Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Одна ночь любви

Сообщений 121 страница 140 из 362

121

Ольга Орлова - Никите
Всё вернётся на круги своя,
Этот вечер и ласки, объятья,
Я так рада, что снова твоя
И душа вновь наполнена счастьем,

И любовь наша стала стеной,
На которую я опираюсь
Я люблю тебя, ты только мой
И в твои я глаза окунаюсь...

Я хочу, чтобы эта любовь
Пронесла нас над бренностью жизни,
Твою нежность я чувствую вновь
Словно через страданий всех призму...

Для меня твои чувства - как дом,
В них уютно, тепло, безмятежно,
И молю я Богов лишь о том,
Чтоб вечную чувствовать нежность...

0

122

Екатерина Урусова-Михаилу Воронцову
Я пишу тебе каждую ночь,
Письма рву на клочки и бросаю,
А к рассвету им будто невмочь,
И они поднимаются стаей.
Я пишу тебе каждую ночь,
Будто слово мне встречи дороже,
Будто слово сумеет помочь,
Там, где больше никто не поможет.
Как уж хочешь, молчи, не молчи,
Словно рана в груди ножевая,
Я себя разрываю в клочки,
Только в письмах к тебе оживаю.
Я пишу тебе каждую ночь,
Запоздалые письма рассвета,
А тоска вдруг уносится прочь,
Возвращаясь тревогою этой.
И не знаю, как верить судьбе,
Как осилить смятенье ночное,
Как доходят все письма к тебе,
Те, что были разорваны мною...

Отредактировано Кассандра (2014-10-21 01:40:22)

0

123

Екатерина Урусова
К суженому (судя по тому, что это – Дмитрий Игнатьев, то к нему)
Я так хочу с тобой вдвоём стареть:
Вязать тебе носки из мягкой шерсти,
Носить тобой подаренные перстни
Да вечерами «Новости» смотреть.
Гулять с тобою под большим зонтом
В пальто давно уж вышедшем из моды.
Беречь тебя от хворей, непогоды.
Беседовать об этом и о том.
Сидеть в широких креслах у огня,
Укутывая ноги теплым пледом.
Варить борщи, кормить тебя обедом
По воскресеньям в середине дня.
Взбивать тебе подушки из пера,
Хранить в шкатулке милые открытки,
И распускать, не торопясь, на нитки
Давнишние шарфы и свитера.
Болтать с тобой вдвоём о пустяках,
Читать стихи и спорить о поэте.
И знать, что наши собственные дети
Всё ж помнят иногда о стариках.
Я так хочу с тобой вдвоём стареть.
Поверь, стареть вдвоём – такое счастье,
И это, милый, в нашей общей власти:
Ты только отыщи меня и встреть.
Ты только отыщи меня и встреть –
Найди меня в толпе среди прохожих,
И ты поймёшь: мы так с тобой похожи,
Что друг без друга не прожить нам впредь.

0

124

Екатерина Урусова-Михаилу Воронцову
Давай с тобой придумаем роман,
В котором очень мало персонажей.
В нём будет всё возвышенно, и даже,
Коль суждено, то лишь возвышенный обман.
Давай с тобой придумаем роман,
В котором слёз не льёт никто в подушку.
И если плачет ночь дождём в кадушку,
То утром – солнышко сквозь ласковый туман.
Пусть будет в том романе долгий путь,
Где персонажи сквозь дожди и вьюги
Обречены в причастности друг к другу,
И в этом будет смысл его и суть.
Давай с тобой придумаем сюжет,
В котором нет причин для раставанья
И таинство взаимопонимания
Хранит героев от потерь и бед.
Пусть наша жизнь теперь сложней, чем прежде.
И от тревог сердцам покоя нет.
Дадим с тобой в романе шанс надежде –
Надежде на любовь на много лет.
И что там нам судьба ни напророчит,
И что бы ни случилось на пути,
Дадим взамен финала многоточие,
Как обещание счастья впереди!
Когда не можешь ничего вернуть,
Не плачь, не злись. Жизнь - гонка по спирали.
И как бы мы чего ни воскрешали,
Иной виток - совсем иная суть.
Что ни вираж, то жизненный излом.
Ушедшему повторно не родиться,
Весенней влагой летом не напиться,
И не взлететь с обломанным крылом.
Мы все живем, то каясь, то греша,
Судьбу свою, ломая... чьи-то, строим
В угоду мненьям, принципам, устоям,
Забыв порой, что есть еще ДУША.
И ты идешь по этому пути,
Где изменить никто не в силах правил.
Вчерашний день минул... Тебя оставил...
Его из сердца тоже отпусти…

0

125

Александра Забелина - Михаилу Воронцову
Мы напились молчанием из горлышка -
Как больно режет губы едкой горечью!
Я так боюсь услышать снова \"Солнышко\"
И чувствовать себя последней сволочью...
Не отвечать дыханьем на дыхание,
Что в телефонной трубке эхом слышится,
Твердить себе: \"Дала обет молчания -
Держи. Тебе и так почти не дышится...
Неизлечимо? Это просто кажется.
Гадай теперь - нелепо, глупо, смело ли\"...
Я так боюсь, что ненароком скажется:
\"Родной мой, что же мы с тобой наделали?!
Ведь мне как прежде верится и любится\"...
Но голос будет тихим и растерянным,
Когда скажу тебе, что всё забудется,
Что друг для друга мы навек потеряны -
Наученная прежним горьким опытом -
По сути ведь, недалеко от истины.
А вслед гудкам, неслышно-тихим шёпотом:
\"Ты был и будешь для меня единственным\"...
Ты знаешь, я думаю… все еще будет...
Одни нас поймут, а другие осудят.
И в то, во что в жизни уверуют люди,
Кого-то спасет, а кого-то погубит.
Ты знаешь, я думаю… все еще будет...
Ведь время всех нас непременно рассудит,
И то, что хорошее в жизни случится,
Пускай в наших снах нам скорее приснится.
Ты знаешь, я думаю… все еще будет...
И ветер весной в наши окна задует.
Надежду на счастье коснуться рукою,
Того, что с тобой называем мечтою.
Ты знаешь, я думаю… все еще будет...
И может, случится, что волею судеб,
Нам выпадет случай в пути повстречаться.
Не будем пока на судьбу обижаться.
Ты знаешь, я думаю.. все еще будет...
И Осень шальная, над серостью буден,
И раннее утро в объятиях нежных,
И смежность от чувств так с утра неизбежных.
Ты знаешь, я думаю.. все еще будет...
Ведь кто-то, кого-то, когда-то полюбит,
И жить на планете чуть станет светлее,
От этой любви, что два сердца согреют.
Ты знаешь, я думаю.. все еще будет!

0

126

Александра Забелина - Михаилу Воронцову
Ты уходил, а я страдала
И пальцы разбивала в кровь.
Ты так хотел убить те чувства,
Что подарила нам любовь.
Она мертва, нет мести больше,
Ведь все закончилось давно.
Меня предали, ты поверил,
Как жаль, что мне не все равно...
Я не мечтаю о везенье,
В котором будет боль кричать
От страха лишь прикосновенья,
Того, что жаждешь ты опять.
Ты не простил, а я внимала
Значенью милых слов беды,
Но почему не понимала,
Что зло скрываешь праздно ты?
Не видела ресниц мерцанье,
Что быстро-быстро страсть звало,
Не замечала колебанья
Тех сладостных любви оков...
Не знаю, что тебе открыли,
Когда так близко нет меня,
И что за ложь в жизнь воплотили,
Желая мести больше дня.
И вот... пришла, ты отвернулся,
Я не поверила в подвох,
Сказала что-то, огрызнулся,
А дальше просто занемог.
Недели, месяц я страдала,
Не знала, где искать тебя.
Ты все забыл, а я бежала,
Луну и солнце оскверня.
Но вдруг, оставив всю надежду,
Забившись в темный уголок,
Я слышу тихий, кроткий, нежный
Любви мечтательной звонок.
Твой голос был такой холодный
В то утро солнечного дня.
Но я не замечала это,
Я жадно слушала тебя.
Ты говорил так нежно, сладко,
Но по-чужому отдалясь,
А я лишь плакала украдкой,
Молчанья горького боясь.
Ты мне сказал, что хочешь встречи,
Увидеть лишь меня одну.
В тот миг нисколько не смутило
Свиданье странное в лесу
Я никогда не знала смерти,
Злой страшной гибели людей.
Я не боялась, что покину
Жизнь эту, что летит быстрей.
Придя в назначенное место,
Тебя увидев, наконец,
Я ужаснулась, не узнала,
Передо мной стоял мертвец.
Как исхудали твои скулы,
без сока жизни пожелтев,
Как томно ты смотрел глазами,
Что жизнь узнали, посерев.
Ты напугал меня до дрожи,
Я кинулась тебя обнять,
Позволив на себе повиснуть,
Ты больше не сумел молчать.
Сказал, что любишь, что мечтаешь,
Но не сумел меня простить.
Я так забылась в обниманьях,
Что не успела возразить.
Сверканье лезвия немого
затмили вечер и морозы
Я не могу поверить правде,
на снег с лица упали слезы.
В одно мгновенье все случилось:
Я вижу кровь и слышу стон.
И разбираю понемногу,
С чьих кротких губ сорвался он
Так ты стоял, я умирала.
Казалось, вечность мчится вдаль
Ты плакал, ну а я молчала,
Смотря на солнечный февраль
Ты обнимал меня так сильно
Что трудно было мне дышать.
Зачем в последний миг разлуки
Решил меня поцеловать?
Был поцелуй нежнее неба,
Сильнее солнца яркий свет.
Меня согрел ты на мгновенье,
Но больше сил держаться нет.
Не знаю, что тебе сказали,
За что меня так предал ты,
Я верила, что мы простимся,
забыв небесные мечты.
Ты уходил, а я страдала
И пальцы раздирала в кровь
Руки твоей не отпускала.
Как жалко, предал ты любовь...

Отредактировано Кассандра (2014-10-24 03:09:59)

0

127

Как видят сериал и героев сценаристы
Александра Забелина

Саша – единственная дочь обедневшего дворянина, прекрасная, живая, с мальчишескими замашками. Она воспитана своим отцом-картежником и служанкой Анной, заменившей ей мать, выросла абсолютно дикой, мечта всей ее жизни – научиться фехтовать. Она ничего не знает о светской жизни Петербурга. Ей свойственна страсть к приключениям, она не страшится говорить то, что думает. Влюблена в князя Михаила Воронцова. В своем юном возрасте ей придется пройти через множество испытаний: расставание с любимым; ужасную нищету, голод и страх. Ее приютит у себя Дмитрий Игнатьев. Он даст Саше все: дом, тепло и уют. Но она не сможет жить без своего Михаила и спустя долгие месяцы разлуки все-таки вернется к нему…   
Михаил Воронцов
Воронцову 26 лет, он красив собой и настоящий обольститель. Несмотря на то, что он окончил военную академию, он провел много времени в Европе. Из-за репутации дамского угодника его не принимают всерьез, поэтому цель его – доказать, что он может послужить своей стране. У него ироничный склад ума, он отважен и честен. Воронцов изначально «плохой парень», и окружающие женщины воспринимают его, мягко говоря, как хулигана. И, несмотря на последующие внутренние изменения, эти качества в нем были заложены. Воронцов крайне свободен. А еще он очень уверен в себе. В жизни Михаила было много женщин, но Саша Забелина стала его первой и единственной любовью. Но однажды он узнает, что Саша вовсе не так идеальна, как он думал. Следующим утром после их свадьбы он исчезает из ее жизни, а позднее чудом остается жив – амбар с оружием поджигают заговорщики. Их намерение – убить Воронцова… Однако в жизни Михаила появляется Катя Урусова, которая помогает ему прийти в себя после страшного происшествия. Однако он все равно ни на минуту не забывает о Саше. И в один прекрасный день они вновь воссоединяются…
Князь Илларион Забелин
Иллариону около пятидесяти лет. Он заядлый игрок, еще давно проигравший свое имущество и поместье. Он очень любит свою дочь, но будет пытаться выдать ее замуж за Воронцова, чтобы вернуть себе поместье. К тому же, он безуспешно пытается ухаживать за Урусовой. Но однажды Иллариона поймет, что его истинное счастье всегда находилось рядом с ним – вот же оно, в лице верной и преданной служанки Анны…   
Княгиня Дарья Урусова
Очень властная дама, пользуется уважением в свете. Она в хороших отношениях с императором Николаем I, своим бывшим возлюбленным. Он часто советуется с Урусовой и следует ее советам. Урусова окружает своих детей - Катю и Илью, беспредельной заботой. Урусова, Илья и Петр Каульбах создадут мощный союз с целью уничтожить своих врагов и достичь поставленных целей. Лишится жизни по нелепой случайности.
Княжна Екатерина Урусова
Кате около двадцати лет. Она из богатой дворянской семьи. Ее мать, бывшая любовница Николая I, души в ней не чает. Раньше Катя была довольно близка со своим братом Ильей, но трагический случай, причинивший ей душевную боль, заставил ее держаться подальше от мужчин. Ей было 17 лет, когда она влюбилась в Антона. Однако их счастье было недолгим: однажды, пытаясь защитить Катю от насилия, Антон убивает ее поклонника Ситникова… Когда Катя влюбляется в Воронцова, ее жизнь навсегда меняется. Она станет для него верным другом, он сможет полностью на нее положиться. Однако взаимностью на ее чувства так и не ответит. Но счастье все-таки найдет к ней дорогу. После  таких нелегких испытаний, как мучительные отношения с мужчинами и потеря близких людей, Катя наконец-то встретит своего долгожданного рыцаря. Им станет Дмитрий Игнатьев.   
Граф Дмитрий Антонович Игнатьев
Игнатьев - друг Михаила Воронцова. Влюблен в княжну Александру Забелину и пытается добиться ее расположения. Однако она выбирает не его, а совсем не идеального Михаила. Дмитрий смиряется с этим грустным фактом. Однако ему предстоит помочь Саше, когда на ее мужа будет совершено покушение и все будут думать, что он мертв… Он вытащит ее с самого дна, окружит заботой и вниманием, а потом, набравшись мужества, отпустит обратно к не идеальному, но любимому Михаилу. А сам, несмотря на тяжесть в сердце, все-таки сможет встретить свою судьбу: княжну Екатерину Урусову…   
Лейтенант Илья Урусов
Сын Дарьи Урусовой и старший брат Кати. Учился с Воронцовым, Игнатьевым и Орловым. Его отец был выдающимся генералом и отличился в Наполеоновских войнах, но Илье не удалось достичь таких же успехов в военной службе. Илья недостаточно компетентен, чтобы стать настоящим лидером, но отказывается это признать. Это и побуждает его вступить в сговор с Петром Каульбахом, который планирует свергнуть царя и занять его место. Когда все раскроется, Илью отправят по этапу в Сибирь…
Цесаревич Александр
Александр женат на Марии Гессен-Дармштадтской. Несмотря на свои предыдущие романы, Александр любит свою жену. Желая стать достойным приемником своего отца, Александр изучает каждый доклад, который поступает в его распоряжение. Он ценит своих друзей Воронцова и Орлова, часто споря с отцом, чтобы защитить их.
Петр Романов (Каульбах)
Ему 41 год. Считает, что является сыном Юлианы Кобургской и Константина Павловича, наследника российского престола, уступившего трон младшему брату (Николаю I). Петр производит впечатление человека сильного и решительного, но представляет большую опасность для наших героев. Ему льстит идея управлять страной, но ему абсолютно безразлична судьба страны и ее людей. Он жаждет власти, высокомерен, ведет себя как избранный. Будет опозорен и убит.
Князь Никита Орлов
Орлову около 26 лет, он красив, один из лучших друзей Воронцова еще со времен военной школы. Недавно вернулся с Кавказа. Когда-то он обладал очень легким характером, теперь стал угрюмым, задумчивым, с сардоническим чувством юмора. Его преследуют воспоминания о войне, он не в состоянии найти общий язык со своей женой. Специально ищет трудности, чтобы забыться и отдаться воле случая. Настоящей удачей и долгожданным приключением для него станет расследование заговора против царя. Он будет постоянно ходить по лезвию бритвы, ища все новых захватывающих событий. Подружится с цыганкой Лейлой и ее отцом. Лейла влюбится в него, а он в конце концов окончательно вернется домой и наконец-то найдет общий язык с женой, Ольгой Орловой. Ведь несмотря ни на что он всегда любил только ее одну. А еще он всегда помнил о сыне Алексее.   
Надежда Орлова
Надежде 22 года. Она - младшая сестра Орлова. Несмотря на то, что Надя отвергла своего жениха, Бутурлина, потому что он изменил ей, она все равно чувствует себя виноватой, так как не может избавиться от мысли, что именно она стала невольной причиной его гибели на дуэли. Как следствие, она не могла отдать никому своего сердца, пока не встретила Сергея Деревянко. Надежда почти лишается репутации и своего состояния, когда без памяти влюбляется в Сергея, который выглядит в точности, как ее почивший жених. Однако Бутурлин и Деревянко – не одно и то же лицо. Окажется, что он хотел использовать сходство с Бутурлиным, чтобы добиться ее расположения. Но неожиданно для самого себя проникается чувствами к Наде. Ее ждет настоящее испытание – поскольку Сергей добывал оружие для заговорщиков, его отправят по поселение в Сибирь. Но она достойно встретит этот удар судьбы – поедет в суровые и холодные края следом за ним…   
Ольга Орлова
Ольга любит мужа и целый год ждёт его, пока он воюет на Кавказе. Однажды отец Иоанн спасает её сына от гибели. После этого он становится близким другом Ольги и впоследствии начинает испытывать к ней чувство. Муж Ольги возвращается домой. Но это совсем не тот человек, которого она любила. Ольга всеми способами пытается сблизиться с мужем, не понимая, что он отдалился от неё навсегда. Хотя… навсегда ли, вот вопрос… Ольга увлекается отцом Иоанном, но впоследствии понимает, что просто пытается убежать от проблем в семье. Всем хорош Иоанн, но Никита Орлов все-таки роднее, ближе и любимее. Однажды у них снова будет счастливая семья. Надо только немного потерпеть… 
Князь Иван Воронцов
Кузен Михаила Воронцова. Женат на Елене, бывшей служанке. Елена соблазнила Ивана, чтобы иметь от него ребенка. Ивану ничего не оставалось делать, как взять беременную девушку под венец. Но у Елены на нервной почве случился выкидыш. Иван безумно влюблен в Елену.
Отец Ивана все свое имущество проиграл в карты, оставив сыну в наследство лишь титул и славную фамилию. По милости кузена Иван с Еленой живут в доме Воронцовых, принадлежащем Михаилу. Но неугомонная страсть Елены к богатству приводит к череде интриг и событий, в которых Иван становится невольным участником. После трагического покушения на Михаила Воронцова Елена подделывает завещание и требует, чтобы Саша Забелина (в замужестве Воронцова) немедленно уехала из поместья… Елена – одна из главных виновниц Сашиных бед. Иван, ее муж, абсолютно безволен и позволяет ей все время ездить на его горбу. Однако впоследствии он так проникнется атмосферой интриг, что с удовольствием станет сам, уже по своей собственной инициативе, принимать в них непосредственное участие…
Отец Иоанн
Когда-то у Иоанна было другое имя: Антон. Он любил Катю Урусову. Но однажды, спасая ее от разъяренного Ситникова, становится невольным убийцей… Отец Иоанн - друг и наставник Ольги Орловой, супруги Никиты Орлова. Благотворительность и дружба - то, что объединяет Ольгу и отца Иоанна, пока Ольга не понимает, что батюшка влюблен в нее. Так вышло, что Антон ушел в монастырь замаливать грехи, предварительно поменяв имя. Чтобы защитить Ольгу, которая стала случайной виновницей смерти княгини Урусовой, берет всю вину на себя.

