Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Историческое кино

Сообщений 181 страница 200 из 330

181

В ТЕАТРЕ
Большой театр был полон. Зала горела тысячью огней, радужно игравших в хрустале огромной люстры. Все ярусы лож представляли непрерывную пёструю шпалеру женских головок и нарядов. Если бы наблюдатель захотел проследить по выражениям этих лиц те чувства, которые пробуждают в этих душах звуки итальянской оперы, то увидел бы он слишком большую разницу между низом и верхом огромной залы. В бенуаре и бельэтаже - выставка пышных куафюр, открытых плеч, блестящих нарядов... Одни физиономии блещут бесцеремонным, гордо-самоуверенным нахальством - это оперная принадлежность самых модных, гремящих камелий. Здесь господствует слишком большая открытость бюста, рук, плеч и спины. Здесь из каждой безделки, из каждого брильянтика, ленты, кружевной оборки так и выглядывают убитые на них и нетрудно доставшиеся тысячи. Другие физиономии носят характер элегантной скромности и невозмутимого достоинства римских матрон; они так и стремятся изобразить, будто наслаждаются звуками, но - увы! - внимательный глаз наблюдателя непременно подметил бы, что наслаждение это не истинно сердечное, а деланное, фальшивое, сочинённое, ибо так уже надлежит, так "принято", что хотя бы мы и ничего, кроме страусовой польки, в музыке не смыслили, но, находясь в числе абонентов итальянской оперы, обязаны изображать наслаждение мотивами Россини и Мейербера. Эти физиономии принадлежат Дианам большого света и представительницам золотых мешков.

Переведите свой бинокль ярусом выше - и вы явно придёте к заключению, что женские личики как бы говорят своими взглядами:

"И мы тоже абонированы в итальянской опере, потому что и мы тоже принадлежим к порядочному обществу".

Это - ярус блаженного самообольщения и бюрократически превосходительных самолюбий. Наряды что есть мочи стремятся подражать бельэтажу и уравняться с ним.

Подымайте бинокль выше и выше - и глаза ваши проследят сознательное внимание к музыке, сознательное наслаждение ею. Ложи переполнены зрителями, глаза и шеи тянутся к сцене, в куафюрах отсутствие пышности, в нарядах господство чёрного и серого цветов; на физиономиях всё менее и менее написано дутых претензий, - вы начинаете мириться с оперой, вы приходите к мысли, что здесь не исключительно только выставка волос, бюстов, нарядов и косметик. Но закиньте совсем свою голову, чтобы узреть тропические страны горных мест, где самой судьбой предназначено быть блаженному раю, - и, боже мой, какой искренний, увлекательный, юношески пылкий восторг прочтёте вы на лицах этих студентов, кадетов, бедненьких чиновников, гувернанток, учениц консерватории! Вы увидите уже ясно, что не внизу, а вверху помещаются истинные дилетанты и настоящие, искренние ценители музыки, и тем смешнее, тем жалче покажутся вам роскошно-комфортабельные нижние ярусы.

В изображаемый нами вечер особенное внимание элегантных рядов партера привлекали две ложи. Одна приходилась почти против другой, с тою только разницей, что одна принадлежала бельэтажу, а другая - литерная - приходилась ярусом выше. Из обеих выглядывало по прелестной женской головке, на которые в антрактах были устремлены почти все бинокли чёрных фраков и блестящих мундиров.

Обе вполне прекрасны, неподдельно свежи, неподдельно молоды, чего увы! - никак нельзя было сказать про тех Аспазий бельэтажа, которые молодость покупают в косметических магазинах и скорее годятся на амплуа театральных Мегер, чем на роли Фрин и Лаис нашего времени.

- Кто эта особа? - спрашивали в партере, указывая на головку бель-этажа.

- Как! вы не знаете?.. О, barbare!* да где живёте вы после этого?! Не знать хорошенькой женщины в Петербурге!.. Это - танцовщица, mademoiselle Брав...

______________

* Варвар! (фр.)

- А чьё она приобретение, чья собственность?

- Князя Желторецкого.

- Il n'a pas un mauvais gout, le prince!*

______________

* У князя не дурной вкус! (фр.)

- Да вот и он... Глядите, входит в её ложу...

- Гм... а ведь недурно быть обладателем такой женщины?

- Ещё бы! А вы слыхали, какой он ей праздник задал?..

- Magnifique, mirobolant!*

______________

* Великолепно, восхитительно! (фр.).

- А там кто такая? вон, видите - в литерной? Une tete de Greuse*, - говорили, указывая на другую головку.

______________

* Головка Грёза (фр.).

- А! в самом деле, это совсем новинка!.. Кто она? с кем она? Кто знает?

Но о последней никто в партере не мог сообщить надлежащих сведений. Между тем впечатление было произведено весьма заметное - новинкой заинтересовались.

- С нею кто-то есть, однако, - продолжались партерные наблюдения, кажется, дама, - постойте-ка, поглядеть, что ли, в бинокль...

- Ба! да это известная генеральша!.. Ну, так и есть: она!

- Она? те-те-те... Стало быть, дело в купле и продаже.

- Разумеется, так!

- Понимаем...

И говор в таком роде расходится далее, по всему партеру.

Общее впечатление, производимое двумя головками, не бесследно отразилось на молодом князе Шадурском. Самолюбие его, привыкшее сознавать в себе чувство постоянного первенства, тотчас же засосал неугомонный червячок. Молодая, почти девочка, mademoiselle Брав являла собою слишком разительный контраст с теми блёклыми женщинами, которые давно уже не представляли ничего нового для князя и людей его категории. Отношения её к Желторецкому показались Шадурскому чем-то новым, оригинальным и потому уже привлекательным. Желторецкий был его товарищ и даже весьма сильный соперник в общественном положении, поэтому князь Владимир втайне очень его недолюбливал.

Теперь же, видя в театре всеобщее внимание к ложе бельэтажа, слыша этот говор, расточавший похвалы молодой девушке, подле которой в одном из антрактов появился сам Желторецкий, тогда как никто, кроме его, не переступал за порог той ложи, - князь Владимир поддался сильной досаде, подстрекнувшей в нём ревнивые домыслы: "Зачем, дескать, он, а не я первый, выдумал эту штуку? Зачем я несколько месяцев понапрасну торчу у баронессы фон Деринг, тогда как по своему положению мог бы, даже должен иметь свою собственную любовницу, о которой бы все говорили, любовались и завидовали мне?"

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:51:39)

0

182

РАУТ У ШИНШЕЕВА (ПРОДОЛЖЕНИЕ)

Княгиня случайно сидела в уединённом уголке одной из гостиных, откуда могла через растворённую дверь очень хорошо обозревать всё, что происходило в смежной комнате, где помещалась её антипатия - баронесса фон Деринг, тогда как самое её совершенно заслонял от посторонних глаз роскошный трельяж, весь опутанный картинно-ползучими растениями. Ей очень хотелось, чтобы в её уединение заглянул Карозич, но Карозич не догадывался о желании княгини, которая вдруг, обок с собою, услышала за трельяжем весьма интересный для неё разговор. По голосам она узнала графа Редерера и графа Скалозуба.

- Полюбуйся-ко, это очень интересно, - говорил один другому, подходя к двери.

- Оба Шадурские - старец-молокосос и молокосос-старец - изволят таять перед баронессой.

- Ах, это в самом деле очень любопытно! - отозвался другой со смехом. Вот прекрасный сюжет для водевиля! Напишем-ка! Водевиль под названием: "Два ловца за одним зверем, или Папенька и сынок - соперники".

- Браво! - подхватил Скалозуб. - Брависсимо! Я сочиню куплеты, ты сделаешь музыку, и поставим у княгини Александрины на сцену.

- Но ведь все узнают, догадаются, - возразил Редерер.

- Пусть узнают! Зато смеху-то сколько будет, смеху! Ведь это очень комично!

И два графа солидно прошли в смежную комнату продолжать на более близком расстоянии свои наблюдения для будущего водевиля.

Слова обоих графов с первых же фраз их разговора словно ножом резанули по сердцу Татьяну Львовну. Она бросила глаза в сторону баронессы и с горечью увидела подле неё своего супруга, оперевшегося на руку князя Владимира. Ей сделалось жутко, тем более жутко, что она очень хорошо понимала, насколько, в самом деле, было комического в этом соперничестве сынка и батюшки. Намерение двух графов касательно водевиля побудило её серьёзно и немедленно переговорить со своим сыном.

- Я отнимаю от вас одного поклонника, - любезно улыбнулась она баронессе, подав руку князю Владимиру и отводя его от красавицы.

Красавица ответила столь же любезным кивком головы, который в сущности означал, что ей это решительно всё равно, а князь Владимир не без удивления вскинул вопросительный взгляд на свою матушку.

- Мне надо серьёзно переговорить с тобою, - тихо сказала она, уводя его по анфиладе комнат к зимнему саду, который представлял более удобств для интимных разговоров. - Ты ставишь себя в весьма неприятное и смешное положение, - продолжала княгиня, приняв озабоченно-строгий и холодный вид. - Над князьями Шадурскими, слава богу, до сих пор никто ещё не смеялся, а теперь начинают, и имеют полное право. Я не назову тебе, кто говорил, но вот что я слышала сию минуту.

И она от слова до слова передала ему разговор двух графов. Молодого князя сильно таки передёрнуло. Он был и взбешён, и сконфужен в одно и то же время.

- У тебя ни на грош нет самолюбия, - заключила княгиня уже с некоторою желчью в голосе. - Она на тебя и внимания не обращает, а ты, как мальчишка, вздыхаешь перед нею! Это стыдно, князь! Я, признаюсь, была о вас лучшего мнения.

Княгиня договаривала свою грозную проповедь, выходя из тёмной, извилистой аллейки лавровых и миртовых деревьев. Молодой князь, совершенно уничтоженный, слушал её, закусив свою губу и немилосердно комкая в руке замшевую перчатку. Вдруг на одном из поворотов, в самом устье этой аллейки, оба они невольно остановились в приятном изумлении.

Шагах в пятнадцати расстояния, на чугунной скамейке, сидела незнакомая им женщина. Она, очевидно, ушла сюда освежиться и отдохнуть от жара залитой огнями залы. Беспредельное, тихое спокойствие ясно выражалось в её полуутомлённой улыбке, в её больших голубых глазах и по всей её непринуждённо-грациозной позе. По обеим сторонам скамейки и вокруг небрежно закинутой головки молодой женщины необыкновенно эффектными пятнами на тёмном фоне окружающей зелени выглядывали белые венчики нарциссов и лилий. А над этой головкой в виде не то навеса, не то какого-то фантастического ореола, красиво рассыпались прихотливо-зубчатые листья экзотов - пальм и папирусов, бананы и музы, перевитые игриво-смелыми побегами цветущих лиан, кисти которых тихо колебались в воздухе, спускаясь очень близко к головке отдыхавшей под ними женщины.

Голубые лучи от матового шара солнечной лампы, спрятанной в этой купе растений, пробивались сквозь просветы широких, длинных и лапчатых листьев и падали необыкновенно прихотливой, неясной сеткой на лицо и бюст красавицы, чёрные волосы которой, несмотря на своё роскошное обилие, были зачёсаны совершенно просто, и вся она, такая чистая и прекрасная, среди этой зелени напоминала античную Дриаду - как та мраморная нимфа, на которой дробилась крупными алмазами струя фонтана и которая лёгким изгибом своего тела и изящным поворотом головы, казалось, хотела любопытно заглянуть в лицо отдыхавшей красавице.

Шадурские с минуту оставались в том молчаливом онемении, которое всегда производит на человеческую душу внезапный вид необыкновенной красоты. Оба они, скрытые в тени миртовых ветвей, не были видны.

- Что, какова? - самодовольно прошептала княгиня.

Шадурский только головой покачал, с дилетантским наслаждением рассматривая сквозь pince-nez* незнакомую женщину.

______________

* Пенсне (фр.).

- Кто это? - едва слышно спросил он.

- Не знаю и никогда не встречала.

- Странно... Une femme inconnue*... Очень странно!.. Надо будет узнать непременно!

______________

* Неизвестная женщина... (фр.).

- А как хороша-то?

- Изумительно!

- А кто лучше: баронесса или она?

- Какое же тут сравнение! - ответил князь, пренебрежительно двинув губою. - И как это я до сих пор не заметил её! Vraiment c'est un sacrilege de ma part!* - продолжил он, тихо поворачивая назад в тёмную аллею, чтобы появлением своим не потревожить уединённый отдых красавицы.

______________

* Поистине, это преступление с моей стороны! (фр.)

- Послушайте, господа, не знаете ли вы, кто эта дама? - спрашивал он полчаса спустя у двух своих приятелей, когда поразившая его особа появилась в зале, под руку с Дарьей Давыдовной.

- Знаем, - отвечали в голос оба приятеля, из которых один в своём кругу звался просто Петькой, а другой, с академическим аксельбантом, - князем Рапетовым.

- Кто же она? Скажите мне, бога ради!

- Никто! - с глупым нахальством прохохотал Петька.

Рапетов серьёзно покосился на него.

- Её зовут Юлия Николаевна Бероева, - сказал он.

- В первый раз слышу, - заметил Шадурский.

- Не мудрено: elle nest pas des notres*, - объяснил Петька. - Муж служит чем-то у Шиншеева, а Шиншеев, говорят, ухаживает за женою и на вечера свои приглашает, как декорацию, ради красоты её.

______________

* Она не из наших (фр.).

- Donc e'est une conquete facile!* Примем к сведению, - фатовато заметил Шадурский.

______________

* Итак, это лёгкая победа! (фр.)

- Ну, не совсем-то "facile"!* - возразил Рапетов. - Вы слишком скоры на заключения, любезный князь, позвольте вам заметить.

______________

* Лёгкая (фр.).

- Это почему же? - с усмешкой обернулся Шадурский. - В вашем тоне как будто маленькая ревность есть! - шутливо прищурился он на Рапетова.

- Ревности нет никакой, а если хотите знать, почему вы тут ничего не добьётесь, мой милый ловелас, так я вам объясню, пожалуй.

- Очень интересно послушать.

- Госпожа Бероева - честная женщина; любит немножко свой очаг, много своего мужа и бесконечно своих детей, - отчётливо-докторальным тоном проговорил Рапетов.

- И потому? - снова усмехнулся Шадурский с самоуверенным задором.

- И потому - ухаживайте-ка вы лучше за баронессой фон Деринг! Это, кажись, благонадёжнее будет.

- Благодарю за совет! - с колкою сухостью пробормотал князь Владимир. Только мне сдаётся, что через несколько времени и я, в свой черёд, посоветую вам - не давать опрометчивых советов.

- Это, кажется, вызов? - спокойно спросил защитник Бероевой.

Князёк немного осёкся; он совсем не ожидал подобного оборота, ибо вызова и в помышлении своём, опричь романов, никогда не имел.

- Какой там вызов! Есть из-за чего! - постарался улыбнуться он с натянутой небрежностью. - Я только говорю про то, что не прочь на деле доказать вам... ну хоть la possibilite d'une conquete*.

______________

* Возможность победы (фр.).

- Коли есть охота - не препятствую, - коротко поклонился ему Рапетов.

- А я пари держу, что ничего из этого не выйдет, - вмешался Петька.

- В наш положительный век женщины, брат, только на карман полагаются, - пошло сострил он и сам расхохотался.

Самолюбие князя было сильно задето, в особенности же подстреканиями Петьки.

- Пари? Идёт! на сколько? - предложил он, протягивая ему руку.

- Ужин с квасом у "Дюсы", - сторговался тот.

- Ладно! Князь Рапетов, разнимите руки.

- Можете разнять сами, господа, - ответил Рапетов с заметною сухостью. - Между такими порядочными и честными людьми свидетелей не надо, - добавил он, отходя от приятелей.

Пари состоялось без его посредничества.

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:51:55)

0

183

"НА ЧАШКУ КОФИЮ"

Иван Иванович Зеленьков благодушествовал. Он уже около месяца занимал свою "комнату снебилью", а хозяйка его апартамента - курьерская вдова Троицына - оказывала ему всякое уважение, потому что Иван Иванович Зеленьков при самом переезде своём в новое помещение вручил ей сразу вперёд за месяц свою квартирную плату. Это обстоятельство, паче слов самого Зеленькова, убедило курьерскую вдову Троицыну, что постоялец её - человек отменный, точный и взаправду при капиталах своих состоит. Иван Иванович казался ей истинным щёголем, да и самому себе таковым же казался: он носил набекрень пуховую шляпу вместо прежней потёртой фуражки; драповая бекеша с немецким бобриком предохраняла от стужи его бренное тело, которое в комнате украшалось тёмно-зелёным сюртуком с отложными широкими бортами и металлическими пуговицами, шёлковым жилетом и широкими панталонами невыразимо палевого цвета. Иван Иванович аккуратно каждое утро посещал мелочную лавочку, где проводил полчаса и более в приятных разговорах с приказчиком. Приказчик тоже оказывал Ивану Ивановичу уважение и удовлетворял его расспросам. Всем петербургским жителям уже давным-давно известно, что мелочные лавочки служат своего рода клубами, сборными пунктами для всевозможной прислуги. Иван Иванович Зеленьков успел заслужить благоволение и от этих посетителей, ибо рассказывал им разные истории, балагурил и иногда почитывал
"Пчёлку". Зоркое око его вскоре заприметило между многочисленными посетителями курносую девушку Грушу, отправлявшую обязанности прислуги у Бероевых. Курносая девушка Груша, солдатская дочь, являла собою вполне порождение Петербурга: она могла быть и горничной, и кухаркой, и белошвейкой, и всем, чем угодно, и, в сущности, ничем. Хотя курносая Груша никакими особенно приятными качествами души и наружности не отличалась, однако Иван Иванович начал преимущественно перед нею "точить свои лясы". Курносая Груша сначала ответствовала молчанием, пренебрегала лясами Ивана Ивановича, отвёртывалась от своего искателя, а потом, видя такое его постоянство, начала улыбаться, отвечать на лясы лясами же, и наконец мягкое сердце её не выдержало. Приятные качества Ивана Ивановича вполне победили курносую Грушу, особенно, когда он, догнав раз её на лестнице, подарил шёлковый фуляр, а в другой - золотые серёжки. Груша вдруг ощутила потребность более обыкновенного подыматься наверх к курьерской вдове Троицыной то за одолжением спичками-серинками, то за угольками. Наконец она появилась и в апартаменте гостеприимного Ивана Ивановича.

- Только и услады одной, что чижа вот с клеткой купил, и преотменно, я вам скажу, поёт, бестия, индо все уши прожужжит! Одначе ж он не человек, а как есть по всему чиж, так и выходит: глупая он птица; а мне, при таком моём чувствии к коммерческим оборотам, требуетца теперича подругу. Правильно ли я полагаю, Аграфена Степановна?

Аграфена Степановна потупилась, покраснев ещё более прежнего. Тётенька ободрительно улыбнулась и с важностью приступила к расспросам:

- Вы, значит, здесь в услужении проживаете, при своех господах?

- По наймам... внизу тут - у Бероевых, - ответила Груша, кое-как оправляясь от смущения и радуясь, что настал разговор посторонний.

- По наймам?.. Так-с. А сколько жалованья вам кладут они?

- Три рубля в месяц да полтину на горячее. Только двое прислуги: куфарка да я при барыне и при детях.

- Так-с. Стало быть, господа-то небогатые?

- Где уж там богатые! Живут себе помаленьку.

- И большое семейство?

- Нет, не так-то: сам хозяин, да жена при нём, да двое детей: мальчик и девочка.

- Значит, четверо. А сам-то - в чиновниках али так где служит?

- Он, этта, сказывали, по золотой части какой-то у Шиншеева, богач-то, знаете?

- Слыхала. Так это, стало быть, место доходное?

- Уж Христос их знает! Слышала я точно, что другие больно уж наживаются, а он - нет; одним жалованьем доволен. И притом же должность его такая, что на месте не живёт, а побудет, сколько месяцев придётся, здесь с семейством, а там и ушлют в Сибирь на полгода и больше случается. Вот и теперь уехамши, недель с пять уж есть. Барыня-то одна осталась.

- Гм... А может, он и получает какие доходы, да куда-нибудь на сторону их относит? - с подозрительно-лукавою миной спросила тётенька.

- Ах, нет, как можно! - совестливо вступилась Груша. - Он всякую копейку, что только добудет, всё в семейство несёт, даже и оттуда, из Сибири-то, присылает. Нет, для семейства он завсегда большой попечитель.

- Ну, а как живут-то, не ругаются?

- Ой, что вы! душа в душу живут. Вот уже шесть годов они женаты, да я пятый год при них служу, так верите ли богу - ни разу тоись не побранилися между собою; а чтобы это ссоры, неудовольствия какого - и в помине нет! Оченно любят друг дружку, уж так-то любят - на редкость, со стороны смотреть приятно. И такой-то у них мир да тишина, что вовек, кажися, не отойду от места. И мать такая хорошая она; деток своих до смерти любит; обоих сама выкормила.

- А может, так, одно притворство? - попыталась тётенька смутить рассказчицу. - Может, у неё какие ни на есть амуры на стороне заведены! Ведь тут у нас это не на редкость бывает!

- Ну, уж нет! - с гордым достоинством, горячо перебила Груша. - Может, у других где - оно и так, а у нас не водится! Наша-то без мужа ровно монашенка живёт, всё с детьми занимается, сама обшивает их да учит шутём в книжку читать, и коли куда погулять выйти, так всё с детьми же. Нет, уж такой-то домоседки поискать другой! Вон, этта, как-то бал ономнясь у Шиншеева был. Так что ж бы вы думали? Муж еле-еле упросил поехать, а то сама и слышать не хотела: что, говорит, там делать мне? А не ехать тоже нельзя, потому - сам Шиншеев просить приезжал.

- Что ж, разве она образованности не имеет, если ехать не хотела? - опять ввернула тётенька своё замечание.

- Нет, она оченно, можно сказать, образованная, - оступилась Груша, - всё книжки читает, на фортепьяно до жалости хорошо играть умеет и на всяких языках доподлинно может, - это сама я слышала. А только не любит этого, балов-то. Она, чу, сама барского рода, у родителей жила в Москве, да родители разорились, в бедности живут, так они теперича с мужем, при всех недостатках, от себя урывают да им помощь оказывают.

- Что ж, это хорошо, - похвалила тётенька, затягиваясь папироской. - А почему это сам Шиншеев приезжал к ним звать-то? - продолжала она. - Уж он, верно, даром, для блезиру, не позовёт ведь служащего, потому какая ему компания служащий?

Груша на минуту раздумчиво остановилась.

- Верно, уж он это неспроста! не ухаживает ли он за самой-то, подарков каких, гляди, не делает ли тайком от мужа-то? - допытывала Александра Пахомовна.

Груша опять подумала.

- Это было, - утвердительно сказала она. - Шиншеев-то больше норовил приезжать к нашей без мужа. Приедет, бывало, детям игрушек, конфет навезёт; а она, моя голубушка, сидит, словно в воду опущенная. Раз я-таки подслушала, грешным делом: сидит, этта, он у неё да и говорит: "Хорошо будет, и мужу вашему хорошо; а теперь, хоть он и честный человек, а вы в бедности живёте; лучше, говорит, в богатстве жить". Так она индо побледнела вся, затряслася, сама чуть не падает, и уйти его попросила. Всю-то ночь потом проплакала, так что просто сердце изныло, на неё глядючи. Он ей опосле этого браслетку прислал золотую, с каменьями разными - так что ж бы вы думали, моя матушка? Назад ведь ему отослала: я сама и относила ведь! Право!..

- Стало быть, она дура, коли от фортуны своей отказывается, - солидно и с сознанием полной своей правоты заметила тётенька.

- Нет, не дура, - возразила девушка, - а только в законе жить хочет да Егора Егорыча своего любит, только и всего. А мужу про Шиншеева не сказала, - продолжала Груша, - потому - горячий он человек и мог бы места своего лишиться. Отчего ей и труднее, что всё сама в себе переносит. Вот и теперь: тоскует, сердечная.

- К чему же тосковать-то? - апатично спросила Александра Пахомовна, наливая кофе.

- Как к чему, дорогая моя! Шуточное ли дело теперича, нужда какая!.. Должишки у них есть, - ну, платят по малости; в Москву тоже посылают, самим жить надо. Егор-то Егорыч теперь уехал, когда-то ещё пришлёт денег, богу известно, а ей ведь всего пятьдесят рублей оставил; выслать обещался, да вот и не пишет ничего, а она убивается - уж не случилось ли чего с ним недоброго?

- Ну, у Шиншеева бы спросила, - посоветовала тётенька.

- Да, легко сказать-то, у Шиншеева! - возразила Груня. - У него уж и так они сколько жалованья-то вперёд забрали - чай, отслуживать надо! А спросить ещё совестится, особливо знамши то, как приставал-то он. Да и скареда же человек-то! - с негодованием воскликнула девушка. - Сперва, этта, давал-давал деньги, а теперь и прижался: пущай, мол, сама придет да попросит; пущай, мол, надоест нужда, так авось с пути свернётся. Вот ведь каково-то золото он! Мы хоть люди маленькие, а тоже понимаем. А она к нему хоть умри, не пойдёт, -продолжала Груня. - Теперича управляющий за фатеру требует, сами кой-как перебиваемся вторую неделю; Егор Егорыч не пишет, так она уж, моя голубушка, серёжки брильянтовые да брошку свою продавать хочет, чтобы пока-то извернуться как-нибудь.

