Единственный ответ, который меня интересует – это ответ зрителю. «Бедная Настя» и «ИБД» были придуманы в одно время, но тогда канал не рискнул запустить две костюмные истории. Решили начать с «Бедной Насти». У этого сериала сложная судьба. Разрабатывал идею я, а снимала уже другая компания, и результат получился совсем неожиданный. «Бедная Настя» и «Институт благородных девиц» - два самостоятельных сериала, у каждого из них свои достоинства.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:57:10)

0

74

Интервью Юрия Беленького, часть третья: Жизнь и драматургия – это разные вещи.
- Есть мнение, что ваша компания снимает мыльные оперы для домохозяек. Как вы относитесь к подобным отзывам?
- Давайте подумаем, кто больше всего смотрит телевизор? Тот, кто сидит дома. То, что большую часть аудитории составляют домохозяйки и пенсионеры – это факт. И было бы глупо этот факт игнорировать. Я их уважаю, прислушиваюсь к их мнению и стараюсь им угодить. Рынок есть рынок. А на рынке делается тот продукт, который востребован потребителем. И ничего плохого в этом нет. В конечном счете, мелодрамы несут позитив.
- Кого бы вы могли назвать своим конкурентом?
- Несмотря на то, что все производители сериалов номинально являются конкурентами, они все между собой дружат и друг друга уважают.
Конечно, 10 лет назад работать было гораздо проще. «ТТО» было единственной компанией, производящей длинные сериалы в России. Когда мы в 1992-1994 году снимали в команде с продюсером Леонидом Поляковым телесериал «Горячев и другие», я понял, что потребность в сериалах на российском телевидении есть. «Клубничка», «Не выходя из дома», «Простые истины» - все эти вещи были сделаны еще до вспышки популярности сериалов на нашем ТВ. Да, приходилось стучать головой в разные стенки, был определенный снобизм в отношении сериалов поначалу. Сейчас ситуация более благоприятная.
- Какие сериалы вы считаете лучшими, за исключением снятых вами?
- Свои я-то как раз лучшими не считаю… Это как с ребенком. Нормальные родители любят его всем сердцем, готовы грудью защищать в случае необходимости, но недостатки знают лучше всех. И о них как раз всегда болит душа, о них больше думаешь.
А лучшими я считаю те сериалы, которые полюбила публика. В этом смысле я не согласен с советской установкой на то, что телевидение должно публику воспитывать и расширять ее кругозор. Получается, что телевидение ставит себя выше публики. Есть производитель, есть потребитель, и производитель должен потребителю угодить.
- То есть, вы оправдываете большое количество «желтых» передач с элементами насилия и криминала, которые имеют высокие рейтинги?
- «Оправдывать» или «не оправдывать» объективную реальность глупо. Никому не приходит в голову «оправдывать» или «осуждать» дождь или ураган. Зрители и пользователи Интернета могут выбирать по своему вкусу любое зрелище – в рамках закона. Выбор сейчас огромен, и за аудиторию идет непрекращающаяся борьба. Тот, кто будет презирать публику, ставить ниже себя, претендовать на «избранность» - просто не найдет денег на свои произведения. А если говорить о моих личных предпочтениях – люблю добрые истории со счастливым концом.
- Как вам кажется, кто в мире сейчас задает тон в сериальном производстве?
- В одном из самых «мыльных» произведений в истории, которое называется «Война и Мир», у Толстого есть очень интересная мысль на эту тему. Толстой говорит примерно следующее: огромной ошибкой было бы считать, что на судьбу мира влияют действия отдельного человека. Причины войны и любых событий таятся в глубинных процессах, в совокупных усилиях миллионов людских воль.
К чему я об этом вспомнил? Да к тому, что никто не задает тон. Я в этом убедился очередной раз, когда готовил для ВГИКА учебную программу по истории возникновения и развития индустрии производства телесериалов в России. Мы за 10 лет шаг за шагом прошли путь, повторяющий мировой опыт.
Когда вышла «Клубничка», - первый ситком в России, - не было газеты, которая бы не посмеялась бы насчет «консервированного» смеха. А потом, как только телесериал «Моя прекрасная няня» побил все рекорды по рейтингам, волна ситкомов запрудила все каналы.
- Наблюдаете ли вы за тем, что делают в Америке в плане сериалов?
- Я стараюсь следить за тем, что делают мои коллеги - и в России, и на западе. Западные сериалы я смотрю, чтобы знать, что нас ждет в скором будущем. Высокобюджетные американские телесериалы, о которых сейчас много говорят, на мой взгляд, не являются прорывом сами по себе. Они просто знаменуют волну больших бюджетов в сериальном производстве.
Сериал «Институт благородных девиц» тоже имеет бюджет, превышающий те, которые мы могли себе позволить на прошлых проектах.
Миллионные бюджеты и привлечение звездных режиссеров – это, прежде всего, пиар-ходы, которые привлекают зрителей. Насколько это значительные произведения и меняют ли они что-нибудь в мире кино и телевидения, – об этом мы узнаем лет через пять. Или десять.
- Вам присылают массу сценариев и сценарных заявок. Кто их читает?
- Читает редактура, потом читаю я. Со всеми заявками мы работаем. Присылают много профессиональных работ, не попадающих под наш жанр. Наш главный редактор Татьяна Киселева каждую неделю кладет на стол группе редакторов пачку сценариев со своими комментариями. Мы за неделю эти сценарии прорабатываем, оцениваем перспективы.
- Кому-нибудь из тех, кто присылал сценарии, повезло?
- Конечно. Идею сериала «Обреченная стать звездой» прислала сценаристка, которая никогда раньше с нами не работала.
- Вы следите за тем, что пишут о вас в Интернете?
- Должен признаться, что нет. Я завидую тем людям, у которых хватает времени на общение в Интернете. Пользуясь случаем, прошу прощения у всех своих друзей, одноклассников и коллег, которые ищут меня в социальных сетях и не находят. Может быть на пенсии, лет через 10-15, я выложу все фотографии и начну общаться со всеми, кто желает, в Интернете.
- Приходилось ли вам поступаться творчеством ради финансовой выгоды?
- Жизнь и драматургия – это разные вещи. Когда мы ставим в сериале дилемму перед героем: долг или семья, любовь или деньги – мы либо ему сочувствуем, либо его осуждаем. В жизни все сложнее. Все проекты, которые я предлагаю на канал, они, как мои дети, - все родные. Если мне больше нравится первый, а каналу нравится третий – можно ли считать, что я выбрал финансовую выгоду? Если это выбор между деньгами и творчеством – тогда да, такое происходит постоянно.
- Расскажите, почему хлопушки у вас на стене завязаны ленточками?
- Не ленточками, а шнурками. Это традиция. Когда я снимал «Круг обреченных», он же «Туман гасит свечи», один из съемочных дней совпал с моим днем рождения. Актриса Анна Каменкова вместо букета цветов подарила мне пучок петрушки, перевязанный этим шнурком. Она объяснила свой выбор тем, что режиссеру пучок петрушки нужнее, чем цветы – для поддержания здоровья. Петрушку мы благополучно съели за обедом. Шнурок тоже пришелся очень кстати. У режиссеров очень нервная работа, и лучше руки чем-то занять - во избежание разрушений. На съемках «Простых истин» я разбивал за неделю две пары наушников. Когда меня что-то категорически не устраивало в кадре, я срывал наушники с головы и бросал их на стол. Шнурок оказался полезен, потому что его удобно перебирать в руках.
С тех пор мне на каждом проекте дарят шнурок. По окончании проекта я перевязываю соответствующую хлопушку этим шнурком. Это значит, что проект закрыт, завершен, и больше я к нему не возвращаюсь. Хлопушка «Института благородных девиц», как видите, пока не перевязана. Когда придет время, к ней тоже найдется свой шнурок.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:57:22)