Отредактировано Кассандра (2019-08-30 19:57:37)

0

128

Название: Опал для грешника, или Тайна цыганского перстня
Жанр: Детективный историко-мистический роман
Аннотация:
Действие происходит в середине XIX века, в 1841-1842 годах. Главная героиня истории бесприданница Александра Забелина - дочь разорившегося дворянина. Когда-то практически на её глазах неизвестные люди убили мать Елизавету Забелину, и она пообещала себе, что обязательно выведет преступников на чистую воду... Главный герой князь Михаил Воронцов - человек, который страдает из-за многочисленных душевных ран. Когда-то отец Павел Воронцов совершил самоубийство, но сын подозревает, что его убили... На его глазах погибла девушка Анна Волкова, которую он любил больше жизни... Ещё одна девушка, княжна Вера Репнина, которая искренне любила его, отравилась лекарством... Блестящая светская кокетка княжна Екатерина Урусова прячет под маской свою боль, которой уже много лет ни с кем не может поделиться, в то время как её брат Илья Урусов попал в нехорошую компанию, которая затянула его, подобно болоту... Блестящий офицер Никита Орлов, воевавший на Кавказе, не может найти себя в мирной жизни, у него проблемы в отношениях с сестрой Надеждой и женой Ольгой... Но самые загадочные персонажи - цыганка Лейла с особым даром и священник Иоанн, замаливающий свой страшный и ужасный грех...

Пропитан кровью древний амулет.
Горят во мгле таинственные знаки.
Должно быть, натворил он много бед,
Недавно найденный в овраге.
И вот опять, узрев лишь только свет,
В нём пробуждается неведомая сила,
Суля пожар, крушение, запрет,
Суля вражду и братские могилы.
В. Силантьев

Пролог
Легенда о перстне.

В давние времена в славном городе Константинополе жил некий ювелир. История не сохранила имени его, но известно, что равных этому мастеру не было во всей Византии. Самые прекрасные женщины почитали за честь носить украшения, изготовленные этим ювелиром, и сам император не раз обращался к нему, заказывая то одну безделушку, то другую. Деньги рекой текли в карман к ювелиру, и всего у него было в достатке. Не было одного — семьи. Жил мастер затворником, а годы шли и шли, и молодость уходила. Но однажды в его мастерскую пришла молодая девушка, желавшая заказать себе скромное украшение. Спокойно выслушал мастер её просьбу, но когда девушка сняла покрывало, чтобы рассмотреть образцы, — какое ангельское личико предстало его потрясённому взору! Гостья была обворожительна, вся её фигура, каждое движение поражало безупречной гармонией, голубые глаза искрились, как сапфиры, и локоны блестели, как расплавленное золото. Ей нельзя было дать более пятнадцати лет. Улыбкой неизъяснимой прелести пленила она ювелира, и тот запылал страстью, как безрассудный юнец. И — о чудо! — она ответила ему столь же пылкими чувствами. Ничего не зная о своей избраннице, ювелир поспешил со свадьбой, ибо препятствий к ней не было. Только после того, как Господь соединил их навеки, несчастному мастеру раскрылся характер его супруги. Под ангельской внешностью скрывался дьявольский нрав, но ювелир продолжал любить свою супругу. Он терпел и прощал все её злобные выходки, решив со смирением нести свой крест и на зло отвечать добром. Время шло, ювелир проводил дни в трудах и заботах, а его молодая жена, предоставленная самой себе,— в блаженной праздности. Святые обеты были нарушены ею с первого дня брака — не стала она опорой и помощью своему супругу, но ежечасно отравляла ему жизнь. Лишь одним она смогла порадовать мужа — вестью о своей беременности. Ювелир, будучи уже человеком преклонных лет, не смел и надеяться на такое счастье, поэтому был сам не свой от радости. Кроме того, он полагал, рождение ребёнка смягчит нрав его супруги. В положенный срок жена разрешилась чудесной девочкой, и семейная жизнь нашего героя стала понемногу входить в спокойное русло. Конечно, жена ювелира не стала образцом добродетели, но присутствие невинного младенца удерживало её от злобных выходок. Как-то раз жена попросила ювелира отпустить её погостить у родителей. Добрый муж, который ни в чём не препятствовал своей супруге, с радостью согласился. С той поры такие поездки вошли в обычай. Каждый год жена уезжала на несколько дней и возвращалась такой довольной, что даже с супругом обращалась почти ласково. Одно огорчало доброго ювелира — ни разу жена не взяла с собой дочь. Однако она указала ему причины такого поведения: отец её, говорила она, не может смириться с тем, что на свет появилась девочка, а не мальчик, наследник, и поэтому не хочет видеть внучку. Ювелир слепо верил всем словам жены, и невдомёк было ему, что не к родителям ездит его обожаемая супруга. Увы! Она погубила свою бессмертную душу, связавшись с врагом рода человеческого, и каждый год отлучалась из дома, чтобы присутствовать на богопротивных чёрных мессах. Дочь подросла и стала такой же красивой, как мать, и доброй, как отец. Душа её была чиста и невинна, как у настоящего ангела, сошедшего с небес на грешную землю. Всякий раз, когда мать готовилась к отъезду, дочь просила взять её с собой. И однажды она согласилась…
На этот раз поездка затянулась немного дольше, чем обычно. Через месяц к ювелиру вернулась жена и, проливая притворные слёзы, сказала ему, что их единственная дочь скончалась у родственников от лихорадки. Ювелир был безутешен, но ни на минуту не усомнился в правдивости слов жены, лишь изъявил желание как можно скорее посетить могилу дочери. Женщина не сопротивлялась открыто, но каждый раз находила всё новые поводы для того, чтобы отложить поездку. Наконец ювелир заподозрил неладное и, не сказав жене ни слова, уехал к её родителям один. Каково же было его недоумение, когда он обнаружил, что её родители скончались несколько лет назад. Сначала он не поверил этому, но сам посетил кладбище и нашёл их могилы. Могилы же дочери ему найти так и не удалось. Вернувшись домой, ювелир не сказал жене ни слова о том, где он был и что обнаружил. Та, испугавшаяся сначала, постепенно успокоилась и пришла к выводу, что её супруг ездил по каким-то своим делам. Но с того дня ей больше не удавалось обмануть бдительного мужа. Куда бы она ни шла, что бы ни делала, за ней следили его глаза. Когда же она в очередной раз собралась «погостить у родителей», он тайно последовал за ней, стремясь разгадать зловещую тайну. Как тень, следовал он за вероломной женщиной, и увидел тот адский притон, где служили мессу, увидел окровавленный алтарь, и волосы зашевелились у него на голове: он понял, что дочь его была принесена в жертву сатане. Но в этот раз нечистый не получил своей добычи. Чёрная месса была прервана в самом разгаре — ювелир собрал вооружённых людей и священников. Все участники дьявольской секты были преданы смерти, а жена ювелира была признана одержимой демоном. В уединённом монастыре на протяжении нескольких суток над одержимой читались молитвы, пока демон не покинул её тело. Несчастная успела покаяться и причаститься, после чего с миром скончалась. Отпускать демона бродить по земле было бы весьма неосмотрительно, но и погубить его было невозможно. Поэтому монахи решили заточить демона, чтобы он не мог вредить людям. Для этого ювелир изготовил кольцо — простой серебряный перстень с чёрным опалом. В него-то стараниями монахов и был заточён демон. Но могущество духа тьмы было столь велико, что и из недр камня он мог строить свои козни. И тогда монахи, опасаясь грядущих бед, наложили на него особое заклятье. Отныне демон, заключённый в перстне, должен помогать ювелиру, всем его родственникам и потомкам до тех пор, пока хозяин перстня не совершит три преступления. После этого чары заклятья рухнут, и демон волен будет расправиться с владельцем перстня, ничто не сможет ему помешать. Попасть под губительную власть демона хозяин кольца мог, содеяв три преступления: оказавшись виновником смерти женщины, совершив грех лжесвидетельствования и предав друга. Монахи не думали, что перстень окажется в руках мирских людей, ибо мастер, потеряв свою семью, остался в монастыре и в скором времени постригся в монахи. Кольцо он всегда носил на среднем пальце правой руки, как вечное напоминание о собственной неосмотрительности и произошедшем из-за неё несчастье. Он завещал похоронить зловещее кольцо вместе с ним, чтобы навсегда избавить людей от напасти. Но судьба распорядилась иначе. Ювелир и в монастыре не оставил своего ремесла. Вскоре при его содействии монастырь разбогател и расцвёл, а самого монаха-мастера стали приглашать в другие обители с тем, чтобы он украсил их плодами своего труда. Однажды мастер отправился по своим делам в соседний монастырь. По пути на него напали разбойники. Ювелира убили, сняли с шеи золотой крест, а с пальца — дешёвое серебряное кольцо с чёрным опалом. С тех пор проклятый перстень начал странствовать по свету, принося добродетельным людям удачу, а грешным — горе и смерть.

Отредактировано Кассандра (2018-07-21 23:28:02)

0

129

Глава 1. О том, как вредна и опасна бывает месть

Однажды, промозглым холодным осенним вечером, к имению Забелиных подъехала карета, из неё вышёл грузный седой мужчина лет пятидесяти. А князю Забелину тут же доложили:
- Пожаловал князь Волков Владимир Андреевич.
В ответ Забелин нервно вздрогнул и сказал упавшим голосом:
- Проси!
Сейчас Илларион и его гость беседуют и пьют чай, запершись в кабинете.
- Знаю, что должен расплатиться с долгами, но… Прошу, дайте мне ещё немного времени.
Князю Иллариону Забелину, герою Отечественной войны 1812 года, пришлось сейчас спрятать свою гордость подальше и унижаться перед человеком, который вполне мог в скором времени стать хозяином здешних прекрасных мест под названием «Серебряный бор». Заимодавец, известный всем как князь Волков, молчал, только барабанил пальцами по столу, иногда помешивая чай. Несчастный Илларион не находил себе места, видя такую реакцию. Руки его взмокли и слегка дрожали, чай выплеснулся и чуть-чуть расплескался по столу. И тут вдруг спокойствие Владимира Волкова куда-то пропало, улетучилось, вместо этого пронеслась буря, а всё от того, что он увидел на полке с книгами портрет… Портрет прекрасной девушки с изумрудно-зелёными глазами, белокурыми волосами и необыкновенно прелестной ангельской улыбкой. Эта улыбка может растопить любое, даже самое холодное, сердце, она никого не оставляет равнодушным. Но реакция Владимира Андреевича была какой-то чересчур странной. Он смотрел на портрет так, будто увидел там знакомое лицо, и по всему видно, был шокирован этим.
- Откуда… Откуда это у вас? Портрет, как он здесь оказался? — после длительной паузы еле выговорил он.
- Это портрет моей дочери Александры. А что вас так удивило, князь? Где же ещё быть портрету Моей дочери, как не в Моём доме.
Слова «моей» и «моём» он подчеркнул особо. И, взглянув на лицо Волкова, почему-то вдруг успокоился, перестал дрожать, вёл себя, как и полагается, по-хозяйски. А лицо у старого князя было белое, как кусочек сахара в чашке, и седых волос на голове явно стало больше.
«ЕГО ДОЧЬ! ЕГО ДОЧЬ! Но этого же не может быть! Это неправда! Невозможно! Нет! Они просто очень похожи, просто похожи… Это сходство можно использовать».
- Вот что я вам предлагаю, милейший Илларион Степанович, я прощу весь ваш огромный долг и разорву эту расписку (он повертел в руке бумагу, а затем снова положил её на стол прямо перед должником), если вы поможете мне отомстить одному человеку, моему злейшему врагу…
- Для начала позвольте узнать его имя!
Забелин уже внутренне согласился на всё, лишь бы не пришлось продавать горячо любимое имение, слишком много воспоминаний связывало его с этим местом, и не только воспоминаний, здесь похоронена любовь всей его жизни, жена Елизавета, рядом с ней мечтал упокоиться и он сам.
- Михаил Воронцов.
При этом Волков прошипел какое-то проклятие в адрес только что названного субъекта, а глаза его загорелись злобным огнём.
- Воронцов! Я с огромной радостью помогу вам и сделаю всё, о чём попросите, потому что сам его ненавижу, даже не столько Михаила Воронцова, сколько его отца, будь он тысячу раз проклят! Гореть ему в гиене огненной! А впрочем, всё их чёртово семейство ненавижу, и уничтожу с превеликим удовольствием!
- И что же такого вам сделал бедный Павел Сергеевич? – с неприкрытой иронией в голосе спросил Волков.
- Никакой он не бедный! У него было всё и даже больше: положение, деньги, удача, слава, любовь женщин! Павел владел самым ценным из богатств, о котором только может мечтать любой человек! – взревел разгорячённый Забелин. Он снова затрясся, но уже не от страха, а от ярости при одной только мысли о семействе Воронцовых. В порыве гнева Илларион уронил чашку, и лежащую на столе расписку залил холодный чай.
- Ладно, ладно, будет вам, — успокаивал его Владимир. — Вижу, вы согласны на моё предложение. Думаю, теперь мы с вами отлично поладим, Илларион Степанович, у нас общий враг.
Владимир Волков был очень доволен, увидев такую реакцию собеседника на фамилию "Воронцов", это значило, что он приобрёл себе не просто союзника, а фанатично преданного последователя, которым можно легко манипулировать в своих целях.
- Что я должен делать? — с горячностью спросил Забелин.
- Погодите, погодите немного, давайте прежде уничтожим расписку, она всё равно уже никуда не годится. А наши новые отношения тоже оформим документально, я, знаете ли, человек деловой, привык вести бумаги. «Теперь ты у меня на крючке и не отвертишься, при случае это пригодится».
Забелин молча кивнул. Волков разорвал долговую расписку, Илларион облегчённо вздохнул.
Затем теперь уже бывший кредитор быстро составил бумагу с новым «договором о сотрудничестве» и поставил подпись.
- Теперь ваша очередь, князь!
Илларион чиркнул пером, не глядя на бумагу.
- А теперь скажите, наконец, что от меня требуется? Я весь ваш, и ради того, чтобы отомстить Воронцову, готов на всё! Это судьба, что вы приехали и завели этот разговор, судьба даёт нам шанс!
- Так уж и на всё? «То, что отныне ты мой со всеми потрохами, я и так знаю».
- На всё, на всё, даже не сомневайтесь в этом! И не важно, что моя месть настигнет сына, а, увы, не отца. Павел уже давно не на земле, и я искренне надеюсь, что в аду!
- А как же выражение, что сын за грехи отца не отвечает?
- Кто-то же должен мне ответить, ответить за всё, и кроме Михаила Воронцова, кандидатов больше нет, так что жертвой будет он! Владимир Андреевич, вы знаете, что я ненавижу Воронцова-отца, а что же вам сделал Воронцов-сын?
- Он ужасно поступил с моей дочерью, и дорого заплатит за это!
- Понимаю, понимаю, амурные похождения… Из-за них же этот мерзавец попал в Европейскую ссылку на 5 лет, из которой недавно вернулся. Помните ту историю с племянницей императора?
- Да, да, помню… — отрешённо ответил тот, думал он о другом. «Эта история всего лишь повод, я знаю истинную причину отъезда этого дьявола».
- Дочерей от него нужно прятать, иначе никак.
- А кстати, о дочерях, в этом и состоит план, пусть ваша Александра постоянно появляется там же, где и он. Пусть маячит перед ним, а какой будет эффект, увидите!
- Что??? Что вы сказали??? Не смейте впутывать мою девочку в эту грязь!!!! Я отказываюсь от вашего плана, князь Волков! Слышите, отказываюсь!!! Сам отомщу ему и без вашей помощи!
Илларион гневно сверкал глазами и отчаянно размахивал руками.
- Что я слышу? Вы отказываетесь? (тут Волков изобразил удивление). А соглашались, рвались взяться за дело, и даже бумагу подписали. Видите, вот это ваша подпись… А если будете отнекиваться, я могу напомнить вам об огромном долге, эту бумагу я предварительно несколько раз переписал (показывая на оборванные мокрые клочки). Так что, если передумаете, потеряете ваше имение, "Серебряный бор", давно мечтал о таком.
Волков удалился, а несчастный Илларион Забелин, поняв, что попался в цепкие лапы расчётливого подлеца, вдруг упал в кресло и схватился за сердце…

Отредактировано Кассандра (2018-07-21 23:28:12)

0

130

Глава 2. Поездка в Петербург за счастьем и местью для «человека без сердца».