При этом последнем известии внезапная мысль пробежала по лицу Александры Пахомовны. Она в минуту сообразила кое-что в мыслях и неторопливо приступила к новым манёврам.

- Так вы говорите, что она очень нуждается... Гм... это видно, что женщина, должно быть, хорошая, даже вчуже слушать-то жалко, - заговорила она, с сострадательной миной покачивая головою. - Вы говорите, что она даже вещи продавать хочет? - продолжала тётенька. - И хорошие вещи, брильянтовые?

Груня подтвердила свои слова и заверила в достоинстве брильянтов.

- Барыня сказывала, что мало-мало рублей двести за них дать бы надо, - сообщила она.

- Так-с, - утвердила тётенька. - В этом я могу, пожалуй, помочь ей.

Девушка с удивлением выпучила глаза на Александру Пахомовну.

- Теперича ежели продать их брильянтщикам, - продолжала эта последняя, - так ведь они работы не ценят и за камень самое ничтожество дают вам. А вы вот что, душенька, скажите вашей барыне, коли она хочет, я могу продать ей за настоящую цену, потому у меня случай такой есть.

- Это точно-с! у тётеньки - случай! - поддакнул, крякнув в рукав, Иван Иванович.

- Потому как я состою при своей генеральше в экономках, - говорила тётенька, - и не столько в экономках, сколько собственно при её особе, можно сказать, в компаньонках живу, так надо вам знать, что генеральша имеет свои странности. Ну, вот - просто не поверите, до смерти любит всякие драгоценности, и везде, где только можно, скупает их по самой деликатной цене, потому - это она не по нужде, а собственно прихоть свою тешит. Так если вашей барыне угодно будет, - заключила Александра Пахомовна, - я могу генеральше своей сегодня же сказать, и она даже, если вещи стоящие, может и более двухсот рублей дать - это ей всё единственно.

Совершив, таким образом, последний манёвр, тётенька успокоилась на лаврах и, закуря новую папироску, окончательно уже предоставила поле посторонней болтовни Ивану Ивановичу Зеленькову.

Груша в тот же вечер передала Бероевой предложение зеленьковской тётки.

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:52:15)

0

184

НЕОЖИДАННЫЙ ВИЗИТ

На другой день, около двух часов пополудни, во двор того дома, где обитали господин Зеленьков и Юлия Николаевна Бероева, с грохотом въехала щегольская карета и остановилась у выхода из общей лестницы. Ливрейный лакей поднялся вверх и дёрнул за звонок у дверей Бероевых.

- Дома барыня?

- Дома.

- Скажите, что генеральша фон Шпильце приехала и желает их видеть по делу.

Известие это застигло Юлию Николаевну в её маленькой, небогатой, но со вкусом и чистотою убранной гостиной, где она, сидя в уголке дивана, одетая в простое шерстяное платье, занималась каким-то домашним рукоделием; а у ног её, на ковре, играли двое хорошеньких детей. Мебель этой комнаты была обита простым ситцем; несколько фотографических портретов на стенах, несколько книг на столе, горшки с цветами на окнах да пианино против дверей составляли всё её убранство, на котором, однако, явно ложилась печать женской руки, отмеченная чистотой и простым изяществом вкуса. В этой скромной домашней обстановке, с этими двумя розовыми, светлоглазыми малютками у ног она казалась ещё прекраснее, ещё выше и чище, чем там, на рауте, в пышной фантастической обстановке тропического сада. Мирно-светлое, благоговейное чувство невольно охватило бы каждого и заставило почтительно склонить голову перед этим честным очагом жены и матери. Стоило поймать только один её добрый, бесконечно любящий взгляд на этих весёлых, плотных ребятишек, чтобы понять, какою великою силой здоровой и страстной любви привязана она к своему мужу, как гордо чтит она весь этот скромный семейный быт свой, несмотря на множество скрытых нужд, лишений и недостатков материальных. Она умела твёрдо бороться с этими невзгодами, умела побеждать их и устраивать жизнь своего семейства по возможности безбедно и беспечально. Она глубоко уважала мужа за его твёрдость и донкихотскую честность. Читатель знает уже несколько обстоятельства Бероевых из добродушной болтовни курносой девушки Груши. В пояснение мы можем прибавить, что Егор Егорович Бероев - бывший студент Московского университета и во время оно учитель маленьких братьев Юлии Николаевны - женился на ней, не кончив курса, в ту самую минуту, когда разорившегося отца её посадили за долги в яму, а старуха мать готова была отправиться за насущным хлебом по добрым людям. Эта женитьба поддержала несколько беспомощное семейство, которое перебивалось кое-как уроками Бероева, пока, наконец, он по рекомендации одного богатого школьного товарища не получил место по золотопромышленной части у Давыда Георгиевича Шиншеева. Делец он оказался хороший, Давыд Георгиевич имел неоднократно случай убедиться в его бескорыстной честности, и потому поручал ему довольно важные части своей золотопромышленной операции.

Обязанности Бероева были такого рода, что требовали ежегодных отлучек его в Сибирь на промыслы, а Давыд Георгиевич, по правилу, свойственному почти всем людям его категории, эксплуатируя труд своего работника, попридерживал его в чёрненьком тельце относительно материального вознаграждения. Он всегда был необыкновенно любезен с Егором Егоровичем, приглашал его к себе на вечера и обеды, сам иногда ездил к нему, не без тайных, конечно, умыслов на красоту Юлии Николаевны, но весьма туго делал прибавки к его жалованью, несмотря на то, что не задумался бы кинуть несколько тысяч в вечер ради баронессы фон Деринг. Бероев же, считая вознаграждение за свой труд достаточным, по донкихотским свойствам собственной натуры, и не помыслил когда-либо об умножении своих достатков. Жалованье его сполна уходило на нужды семейства, а так как этих нужд было немало, то и в кассовой книге Шиншеева значилось, что этого жалованья забрано Бероевым уже вперёд за три месяца. Неожиданная отлучка в Сибирь, спустя неделю после шиншеевского раута, захватила его врасплох, так что он мог уделить только очень незначительную сумму из своих прогонов, надеясь извернуться и выслать ей деньги в самом скором времени. Но... должно быть, изворот оказался неудачен, и Юлия Николаевна уже несколько времени находилась в весьма затруднительных обстоятельствах, которые, наконец, вынудили её на продажу двух вещиц, не почитавшихся ею необходимыми. Она искала только случая, как бы сбыть их по возможности выгоднее. В таком-то положении застиг её визит Амалии Потаповны фон Шпильце.

Не успела она ещё опомниться от недоумения при новом, незнакомом имени и значении самого визита, как в комнату вошла уже генеральша, в белой шляпе с перьями, завёрнутая в богатую турецкую шаль, с собольей муфтой в руках, украшенных кружевами и браслетами, и, с любезным апломбом особы, знающей себе цену, поклонилась Юлии Николаевне.

- Я слишала, ви желайт продать брильянты? - начала она своим обычным акцентом.

Юлия Николаевна вспомнила слова Груши, сообщившей ей вчера о предложении зеленьковской тётки, и потому отвечала утвердительно, прося присесть свою гостью.

- Могу смотреть их? - продолжала генеральша, незаметно оглядывая обстановку гостиной.

Бероева вынесла ей из спальни сафьянный футляр с брошем и серьгами.

- Ah, cela me plait beaucoup! - процедила генеральша, любуясь игрою брильянтов. - Je dois vous dire, que j'ai une passion pour toutes ces bagatelles...* Это ваши малютки? - с любезной нежностью вдруг спросила она, делая вид, что сердечно любуется на двух ребятишек.
______________

* А, это мне очень нравится!.. Должна вам сказать, что у меня страсть ко всем этим безделушкам... (фр.)

- Да, это мои дети, - ответила Бероева.

- Ah, quels charmants enfants, que vous avez, madame, deux petits anges!..* Поди ко мне, моя душенька, поди к тётенька! маленька, - нежно умилялась генеральша и, притянув к себе детей, поцеловала каждого в щёку. О, les enfants c'est une grande consolation!** А тож я это понимай... сама мать! - покачивала головой фон Шпильце и в заключение даже глубоко вздохнула. - Мне нравятся ваши безделушки... Я хочу купить их, - свернула генеральша на прежнюю колею, снова принимаясь любоваться игрою каменьев. - А что цена им? - спросила она.
______________

* Ах, какие очаровательные дети у вас, сударыня, два маленьких ангела! (фр.)

** О, дети! это большое утешение! (фр.)

- Заплачены были двести восемьдесят, а я хотела бы взять хоть двести, - отвечала Бероева.

- О, се n'est pas cher!* - согласилась Амалия Потаповна. - Така деньги почему не дать! Я буду просить вас завтра до себя, - продолжала она, возвращая футляр вместе со своей карточкой, где был её адрес. - Demain a deux heures, madame**. Я пошлю за ювелир и посоветуюсь с племянником, а там - и деньги на стол, - заключила она, любезно протягивая Бероевой руку.
______________

* О, это не дорого! (фр.)

** Завтра, в два часа, сударыня. (фр.)

Юлия Николаевна со спокойным, светлым и довольным лицом проводила её до прихожей, где ожидал генеральшу ливрейный гайдук с богатой бархатной собольей шубой.

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:52:38)

0

185

ВЫИГРАННОЕ ПАРИ

На следующий день, в назначенное время, Бероева приехала к генеральше.

Петька, предуведомлённый молодым Шадурским, нарочно в это самое время прохаживался там мимо дома, чтобы быть свидетелем её прибытия, и видел, как она, расспросив предварительно дворника, где живёт генеральша, по его указанию вошла в подъезд занимаемой ею квартиры. Петька всё это слышал собственными ушами и видел собственными глазами. Теперь в его голове не осталось ни малейшего сомнения в существовании связи между Бероевой и Шадурским. Он сознал себя побеждённым.

Лакей проводил Бероеву до приёмной, где её встретила горничная, которая от имени Амалии Потаповны попросила пройти в будуар: генеральша, чувствуя себя нынче не совсем здоровой, принимает там своих посетителей.

"В будуар - так в будуар; отчего ж не пройти?" - подумала Бероева и отправилась вслед за нею.

- Ах! я отчинь рада! - поднялась генеральша. - Жду ювелир и племянник... Племянник в полчаса будет - les affaires l'ont retenu*, - говорила она, усаживая Бероеву на софу, рядом с собою.
______________

* Его задержали дела (фр.).

- Et en attendant, nous causerons, nous prendrons du cafe, s'il vous plait, madame!* Снимайте шля-апа! - с милой, добродушно-бесцеремонной простотой предложила генеральша, делая движение к шляпным завязкам Бероевой.
______________

* А в ожидании его мы поговорим, выпьем кофе, если вам угодно, сударыня! (фр.)

Юлия Николаевна уступила её добродушным просьбам и обнажила свою голову.

- Я эти час всегда пью ко-офе - vous ne refuserez pas?* - спросила любезная хозяйка.
______________

* Вы не откажетесь? (фр.)

Бероева ответила молчаливым наклонением головы, и генеральша, дёрнув сонетку, отдала приказание лакею.

Будуар госпожи фон Шпильце, в котором она так интимно на сей раз принимала свою гостью, явно говорил о её роскоши и богатстве. Это была довольно большая комната, разделённая лепным альковом на две половины. Мягкий персидский ковёр расстилался во всю длину будуара, стены которого, словно диванные спинки, выпукло были обиты дорогою голубою материею. Голубой полусвет, пробиваясь сквозь опущенные кружевные занавесы, сообщал необыкновенно нежный, воздушный оттенок лицам и какую-то эфемерную туманность всем окружающим предметам: этому роскошному туалету под кружевным пологом, заставленному всевозможными безделушками, этому огромному трюмо и всей этой покойной, мягкой, низенькой мебели, очевидно, перенесённой сюда непосредственно из мастерской Гамбса. В другом конце комнаты, из-за полуприподнятой занавеси алькова, приветно мигал огонёк в изящном мраморном камине, и выставлялась часть роскошной, пышно убранной постели. Вообще весь этот богато-уютный уголок, казалось, естественным образом предназначался для неги и наслаждений, так что Юлия Николаевна невольно как-то пришла в некоторое минутное недоумение: зачем это у такой пожилой особы, как генеральша фон Шпильце, будуар вдруг отделан с восточно-французскою роскошью балетной корифейки.

Человек внёс кофе, который был сервирован несколько странно сравнительно с обстановкой генеральши: для Амалии Потаповны предназначалась её обыденная чашка, отличавшаяся видом и вместимостью; для Бероевой же чашка обыкновенная. Когда кофе был выпит, явившийся снова лакей тотчас же унёс со стола чашки.

Прошло около получаса времени, и в будуаре неожиданно появился новый посетитель, которому немало удивилась Бероева.

Это был князь Владимир Дмитриевич Шадурский.

- Меня прислал ваш племянник, - обратился он к генеральше, успев между тем и Бероевой поклониться, как знакомый.

- Он просил меня заехать и передать вам, что непременно приедет через полчаса, никак не позже...

- Il ne sait rien, soyez tranquille*, - успела шепнуть генеральша Бероевой.
______________

* Он ничего не знает, будьте покойны (фр.).

- Вы мне позволите немного отдохнуть? - продолжал Шадурский, опускаясь в кресло и вынимая из золотого портсигара тоненькую, миниатюрную папироску. Генеральша подвинула ему японского болванчика со спичками.

Князь Владимир курил и болтал что-то о новом балете Сен-Леона и новой собаке князя Черносельского, но во всей этой болтовне приметно было только желание наполнить какими-нибудь звуками пустоту тяжёлого молчания, которую естественно рождало натянутое положение Бероевой. Амалия Потаповна старалась по возможности оживлённо поддакивать князю Владимиру, который с каждой минутой очевидно усиливался выискивать новые мотивы для своей беседы. Генеральша не переставала улыбаться и кивать головою, только при этом поминутно кидала украдкой взоры на лицо Бероевой.

- Что это, как у меня щёки разгорелись, однако? - заметила Юлия Николаевна, прикладывая руку к своему лицу.

- От воздуху, - успокоительно пояснила генеральша и бросила на неё новый наблюдательный взгляд.

- Ваше превосходительство, вас просят... на минутку! - почтительно выставилась из-за двери физиономия генеральской горничной.

- Что там ещё? - с неудовольствием обернулась Амалия Потаповна.

- Н... надо... там дело, - с улыбкой затруднилась горничная.

- Pardon! - пожала плечами генеральша, подымаясь с места, - Je vous quitte pour un moment... Pardon, madame!* - повторила она снова, обращаясь к Бероевой, и удалилась из комнаты, мимоходом, почти машинально, притворив за собою двери.
______________

* Простите... я вас покину на один момент... Простите, сударыня! (фр.)

Князь продолжал болтать, но Бероева не слышала и не понимала, что говорит он. С нею делалось что-то странное. Щёки горели необыкновенно ярким румянцем; ноздри расширились и нервно вздрагивали, как у молодой дикой лошади под арканом; всегда светло-спокойные, голубые глаза вдруг засверкали каким-то фосфорическим блеском, и орбиты их то увеличивались, то смыкались, на мгновенье заволакивая взоры истомной, туманной влагой, чтобы тотчас же взорам этим вспыхнуть ещё с большею силой. В этих чудных глазах светилось теперь что-то вакхическое. Из полураскрытых, воспалённо-пересохших губ с трудом вылетало порывистое, жаркое дыхание: его как будто захватывало в груди, где так сильно стучало и с таким щёкотным ощущением замирало сердце. С каждым мгновением эта экзальтация становилась сильнее, сильнее - и в несколько минут перед Шадурским очутилась как будто совсем другая женщина. От порывистых, безотчётных метаний головой и руками волосы её пришли в беспорядок и тем ещё более придали красоте её сладострастный оттенок. Она хотела подняться и встать, но какая-то обаятельная истома приковывала её к одному месту; хотела говорить - язык и губы не повиновались ей более. В последний раз смутно мелькнувшее сознание заставило её обвести глазами всю комнату: она как будто искала генеральшу, искала её помощи, и в то же самое время ей почему-то безотчётно хотелось, чтобы её не было, чтоб она не приходила. И точно: генеральша не показывалась больше. Один только Шадурский, переставший уже болтать, глядел на неё во все глаза и, казалось, дилетантски любовался на эту опьяняющую, чувственную красоту.

Но вот он поднялся со своего кресла и пересел на диван, рядом с Бероевой. По жилам её пробегало какое-то адское пламя, перед глазами ходили зелёно-огневые круги, в ушах звенело, височные голубоватые жилки наливались кровью, и нервическая дрожь колотила все члены.

Он взял её за руку - и в этот самый миг, от одного этого магнетического прикосновения - жгучая бешеная страсть заклокотала во всём её теле.

Минута и она, забыв стыд, забыв свою женскую гордость, и вне себя, конвульсивно сцепив свои жемчужные зубы, с каким-то истомно-замирающим воплем, сама потянулась в его объятия.

Долго длился у неё этот экстаз, и долго смутно ощущала и смутно видела она, словно в чаду, черты Шадурского, пока наконец глубокий, обморочный сон не оковал её члены.

* * *

В тот же самый вечер проигравший пари своё Петька угощал Шадурского ужином у Дюссо и, слушая цинический рассказ молодого князя, провозглашал тост за успех его победы.

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:52:59)

0

186

СЧАСТЛИВЫЙ ИСХОД

Было семь часов вечера, когда Бероева очнулась. Она раскрыла глаза и с удивлением обвела ими всю комнату: комната знакомая - её собственная спальня. У кровати стоял какой-то низенького роста господин в чёрном фраке и золотых очках, сквозь стёкла которых внимательно глядели впалые, умные глаза, устремлённые на минутную стрелку карманных часов, что держал он в левой руке, тогда как правая щупала пульс пациентки. Ночной столик был заставлен несколькими пузырьками с разными медицинскими средствами, которые доктор, очевидно, привез с собою, на что указывала стоявшая тут же домашняя аптечка.

- Что же это, сон? - с трудом проговорила больная.

Доктор вздрогнул.

- А... наконец-то подействовало!.. очнулась! - прошептал он.

- Кто здесь? - спросила Бероева.

- Доктор, - отвечал господин в золотых очках, - только успокойтесь, бога ради, не говорите пока ещё... Вот я вам дам сейчас успокоительного, тогда мы поболтаем.

И с этими словами он налил в рюмку воды несколько капель из пузырька и с одобрительной улыбкой подал их пациентке. Прошло минут десять после приёма. Нормальное спокойствие понемногу возвращалось к больной.

- Как же это я здесь? - спросила она, припоминая и соображая что-то. - Ведь, кажется, я была...

- Да, вы были у генеральши фон Шпильце, - перебил её доктор. - я и привёз вас оттуда в карете, вместе с двумя людьми её. Бедная старушка, она ужасно перетрусила, - заметил он со спокойною улыбкой.

- Скажите, что же было со мною? Я ничего не помню, - проговорила она, приходя в нервную напряжённость при смутном воспоминании случившегося.

- Во-первых, успокойтесь, или вы повредите себе, - отвечал доктор, - а во-вторых - с вами был обморок, и довольно сильный, довольно продолжительный. Мне говорила генеральша, - продолжал он рассказывать, - что она едва на пять минут вышла из комнаты, как уже нашла вас без чувств. Ну, конечно, сейчас за мною - я её домашний доктор, - долго ничего не могли сделать с вами, наконец заложили карету и перевезли вас домой - вот и всё пока.

- Вы говорите, что она только на пять минут уходила? - переспросила больная.

- Да, не более, а воротясь, нашла вас уже в обмороке, - подтвердил доктор.

- Стало быть, это сон был, - прошептала она. - Какой сон? не знаю, не помню... только страшный, ужасный сон.

- Гм... Странно... Какой же сон? - глубокомысленно раздумывал доктор. Вы хорошо ли его помните?

- Не помню; но знаю, что было что-то - наяву ли, во сне ли - только было...

- Гм... Вы не подвержены ли галлюцинациям или эпилепсии? - медицински допрашивал он.

Больная пожала плечами.

- Не знаю; до сих пор, кажется, не была подвержена.

- Ну, может быть, теперь, вследствие каких-нибудь предрасполагающих причин... Всё это возможно. Но только если вы помните, что был какой-то сон, то это, наверное, галлюцинация, - с видом непогрешимого авторитета заключил доктор.

"Сон... Галлюцинация - слава богу!" - успокоенно подумала Юлия Николаевна и попросила доктора кликнуть девушку, чтобы осведомиться про детей.

Вошла Груша и вынула из кармана почтамтскую повестку.

- Почтальон приносил, надо быть, с почты, - пояснила она, хотя это и без пояснения было совершенно ясно.

Юлия Николаевна слабою рукою развернула бумагу и прочитала извещение о присылке на её имя тысячи рублей серебром.

- От мужа... Слава тебе, господи! - радостно проговорила она. - Теперь я совершенно спокойна.

- Однако дней пять-шесть вы должны полежать в постели, - методически заметил доктор, убрав свою аптечку и берясь за шляпу. - Тут вот оставлены вам капли, которые вы попьёте, а мы вас полечим, и вы встанете совсем здоровой, - продолжал он, - а пока - до завтра, прощайте...

И низенький человек откланялся с докторски солидною любезностью, как подобает истинному сыну Эскулапа.

- В Морскую! - крикнул он извозчику, выйдя за ворота, и покатил к генеральше фон Шпильце.

* * *

- Nun was sagen sie doch, Herr Katzel?* - совершенно спокойно спросила его Амалия Потаповна.
______________

* Ну, что вы скажете, господин Катцель? (нем.)

- О, вполне удачно! могу поздравить с счастливым исходом, - сообщил самодовольный сын Эскулапа.

- Она помнит?

- Гм... немножко... Впрочем, благодаря мне, убеждена, что всё это сон, галлюцинация.

- S'gu-ut, s'gu-ut!* - протянула генеральша с поощрительной улыбкой, словно кот, прищуривая глазки.
______________

* Очень хорошо, очень хорошо! (нем.)

- Ну-с?! - решительно и настойчиво приступил меж тем герр Катцель, отдав короткий поклон за её поощрение.

Амалия Потаповна как нельзя лучше поняла значение этого выразительного "ну-с" и опустила руку в карман своего платья.

- Auf Wiedersehen! - поклонилась она, подавая доктору кулак для потрясения, после которого тот ощутил в пальцах своих шелест государственной депозитки.

Амалия Потаповна поклонилась снова и торопливой походкой стала удаляться из залы. Сын Эскулапа ещё торопливее развернул вручённую ему бумажку: оказалась радужная.

- Эй, ваше превосходительство! пожалуйте-ка сюда! - закричал он вдогонку.

Генеральша вернулась, вытянув шею и лицо с любопытно-серьёзным выражением.

- Это что такое? - вопросил герр Катцель, приближая депозитку к её физиономии.

- Это? Сто! - отвечала она с таким наивно-невинным видом, который ясно говорил: что это, батюшка, как будто сам ты не видишь?

- А мне, полагаете вы, следует сто?

- Ja, ich glaube*, "сто".
______________

* Да, я думаю (нем.).

- А я полагаю - триста.

- Зачем так? - встрепенулась Амалия Потаповна.

- А вот зачем, - принялся он отсчитывать по пальцам, - сто за составление тинктуры, сто за подание медицинской помощи, да сто за знакомство с вами, то есть мою всегдашнюю долю, по старому условию.

Генеральша поморщилась, вздохнула от глубины души и молча достала своё портмоне, из которого ещё две радужные безвозвратно перешли в жилетный карман Эскулапа.

- Вот теперь так! и я могу сказать: auf Wiedersehen! - с улыбкой проговорил герр Катцель и, поправляя золотые очки, удалился из залы.

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:53:34)

0

187

ДВА НЕВИННЫХ ПОДАРКА

Доктор Катцель, несколько дней сряду навещавший Бероеву, нашёл, наконец, что она поправилась и может встать с постели. Хотя Юлия Николаевна чувствовала некоторую слабость в ногах и по временам небольшую дрожь в коленях, но доктор Катцель уверил её, что это ничего не значит, ибо есть прямое, нормальное следствие бывшего с нею припадка, которое пройдёт своевременно, после чего, ощутив в руке приятное шуршание десятирублёвой бумажки, он откланялся с обычной докторски солидной любезностью.

Позволение встать с постели пришлось как нельзя более кстати для Юлии Николаевны: это был день рождения её дочки. Прежде всего она оделась и поехала в почтамт - получить присланные деньги. Муж писал ей, что оборот, который он предполагал сделать, удался совершенно и, вследствие этого, высылаются деньги; что вскоре и ещё будет выслана некоторая сумма, ибо промысловые дела идут отлично, а с весной на самых приисках есть надежда пойти им ещё лучше.

Всё это могло задержать Бероева на неопределённое время, и поэтому он полагал, что вернётся едва ли ранее семи-восьми месяцев.

- Лиза, что тебе подарить сегодня? - приласкала Бероева дочку, возвратясь из Гостиного двора с целым ворохом разных покупок.

- Что хочешь, мама, - отвечала девочка, кидая взгляд на магазинные свёртки, откуда, между прочим, торчали ножки разодетой лайковой куклы.

- Я тебе с братишкой привезла гостинец, по игрушке купила, - с тихой любовью продолжала болтать она, лаская обоих ребятишек. - Отец целует вас и пишет, чтобы я тебе, Лиза, в день рождения подарила что-нибудь! Чего ты хочешь?