0

75

Разговор с Александром Миттой: Творчество Ю.М.Беленького вызывает во мне интерес, уважение и чувство благодарности.
- Чем, на ваш взгляд, Юрий Беленький, как автор и продюсер сериалов, отличается от других авторов и продюсеров?
- Во-первых, он дольше всех в России занимается сериалами. Никто не продержался в этом бизнесе так долго, как он. У него все построено на двух вещах: с одной стороны, он очень любит то, чем занимается, и с другой - он очень уважает грамотность. Он понимает, что такое внимание зрителей. Если человек способен годами по пятьсот часов держать внимание зрителей и не опускать при этом свою творческую планку ниже определенного уровня, то это говорит о многом. Он грамотен в самом уважаемом смысле слова. Хотя кино – это не место для грамотеев. Кино – место для людей талантливых, которые умеют установить эмоциональный контакт со зрителем.
У Беленького все объединяется: он знает, как выстроить структуру каждой серии так, чтобы она держала внимание зрителей. Знает, как выстроить длинный рассказ. Он понимает, как серия работает в рамках одной серии, в рамках недели, в рамках всего сериала. Я знаю мало людей, которые способны на таком высоком уровне совмещать творческое начало и технологическое.
Сериалы – изначально неуважаемое занятие. В этом деле трудно добиться уважения. Считается, что если тебя покупают – ты делаешь ерунду. Вовсе нет. Столько людей провалилось, пока сериалы Беленького устойчиво держали аудиторию, столько людей поистрепало себя, в то время, как он находил все новые и новые краски и оттенки для своих работ. На мой взгляд, эти факты являются лучшим доказательством его грамотности и бесконечной самоотверженности.
Сериал есть сериал. У каждого жанра - свои законы. Но если зрители волнуются за героев и сериал захватывает, то дело сделано. Все работы Беленького сделаны на совесть. У него вы не найдете упрощенных решений. Поэтому его деятельность вызывает у меня интерес, уважение и чувство благодарности.
- За что можно поругать Юрия Беленького?
- Я его хвалю за то, за что все остальные ругают. Мне очень нравится, что есть структурные элементы, которых он придерживается очень жестко. Экспозиция, поворот, развязка – все на своем месте. Такая четкость – безусловно, плюс. Он неназойливо приучает зрителей к своему порядку.
Помимо грамотности, у него есть еще два важнейших качества: чувство пластики и чувство правды. Меня это поразило еще очень давно. У Беленького всегда все актеры правдивы, все мизансцены правдивы, монтаж выглядит, как естественный.
Чувство правды, чувство жизни – с этим нужно родиться. У Беленького все это есть.
Одним словом, он делает свою работу. Делает лучше других, в условиях жесткой конкуренции.
- Какую из его работ Вы могли бы отметить?
- Трудно сказать. «Кармелиту» смотрела моя жена, и забывала в эти моменты обо всем. Мне очень нравился его старый сериал про школу «Простые истины». Тогда такие сериалы были еще в диковинку.
Я помню то время, когда сериалы совсем не приносили дохода. И к сценарной работе все относились, как к чему-то, что можно будет бросить и уйти заниматься другим делом. Оказалось, что уйти не так просто. Тем более сейчас, когда сериалы практически стали частью кинематографа.
- Вы можете дать универсальный короткий совет всем, кто собирается заниматься кино?
- Кино или сериалами? Между ними есть принципиальная разница. Кино все превращает в визуальные образы, а сериал работает на вербальной площадке, он должен оговаривать ситуации, вербально обрисовывать объем. Но сейчас происходят изменения, которых никто не ждал.
Роберт Макки сказал: «Искусство переходит на телевидение». Сериалы становятся затратными. В больших американских компаниях не существует финансовых ограничений. Фантастические гонорары привлекают в эту индустрию самых талантливых людей. В конечном счете, у сериалов есть одно колоссальное преимущество для одаренного автора: нет ограничения по времени, которое существует в кино. И нет ощущения, что сериальное производство скудеет. К сожалению, такое ощущение есть в отношении полнометражного кино.