Утром Саша застала отца в кабинете, и укоризненно покачала белокурой головкой.
- Папенька, вы совсем себя не бережёте, опять работали допоздна и в кабинете заснули. Так же нельзя, подумайте о своём здоровье, если с вами что-то случится, я же останусь совсем одна.
- Ничего со мной не случится, ты не останешься одна, Сашенька, и засиживаться здесь допоздна я больше не буду.
- Обещаете?
- Обещаю… Тем более, что скоро мы поедем в Петербург (князь почему-то тяжело вздохнул, как будто эта поездка была ему не в радость).
- Это правда?
- Саша, разве я когда-нибудь тебя обманывал?
- Нет, папенька, что вы! Вы самый честный человек на свете, никого не способны обмануть! Значит, это правда, мы едем в Петербург! Это же так замечательно, почему вы грустите?
- И вовсе я не грущу… ну хорошо, есть немного… жаль оставлять эти места… (как мы знаем, причина грусти Иллариона Забелина была совсем другая).
- С вашего разрешения, я пойду, найду Аннушку и сообщу ей эту радостную новость!
- Беги, беги, мой маленький ангелочек!
Глаза Саши блестели от счастья, ещё бы, ведь исполняется её давняя мечта. Поездка в Петербург давала возможность обучаться фехтованию. Именно это умение она определила для себя, как обязательное, чтобы стать сильнее… То, что ей необходимо быть сильной, уметь постоять за себя и родных, Саша осознала очень давно, ещё 10 лет назад, когда была совсем маленькой девочкой. Сейчас, в свои 18 лет, прекрасный цветок расцвёл. Сказать, что княжна Александра Забелина прекрасна, — значило только подтвердить общее мнение окружающего её общества. Красота Александры поражала всех с первого взгляда, но трудно подобрать слова, чтобы дать о ней представление. Перо не может описать прелести её лица. Даже кисть дала бы лишь слабое представление о её облике, ни один художник не мог бы изобразить на безжизненном полотне волшебный свет, который излучали её глаза — казалось, освещая всё её лицо. Многие местные помещики присылали сватов, но все непременно получали отказ, ни одно предложение князь Забелин даже не рассматривал, отказывал сразу, невзирая на денежное благополучие и титулы потенциального жениха, хотя положение самого князя было весьма плачевным. Саша радовалась тому, что отец не спешит выдавать её замуж, так как считала, что девушка может думать и о более важных вещах, чем о том, как поскорее стать приложением к интерьеру особняка какого-нибудь богатого старичка. Практически все молодые дворяне тех мест служили в армии, поэтому в качестве женихов оставались только «антикварные» экземпляры. Все браки совершались по расчёту и были деловым союзом, а не союзом любящих сердец. Александра же мечтала найти настоящую большую любовь, найти человека, который предназначен ей судьбой, и верила, что обязательно отыщет его, своего единственного, тем более, она знала способ отличить его от прочих чуждых и пустых.

За несколько дней до отъезда в имение снова приехал Владимир Волков, Иллариону предстояло выдержать ещё один неприятный разговор. Обсуждались конкретные детали плана, главной фигурой которого является ничего не подозревающая счастливая Сашенька. Никакие уговоры, увещевания, просьбы и угрозы на Волкова не подействовали, от своей гениальной идеи он так и не отказался. Своему компаньону он сообщил очень мало подробностей, т.е. практически ничего, кроме того, что уже известно и нам с вами: Саша должна появляться везде, где будет Михаил, о том, какой от этого будет эффект, он умолчал. Забелин же решил разрабатывать свой собственный план мести, а для этого просто необходимо изучить противника, по сему пришлось согласиться с гнусным, подлым и коварным планом, столь же коварным, как и человек, который его придумал.
- А если между ними… возникнут какие-то отношения? Этого я допустить не могу! Моя дочь и сын заклятого врага… нет, это выше моих сил, этого не будет, или меня зовут не Илларион Забелин!
Илларион испугался собственных слов, а Волков хладнокровно ответил:
- За своей дочерью смотрите сами, и советую быть внимательным, в противном случае, её ожидает участь многих оставленных им женщин… Вообще-то, на первом этапе она должна просто мелькать перед ним, разговаривать им крайне не желательно, сделайте всё, чтобы этого не происходило. Если всё делать правильно, Воронцов не решится к ней подойти, так что будьте спокойны…
Сказанное ещё больше запутало ничего не понимающего князя Забелина.
- Что значит, «не решится к ней подойти»? Говорите толком, оставьте ваши загадки, Владимир Андреевич! На первом этапе…, а если понадобится второй?! Что тогда, что должно произойти на нём?!
Илларион не смог скрыть раздражения и волнения, он представил Сашу рядом с Михаилом и подёрнулся от такой картины, она вызвала очередной прилив гнева, который едва удалось погасить, не выплеснув наружу.
- Об этом позже, второй этап, может, и не понадобится, если первый пройдёт так, как я думаю.
«После всего, что произойдёт, после всех переживаний мерзавец Воронцов, не раздумывая, сразу уступит мне Отрадное, там находится то, что принадлежит мне! Это справедливо, дело не только в поместье, готов ждать столько, сколько потребуется, главное, что у него больше не будет ни одной спокойной минуты, он будет страдать и мучиться так же, как я все эти пять долгих лет…»
- Александру я уберегу, она совсем ещё не думает об отношениях с молодыми людьми и ведёт себя очень своеобразно, многих отпугивает её своенравный характер… Так что проблем не будет. Но меня волнует Воронцов…
- А что Воронцов? На его счёт можете быть абсолютно спокойны, Илларион Степанович. Михаил Воронцов любить не умеет, а скорее даже, не может, просто не способен на это. Для него любовь — это нечто чуждое и противоестественное… Не зря же в свете его называют не иначе как «человек без сердца». И они правы, сердца у этого дьявола действительно нет!
Илларион немного успокоился, а возможно, только сделал вид, чтобы поскорее прекратить общение с Волковым, доставлявшее ему каждый раз столько негативных эмоций, что после повышался риск приступа боли в сердце.
«По приезде в столицу нужно как можно скорее выдать Александру замуж, она такая красавица, что лучшие женихи Петербурга падут к её ногам. А после сразу выплачу долг этому негодяю и порву с ним всякие отношения. Пусть ищет другую девицу для исполнения своего гнусного плана, так как Сашенька будет замужней дамой. Воронцовым я сам займусь, пока не знаю, как именно, но обязательно отомщу ему, это мой долг. Что ж, «человек без сердца», по-моему, очень подходит не только для сына, но и для отца, будь он тысячу раз проклят!»
«Однажды в жизни вашей дочери появится человек, который захочет её погубить. Не допустите их встречи, иначе ничто уже сможет изменить ужасного будущего, вы потеряете свою дочь....» — вспомнил он вдруг предсказание одного монаха (отец Иоанн) и ужаснулся, ведь оно, по мнению Иллариона, уже начало сбываться. После того судьбоносного разговора с Волковым он всё больше и больше задумывался над смыслом этих слов, и сегодня окончательно убедился в мысли, что этим ужасным человеком может быть только Михаил Воронцов, «человек без сердца», и никто другой.

Отредактировано Кассандра (2018-07-21 23:28:22)

0

131

Глава З.Опасное путешествие приоткрывает завесу тайны.
Часть 1. Стая волков, дуб-исполин и змея.

Вот и наступил этот день, сегодня поездка в Петербург из мечты превратится в реальность! Саша предпочла думать только об этом, а не о том, что происходило накануне ночью. Она проснулась со смутным чувством страха и усталости. Долго лежала, уставившись в высокий потолок, и слушала колокольный звон местной маленькой церквушки, оповещавший о начале нового дня. С тревогой вспомнила свой сон, который повторялся уже несколько дней подряд.
Саша шла по тёмному лесу, и вдруг заметила стаю волков, притаившихся за кустами. В страхе она прижалась к дереву, которое во сне показалось ей спасением. Под раскидистыми ветвями и густой листвой она нашла убежище, но смутная тревога и опасность не оставили её, успокоение не пришло даже под этим деревом-исполином. Дуб был красивый и мощный, с изумрудно-зелёной листвой. «Совсем такого же цвета, как мои глаза…» — подумала Саша, любуясь прекрасными листьями. Потом перевела взгляд на ствол и корни и вскрикнула, так напугало её увиденное: Ствол и корни прекрасного, молодого, величественного дуба были местами ободраны когтями каких-то зверей, из многочисленных царапин медленно, по капле, вытекала вязкая чёрная смола… Саша не заметила, как её руки полностью покрылись этой смолой, попыталась отчистить их, вытирая об платье, оно тоже испачкалось, но руки остались такими же чёрными. Она прекратила бесполезные попытки, совершенно обессилев, опустилась на землю и заметила светящиеся в темноте глаза волков, приближающихся к ней. Вот они уже совсем рядом и скалят острые зубы… Саша вся съёжилась и будто уменьшилась в размерах, чувствовала себя такой маленькой и беззащитной, как букашка, задрожала от страха, хотелось закричать, но в горле встал комок… Она покрепче прижалась к дубу, уже не боясь перепачкаться проклятой смолой. Отвела взгляд от приближающихся хищников, и прямо на неё с самой нижней ветки с шипением стала надвигаться змея. В ужасе и холодном поту Саша проснулась.
«Господи, когда же это кончится? Не к добру этот сон, не к добру. Нужно позвать Аннушку и спросить совета».
Почти всё время ушло на подготовку к отъезду, все в доме бегали и суетились, как муравьи, слуги в спешке паковали господские вещи. Князь Забелин то и дело цеплялся к кому-то из челяди и осыпал несчастного дикой лавиной упрёков. «Уж лучше бы барин розгами высек» — думала очередная случайная жертва господского гнева. Гнев и раздражение Иллариона в тот день ничто не могло сдержать. Это был ураган, готовый снести всё на своём пути. Даже Сашенька, которой обычно удавалось успокаивать отца, была бессильна. Бедняжка никак не могла понять, что же такого ужасного происходит, почему папенька так злится? Она ещё никогда в жизни не видела его таким. Из-за всего этого сильно переживала, к тому же, преследовавший сон и так уже нарушил хрупкое душевное равновесие молодой девушки.
Они с Анной решили уединиться на кухне, чтоб не попасть под горячую руку. Саша подробно рассказала содержание сна, несмотря на сильный испуг, она помнила всё до мельчайшей детали, и с небывалым волнением ждала ответа. Анна умела толковать сновидения, и в молодости была хорошей ведуньей, со временем многие навыки забылись, но кое-что она могла рассказать. А измученной страхами Сашеньке сейчас нужна любая помощь, поддержка и хотя бы маленький совет.
Анна наморщила лоб, она шептала что-то про себя. Сашу это взволновало ещё сильнее.
Наконец, томительная пауза закончилась, Анна откашлялась и сказала:
- Волки, я не уверена, но это, наверное, мужчины.
- Мужчины? Почему?
- Потому что все беды и несчастья красивых девушек исходят от мужчин, милая моя.
- А как же любовь? Если от мужчин только беды, то почему существует любовь?
- Любовь… Любовь не всегда приносит счастье, чаще вместе с ней в твою жизнь приходит боль.
- А как же отец и матушка? Они так сильно любили друг друга и были счастливы, пусть и не долго. Главное, что они были счастливы! Настоящая любовь существует, она такая, какая была у папы с мамой, я знаю! И обязательно найду её, вот увидишь! Через много лет мы будем так же разговаривать, и ты поймёшь, что я была права.
Слушая горячие речи юной Сашеньки, Анна всё больше и больше печалилась, а на слова о большой сильной любви Иллариона и Елизаветы Забелиных почему-то отреагировала так, будто это ложь. Но романтично настроенная Сашенька ничего этого не заметила. Когда она говорила эти слова, забывала ужасный кошмар и становилась безмятежно спокойной, утраченное душевное равновесие возвращалось к ней.
- Давай лучше вернёмся к твоему сну, я ещё не всё рассказала.
Саша нервно вздрогнула, из мира прекрасной яркой мечты вновь пришлось вернуться в серую реальность.
- Про дуб ничего не могу сказать, но змея…
- Что змея? Что она значит? Говори же, скорее, Аннушка, не томи меня, пожалуйста!
- Успокойся, Сашенька, это всего лишь сон, лучше просто не думай о нём, и тогда он перестанет преследовать тебя.
(Анна поняла, что не должна была возвращать разговор в мрачное русло, но было поздно. В наказание она прикусила себе язык.)
- Нет, договаривай, расскажи про змею, ну пожалуйста, это очень важно для меня!
Сначала был тяжёлый вздох, а уж потом прозвучал долгожданный ответ.
- Змея — это женщина, желающая тебе зла, пока она находится далеко, но хочет приблизиться.
«Осталась одна загадка: кто же тот дуб? Что значит этот знак?», подумала Саша, но пожалела Анну и больше не стала донимать её расспросами.
Поздно вечером семейство Забелиных покинуло родной Серебряный бор. Куда же везёт карета спящую Сашеньку? К мечте о любви и счастье или к беде и зловещему будущему?
Дорога была совершенно разбита, дожди превратили её в грязевое болото. Карета увязла в нём. Попытка выбраться удалась, но привела к ещё более плачевному результату — сломалось колесо.
- Не извольте беспокоиться, барин, сейчас всё починим. А вы бы погуляли пока, скоро уж тронемся.
- Отличная мысль. Папенька, можно, я пойду, погуляю? Устала уже сиднем сидеть, Фёдор дело говорит, размяться нужно.
- Хорошо, Саша, только будь осторожна, не уходи далеко!
- Не волнуйтесь так, я буду недалеко и быстро вернусь, оглянуться не успеете!
Саша гуляла, предаваясь своим мечтам, потому не заметила, как отошла на довольно большое расстояние от дороги и углубилась в лес. Она остановилась, беспокойно озираясь по сторонам, и на своё счастье, обнаружила явный признак пребывания здесь других людей — маленькую избушку. В таких обычно селятся лесники. Она подошла совсем близко к избушке и хотела постучать, но почему-то испугалась. «Нечего бояться, Саша, прекрати! Сейчас постучишь, выйдет добрый и милый старичок-лесник и покажет дорогу». Послышались голоса, и надо сказать, совсем не стариковские, их было два, оба мужские, один совсем молодой и даже приятный, другой, постарше, резкий, жёсткий и властный.
- Пётр Константинович, вы уверены, что всё готово и можно приступать к активным действиям? Может, лучше ещё раз всё проверить, готовы ли офицеры, достаточно ли оружия, провести чистку рядов на случай возможного предательства. Наверное, правильнее будет не торопиться и ещё немного подождать…
- Урусов, прекратите паниковать! Всё проверить, подождать, вы в своём уме?! Я и так ждал слишком долго, время, наконец, пришло, десять лет — это слишком большой срок ожидания.
- Как десять лет? Заговор готовился десять лет?
- Не удивляйтесь, я мог реализовать всё ещё десять лет назад, ситуация была такая же, как сейчас, готово почти всё, кроме последней детали. Тогда всё сорвалось из-за одной весьма упрямой женщины по имени Елизавета Забелина, будь она проклята! Несмотря на все уговоры и угрозы, она отказалась нам помочь, и поплатилась за это.
Сердце Саши забилось сильно-сильно при звуках имени матери, ноги подкашивались, всё едва-едва не закончилось обмороком, но она нашла в себе силы выдержать. «Откуда этому человеку известно имя маменьки? Что их связывало? Он, по-видимому, глава всего этого заговора, и 10 лет назад пытался склонить матушку к участию в этом! А вдруг он причастен к её убийству?!»
Саша разрывалась между двумя решениями: как можно скорее бежать оттуда, либо остаться и постараться рассмотреть лица этих двоих (через маленькое запылённое окошко это сделать было очень трудно). Послышался скрип, дверь отворилась, заговорщики вышли, Саша выглянула из-за деревьев и успела увидеть лицо того самого молодого, к которому более старший обращался по фамилии Урусов. Но в лице этом не было ничего примечательного и запоминающегося. Петербург наводнён такими же обычными молодыми дворянами. Второго заговорщика, который, по мнению Саши, причастен к смерти её матери, и как стало понятно по разговору, является главным, звали Пётр. В стране давно зреет заговор, он мог быть осуществлён ещё десять лет назад, но что-то или кто-то помешал этому. Вот какие открытия дала ей вполне безобидная прогулка по лесу. Саша понимала, что пора было возвращаться (эффект от пережитого испуга оказался неожиданно благоприятным: она вспомнила обратную дорогу), но не могла уйти, не заглянув в избушку. На столе разбросана куча бумаг, лежала большая карта Российской империи, на которой чернилами выделены три города: Сакс-Когбург, Петербург и Екатеринбург. Внимание Саши привлёк запечатанный конверт, на нём не было ни одной марки. «Может, это даст ответ на вопрос, что связывало мою мать и этих людей?»
Она не стала распечатывать и читать его на месте из-за опасения, что те двое могут вернуться и обнаружить её, поэтому забрала странное письмо с собой. Саша благополучно выбралась из леса и вернулась, времени действительно прошло не очень много. Дальнейшее путешествие прошло без происшествий. Прибытие в Петербург произошло ближе к вечеру. Сразу после прибытия в петербургский особняк Саша сказала отцу, что устала с дороги и хочет отдохнуть. На самом деле отдыхать она совсем не собиралась, и заперлась у себя с тем, чтобы вскрыть таинственный конверт.
- Это не письмо, а какой-то шифр! Только что значит вся эта абракадабра?
На листке бумаги было всего двенадцать странных бессмысленных буквосочетаний, написанных в три колонки следующим образом:

кикупрс иаактнф длщиюеё
увлюнаг еоеквлч лууитдб
ерытгас тдаеийн(X) втгоооё
ыоойртк иуоежри втосичп

И ещё римские цифры в произвольном порядке II, IV, VI, I, III, V, VII.