- Не знаю, - застенчиво сказала девочка, кидая новый взгляд на соблазнительные свёртки.

- Видишь ли что, - говорила Юлия Николаевна, - ты теперь девочка большая, умница, тебе уже пять лет сегодня минуло. Я для тебя хочу сделать особенный подарок.

- Какой же, мама? - любопытно подняла на неё Лиза свои большие светлые глазёнки.

- А вот постой, увидишь. Когда я сама была маленькой девочкой и когда мне, точно так как тебе, минуло пять лет, так папа с мамой подарили мне старый-престарый серебряный рубль. Он и до сих пор ещё цел у меня. Подай мне вон ту шкатулочку с туалета...

Дети бросились за маленькой полисандровой шкатулкой.

- Вот видишь ли, какой он старый, - продолжала Бероева, показывая большую серебряную монету ещё петровского чекана, - старее тебя и меня, старее бабушки с дедушкой, да и прадедушки вашего старее: этому рублю сто пятьдесят два года, - видишь ли, какой он старик! Так вот, я теперь дарю его тебе.

Лиза обвила пухлыми ручонками её шею и принялась крепко целовать всё лицо: нос, рот, глаза, подбородок и щёки, как обыкновенно любят выцеловывать дети.

Она была в восторге от подарка, целый день не выпускала его из рук; ночью положила с собою спать под подушку, рядом с новою куклою, и только на другой день к вечеру спрятала в свою собственную шкатулку - на память.

* * *
Прошло около двух месяцев со дня внезапной болезни Бероевой. Семейная жизнь её текла мирно и тихо, в своём укромном углу, среди занятий с детьми, кой-какого рукоделия книг с нотами. Почти нигде не бывая и почти никого не принимая к себе, она жила какою-то вольною затворницею, переписывалась с мужем да московскими родными и была совершенно счастлива в этом ничем не смущаемом светлом покое, словно улитка в своей раковине. Одно только, что изредка тревожило её, это - воспоминание о внезапном припадке у генеральши фон Шпильце, - воспоминание, которое всегда ставило её в тупик и посеяло страх: что, если начало этой болезни, этих галлюцинаций, есть ещё у неё в организме и разовьётся впоследствии до серьёзных размеров? Бероева была убеждена, что это - галлюцинация. Мужу она ничего не писала пока о случившемся, зная, что это его будет постоянно грызть и тревожить.

Между тем к концу второго месяца её подстерегал страшный, неожиданный удар: она явно почувствовала и явно убедилась, что припадок не был галлюцинацией, что всё испытанное ею и казавшееся сном была голая действительность, дело гнусного обмана, коварная ловушка, западня, в которую, когда потребуется, ловила честных женщин генеральша фон Шпильце. В ней поселилось теперь твёрдое убеждение, что это так, хотя существенных доказательств она никаких не имела и не могла разгадать всех нитей и пружин этой дьявольской интриги. Бероева почувствовала себя беременною. Горе, стыд, оскорбление женского достоинства и ненависть за поругание её лучших, святых отношений одновременно закипели в её сердце.

"А если она не виновата, если я сама причиной всему, если во мне самой загорелось тогда это гнусное желание", - думала иногда Бероева, и эта мысль только усиливала её безысходное горе.

Были минуты, когда она ненавидела и презирала самое себя, обвиняя только себя во всём случившемся. И это естественно - потому что, не имея никакого понятия о трущобах подобного рода и агентствах добродетельной генеральши, ей и в голову не мог прийти заранее обдуманный план: назначение господина Зеленькова, счастливая мысль мнимой тетушки Александры Пахомовны и всё прочее, что послужило к осуществлению прихоти молодого князя. Она была слишком хороший и честный человек для того, чтобы допустить явную, неопровержимую возможность такого чёрного дела. И вот эта-то двойственность в предположениях - то обвинение себя самой, то подозрение на генеральшу и князя - мучила её нестерпимо. И между тем она должна была терпеть, молчать и таиться. Образ мужа и эти весёлые дети стали для неё каким-то укором; чем нежнее были письма Бероева, чем веселее и счастливее ласки ребятишек, тем больше и больше давил её этот укор, хотя и сама себе она не могла дать верного отчета: что именно это за укор и почему он её донимает?

"Как быть? открыться ли мужу? - приходило ей в голову. - Открыться, когда сама не знаешь, не помнишь и не понимаешь, как было дело, - какой дать ему ответ на это? Себя ли винить, или других? Поселить в нём сомнение, быть может, убить веру в неё, в жену свою, отравить любовь, подорвать семейные отношения, и наконец - этот будущий ребёнок, если он останется жив, - чем он будет в семье? Какими глазами станет глядеть на него муж, который не будет любить его? И как взглянут на неё самое законные дети, когда вырастут настолько, что станут понимать вещи?" Вот вопросы, которые неотступно грызли и сосали несчастную женщину. Наконец - худо ли, хорошо ли - она решилась скрывать, скрывать от всех, и прежде всего от мужа. "Пусть будет, что будет, - решила Бероева, - а будет так, как захочет случай. Если откроется всё, и он узнает - пусть узнает и поступает, как ему угодно, но я сама не сделаю первого шага, не напишу и не скажу ни слова".

Таково было её решение, которое не покажется странным, если вспомнить сильную, страстную любовь этой женщины к мужу и боязнь поколебать её каким бы то ни было сомнением, - если вспомнить, что у неё были дети, для счастия которых она считала необходимою эту полную, взаимно верующую и взаимно уважающую любовь. Она предпочла лучше мучиться одна, но не отравлять, быть может, мучениями его жизни. Она решилась лучше скрыть, то есть обмануть, лишь бы не поколебать своё семейное счастье. Из-за одной уже этой боязни у неё не хватало духу и энергии открыть мужу то, что для неё самой было тёмной и сбивчивой загадкой. В этом случае Бероева поступила как эгоистка, но эгоизм такой сильно любящей женщины и понятен, и простителен.

"А если и откроется, - божья воля, - всё же не через меня!" - порешила она и всё-таки продолжала втайне ждать, страдать и сомневаться.

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:53:53)

0

188

МАСКАРАД БОЛЬШОГО ТЕАТРА

Самые популярные из петербургских маскарадов, бесспорно, маскарады Большого театра. Хотя порою по всем залам атмосфера доходит там почти до банной температуры, хотя в столовой постоянно накурено табачищем до того, что не только съесть что-либо, но и дохнуть невозможно, чтобы не закашляться до удушья, хотя, наконец, по всем лестницам распространяется вонь нестерпимая от жарящихся на кухне рябчиков и бифштексов — однако петербургская «публика» весьма усердствует и благоволит к театральным маскарадам. Что в них особенно заманчивого — не знаю; но театральный маскарад служит пунктом безразличного вмещения всех каст и сословий. Вы думаете, например, что эта великосветская дама (блистающая на словах своей наивностью и целомудрием относительно некоторых предметов житейской опытности), в то время как она с любопытством спрашивает, что такое маскарад, и сожалеет, что никогда не видала его, — вы думаете, она и в самом деле никогда не бывала там? Жестоко ошибаетесь: бывает, довольно часто, почти постоянно бывает; но ездит с предосторожностями и фокусами: она нарочно подобрала себе для этого камеристку одного роста с собой, подобрала глупенькую великосветскую приятельницу, тоже подходящего роста; и вот втроём отправляются в то заманчивое место, о котором в салоне обе говорят, что не имеют ни малейшего понятия. У камеристки в запасе есть несколько пар перчаток и несколько бантиков. Втроём появляются они в маскарадной зале, каждая порознь интригует, кого вздумается, потом сходятся все трое в женской уборной, чтобы перемениться своими домино и капюшонами, отстегнуть какой-нибудь старый и пристегнуть новый бантик и затем снова появиться, в новом образе, среди маскарадной залы. Увы — теперь одной из них нельзя уже притвориться неведением маскарадных таинств, потому что камелия, увидя её в ложе со своим покровителем, разыграла сцену ревности и учинила великий скандал, сорвавши в коридоре маску с лица простоватенькой приятельницы целомудренной дамы.

Да, между этими Дианами большого света выходят иногда в маскарадных ложах прелюбопытные стычки, причём каждая злобно и ревниво замечает в глазу другой малейшую соринку, а назавтра, без масок, обе будут казаться милейшими приятельницами и удивляться одна перед другой: что это, дескать, наши мужья находят в этих маскарадах, и уверять одна другую, что обе не имеют о запретном плоде никакого понятия.

А эта престарелая матрона, считающая себе под шестьдесят лет, хотя и говорит, что ей только сорок? Глядя на неё в гостиной и слушая там её речи, вы останетесь убеждены, что это — пирамида строгой, непоколебимой нравственности, а между тем эта пирамида, скрывши под капюшоном и маской своё разрушающееся безобразие, из тёмной литерной ложи высматривает себе поклонников, очень юных и вполне ей неизвестных.

А этот почтенный старичок? Весь на пружинах, стан в корсете, шея на подпорках, дабы голова не качалась чересчур уже шибко, лицо и волосы раскрашены, одна нога в гробу, другая на маскарадном паркете. Живой покойник!

— Ваше превосходительство! Вы зачем пожаловали сюда?

— Отдохнуть от важных моих занятий.

— Так, совершенно правильно: два часа ночи — самое удобное время для отдыха.

— Я, впрочем, больше для внука, — как бы в оправдание замечает старичок.

А внук, должно быть, тоже больше для дедушки, который очень усердно и внимательно лорнирует проходящих под масками внучек.

И он — постоянный посетитель маскарада!

Маскарад, как и всё в Петербурге, имеет своих «завсегдатаев». Есть личности, которых вы видите везде и повсюду, а другие — которых можно встретить только в маскараде.

Вон — необыкновенно важной, суровой походкой шагает какой-то друз или маронит в национальном своём костюме, которого маски известного сорта называют «туркой». Он — первый из первых посетителей маскарада: появляется добросовестно и буквально первым, как только ещё начинают зажигать лампы, и уходит последним, когда они уже потушены. Иные из завсегдатаев приезжают «для моциону», другие — «для возбуждения аппетита», третьи — «для сна», чтобы задать где-нибудь в уголку добрую высыпку, четвёртые — для искания приключений с особами вроде пирамиды; но пирамиды предпочитают больше приключения с «восточными человеками» из армянской породы, которые тоже расхаживают по зале, в пёстрых нарядах, и всеми силами стремятся походить на «конвойных князей», хотя сами только живут в приказчиках по
«азиатским магазинам».

Вон — слоняется из угла в угол по зале, по фойе и по всем коридорам плюгавенькая рыжая личность в очках. Это — самый усерднейший из всех усердных фланеров петербургских. Чуть происходит где-нибудь чтение, концерт, лекция, спектакль, даже гулянье — можете быть твёрдо уверены, что вы встретите этого господина. Надо удивляться только, как хватает времени и терпения, чтобы выработать себе такое исключительное вездесущие, так что просто кажется, будто оно для него священнейший долг, в некотором роде — обязанность служебная. Если бы за ужином он как-нибудь случайно подсел к вам, изъявя желание вступить в разговор, то не вступайте и удалитесь благоразумно, потому — что за охота говорить с незнакомым человеком? — у вас в маскараде, вероятно, и без того отыщется много своих собственных, вполне вам известных знакомых.

Тут же, вечно окружённый масками, болтает на всевозможных языках наш «вечный жид», который с незапамятных времен живёт в Петербурге и чуть ли не был графом Калиостро. Он не стареет и не изменяется нисколько: таким знавали его наши деды, а быть может — и внуки даже. Иные — бог их прости — говорят, будто Антон Антоныч Загорецкий был с него списан Грибоедовым, другие — называют папашей покойницы Юлии Пастраны.

Вот, между прочим, проходят не совсем-то твёрдой походкой мрачные физиономии нечёсаного свойства, в очках, с претензией на изображение сатирического ума в глазах и улыбке. Они, вопреки принятому обыкновению, пропагандируют сюртуки и пиджаки в маскараде, стало быть, некоторым образом заявляют свою «борьбу с предрассудками» и «приносят служение прогрессу и обществу». У некоторых из них, как выражение уже самой крайней борьбы с рутиной, а быть может, и с коньяком, из-под неопрятного жилета виднеется полоса белой сорочки. Это — жалкая литературная и «обличительная» тля, благодаря которой слово «литератор» сделалось в последнее время каким-то презрительно-ругательным прозвищем.

Вон — шныряет, словно гончая собака, достолюбезнейшая личность «всеобщего дядички», которого останавливают на каждом шагу тысяча знакомых и бездна масок. Некоторые из них ради нежности называют его даже «тётичкой». Можете быть уверены, что к концу маскарада «всеобщий дядичка» не успеет ещё раскланяться со своими знакомыми — до того их много.

Но всех завсегдатаев не перечтёшь. Из женщин можно отметить один только вновь народившийся маскарадный тип, ещё не существовавший в эту эпоху конца пятидесятых годов, к которой пока ещё относится течение событий нашего рассказа. Это — особого рода маски, которые называют себя, бог уж их знает, с какой стати, «нигилистками», хотя между заправскими нигилистками и ими такая же разница, как… Выбирайте сами любое сравнение из двух совершенно противоположных предметов. Те, по крайней мере, несмотря на все свои странности, думают о чём-нибудь серьёзном и добросовестно режут себе лягушек, а эти — всю свою жизненную задачу полагают в шныряньи по маскарадам, ходят там с «литераторами», но чуть завидят какого-нибудь кавалергарда или гусара — опрометью бросаются к нему и рассказывают о том, как им надоели литераторы, а когда сами они надоедят кавалергарду, то удаляются под сень «литераторов» и повествуют о том, как им надоели кавалергарды. Вообще эти маски чувствуют влеченье к личностям двух означенных категорий и убеждены почему-то, что это именно и есть нигилизм.

Хотя в нашем маскараде и тени нет того, чем являются парижские Большой оперы, но всё-таки и это довольно пёстрый калейдоскоп. Огни люстр, звуки музыки, бродящая толпа, пёстрые наряды, впрочем, с преобладанием чёрного цвета, шляпы, медные каски, гусарские венгерки и белые султаны уланских шапок, фраки и эполеты, восточные человеки и комические уроды в эксцентричных костюмах, в которые наряжают театральных статистов, наконец, отчаянный канкан, на поприще которого подвизаются личности обоего пола, составившие себе из этого танца житейскую специальность и получающие «за труды» по два рубля награждения да белые перчатки в придачу, — всё это представляет довольно живую, яркую и пёструю картину.

— Так ты дашь место моему мужу? — слышится в проходящей толпе.

— Я уже дал тебе честное слово…

— Ну, если он будет определён, в следующий маскарад — я твоя…

И пара затирается толпою.

* * *
— Я тебя знаю!

— И я тебя знаю.

— А кто я такая?

— Маска, ищущая ужина.

Это один варьянт маскарадных разговоров; другой — несколько короче, зато разнообразнее:

— Я тебя знаю.

— Знаешь? Ну, это не делает тебе чести. Убирайся!

Засим можно самым невольным образом подслушать множество фраз, уверений и возгласов:

--------------------------------------------------------------------------------

— Душка штатский, дай рубль на память.

* * *
— Ты мне не верь, я подлец: право, подлец!

— Верю.

* * *
— Знаешь, зачем у тебя усы в струнку вытянуты?

— Зачем?

— Ты воображаешь, что они у тебя стрелы амура; только венгерская помада ведь некрепка: кончики гнутся и не пронзят ничьего сердца.

* * *
— А ты читала мой «Переулок»?

— Нет, не читала.

— Ну, стало быть — дура… А ты прочти: это диккенсовская вещь, право. Все в восторг приходят, одобряют.

* * *
— А ты угостишь меня ужином?

— Гм… Коньяку бы выпить…

— А у меня Пунков сегодня был.

— С чем тебя и поздравляю.

* * *
— Так ты меня любишь?

— Люблю… только ты привезёшь мне завтра браслетку?

* * *
— А я его обличу!

— Обличи, обличи, каналью! распечатай его на все четыре корки… Коньячку не хочешь ли?

— Можно!

* * *
— Дядичка, ты мне дашь рольку в любительском спектакле?

— А что за рольку?

* * *
— Отчего ты так озабочен?

— Он жену поймал в маскараде.

— Гм… Поздравляю!

* * *
Перекрёстный огонь подобных фраз и разговоров во всех концах неотразимо преследует наблюдателя, который под этими чёрными масками может разгадать по одной только интонации голоса оттенки множества чувств, надежд, желаний, а паче всего пустоты с самолюбивою суетою, одолевающих души человеческие; может догадаться о десятках житейских драм, комедий и водевилей, которые то начинаются, то приходят к развязке под сводами этой большой маскарадной залы.

* * *
К князю Шадурскому подошла маска в чёрном домино, с белой камелией в волосах, и с молчаливой робостью взяла его под руку.

Князь пристально оглядывал её фигуру, очерк лица, губ и подбородка, её глаза и кисть руки, стараясь по этим признакам догадаться, кто бы могла быть подошедшая к нему особа.

По руке её заметно пробегала дрожь внутреннего волнения, большие голубые глаза глядели из-под маски грустно и томно, а губы как-то нервически были сжаты. Она нисколько не походила на привычных маскарадных посетительниц, бойких искательниц приключений, и, казалось, была необыкновенно хороша собою.

Шадурский никак не мог догадаться, кто она такая.

— Мне надо говорить с тобою, — начала маска нервным голосом и почти шёпотом от сильного волнения.

— Ну, говори, — апатично ответил Шадурский.

— Дело слишком серьёзное… Я попрошу полного внимания.

— Это довольно мудрено в маскараде.

— Мне больше негде говорить с тобою.

«Начало весьма недурное и, кажется, обещает», — подумал князь с самодовольной улыбкой, любуясь изящною рукою и стройной фигурой своей маски.

— Ты одна здесь? — спросил он.

— Одна совершенно… Но не в том дело… Пойдём куда-нибудь, где народу меньше.

— В таком случае уедем отсюда, — предложил Шадурский.

— Как уедем?.. куда?.. Ты забываешь, я должна говорить с тобою, — тревожно изумилась маска.

— Ну, вот и прекрасно! Поедем к Донону, к Борелю, к Дюссо, куда хочешь; там поговорим. Я, кстати же, есть хочу.

— Ты шутишь, а моё намерение видеть тебя — вовсе не шуточное.

— Тем лучше. Я о серьёзных делах иначе не толкую, как за бутылкой шампанского.

— Князь!.. Бога ради… — сказала маска умоляющим голосом, в котором прорвалось затаённое страдание.

— Я уже сказал. Не хочешь — как хочешь! — категорически порешил он, высвобождая свою руку, с явным намерением удалиться. Это был не более как ловкий манёвр: он заметил по всему, что маска от него не отстанет, что во всём этом обстоятельстве кроется нечто большее, чем обыденная маскарадная интрижка, и, как человек самодовольно-самолюбивый, заключил, что поступками несмелой маски явно руководит страсть к его особе, и только одно неуменье, одна непривычка к делу и новость положения заставляют её относиться к нему таким странным, необычным образом. А удобной минутой страсти и увлечения какой бы то ни было хорошенькой женщины почему же ему не воспользоваться? Он только по голосу старался догадаться, кто она: голос этот смутно казался ему как будто знакомым. Князь уж совсем было высвободился от неё, намереваясь подойти к случайно попавшейся навстречу знакомой маске, как вдруг первая стремительно схватила его за руку.

— Я умоляю… останься!.. Ты не уйдёшь от меня, — встревоженно заговорила она.

— Ты капризна, — зевая, заметил князь, — это скучно. Если хочешь говорить со мною, так поедем, а иначе — прощай.

Женщина остановилась в раздумье. Это была для неё минута мучительной нравственной борьбы и тревоги.

Князь, отвернувшись, рассеянно глядел по сторонам.

— Я согласна… едем, — едва слышно выговорила она через силу, словно бы давил её нестерпимый гнёт, и, обессиленная этой минутной борьбой, подала ему свою руку.

Шадурский торжествовал, хотя и сам бы себе не мог дать отчёта — почему именно он торжествует.

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:54:13)

0

189

Петербургские тайны
60 серий
В ролях
Елена Яковлева
Ирина Розанова
Виктор Раков
Николай Караченцов
Ирина Климова
Дарья Волга
Наталья Гундарева
Лидия Федосеева-Шукшина
Валерий Баринов
Владимир Стеклов
Евгения Крюкова
Виктор Авилов
Александр Феклистов
Дмитрий Брусникин
Сергей Чонишвили
Фёдор Стуков
Сергей Безруков
Брат и сестра Анна и Николай Чечевинские очень дружны. Николай - офицер, воевавший на Кавказе, Анна занимается музицированием, читает книги на французском и немецком языках. Николай вновь уезжает, а Анна влюбляется в женатого светского повесу Дмитрия Шадурского. В поместье появляется новая крепостная Наташа, дочь Палаши и покойного брата матери Анны и Николая. Отец очень любил её, дал ей прекрасное образование, хотел написать вольную. Но на охоте упал с лошади и умер. Мать Наташи запороли на конюшне до смерти. Она поклялась отомстить семье Чечевинских и извести под корень весь их род, и в итоге сильно преуспела в этом - носила старому князю водку и довела его до горячки, обокрала княгиню и написала ей страшное письмо от имени Анны, подкинула дочь Анны и Дмитрия Шадурского Машу генеральше фон Шпильце. У княгини Татьяны Шадурской рождается второй после Владимира ребёнок - Иван. Его отец - влюблённый в княгиню управляющий Шадурских, Осип Морденко. Ребёнка отдают на воспитание отцу, который теперь намерен отомстить семье Шадурских и разорить их. Анна остаётся без средств к существованию и закладывает золотой крестик. Николай с тяжёлым ранением возвращается с Кавказа и ищет сестру. Наташа меняет фамилию и вместе с Казимиром Бодлевским уезжает из России. Николай находит верного друга - Сергея Коврова.
Прошло 16 лет.
Наташа под именем баронессы фон Деринг и Казимир под именем Яна Владислава Карозича возвращаются в Россию. За ними следом возвращается семейство Шадурских. Дмитрий и Владимир очарованы Наташей. Маша возвращается из приёмной семьи к генеральше фон Шпильце, которая намерена продать её богатому повесе. Анна работает в трактире "Ерши". Иван занимается рисованием. Его отец Осип Морденко собирает векселя Шадурских, чтобы осуществить свой замысел и пустить княжескую семью по миру. Николай под видом графа Каллаша возвращается в Россию. Сергей Ковров на рауте у Шадурских влюбляется в замужнюю красавицу Юлию Бероеву, у которой есть двое любимых детей. Владимир ухаживает за подругой Юлии Долли Шиншеевой, богатой наследницей, хотя он совершенно не любит её. На рауте Владимир заключает с корнетом пари о том, что ему удастся добиться любви Юлии. Казимир ревнует Наташу к Николаю, в которого она влюбляется с первого взгляда. Генеральша фон Шпильце поощряет желание доктора Катцеля поэкспериментировать. В отсутствие мужа Юлия живёт в бедности. Она пытается продать генеральше серьги с бриллиантами. Долли готова выручить подругу, к тому же, рассказывает о пари, но Юлия непреклонна. Она едет к генеральше. В кофе ей подмешивают порошок. Она теряет сознание. Наташа водит Владимира и Дмитрия за нос. Княгиня Шадурская вспоминает, как Николай когда-то признавался ей в любви. Владимир сообщает корнету, что Юлия ответила ему взаимностью. Юлия теряет ребёнка. Возвращается муж. Она рассказывает ему правду. На следующее утро в газетах появляется сообщение, что муж Юлии Бероевой застрелился. Юлия назначает Владимиру встречу на маскараде. Маша сбегает от генеральши и встречает Ивана. Она пытается утопиться в Неве, но ей не позволяет этого сделать Анна. Отец Ивана умирает. Шадурская приезжает к сыну. Юлия пытается застрелиться на глазах у Владимира. На следующее утро становится известно, что её доставили в тюрьму за попытку убийства. Долли вся в слезах просит прощения у Юлии за то, что она познакомила её с Владимиром. Единственное, что Долли может сделать для Юлии, так это позаботиться о её детях, которым теперь приходится труднее всего... Сергей Ковров пытается найти свидетелей, которые смогут рассказать о пари. По просьбе Владимира корнет ничего не говорит на допросе, а главного свидетеля - дворника - убивают. Серея Коврова арестовывают по обвинению в убийстве. Николай понимает, что неравнодушен к Наташе. По знакомой фортепианной мелодии он узнаёт Анну. Генеральша готовится сделать Машу содержанкой, для чего хочет устроить лотерею невинности, т. е. аукцион. Основной покупатель - до безумия влюблённый в Машу управляющий Шадурских со странной фамилией Хлебонасущенский. Ковров бежит из тюрьмы. Юлия впадает в летаргический сон, и её заживо хоронят. По счастливой случайности мошенники раскапывают свежую могилу. Сергей пытается отыскать для лечения Юлии доктора Катцеля. Узнав правду, корнет вызывает Владимира на дуэль. Катцель боится, он отказывается лечить Юлию. После визита матери Иван рвёт векселя Шадурских. Корнет погибает на дуэли. Татьяна Шадурская признаётся Казимиру в любви, хотя тот по-прежнему любит Наташу. Анна узнаёт о том, что Маша - её дочь. Татьяна и Казимир бегут из Петербурга. Благодаря усилиям со стороны Катцеля Юлия идёт на поправку. Услышав разговор Казимира и Николая, Татьяна принимает яд. Дмитрий сходит с ума. Наташа разыгрывает комедию, что она влюблена в Шадурского. Анна и Дмитрий Шадурский венчаются. Из-за ревности Казимир пытается застрелить Наташу, но она его совсем не боится. Николай узнаёт правду о Наташе. Доктор Катцель раскаивается. Сергей делает Юлии предложение. Иван пытается выкупить Машу. Анна и Маша наконец встречаются. Долли понимает, что Владимир - мерзавец. Катцель погибает от руки Владимира. Тело Казимира находят в Неве. Сам Владимир тоже погибает. Николай прощается с Наташей, несмотря ни на что, он всё равно любит её. Сергей и Юлия уезжают в Швейцарию. Маша выходит замуж за Ивана.
Прошёл год.
Долли знакомится с семьёй Чечевинских, в беседах с Николаем она ищет утешения из-за последних нерадостных событий и вдребезги разбитого сердца. Наташа раскаивается и принимает яд. Маша блистает на балах, Иван пишет этюды на природе. Друг доктора Катцеля Платон Загурский с первого взгляда влюбляется в Наташу и клянётся вылечить её. Юлия и Сергей счастливы в Швейцарии с детьми Юлии от первого брака. Юлия ждёт ребёнка. Несмотря на любовь к Николаю, Наташа соглашается выйти замуж за Загурского. Генеральша фон Шпильце просит Загурского об услуге. Николай по-прежнему терзается из-за того, что не может быть вместе с Наташей. Он всё больше сближается с Долли. Наташа и Платон уезжают в Швейцарию и там встречают Сергея и Юлию. Наташа безжалостна к себе и требует, чтобы Загурский оставил её в покое, потому что она не хочет плести интриги против Сергея и Юлии. Во время ссоры Наташа наконец понимает, что Платон ей небезразличен. Николай делает Долли предложение. Наташа и Загурский возвращаются в Россию с письмом от Ковровых. Вскоре Сергей и Юлия приезжают в Россию. Генеральша фон Шпильце пытается отравить Загурского. Юлия и Сергей выступают свидетелями в суде. Они полностью оправданы. Генеральшу и бывшего управляющего Шадурских Хлебонасущенского отправляют по этапу в Сибирь. Наташа счастлива с Загурским. Долли выходит замуж за Николая.