- Так какой совет?
- Надо очень любить то, чем ты занимаешься. Юрию Беленькому даже в голову не пришло уйти в кино, когда это можно было легко сделать. И не стоит идти в кино из-за денег – там их нет. Только по велению сердца.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:57:43)

0

76

Интервью с Ниной Колбиной: Смотрите сериал с настроением!
- Расскажите, о чем эта история, чем она цепляет?
- Эта история, как и все истории, о любви. О любви, о дружбе, о взаимоотношениях. О взаимоотношениях девушек той эпохи.
- Чем этот сериал отличается от других сериалов, в чем его уникальность?
- "Институт Благородных Девиц" правильнее всего рассматривать в контексте исторических, костюмных сериалов. Таких сериалов у нас сейчас мало. ИБД отличает, прежде всего, качество: и сценария, и игры актеров, и особенно бытописания. Качество бытописания – какие-то мелочи, детали, костюмы, отношения между героями – все в ИБД более проработано, более атмосферно. Я бы сказала, что в сериале есть хорошая атмосфера доброй старины.
- Какой аудитории будет интересен сериал?
- Я думаю, что, прежде всего, тем, кто любит красивые любовные истории и костюмные романы. Такие люди есть в любом возрасте. Ведь Дюма читают с 12 лет и до 60. В первую очередь мы, конечно, рассчитываем на женскую аудиторию, а возраст не хотелось бы ограничивать. Мне кажется, что все женщины найдут для себя что-то милое сердцу, приятное, радостное.
- Почему людям будет интересно обратиться к тому периоду истории?
- Не думаю, что зрителей заинтересует именно 1877 год. Скорее, будет интересно, что происходило в Москве, в московском институте благородных девиц и в этой особой среде: возвышенной и меняющейся. На протяжении истории все герои меняются. Отчасти в зависимости от того, что происходит в России. Это, конечно, война с Турцией, и есть даже тема народовольчества, терроризма. Эти события заставляют героев пересматривать свои отношения с людьми и со страной. Есть, например, героиня, которая бредит службой отечеству. Поэтому с точки зрения становления в тот период, что происходило с молодыми людьми, и не очень молодыми, как они меняли свои взгляды в зависимости от того, что происходит вокруг – вот на что интересно посмотреть.
- Это сериал больше о любви или о судьбе главных героинь?
- А вам кажется, что можно разделить? В таком случае, скорее о судьбах. Конечно, девочки влюбляются, все в свое время. Все по-разному переживают.
- У вас есть любимый персонаж в сериале?
- Есть хороший анекдотичный персонаж – гусар Бутов. В лучших традициях образа: гусар лихой, удалой, благородный, честный, ценящий дружбу и готовый заступиться за слабых – в целом образ очень удачно создан. Что касается линий - мне нравится Ася с ее одержимостью службой отечеству; линия Таты – маленькой девушки, беззащитной, одинокой. Ведь она становится сиротой и одновременно с этим она ухаживает за детьми, сама готовится стать матерью и попадает в связи с этим в такой водоворот событий, который ей, очень слабой, совершенно невозможно вынести. Но она выносит, тем не менее. Удивительно, как герои попадают в водоворот страстей и выходят из него с честью и достоинством.
- Расскажите, как тестировался проект.
- Много тестировалось проектов, 11 штук, и среди всех зрители на первое место ставили ИБД. Таким образом, мы понимаем, что интерес к историческим сериалам сейчас есть.
- Какие у вас ожидания по поводу будущей судьбы этого сериала?
- Я надеюсь, что зритель не будет разочарован. Сейчас идут разговоры о том, что этот проект взорвет эфир. Но взрывать ничего не хотелось бы, конечно. Будет хорошо, если зрителя захватит эта чудесная история и он с удовольствием будет продолжать следить за ней.
- Что бы вы могли пожелать зрителям?
- Главное – смотрите сериал с настроением, и тогда он доставит вам много приятных минут.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:57:52)