- Что всё это значит? Какая информация скрыта этим шифром? Как это связано с убийством маменьки? А вдруг, если я разгадаю этот шифр, то это поможет узнать, кто это сделал?
Всю ночь девушка билась над загадкой таинственной криптограммы, но, как ни старалась, сколько усилий ни прилагала, так и не смогла ничего понять. Лишь под утро её изящная белокурая головка, полная тягостных мыслей о прошлом и неизвестном будущем, опустилась на подушку. Саша заснула беспокойным сном, часто ворочалась в кровати и что-то бормотала.

Отредактировано Кассандра (2018-07-21 23:28:32)

0

132

Глава 4. Встреча с тяжелым прошлым или счастливым будущим?

Пришла пора познакомиться с героем, о котором некоторые участники этой истории уже высказывали своё мнение и окрестили его «человеком без сердца» — с Михаилом Воронцовым. Князь Михаил Павлович Воронцов, молодой человек 25-ти лет, высокого роста, прекрасно сложенный, с правильными чертами лица, чёрными волосами, выразительными и необыкновенно красивыми тёмно-синими глазами. Эти глаза — два глубоких океана, в которых утонуло бесчисленное количество молодых девушек. Ледяные океаны, в его глазах был холод, пугающий и притягивающий одновременно. Внимание женщин было ему не в диковинку, Михаилу с детства внушали, что он хорош собой, и это была истинная правда. Редкостный красавец, да к тому же, потомок древнего влиятельного рода, единственный наследник весьма солидного состояния, он был завидным женихом. Светские красавицы не теряли надежды однажды заманить его в свои сети, однако пока многочисленные попытки оставались безрезультатны. Молодой человек не желал ограничивать свою свободу какими бы то ни было обязательствами. Любил свободу, наверное, это единственное, чем он по-настоящему дорожил. Многочисленные романы возникали как-то сами собой, Михаил не прилагал к этому особенных усилий, но и не противился процессу. При этом всегда добивался своего — не делался рабом женщин, а приобретал непобедимую власть над их сердцем и волей. Власть над другими людьми, причём особенная, крепче которой нет на свете, привязывать их к себе прочными нитями чувств: любви, преданности или страха, это умение годами практики он довёл до совершенства. Осознание того, что ты причина чьих-то радостей и печалей, доставляло ему удовольствие, это и есть истинное торжество власти. Вот для чего нужны были эти романы: удовлетворение амбиций, источник пищи для гордости. Это как увлекательная и рискованная игра с весьма ценным призом в виде права обладания молодой и едва распустившейся душой. Она цветок, его надо сорвать и, вдохнув аромат свежести, выбросить на дорогу. Девушку он держал на привязи, то приближая, то отдаляя от себя, а сам, даже увлечённый интрижкой, никогда не переставал чувствовать себя свободным и ничем не связанным. Из этих игр Михаил непременно выходил победителем. Погружаясь в водоворот очередного романа, он ежеминутно контролировал чувства. В его любовь верили, это не было чистым притворством: он испытывал какие-то чувства к покорённым девушкам, но эти чувства никогда не переходили чётко определённую им самим грань. На безумства страсти Михаил считал себя абсолютно неспособным, так же думали и все окружающие. Тот период жизни, когда душа ищет счастье, когда сердце чувствует необходимость любить сильно и страстно, уже прошёл, и вернуться назад нельзя. Душа, так и не испытав счастья, умерла, одна половина её испарилась, другая, причём не лучшая, осталась жить, но никто этого не заметил, потому что не знал о существовании погибшей её половины. А сердце хранило в своих глубинах чувства, там они вскоре умерли, и заполнил его холод такой сильный, что из живого оно вдруг превратилось в кусок льда и потеряло способность любить. Осталась в нём только неудовлетворённая потребность быть любимым, жгучая жажда, она постоянно мучила его, заставляя искать новые жертвы для её временного утоления. Временами Михаил ненавидел себя за жестокость и бесчувственность, но остановиться в своём поиске уже не мог, остановка для него была смерти подобна. Такой образ жизни в виде своеобразной игры с жёсткими и жестокими правилами был необходимым обязательным условием существования, покорённые сердца поддерживали его жизненные силы. Другой жизни он не знал вот уже пять лет, окружающим казалось, что он никогда не жил иной жизнью, со временем Михаил сам в это уверовал. Все фазы любовного романа он изучил досконально и знал, в какой последовательности они должны сменять друг друга, чтобы добиться прочного долгосрочного результата. Михаил разработал свою собственную систему, которая всегда работала чётко, как швейцарские часы. Радость от очередной победы длилась недолго, она сменялась тяжёлым и глубоким разочарованием, переходящим в отчаяние, холодное и бессильное, прикрытое любезностью, обещаниями и клятвами любви. Для девушки, на которую пал его выбор, бурлящая внутренняя жизнь оставалась тайной. Холод в глазах и некую отстранённость не заметить было невозможно, но каждая пассия в тайне лелеяла надежду, что именно она непременно станет той единственной, которой удастся растопить лёд и увидеть за прочной холодной стеной живое и любящее сердце. И конечно, девушка была уверена, что в случае выполнения этой грандиозной миссии её не постигнет участь остальных брошенных им женщин, они будут жить долго и счастливо и умрут в один день. Любили его искренне и самозабвенно, полностью отдаваясь во власть этого чувства, хотя среди его женщин были и те, кто просто гнался за деньгами и титулом, их было меньшинство, он безошибочно вычислял таких и расставался с ними особенно жестоко. Надежды и тех, и других когда-нибудь завоевать его сердце всегда рушились. Так или иначе, расставание ждало всех, вопрос только в том, когда именно оно наступит, некоторые отношения продолжались довольно долго, другие заканчивались, так и не успев начаться. Михаил сам определял момент, когда нужно сжечь все мосты и сказать прощай, говорил два простых слова «всё кончено» или уходил молча. Такой день всегда наступал, конец отношений не происходил случайно, это была закономерность. Как по закону природы осенью деревья сбрасывают листву, так же и он расставался со своими девушками, без сожаления и угрызений совести оставляя их. Каждый разрыв переживал легко, почти безболезненно, потому что не позволял себе привязываться к женщинам, старался держаться на достаточном отдалении от них. Часто сигналом к разрыву служила именно начавшая формироваться привязанность, которую он душил в зародыше, не дать себе привязаться к кому-то и тем самым ограничить или вовсе потерять свободу — вот главное правило такой жизни, требующее неукоснительного соблюдения. Михаил старательно его придерживался. А все разрывы переживал относительно легко, потому что относился к девушкам, как к вещам: они отслужили свой срок, принесли столько пользы и удовлетворения, сколько могли, так зачем же теперь держать их подле себя? Проще всего было расстаться с коварными хищницами, при этом навсегда отбив у них охоту гнаться за чужим кошельком. Тяжелее было, если девушка наивна и неопытна, здесь были слёзы, истерики и угрозы покончить с собой. Вид девичьих слёз не затрагивал ни единой струнки в душе. Они только раздражали, бесили, а иногда даже вызывали отвращение и презрение, поскольку он не верил в их искренность, слишком много обмана окружало его. Угрозы наложить на себя руки никогда не исполнялись, это ещё больше убеждало нашего героя в том, что все светские девушки лживые бездушные куклы, и заслуживают подобного жестокого обращения. Да, после разрыва все они оставались живы, никто не травился и не резал себе вены, но, тем не менее, сама встреча с ним означала скорый конец их жизни, и так непременно происходило. Когда он уходил, оставляя после себя пепелище на месте сердца, на смену жизни приходило бессмысленное механическое существование, потому что все жизненные соки были отданы ему. После этой встречи несчастные девушки уже не верили в любовь и не могли испытать это чувство снова, весь его пыл был растрачен впустую, чистый родник иссяк, утолив на время дикую жажду одного и оставив пустыню без оазиса другим. В минуту, когда Михаил произносил слова прощания, девушка понимала, что все её усилия, направленные на поиск живого сердца за стеной льда, бесплодны, потому что того самого сердца просто нет, и не было никогда, она всё это время искала призрачный мираж, существующий только в её воображении, воспалённом болезненной любовью к этому человеку. Вот за что Михаил Воронцов получил в свете такое прозвище «человек без сердца», оно не вызывало никаких эмоций, совсем не казалось ему обидным или оскорбительным, молодого князя вообще не волновало, что думают о нём окружающие, это было абсолютно безразлично, как и многое другое, разумеется, кроме посягательств на свободу и независимость. Своим поведением он не опровергал, а наоборот, подтверждал и закреплял такую репутацию в сознании всего петербуржского света, пленником которого ему суждено быть по рождению. Однажды так случилось, что в сети его попала не простая девушка, а великая княжна, племянница самого императора, история быстро получила огласку, и меры были приняты незамедлительно: князя со скандалом выдворили из Российской империи, предоставив ему возможность разбивать сердца европейских красавиц. Своеобразная ссылка продолжалась 5 лет, о его жизни в Европе ничего доподлинно не известно, но можно с высокой долей вероятности предположить, что ничего не изменилось, и красивыми немками или француженками пролито много слёз, которые действовали на нашего героя так же, как и аналогичные проявления в исполнении соотечественниц.
Сегодня он вернулся, родина встретила его холодной погодой, выражая, таким образом, нежелание принимать обратно столь неоднозначного проблемного сына. Сейчас Михаил у себя в особняке наслаждается треском горящих дров в камине. Рядом, на столе, раскрыта маленькая толстая тетрадка в кожаном переплёте — дневник. Как и все дворяне, он приучен вести дневник с детства, записывая значимые события и свои переживания. К дневнику Михаил относился с особым трепетом, считал его живым существом и единственным по-настоящему верным другом. Только такому молчаливому товарищу он без каких бы то ни было колебаний доверял все свои тайны, открывал душу с той стороны, которая скрыта от всех стеной безразличия и холодности. Он взялся за перо, и на белоснежной бумаге одно за одним возникают слова, и каждое из них правдиво, ибо себе он привык признаваться во всём, даже в самом неприятном. Прочтём некоторые строки, вникнув в смысл, возможно, сможем понять его.
«9 сентября. Зачем я вернулся? Какая такая сила потянула меня назад? Не понимаю. Никто не ждёт меня здесь, тогда зачем, чтобы снова вспомнить всё то, что так долго пытался забыть? И думал, что забыл, но как только оказался здесь, злодейка память сразу же доказала обратное! Судьбе было угодно сделать так, чтобы вернулся именно сегодня! В этот день 5 лет назад… (здесь чернила растеклись, слова прочесть невозможно) нет! Вернулся, вернулся в прошлое! Не буду думать об этом! Снова мучить себя, зачем? Чтоб, в конце концов, разрушить, нет! Нет! Я хочу жить, только с какой целью, для чего? Пусть нет цели, но жить я должен! Это желание в любом человеке неистребимо, а во мне в особенности…
И всё-таки, что же заставило меня вернуться? Мог бы остаться прожигать жизнь в Европе. В Эймсе встретился с матушкой, рассчитывал пробыть месяца два, а в итоге еле-еле выдержал неделю. Снова упрёки и вечное недовольство, что бы я ни делал, всё не так! Конечно, мой образ жизни… но, в конце концов, я взрослый и сам распоряжаюсь своей судьбой! Она никогда не понимала того, что нужно мне, только всё время требовала чего-то, сначала успехов в учёбе (и получала желаемое), а теперь-то что ей от меня нужно? Или хочет заставить меня жениться? Нет, свою свободу ни на что не променяю! Никогда этого не будет! Упрекает меня в неискренности и скрытности, а сама при этом вот уже 9 лет упорно скрывает правду об отце! Она всё знает и молчит! Узнаю ли я когда-нибудь, что именно тогда произошло? Почему отец так поступил с нами, со мной?....»
Михаил закрыл тетрадь, и как бы ища ответ на свой вопрос, перевёл взгляд на кольцо, простой серебряный перстень с чёрным опалом: вот то единственное, что осталось на память об отце. Он никогда не расставался с перстнем. В памяти всплыли его последние слова: «Дарю тебе этот перстень. Это родовой оберег нашей семьи. Он передаётся от отца к сыну, и так уже несколько поколений. Береги его, и если не сделаешь зла людям, будет он тебя охранять и помогать! Только об одном прошу — не причиняй людям боли! Никогда! Иначе проклятье падёт на твою голову! Никогда не повторяй моих ошибок, а свои старайся вовремя исправлять!»
Внутри камня вдруг загорелись ярко-красные огоньки, они весело играли, это подействовало на молодого человека успокаивающе, он снова взялся за перо, предварительно перечитав уже сделанную запись. Мощной волной нахлынули воспоминания, те самые, от которых он так отчаянно старался избавиться, все старания тщетны, сейчас Михаил вновь переживает все события пятилетней давности. Он вдруг ощутил резкую боль в руке, посмотрел на кольцо и понял, что с перстнем творится что-то неладное. Камень загорелся ярким пламенем, а затем стал гаснуть, отбрасывая на серебро малиновые искры. Зловещий огонь горел всё ярче и ярче и обжигал руку адским пламенем. Одной рукой Михаил схватил другую, невыносимо болевшую, и с силой сжал её. Однако не помогло, боль не проходила. Закончилось тем, что от этой боли он потерял сознание…
Михаил пришёл в себя и заметил, что камень в кольце уже догорел и стал таким же, как прежде. Подобный приступ боли случился уже не в первый раз, он привык к ним, хотя объяснения этому явлению не находил. Одно ясно: это как-то связано с кольцом, достаточно только избавиться от него, и все проблемы решены, но Михаил не мог так поступить, нарушить слово, данное отцу, перстень был родовым оберегом семьи и передавался из поколения в поколение, он поклялся хранить его, но самое главное — это память об отце, его последний дар. Он спокойно сносил иногда случавшиеся приступы, было тяжело, но даже мысли о том, чтобы расстаться с кольцом, никогда не допускал. Оберег действительно работал, несколько раз Михаила вызывали на дуэль отцы оскорблённых девушек, случались ранения, иногда даже тяжёлые, но тем не менее, наш герой живёт и здравствует до сих пор. Это лишь один из множества примеров помощи перстня, ни в какие другие сверхъестественные явления князь Воронцов не верил, кроме магии чёрного опала, который, по словам отца, будет оберегать и помогать во всём.
Отца Михаил очень любил, просто боготворил, авторитет его был непререкаем. Между ними сложились особенно близкие и доверительные отношения, он стал для Михаила другом, которому можно рассказать всё, и в любой момент спросить мудрого совета. Он верил ему безоговорочно, потому что Павел был единственным, кто разговаривал с ним, как с равным, и никогда ничего не скрывал, не обманывал, даже с благой целью. С матерью особо близких отношений не сложилось, её любовь обычно выражалась в потакании многочисленным капризам мальчика, он получал всё, о чём просил, и даже больше, тем не менее, чего-то Михаилу постоянно не хватало. Когда же Миша подрос, на смену слепой материнской любви пришла требовательность, попытка реализовать свои амбиции через ребёнка, типичная ошибка многих родителей. «Ты должен быть лучшим во всём», «Я хочу тобой гордиться», только и слышал Миша, и естественно, прилагал все усилия, чтоб порадовать мать своими успехами. Однако Татьяна Васильевна воспринимала всё это, как должное, и постоянно выражала своё недовольство, намереваясь, таким образом, подстегнуть его к достижению более высоких вершин, со временем её аппетиты только росли. В итоге все старания любящей матери вылились в то, что к периоду юношества Миша совершенно охладел к наукам, хотя имел хорошие способности и мог бы многого добиться. Вместо созидательного труда он увлёкся праздным времяпрепровождением, развлечения, балы и шумные гулянки, с этой стороной жизни наш герой познакомился уже тогда. Неизвестно, чем бы всё закончилось, если бы за воспитание Миши не взялся отец. Строгий, но справедливый, он своим примером доказал сыну важность образования, сам слыл одним из передовых людей своего времени. Михаил получил хорошее образование, по желанию отца поступил в военную академию, где познакомился со своими друзьями, Никитой Орловым и Дмитрием Игнатьевым. Эта троица была неразлучна до самого конца обучения, на последних курсах она превратилась в четвёрку, к ним присоединился младший товарищ, скромный и застенчивый Павел Оболенский. Дурная слава тройки гремела по всей академии. Учились все они хорошо (а Орлов отличался особенным прилежанием, так как с детства мечтал стать военным), но часто злостно нарушали дисциплину. Несколько раз все трое были на грани вылета из академии (об участии в их проделках Оболенского из-за его природной скромности и простодушности никто из преподавателей даже не подозревал), но благодаря заступничеству влиятельных родителей Дмитрию, Михаилу и Никите всё-таки удалось завершить обучение. Орлов даже получил заслуженную золотую медаль, чем очень гордился. Ко времени их выпуска Павлу Оболенскому оставалось доучиться ещё два года.
Однажды, во время каникул, всех учеников отпустили домой, Михаил очень скучал по родным, поэтому был безумно счастлив вернуться в родное Отрадное. В ту пору ему только-только исполнилось шестнадцать лет, красивый и романтичный юноша смотрел на мир лучезарными синими глазами, был полон планов и надежд. Репутация мечтателя и романтика закрепилась за ним ещё в академии, бывало, что на скучных лекциях по тактике и стратегии Михаил сочинял стихи, которые, надо сказать, были довольно хороши. Дмитрий и Никита высмеивали его увлечение, и весь этот романтизм считали вредным для военного, а Павел, наоборот, поддерживал друга, потому что сам был таким же наивным мечтателем. Казалось, весь мир открыт для него и улыбается счастливой улыбкой, он прекрасен и чист. Но совсем скоро жизнь заставила его снять розовые очки, разбить их и увидеть, что представляет из себя мир, в реальном, серо-чёрном, цвете. Как-то вечером Павел Сергеевич позвал сына в сад, это значило, что предстоит крайне важный разговор, они часто беседовали о жизни, сидя под большим столетним дубом. Он передал сыну родовое кольцо, таким образом, давая понять, что Михаил вырос и в скорости станет главой семьи, а это большая ответственность, которую нужно нести с честью. Смысла его слов новоиспечённый глава семьи тогда не понял, но быть взрослым ему понравилось, отныне он свободен, и больше никто не будет указывать, что делать. Ощущение свободы Миша испытал тогда впервые и сразу полюбил. «Ты стал взрослым, а это значит, можешь наконец-то пожить для себя, а не делать то, что от тебя требуют другие» — подумал он. Иногда в этом вечернем разговоре проскальзывали загадочные фразы, Павел говорил так, будто прощался, и смотрел на сына как в последний раз, но Миша ничего этого не заметил. Они проговорили до глубокой ночи, общие темы находились всегда, так случилось и в этот раз. Миша и предположить не мог, что это был их последний разговор. Утро следующего дня принесло самую трагическую весть в его жизни. Михаил проснулся рано и первым делом направился в сад для обязательной утренней пробежки, проходя мимо отцовского кабинета, заметил, что двери не заперты. «Странно, такого за ним раньше не водилось. Может, заработался и уснул в кабинете?» - подумал Миша и без колебаний заглянул туда. Страшная картина предстала перед взором юноши и навечно отпечаталась в памяти: князь Павел Сергеевич Воронцов, один из самых влиятельных и успешных людей Петербурга, любимый муж и отец, покончил с собой, застрелился! Миша застыл на пороге, как соляной столб, костяшки пальцев, намертво схвативших дверные ручки, побелели от боли. На его крик сбежались все домашние и челядь. Княгиня Воронцова билась в истерике, она безумно любила мужа и отказывалась верить в случившееся. Слуги с сочувствием смотрели на хозяев, они уважали старого барина и восприняли его смерть, как личную трагедию. Миша подошёл к столу и дрожащими руками схватил маленький клочок бумаги — предсмертную записку. Там было всего несколько слов, которые совершенно ничего не объясняли. Глотая слёзы и заикаясь на каждом слове, он прочёл следующие строки:
«Дорогие и любимые мои Миша и Танечка! Простите меня, если сможете, понимаю, что поступаю неправильно и причиняю вам боль, но не могу иначе, не могу так больше жить… Помните одно: я любил вас, и не было у меня в жизни никого роднее и дороже, чем вы. Татьяна, не вини себя ни в чём, ты знаешь причину, по которой я так поступил. Прошу, умоляю, убереги Мишу от этого кошмара, позаботься о том, чтоб он стал достойным человеком, достойным носить фамилию Воронцов. Миша, прости меня, пожалуйста, помни, я всегда с тобой, помни о своей клятве. Неси добро людям, и тогда тебя ждёт долгая и светлая жизнь! Много грехов я в жизни натворил, последовала жестокая, но заслуженная кара».
Фразу «Ты знаешь причину, по которой я так поступил» Миша прочёл несколько раз, в горле встал комок, к матери юноша обратил немой вопрос «Почему?». «Я ничего не знаю!» - выкрикнула она и вновь разрыдалась над телом мужа. В тот момент Миша понял, что ему лгут, он явственно почувствовал эту ложь, родная мать лжёт ему! Даже сейчас, по прошествии 9 лет, он так и не смог простить ей этой лжи. Правда всё ещё скрыта завесой тайны, и неизвестно, откроется ли она ему когда-нибудь. Вопрос «Почему?» мучает его так же, как тогда, а может быть, и ещё сильнее, ответа на него нет, тот, кто может его дать, упорно молчит. Медленно-медленно Михаил развернулся и выбежал в сад, через несколько мгновений оттуда донёсся его душераздирающий крик. Он стоял около того самого дуба, под которым они с отцом разговаривали всего несколько часов назад, бил по нему кулаками что есть силы.
- Нет! Нет! Ты не мог так поступить со мной! Зачем ты оставил меня, отец?! Как мне теперь дальше жить?!
Миша плакал, плакал так, как никогда ему ещё не приходилось, слёзы, чистые, как бриллианты, лились и лились сплошным потоком, остановить его было невозможно. Он дрожал какой-то болезненной дрожью, как будто в припадке падучей. В доме его не видели до самой ночи, из сада то и дело доносились рыдания. Никто не решался пойти за ним, все поняли, что сейчас лучше оставить его одного, слуги искренне переживали за молодого хозяина Отрадного. Он бродил по саду в одиночестве и так умаялся за целый день ходьбы, что сон тёплым покрывалом благодатно навалился на Михаила. Опершись спиной о ствол дерева, юноша прилёг на землю. Сквозь густые, едва сомкнутые, ресницы он заметил, что к нему идёт человек. Миша попытался открыть глаза, чтобы увидеть его, но это удавалось с трудом. Если он открывал их, туман застилал всё, что он видел перед собой. Михаил узнал своего отца, захотел подойти, но почувствовал, что ноги его не слушаются. Павел с улыбкой подходил всё ближе и ближе, и радость на его лице медленно превращалась в печаль. Вот он уже присёл рядом с Мишей.
- Помоги мне, — умоляющим голосом просил Миша.
Павел только покачал головой. Он долго и пристально смотрел на Мишу, будто видел впервые, и ответил:
- Я не могу. Ты должен сам.
Его фигура стала медленно расплываться перед глазами Миши, наполняя воздух лёгким белым туманом. Он проснулся, долго и мучительно думал над словами отца, но никак не мог понять, что всё это значило. Одна ночь изменила всё, всю его судьбу, из сада в дом он вернулся другим человеком, прежнего жизнерадостного и открытого Михаила уже не вернуть, что-то в нём сломалось навсегда.
Татьяна Васильевна тяжело переживала смерть мужа, от горя она едва не повредилась рассудком, и в довершение всех бед увлеклась зелёным змием, здоровье её сильно пошатнулось. Все последующие годы она только и делала, что лечилась на разных европейских курортах. Оба они страдали в одиночестве, каждый со своей, известной только ему, болью. Потеря не сблизила их, а ещё больше отдалила, между матерью и сыном возникла непреодолимая пропасть. Она скрывала от него правду и лгала, выполняя последнюю волю мужа, он чувствовал эту ложь и не мог простить, несмотря на любовь к ней, глубоко в душе затаил обиду и замкнулся в себе. Оставшись один на один со своей болью, Миша проиграл эту битву, силы были не равны, смерть отца слишком большой удар для молодой души, которая только начинала жить. Жизнь его души с того момента пошла по неверному искажённому пути, в ней навсегда поселилась боль. А мучительный вопрос «Почему?» только усиливал эту боль, служил искрой, необходимой для пожара. Михаил закрылся, отгородился от остального мира высокой и прочной стеной, а чтобы никто из окружающих не видел того, что с ним происходило, пришлось научиться притворяться, надеть маску и играть роль счастливого и беззаботного молодого дворянина. Это у него с успехом получалось, никто, даже самые близкие друзья, ни о чём не догадывались. Не заметить того, что Миша сделался гораздо более серьёзным, было невозможно, друзья сочли, что он просто повзрослел. Да, жизнь заставила его сделать это в очень короткий срок, всего за одну ночь. Где-то во льдах искалеченной тяжёлыми испытаниями души живёт и замерзает всё тот же несчастный шестнадцатилетний мальчик, он так хорошо скрыт от всех, что никто не подозревает о его существовании. Юноша-романтик попал в плен, временами хочет вырваться на свободу, но боится жестокого и ужасного мира, который так подло с ним поступил, отнял отца. Поэтому ледяная клетка плотно заперта на замок, а ключ выброшен. Михаил сознательно и добровольно согласился на это заточение. Позже возник и новый замок, потому что судьба подкинула ещё одно тяжёлое испытание.