P.S. Не знаю, что ещё тут можно сказать. Этот фильм - именно фильм, поскольку назвать его сериалом просто язык не поворачивается - настоящий шедевр, бриллиант российского телевидения. Настолько качественная постановка, проработано всё до мелочей - декорации, съёмка, музыка, режиссёрская работа на отлично. А актёрская игра - взгляды, мимика, интонации, жесты, даже молчание - во всём видна потрясающая работа, глубокое погружение в образ. Ни один герой не является проходным, ни один эпизод не лишний. Ярко, сильно, эмоционально, проникновенно проиграно всё до мелочей, веришь и не можешь оторваться ни на минуту.

Что можно сказать о сюжете - да, сюжет изменён. Не настолько кардинально, как могло бы показаться, основные герои и сюжетные линии остались. Просто поменялось название и, я бы сказала, стержень повествования. Петербургские тайны - не трущобы, и этим всё сказано. Исчезли тюрьмы, улицы, нищие, малинники и притоны - разве кто-то стал бы на это смотреть? Безобразная старуха превратилась в привлекательную ещё молодую женщину, циничный светский кутила и мошенник - в справедливого мстителя, этакого графа Монте-Кристо, раскладывающего пасьянс из судеб своих врагов, ну а капитан Золотой роты, имеющий навар с любого крупного грабежа в районе - в защитника униженных и оскорблённых. А почему бы и нет? - ведь это закон жанра - в сериале должны быть положительные герои, которым симпатизирует зритель, должен быть счастливый конец и зло должно быть наказано. И я, как зритель, которому, к слову, очень понравилась книга, хочу сказать - как же здорово, что фильм называется Петербургские ТАЙНЫ. Огромное спасибо сценаристам и режиссёрам (да, их было трое) за то, что сделали этот фильм таким - может быть, несколько наивным, но несмотря на это, жестоким и жизненным, и вместе с тем добрым, оптимистичным и жизнеутверждающим.

Отредактировано Кассандра (2015-09-14 12:44:59)

0

190

«Петербургские тайны» хранятся в Москве
Нет нужды пересказывать завязку этого замечательного исторического сериала. Ведь его мы уже не раз видели и раньше, но всё как-то урывками, по частям. И вот теперь ТВЦ предлагает вниманию зрителей полную версию: 48-серийную эпопею «Петербургские тайны» и 12-серийную «Развязку Петербургских тайн». В преддверии показа любимой саги все «мыльные» тайны мы выпытали у интригана Хлебонасущенского - актёра Валерия БАРИНОВА.
- Валерий Александрович, вы часто появляетесь в сериалах. Нравится?
- Для меня это мощнейшее средство воздействия на людей. Но, к великому сожалению, экран сейчас переполнен сериалами, романтизирующими бандитскую жизнь. Смотришь такое кино - и уже не понимаешь, кто хороший, кто плохой: все - герои, все умирают красиво. А в мозгах зрителей, особенно молодых, это откладывается и, боюсь, вырабатывает определённый стереотип поведения. Я и сам на экране очень много народу передушил, поубивал (в «Марше Турецкого», например, где сыграл бизнесмена с нехорошим прошлым). Но я старался показать, что дело это невероятно противное и поступать так может только плохой человек.
- А как в «Петербургских тайнах» оказались?
- Я и раньше снимался у Леонида ПЧЁЛКИНА: в многосерийном фильме «Дни и годы Николая Батыгина», в сериале, посвящённом драматургу Сухово-Кобылину. А потом случайно встретился с Пчёлкиным на телевидении, тот и говорит: «Слушай, есть роль. Ужасно неинтересная, но большая! Занудливый управляющий, у которого всё время требуют денег, а он отвечает: «Нет денег!» И так серий сорок...» А тогда «Петербургские тайны» были уже популярны - мой Хлебонасущенский ведь только в одиннадцатой серии появляется. Я согласился.
Первой снимали сцену Хлебонасущенского и Морденко - Миши ФИЛИППОВА. И когда мы её сыграли, я понял: роль - гениальная, чистой воды Достоевский. Не зря Фёдор Михайлович Крестовского, автора «Петербургских тайн», очень ценил и даже хотел взять в свой журнал. Но снимали сериал по мотивам романа. Многое сценарист Анатолий ГРЕБНЕВ и сорежиссёр Вадим ЗОБИН дописывали прямо на ходу. Сам я текст всегда учу, как шутят артисты, после команды «Мотор!». Ношу с собой маркер, отмечаю свои «куски» и, пока гримируюсь, всё запоминаю. На «Петербургских тайнах» эта моя способность очень пригодилась. Прихожу на съёмки, Пчёлкин мне: «Учил текст?» - «Нет!» - «Вот и молодец - мы тут тебе новый написали!» И мне приносили монологи на трёх-четырёх страницах, примерно такие: «Подьячий Семёнов должен по закладным получить 17%, а если 30% вычислить после закладки дома и продажи леса...» И когда я это всё после двух-трёх прочтений заучивал, на меня смотрели, как на сумасшедшего. Особенно Наташа ГУНДАРЕВА поражалась: «Какой-то китайский язык!» А я просто запоминал мелодику фраз и потом старался логически разобраться, про что речь. ФЕДОСЕЕВУ-ШУКШИНУ тоже моё умение удивляло: сама она с текстом очень мужественно боролась, заучивала его дома и потом рвалась отсняться, пока не забыла.
Вообще, в этом сериале артисты были подобраны изумительные и атмосфера на съёмках царила замечательная! А сценарий последних двенадцати серий был написан Вадимом Зобиным уже помимо романа: сюжет специально был выстроен на нас с Шукшиной.
- Снимали «Петербургские тайны» в Петербурге?
- Там снимали только «проходы» по улицам. А так искали Петербург в Москве. Для эпизода, когда я убийство дворника готовлю, подошёл интерьер Первой градской больницы - там колонны оказались подходящие. Хотя снимать «историческое» кино на «натуре» всегда нервно: обязательно в кадр влезет кто-нибудь в современном костюме!
Сцены, которые по сюжету происходят в Калуге, тоже снимались в окрестностях Москвы - в Царицыне и Звенигороде. Но когда я оказался в Калуге на гастролях, обнаружил, что все калужане уверены: съёмки шли в их родном городе. Ещё запомнился смешной эпизод в монтажной. Пчёлкин монтировал нашу с Игорем ЯСУЛОВИЧЕМ сцену в трактире «Ерши», где мимо нас бегали половые. И вдруг закричал: «А этот как сюда попал?» И все увидели, что по экрану с тряпкой бегает... Лёня Голубков. Когда сериал только снимался, это был просто известный узкому кругу специалистов артист Пермяков, но после пресловутой рекламы он стал такой знаменитостью! Менять что-то было уже поздно - так и бегает в «Петербургских тайнах» Голубков с тряпкой, изрядно отвлекая внимание от действия.
- Как отдыхаете от кино?
- Я очень загружен в театре: кроме Малого, где у меня много ролей, играю в студии «Человек» и «A parte». И когда меня в одном интервью спросили: «Вы ходите в театр?», честно ответил: «Каждый день два раза! Утром - на репетцию, вечером - на спектакль». Но вообще я - футбольный болельщик. И человек азартный: играю во всё, во что можно играть. Люблю преферанс - эта игра замечательна тем, что тут надо думать и подбирать партнёров, которые умеют острить. Играю в домино, бывал на ипподроме. А вот в казино дал себе слово не ходить: хоть я и работающий человек, но не настолько шикарно живу.
- Ваши домашние за вас «болеют»?
- Они смотрят мои работы. Особенно жена и мама, которая живёт в Орле: я и сам родом оттуда. А вот сын Егор мои фильмы видит реже: он - человек занятой и сам - артист, работает в Малом театре. Ну а дочка Саша ещё маленькая, ей девять лет. Мы с ней раз гуляли в парке около дома, навстречу - какая-то женщина: «Ой, Сашенька, у тебя такой знаменитый дедушка!» Дочка насупилась, но я даже загордился: вроде пора в дедушки, а я - всего лишь папа!

Отредактировано Кассандра (2015-09-14 12:44:20)

0

191

Премьера телесериала «Петербургские тайны»: малобюджетная версия русской литературы второго ряда становится художественным событием
Этот телесериал появляется в то время, когда отечественный зритель уже несколько пресытился семейными тайнами и бесконечными любовно-имущественными перипетиями латиноамериканских «мыльных опер» и отчаялся дожить до финала американской Санта-Барбары. Бабушки у подъездов, успешно борясь со склерозом, научились мысленно восстанавливать родственные связи мексиканских героев вплоть до седьмого колена и без запинки выговаривать сложносоставные иностранные имена.
Страна усвоила, что богатые тоже плачут, и наплакалась вместе с ними вволю.
Рано или поздно кто-то должен был произнести патриотическое: «Ребята, не «Семнадцать ли мгновений» за нами?!» На базе закрытого некогда славного ТО «Экран» возникло объединение «Сериал», одним из первых проектов которого и стали 60-серийные «Петербургские тайны».
Роман Всеволода Крестовского «Петербургские трущобы», имеющий подзаголовок «книга о сытых и голодных», публиковался в журнале «Отечественные записки» в 1864—1867 гг. и представлял собой классический образец социально-авантюрного романа для массовой публики — смесь парижских тайн Эжена Сю, лондонских трущоб Чарлза Диккенса и Энтони Троллопа, наивных копеечных романов «из аристократической жизни» (из тех, которыми зачитывалась горьковская проститутка Настя в «На дне») и физиологических очерков нового времени. (Переиздан он был в 1990 г., но сенсацией не стал. Так что сюжет был зрителю неизвестен). Сочетание фантастических интриг, романтически преувеличенных характеров со знанием местного быта и нравов (значительная часть «Трущоб…» посвящена криминальному «дну» Петербурга и написана с использованием воровского «арго») были «чрезвычайно богаты структурной информацией», то есть дали эффект и энергию настоящего «куска жизни». Этот «Достоевский для бедных», шедевр «низкого жанра», в качестве выбора для массовой телеаудитории был фактически идеален. Как бы ни плакали «богатые», российские «сытые и голодные» оказались ближе сердцам соотечественников.
Бюджет проекта был мизерным — 25 тыс. долларов на серию. На натурные съёмки в Петербурге, где происходит действие, средств не хватило, поэтому невские виды снимались отдельно, а актёры — отдельно. Костюмы были перешиты из старых запасов, великосветские красавицы щеголяли в одних и тех же платьях из серии в серию. Однако бедность антуража искупалась опытом режиссёра Леонида Пчёлкина (возглавившего режиссёрскую группу) и превосходным составом исполнителей, проживающих самые романтические ситуации психологически подробно, даже дотошно. По «школе». Актёрский состав сериала — «сливки» популярных московских театров: Елена Яковлева («Современник»), Наталья Гундарева, Михаил Филиппов (Театр им. Маяковского), Виктор Раков, Сергей Чонишвили, Николай Караченцов, Сергей Степанченко, Иван Агапов («Ленком»), Ирина Розанова, Надежда Маркина (Театр на Малой Бронной).
Именно добротная театральная выучка и положительный сценический опыт игры в классических русских драмах стали основой «фотогении» этого сериала, не позволив ему скатиться к анекдотическому: «Граф принялся ловко чистить апельсин, бросая кожу в кресла с непринуждённостью истинного аристократа».
Сценарная группа, состоящая из Анатолия Гребнева, Елены Греминой и Михаила Угарова, обошлась с текстом Крестовского самым что ни на есть постмодернистским образом, придав несколько расхлябанной структуре журнального романа железные черты «Графа Монте-Кристо». Кроме того, им удалось сделать конфликт определённее, выпрямить сюжетные линии (для чего по ходу дела приходилось отказываться от весьма любопытных возможностей), уточнить и облагородить центральные характеры и привести свою историю к непротиворечивому хэппи-энду.
«Трущобы» не случайно стали «тайнами». Герой Крестовского князь Николай Чечевинский, шулер, утративший фамильное имя и честь, равнодушный к судьбе пропавшей сестры, исчез — и на его месте в сериале явился русский Монте-Кристо на тайной государевой службе (в исполнении Виктора Ракова). Страдалица княжна Анна (Елена Яковлева) вовсе не заканчивала свои дни отвратительной проституткой Чухой на могилке скончавшейся чахоткой и потерянной во младенчестве дочери, а, напротив, сдав «жёлтый билет», респектабельной фурией помогала брату вершить правосудие. Поручик Сергей Ковров (Николай Караченцов) из мелкого бандита и мошенника превратился в отечественного Робин Гуда. Злые силы также получили более солидную литературную родословную: князь Владимир Шадурский (Сергей Чонишвили) определённо скучал на ставрогинский манер. Порок был наказан самым эффектным образом, а добродетель скромно торжествовала (вопреки Крестовскому, который в финале своего романа некстати решил сделаться мрачным скептиком). Но если месть героям «Петербургских тайн» была сладка на вполне европейский, монте-кристовский манер, то счастливы они были по-своему. Возвращение домой, в родные заброшенные Чечевины — только такой нравственный идеал мыслили себе предки владельцев вишнёвого сада.
«Петербургские тайны» во многом обязаны своему успеху у публики и критики не столько авантюрному сюжету (хотя время новых российских авантюр снова разделило публику на «сытых и голодных»), сколько умелому созданию вожделенного образа той самой «России, которую мы потеряли». Здесь была не только свойственная лишь русской интеллигенции ностальгия по «дворянским гнёздам», но и освежающая близость Владимирки, Сибири и каторги. «Каторжные княгини, каторжные князья» (звучал в каждой серии песенный рефрен Марины Цветаевой) куда лучше каких-нибудь чеховских персонажей убедили публику, что никакой России никто на самом деле не терял. От сумы да от тюрьмы тут зарекаться по-прежнему не следует (это и в 1994 г. очень хорошо понимали), а все российские судьбы (и хижин, и дворцов) вершатся в каком-нибудь неброском трактире под названием «Ерши».
Настоящим художественным смыслом обладал специфический хронотоп сериала. Во время первого показа пилотный выпуск из десяти серий обрывался в момент полного жизненного краха героев и торжества злодеев. Но очень точно используя возможности телевизионного сериала и грамотно манипулируя аудиторией, авторы попросили героя-резонера произнести: «Всё образуется. Надо только немножечко подождать». Это «немножечко» вылилось в полгода (для зрителей) и целых двадцать лет (для персонажей).
«Петербургские тайны» — телероман о том, что «в России надо жить долго».

0

192

Петербургские тайны. Продолжение следует.

В одном из многочисленных павильонов "Останкино", затерявшемся среди бесконечных коридоров и лестниц, студия "Сериал" снимала "Развязку петербургских тайн". Смахнув с декораций пыль, накопившуюся за два года бездействия, отгладив залежавшиеся костюмы, пытается оживить ушедшие в прошлое картинки. Хотя в сериалах не бывает прошлого - только настоящее и очень неопределённое будущее. И всё же...
Плести интриги "Петербургских тайн" режиссёр Леонид Пчёлкин начал в те уже далёкие от нас времена, когда каждый вечер с экранов телевизоров в тесные квартиры соотечественников полились зарубежные мыльные потоки. Именно тогда Пчёлкин и группа его единомышленников сказали: "Хватит!". У нас есть наша жизнь, богатая событиями, наша история, богатая катаклизмами. Нужно действовать. Так родилась идея "Петербургских тайн". В 1992 году "под этот проект" на обломках творческого объединения "Экран" возникла студия "Сериал". Летом 93-го начались съёмки.
Освоение нового жанра давалось с трудом. За его внешней лёгкостью и простотой скрывались доселе неизвестные подводные камни. Российским кинематографистам не помогал даже опыт производства многосерийных телефильмов, которые можно считать промежуточным звеном между художественным фильмом и сериалом.
Сюжетные линии сериала, как известно, склонны к разветвлению, сценарии - к диалогам. Выяснилось: трудно писать многочисленные диалоги на хорошем уровне.
Наконец, под занавес 95-го года 48 серий были готовы. И они заслужили не только пристальное внимание зрителей, но и одобрение критики.
"Петербургские тайны" получили приз "ТЭФИ-97". И две премии на фестивале "Созвездие" (Наталья Гундарева за лучшую женскую роль и Михаил Филиппов за роль второго плана). "После того, как сериал вышел на экраны, мы получили много писем. Очень много, - рассказывает Леонид Пчёлкин. - Лично я прочитал около десяти тысяч. Людей интересовала судьба героев, оставшихся ненаказанными".
Жанр сериала диктует ещё один закон: зло всегда должно быть наказано.
Видимо, для того, чтобы покарать всех, кого не успели в прошлых сериях, Леонид Пчёлкин и Вадим Зобин уже без какой бы то ни было литературной основы написали сценарий "Развязка петербургских тайн". Это 12 серий по 52 минуты. Сюжетные ходы и меры наказания не разглашались. Было известно, что появились новые персонажи, так как список актёров пополнился новыми именами: Александр Феклистов, Сергей Безруков... Всего в съёмках было занято 25 человек. Плюс 251 человек съёмочной
группы, в основном составе которой изменений не произошло. Оператором-постановщиком по-прежнему был Николай Васильков, режиссёром-постановщиком Леонид Пчёлкин (при участии Вадима Зобина), музыку к фильму написали Ольга и Андрей Петровы. Cъёмочный период приближался к завершению. Затем были монтаж и озвучание натурных съёмок, проходивших в Суханове, Братцево и Звенигороде. Премьеру новых серий зрители увидели в 1998 году.
К слову, о третьем режиссёре сериала Марке Орлове по-прежнему мало информации, что странно.

Отредактировано Кассандра (2015-09-15 03:32:46)

0

193

ЕЩЁ 12 СЕРИЙ "ПЕТЕРБУРГСКИХ ТАЙН"!

В 1997 году фанаты отечественных сериалов смогли поздравить друг друга, ведь режиссёр суперхита "Петербургские тайны" Леонид Пчёлкин в это время снимал на "Останкино" дополнительные 12 серий. Продолжение, которое ещё недавно никто не планировал, возникло благодаря писателю и сценаристу Вадиму Зобину. Тот в срочном порядке дописал "недосказанное" сценаристами предыдущих серий - Анатолием Гребневым, Людмилой Греминой и Михаилом Угаровым.
Сюжет продолжения авторы отказывались выдавать даже под пытками. Но кое-какие секреты всё-таки удалось выведать заранее. Журналисты застали съёмочную группу во время подготовки эпизода семейных "разборок" Натальи Алексеевны (она же - Мария Солонцова, она же - баронесса фон Деринг), которую играет Ирина Розанова. Да-да, в продолжении эта экзальтированная интриганка выходит замуж за респектабельного доктора по имени Платон Алексеевич (Александр Феклистов). Кроме Феклистова появился ещё один новый исполнитель - Сергей Безруков, который сыграл благородного юного корнета. Глядя на него тогда, мало кто, разумеется, мог предсказать настолько блестящую актёрскую карьеру и такие знаковые, во всех смыслах, роли: Пушкина, Есенина, Высоцкого, даже самого Иисуса Христоса... Хотя началось всё для него по-настоящему, разумеется, с "Участка", а вовсе даже не с "Бригады". Песня про берёзы быстро стала народной... 
Все прочие артисты - "Кто по сюжету остался живой - все у меня на площадке..." - признавался Леонид Пчёлкин. Розановой на лицо положили чуть ли не килограмм белил: её героиня вчера выпила яду, так что надо иметь бледный вид.
- Зрители "Петербургских тайн" вас, наверное, не любят? Вы играете такую жестокую женщину...
- Как ни странно, многие относятся к моей героине с симпатией, сопереживают даже. Похоже, некоторая доля стервозности зрителям по душе. А потом, вы ещё увидите, как изменится моя героиня в новых сериях.
- Вы уже несколько лет снимаетесь в "Тайнах". За это время можно было не только в кино поплакать, но и на площадке посмеяться?
- Я когда работаю, у меня "приколы" в голове не укладываются. На байки я не мастерица.
Но мы за эти годы действительно много чего пережили. Осенью 93-го мы снимали на ТВ
эпизод, и вдруг "Останкино" начинают штурмовать. Вся съёмочная группа оказалась в заложниках. Ничего себе "прикольчик", да?
...Режиссёр Пчёлкин нервно прохаживался по останкинским коридорам со своей бамбуковой тросточкой. Нервно, потому что где-то посреди безумных московских улиц застрял в пробке Николай Караченцов - капитан грозной "Золотой роты" Сергей Антонович Ковров. Без него съёмка летела к чёрту.
Но Караченцов из пробки всё-таки вырвался. Если бы кто-нибудь тогда знал, что беда подстережёт его именно за рулём автомобиля... 
- Николай Петрович, говорят, гонорары на - "Тайнах" не ахти...
- Гонорары просто смешные. Но зато я писем от зрителей получил мешок как минимум.
- За мешки, значит, трудитесь? Гражданский долг перед публикой отрабатываете?
- Давайте без высокопарных оборотов! Если роль мне не нравится, то никаким гражданским долгом не заманишь. Мне просто понравился Ковров. Но потом, знаете, я действительно понял, что обязан соглашаться на продолжение. Раз люди так влюбились в нашу работу, я теперь в долгу перед ними.
И вот Николай Петрович в павильоне. На нём роскошное серое одеяние пижона XIX века, а в руке целлофановый пакетик с пачкой "Примы" и зажигалкой.
- Слушайте, я всю ночь ворочался, думал о вчерашней съёмке. И понял: когда Ира (Розанова) начинает вспоминать о своём прошлом, Саша (Феклистов) не должен вставать со стула. Он же в шоке. Он ведь жене что говорит: "Я не хочу о твоей прежней жизни ничего знать. Мне неинтересно, что ты раньше была б...ю! Я с тобой позже познакомился"...
Пчёлкин: Так! Кто тут вообще режиссёр, скажите мне?!
Розанова (Караченцову). Зря ты, Петрович, всю ночь из-за Сашки страдал.
Пчёлкин. А вам, Ира, всё-таки надо будет поплакать.
Розанова. Хотите?
Пчёлкин. Хочу. Но только слегка.
Розанова. То есть слёзы слабенькие? Но чтобы "читались" влёгкую, да?
Вот такие у них тогда были "тайны". Закончили вовремя, пробки позволили. Эфир дополнительных 12 серий, со всеми слезами и безо всякой "Примы", разумеется, прошёл в 1998 году на ура. И так печально вспоминать сейчас о том, что ни Леонида Пчёлкина, ни Вадима Зобина уже нет с нами. А про третьего режиссёра Марка Орлова известно совсем мало, к сожалению... Последней серьёзной работой Пчёлкина стала "Саломея", которую он придумал вместе с актёром Дмитрием Брусникиным - и тоже, разумеется, по историческому роману, который на этот раз назывался "Приключения, почерпнутые морем житейским". Там снова была Ирина Розанова, совсем ещё молодые Ольга Будина и Дарья Мороз, уже более известный Сергей Безруков, Александр Домогаров, Игорь Ясулович... Была там и Наталья Гундарева - к сожалению, роль свахи стала для неё последней... Николай Караченцов с Ириной Купченко сыграли супругов... Одной из последних актёрских удач Караченцова стала роль князя Печорского в сериале "Счастье ты моё", где он сыграл вместе с Мариной Александровой...