0

77

Интервью с Юрием Ильиным: Если зритель высказал критическое замечание, так его за это благодарить надо!
- Юрий, кто Вы по образованию?
- Журналист.
- Как Вы попали в кино?
- Это долгий процесс, который до сих пор еще не завершился. Родители мои были художники, бабушка – пианистка, дедушка –писатель. Меня тянуло то музыку писать, то стихи сочинять, рисовать тоже пробовал. Так что довольно сложно было определиться, чего на самом деле хочется. Когда поступал в университет, то думал, что буду работать в газете. А со временем, может быть, буду писать толстые умные книжки. Но получилось, что я изучал технику газетного журнального дела, а оба моих друга-однокурсника пошли на спецкурс телевидения. И вот как-то раз затащили они меня на свое занятие. И вы знаете, сразу стало понятно, что на телевидении будет гораздо интереснее. А дальше завертелось – одновременно учился на дневном, и работал на полную ставку в организации, которая занималась производством развлекательной видеопродукции: музыкальных передач, международных конкурсов, видеоклипов и многим другим. Потом перешел в более «серьезное» телевидение, где была масса, как мне тогда казалось, скучнейших экономических и новостийных программ. Потом работал в рекламе. Придумал и в качестве режиссера снял, наверное, больше двухсот рекламных роликов, несколько документальных фильмов. Но хотелось действительно быть поближе к кино. И поэтому, при первой возможности устроился в ТТО «Новеллу». Начинал техническим редактором, был начальником постпродакшн, режиссером, а теперь вот – креативный продюсер.
- Как произошел переход из режиссеров в продюсеры?
- Сам не заметил, как. Наверное, мой учитель и художественный руководитель Юрий Михайлович Беленький не видел во мне особых задатков режиссера (смеется).
- В чем заключается работа креативного продюсера сериала?
- На разных проектах по-разному. Обычно, это тесная работа с авторской группой, кастинг актеров, работа с композитором, художником, режиссерами-постановщиками, а также приемка чернового монтажа, звукового сведения и цветокоррекции.
- Как Вы реагируете на критику? Согласны ли вы с этой критикой или зритель не прав?
- Если зритель высказал критическое замечание, так его за это благодарить надо! И конечно, взять замечания на заметку. Ведь мы работаем для зрителей, и поэтому обязаны учитывать их мнение. Собственно, мы так и поступаем. Весь наш большой коллектив: сценаристы, редакторы, режиссерская группа, операторская группа, актеры, гримеры, костюмеры, художники, администрация, постпродакшн – да всех не перечислишь!
- Можете ли Вы пойти на сделку с собственной совестью?
- Думаю, каждый человек, если будет честен, ответит утвердительно. Но здесь палка о двух концах. Предположим, сегодня режиссер-постановщик снимает сложную сцену, а рабочий день подошел к концу. Режиссер уже снял неплохой дубль, но знает, что если дальше снимать, то можно добиться лучших результатов. На это потребуется лишних двадцать минут. Если завершить смену, формально всё будет хорошо. Рабочий день окончен, план выполнен, все сцены сняты. Но – крайнюю сцену можно было снять лучше! С другой стороны, если задержать группу, то можно подставить всех тех людей, которые работают рядом. У каждого из них режиссер заберет по двадцать минут жизни. При учете, что длительность смены – 12 часов, это уже неприятно. Кто-то опоздает на электричку, кто-то не выспится, либо не сделает всех домашних дел. Кроме того, несоблюдение технологии. Возможно, завтра начало смены стоит в то же время, что и сегодня. А по правилам, перерыв между сменами должен быть не менее 12 часов. И тут служба планирования просто обязана начать завтрашнюю сцену на двадцать минут позже. А это, как снежный ком, может повлечь за собой другие сбои. Съемки длинного сериала – не только творчество, и конечно, не просто средство самовыражения. Это в первую очередь продуманное, налаженное производство, которое должно работать как часы. И об этом тоже не надо забывать.
- Вы следите за современной культурой?