Отредактировано Кассандра (2018-07-21 23:28:44)

0

133

- Нужно выйти на свежий воздух, прогулка должна пойти мне на пользу, — сказал он сам себе, поднимаясь с кресла. Голова немного кружилась, но чуть позже всё прошло. Главный вывод, который Миша сделал в ходе прогулки — за 5 лет Петербург совсем не изменился: снаружи красивый фасад, а если углубиться внутрь, грязные пыльные улицы, где живут люди из самых низов общества.
К Михаилу подбежала молодая цыганка.
- Мил человек, дай тебе погадаю, всю правду расскажу, чего и сам о себе не знаешь, поведаю.
- Я не верю в гадания, — отрезал Миша.
- Да тут и без гадания всё видно по лицу твоему.
- И что же ты видишь? — спросил он, не сдерживая саркастическую улыбку.
А цыганка будто и не обратила на это внимания и серьёзным голосом сказала, глядя ему прямо в глаза:
- Вас любит удача, но очень не любит судьба. Вы прожили на свете 25 лет, но на самом деле вы старше. И этому не стоит удивляться: вы рано познали боль утраты, потеряли половину сердца, а от этого быстро стареют.
Услышав про половину сердца, Миша вздрогнул. «Только половину? Нет, вот здесь ты ошиблась, всё целиком. Нет, у меня сердце пять лет назад было, а теперь уже нет, так даже лучше, легче жить. Много нас таких по земле ходит, просто не все себе в этом признаются».
- Это всё я и сам знаю.
- А хочешь ещё что-то узнать?
- Нет. Вот, возьми награду за труды.
Миша передал цыганке несколько монет. Она увидела на его руке кольцо и вдруг начала неистово креститься. Глазами испуганной газели смотрела на него, так и осталась стоять на месте как вкопанная, хотя по всему было видно, что хотела убежать.
- Чего так испугалась и открещиваешься от меня, как от чёрта? – спросил он после длительной паузы.
Цыганка указывала на кольцо и шевелила губами, звука голоса не было слышно. Через некоторое время она заговорила шёпотом.
- Избавься от него, демон в нём заключен, коли не сделаешь этого, страшное проклятие на себя примешь! Избавься, зло в нём, чистое зло! Беду на себя накличешь! Помогает он тебе временно, а сам норовит в болото утянуть! Проклятие на нём и погибель твоя! Избавься, избавься от него, пока не поздно!
- Я не могу, это наш родовой перстень, он дорог мне, как память об отце. Поклялся хранить его, и не нарушу клятву. Иногда бывает мне от него плохо, но это не повод, чтобы…
Она оборвала его на полуслове.
- Знать, совершил уже одно злодеяние, хотя истинной вины на тебе нет, не в воле твоей было помешать случившемуся, но для беса пути не важны, лишь бы свершилось преступление, коему ты причиной явился.
Михаил вдруг крепко сжал ей руки и закричал не своим голосом:
- Замолчи! Я ни в чём не виноват! Замолчи! Не желаю слушать! Ты всё врёшь! Ты ничего не можешь знать обо мне! Замолчи! Замолчи сейчас же, а не хочешь по-хорошему, так я тебя заставлю! Заставлю!
Колючий взгляд синих глаз пронизывал её насквозь, в них загорелись искры. Миша услышал голоса, которые вначале шептали что-то непонятное, как ворчание старухи, потом зазвучали громче, звуки походили на крики животных. Вдруг среди хаоса он услышал чёткое и громкое: «Не слушай её! Не слушай! Слушай только меня, я ведь тебе помогаю, верь мне и только мне! Она зла тебе желает! Она и есть само зло! Колдунья! Ведьма!»
- Пусти, мне больно! Больно! Отпусти! — умоляла девушка и плакала.
Слёзы только ещё сильнее злили его, буквально приводили в бешенство.
Он будто и не слышал её мольбы, и только сильнее стиснул её руки. В висках стучало, голова раскалывалась, шум голосов не утихал. «Надо как-то это прекратить, ещё немного, и они сведут меня с ума!» — сказал он сам себе. В шуме звериных голосов Михаил вдруг ясно услышал отца: «Я просил тебя не причинять людям боли, помнишь?» Все прочие голоса сразу же затихли, он словно очнулся от кошмара и обнаружил, что перепуганная цыганка отчаянно пытается вырваться из его железной хватки. Миша разжал руки, виновато опустил глаза и прошептал:
- Простите меня… не знаю, что со мной происходит… всё это, конечно, глупо, но такое ощущение, что это был не я… простите, я был просто сам не свой!
«А ведь это действительно так, всё это сила бесовская» — подумала девушка, немного успокоившись.
- Видно, не готов ты ещё меня услышать. Когда всё поймёшь, сам придёшь, только бы поздно не стало. Говоришь, отцу поклялся перстень хранить, вот и совершаешь такую же ошибку, какую сделал отец твой, придётся тебе грехи его искупать, если с проклятым кольцом расстаться не желаешь. У вас с ним очень сильная связь, видимо, так оно и должно: своей судьбой за ошибки его ты будешь расплачиваться.
С минуту Миша смотрел на неё, не в силах вымолвить ни слова, а потом вдруг взмолился:
- Вы что-то знаете о моём отце? Знаете, что с ним произошло… почему он так поступил? Умоляю вас, пожалуйста, расскажите мне всё! Только не лгите, скажите правду, прошу вас, вы моя единственная надежда! Мне нужно знать правду, иначе я просто не смогу жить дальше!
Цыганка посмотрела на него и поняла, что видит перед собой не взрослого состоявшегося человека, а несчастного маленького ребёнка, который просит о помощи.
- Да, я знаю... весь ответ здесь, на линиях, — девушка взяла его ладонь и внимательно рассматривала несколько минут, — но я не могу открыть тебе всё, не имею права, это твоя судьба, узнать всю правду ты должен сам. Ты в плену, в плену у страшной тайны, оттого и жизни у тебя нет, и не будет, покуда свободу не обретёшь, настоящую, а не ту, которую ты сам себе выдумал. Есть и ещё одна пленница этой тайны, бедняжка, она даже не ведает ничего, живёт в своём мире, и не видит, что происходит в реальности. Найди её, вдвоём у вас появится шанс выпутаться из сетей, и тогда каждый из вас получит то, о чём мечтает.
Миша пытался вникнуть в смысл этих слов, но получалось с трудом, единственное, что было ясно, он выразил словами, которые образовали вопрос:
- Я должен найти какую-то девушку, и тогда узнаю правду об отце?
«Я давно уже ни о чём не мечтаю, это глупо и бесполезно, мечты для того и существуют, чтобы не сбываться и только терзать нас напрасными надеждами»
Вразумительного ответа на него он так и не получил, снова загадка.
- Ты сам это сказал. Делай выводы, думай и решай, каким путём идти к цели. Хорошо уже то, что она у тебя появилась!
- Но как я её найду, если не знаю, кто она?
- Когда увидишь её, поймёшь, почувствуешь, что бы ты не говорил, а способность чувствовать ещё не потеряна. Вся беда в том, что ты не решаешься навсегда проститься с прошлым. Ну, если так, значит, будь готов к новой встрече с ним, она состоится очень скоро…
Миша снова вздрогнул, он больше всего на свете хотел забыть своё прошлое, перечеркнуть эту часть жизни, даже пытался убежать от него, уехав за границу, но сейчас осознал — старания бесплодны, потому что прошлое бежало за ним, не отставая ни на шаг, как тень. Совсем скоро его ожидает встреча с прошлым! Это открытие было таким тяжёлым, он долго не мог прийти в себя, мысли путались, страх парализовал его волю. Выхода не было, оставалось только покориться судьбе и готовиться к этой встрече. Сказав последние слова, цыганка удалилась, несколько раз осенив себя крестным знаменем. А Михаил так и остался стоять посреди широкой улицы, один в огромном городе, один против жестокого и безжалостного мира.
Вечером того же дня дневник вновь принимал откровения своего хозяина, и конечно, новая запись посвящена словам цыганки, которые надолго выбили Михаила из привычного ритма жизни, нарушили равновесие.
«Встреча с прошлым… её не будет, судьбу можно обмануть, я просто останусь дома. Сегодня не будет никаких балов и походов по салонам, в этот день светская жизнь для меня запретна. И так будет всегда… это день воспоминаний, сейчас с ними бороться невозможно. Только этот день выделяется из прочих однообразных и пустых, проведённых в бесконечных развлечениях и романах! Это не жизнь, а карусель, крутящаяся с дикой скоростью! Остановиться, увы, нельзя, остановка — это конец, а сегодня вращение немного замедляется… Только сегодня я живу по-настоящему, а не играю в жизнь, живу воспоминаниями о прошлом, в нём были и счастливые минуты,… но они утеряны безвозвратно. Подчинял себе всё, что меня окружает, вызывал в людях чувство любви к себе, чтобы затем всё разрушить. Так продолжалось до тех пор, пока не встретил её… Счастье было коротким, как летняя ночь, несколько красочных дней вихрем пролетели, взволновали душу, она уже готова была ожить, но последовала жестокая кара за все разбитые сердца и сломанные судьбы! Эта любовь стала моим проклятьем, наказанием! Она могла бы меня спасти, и поначалу так было, казалось, обрёл себя прежнего, стоило только в это поверить, как клетка захлопнулась! Больше мне из неё не выбраться, да и зачем? Чтобы снова всё повторилось, обрести, чтобы потерять или разрушить самому, нет! Нет! Та цыганка права, я в плену, в вечном плену у своего прошлого. Не могу проститься… не знаю, оно само не отпускает. Не хочу встречаться с ним, не хочу и не буду!...»
- А ты мне в этом поможешь, верно? — спросил Михаил, обращаясь к перстню. В камне утвердительно замигал красный огонёк.
Он внимательно рассматривал огоньки внутри опала и вспоминал слова о демоне.
- Он и правда будто живой, и опять же, эти приступы боли, чем я это заслужил? Не по нраву кольцу новый хозяин, вот и выкидывает фокусы оберег, хотя грех жаловаться, помогает ведь. Не знаю, как насчёт бесов, но что-то в нём всё-таки есть. Хм, демон, говоришь, заключён, меня тоже не иначе, как дьяволом в свете именуют, за глаза, конечно, в открытую никто не решится — боятся. Страх — это тоже источник власти над другими, не менее сильный, чем любовь. Демон в кольце не страшен, я ведь не ангел, значит, мы с ним отлично поладим.
Он рассмеялся странным смехом, каким-то глухим и тяжёлым, а перстень на эти слова отреагировал бурно мигающими ярко-красными огнями.
- Проклятие на себя приму, уж это совсем не страшно, за эти пять лет проклинал себя тысячу раз, этих проклятий на мне уже так много, что одним больше, одним меньше, не имеет никакого значения.
«Продолжим рефлексию дальше, это весьма болезненная процедура, но всё же помогает, становится немного легче, когда выговоришься самому замечательному собеседнику — дневнику. Главные его достоинства: слушает молча, никогда не задаёт никаких вопросов и всегда со всем соглашается».
Дрожащей рукой он медленно выводит слова, корявые строчки расползаются по бумаге причудливым, непонятным и почти лишённым всякого смысла рисунком, таким же, как и вся его жизнь.
«От прекрасной сказки остались одни воспоминанья, они стали ядом, сказочно сладким, но всё же ядом, он выполнил свою задачу, убил меня! Сердце больше не способно на чувства, оно мёртвое, так и должно быть, так нужно. Моя любовь никому не принесла счастья, потому что я ничем не пожертвовал ради той, которую любил по-настоящему, сильно, страстно, она, одна-единственная, навсегда… Я ничем не пожертвовал ради любви, даже тогда, когда обстоятельства этого строго потребовали, испугался, струсил! Ну почему же я такой трус?! Презираю себя за это! Только она из нас двоих пошла на жертву! Пошла против семьи! Анна, милая моя Анна, прости, прости, умоляю… Если бы можно было вернуться назад, я бы поступил так, как требует закон чести, выполнил бы свой долг! Остальные, те, что были до неё и после, их я любил для себя, для собственного удовольствия, удовлетворял свою жажду, эту странную, почти болезненную потребность в любви. С жадностью поглощал их чувства, радости и печали, ничего не отдавая взамен, и никогда не мог насытиться. Разве мог ли я дать им любовь и нежность, когда сам ощущал себя нищим, умело просящим милостыню? Анну я любил, но эта любовь для нас обоих была страшной пыткой, и принесла только страдания, а во всём виноват я сам. Она теперь свободна, а я мучаюсь до сих пор. Что теперь сокрушаться о потерянном, счастье разбито, а его осколки ранили так сильно, что не оправлюсь, да и не стремлюсь к этому. Жизнь превратилась в пустое существование без цели, без мечты, без надежды, тогда уж лучше умереть, чем так жить. Но я боюсь смерти, очень боюсь, впервые увидел её совсем рядом в то утро в Отрадном… испугался, и раньше боялся, как и все, но это был страх непонимания, незнания, а сейчас знаю, что такое смерть, видел всё собственными глазами, этот страх ещё сильнее…