Отредактировано Кассандра (2015-09-15 03:39:57)

0

194

Убитый лакей сидел на диване и пил кофе

Малая Дмитровская, 18 - этот адрес хорошо известен алкоголикам. Здесь, в левом флигеле усадьбы, располагается "Общество анонимных алкоголиков". А вот центральная часть усадьбы прославилась теперь тем, что в ней снимали продолжение "Петербургских тайн". Зрители так полюбили наш отечественный сериал с родными звёздами, что буквально завалили режиссера Леонида Пчёлкина мешками писем. И ему ничего не оставалось делать, как доснять дополнение к сочинению Крестовкого ещё в двенадцать серий "Развязку "Петербургских тайн". Сценарий написал сорежиссёр Пчёлкина Вадим Зобин.
На лестнице на стульчике сидела царственная Лидия Федосеева-Шукшина, по фильму она жуткая злодейка, всем строит козни, но добро восторжествует, она будет наказана.
В огромной зале у окна пристроились гримёры. Один из них подстригал "бородку" Александру Феклистову - доктору Загурскому, ждал своей очереди Виктор Раков - граф Калош. Рядом костюмер что-то подшивала прямо на Николае Караченцове - Коврове. Караченцов только что прилетел из Челябинска и за время перелёта успел похудеть. Он не выпускал из рук текст, срочно доучивая роль. Юрий Каюров - следователь по уголовным делам - проговаривал, меняя интонации, свои реплики.
Начали репетировать, и тут выяснилось, что мебель - антикварная и хлипкая. Едва Караченцов отбросил лакея на диванчик, как в диванчике появилась угрожающая трещина. Снимать крупный план умирающего лакея на нём было уже опасно. Вообще съёмки шли в экстремальных условиях. Камера была такая старенькая, что, казалось, тоже вот-вот развалится.
Костюмы все подобраны. Это значит, что в них сыграна не одна роль и не одним актёром. Как сказал Николай Караченцов, хорошо, что зрителю не дают возможности разглядеть толком, в чём графья ходят. Но всё это ерунда! Зато какие актёры!
На съёмках решили уточнить характер Коврова (Караченцова) в сцене объяснения его со злодейкой Амалией Потаповной (Федосеевой-Шукшиной). Ковров здесь ледяной или бурлящий? Ответ был прост: "Да разве Караченцов может быть ледяным?! Он всегда бурлит!". Позднее выяснилось, что бурлящий здесь не только Караченцов, но и внешне выдержанная Федосеева-Шукшина. И лихорадочный румянец, выступавший на её лице от длительного ожидания, всегда сопутствующего съёмкам, дополнил внешний рисунок роли.
Не обошлось и без курьёза. Оператор, заглянув в глазок камеры, внезапно обнаружил за спиной Амалии Потаповны спокойно сидящего на диване лакея. "Убитый лакей сидит на диване и пьёт кофе!" - в сердцах воскликнул оператор.
Объединение "Сериал", в котором снимали "Развязку "Петербургских тайн", тогда отпраздновал свой пятилетний юбилей. Его художественный руководитель народный артист России Леонид Пчёлкин говорил об этом с гордостью. Первые плоды: "Петербургские тайны" (а это 48 серий) уже были удостоены высшей российской телевизионной награды - ТЭФИ. А как праздновал Пчёлкин юбилей? Он трудился как пчёлка.

0

195

...Про Наташу
Моя любимая роль Розановой, вообще не видела у Ирины плохих или поверхностных ролей, даже когда она снимается в поверхностных фильмах (всегда чувствуется характер и проникновение в образ, даже по "Любовнице" это было видно, хотя сам сериал был... кхе, кхе...), но в "Тайнах" она цепляет настолько... словно достаёт до дна сердца. Из-за этого, наверное, Наташа и стала моей любимой героиней. Даже когда она совершает плохие поступки, сыграно так, что сочувствуешь и сопереживаешь. У неё, несмотря на всё, есть душа и сердце... Борьба силы и слабости, ненависти и раскаяния... И эту противоречивую сущность Ирина блистательно воплотила.

Ирина Розанова о роли Наташи:
"Прежде чем давать согласие на эту роль, я долго думала: а стоит ли? Ведь, с одной стороны, именно те­левидение приносит большую по­пулярность, но, с другой, есть гаран­тия на всю жизнь остаться только Наташей. И всё же я рискнула, поскольку сериал сделан по мотивам романа Крестовского. Это замечательная классика. Но на Наташу я совершен­но не похожа. Единственное, что нас связывает, — сильный характер. Я, как и она, никогда не была рох­лей. Но я и не обладаю столь расчёт­ливым, холодным умом, как она. Тут дело в другом: играя отрицатель­ный персонаж, я всё равно ищу в нём положительные стороны. Всё, что творила моя Наташа, — это вен­детта. Это месть за свой род, за мать, хотя в итоге эта женщина и получи­ла своё сполна. Причём наказали её страсть и любовь, то есть именно те чувства, которыми она легко играла и удачно использовала..."

В кино иначе Наталья и поступить не могла. Мать её запороли насмерть на скотном дворе, а её саму отправили прислуживать тем самым господам. Как надо было ей поступать? Я бы тоже мстила. Мать - это святое.
Между прочим, очень интересное отличие фильма "Петербургские тайны" и книги "Петербургские трущобы" именно в судьбе Натальи. В фильме мать Натальи запороли на скотном дворе, она мстила Чечевинским, но потом, когда встретила человека, искренне полюбившего её, она встала на "путь исправления", скажем так, то есть никому больше не причиняла зла, все её козни были продиктованы тогда именно местью. А в книге мать Натальи просто лишили привелигированного положения в доме, но не забивали насмерть, то есть столь серьёзного повода так люто ненавидеть Чечевинских не было... А в конце книги Наталья так же продолжает свою жизнь аферистки, воровки и обманщицы на пару с Казимиром Бодлевским, и весьма успешно... То есть, в сериале Наталья стала злодейкой под влиянием обстоятельств, и поэтому мы понимаем её состояние, мы сочувствуем ей, а книжная Наталья - злодейка по своей сути, человек без стыда и совести. В книге мне совершенно не было её жалко, там её и жалеть-то особо не надо: все афёры проходят с блеском, да ещё и хеппи-энд для злодейской парочки - в тюрьму не попали, пособники не убили, а свалили в Польшу и дальше пакостят...
Конец этой истории совершенно не тот, что в фильме. В сериале он закончился хеппи-эндом. А в книге как раз так, как, скорее всего, было бы в жизни. Да, несправедливо, но более правдиво. В этом отношении не согласна со сценарием.
Наталью не жалко в книге, наверное, потому, что, читая, не так ярко представляется видимость образа, как в кино. Глаза, жесты рук, движения, этого не передать в книге. НО! Совершенно непередаваемы помыслы героя в кино. О чём думает он, можно подчас знать, если читал книгу. В это время показывают шторм, или бурю, или дождь, а может, покой и птиц в вышине, но подлинность мыслей - не узнаешь, пока не прочтёшь. В кино можно уловить только их направление.

Сложно сказать, что из описания Всеволода Крестовского точно подходит "сериальной" Наташе. Разумеется, у Ирины Розановой нет никаких сросшихся бровей, а значит, у Наташи их тоже нет. Я бы не сказала, что Наташа - почти красавица, скорее, это можно сказать о моей любимой Долли, но никак не о Наташе, которая считалась первой красавицей светского Петербурга. Странное описание касается губ Наташи, даже не знаю, что сказать. Всё-таки по-прежнему верю в то, что книжная Наташа и "сериальная" - это не одно и то же. Да, читать, что она, должно быть, жила за границей за счёт богатых мужчин, т. е. фактически была содержанкой, а также то, что вовсе не являлась дочерью князя Алексея Турусова, немного странно, это порой напрягает. Но поскольку я не думала об этом прежде, то и сейчас углубляться в эту тему сильно не стану. Конечно, что-то есть в Наташе от Соньки Золотой Ручки, но с той вообще мрак, особенно в сериале про неё. Она и дочку свою тоже приучила воровать, такой кошмар... Хотя, по сути, тоже несчастная женщина - детей своих совсем не видела, любви не знала, печальная судьба у неё...

Думаю, история Наташи всё-таки немного похожа на историю Анны Платоновой из "Бедной Насти". Ведь отец Анны - князь Пётр Долгорукий (хоть и не знает о том, что у него есть дочь), мать - крепостная Марфа. Отец Наташи Алексей - брат княгини Чечевинской (да, возможно, она - не его родная дочь, но подробностей мы всё равно не знаем никаких!), мать - крепостная Палаша. Анну старый барон Корф воспитал, как дворянку - она играла на фортепиано, пела, читала книги на иностранных языках, ходила в красивых платьях и носила дорогие украшения. То же самое было и с Наташей - она знала несколько иностранных языков (французский и немецкий), отец подарил ей золотое колье с бриллиантами и сапфирами, и она тоже знала те самые мелодии, которые Анна Чечевинская бесконечно исполняла... Анну Платонову в первый раз унизил Владимир Корф, заставив её исполнять танец Саломеи. Для Наташи начало её унижениям, разумеется, положил тот момент, когда с неё сняли "барское" платье. Если посмотреть на Наташу, то видно, что она была потрясена этим... "Благодетеля" Анны, барона Ивана Корфа, неожиданно отравили, и она осталась совсем одна в огромном мире... Отец Наташи упал на охоте с лошади, выжить ему не удалось... Дальше начинаются отличия... Анна - талантливая актриса, она мечтает выступать на сцене императорского театра. У Наташи такого таланта нет, хоть она и играет постоянно на публике. В Анну одновременно были влюблены князь Михаил Репнин и барон Владимир Корф. Наташа полюбила князя Николая Чечевинского (думаю, всё-таки взаимно!), но быть вместе они, увы, не могли...

Мне запомнилась эта роль Ирины Розановой в сериале «Петербургские тайны», где она сыграла крепостную Наташу. Со стороны кажется, что её героиня – расчётливая, лицемерная и лживая, однако… Юная девушка выросла настоящей дворянкой, её окружали красивые наряды и ослепительный блеск драгоценностей. Она могла сыграть на фортепиано даже сложные композиции, с лёгкостью читала книги на французском и немецком языках. Её отец, дворянин Алексей, любил Наташу, он дал ей прекрасное
образование и воспитание. Вот только её мать Палаша была крепостной, поэтому после трагической гибели Алексея Наташе сразу же указали на её истинное место в доме… Она стала горничной в имении князей Чечевинских – её отец был братом старшей княгини, а Наташу отправили к её дочери Анне. Между тем, её мать запороли за пустячную провинность на скотном дворе, и Наташа поклялась отомстить князьям Чечевинским и извести их род под самый корень. Она сильно преуспевает в этом – старый князь, не мысливший своей жизни без дочери Анны, тем не менее, добровольно снова прикладывается к водке, что доводит его до горячки… Молодая княжна влюбляется в блестящего светского повесу Дмитрия Шадурского, но он, испугавшись, бросает её одну, а потом Анна узнаёт о своей беременности… Старая княгиня, поверив в предательство дочери, умирает, Анна опускается на самое дно, а её дочь Машу пристраивают коварной генеральше фон Шпильце… Брат Анны, Николай Чечевинский, возвращается с Кавказа, он сильно ранен. Сестру ему отыскать не удаётся, и роду Чечевинских, казалось бы, пришёл конец… Но они восстанут из пепла – Анна, Николай и Мария, сильные, гордые и непобедимые, чтобы снова стать одной семьёй. Вот только Николая ждёт испытание: он влюбится в Наташу, которая виновата в его бедах, правда, здесь замешана не только она, но и семья Шадурских, и конечно, генеральша фон Шпильце… Наташа ответит Николаю взаимностью, но вместе они быть, увы, не смогут… Казимир Бодлевский, который её любит, трагически погибнет, но потом в неё влюбится доктор Платон Загурский, который поддержит её, когда Наташа решит свести счёты с жизнью… Он женится на ней, вернёт ей настоящее имя и отчество, а также отдаст заложенное колье с бриллиантами и сапфирами – подарок отца… Николай женится на купеческой дочери Долли Шиншеевой, но всё равно они так и не смогут друг друга забыть, несмотря на, казалось бы, счастливые браки…

СЛЕДСТВИЕ ПО ТЕЛУ ДЕЛУ Натальи Турусовой.
Она никого не убивала, хотя и способствовала. По крайней мере, никакой суд объективно ей не пришьёт "умышленное убийство". Нет состава преступления по ст. 105 УК, или какая раньше там была. Мошенничество, кража - это да. Ну а что бы вы на её месте сделали? То же самое.
Затем, барин вольную не дал. ДАВАЛ! Была бумага-то! Бумаги с матерью Наташа ВИДЕЛИ! И говорили об этом. Но они ПРОПАЛИ! Ищем, кому это выгодно.
1. Недовольная дворня. В частности, та мымра, работающая по дому, которая стала новой ключницей, и не скрывающая своего злорадства по поводу печальных обстоятельств Наташиной семьи.
2. Княгиня Чечевинская. На неё я сразу подумала. Та ещё тварь. Сразу получила доступ к бумагам брата, и сразу сказала Наталье, что, мол, нету никаких указаний в бумагах насчёт её судьбы. Значит, несмотря на короткий срок, княгиня успела целенаправленно найти в бумагах информацию ИМЕННО об интересующей её личности, Наталье. Крепостные денежек стоят, а так как бумага официально не заверена, государственным порядком, то можно не дать ей ход и похерить.
Не исключаю преступный сговор подозреваемых лиц, так как уж больно быстро назначена на место ключницы эта каракатица. Без опыта работы в занимаемой должности. Кому лучше доверить управление хозяйством - опытному человеку или какой то интригантке? Неспроста...
На основании вышеизложенного Постановляю:
Привлечь к уголовной ответственности вышеуказаных лиц по статье ст. 159 УК РФ (Мошенничество)
Т.е. незаконное приобретение права на чужое имущество путём обмана или злоупотребления доверием.
А именно по части второй, с отягчающими обстоятельствами.
(2. Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба гражданину)
В качестве наказания, учитывая тяжесть содеянного, повлёкшее за собой особо тяжкие последствия, выраженные в смерти одной из потерпевших, и толкнувшие другую на преступный путь, а также злостное не раскаяние в содеянном, предлагаю:
1. приговорить обоих подозреваемых к высшей мере социальной защиты, расстрелу через повешенье.
2. В целях восстановления репутации и доброго имени потерпевшей, обязать Николая Чечевинского жениться на "баронессе фон Деринг".

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:55:01)

0

196

...О Дмитрии Шадурском
В книге он мне совершенно не нравился! В сериале же хотелось верить, что Дмитрий Шадурский действительно любит Анну Чечевинскую, что он действительно забыл обо всём в деревенской глуши... Конечно, было глупо верить в то, что он всерьёз решил
сбежать в Италию, но тем не менее, верить отчаянно хотелось... Ведь даже спустя годы он спрашивал: "Отчего же я не уехал тогда с ней в Италию?" В романе же князь вызывает у меня раздражение, но и только. Никакого сочувствия к нему нет, это явно лишнее. В сериале - да, в книге - нет.

В фильме Дмитрий Шадурский действительно влюблён в Анну, поэтому-то она ему и доверилась! Она девушка неглупая и откровенный обман заметила бы... Другое дело, что она плохо знала князя как человека, какой он в обычной жизни, а не на прогулках в парке. Любовь князя была искренней, но сам он - человек малодушный, и Анна поняла это слишком поздно.

Мне больше нравится "киношный" Шадурский, он более естественный, более реальный.
В книге же он почти карикатура.

В фильме старший князь Шадурский выглядит вполне искренне влюблённым в Анну Чечевинскую. Просто любит, не думая, к чему это может привести...
Думаю, потому-то Анна ему и поверила, что он не притворялся...

А в книге князь надеялся, что такая дикарка, как Анна, и не подумает уезжать из деревни. А в деревне легко можно было скрыть последствия их летнего романа. Он, собственно, на это и рассчитывал. Потому так сильно испугался, когда узнал, что княжна в Петербурге...
Он — типичный соблазнитель того времени: красивый, скучающий, не слишком далёкий и совершенно лишённый благородства. Наверное, лишь Анна, взращённая в глуши, могла так легко повестись на его увещевания. Он очень в духе Ловласа из "Клариссы" Ричардсона, над которой Анна плакала. Но, видимо, из книги она сути не вынесла, раз до конца любила русского Ловласа. Вместе с тем — мне князь Дмитрий видится не столь порочным, как его отпрыск — он всего лишь малодушный человек, который привык потакать своим прихотям.

...Отрицательные герои романа "Петербургские трущобы"
Ну, тут, как говорится, полный комплект! Николай Чечевинский - раз. Играл в карты, проигрывал крупные суммы, сестре Анне не помог... Сергей Ковров - два, он разбойник и вор... Владимир Шадурский - три. Он соблазнил собственную сестру Машу, сделал её содержанкой... Ну и Натали с Казимиром, разумеется... Любимая мной в сериале, тут барышня и не думает меняться, да и мотивы её весьма сомнительны... Жуть, а ведь есть люди, которым ПТ не нравятся, им экранизацию оригинала подавай...

Можно сказать, что сериал "восстанавливает справедливость".
В романе главные злодеи фактически избегают наказания и всё для них кончается сравнительно благополучно.

Здесь, видимо, дело в том, что зрители 21 века отличаются от читателей 19 века.
Современники Крестовского прекрасно понимали, что шансов избежать наказания у представителей правящего класса значительно больше, нежели у их жертв.

Тогда как зрители 21 века подустали от "чернухи" и хотят хэппи-энда, даже если он выглядит откровенно сказочным.

...Что не понравилось в сериале
Только один момент... Всего лишь один... Но он, увы, есть... Когда Николай говорит Долли о Наташе: "Она - всего лишь беглая дворовая девка князей Чечевинских!" Да, Наташа причинила много горя и боли Николаю и Анне, но по их последней встрече ведь было очевидно, что у них взаимная любовь! Как у него только духу хватило начать оправдываться перед Долли таким образом? Идеальным было бы другое: "Что бы ни было в прошлом, сейчас она замужем и счастлива... Поэтому ревновать глупо..." Но вот так... Конечно, Николай пытался всеми силами "вытравить" из себя любовь к Наташе, но... Хоть он и говорил, что "она - как цветок... любоваться можно, но вот любить... непостижимо!" Да, Долли должна была помочь ему забыть Наташу... Но та же Наташа НИКОГДА не рассказывала Платону Загурскому про Николая, хотя он знал о её прошлом практически всё... Но только не это... только не то, что у неё была такая драматичная история любви...
Да, на эту тему уже была целая дискуссия, но всё равно я так и осталась при своём мнении. Некрасиво себя повёл Николай Чечевинский, отреагировал он на слова Долли о Наташе настолько бурно, что я не верю в то, что ему всё равно... Хотя обидно, грустно и неправильно, но увы... Да, Долли была с ним абсолютно честна, а вот он с ней - нет. Меня ещё в первый раз тот эпизод "царапнул", как и объяснение Николая и Долли... Не знаю, что это было, и тем не менее... Видимо, "косяки" сценария в "Развязке" особенно видны стали...

...О Юлии Бероевой
Юлия действительно убила мужа словом, рассказав обо всём... Именно после этого он пошёл и застрелился... Слабый человек, конечно, тряпка, но всё равно... Мне нравится Юлия Бероева, но... Не надо ей было рассказывать ничего супругу... Её и Глаша умоляла молчать, но... А ещё Юлия не подумала о детях, когда шла на маскарад... Она хотела застрелиться, но в этот момент её, видимо, не волновало то, что дети останутся круглыми сиротами... Возможно, из-за самоубийства супруга Юлия так себя повела... Но всё-таки странно, что она не подумала в первую очередь о детях, которым и так тяжело, ведь они только что остались без отца... А тут и мать решает свести счёты с жизнью... Грустно это как-то...
И всё-таки Юлия повела себя странно... Я понимаю, что иначе бы она не смогла встретить Сергея Коврова, который стал для неё своеобразной каменной стеной, в хорошем смысле этого слова... Но всё равно, можно было как-то по-другому всё это обыграть, как мне кажется...
Главное несчастье этой женщины - в её красоте и видимой слабости.
Окружающие - и в том числе, как ни печально, муж - видят в Юленьке куклу, статусную игрушку. Муж, думаю, оттого и стреляется: понимает, что пришёл час ему вспомнить - эта вещь слишком дорога для него, он "отхватил" её случайно и обладать вечно не может.
Да, несчастная женщина и жертва прихоти... Но, с другой стороны, человек необычайной нравственной чистоты и силы.
Юлия не знает компромиссов. Она не смогла солгать мужу. Она не смогла примириться со своим унижением. Она не приняла "милостей" от Шадурских, предпочтя каторгу.
В хрупком, слабом теле живёт сильная и гордая, хотя и ранимая душа.
Тишайшая Юленька, полюбив, готова идти за своим мужчиной и в логово убийцы и насильника, и в Сибирь. В "Развязке..." она находит силы вернуться к своему прошлому - только чтобы остановить опасную преступницу. Любовь Сергея Антоновича, увидевшего в ней наконец не игрушку, не красивую вещь, а человека, воистину творит чудо, позволяя душе Юленьки раскрыться, как бутону розы.

Очень нравится этот женственный, красивый и чувственный образ, на первый взгляд, трепетный, нежный и беззащитный, но при этом обладающий невероятным мужеством, стойкостью, силой воли, умом и сильным характером. Ну и плюс близки её взгляды и жизненные ценности.

В фильме предыстории замужества Юлии нет, но в книге есть. За Бероева она вышла замуж в трудный момент для её семьи - им грозило полное и окончательное разорение. Замужество дочери помогло отцу и матери Юли не оказаться в долговой яме. У меня неприязни к этой девушке не возникло. По моему мнению, это не тот "расчёт", который презрения заслуживает.

Лично мне Юлия Николаевна очень нравится. Равно как и её супруг. Это очень интересный, достойный примера союз любящих людей. В фильме совершенно по-другому расставлены акценты и черты Бероева вобрал в себя Ковров. Версия романа, лично мне, нравится больше, однако, вместе с тем, приятно, что и там, и там эта женщина, всё же, была одной из немногих, кто в конце повествования ушёл вперёд с миром в душе, невзирая на все прошедшие испытания.

Думаю, до встречи с Сергеем Ковровым Юлия Бероева не знала, что такое настоящая любовь. Именно об этом говорит и Анна Николаю, когда у них заходит такой разговор... Мужа Юлия, я думаю, уважала, она была ему верной супругой, и она стала хорошей мамой своим детям - сыну и дочери... Но если бы не эта история с генеральшей фон Шпильце, если бы не самоубийство супруга, Юлия, скорее всего, никогда не полюбила бы по-настоящему... Её муж продолжал бы ездить по командировкам, а она бы всё так же одна растила детей, закладывая самые дорогие сердцу вещи и отказывая себе во всём... Но всё случилось по-другому, Бероев застрелился, и Юлия осталась одна наедине со своими проблемами... Думаю, если бы не Сергей Ковров, она бы не справилась со свалившимися на неё испытаниями... Но он появился в её жизни, и очень поддержал её в самый трудный момент, когда от неё отвернулись все, кроме Долли и Глаши... В "Развязке..." зрители узнают, что у четы Ковровых появится совместный ребёнок, и видят, что дети Юлии хорошо относятся к Сергею.

Да, в книге Юлия осталась с мужем, а не с Сергеем Ковровым.
В книге Ковров показан подлецом, а Бероев не стрелялся, а защищал и спасал свою семью... Юлия и дети были за ним буквально как за каменной стеной - в самом хорошем смысле этого слова... Даже странно, что такая разница получилась между романом и сериалом...

...Про генеральшу Амалию Потаповну фон Шпильце
Говорят, она упорно забывала текст... И поэтому всегда старалась отсняться с самого утра, пока в голове ещё хоть что-то сохранилось... Глядя на Лидию Федосееву-Шукшину в сериале, сложно в это поверить, настолько она органична! Особенно мне нравится, как она "ведётся" на уловку Платона Загурского и пытается с помощью "Гуся" достать дневники Катцеля на китайском языке...

Мне нравится, как она договаривается с Платоном Загурским по поводу "устранения" Юлии... А особенно мне нравится, как она пытается отравить его кофе... Неужели и правда верила, что ей это удастся?

Странно, почему она с Хлебонасущенским связалась, ведь знала, что он - тот ещё фрукт... Непростой субъект, хоть и влюбился в Машу безумно. По сути, Шпильце должна была отказать ему так же, как Николаю Чечевинскому.

Честно говоря, мне всегда казалось, что Шпильце всё равно, кому "пристроить" Машу, лишь бы заплатили побольше. А уж кто это будет - особого значения не имеет. Именно поэтому мне странно, что она устраивала такой "отбор". И потом, изначально у Николая по-любому денег было больше, чем у Ивана...
А зачем она дала шанс Ивану? Ведь Шпильце прекрасно понимала, что нужной суммы у него может и не оказаться. Тем более, что его главным соперником был обезумевший Хлебонасущенский, из-за которого Маша уже однажды сбежала... А Николай Чечевинский... Честно говоря, мне немного непонятно, что такого страшного она в нём увидела... Интересно, Шпильце опасалась Казимира-Карозича?