- Если культурой назвать походы в кино, то да, слежу (смеется). Какую-то информацию о тенденциях в культуре получаю через интернет. К своему стыду, должен признаться, что вот уже полгода не был в театре, а на выставках, в галереях – даже и не припомню, когда был в последний раз.
- Вас больше привлекают западные принципы кинопроизводства или российские?
- Боюсь, что нет никаких российских принципов кинопроизводства. То, что было самобытного и даже великого, большей частью осталось в советском кино. Время от времени, идут какие-то несмелые попытки сделать кинопроизводство по западному типу. Появились так называемые компании-мейджоры. Принцип их отбора понятен, но неясна логика, если действительно ставилась задача поднять российское кино.
- Для вас важно, чтобы проект, над которым вы работаете, нравился лично вам?
- Очень важно. Это помогает в работе.
- Как с ИБД обстоит дело? Нравится ли он Вам как зрителю?
Есть ли Вам за что покритиковать сериал?
- Боюсь, что я необъективен к ИБД. Хочется, чтобы каждая серия была произведением искусства.
- Как вы оценивали потенциал ИБД на первом этапе? Вы какой проект хотели сделать?
- На ИБД я пришел через полгода после начала проекта, так что мне оценивать потенциал ИБД не пришлось.
- Как Вы погружались в эпоху перед началом работы? Читали какие-нибудь книжки?
- Не только книжки, но и фильмы, начиная с «Анны Карениной». Кстати, девочки в сериале вовсю обсуждают сюжет «Анны Карениной». Ведь роман для них был, по сути – захватывающим бестселлером, рассказывающим об их современниках, с мыслями и мотивами которых можно было соглашаться или не соглашаться, в поступки которых можно было не верить, либо наоборот – брать на вооружение. И конечно, не только авторам, режиссерам-постановщикам или, скажем, креативному продюсеру, необходимо было погрузиться в ту эпоху. Вы не представляете себе, какие горы архивного материала были перерыты нашим художником-постановщиком, чтобы воссоздать быт второй половины 19-го века. А сколько костюмов, абсолютно правдивых с точки зрения времени, было сделано нашими костюмерами. Хоть сейчас надевай, садись в машину времени и отправляйся в ту эпоху! Будешь выглядеть своим. А как тщательно подбирался грим, все эти парики, бакенбарды, бороды, усы. Знаете, после личного знакомства, некоторых актеров без грима и париков я поначалу просто не узнавал! Например, бравый поручик Бутов, либо душегуб Архип – на мой взгляд, актеры внешне непохожи на своих персонажей. У нас великолепный актерский ансамбль, которым можно только гордиться. И общее впечатление достоверности достигается не только костюмом, декорацией или гримом. Очень важно умение актера вжиться в эпоху. Обратите внимание, как наши актеры говорят, как двигаются. За прошедшие без малого полтора века люди даже ходить стали по-другому. Изменилась осанка. Взгляд изменился. Вот веера – казалось бы, уменьшенное опахало, прообраз вентилятора. Так нет же, с помощью вееров знатные дамы могли подавать определенные знаки. Это был целый язык, который мог сказать заинтересовавшему вас человеку от «Вы мне приятны, пригласите меня на танец!» до «Уйдите, я вас ненавижу!» Или, например, язык цветов. В 189-й серии в Институте благородных девиц происходит цветочный бал. Удивительно красивые живые цветы составляют экспозицию бала. И ведь каждый цветок тоже что-то значил, таил в себе определенный смысл! Вообще, в то время образованный человек знал несколько иностранных языков, умел отлично ездить верхом, плавать, танцевать, фехтовать, сочинять неплохие стихи, и много чего еще. В наших школах, к сожалению, не учат плаванию, вождению автомобиля, и другим полезным вещам, которые скорее всего пригодятся в жизни. Вот вам и экскурс в ту эпоху, сопоставление с нашим временем.
- Что посоветуете тем, кто только начинает делать карьеру в Вашей профессии?
- Работать. Учиться. Ничего нового посоветовать не могу. Если есть цель – ее надо достигать.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:58:01)