Мне нельзя никого любить, так же, как и человеку, не умеющему плавать, ни в коем нельзя приближаться к воде, это опасно для него. Моя любовь опасна для окружающих, ничего, кроме боли, она им не принесёт, потому что я не могу, не умею любить. Когда судьба дала шанс (она просто играла со мной, чтобы наказать), не научился, а потом и вовсе охладел к этому сложнейшему знанию. Как только осознал это, стало легче существовать на свете, таков главный принцип моей жизни, следую ему, не отступая ни на шаг, вот уже пять долгих лет, и так будет продолжаться в течение всего срока, который мне отмерен. Можно сказать, что уже почти избавился от коварной болезни под красивым и вполне безобидным названием «любовь», только остались рубцы на сердце, и вот сегодня они снова кровоточат, а потому и нужно излить хотя бы часть горечи на бумагу, бумага всё терпит. Метод излечиться всё-таки нашёл, пусть у него есть страшные побочные эффекты, но другого способа нет: нужно забыть о том, что у тебя есть сердце, забыть навсегда, а чувства и страсти ослабить и постоянно держать под контролем разума и воли. Только разум и воля союзники, а сердце — враг, которого должно уничтожить, или, по крайней мере, заточить в надёжную темницу. Забыть о сердце и представить, что его у тебя не было от рождения, и внушить эту мысль всему окружению, непременно подтверждая всё это поступками. Это у меня получилось превосходно! «Человек без сердца» — великолепное прозвище, полностью отражающее мою сущность! Да, я такой, и не желаю меняться, не существует причины, способной заставить меня сделать это! Возбуждать в людях презрение и стойкую ненависть по отношению к себе — это настоящее искусство, такое сможет не каждый, а я смог, и горжусь этим. Можно даже сказать, рад и счастлив, ведь счастье есть не что иное, как удовлетворённая гордость, а несчастье наступает тогда, когда гордость уязвлена. Почему-то нравится, когда меня ненавидят, это ведь значит, что боятся, а страх даёт власть над людьми. Когда же меня любят, даже если не прилагаю усилий, не заставляю любить, сразу же становится так плохо на душе, впадаю в отчаяние, с первой встречи чувствую вину перед ними, хотя ещё не совершил ничего ужасного, наверное, всё так, потому что заранее знаю, каким будет финал. Расставание, боль, разочарование в любви. Некоторых из них бывает по-настоящему жаль, но если позволить этой жалости взять верх или перерасти в нечто иное, тогда потеряю контроль над ситуацией, и всё повторится снова, всё то же самое, что произошло 5 лет назад и разделило мою жизнь на две части: «до» и «после» расставания с Анной. Чувствую, что повторения того, что было, не избежать, и её прощальные слова не дают покоя: «Ты ещё встретишь девушку, которую полюбишь». Говорят, что настоящая любовь бывает только раз в жизни, и это правда, у меня она уже была. А всё остальное не более чем погоня за чем-то мифическим, несуществующим, за миражом. Ах, Анна, милая Анна, во всех девушках ищу твои черты, но второй такой, как ты, на свете нет, ты одна, единственная и неповторимая, и потому, не найдя идеала, глубоко разочаровываюсь и бросаю их без всякого сожаления. Ведь нужны были не они, а ты, только ты, любимая моя! В любом случае, повторение недопустимо, и для этого сгодятся любые средства, даже такие, какими пользуюсь! Каким холодным и жестоким я стал, жизнь закалила, ничто из окружающего реального мира не трогает. Только прошлое способно слабо шевельнуть что-то глубоко внутри, не потому ли оно так спешит ко мне навстречу, что пытается вернуть всё назад, вернуть меня? Любой ценой этого не допустить, вот что главное, цель оправдывает средства! Нельзя снова рвать жизнь на части, из этих обрывков уже невозможно собрать цельную картину, слишком много пробелов, которые ничем не восполнить. А так называемая встреча с прошлым грозит уничтожить то немногое, что с трудом удалось сохранить, но я обману судьбу, ничего этого не будет! Дата для встречи самая подходящая, только сегодня мы и можем столкнуться, однако же, я это знаю, и смогу сделать так, чтобы разминуться с прошлым. Сейчас, проанализировав всё ещё раз, уже почти готов сказать ему прощай…»
Однако он не знал, что вместо этого будет вынужден говорить «здравствуй».
Михаил закрыл дневник, убрал его в ящик стола, ключ от него он всегда носил с собой. Роль ключа выполнял миниатюрный крест на золотой цепочке (бельгийские мастера сотворили такое чудо). Красивый православный крест воспринимался только как религиозный символ, о его секрете никто даже не подозревал. Дневник Михаила содержит в себе его тайну, всё, что надежно скрыто от окружающих холодностью, безразличием, ложью и великолепной актёрской игрой, предстаёт на этих страницах в не прикрытом, не защищённом и истинном виде. Каждое слово — кристально чистая истина, в них квинтэссенция его личности, подлинной сущности. Единственный друг, которому Миша никогда не лжёт, ибо это значит лгать самому себе, а с собой он честен, нуждается в надёжной защите от чужих. Если всплывёт то, что он так тщательно прячет, это будет означать конец жизни, актёр не может существовать без своей маски, поскольку уже сжился с ней. Теми самыми чужими, которые постоянно угрожают хрупкому спокойствию, для Миши являются все. Единственный человек, кто понимал его тогда, и наверняка понял и помог бы и сейчас, покинул его в самом начале жизненного пути.
Убедившись, что тайна прошлого заперта на замок, а ключ всегда рядом, Михаил хотел подняться к себе. Нужно было попытаться уснуть, проведённая рефлексия отняла слишком много нервной энергии, в это время обычно бурлит светская жизнь, но сегодня она под запретом. Желанию отдохнуть, как и многим другим его желаниям в жизни, не суждено было сбыться, вошёл слуга и, глядя на необыкновенно мрачную физиономию хозяина, запинаясь на каждом слове, как бы извиняясь за причинённое беспокойство, доложил:
- Князь Орлов прибыли-с и просят немедленно принять.
Миша долго молчал, не зная, радоваться новости или огорчаться. «Мы не виделись с самого выпуска из военной академии, столько времени прошло. Какой Никита сейчас? Как сложилась его жизнь? Как он отреагирует на меня? Ведь я уже совсем не тот, что был раньше, изменился, причем не в лучшую сторону. И откуда он узнал, что я вернулся?»
- Проси, я сейчас приму его.
Никита вошёл в гостиную и не сразу узнал в этом человеке своего друга, слишком многое в нём изменилось за эти пять лет. Лицо со временем не утратило природной красоты и привлекательности, но при этом приобрело оттенок какой-то странной, почти болезненной бледности, глаза насыщенного тёмно-синего цвета, сколько жизни было в них прежде, а сейчас они холодные, как лёд, застывшие и совершенно ничего не выражающие. Во всём ясно читались безразличие и отстранённость от реальности, в целом вид у Михаила был очень уставший, и дело вовсе не в дальней дороге, так обычно выглядят люди, разочаровавшиеся во всём, скучающие на празднике жизни, смертельно уставшие от неё.
Орлов несколько оробел и пару минут находился в лёгком шоке от долгожданной встречи с Михаилом.
- Здравствуй, Мишель, наконец-то ты вернулся! Как же долго мы не виделись, целых пять лет прошло!
Миша приветливо улыбнулся и попал в крепкие объятия Никиты.
- Да, времени прошло много, а ты совсем не изменился!
- Не могу сказать того же самого о тебе, но одно осталось неизменным: всё такой же красавец и, конечно же, свободен, как горный орёл, я угадал?
- Ну, разумеется, меня вполне устраивает такая жизнь, не желаю ничего менять и тем самым себя ограничивать.
«Что же поделать, если другой жизни нет и не будет».
- Видно, не родилась на свете ещё та женщина, которая тебя изменит.
- Я слишком люблю и ценю свою свободу, чтобы попасть в лапы какой-нибудь коварной хищницы.
Миша хитро улыбнулся, эта улыбка смотрелась как-то неестественно и наиграно на его лице.
- Почему ты не написал никому из нас ни строчки? Все мы: я, Дмитрий и Павел, были шокированы, когда узнали о твоём неожиданном отъезде в Европу, это было больше похоже на бегство. Представь себе, я возвращаюсь с Кавказа и первым делом, конечно, хочу увидеться с тобой, поведать о пережитом, тут вдруг выясняется, что ты уже неделю колесишь по матушке Европе. Как прикажешь это понимать? Потом дошли до меня обрывки той истории с племянницей Его Величества, изрядно приукрашенные светскими сплетниками, в общем, всё это сплошная выдумка и такая глупость, что даже не хочу вспоминать. Естественно, я не поверил, потому что знаю тебя, ты не способен на подлость. Дмитрий в то время ездил по делам в Москву, а когда вернулся, поведал мне всю историю в том виде, как она есть, и выходит, то, что говорили о тебе в свете, все те, мягко говоря, нелицеприятные вещи, правда? Да, ты очень удивил всех нас, это же надо, завести роман с великой княжной! Ты ещё легко отделался, друг мой, что, если бы пунктом ссылки была не Европа, а Кавказ? Нынче туда отправляют всех неугодных. Даже страшно подумать, что могло произойти!
Миша помрачнел, но на общем негативном фоне это было мало заметно.
«Ты абсолютно прав, это было настоящее бегство, но разве можно убежать от воспоминаний, увы, нет, они всегда с тобой рядом, что бы ты не делал, куда бы не пошёл».
- Ты пришёл отчитывать меня или повидаться после долгой разлуки? — с явной обидой в голосе спросил Миша. — Если верен первый вариант, тогда закроем эту тему, иначе мы поругаемся. Хочешь знать правду о той истории? Хорошо, я её тебе скажу, всё, что обо мне говорят, чистая правда, за исключением некоторых излишне приукрашенных деталей, и «человеком без сердца называют» не зря, и не только роман с великой княжной тому подтверждение, было множество других, все они закончились одинаково плохо, однако угрызений совести не было и нет.
Никита не скрывал своего сильнейшего удивления, скрывать свои чувства он вообще не умел, иногда даже был подвержен вспышкам гнева и ярости. И всегда говорил то, что думает, напрямик глядя человеку в глаза.
- Ты так спокойно об этом говоришь? И это прозвище оно… оно такое…
- Какое? Оскорбительное? Обидное? Совсем нет, зачем же обижаться на правду, это глупо.
Хладнокровие, с которым говорил Михаил, пугало Никиту, он убеждался в том, что друг не просто изменился, а стал совершенно другим человеком. Орлов смутился, не знал, как вести себя с ним, о чём говорить, казалось, что между ними больше нет ничего общего.
- И всё-таки, Мишель, почему тебя так называют: «человек без сердца»? «Никак не возьму в толк, что же с тобой произошло? Куда подевался жизнерадостный и открытый миру человек? Он, наверно, остался в Европе, а в Россию вернулся кто-то другой, безразличный ко всему, и при этом такой жёсткий, колкий, как ёж, по отношению к окружающим. Ведёт себя так, будто один противостоит всему миру. Что же произошло?
«Вот тебе новая загадка, Никита, потрудись и разгадай…»
- Не знаю… ты пойди и спроси у них, это ведь свет дал мне такое имя. Пойди и спроси, много интересного услышишь обо мне, в основном плохое, и даже очень плохое, и конечно, разочаруешься. Твоё мнение обо мне резко изменится, ещё бы, каково узнать, что ты ошибся в человеке, тем более в друге. А ты, Никита, и правда ошибся, я ведь способен на подлость, ещё как способен, и много плохих поступков уже совершил, как ни странно, раскаяние за них приходит не всегда. И потому считаю, что они правы, я действительно такой «бессердечный», но мне так проще и комфортнее, что, не нравлюсь? Так я тебя здесь не держу, можешь уйти, если хочешь…
«Лучше держаться от меня подальше, для твоей же пользы».
Миша снова смеялся, но на этот раз грустным смехом, это скорее был смех сквозь слёзы, но тех самых слёз не видно, синева океанов глаз всё так же холодна и непроницаема, а всё потому, что он давным-давно разучился плакать. Этим словам и странному смеху Орлов удивился ещё больше, уже начал думать, а реально ли происходящее, не сон ли это всё?
- Что ты такое говоришь?! Нет, ты послушай себя, послушай, какую чушь ты несёшь! Глупости и бред больного горячкой! Прекрати сейчас же! Я твой друг, и ничто, слышишь, ничто, этого не изменит! И мне не важно, какие гадости говорят о тебе в обществе, никогда тебя не предам! Дружба — это единственное, что по-настоящему прочно, всё остальное может со временем разрушиться, даже любовь, а настоящая мужская дружба никогда! Вспомни, мы же давали клятву, всей нашей знаменитой четвёркой, правда, Оболенский всегда оставался в тени, но это не важно, в ночь перед выпуском, мы все четверо на крови клялись друг другу в вечной дружбе. Я помню о своей клятве, и никогда её не нарушу! Так что будь уверен, что можешь рассчитывать на меня, да и на Дмитрия с Павлом тоже. Ничто моего отношения к тебе не изменит!
Миша слушал эту горячую речь очень внимательно, но с таким непроницаемым лицом, казалось, он не верит ни единому слову.
«Приятно это слышать, но… жаль, что всегда есть одно маленькое «но», которое непременно портит всё, даже самое прекрасное. Это ты сейчас так говоришь, а что будет впереди, ещё неизвестно, как сложится жизнь. И не говори за всех троих, ты же не можешь влезть к ним в головы и в сердца. Как говорится, чужая душа потёмки, полностью можно доверять только себе самому, и то при условии, если нет внутри личностного конфликта. Дружба… наверно, я и к этому не способен. В дружбе один из друзей всегда подчиняется другому, более сильному, хотя ни один из них никогда себе в этом не признается. А два равносильных человека чаще становятся врагами, потому что им тесно, не хватает пространства для самореализации. Я не создан, чтобы подчиняться, не могу и не желаю этого делать, слишком люблю свободу и независимость, а повелевать, управлять, слишком утомительный труд, почти не приносящий удовлетворения, кроме того, надо постоянно обманывать. Дружба — это тоже источник власти, только это гораздо более сложный механизм, чем страх и любовь вместе взятые, используя его, можно самому пострадать очень сильно, совершенно не добившись нужного результата».
- Неужели тебе всё равно, что говорят о тебе в свете? Как же общественное мнение? Это же очень мощная сила, — схватился Орлов за эти слова, как утопающий за соломинку.
Михаил только усмехнулся, и ответил с неизменным спокойствием:
- Общественное мнение? Да, для большинства обычных людей оно имеет большой вес и заставляет их делать то, что нужно другим, не быть, а казаться, чтобы им понравиться. Я же выше всего этого, я свободен от некоторых условностей, сам устанавливаю правила, не для всего мира, а только для себя, и строго соблюдаю их, но и этого достаточно, чтобы вполне комфортно существовать и добиваться своих целей. Мне абсолютно всё равно, что обо мне думают или говорят, с самооценкой всё в полном порядке, она не страдает от мнения других, поэтому могу быть истинно независимым, самостоятельно принимать решения. И уж если чего-то захочу, то непременно получу это, пусть даже весь мир ополчится против меня.