Интересно, почему Шпильце на слово поверила Платону Загурскому, что он поможет ей в её делах? Ведь в конечном итоге, она, опасавшаяся "тёмных лошадок", всё-таки нарвалась на такую вот, с дневником на китайском (хи-хи!) языке... И даже Николай Чечевинский, несмотря на весь свой ум, смекалку и хитрость, не мог вот так сходу с ней справиться... А Платон смог втереться к ней в доверие, и Шпильце думала, что всё будет в "шоколаде". Вот только она не учла, что Загурский всё расскажет Коврову о её планах...
Интересно, какую роль для Николая в выведении генеральши на чистую воду сыграл тот факт, что Маша пострадала от рук генеральши? Понятно, что из-за неё пострадала ни за что Юлия Бероева, и тем не менее, я думаю, что даже для Николая она была слишком "крепким орешком".
И всё-таки мне непонятно: чем Николай так отталкивал Шпильце? Разве он сам мог что-то доказать о её незаконной "деятельности"? К тому же, Шпильце не знала, кто он на самом деле, ведь для всех Николай был графом Каллашом...

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:56:31)

0

197

...Про князя Владимира Шадурского
Да уж, единственный законнорожденный сын князей Шадурских, и такая судьба...
"Перед смертью он убил человека. Просто так, ни за что... Он вёл себя, словно загнанная в угол крыса..." Катцеля, конечно, очень жаль, ведь его убил как раз Владимир... С другой стороны, у Катцеля, как мне кажется, будущего не было... Зато появился Платон Загурский, его друг... Помню, что когда-то моему папе не понравилось одно интервью Сергея Чонишвили, в котором он говорит, что всё, что делал Владимир Шадурский, он делал для своей семьи... Мне тоже кажется странным это заявление...

- Таков папа, он всех здесь развлекает!
- Князь очень мил, столько в нём шарма, я почти влюблена в него!
- А как же я, разве вы почти не влюблены в меня? Отвечайте: да или нет!
- Нет!
- Это не ответ!
- Потому что скучно... Потому что в вашей хорошенькой головке всего три мысли, три желания, которые я знаю наизусть!
- Я запомню вам это!
- Разве я сказала что-то неприятное для вас? Почему, почему вы обиделись?
Разговор Наташи-баронессы и Владимира Шадурского на рауте

Помню этот момент на рауте у Шадурских, тогда Владимир обиделся на эти Наташины слова! А ведь она была абсолютно права! Он всегда был подобен открытой книге! И тем не менее, Долли Шиншеева за что-то полюбила Вольдемара... Хотя я, если честно, так и не смогла понять, чем же он так привлёк её внимание...
Чуть позже, когда Дмитрий и Владимир Шадурские дарят Наташе одинаковые корзинки цветов, они говорят практически одни и те же слова. Тем не менее, Наташа, играя, делает вид, что отдаёт предпочтение Дмитрию... Ему она говорит: "Какие прелестные цветы!" Владимиру же достаётся от неё на орехи: "Князь, вы являетесь к женщине без приглашения вне всяких правил!" Интересно, чем Наташа руководствовалась, когда разыгрывала эту мудрёную шахматную партию...

Думаю, Владимир привлёк Долли, в первую очередь, своим обаянием - это у него, бесспорно, есть, не отнять! Жаль, конечно, корнета Лихарева - романтичный, чистый, неиспорченный такой юноша, неуловимо похожий чем-то на М. Ю. Лермонтова. Жаль, что он застрелился на дуэли с Вольдемаром... С другой стороны, понял, что виноват - не сказал следователю о пари, поэтому его замучила совесть... Ведь, если бы Лихарев рассказал правду, всё, возможно, было бы иначе...
Когда Долли предлагает Владимиру бежать, он отказывается... Мало того, говорит ей всё, что о ней думает! Что она нужна ему только из-за денег отца... Долли всегда это знала, но тем не менее, ей всё это слышать было неприятно... Мне очень нравится, как она говорит, разозлившись: "Я куплю вас, как вещь, как коляску! Вы ломаете чужие судьбы, и я тоже сломаю вас, как куклу!"

Мне нравится, как Владимир говорит о Наташе: "Баронесса находится в том прелестном осеннем возрасте, когда опытность уже есть, а красота ещё есть".
А вот это я не понимаю: там что, была какая-то история мутная?
"Эта гризетка, которой пришлось заплатить столько денег только для того, чтобы она отдала твои письма. Мой друг, нужно быть осторожнее!" (Татьяна Шадурская - Владимиру).

Настоящий роковой и брутальный красавчик - хотя с таким папиком не удивительно: мерзкий, подлый, коварный, жестокий, самоуверенный, расчётливый, умный, хитрый, мстительный тип. От одного взгляда веет злобой, эгоцентричностью, развратом и холодной ненавистью ко всему порядочному, чистому, честному. Такое впечатление, что ему доставляет особое удовольствие и наслаждение унизить человека, облить грязью, издеваться и раздавить морально.

Но с другой стороны, мне всегда казалось, что это маска, за которую он спрятался от одиночества, непонимания и нелюбви, он мстил всем и вся за равнодушие со стороны родителей, которым, по сути, было плевать на него, т.к. они были заняты только собой и своими собственными проблемами. Именно Шадурские воспитали и сделали его таким бездушным подонком, не имеющим чести, моральных принципов, совести и достоинства.

Если человек был лишён детства, родительской заботы, внимания, любви и вообще рос без семьи, ещё не причина, что в будущем он будет злодеем, убийцей или негодяеем.
И как раз пример Вани Вересова это убедительно доказал, в отличие от брата (по матери), у которого было всё, что он захочет и исполнялось любое желание, он был самым настоящим брошенным изгоем, никому не нужным, ненавистным отцу, в его жизни действительно не было никакого просвета, одно унижение, и даже родная мать предала дважды, стыдилась его, а если он и испытывал от кого-то заботу, тепло и любовь, так только от Христины. И тем не менее, он не озлобился, не возненавидил, а, наоборот, остался порядочным, добрым, искренним, умеющим прощать, понимать, великодушным человеком.

В фильме Вольдемар настолько внешне хорош собой, что лично я понимаю киношную Долли Шиншееву!
А в книге мы его "не видим", поэтому он оценивается по справедливости...
Вообще, видимо, Шадурские вырождаются: дед Вольдемара, по-видимому, был человек не просто подрядочный, но и передовой, раз среди его крепостных есть вольноотпущенные (семья Морденко), то есть отпущенные без выкупа. Например, князь Андрей Болконский таким образом отпустил на волю целую деревню - "в вольные хлебопашцы".

Дмитрий Шадурский - малодушный, трусливый человек, но не более того.
Шадурский-отец способен влюбиться, а не просто испытывать вожделение. В его поведении и манерах определённо было что-то привлекательное, иначе Анна не влюбилась бы столь безоглядно.
А Вольдемар - этот способен на любое преступление.
Явное вырождение.

Разговор Наташи и Казимира Бодлевского о князьях Шадурских:
Казимир: Зачем тебе этот князь, зачем ты дразнишь этого молодого князька, а теперь тебе понадобился ещё и граф!
Наташа: Забавно! Они так смешно соперничают друг с другом! Я не собираюсь приближать к себе ни того, ни другого, но и отталкивать не намерена, я планирую использовать их деньги и их имя. А граф...

...О Сергее Коврове:
Как странно, что такой контраст между книжным и сериальным персонажем. В сериале он - благородный, добропорядочный, честный человек, который искренне влюбился в Юлию и оградил её от всех проблем. Помог с лечением, женился, принял её двоих детей, обеспечил финансово, да и просто поддержал... А в книге он - просто разбойник, о котором даже говорить не хочется...

Коврову можно сказать "спасибо" уже за то, что именно он выкупил петербургский дом князей Чечевинских... Как сказал Степан, "спасибо вам, что вы нас купили..." Как признался Сергей Антонович, это "хоть какая-то память" о Чечевинских...

Как Сергей Ковров сказал Юлии Бероевой, "я очень богат, но это - честные деньги". И она ему тогда поверила... А больше он о своём состоянии, насколько я помню, не распространялся... Мне почему-то хочется верить, что деньги Сергея Коврова действительно честные, а не ворованные...
А вообще-то кто Сергей Ковров по сословию? Дворянин или как? Честно говоря, я так и не поняла этого...
Мне всё-таки хочется верить в то, что он честным путём добыл эти деньги... Может, Ковров купец, как отец Долли Шиншеевой? Да, вот так я настроена "романтично"... Он не ведёт себя, как человек, обладающий громким титулом...

Сергей Ковров - это Тихоня. Другие типы, на мой взгляд, к нему не подходят... К тому же, споры о его доходах лишний раз доказывают, что я права.
Тихоня
Необычайно скрытный гном. О его доходах ничего никому не известно. Ясно одно - он много трудится, надеется на себя, а не на удачу, никогда не откажется подработать. Не любит ничем выделяться и даже кажется, что специально маскируется в толпе. "Молчание - золото!" - эта поговорка про него. Старается ничего не комментировать, ему удаётся ловко уходить от острых вопросов.
Достаток. Трудолюбие гнома вызывает восхищение. Однако он напрасно отвергает интуицию. Стоит Тихоне немного расслабиться - и к нему может прийти озарение, неожиданно откроются новые возможности для заработка. Тихоне нужно учиться мечтать.
Камень. Жемчуг - помогает развить и усилить интуицию.

К Сергею Коврову я отношусь нормально, просто как к данности. Помят - возможно, но скорее всего, устал от жизни, ему всё надоело, и за собой он вообще не следил... И только Юлия Бероева пробудила в нём этот самый интерес к жизни... Ковров немного похож в этом плане на князя Романа Монго-Столыпина из "Адъютантов любви", который до встречи с бесприданницей Ольгой Лопухиной всё видел, всё испытал и ко всему охладел. И лишь с Ольгой он со временем стал другим человеком, потому что полюбил её. Правда, Роман причинил жене много боли, а вот Ковров очень нежно и бережно относится к Юлии, но суть одна. Правда, в Андрея Ильина в роли Романа можно влюбиться, что бы он не творил по сюжету, Николай Караченцов же в роли Коврова такой сильной сомпатии, увы, не вызывает... Да, Роман ревновал жену к каждому столбу... Да, они разбежались, хотя у них была дочка... Да, он ей изменил, и вообще вёл себя не слишком благородно порой... Но Ольга простила Романа, и они помирились. И это тронуло меня до слёз, чего в случае с Ковровым и Бероевой, увы, для меня не случилось.

Конечно, некоторым, наверное, его союз с Юлией Бероевой не нравится, хотя Ковров, по сути, похож на "книжного" Бероева - он тоже борется за справедливость, пытается помочь Юлии выбраться из того кошмара, в котором она оказалась... Ковров верит в невиновность Юлии и никого не слушает, потому что просто любит её... А Юлия, как мне кажется, до Коврова никого не любила, даже мужа... Если бы не Ковров, она, скорее всего, сломалась бы, не дойдя до конца... Да, Юлия - сильная женщина, хоть и кажется хрупкой, но всё равно без поддержки Коврова она была бы обречена, и её борьба за правду ничего бы не дала, ровным счётом ничего, кроме потрёпанных нервов...

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:57:33)

0

198

...Об Иване Вересове:
Откуда у Вани талант художника?
Всё дело в том, что дедом Морденки был украинский кузнец Вакула из Диканек.
Слово свидетелю:
"В досужее от дел время кузнец занимался малеванием и слыл лучшим живописцем во всём околотке. Сам ещё тогда здравствовавший сотник Л...ко вызывал его нарочно в Полтаву выкрасить дощатый забор около его дома. Все миски, из которых диканьские козаки хлебали борщ, были размалёваны кузнецом. Но торжеством его искусства была одна картина, намалёванная на стене церковной в правом притворе, в которой изобразил он святого Петра в день Страшного суда, с ключами в руках, изгонявшего из ада злого духа; испуганный чёрт метался во все стороны, предчувствуя свою погибель, а заключённые прежде грешники били и гоняли его кнутами, поленьями и всем чем ни попало..."
Независимая искуствоведческая экспертиза подтвердила почти полное сходство художественного стиля портретных  картин Вересова, росписи полтавского забора сотника и изображения побитого чёрта.
Как говорил агент Малдер: истина где-то рядом...

Жаль, что в 19 веке не было ни анализа ДНК, ни Андрея Малахова с "Пусть говорят".
А то представьте: "Сегодня мы пытается выяснить, кто является отцом Ивана Вересова: Осип Морденко или Казимир Бодлевский. Результаты ДНК принесут в конце эфира, а сейчас поговорим с матерью Ивана Татьяной Шадурской..."
Под столом, представила ситуацию...

И Татьяна Львовна начинает: "Я тогда была совсем ещё молодая..."
В финале передачи она точно будет ругаться с Морденко и Дмитрием Шадурским, пока Казимир будет недовольный молча на диване сидеть рядом с Наташей, которая его локтем под бок время от времени толкает!

А Ваня ошалело смотрит то на Морденко, то на пришибленного Казимира.
"... И по юности очень влюбчивая. А вот этот..." - показывает на Казимира - "приходил оценивать наши картины. Он заинтересовался мной и пригласил к себе, чтобы нарисовать портрет..."
Шадурский вскакивает и подлетает к Казику с явным намерением начистить ему физиономию. Но тут натыкается на гарну дивчину Наташу, которая отбрасывает его обратно.
После суматохи Шадурская продолжает рассказывать, как Бодлевский ещё чаем поил, рисовал и воспользовался её доверчивостью.
Казимир с воплем: "Да врёт она все!". Наташа осаживает его обратно со словами: "дома поговорим''.
Морденко со злобной улыбкой: "ты ещё до меня хахалей имела... А ещё от меня алиментов требуешь!"
Шадурский теперь уничижительно смотрит на Морденко, ему только это и остаётся, так как весовые категории не совсем равные.

А под конец выходит девушка с конвертом и объявляет результаты.
"Вероятность отцовства Казимира Бодлевского - 0%". Казик приободряется и влюблённо смотрит на Наташу:
''Я же тебе говорил, любимая, что с этой старухой у меня ничего не было!" Шадурская слышит, начинает истерить: ''Какая я тебе старуха?!" Морденко хмурится.
Потом объявляют результаты вторые: Осип Морденко, вероятность отцовства - 100 %". Тут взрыв эмоций, все ругаются, кроме Казимира и Наташи. Малахов: "Это был я, Андрей Малахов. Берегите себя и своих близких".

Инфантильность всю как рукой снимает, когда появляется уверенность в себе, понимание, что тебе доверяют и принимают таким, какой есть, когда есть ответсвенность за что-то и кого-то. И ведь преобразился же, когда всё это появилось. Ведь по сути, именно среди Чечевинских он ощутил настоящую семейную атмосферу, внимание, интерес, заботу не только как к мужу Маши, а как к человеку. А Маше просто ещё нужно повзрослеть, дабы переломить собственные представления о жизни, научиться понимать и видеть, что все люди разные, не оценивать всех по своей мерке, переделывая под себя, а все минусы Вани преобразовывать в плюсы.
Когда Маша от генеральши сбежала, бродила по улице, как неприякаянная, и позже, на аукционе, Ваня поступил, как настоящий мужчина, и подставил плечо. В ситуации с корнетом тоже, да и когда Хлебонасущенский на Машу напал, как "разъярённый" волк стал.
Очень редко встречаются люди такие, как Ваня, которые, несмотря на все болезненные удары судьбы, унижения, обиды, предательства, несправедливое негативное отношение и равнодушие, - остаются "чистыми", добрыми, искренними и открытыми душой и сердцем к людям, не культивируют в себе ненависть и озлобленность на всё и вся, а отрицательный жизненный опыт не ломает, а делает мудрее, сильнее внутренне.

Правда, Ваня пытался совершить самоубийство... Хотя, скорее, это случилось из-за побега Маши, ведь он рассчитывал её выкупить у генеральши... И тут - такой неприятный сюрприз... Вот всё на него и навалилось разом - смерть отца, предательство матери и старшего брата, побег Маши... Если бы Маша с Анной не пришли вовремя, спасать было бы уже некого.

...Про Морденко
Жаль, конечно, что Морденко положил всю жизнь на месть князьям Шадурским, а в итоге его сына Ивана легко и непринуждённо обманула Татьяна Львовна, сыграв на тонких струнах человеческой души... Осип Захарович Морденко после предательства Шадурской стал похож на зверя... Отталкивающий получился образ... Но вначале... Что поделать... Влюбился человек, поэтому никакие доводы рассудка на него уже не могли повлиять... А потом уже, конечно, всё понял и осознал, когда Татьяна Шадурская сообщила супругу, что "всё, что ты сотворил со мной, дело твоих рук!" Тогда до Морденко наконец дошло... В этот момент, видимо, на Морденко  и снизошло прозрение... Он наконец-то всё понял и осознал... Вот только странно, что он не отказался от сына, раз так сильно ненавидел Татьяну Шадурскую, да и Ивана совсем не любил...

И тем не менее, Осип Захарович Морденко любил княгиню Татьяну Львовну Шадурскую, а она лишь посмеялась над его чувствами... Она хотела насолить супругу, и у неё это получилось!
Что же касается её сына Ивана, то деньги деньгами, но ведь она его бросила, а спустя годы жестоко обманула! Ведь она пришла к нему только для того, чтобы заставить сына разорвать векселя...

Вот уж с кем точно обошлись, как с мебелью, игрушкой или собачкой. Супруги выясняют отношения в присутствии постороннего человека, демонстративно игнорируя его присутствие. Ну как же - это же даже не дворянин, и, как следствие, не человек!

Морденко из вольноотпущенных, то есть из бывших крепостных. Наверное, современному человеку почти невозможно понять, что это такое - быть чьей-то собственностью в самом буквальном, юридическом смысле этого слова. А потом в одночасье перестать быть чьей-то "вещью".
Морденко - человек незаурядный, но как персонаж, абсолютно надуманный, литературный, неправдоподобный.
В реале, думаю, Морденко не стал бы класть свою жизнь на алтарь мести, да ещё таким не слишком надёжным по исполнению способом, требующим слишком долгого времени для осуществления.
Всю жизнь положил на то, чтобы "завершить" свои отношения с некогда любимой женщиной. До такой степени этим проникся, что ничего вокруг не замечал. А не случись в его жизни этой случайной связи, прожил бы незаметно для себя и окружающих ещё немало лет. Может, и не счастливо, зато наверняка спокойно.

Видимо, он чем-то напомнил Татьяне Львовне её первую итальянскую любовь: черноглазый, темноволосый...
Немолодой управляющий был человек не болтливый, себе на уме, и заинтересованный так же, как и она, в тайне их отношений. Морденко прекрасно понимал, что лишится выгоднейшего места, если Шадурский что-то узнает.
С одной стороны, Татьяне Львовне хотелось отомстить мужу за пренебрежение, за то, что предпочёл ей, признанной столичной красавице, какую-то деревенскую дикарку, а с другой стороны, она заботилась о своей репутации неприступной мраморной Дианы в свете! Поэтому от мужа скрывать свою беременность она не стала - знала, что тот промолчит ради репутации князей Шадурских.
В общем, хоть и немолодой, но гарный украинский хлопец Морденко устраивал княгиню во всех отношениях.

Морденко - это Чихун. У меня никаких сомнений на его счёт нет...
Чихун
Он жалуется на судьбу и кажется, что живёт от зарплаты до зарплаты. На вид гном вовсе не бедняк, всё необходимое у него есть. Можно только догадываться о неприкосновенном запасе (у Чихуна он обязательно есть), который он ежемесячно пополняет. А что до жалоб, так это его манера поведения.
Достаток. Он мастер копить, но не умеет тратить. А ведь это главное правило богатого человека. Так что Чихуну просто необходимо иногда часть накопленного тратить на приятные вещи. Это его стимулирует ещё больше зарабатывать, а значит, и накопления будут расти ещё быстрее.
Камень. Малахит - проявляет скрытые таланты, учит щедрости.

...Про Татьяну Шадурскую
Вспоминаю, как Татьяна Шадурская разговаривает с Анной. Было очень неприятно наблюдать за "Мраморной Дианой". Она явно наслаждалась тем, что её соперница оказалась на самом дне жизни... Татьяна произвела очень отталкивающее впечатление, она раздражала своим положением хозяйки...
То, что Шадурская бросила Ваню, это, конечно, ужасно! Морденко она, разумеется, не любила, а использовала. Да и Дмитрия Шадурского, я думаю, она тоже не любила, хоть и утверждала обратное... "Мне льстил блеск его имени..." А вот Николай Чечевинский, судя по реакции Татьяны в сторожке, всё-таки может быть тем самым офицером, который к ней когда-то сватался... И об отказе которому она так сильно жалела впоследствии... Конечно, с Казимиром Татьяна расцветает и хорошеет. Думаю, она Владимира тоже не любила, и его воспитанию уделяла немного времени... Анна говорит ей, чтобы она возвращалась обратно в Петербург, но... "Мраморная Диана" предпочла остаться и принять яд...

Жаль, что "Мраморная Диана" - скорее, всё-таки, отрицательная героиня... Ведь она совершила немало плохих поступков - обманула Морденко, отказалась от сына Ивана, а потом, когда он вырос, жестоко предала его во второй раз... Да и Владимир не без её участия вырос таким мерзавцем, способным на всё...
Когда Татьяна Шадурская рассказывает Морденко о своей первой любви к итальянцу, хочется верить отчего-то, что она в этот момент искренняя и настоящая. "Дальше папа увёз меня. Он рыдал, и я рыдала так же. Мне тогда только-только исполнилось 16 лет - в таком возрасте ребячество простительно. Однако он был хорош, мой итальянский граф... Порода, аристократизм, южная пылкость". И даже когда она говорит это, отчаянно хочется ей верить: "Ко мне сватался один офицер, он так меня любил... Этот офицер посватался ко мне, посватался и Шадурский, тогда он не обращал на меня никакого внимания... Возможно, это было моей ошибкой, но я безумно влюбилась в Шадурского... И конечно, мне льстил блеск его имени... Сколько раз я потом пожалела о том офицере, лёжа долгими ночами без сна..."

Мне хочется верить, что в ней было хоть что-то человеческое. В книге мы знаем, что это был Еремеев, а в сериале никто об этом никогда не узнает, тем более, если не читал романа. Наверное, именно поэтому и я, и моя бабушка были всегда уверены, что этот офицер - Николай Чечевинский. Лично мне такая версия очень нравилась всегда, она добавляет неких граней князю Чечевинскому. Тем более что описание самой "Мраморной Дианы" соответствовало: у Чечевинских не было слишком больших средств (с точки зрения Татьяны Шадурской, разумеется), да и фалимия их не гремела на весь высший свет, к тому же, он был офицером... Тем интереснее было наблюдать за тем, как Николай осознанно подталкивал Шадурских к падению, как заставил Казимира бежать с Татьяной... Правда, он не ожидал, что та наложит на себя руки, и тем не менее... Эта версия нравилась лично мне - от былой возможной любви не осталось и следа, появилась ненависть и желание отомстить за сестру Анну... Но мне всё-таки хочется верить, что она говорила Морденко правду: "Наверное, это было ошибкой, но я безумно влюбилась в Шадурского. И конечно, мне льстил блеск его имени..." Хочется верить, что Татьяна была тогда честна...

Сколько лет Николаю в сериале в самом начале, точно не известно. Мне всегда хотелось думать, что он всё-таки старше Анны. Насчёт любви Татьяны Шадурской к итальянскому графу... Да, в сериале она о нём рассказывала Морденко, но мне не показалось, что оставила там своё сердце, что была влюблена без памяти... "Дальше папа увёз меня... Он рыдал, как безумный, провожая меня. Я рыдала так же. Тогда мне только исполнилось 16 лет, в таком возрасте ребячество простительно. Однако он был хорош, мой итальянский граф... Порода, аристократизм, южная пылкость". Но и только, "он был хорош". Да, они расстались болезненно, но ей ещё было так мало лет, ни о какой любви Татьяна не говорила... Романтическое приключение в Италии вскружило голову юной девушке, только и всего... Но чтобы любовь на всю жизнь... Не верю я в это...

Кстати, княгиня Шадурская понятия не имела, куда и как пристроил её муж свою внебрачную новорожденную дочь. А насчёт своего внебрачного ребёнка она всё же побеспокоилась: сообщила Морденко, где оставила сына, и передала ему очень большую сумму денег на воспитание их общего сына. Не её вина, что Морденко перенёс всю свою неприязнь к Шадурским на собственного сына. Мало того, Морденко присвоил себе деньги, выделенные княгиней для ребёнка.

"Назло кондуктору" - раз муж постоянно развлекается на стороне, почему я должна это терпеть и не могу поступить так же. А влюблённый, верный и преданный Морденко очень вовремя оказался рядом.
Хотя я бы не сказала, что она его сломала, другое дело, что после предательства и унижения со стороны Шадурских он озлобился, замкнулся в себе, ожесточился как внутренне, так и на всех людей вокруг, он никому больше просто не верил, а ненависть и жажда мести заполонили его душу. И самое ужасное, что всё это он выливал на своего единственного сына, отыгрывался на нём.