0

78

Интервью с Виталием Полосухиным: Зрителю, безусловно, проще отслеживать недостатки
- Виталий, сколько всего человек работают над сценарием "Института благородных девиц"?
- Главный автор Юрий Михайлович Беленький и четыре соавтора: Марина Ельникова, Светлана Косинец, Сергей Кушнир и я.
- Как происходит процесс создания новых сюжетных линий?
- В идеале, сначала расставляются "верстовые столбы", то есть придумываются ключевые повороты сюжета, а потом уже протягиваются проводочки между ними – все остальное. Стараемся делать по две серии в день, встречаясь три раза в неделю. То есть за неделю работы мы придумываем примерно полторы недели сериала.
Что касается технологии обсуждения, то раньше во время совещаний мы все придуманные сцены коротко записывали на цветных стикерах, и распологали их вдоль ленты времени. Сейчас мы компьютеризировались, и вместо бумажек пользуемся проектором и таблицей эксель. Цвет ячеек различается по героям. Цвет Софьи – желтый, у Воронцова – зеленый. Никакого тайного смысла в этих цветах нет, просто у главных героев те цвета, которые первыми идут в программе.
Насколько мне известно, на стадии запуска проекта, когда создавалась так называемая «Библия» - подробное описание всех персонажей, герои распределялись по авторам. Но сейчас центрального ведения нет, все нити сюжета в голове у нашего главного автора Юрия Михайловича Беленького.
- Вы пишете сценарий, руководствуясь синопсисом?
- Разумеется. Однако, нам часто синопсиса не хватает. Юрий Михайлович Беленький очень горд, что материала начало не хватать только на 200-ой серии, а не на 80-й, как это обычно бывает.
- По какому принципу вы выстраиваете судьбу персонажа?
- У каждого персонажа есть история на сериал – как я уже сказал, «верстовые столбы». Герой должен пройти путь развития, который приведет его в итоге либо к свадьбе, либо к гибели. По правилам классической драматургии, каждый персонаж, пройдя сквозь перипетии, должен что-то из своей истории вынести. Это относится и к положительным героям, и к характерным, которые могут быть более или менее отрицательными. Полностью отрицательные герои, как правило, заканчивают жизнь тюрьмой или ссылкой, потому что они со своими заблуждениями не расстаются. Но это в идеале. Иногда сценаристам так нравится отрицательный персонаж, что они придумывают ему судьбу.
- Какие интересные эпизоды были придуманы лично вами за последнее время?
- Дело в том, что сейчас мы приближаемся к финальным сериям. Если говорить честно, то у сценаристов есть уже некий элемент выдоха. Все значительные события были придуманы заранее и уже отсняты - натурные съемки в декорации «Старая Москва» на Мосфильме уже закончены.
Я принимал участие в работе над развитием линии князя Хованского. Могу сказать, что в судьбе Хованского произойдет событие, которое заставит его переосмыслить всю его жизнь. Что, в свою очередь, приведет к самому значительному, и, возможно, единственному благородному поступку в его жизни, которым эта линия и закончится.
- Кто пишет готовую серию, после того, как вы обсудили все повороты сюжета?
- Есть разделение на группу сюжетчиков и группу диалогистов. Задача сюжетчиков – подробно прописать сцены, чтобы диалогист не ошибся: не написал лишнего, не упустил важного. Задача диалогиста – создать атмосферу, вдохнуть жизнь в сценарий.
- У вас есть определенный формат написания серии?
- Одна серия занимает обычно 10-15 страниц без диалогов. Мы пользуемся трехактной структурой: говоря профессиональным языком, делаем три тизера и три крючка. Такая система родилась в соответствии с тем, как в серии традиционно были расставлены точки ухода на рекламу. Серия состояла из трех частей и двух рекламных блоков. Чтобы зритель не переключил канал, каждая часть должна была заканчиваться ударным эпизодом – такой эпизод и называется «крючок». И хотя сейчас рекламная политика поменялась, структура серий осталась такой же, как прежде.
- У сценаристов есть некий набор готовых представлений о том, что заинтересует аудиторию?
- Есть целый кодекс, причем для каждого канала он свой. Бывают общие догмы, бывают частные. К общим относится, например, правило о том, что главный положительный герой не должен совершать скверных поступков. Не курить в кадре, пить только по случаю очень большого горя и не больше двух серий подряд. Одним словом, не должно быть таких вещей, которые бы сильно сбивали эмоциональное отношение зрителей к персонажу. Мы, кстати сказать, недавно нарушили это святое правило и позволили себе кое-что в отношении графа Воронцова.
- Есть момент, который очень волнует наших зрителей. Почему в сериале про благородные времена сразу несколько героев изменяют своим женам?
- Все знают роман Толстого «Анна Каренина», который посвящен теме измены. При этом нельзя сказать, что Анна Каренина, заведя любовника, стала отрицательной героиней. Дело в том, что в кодифицированном дворянском обществе большинство браков совершалось не из соображений любви, а из соображений выгоды. Интересы рода, материальные интересы – все это имело огромное значение. Но любовь-то никто не отменял.
Что касается отношений Софьи и Воронцова, то адюльтерность этих отношений, безусловно, мучает героев и не позволяет им быть вместе почти до самого конца. Однако, раздражение в свете эти отношения вызывают по другой причине. Как любит говорить одна наша героиня: «Любовники есть у всех, но нельзя же выставлять их на показ!». А Софья и Воронцов такие люди, которые не могут скрывать свои искренние чувства друг к другу. И людям вокруг это не нравится.
У Таты и Зотова история гораздо более сложная. Мы постарались протянуть некие образные знаки противоречивости отношений взрослого мужчины и юной девушки – у пары далеко не все гладко складывается. Однако, они достойно проходят через все испытания, чем доказывают себе и окружающим, что отношения между ними имеют право на существование.
- Вы следите за тем, что пишут о вашей работе в Интернете?
- Очень редко. Есть маленький нюанс. Дело в том, что серии пишутся и выходят с очень большим разрывом. Поэтому, если и появляется желание на что-то отреагировать, что-то учесть из пожеланий зрителей, мы можем это сделать только спустя десятки серий.
- Некоторые критики из числа зрителей довольно убедительно доказывают свою точку зрения по поводу тех или иных несоответствий в сериале. Вы сами признаете, что сценаристы иногда допускают промахи?
- Зритель обычно прав, потому что у него есть возможность замечать то, чего нет возможности замечать у нас. Кино - труд коллективный, особенно длинное кино, где весь процесс поставлен на поток, и на разных этапах воплощения замысла неизбежно возникают ошибки.
Если речь идет о сценарных, фактологических ошибках, то я могу признаться честно: иногда, в угоду интересности и драматизму, мы позволяем себе отходить не только от исторических реалий, но также и от реалий обыденного здравого смысла – потому что так интереснее.
Реакция зрителя: «Дура, что же она делает?» - закладывается нами сознательно. Значит, мы специально решили, что здесь герой или героиня должны совершить какай-то дурацкий поступок, который продиктован его сущностными мотивами, обстоятельствами или чем угодно еще.
Редко кто из производителей сериала видит законченный результат целиком. Поэтому зрителю, безусловно, проще отслеживать недостатки.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:58:12)