Отредактировано Кассандра (2018-01-07 16:26:14)

0

134

В тот вечер Саша усердно готовилась к своему первому балу. Первый выход в свет, первый бал - важное событие в жизни каждой молодой девушки. Смешанные чувства овладели ей: с одной стороны, сильное волнение, ведь от того, каким будет дебют, зависит очень многое, с другой — радость и ощущение приближающегося праздника. Саша порхала, как бабочка, её душа томилась в ожидании чего-то сказочного и прекрасного. Она была свежа и грациозна, как распускающийся бутон лилии. Глубокие изумрудно-зелёные глаза сверкали. Волнистые локоны золотых волос, уложенные в замысловатую причёску, казалось, были очень тяжелы для её изящной головки. В тот вечер на ней было восхитительное бледно-лиловое шёлковое платье, умело подчёркивающее фигуру.
- Саша, не мельтеши, сядь и успокойся! Что ты носишься, как заведённая? Лучше побереги силы для танцев, — в который уже раз пыталась обуздать юную дебютантку её кузина Ольга Орлова. Женщина опытная и искушённая в светской жизни, она понимала, какие чувства сейчас испытывает Саша, свой первый бал она помнила до сих пор, хотя их у неё уже было так много, что и не сосчитать. На одном из них она встретила Никиту Орлова, и влюбилась в красавца офицера с первого взгляда, он воспылал к ней такими же сильными чувствами, и в скором времени состоялась свадьба, а далее счастливая семейная жизнь.
- Оленька, я так волнуюсь! Ты уверена, что я сделаю всё правильно?
- Саша, ты спрашиваешь об этом уже в десятый раз, а ответ и в десятый раз один и тот же, всё будет хорошо.
- А вдруг я попаду в неловкое положение, скажем, запутаюсь в танцах, или скажу что-то не то? Светские разговоры - это какая-то бессмыслица и полнейшая глупость, обсуждать погоду, моды, а самое худшее, сплетничать о жизни других, это не красиво, не достойно… Нет, я так не смогу! А значит, совершенно не создана для светской жизни, но я так хочу пойти на этот бал! Чувствую, там случится что-то очень важное! Оленька, что же мне делать?
- Сашенька, дорогая моя, не переживай так сильно, всё будет замечательно, ты справишься и всё сделаешь идеально, я уверена. По поводу светской жизни не волнуйся, я помогу, поведаю тебе все её секреты, подстрахую, если вдруг случится что-то непредвиденное, главное, держись ближе ко мне. Ах, Саша, ты так прекрасна, что сразу очаруешь всех мужчин императорского двора!
- А зачем мне все? Нужен только один, единственный, мой, тот, кого для меня выбрала судьба… Вот ты, например, встретила Никиту, полюбила раз и навсегда, теперь очень счастлива, я тоже очень хочу найти настоящую любовь! И уверена, что найду её, так и будет!
- Ну конечно, конечно, всё, о чём ты мечтаешь, сбудется! Саша, у тебя будет всё, и любовь, и счастье, только, пожалуйста, будь осторожна, не торопись делать выбор, подожди, со временем всё непременно придёт.
«Да, свет действительно совсем не для неё, это театр с жёсткими правилами, каждый должен подчиняться и играть свою роль иначе, просто сломает себе жизнь, а она не умеет притворяться, она открытая книга, которая так легко читается. Саше будет очень тяжело жить в Петербурге, здесь полно сердцеедов, и этот прекрасный цветок может попасть в лапы одного из них. Что ж, постараюсь уберечь её от ошибок молодости, сама однажды едва не совершила одну из них…»
Но Саша уже не слушала свою кузину, она мечтательно закрыла свои чудесные глаза и кружилась по комнате. Неожиданно вспомнился один давний разговор с матерью.
«Маменька, расскажите, как найти человека, который предназначен тебе судьбой, как определить, что это именно он тот, кого будешь любить до конца жизни?»
«Саша, тебя уже интересуют такие вопросы? Восемь лет - это ещё слишком рано, девочка моя».
«И вовсе не рано, оглянуться не успеете, как я вырасту. Ну, расскажите, пожалуйста, мне очень-очень интересно!»
«Похоже, выбора у меня нет, ты ведь не отступишь, будешь настаивать на своём. Хорошо, слушай, открою тебе маленький секрет: при встрече с молодым человеком просто загляни в его глаза, и ты всё поймёшь, если увидишь, что отражаешься в них, как в зеркале, значит, это и есть он, и есть твой принц, тот, кого ты полюбишь».
«Маменька, я не понимаю, как это «отражаешься в глазах», видишь себя, как в зеркале, как это происходит?»
«Это нельзя понять, доченька, можно только почувствовать, когда встретишь свою истинную любовь, всё узнаешь…
«Значит, достаточно просто посмотреть в глаза, и всё станет ясно, мне нравится такой метод!»
«Саша, это сложнее, чем ты думаешь, а малейшая ошибка означает навсегда испорченную жизнь… (тяжело вздыхает) Ещё нужно, чтобы выбранный тобою человек ответил взаимностью, иначе такая любовь обречена на страдания, это не всегда происходит сразу, мужчины не видят знаков, поэтому нам, женщинам, иногда приходится действовать самим».
«А откуда вам стал известен этот секрет?»
«Секрет открылся мне тогда, когда я встретила любовь всей своей жизни, увидела его магические притягательные глаза, своё отражение в них, и поняла: это он! И не ошиблась!»
«Этим человеком был папенька, верно? Вы самая лучшая пара в мире!»
Елизавета молча обняла Сашу и потом ответила: «Ну конечно, конечно, это был твой отец, и никто другой!»
- Саша, Саша, уже пора ехать, или ты хочешь опоздать на свой первый бал?
- А? Что? Уже пора? Извини, я немного отвлеклась.
- Это называется «немного отвлеклась», я уже добрых полчаса пытаюсь до тебя достучаться! Карета давным-давно нас ждёт, пошли.
- А разве Никита не приедет?
При упоминании о муже Ольга недовольно скривила губы, с некоторых пор в их отношениях наметились серьёзные проблемы.
- У него опять какие-то дела на службе! После возвращения с Кавказа служба для Никиты стала важнее, чем я! Он обещал встретить нас уже в Зимнем дворце, надеюсь, что сдержит слово.
Тут к ним в комнату вошли Илларион и Владимир. Волков остановил взгляд на Саше и не замечал никого вокруг.
- Доченька, ты обворожительна! Жаль, что Лиза не с нами, она гордилась бы, увидев, какая прелестная девушка выросла из девчонки-сорванца.
- Папенька, представьте меня вашему гостю!
- Это князь Волков Владимир Андреевич, мой… друг и деловой партнёр.
Моя дочь Александра, чей портрет вы уже видели в кабинете.
Только эти слова вернули Волкова в реальность, всё это время он не отрывал от Саши глаз, смотрел и видел, конечно, не Александру Забелину, а Анну Волкову.
- В жизни вы ещё прекраснее, чем на портрете, даже самый гениальный художник не смог бы передать все грани вашей красоты.
Услышав комплимент, Саша залилась краской, и смущённо отпустила глаза, а Волков на этом не остановился и сделал следующий шаг, который смутил её ещё сильнее.
- У меня для вас есть маленький подарок. Вы позволите мне сделать подарок для вашей дочери, Илларион Степанович?
Слова «вашей дочери» он произнёс как-то по-особенному.
- Ну конечно.
Получив заранее оговорённое одобрение, Владимир преподнёс Саше небольшую малахитовую шкатулку. От смущения Саша совсем потерялась, не зная, что ей делать.
- Дочка, открой же её поскорее!
Саша нерешительно открыла крышку и всплеснула руками, поражённая красотой подарка, в шкатулке лежало необычайной красоты колье из крупных натуральных белых и черных жемчужин, они чередовались в замысловатом узоре.
- Оно… восхитительно… прелестно… — лепетала до крайности смущённая девушка.
- Так же, как и вы, Александра Илларионовна!
Рука сама потянулась к жемчужинам, какая-то сила влекла Сашу к ним и просила дотронуться до камней, её охватило странное чувство, это был мощный бессознательный порыв. Она внимательно вглядывалась в камни, как будто они должны были ей что-то рассказать. Непонятное наваждение прошло, Саша справилась с собой и отдёрнула руку, прежде чем коснулась жемчужин.
- Нет,… я не могу принять такой роскошный подарок, простите меня!
- Почему же не можете, ведь оно дополнит великолепный наряд, и завершит ваш чудесный образ. Возьмите, это подарок от чистого сердца, иначе я обижусь.
Владимир действительно огорчился, услышав из её уст отказ, и вдобавок, преувеличил степень своего огорчения, прекрасно сыграв на чувстве стыда. Саша покраснела сильнее прежнего, её щёки горели огнём. Она посмотрела на отца, мысленно спрашивая у него совета.
«Прими подарок, он же тебе так сильно понравился, не огорчай гостя, сделай ему приятное», — ответил взглядом Забелин.
- Я с удовольствием принимаю ваш подарок, Владимир Андреевич!
- Вот и хорошо, вы поезжайте, а мы с Илларионом Степановичем закончим дела и прибудем чуть позже.
- Господин Волков прав, Саша, нам уже давно пора, можем опоздать, если не поторопимся, — отозвалась Ольга, она наблюдала за всем молча, но при этом делала выводы. И главный из них заключался в следующем: этот Волков крайне неприятный, желчный, скрытный, не внушает никакого доверия, изворотливый притворщик, с ним нужно держать ухо востро. То, какие красноречивые взгляды этот старый сморчок бросал на Сашу, вызвало в княжне Орловой такую мощную бурю негодования, что она была вынуждена призвать на помощь всю свою выдержку, чтобы не выдать себя. «Этот Владимир из тех мужчин, про которых говорят: седина в бороду, бес в ребро. Такие рассчитывают омолодиться за счёт юных девушек, всегда представляют их в свете своими племянницами или дочерьми, а на самом деле, на уме постыдные мысли и намерения». Только когда они с Сашей вышли на улицу, Ольга смогла немного расслабиться. Сидя в карете, Саша размышляла над словами мамы о чудесном методе «распознавания» суженого, которые вспомнились так вовремя. «Почему-то мне кажется, что непременно встречу его именно там, на своём первом балу. Хоть бы это было правдой! Золушка едет на бал, знакомиться со своим принцем! Сказка начинается!»
Карета быстро мчалась к Зимнему дворцу. Станет ли этот путь для Саши началом дороги к любви и счастью?

Отредактировано Кассандра (2018-01-07 16:26:37)