Шадурская была счастлива в том отношении, что была уверена в своём прочном положении... В отличие от большинства как современных, так и тогдашних женщин. Но, конечно, с возрастом взгляды на жизнь меняются. И девушка, например, может быть гораздо больше счастлива и в бедности: от молодости, свежести и ожиданий. Читала как-то интересную психологическую статью - что большинство людей с возрастом от романтики и любви переходят к "бытию". Вот это в наибольшей степени применимо к княгине.
Не думаю, что она вообще была по-настоящему счастлива. Да у неё была беззаботная и обеспеченая жизнь, о материальной стороне она никогда не задумывалась, но никакие деньги и благополучие не смогут избавить её от одиночества и не дадут ощущения настоящей любви, заботы, тепла, внимания, семейной гармонии.

А если что-то подобное она и испытывала, то только с Казимиром, потому что он говорил, давал и делал то, что она хотела. Для неё он стал последним шансом, попыткой найти такое необходимое личное счастье, и она настолько жаждала и верила в это, что не замечала, что её просто банально используют. И если бы она хоть на минуту отключила чувства, эмоции и осмысленно, трезво взвесла свои отношения с Казимиром, то заметила бы всю его ложь, двуличие, игру, что она ему просто противна и не интересна, как женщина.

Кажется, основная черта Татьяны Львовны - это лишь бесконечный эгоизм. Стоило вопрос с Ваней решить, всё, не нужен, раздражает, надоел, сословную спесь включила, мол, плебей...
Бежит с Казимиром, деньги все утащила, счастья полна, радуется. Что там с семьёй, с другими, это пустяки. То, что она не глядя ломает жизнь другим, не достойным её величия, не замечает.
А ведь (злорадно потираю руки) расплачиваться придётся, люди не прощают, да и карма, она работает.
Та же история с княгиней Чечевинской. Сословная спесь, отношение к людям, как к вещам. Со стороны вроде формально оно и так, даже современно:), такая деловая женщина, Коробочка, копеечку копит, "все должны работать" и т.д. Но на деле, это лишь чёрствость и  бездушие, оно отразится не на тебе, так на твоих детях... За что и поплатилась...

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 12:58:35)

0

199

...О Казимире Бодлевском, о Наташе, о Татьяне Шадурской, о Платоне Загурском
С Татьяной Шадурской Казимир уехать за границу не смог бы в любом случае, потому что любил Наташу и, кстати, оказался на редкость верным человеком... Да, Наташа его не любила, ни в юности, ни в "прелестном осеннем возрасте". А вот Николая, я думаю, она полюбила с первого взгляда... Маша же - девушка, которая благодаря Хлебонасущенскому отлично понимала, что мужчины, особенно зрелые, собираются сделать её своей содержанкой... Поэтому она бы вряд ли смогла обратить внимание на Казимира, потому что была слишком напугана... Ивана же Маша встретила в непростой для себя момент, как, кстати, и Чуху-Анну. Это были очень важные для неё встречи... Юлия Бероева - женщина, которой действительно нужен решительный и сильный мужчина, Казимир же - натура чувствительная, нервная и, чего уж там скрывать, слабая... Думаю, что для него вообще в сериале нет ни одной подходящей женщины... Долли мне ему отдавать тем более жалко, Анна так и не смогла забыть Дмитрия Шадурского... Нет, пожалуй, никого рядом с Казимиром я не вижу... Жаль, ведь даже Наташа, которую он так отчаянно любил и дико ревновал, встретила хорошего, доброго и порядочного человека, а он... утонул в Неве... И тем не менее, другой судьбы в рамках сериала я для него, увы, не вижу... Хоть это и грустно, но я честно признаюсь в этом...

В романе Бодлевский/Карозич не имеет почти ничего общего с сериальным - нет в нем ни нервической трепетности, ни ревности (то есть вообще ни капли!), вот только неприязнь к Татьяне Львовне, с которой приходится возиться, осталась.

Важное и верное замечание: в книге Казимир, кажется, вообще не способен на сильные чувства, чего нельзя сказать о Казимире "сериальном". В случае с княгиней Татьяной Шадурской в книге он никогда никого не любил, и поэтому ему в принципе всё равно, как/с кем/почему/где. Его неприязнь в романе меня мало волнует. В сериале же Казимир любит Наташу, поэтому к Шадурской относится, как к надоедливой мухе, хотя княгиня долгое время не подозревает об этом.

Татьяна Львовна сама не без греха, тут уж ничего не поделаешь... Старшего сына Владимира воспитала таким монстром, младшего Ивана бросила и обманула.
Увы, но здесь я, пожалуй, даже не сочувствую ей нисколько, вот прямо ни капельки! Сочувствовать ей - это для меня что-то явно фантастическое, то, что я представить не могу совершенно! Нет прощения тому, что Шадурская сделала, как солгала Анне про Николая, как она покрывала своего эгоистичного сына Вольдемара, как участвовала в этом омерзительном спектакле "он - просто невинная овечка". Но самое страшное, конечно, то, как Шадурская поступила с Ваней, так что по заслугам получила.

Убить Казимир, действительно, Наташу не мог, даже если бы очень-очень этого сильно захотел. Потому что, несмотря ни на что, всё равно любил её, именно из-за неё не смог проникнуться достоинствами Татьяны Львовны, именно из-за неё так и не смог создать семью... Наташа, я думаю, поскитавшись по свету, уезжать больше никуда бы уже не захотела, она и так практически 16 лет скиталась... Об этом она очень хорошо сказала Сергею Коврову во время его карточной игры с ней и Платоном Загурским. Что у неё было всё - красота, молодость, деньги, а в голове роилось множество безумных надежд и планов, но... У Казимира такая вот судьба, нелёгкая, но пути другого для него не было. Он бы всё равно не смог долго притворяться, даже если бы сбежал с Шадурской. Рано или поздно он бы всё равно её бросил, и было бы, возможно, ещё больнее... Да, Казимир оказался верным и преданным Наташе, но он не мог дать ей то, что дал Платон Загурский, для него это оказалось непосильной задачей... Он не мог просто любить её и принимать такой, какая она есть... Вместо этого постоянно ревновал её к Шадурским, к Николаю, почему-то даже к Коврову однажды приревновал... Не было между ними доверия, он постоянно пытался что-то такое увидеть, где она, с кем она, как далеко всё зашло... Увы, но это было бесполезно, наверное, он мечтал привязать её верёвкой к стулу, чтобы она никуда не ходила и всегда сидела на одном месте, но... Не её это мужчина, и этим всё сказано... Он не верит ей, он допрашивает её и постоянно думает: "доверяй, но проверяй!" Ничего хорошего, разумеется, из этого не вышло.

Наташа не любила Казимира, и именно в этом кроется основная проблема. Потому что он, как бешеный, ревновал её к каждому столбу - к Дмитрию и Владимиру Шадурским, к Николаю Чечевинскому... "Опять о ком-то думаешь? О Шадурских? Или о графе? Может, о Коврове? Или ещё чёрт знает о ком... Этот список можно продолжить, и ночи не хватит!" Это отталкивало Наташу, хоть она и могла рассказать Казимиру о том, что её мать запороли по приказу какого-то немца, и он её жалел, называя бедной девочкой, но... Его ревность в конце концов утомила Наташу... "Что, если он мне вовсе не брат, а надоевший любовник, которого я таскаю везде от скуки и страха остаться совсем одной..." Да, "он любил меня, а я это ценила". Но и только... Казимиру она когда-то всё-таки говорила, что любит. А с Платоном Загурским ей больше не нужно было притворяться, он дал ей время, чтобы она к нему привыкла, а главное, ничего от неё не требовал. Именно с ним Наташа настоящая, чего ей так не хватало все эти годы...

И всё-таки я не верю, что Наташа была такой. Тем более что Казимир с его дикой и бешеной ревностью вряд ли позволил бы Наташе жить на деньги какого-то богатого светского повесы. Судя по тому, как сильно он ревновал её к князьям Шадурским, это было невозможно, иначе бы он уже повесился, наверное, от ревности! Наташа из романа - да, для неё нет никаких запретов, она легко и непринуждённо может совершить убийство, причём чем дальше, чем серьёзнее становятся преступления, которые они с Казимиром совершали, насколько я помню. Наташа из сериала всё-таки другая. "Пройдёт пять, десять лет, и всё... Старость, забвение, одиночество..." Она подсознательно этого боится, этого все боятся, но не каждый говорит об этом вслух. Наверное, если бы не Платон Загурский, её действительно не было бы в живых, тихо и незаметно ушла бы, и всё...

Да, в мыслях у него ничего такого не было, однако он мечтал от Татьяны Шадурской избавиться. Достаточно вспомнить разговор Казимира и Николая: "Если бы вы знали, как она мне надоела, эта старуха! Разве она не видит, как она смешна, когда изображает из себя девочку!" Интересно, по его мнению, что было бы дальше с Шадурской, если бы он её бросил где-нибудь за границей? Наверняка она бы тоже отравилась чем-нибудь, поняв, что не нужна ему, ну, или застрелилась, на худой конец... Всё равно бы для неё всё кончилось бы именно этим, т. к. путь назад, к прежней жизни, к неверному супругу и монстру-сыну для неё был невозможен... Тем более, что Шадурские думали, что её уже нет в живых, другое дело, что письмо оказалось в итоге пророческим, и княгиня действительно умерла... Сам виноват, не надо было говорить, что ему надоела эта старуха! Вот дурак-то, верил, что она ничего не заметит. Но не тут-то было!

Татьяна Львовна слышала не только его слова, но и слова Каллаша. Она поняла, что это было задумано не Казимиром. И что, после этого она сразу же решила принять яд? Глупость какая-то: узнала, что является пешкой вместе с Казимиром, но вместо того, чтобы хотя бы попытаться бороться, совершила самоубийство, чтобы у Николая-Каллаша окончательно сошёлся его пасьянс. Ну не глупость ли это, не ерунда ли на постном масле? А может, ей просто всё было пофиг, раз она и Дмитрия подставила, и Владимира, и Ивана... На всех и на всё ей было пофиг, главное, что её Казимир не любит! А она сама разве не издевалась над Анной, над Ваней, над Юлией (да, и над ней тоже, она ведь помогла Вольдемару "отмазаться")? Так ей и надо, заслужила!

Очень сильный эпизод, когда Казимир пытается застрелить Наташу у Шадурских... А она спокойно стоит и ждёт, когда он решится... "Я действительно причинила тебе много зла! Но самое скверное - то, что я тебя никогда не любила! Я люблю другого человека! Стреляй, Казимир!" Очень сильная сцена, как мне кажется...

Николай Чечевинский спрашивает у Наташи с какой-то даже грустью (о гибели Казимира): "Для вас это большая потеря?" И Наташа отвечает ему:
"Несмотря ни на что, он любил меня, а я это ценила. Вам, должно быть, это непонятно..." Николай погрустнел ещё больше и как-то обречённо ответил: "Понятно".

Посмотрела их самую первую встречу, когда Казимир ещё портрет рисовал, а она обнаружила поддельную купюру. Сам ей в лапы тёпленьким и угодит потом.
Бодлевский любил Наташу и, наверное, какое-то время был счастлив с нею. Мне почему-то кажется, что в начале их знакомства Наташа рассчитывала, что молодой художник поможет ей так или иначе избавиться от крепостной зависимости. О большем она и не мечтала... А потом всё стало складываться таким образом, что Наташе представилась возможность не только вырваться на волю, но и одновременно отомстить Чечевинским, и разбогатеть, и она воспользовалась этим шансом! Ведь если бы не беременность княжны Анны, ничего бы у Наташи не получилось. В лучшем случае, просто сбежала бы с Бодлевским. Хоть и была Наташа необыкновенно хороша собой, но никто на крепостную красавицу-горничную особого внимания не обращал.

Казимир любил Наташу, а она его - нет. В этом и крылась основная проблема... Да, она не была чистой, наивной и восторженно-влюблённой женщиной... Думаю, такой Наташа уже никогда и не станет, даже с Платоном Загурским. Но я вижу нечто другое - чувство, которое к концу "Развязки" уже связывает Наташу и Платона Загурского, во сто крат сильнее чего бы то ни было. Да, возможно, Казимир без Наташи остался бы чистым и наивным художником, но, быть может, без гроша в кармане. Возможно, он даже мог быть счастлив наедине со своими холстами. Но дело в том, что Наташа - это, простите за наглое сравнение, немного Маргарита Хоботова из "Покровских ворот". А Казимир - это Лев Хоботов, который без неё, как бы не петушился, жить нормально не сможет. "Если бы не я, ты бы всю жизнь копался в чужих предисловиях! Если бы не я, ты бы получал щелчки от издателей!" И его восклицание: "Но я бы жил! А так я живу в полноги, работаю в полсилы" - так он ей отвечает, но проблема в том, что это может не сработать, ведь, как шутили некоторые про Людочку, "Сервантес - это от слова сервант!" Общее здесь одно: как Маргарита ограждала от проблем Льва, так и Наташа, получается, ограждала Казимира от каких-то проблем. Он попутешествовал, повидал мир, ездил рисовать свои этюды... Но я думаю, что Казимир, скорее всего, не прославился бы всё равно... Кстати, кому интересно про художников, посмотрите драму с моей любимой Эми Адамс "Большие глаза" - это история на основе реальных событий. Казимир бы не стал известным всё равно, ибо не был он, я подозреваю, гениальным творцом... Впрочем, даже гении порой невыносимо страдали... Ещё об искусстве... У меня была игра о Париже начала 20 века, и там похищают гениальную картину, которую написала женщина. Это детектив, в короткий срок нужно найти преступника... Просто оторваться не могла! И ещё посмотрите на эту тему "Рождественский коттедж" - это один из самых любимых моих фильмов о том, как важен учитель для того, у кого есть способности... И последнее - фильм "Полночь в Париже" обо всех светилах французской живописи и о связи прошлого с настоящим... А также о музе художника, в которую так легко влюбиться... Что касается вины, то, как говорится, язык мой - враг мой! Казимир мог бы тоже просчитать возможные последствия своего бегства с Татьяной Шадурской, что всё это чревато неприятностями и бедами... По-другому, собственно, и быть не могло! Но он, по-моему, мечтал, чтобы она буквально в воздухе растворилась!

Наташа - прекрасный партнёр - надежный, верный, инициативный, значит, и "жена" из неё получится превосходная.
Честно говоря, Бодлевский, благодаря именно Наташе, годами жил, как за каменной стеной.
Не встреть её, так бы и прозябал всю жизнь за гроши на должности литографиста в типографии.
Да, ему не хватало тепла, сочувствия, но взамен он имел немалый достаток и комфорт, объездил всю Европу, повидал мир.

Так что лучшая из жён, по моему мнению, Наташа...

У меня сложилось впечатление, что Бодлевский изначально довольно изнеженный субъект. А его художественная натура подсознательно требовала красивой среды, окружения...
Нет, он не был бы счастлив, зарабатывая гроши и живя жизнью рядового сотрудника типографии. Недаром он ещё до Наташи пытался изготовить фальшивую двадцатипятирублёвку. А ведь на обычную, бедную жизнь ему хватало... Но он хотел другой жизни - красивой и комфортной.
Что касается его призвания художника, то вряд ли его способности были выше обычного среднего уровня, иначе бы он попробовал себя реализовать, когда у него появились свободные деньги.
Талантливый художник просто не может не писать каждый день!

...О князе Николае Чечевинском
Ну, слава Богу, что создатели фильма отошли от образа, созданного в книге.
Мошенник без сердца и совести превратился в пусть и хладнокровного интригана, но убеждённого мстителя за обиженных.
Мне удалось ощутить его драму.
Разительная перемена - открытый, чувствительный Николенька в начале и беспощадный, хитроумный мститель - с середины фильма. Что же должно было произойти с человеком, как должна была перевернуться и разорваться его душа, чтобы случилась такая перемена.
Потери ожесточили Николая, а служба на Востоке научила "не ценить жизнь - ни свою, ни чужую" (с) и глубоко загонять все эмоции. Но он остался тем же преданным другом и нежным братом. Боль от прошлых несчастий тоже не затухла с годами, и и постоянные напоминания Анны о том, кто она теперь такая, выглядят ударами по живой ране. И с баронессой, которая всё же не безразлична Николаю, они не могут быть вместе. И высока вероятность того, что брак с Долли не обещает быть счастливым. Так что драматизм образа сохраняется до финальных кадров.

Да, сложный и противоречивый получился образ... Но всё-таки Николай любил Наташу. Он даже хотел познакомить её с Анной, вот только правда оказалась слишком жестока! Его любовь к Наташе заметила даже Анна: "Просто ты становишься чуть-чуть другим, когда она приходит!" Он действительно всегда ждал её с каким-то особенным трепетом и волнением... И он прекрасно понимал, что на самом деле у неё, как и у него, тоже есть своя тайна, тщательно скрытая от посторонних глаз... И их последнее объяснение... Николай не мог не прийти к Наташе... Я жалею лишь о том, что в продолжении вместо Анны в Петербурге не оказался Николай... Я хотела, чтобы они поговорили... Уже после
свадьбы Наташи с Платоном Загурским... Возможно, тогда он бы не сказал Долли про бывшую дворовую девку Наташку... Впрочем, ему даже тогда было слишком больно, что всё так обернулось, и он убедил себя в том, что надо всё забыть... "Между мной и ей ничего не могло и не может быть! Это прекрасно понимал я. Но так же отчётливо это понимала она..."
Но в прошлом Николая есть ещё одно тёмное пятно... Я подозреваю, Николай когда-то в юности любил Татьяну Шадурскую... Я склонна думать, что именно он был тем самым офицером с Кавказа, о котором Шадурская часто вспоминала в первых сериях... Он не пощадил женщину, которую когда-то любил... на которой когда-то собирался жениться... Впрочем, она сама всё сделала для того, чтобы сократить свою жизнь до определённой цифры... И "лапшу" Казимира кушала с отменным аппетитом!

За Долли мне больнее всего, моя любимая героиня... Но я хочу верить во что-то хорошее... Кстати, её тема - моя самая любимая по героям... Не хотела бы я никаких других героинь новых, меня всё полностью устраивает... Может, потому, что я её действительно люблю...

Мне всё равно хочется верить, что именно Николай - тот самый офицер, которого вспоминала Татьяна Шадурская... Я не хочу думать о том, как это было в книге, но... И я, и моя бабушка всегда считала, что эта версия имеет право на существование... Правда, после того, как "Мраморная Диана" жестоко поступила с Анной, рассказав ей, что брат хочет убить сестру, Николай, конечно, возненавидел её всей душой! Что же касается брака по расчёту, то... Не знаю, что и сказать... Помню разговор Анны и Наташи... Так вот Анна говорит Наташе, что "Для моего брата деньги никогда не имели значения! Они с Долли любят друг друга!" Наташа же говорит, что "ну конечно, Шиншеев - богач!" Однако... любит ли Николай Долли, вот в чём вопрос... Или же Наташа была права, и дело всё-таки лишь в "приятных бонусах"...

Наташа вредничает? А зачем ей это надо? Она ведь знала прекрасно, что между ей и Николаем лежит пропасть, преодолеть которую невозможно... Наташа удачно вышла замуж, практически восстала из пепла благодаря Платону Загурскому, раскаялась и получила шанс начать новую жизнь... Зачем же ей нужно вредничать? И чем она должна крыть, если её союз с Николаем всё равно был изначально невозможен?

Увы, но последняя надежда уже умерла... Николай женился на Долли, и хочется верить, что это будет удачный брак... Наташа же... Я хочу верить, что её с Платоном Загурским ждёт только хорошее... Хотя Анна, кажется, была явно раздосадована, что Наташа встретила такого человека, который простил ей всё...

Мне нравится, что Наташа была с Загурским абсолютно искренна, а вот Николай... Вот что он говорит Долли, когда она просит его рассказать, как умер Владимир Шадурский: "Перед смертью он убил человека... Просто так, ни за что... Он вёл себя, словно загнанная в угол крыса... Не жалеете, что решились на этот разговор?" По-видимому, Николай подобные разговоры не одобряет... Хотя для Долли это важно, она хочет отпустить от себя эти чувства...

С другой стороны, ну что поделать, такой человек: закрытый, замкнутый, холодный... Таким Николая сделали обстоятельства... Ведь он потерял всё, что у него было... Лишился родителей и на долгие годы разлучился с сестрой...

А вот Долли Шиншеева отчего-то была уверена, что у неё получится изменить новую сущность Николая... Смелые планы, однако... "Нравится вам, Николай Яковлевич, из себя старичка изображать!"

Честно говоря, чем больше я об этом думаю, тем грустнее мне становится...
Не вижу я что-то доверия между Долли и Николаем... Вообще, я так и не поняла, как Николай относится к Долли... Да, она ему нравится, но того трепета, который был по отношению к Наташе, я как-то не заметила...

И всё-таки я думаю, что Николай любил Наташу, и эта любовь не прошла со временем, увы. Я хочу верить, что он любит Долли, но, пересматривая сцены с Наташей и сцены с Долли, я чётко и ясно (увы!) вижу, что Николай любил именно Наташу, а не Долли. И это со временем никуда не делось, несмотря на все достоинства моей любимой героини сериала, хоть я и хочу верить в лучшее по поводу союза Долли и Николая. Наташа его тоже не забыла... Именно поэтому я и писала фан-фик "Нам вместе не быть". Думаю, он всё-таки правильный, хотя раньше мне это казалось бредом...

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 13:00:06)

0

200

...Про Наташу, про Николая и Анну Чечевинских, про Долли Шиншееву, про Платона Загурского
Держаться подальше - это не всегда работает. Чечевинские были в Калуге, и Наташа знала об этом.
Жили они там, как я понимаю, безвылазно. Николай приходил тогда к Наташе как раз перед отъездом... Если бы он не пришёл тогда, то я бы, возможно, поверила, что ему всё равно, что Наташа ему безразлична... А так -нет, не могу... Мне очень нравится сцена их прощания... И я не думаю, что он пришёл к ней просто так. Другое дело, что Наташа его прогнала, а Николаю ведь не хотелось так быстро уходить... Конечно, он отгонял от себя эту мысль, что тоже любит её, но Анна всё-таки смогла пробить в его непоколебимой, казалось бы, защите брешь... Когда напрямую спросила, не влюбился ли он. Конечно, далее последовал рассказ об ослепительно-прекрасных розах, которыми можно лишь любоваться, но никак не любить. И тем не менее, именно тогда, я подозреваю, Николай наконец-то начал понимать, как много для него значит эта беглая крепостная князей Чечевинских... Да, он никогда особенно не показывал своих истинных эмоций, но все сцены Наташи и Николая словно бы пропитаны электричеством. Он с таким волнением ждал её, ходил туда-сюда, зная, что ОНА должна вот-вот прийти... Конечно, он испугался, когда она первая призналась ему в любви. Разумеется, не ожидал подобного поворота событий... Ведь прежде, как я понимаю, никто никогда не признавался ему в любви, и вдруг... Когда это произошло, он, естественно, растерялся, не понимая, как себя следует вести... То, что Николай наконец осознал, что любит Наташу, проявилось впервые, пожалуй, в сцене с истерикой Анны... Как они обречённо смотрели друг на друга, сколько в их глазах было страдания и боли... Так близко и одновременно так далеко... И признаться нельзя, потому что пропасть разделяет... Так затравленно, так безысходно они смотрели друг на друга, пожалуй, впервые за всё время, уже ясно понимая, что быть вместе действительно не могут. Ведь раньше они были баронессой фон Деринг и графом Каллашем, а теперь стали Наташей и Николаем Чечевинским... И эта перемена ошеломительна...
Я вспомнила ещё кое-что, ту самую сцену, когда Анна рассказывает Николаю о замужестве Наташи... Думаю, для Анны всё-таки тот факт, что Наташа приняла яд, говорил именно о раскаянии. Должно было случиться что-то действительно серьёзное, чтобы она решилась на такой поступок... Нет, Наташа не боялась остаться без платьев и драгоценностей, это точно не про неё... Она боится остаться наедине со своими грехами, поэтому и решается переступить черту... Ей всё равно, ведь она и так уже совсем никому не нужна, все от неё отвернулись... Ей тяжело держать всё в себе, нужно кому-то выговориться... Наташа не сожалела о своих нарядах и украшениях, ей было жаль лишь подарок отца, который пришлось заложить... Это было самое дорогое, что только сохранилось у Наташи - память об отце...
Так вот, про Анну и Николая... Я долго думала, что же он испытывал при разговоре о замужестве Наташи, какие эмоции... Но я думаю, что это всё-таки сожаление о том, что они разошлись, как в море корабли... Это, по всей видимости, было для Николая первое серьёзное чувство, до этого он, я подозреваю, никогда и не любил никого... (Версия с влюблённостью Николая Чечевинского в княгиню Татьяну Шадурскую - она только моя, и я не знаю, как было на самом деле).

О, сколько было споров, кого же Николай на самом деле любит - Долли или Наташу... Я просто не знаю французский, поэтому, наверное, не придала тому эпизоду о кузенах такого значения... Хотя сейчас, после курса французского "Полиглот" Дмитрия Петрова, начала в нём немного ориентироваться... То, что Николай Наташу любил - да, я считаю именно так, хотя не могу сказать, в какой момент изначально поняла это... Впечатление сложилось у меня в общем... Ну, наверное, хотя бы по сцене с вопросом "Я помешала?" Наташи, кажется, во время игры в карты... И с красным, отводящим взгляд Николаем... А как он мерил шагами комнату, когда она приходила... Как волновался и как ждал её появления всегда...