0

79

Интервью с Георгием Истоминым:
Классический вальс за полчаса не выучить

- Вы руководили постановкой танцев во время съемки «Бала Цветов». Расскажите, что за молодые люди танцуют с девушками из ИБД? Это профессиональные танцоры?
- Безусловно. Поскольку задача по поиску и подбору танцоров была поставлена за два дня до предполагаемого события, мы нашли тех, кто был свободен и готов сниматься. Это оказались люди из разных коллективов. Всего от нас в съемках приняли участие 6 дам и 16 кавалеров.
- Какие танцы исполнялись на «Балу Цветов»? Какой из них сложнее?
- Исполнялись полонез и вальс. Трудно сказать, какой сложнее. Но небольшие проблемы возникли с вальсом. Дело в том, что вальсы существуют разные, простые и фигурные, и нам нужно было выбрать, какой вариант мы будем исполнять. Мы остановились на фигурном. Колонный зал в усадьбе «Дурасово», где происходят съемки балов, не слишком большой по вместимости, поэтому съемочной группе постоянно приходится выкручиваться и думать, как организовать большое количество людей в таком маленьком помещении. Не стоит также забывать, что главный на съемочной площадке - всегда режиссер, и у него тоже есть свое видение сцены. Необходимо найти баланс между красотой танца и режиссерской задачей.
- Сколько было репетиций?
- Нам удалось буквально полчаса порепетировать полонез. Все девочки великолепно подготовлены в танцевальном плане, нам оставалось только посмотреть, как танец ляжет на музыку.
- А если бы кто-то из актеров не умел танцевать? Возможно ли за полчаса научиться танцевать вальс?
- Это зависит от природной пластики и моторики актера. Если он когда-то в жизни занимался танцами, то ему будет значительно легче. Классический вальс за полчаса не выучить. Испанский вальс в этом отношении гораздо проще. Полонезу можно научить, если удастся освоить базовый шаг.
- Танцы на балу исполнялись в старинной манере или в современной?
- В старинной. Можно смело сказать, что в 1877 году люди могли так танцевать. Замечу, что в те времена большое влияние имела мода на различные виды танцев, определенные танцевальные фигуры. Мода менялась каждый год. Сказать точно, что было в моде в 1877 году, я, к сожалению, не могу.
В то время балы имели огромное значение. Это была возможность, как мы теперь говорим, себя показать и на других посмотреть. Сейчас мы каждый год меняем мобильные телефоны, а тогда каждый год менялись фигуры вальса.
- Мода на танцы приходила из Европы?
- Разумеется. Из таких стран, как Франция, Австрия, Венгрия. Как известно, в Австрии в то время жили и творили всемирно известные композиторы – вспомним хотя бы Штрауса и его знаменитые вальсы. Известно, что сам Штраус на протяжении 20 лет приезжал в Россию, в Павловск под Петербургом, концертировал и участвовал в балах.
- Профессиональным танцорам приходится ограничивать себя в еде?
- Если мы говорим о бальных танцах, то надо понимать, что на балы приезжали люди самой разной комплекции. Поэтому бальные танцы изначально созданы таким образом, чтобы даже люди, не увлекающиеся спортом, могли их исполнять. Кроме того, медленные паркетные танцы очень полезны для здоровья.
- Какие впечатления остались у танцоров от съемок, от работы с актрисами?
- Для нас съемки в усадьбе «Дурасово» привычны. Зал очень красивый, именно поэтому там снимается огромное количество балов для разных телевизионных проектов. Единственный недостаток – в колонном зале слишком мало места, и не всегда удается показать танец во всей его красе. За исключением этого маленького неудобства, весь съемочный процесс вызвал только положительные эмоции.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:58:23)