Мне вообще кажется, что, если бы не та сцена, где Долли рассказывает о каком-то мифическом поклоннике, никакого объяснения не было бы и вовсе... Правда, к признанию Долли Николая вынудила... А вот в первый раз не получилось у неё, когда только погиб корнет... Жаль всё-таки, что Наташа не застала в Петербурге по возвращении из Швейцарии Николая... Вот уж ляп так ляп... Она о нём вспоминает постоянно, а он... говорит Долли, что она была беглой дворовой девкой, и вообще ничего между ними быть не могло... Хоть это и так, но осадок остался неприятный...

Помню слова Анны: "Просто ты становишься чуть-чуть другим, когда она приходит..." Или вот это: "Ты приходишь, потом снова уходишь... Ты куда-то идёшь? У тебя появились какие-то срочные секретные дела?" А всё тогда было просто, он ждал Наташу-баронессу... Анна даже обижалась, что её брат стал другим человеком... И она первая ему сказала: "Ты влюблён, Николай!" Мне кажется, он начал понимать, что любит Наташу, именно благодаря Анне... "Ты спрашиваешь, какая она? Остра на язык, умна, оригинальна даже... Очень интересный и тонкий собеседник... Красива, как цветок розы..." Вот за это Николай и хватается: "Нет, Анна... Розу нельзя любить... Ей можно только восхищаться!" Но в то же время "Владимир Шадурский был пешкой в игре баронессы!" - с восхищением говорит он Долли... Я думаю, Николай понял, что любит Наташу... Иначе бы он не пришёл проститься с ней перед отъездом в Калугу... А сцена, в которой Николай погружает Анну в транс, поражает своей безысходностью... Мне кажется, он уже всё понимает, но изменить, увы, уже ничего не может...

Вот что Анна говорит Долли: "Между моим братом и этой женщиной не может быть никаких отношений! Достаточно сказать, что она является причиной смерти моей матери и моего отца..." Анна только забыла о собственных чувствах к Дмитрию Шадурскому, которые, я думаю, так и не прошли со временем... Даже Долли было понятно, что "у него снова может вспыхнуть к ней чувство..."

Но ведь Анна спрашивала Наташу, когда та вернулась из Швейцарии, любила ли она когда-то Николая... На что Наташа отвечает: "Я и сейчас его люблю!" Мне казалось, что после этого разговора и после прочтения письма Ковровых Анна должна всё понять, но... "Конечно, для мужа ты - баронесса!" Но Наташа поражает Анну, ответив: "Нет, он знает всё..." Анна, с сомнением и иронией: "Нет, наверное, не всё!" Наташа сказала, что "он знает о том, что я ваша бывшая крепостная, знает о Бодлевском..."

То, как Анна толкала Николая в объятия Долли, выглядит как-то... не знаю, топорно, что ли... В первый раз Николай ответил Анне на такой вот бронетанковый подход: "Анна, ты говоришь так, как герои в не слишком удачных, а скорее, пошлых романах!" Но Анне всё равно, ей весело, она продолжает смеяться... Хотя непонятно, что такого весёлого она видит в своих собственных рассуждениях... Долли вот была с Николаем честна, он знал, что она, несмотря ни на что, любила Владимира Шадурского... И она делилась с ним своей болью... А он молчал, ничего не мог толком рассказать... "В вас была влюблена первая красавица Петербурга баронесса фон Деринг..." И вот какой был ответ: "Между мной и баронессой ничего не могло быть... Это отчётливо понимал я, но так же отчётливо это понимала она..." И на этом практически всё...

Я вспоминаю последнюю встречу Наташи и Николая... Как ему хотелось сократить расстояние между ними, но... Мне сначала показалось, что он её поцеловать хочет, но Наташа сама руки на груди сложила, и он её руки поцеловал... На самом деле, видно в этой сцене, что Николай держится из последних сил... И когда Наташа говорит ему "идите, что же вы не уходите?", он всё равно не спешит её покидать... Так что, я думаю, если бы Наташа сама не подобрала правильные слова во время их встречи, ещё неизвестно, как бы он себя повёл... С Платоном Загурским Наташе очень повезло, конечно! Её наказали любовью к Николаю, но наградили встречей с таким вот человеком-подарком...

Нет, Наташа Платону Загурскому действительно ничего не рассказала про Николая Чечевинского, что лично для меня означало одно: она очень дорожит этими отношениями... А так, конечно, он знал о ней всё: и то, что она была беглой дворовой девкой, а вовсе даже не баронессой; и про Казимира Бодлевского, и про все её поступки в прошлом... Николай же вспоминал о Наташе при Долли неоднократно, что лично мне очень не понравилось... Причём ладно бы просто вспоминал, но практически в открытую восхищался ей! Мне не понравился их разговор о Владимире Шадурском, когда Николай называет князя загнанной в угол крысой и спрашивает Долли, зачем ей нужно вообще говорить и вспоминать об этом... Он вёл себя с ней жёстко, если не сказать, жестоко... Ещё мне не нравится рассказ о том, что Владимир и Дмитрий Шадурские были всего лишь пешками в игре Наташи-баронессы... Ещё мне не понравилось, когда Николай сказал, что между ним и Наташей ничего быть не могло, потому что... Зачем всё это Долли знать? Николай не мог сказать открыто: она мне совсем не нравится, она не интересует меня совершенно! Или по-другому, что она замужем, поэтому ничего быть и не может. Нет, надо было непременно рассказать о её истинном происхождении... Никто меня не сможет убедить в том, что он поступил правильно...

Я очень люблю Долли, она - моя любимая героиня. Наташу тоже очень люблю, она, несмотря ни на что, мне очень нравится, разумеется, из-за блестящей игры Ирины Розановой. Я не рассуждаю о падении Анны, я просто размышляю про жизнь Наташи, про её унижение... Я не осуждаю Наташу и не пытаюсь оправдать, я просто изначально была настроена к ней хорошо. Разумеется, не так, как к Долли, но это и невозможно, слишком они разные!
Мне нравится, как Наташа ведёт себя с Николаем, эпизод с картами о многом говорит... Её игры с Шадурскими меня восхищают... Я всегда знала, что Николай любит Наташу, ведь он мог полюбить лишь такую же авантюрную личность, которой, по сути, и сам стал под влиянием обстоятельств... В этом они с Наташей похожи - чужие имена, вынужденное прикрытие, какие-то игры в высшем обществе... Она никогда бы не стала ему помогать с векселями Шадурских, если бы не любила, слишком гордая и независимая. А ещё свободолюбивая, чего решительно не мог понять Казимир и что прекрасно уловил Платон Загурский... Доктор дал ей полную свободу, и она уже не стремилась никуда бежать, т. к. не чувствовала себя в золотой клетке...

Честно говоря, я как-то вообще об этом не думала, мне казалось всегда, что для такой сильной женщины, как Наташа, подобный поступок - это признак именно полного раскаяния. Она не могла жить дальше с таким грузом на душе, поэтому и решилась добровольно уйти из жизни... Жаль, конечно, Платона Загурского, но он должен был понимать, что жить с такими тяжёлыми воспоминаниями о собственных поступках очень тяжело, невыносимо тяжело... Неудивительно, что Наташа всё время возвращалась к этому, делилась своими переживаниями... По-другому, я думаю, и быть не могло...
И тем не менее, повторюсь: знать про изменения в Наташином мировоззрении к тому моменту Анна уже должна была, ибо они уже поговорили, и было прочитано письмо от Ковровых, в котором они писали, что Наташа принимала яд. Анна читает письмо и спрашивает у Наташи: 
- Ковровы пишут, что вы принимали яд. Это правда?
- Правда.
- Они пишут, что вам можно доверять. Это действительно так?
- А как вы сами считаете?
- Вы теперь замужем?
- Да. Мой муж - очень хороший врач, и он спас мне жизнь.
- Вы любили моего брата?
- А я и сейчас его люблю...
- А как же... Впрочем, что я спрашиваю...
- Где сейчас Николай?
- В Калуге...
Впоследствии Анна рассказывает Николаю о Наташе, что она раскаялась и приняла яд. Также они тогда говорили о том, что Наташа вышла замуж. Значит, Анна всё-таки поняла, что это было искреннее, настоящее, неподдельное раскаяние. Мне хочется верить, что это так. 
Вспоминается более ранний диалог Анны и Наташи.
- Князь Дмитрий Шадурский рассказал, что отдал ребёнка некой генеральше фон Шпильце...
- Опять генеральша фон Шпильце...
- Почему опять?
- Это вас не касается.
- Не доверяете?
- С чего мне верить вам?
- Вы правы. Умоляю только об одном: скажите князю Николаю об опасности. Он знает, кто такой Каллаш, он охотится за ним.
- Кто он?
- Князь Владимир Шадурский.
Да, эти два диалога - очень разные, но объединяет их одно - беспокойство Наташи за Николая. Не заметить этого мог только слепой.       

Думаю, что Наташа будет верна мужу. Конечно, при желании она запросто могла бы ему изменить, вот только зачем? В то время к браку всё-таки относились несколько иначе, и такие истории, как у Шадурских, были, конечно, но они не встречались так часто и повсеместно, как сейчас... Это нынче изменил, эка невидаль, не оригинально совсем! Наташе действительно очень повезло, поэтому я думаю, что она останется верна Платону Загурскому. Да, есть такие вот "Мраморные Дианы", но Наташа не такая, я думаю, что она по натуре очень верная женщина. Просто замуж за Казимира она не собиралась выходить, поэтому и говорила Николаю, что таскает его повсюду от страха остаться совсем одной... Когда это всё-таки произошло и она осталась совсем одна, ей впервые посчастливилось встретить человека, который ничего от неё не требовал, тогда как Казимир доставал Наташу своей дикой ревностью... Такое поведение, увы, очень сильно отталкивает, поэтому нет ничего удивительного, что Наташу всё это в конце концов утомило... Жаль, конечно, Казимира, но...

Конечно, Анна не могла принять союз Николая и Наташи, но заставлять его жениться на Долли, и ещё смеяться над ним, что он ей взаимностью не отвечает... Не понимаю я этого, и уже, наверное, никогда не пойму... Надо ей было отойти в сторону и не мешать ему, ведь свет клином на свадьбе не сошёлся... Да, Долли - блестящая партия, у неё есть богатство, ум, да и очаровательный поцелуй юности тоже при ней, но... Не обязательно было принимать этот союз, нужно было просто уважать чувства Николая, которые Анна вовсю топтала, веселясь по поводу предстоящего объяснения с Долли, к которому она сама его и подтолкнула... Некрасиво как-то получилось... Ведь Николай никогда её не осуждал за чувства к Дмитрию Шадурскому, а она...

Я помню очень сильную сцену, когда у Анны случается истерика из-за дочери, и тогда Николай погружает её в транс... Наташа спрашивает у него: "Что вы с нею сделали?" И Николай Наташе отвечает: "Она страдает, пусть чуть-чуть отдохнёт..." И при этом в глазах у обоих читается такая тоска, такая безысходность... Я очень люблю пересматривать этот эпизод, он действительно сильный! На самом деле, даже Николай, я думаю, понимал, что при сложившихся обстоятельствах Анна не смогла бы сама воспитать Машу. Даже если бы её Наташа не унесла в корзинке, то... Думаю, старая княгиня всё равно бы отдала внучку на воспитание в другую семью, а Анну отправила бы в деревню, подальше от высшего света... Тогда бы, наверное, Анна тоже возненавидела уже родную мать - за то, что она так поступила с ней... А вообще-то я говорила не про Машу, а про Николая и его чувства, которые надо уважать, только и всего... Это не зависит от ненависти Анны к Наташе, это зависит совсем от другого...

Да, наверное, Анна желала Николаю счастья, но её почему-то интересовало очень сильно его объяснение с Долли... А он ей отвечал: "Анна, то, что ты говоришь, похоже на плохой, даже пошлый, любовный роман!" Ему все эти разговоры были неприятны, но сестра на них настаивала... Конечно, это всё очень здорово - хэппи-энд, свадьба и всё такое прочее, но с чувствами Николая никто, увы, не считался... Ни Анна, которая хотела во что бы то ни стало убедить его в том, какая Долли замечательная... Ни сама Долли (увы!), которая очень хотела услышать объяснение, хотя тоже прекрасно всё видела, что сердце Николая не свободно... Долли на это предпочла закрыть глаза, но ведь это не выход из положения... Лишь перед самой свадьбой Долли немного приходит в себя и пытается поговорить с Анной, но в ответ получает словесную пощёчину - мол, ты не доверяешь моему замечательному брату, а он там жизнью рискует, Машу с Ваней спасает... Но ведь Долли всё равно в тот момент уже прозрела, правда, Анна опять пошла напролом, заставив Долли сникнуть под чувством вины... Тоже получилось некрасиво как-то...

Не знаю, что и сказать... Я хочу верить в то, что Николай любит Долли... Но всё же вполне допускаю, что он бросился с головой в этот омут, чтобы только забыть Наташу... Хотя Долли Шиншеева - действительно достойная партия! Она молода, образована, умна и богата, хоть и лишена знатного (княжеского) происхождения...

Лично мне хотелось видеть за местью Николая хоть что-то человеческое... И я видела это - именно в любви Николая к Наташе... Да, он делал всё это ради Анны, ради Маши, но он же, по сути, был такой же, как и Наташа! Тоже мстил известному роду, клялся извести его под корень... Если видеть только это, то становится грустно... Никакого сопереживания в этом случае к нему как к герою быть не может! Да, он потерял семью, но тот же Сергей Ковров сумел остаться порядочным человеком, не интриганом и законченным циником...
"Анна, ты спрашиваешь меня, какая она? Остра на язык, умна, оригинальна даже, очень интересный и тонкий собеседник... Красива, как цветок розы..." (о Наташе-баронессе). И ответ Анны: "Да ты влюбился, Николай!" Нет, я стою на своём! Иначе мне становится ещё больше обидно за Долли: неужели она полюбила такого бесчувственного человека?

На самом деле, без Наташи Николай НИКОГДА бы не смог довести свою затею с Шадурскими до конца... Она помогала ему с векселями... Потому что любила, иначе бы не стала - гордая... И про местонахождение Маши она, искупая свою вину, тоже сообщила... И ещё она его предостерегала, рассказывая про Владимира Шадурского... Николай любил Наташу... Это видно даже в том эпизоде, где у Анны случается истерика из-за Маши... Николай словно вводит её в какой-то гипноз, и они с Наташей остаются вдвоём... Даже тогда, когда он знает уже практически всё... всё равно по-прежнему любит Наташу-баронессу. Даже тогда, когда уже всё хорошо и надо уезжать в имение, всё равно приходит к ней, чтобы проститься... Даже перед свадьбой с Долли старательно обходит стороной вопрос о своих чувствах к Наташе... Боится обидеть Долли? Но ведь было бы лучше поговорить откровенно, а так вышло только хуже... В итоге Долли обиделась и хотела отменить свадьбу...

В любом случае говорить о Наташе с Долли в таком ключе было неправильно... Если он её действительно бережёт и не хочет, чтобы она узнала правду, надо было молчать... А он ещё и оправдывается: да что ты, милая Долли, это всего лишь наша беглая дворовая девка, как ты могла подумать, что между нами могло что-то быть! Действительно, не могло ничего между ними быть... И тем не менее это не повод оправдываться таким образом, недостойно для порядочного мужчины! И ещё обещать когда-нибудь рассказать о Наташе правду! Просто кошмар! Долли ревновала Николая к Наташе. Николай пытался всеми способами оправдаться, но лично для меня всё это означало только одно: он всё ещё не свободен от своих чувств к Наташе, он всё ещё любит её... Иначе бы сказал как-то по-другому, при других обстоятельствах... Открылся бы Долли, отпустил эти чувства... Как она отпустила свои чувства к Владимиру Шадурскому... Но увы - Николай не смог... А потом было уже слишком поздно... Да, все достойны своего простого человеческого счастья... Но не всем оно, увы, даётся... Я раньше не понимала, почему Николай так ничего и не рассказал Долли... А теперь я вдруг осознала, что эта недосказанность дорого может обойтись... Свадьбу сыграли, но вот счастливый ли это будет брак?

Искренне желаю счастья Николаю и Долли. В финале фильма большинство персонажей,
что называется, "неплохо устроились", а эти чем хуже? Но весь мой жизненный опыт и женская интуиция выступают против этого союза. Виноват в этом, главным образом, сам князь Николай.
Предупреждаю - сейчас начнётся лирика. Я не часто пользуюсь этим приёмом, когда выражаю свою точку зрения, но тут иначе, наверное, не получится.
В юности и ранней молодости герой был романтичен и открыт. Что называется - "человек тонкой душевной организации". Такому бы влюбиться в хорошенькую и умненькую девушку своего сословия, посочинять о ней тайком стихи, а потом и жениться. Главное - не разочароваться в семейной жизни.
А тут оказалось, что вместо любви романтик получает вагон проблем. Перечислять не буду: думаю, сами вспомните. Решал он проблемы, как умел. Вот и получился в итоге из мальчика-романтика замкнутый и даже угрюмый мужчина. Но сущность свою изменить невозможно: в душе он тот же, каким и раньше был. В тихом омуте всё еще водятся озорные чёртики, их просто нужно "выманить" оттуда! Сам уже не справится, здесь необходима женщина. Она, собственно, уже нашлась. Зовут Натальей Алексеевной. В ее присутствии у несчастного хоть что-то человеческое в лице проскальзывает! Долли прекрасна, спору нет. Но опоздала она лет на 20 (ну или 16 - не важно). Поцелуй юности? Да этот поцелуй нужен был ему в ЕГО юности, а не сейчас!
Поэтому и терзают меня сомнения в совместимости этой пары. Внешне они могут быть благополучны, но браки же не для показухи заключаются (особенно в клане "положительных персонажей").

Всё-таки хочется верить в лучшее, но закрытость Николая, увы, может сыграть с ним злую шутку... Он не выстрадал свою любовь к Наташе, а всего лишь загнал её поглубже, убедив и себя, и других, что всё нормально и правильно... Да и Анна постоянно ему намекала, что пора определиться и жениться на Долли... И он в конце концов решил, что это и есть выход... Как говорит ему Ковров, "для холостяков придумали ужасную кличку - бобы, поэтому, дорогой друг, женись скорее!" В отличие от Долли, которая всё-таки отпустила свою любовь к Владимиру Шадурскому, Николай даже не пытался с кем-то поговорить, ну или хотя бы признаться самому себе, что эта проблема существует...

Вот и загнали человека в угол! В таких делах, по-моему, со своими советами лезть нельзя.
Здесь, пожалуй, единственный положительный момент - это то, что влюблённая в Николая Долли получила желаемое. Но повторюсь - "поцелуй юности" изрядно запоздал. Николай теперь - не открытая книга, а, скорее, мудрёная головоломка. И хватит ли у его юной спутницы терпения, чтобы разгадать её - это очень большой вопрос. К тому же, головоломка быть разгаданной не очень-то и хочет, судя по всему. Самое обидное, что проблема заключается даже не в разнице возрастов (Ковровы тоже разновозрастные, но здесь ни у кого вопросов не возникает), а в самом характере новоиспечённого супруга, который в гордом одиночестве тянет за собой по жизни комплексы и тайные страдания, упорно не желая со всем этим багажом расстаться... 
В общем, князя Николая можно сравнить с больным, которого берётся вылечить молодой, талантливый, полный энтузиазма "доктор" Долли без надлежащего опыта. Сил может быть потрачено много, а вот будет ли результат... В свою очередь, "доктор" Наталья Алексеевна справилась бы с задачей играючи, но у неё к пациенту в силу разного рода причин доступа нет...

Увы, но разницы всё равно никакой нет... Дворянка Наташа или нет - всё равно Николай женился на Долли, хотя она точно не дворянка, а купеческая дочь... Я думаю, что, если бы Наташа не мстила Чечевинским, то эта история могла бы быть похожей на "Бедную Настю". В Анну Платонову, оказавшуюся наполовину дворянкой, дочкой князя Долгорукого и крепостной Марфы, влюбился барон Владимир Корф... Николай Чечевинский вполне мог, вернувшись с Кавказа, влюбиться в Наташу... Но всё случилось, увы, по-другому... Дрататично и трагично, так что... вариантов нет никаких... 

Но увы, Николай полюбил Наташу лишь спустя много лет, когда уже было поздно... А так, возможно, Наташа всё-таки получила бы вольную от Чечевинских за хорошую службу... Конечно, Наташа - не актриса с редким талантом, как Анна Платонова из "Бедной Насти", но тем не менее... И кто знает, возможно, Николай оценил бы то, что Наташа хорошо воспитана, образована, умна, играет на фортепиано, читает книги на французском и немецком языках, и конечно, "красива, как цветок розы". Но всё это он смог оценить и спустя годы, правда, тогда уже сей союз был решительно невозможен... Анна никогда бы не позволила Николаю быть с Наташей... 

Поначалу Николай ещё не понимал, что он любит Наташу. Лишь потом Анна его прямо об этом спросила, и хотя он тогда сказал, что такие красивые женщины похожи на розы, ими можно только любоваться издалека, но выводы, как мне показалось, тогда сделал. Николай был сосредоточен на мести, поэтому ему тогда даже в голову не пришло, что надо ответить как-то иначе, тем более, он знал, что Наташа выполнит любую его просьбу...

Не обсуждать треугольник Наташа-Николай-Долли невозможно, потому что она всё равно мешает в сериале Долли, кто бы что не говорил... И эти её нервные слова: "я знаю, он уехал к ней!" об этом свидетельствуют лишний раз... Я никогда не понимала, почему Долли ревновала Николая к Наташе, почему ей везде мерещилась баронесса... Даже перед самой свадьбой Долли всё равно продолжала ревновать...

Увы, но вопрос ревности Долли Николая к Наташе для меня остаётся открытым... Есть ещё один момент, почему я никак не могу поверить в чувства Николая и Долли - то, что он отказывается говорить о Наташе, всегда старательно обходит эту тему... Может, из-за этого у Долли и появляются эти подозрения...

Как я уже писала, в свете ревности Долли, для которой, как мне кажется, всё же есть основания, мне представляется сложным дальнейшее общение Николая и Долли с четой Загурских. Долли из ревности запросто может задеть Наталью, а, следовательно, чувства Платона. Тот-то, конечно, за себя и за свою жену сможет постоять, но отношения это испортит... Так и до дуэли недалеко...

Анна пытается Николая уверить, что он любит Долли в "Развязке..." Но ведь именно она в своё время уже открыла ему глаза на то, что он любит Наташу... Зачем же снова ехать, как танк, рассказывая, что Долли, дорогой брат, тебя любит, да и ты... Не понимаю я этого... И ещё я не понимаю, почему Анна не смогла понять чувства Николая к Наташе, хотя сама любила подлеца... Ещё Долли, которая сначала говорит Юлии, что "сегодня они сходят с ума от какой-то заезжей баронессы, не то немки, не то польки... Завтра они сходят с ума по какому-то импровизатору итальянскому... А послезавтра обоих объявят шарлатанами..." Но в "Развязке..." Долли почему-то напрочь забывает о своих же собственных словах... И вообще-то, Долли ревновала Владимира изначально к Юлии, а не к Наташе, как она потом говорит... Наверное, это было уже потом, но изначально-то...

Эпизоды, доказывающие взаимность чувств Наташи и Николая:
1) Игра в карты, когда Наташа спрашивает у Николая и Коврова: "Я помешала?"
2) Беседа Николая и Анны о тогда ещё неизвестной ей баронессе со словами: "Просто ты становишься чуть-чуть другим, когда она приходит... Скажи честно: ты влюблён, Николай?" И ещё вот это:
- Ты приходишь, затем снова куда-то уходишь... Ты куда-то идёшь? У тебя появились какие-то важные и срочные секретные дела?
- Извини, мне надо закончить работу...
- Работу, значит...
3) Истерика Анны, погружение её Николаем в транс и последующий его разговор с Наташей
4) Последняя встреча Николая и Наташи
5) Реакция Николая перед приходом Наташи - как он меряет шагами комнату и о чём-то думает
Начать, наверное, следует именно с этого...

Я просто рассуждаю, как всё могло бы сложиться... Но что толку гадать, что было бы, если бы... Всё сложилось так, как сложилось... И ничего уже, увы, не изменишь...
У Алёны Бабенко и Алексея Тихонова есть замечательный номер в шоу «Ледниковый период» - «Nature Boy». История простая: двое - он и она. Она сидит на скамейке, читает книжку, он видит её и, стесняясь, подсаживается к ней. Накрывает её зонтиком от дождя, но тут оказывается, что дождя-то уже и нет... И в этот момент неловкость сменяется танцем - они бросаются друг другу в объятия. В конце номера, во время поцелуя, свет должны были погасить, а Алексей и Алёна, успев доехать до скамейки, должны были снова вернуться в момент за секунду до танца. И тогда, вернувшись в реальность и обнаружив, что дождь уже закончился, они уже не бросаются навстречу друг другу... Алёна просто уходит, машет Алексею рукой и исчезает навсегда... Идея была показать, что всё, что произошло между героями, вся их история - на самом деле всего лишь видение, "мираж", картинка, которую нарисовало в голове их сознание... Так часто в жизни случается: видишь кого-то и тебе кажется, что между вами проскочила искра... Но при этом дальше нет никакого продолжения, развития истории... Возможно, жаль, что всё закончилось, так и не начавшись, а, возможно, и нет...

Отредактировано Кассандра (2018-09-30 13:01:16)

0