0

80

Елена Имамова раскрывает секреты: Нами уже пошито и закуплено более 1000 костюмов
Сериал «Институт благородных девиц» создается в Юбилейный для нас год – десятый год сотрудничества «Творческого телевизионного объединения» (Группа Компаний «Новелла») и телеканала «Россия». Это историческая костюмная мелодрама. Масштабный, я бы сказала, очень амбициозный проект, даже для нашей компании, создавшей 25 телесериалов и фильмов.
События сериала охватывают два года жизни конца 19 века. Сюжет сериала пишет авторская группа из 16-ти авторов и 4-х редакторов под руководством Главного автора – Юрия Михайловича Беленького.
Съемки проходят в двух павильонах Киностудии «ТВ-Фильм» общей площадью 3500 кв.м., в которых построены декорации 80 исторических объектов. В каждом из них воссозданы интерьеры второй половины XIX века.
Дополнительно будут задействованы 10 объектов – трансформеров. Среди них 2 комплекса сложных объектов, о которых надо рассказать отдельно. Один из них «Подземелье» - Труба-Неглинка, Подземный ход, Логово душителей. Пол Трубы-Неглинки залит водой, по островкам, поднимающимся из воды, перебираются толстые крысы…
Второй комплекс сложных объектов – Турецкая крепость (Комната Ахмет-паши и Темница). По хитрому плану Ахмет-паши предполагается заманить в крепость наступающих русских и взорвать крепость. Взрыв и крушение крепости снимались в павильоне.
Натурные съемки осуществляются на площадке Мосфильма в декорации «Старая Москва», на площади 10 500 кв.м. Также, съемки ведутся на территории старинных усадеб, дворцов и парков Москвы и Подмосковья (усадьба Дурасова в Кузьминках, исторический парк и главное здание Тимирязевской академии, Ленинские горки, Нескучный сад и другие объекты).
Над производством сериала работают три съемочные группы общей численностью более 150 человек. В съемках на Мосфильме было задействовано в каждой смене по 20-25 человек массовки, от 3 до 6 различных карет и пролеток, в которые были запряжены лошади. В проекте занято более 200 актеров, плюс актеры групповых и массовых сцен. Всего их около 12 000 человек на весь сериал.
Особенно красивыми я считаю съемки двух торжественных балов в интерьерах дворца Н.А. Дурасова в Люблино. Планируется снять еще не менее двух балов. Зрители увидят красивые массовые сцены балов XIX века, где пары танцуют под аккомпанемент оркестра. На съемках каждого бала играет музыкальный оркестр, участвует танцевальный ансамбль, задействуется не менее 50-ти человек массовки.
В сериале используются пиротехнические эффекты и много каскадерских трюков, в том числе с лошадьми. Некоторые главные герои специально для съёмок брали уроки верховой езды.
Для создания максимально достоверной исторической атмосферы мы привлекли исторических консультантов, консультантов по костюмам, оружию. Благородные манеры девушек "воспитывает" преподаватель этикета и манер. Главные герои обучаются танцам у профессионального постановщика танцев.
Мы используем уникальный реквизит из музеев, со складов Мосфильма и частных коллекций.
Нами уже пошито и закуплено более 1000 костюмов. И это только половина запланированного.
Изготовлено свыше 300 пастижерских изделий (парики, усы, бороды, бакенбарды).
Вся мебель в сериале либо стилизована под конец XIX века, либо является антикварной. Весь обстановочный реквизит закуплен специально для «Института благородных девиц».
В фильме прозвучат мелодии городского фольклора конца XIX века и, конечно же, оригинальные музыкальные композиции.

На сегодня отснято 159 смен в павильонах, 27 смен на натуре, 75 смен на Мосфильме. Весь сериал будет снят за 400 дней – это примерно 14 месяцев работы, что очень быстро для производства сериала такого уровня.

Монтаж сериала осуществляется одновременно на четырех монтажных станциях, работают две тон-студии, в монтажно-тонировочном процессе задействованы 12 специалистов, в том числе по компьютерной графике.
Надеюсь, что зрителям понравится наша работа.
institutki.tv

Отредактировано Кассандра (2019-03-02 14:58:35)

0