0

135

После паузы разговор друзей продолжился, Михаил перехватил инициативу, решив, что пришёл его черёд задавать вопросы.
- Откуда ты узнал, что я вернулся?
Никита выдержал паузу, и с упоёнием смотрел на то, как Миша нервно барабанил пальцами по столу, ожидая его слов, потом улыбнулся и с оттенком таинственности ответил:
- Друг мой, работа у меня такая, знать всё и обо всех, состою в секретной службе Его Величества.
- В Третьем Отделении, что ли? Душитель свободы, стало быть, тогда, почему мундир не голубого цвета, а зелёного, или там решили поменять форму? Вспомнились строчки господина Лермонтова:
Прощай, немытая Россия!
Страна рабов, страна господ!
И вы, мундиры голубые,
И ты, им преданный народ!
- Отличный стих, только он здесь не к месту, я к голубым мундирам не имею никакого отношения. Видишь ли, Мишель, сейчас Третье Отделение годится только для того, чтобы мучить поэтов цензурой и ссылать куда-нибудь подальше за «неправильные» стихи, а за безопасность Отечества, по большей части, отвечает новое засекреченное ведомство, представителем которого я и являюсь. Могу ли я быть уверен, что это останется между нами?
Миша на секунду задумался, это известие его заинтересовало.
- Конечно, можешь, я очень хорошо умею хранить тайны. Только, если это секрет, почему ты мне всё рассказал?
- Дело в том, что мне нужна твоя помощь, вернее, не мне, а цесаревичу Александру, я подчиняюсь лично ему, и должность такая замысловато звучащая — чиновник особых поручений, чем конкретно занимаюсь, мало кому известно. Так вот, Александр приказал мне взять тебя с собой на бал в честь именин Его Величества, там он и объяснит, что от тебя требуется.
Орлов всё это выпалил разом, будто боясь, что Михаил его остановит, и не напрасно этого опасался. Михаил гневно сверкнул своими синими глазами, которые сделались ещё более холодными, чем прежде. Громко стукнул кулаком по столу и с возмущением закричал, постепенно повышая голос:
- Стоп! Что значит взять с собой?! Я что, вещь какая-то, чтоб меня так просто «брать»?! Моего согласия спрашивать не нужно?!
- Извини, я совсем не хотел тебя обидеть, и вообще, чего ты так возмущаешься, это же всего лишь бал. Признаться, думал, что ты не откажешься от своего любимого занятия. Ну, хорошо, не спросил тебя сразу, так позволь, сделаю это сейчас, пусть и с маленьким опозданием, что ты думаешь по поводу сегодняшнего бала в Зимнем?
Миша успокоился, снова сделался непроницаемым, но на лице вместо безразличия была мрачная, почти траурная серьёзность. Твёрдым голосом он отчеканил каждое слово.
- Ничего не думаю, потому что я никуда не поеду.
- Миша, я, конечно, понимаю, что ты человек независимый, но таков приказ цесаревича, или ты уже и приказам не подчиняешься? Говорил, что сам устанавливаешь правила, но только для себя, а не для всех, есть и такие ситуации, когда нужно подчиниться. Ты ему должен быть благодарен за то, что сейчас здесь, а не в Европе, именно Александр выхлопотал у императора для тебя позволение вернуться.
Ожидания Орлова не оправдались, на Михаила эти слова не подействовали, чувство благодарности он совсем не испытывал, напротив, мечтал оказаться сейчас где угодно, только не в Петербурге. «Бежать бы отсюда куда подальше, ничем хорошим моё возвращение не закончится, но я не могу сейчас уехать, прежде нужно выяснить, что произошло 9 лет назад, почему отец застрелился. После уеду непременно, не могу здесь находиться».
- Позволь напомнить, я его об этом не просил, мне хорошо жилось в Европе. Александру незачем было так хлопотать и рисковать, он ведь мог навлечь на себя гнев Его Величества.
- Тогда зачем же ты приехал?
- Одна задача из прошлого осталась не решённой, и разрешить её для меня дело чести!
Эта фраза, в отличие от всех остальных, была произнесена эмоционально, с большим чувством, глаза Миши на мгновенье ожили и потеплели, в них загорелся огонь, стало ясно, что он настроен очень решительно и не отступит, добьётся поставленной цели. Орлов приметил все эти изменения, исключительная наблюдательность помогала ему и в делах служебных, и в жизни. Всё увиденное послужило поводом для сдержанной радости. «Слово честь для Михаила ещё существует, значит, он не безнадёжен. То, что задумал, имеет исключительную важность для него, это видно невооружённым глазом».
- Так ты идёшь со мной на бал или нет?
- Нет.
- А как же приказ?
- Небольшая поправка: приказ получил ты, а не я, так что извини, ничем не могу помочь.
- Мишель, ты же мне друг, ну так не подводи меня, пожалуйста, если не выполню приказ, меня за это по голове не погладят, сам понимаешь. Чего ты упёрся в одно и то же «не поеду, не поеду», прямо как маленький ребёнок! Такое ощущение, будто ты чего-то боишься.
Миша удивлённо поднял брови.
- Я боюсь? Посмотри на меня внимательно, разве я могу чего-то бояться?
«Ну, разве только трёх вещей: любви, своего прошлого и смерти, а всё остальное безразлично, поэтому страха нет».
Вид у Воронцова действительно был такой, как будто ему ничего не страшно, но это скорее от всё того же безразличия к тому, что происходит вокруг.
- Тогда почему же ты не хочешь идти на бал, объясни, будь так добр.
- Извини, мне искренне жаль, хотел бы тебе помочь, поверь, у меня есть причины нигде сегодня не появляться, их трудно понять, но они есть.
- Мишель, ну что тебе стоит сходить туда и встретиться с цесаревичем, да и развлечёшься, в конце концов? Ну, пожалуйста, прошу, поедем.
«Я обещал Ольге быть вовремя, а из-за этого упрямца непременно опоздаю, она закатит очередной скандал! Как же я устал от всего этого!»
- Я приехал не затем, чтобы развлекаться, а для крайне важного дела. Не трать время на уговоры, останусь сегодня дома, это моё последнее слово.
Миша дал понять, что больше не желает говорить на эту тему. Тут уж Никита не выдержал: вся эта ситуация начала его раздражать, уговаривать пойти на бал приходилось не лучшего друга, а совершенно незнакомого человека, который только внешне отдалённо напоминает прежнего Михаила Воронцова.
- Александр рисковал и вернул тебя не просто так, а тоже для важного дела, от которого зависит судьба всей Российской империи!
«Я его совсем не знаю! Изменился, так изменился, до неузнаваемости! Всё, что объединяло нас, куда-то пропало! Никак к нему нельзя подступиться, на всё заранее готов ответ, смеётся и отшучивается, хотя на самом деле впору плакать горькими слезами. С ним что-то явно не так, в чём же дело? Что произошло? Сам он, конечно, ничего не скажет, остаётся только догадываться».
Миша изменился в лице и отреагировал так, будто Никита сморозил какую-то вопиющую глупость, давясь смехом, еле выговорил:
- Судьба всей Российской империи?... Зависит от меня? Надо же, какая честь! Нет уж, найдите кого-нибудь другого на роль спасителя Отечества! Боюсь, не справлюсь…
Орлов от раздражения повысил голос и перешёл на крик.
- Прекрати! Твоя ирония неуместна! В стране назревает заговор, и это не шутки, возможно свержение законной власти! А ты смеёшься, как во времена наших проделок.
- Заговоры – это, конечно, интересно, но всё-таки, это твоя прямая обязанность: делать всё, чтобы разоблачать неблагонадёжных подданных, и чтобы все обитатели Зимнего дворца спали спокойно. Чем я могу помочь, не понимаю?
- Напомнил о моих служебных обязанностях, кстати, наше новое ведомство не закрепило свой статус, идёт весьма острая конкуренция с Бенкендорфом и его подопечными, всё зависит от того, как мы справимся с этой миссией. Делается уже очень многое, но есть весьма деликатное дело, с которым лучше, чем ты никто не справится.
Михаил поднял глаза к небу и на мгновенье задумался.
- Кажется, начинаю понимать, о чём ты толкуешь, Никита, о каком таком деликатном деле. Никаких других особых талантов за собой не замечал, кроме одного, за который, собственно, и был изгнан с земли родной. Никогда не думал, что это моё умение может принести пользу отечеству.
- Ещё как может, и притом очень большую, неоценимую пользу! — подхватил Никита, понимая, что это единственный шанс. — Ну, так что, ты согласен нам помочь?
- Согласен. Это даже очень увлекательно, люблю играть в такие игры, и непременно побеждать, надеюсь, приз будет сопоставим с потраченными усилиями, — оживился Миша. В его глазах загорелся весёлый огонёк, в предвкушении рискованных приключений, которые всегда сопровождали операцию по покорению очередного женского сердца, коварная улыбка заиграла на губах. Увидев его живой энтузиазм, Никита и сам повеселел, облегчённо выдохнул, похлопал друга по плечу и сказал:
- Ну, вот и отлично, значит, сейчас едем на бал, и так уже задержались.
- Нет, не едем, ты едешь один!
Орлов всплеснул руками.
- Как? Что значит, не едем? Ты же согласился мне помочь?
- Да, но встретиться с цесаревичем я могу и в другой день, сегодня не сделаю из дома ни шагу.
- Почему именно сегодня? Что такого особенного произошло в этот день?
- Ничего, у меня просто нет настроения, и потом, никто не жаждет видеть меня там.
- Как это никто? Кроме меня там будут Игнатьев и Оболенский, кстати, он постоянно спрашивал о тебе, видимо, очень скучал, помнишь, в академии он во всём равнялся на тебя, как на идеальный образец для подражания. Наша четверка снова может объединиться, а ты упрямишься неизвестно почему. Ну же, соглашайся, вспомним молодые годы…
- Игнатьев и Оболенский, а они-то что там забыли?
- Как что забыли, Дмитрий, между прочим, получил повышение по службе, теперь он адъютант императора, а Павел адъютант цесаревича Александра, вот так вот!
- Значит, Дмитрий своего добился, мечтал сделать карьеру и сделал, да ещё какую, адъютант его величества, это звучит красиво! Рад за него, а Павел… особого стремления к государственной службе за ним раньше замечено не было, видимо, по настоянию родителей попал на эту стезю. Жаль, он ведь по натуре человек творческий, страна потеряла хорошего поэта, и приобрела среднего чиновника. Удивительно, что ему удалось преодолеть конкуренцию и закрепиться на службе, ведь родственник, кажется, дядя, был активным участником восстания 25-го года и умер в сибирской ссылке.
- Выходит, показал своё рвение к службе и доказал, что организаторские способности в сочетании с трудолюбием важнее фамилии.
- Ты тоже достиг, чего хотел, мечтал стать военным и стал им, побывал на Кавказе.
- Лучше бы я тогда тебя послушал, война - это самое ужасное, что случается в жизни людей, но чтобы это понять, нужно только побывать там самому, понюхать порох. А я, глупый юнец, поехал туда добровольцем! Если бы можно было что-то поменять в жизни, непременно поступил бы иначе, послушал Ольгу и остался.
Слушая его, Миша снова загрустил. «Как часто мы понимаем, что должны были поступить по-другому, только в тот момент, когда уже ничего изменить нельзя».
Вдруг он вышел из своей задумчивости, на лице застыло выражение удивления и огорчения.
- Постой, постой, что это ещё за Ольга такая? Ты что, женился?
Слово «женился» было произнесено грустным упавшим голосом, тем самым Миша дал понять своему другу, что тот совершил самую большую ошибку в жизни, притом непоправимую ошибку.
- Да, а что в этом такого страшного? Я люблю Олю, а она любит меня, мы счастливы.
- И когда же произошло это «радостное» событие?
- Ты был в то время в Европе, — обиженно ответил Никита.
- Если бы обстоятельства позволили, непременно остался бы, чтобы отговорить тебя и спасти от этой ужасной ошибки.
- Почему ошибки? Потрудись объяснить, вообще перестал тебя понимать, такое ощущение, будто говорим на разных языках.
Михаил, со свойственной ему невозмутимостью, готовился изложить Никите свою собственную философию.
- Хорошо, только слушай внимательно и постарайся не перебивать. Почему называю женитьбу ошибкой? Всё очень просто: этот шаг загоняет тебя в рамки, ограничивает свободу, заставляет делать не то, что хочешь ты сам, а то, что требуют светские нормы и что хочет так называемая «вторая половинка», а что делать, если ваши интересы расходятся, тут и возникают конфликты, и всё превращается в бесконечную нервотрёпку, замкнутый круг.
- А как же любовь? Что делать в том случае, если два человека любят друг друга и, стало быть, интересы у них общие, тогда они счастливы, и никакого конфликта нет, верно?
Михаил сначала смеялся грустным смехом, а потом вдруг ледяным пугающим голосом ответил, с каждым произнесённым словом всё больше и больше убеждался в своей правоте. Миша не ставил задачу убедить Орлова в истинности своей философии, скорее он ещё раз доказывал самому себе справедливость этой мысли.
- Любовь? Никакой любви нет, нет, и не может быть! Это всего лишь красивая сказка для юных зелёных мальчиков! А когда они сталкиваются с правдой жизни и понимают, что всё это ложь, никакой любви нет, что они лучшие годы потратили на бессмысленную погоню за миражом, мифом, который сами придумали в своём воображении, очень разочаровываются во всём, приходит озарение, они резко умнеют, но слишком поздно, и за это знание приходится платить сердцем. Вот так и рождаются «бессердечные», нас много, я не один такой.
«Что же случилось с Мишей романтиком, почему он вдруг стал холодным, чёрствым, бессердечным циником? Что-то случилось в Европе? Или здесь, пока нас не было рядом? Наверное, здесь, тогда ясно, почему он так не хотел возвращаться, да и этот внезапный отъезд уж очень напоминает бегство. Похоже, нашему знаменитому покорителю сердец самому когда-то давно разбили сердце. Я узнаю, что произошло, непременно узнаю, это уже не простое любопытство, а дело чести, ведь речь идёт о моём друге. Мы всегда были так близки, а сейчас что-то нас отдаляет. Михаил сам отдаляется, только почему, вот вопрос? Мне трудно говорить с ним, а как отреагируют Дмитрий и Павел на этого другого Михаила Воронцова?».
Никита так увлёкся своими размышлениями, что не заметил, как выразил одну из мыслей словами. Он тут же осёкся, но было поздно, слово не воробей, вылетит, не поймаешь.
- Такое чувство, будто разговариваю с сорокалетним стариком… Прости, прости меня, дурака, чёрт дёрнул сказать такую глупость! Я вовсе не хотел тебя обидеть, Миша.
Эти слова задели, но Михаил не подал виду, и сказал только:
- Жизнь может заставить повзрослеть очень быстро, и на много лет.
- Наши мечты сбылись, а ты достиг того, о чём мечтал? — спросил Никита, видя, что Миша снова с грустным безразличием смотрит в потолок, он попытался таким образом перевести разговор в позитивное русло, попытка не удалась.
Миша тяжело вздохнул и ответил:
- С некоторых пор понял, что мои мечты имеют свойство не сбываться, а потому больше не мечтаю ни о чём. А также не строю планов на будущее, сколько раз уже убеждался, что строй, не строй, судьба разрушит эти воздушные замки и расставит всё так, как ей больше нравится.
Орлов убедился, что с ним лучше не вступать в философские споры о жизни, и перешёл к более простой и конкретной теме, которая обоим уже набила оскомину.
- Так ты поедешь на бал?
На этот раз Миша уже не сдержал своего раздражения:
- Сколько ещё раз мне нужно сказать «нет», чтобы ты понял и оставил бесполезные попытки уговорить меня?! Я своих решений не меняю.
- Чуть не забыл, Александр просил передать, что твою просьбу он выполнил.
- Какую просьбу?
- Не знаю, он говорил, ты просил его о чём-то важном незадолго до отъезда, но поговорить об этом вам так и не удалось, ты укатил в свою «одиссею», поэтому он хочет встретиться именно сегодня.
Миша снова оживился, безразличие сменилось серьёзностью и напряжённой сосредоточенностью, в глазах вновь загорелся огонь. Внутри шла борьба, в этот момент он принимал важнейшее решение, решение, которое определит всю дальнейшую судьбу князя Воронцова, известного всем, как «человек без сердца», но, разумеется, сам Михаил этого не осознавал. «Александр что-то выяснил! А вдруг он знает имя того, кто разрушил мою жизнь?! И я, конечно, тоже должен его узнать, чтобы осуществить возмездие! Ещё и для этого вернулся, а не только из-за отца, просто не надеялся, что удастся найти этого негодяя, а теперь надежда есть. Похоже, пришло время платить по счетам. Что же, я готов к этой встрече, и на этот раз так легко не сдамся! Видимо, вот какую встречу с прошлым имела в виду цыганка. Если бы не это обстоятельство, ни за что не нарушил бы свой многолетний запрет и остался бы дома. Но причина слишком важна для меня, не могу поступить иначе, справедливое возмездие - это дело чести!»
Михаил быстро поднялся с кресла и уже поторапливал ничего не понимающего Орлова.
- Ну что ты сидишь, быстрее едем в Зимний дворец, мне срочно нужно видеть цесаревича!
Никита всю дорогу недоумевал, что же заставило Михаила вдруг резко поменять своё решение? Никаких идей по этому поводу, несмотря на напряжённые раздумья, так и не появилось. Всё осталось тайной, и такое противоречивое поведение друга ещё больше удивило его. За сегодняшний вечер он уже устал удивляться, столько новых, очень неприятных, открытий свалилось на него, столько тайн и загадок, и конечно, самой трудной из них был сам Михаил Воронцов, отныне он для Никиты человек-загадка. А ведь раньше всё было по-другому, никого ближе, чем Миша, не было, теперь же их что-то разделяет, почему же всё так резко изменилось? Что с ним случилось? Никита дал себе слово выяснить, в чём дело, разгадать эту труднейшую загадку, загадку человеческой души.

Отредактировано Кассандра (2018-01-07 16:26:59)

0

136

Саша вошла в ярко освещённую множеством канделябров бальную залу, от окружавшей её красоты и торжественности захватывало дух, её светящиеся радостью глаза разбегались в разные стороны. Повсюду дамы в роскошных платьях, их сопровождают статные молодые люди, офицеры императорской гвардии в парадной форме с эполетами и гражданские лица во фраках. Играет музыка, пары медленно кружатся в вальсе.
- Ах, Оленька, здесь красиво, как в сказке!
Ольга нервничала и искала глазами Никиту, не найдя его, тихо выругалась про себя. Особенного настроя веселиться не было с самого начала, а сейчас он и вовсе упал до нулевой отметки, но она старалась не показывать этого Саше. Сегодня у юной девушки дебют, и его ничто не должно испортить.
- Не разделяю твоего восторга, возможно, от того, что уже привыкла к балам, ну ладно, не буду портить тебе первое впечатление. Давай расскажу, кто есть кто, тебе в этом обществе придётся жить, а без знания местной иерархии очень сложно надолго удержаться на плаву в этом бушующем море. Вот что: ты спрашивай, а я буду отвечать.
- Хорошо. Кто вот эта девушка?
Саша указала веером на большой круг из мужчин, разного сорта военных и штатских, в центре которого стояла необыкновенно красивая девушка, в сшитом по последней моде атласном платье небесно-голубого цвета она была похожа на лёгкое облако. Пышные тёмно-каштановые волосы изящно спадали на открытые белые плечи. Карие глаза поражали глубиной и ярким блеском, полные алые губы расплывались в улыбке, реагируя на очередной комплимент в адрес своей обворожительной хозяйки. Да, она была обворожительна, прекрасно знала об этом, знала себе цену, и мастерски пользовалась главным женским оружием, — красотой и теми преимуществами, которые оно даёт. На вид ей было около 22-х лет, она была предметом мечтаний, наверное, половины мужчин двора.
- Это княжна Екатерина Урусова, здешняя коронованная королева, мечта всех мужчин, видишь, сколько их вокруг неё, прилетели наивные мотыльки на огонь. Сейчас спалит их всех своим скверным характером, с притворной холодностью будет отталкивать, с тем, чтобы только сильнее разжечь их интерес. Она коварная хищница, прямо-таки тигрица с ангельским личиком, неужели они этого не видят?! Любит посплетничать, по речам никогда не поймёшь, говорит она правду или лжёт, очень острая на язык, именно этого самого острого языка многие боятся, потому набиваются к ней в подруги. В чём-то они правы, такую женщину лучше иметь в друзьях-приятелях, нежели во врагах. Одним словом, лучше тебе держаться от неё подальше.
Саша внимательно рассмотрела девушку с ног до головы и признала, что титул королевы принадлежит ей совершенно заслуженно. Задумалась, будто вспоминая о чём-то, и спросила:
- Как, ты сказала, её фамилия, Урусова?
- Да, а что?
- Я уже где-то слышала эту фамилию.
Саша стала напрягать память.
- Вполне возможно, Урусовы — одна из самых влиятельных семей в Петербурге, старый князь, Фёдор Михайлович Урусов, был великолепным генералом, героем войны, они пользуются большим уважением и благосклонностью императора. Не просто же так Екатерина получила место фрейлины Её Величества, без протекции княгини Урусовой не обошлось, да уж, нашла для любимой доченьки место под солнцем.
Саша слегка дотронулась до головы, как бы поправляя причёску, в памяти возник тот самый разговор двух мужчин в избушке. «Теперь понятно, где я могла её слышать! Интересно, а эти двое сейчас в Петербурге? А что, если уже обнаружили пропажу конверта?! Хорошо, что они меня не видели. Шифр до сих пор не разгадан. А если это что-то важное, очень важное? Вдруг в нём такая информация, от которой зависит судьба страны? Вот чем нужно заниматься, а не по балам ходить! Одна я не справлюсь, нужна помощь, но кому же доверить эту тайну? Кому? Жаль, что у меня нет сестры или брата…»
- Саша, по-моему, ты напряжена, расслабься.
- Ну что ты, Оля, тебе просто показалось, я, правда, немного волнуюсь, нужно освоиться в новой обстановке… А у неё есть ещё какие-нибудь родственники? «Тот заговорщик по фамилии Урусов, наверное, кузен или брат…»
- Ты о ком, об этой разряженной кукле Урусовой?! Ты только посмотри на это платье, полное отсутствие вкуса и такое глубокое декольте, это же верх вульгарности! Уж не знаю, чем она тебя так заинтересовала? А в общем-то, ты молодец, правильно делаешь, что заранее изучаешь соперницу.
- Почему соперницу? Мне с ней делить нечего, — Саша с недоумением смотрела на кузину.
- Это только пока, а когда ты заявишь о себе во весь голос, покажешь себя во всей красе, многие, кто сейчас отчаянно бьются за один её взгляд, пойдут за тобой, и тогда, уж поверь мне, начнётся война за право быть королевой света. Не долго ей ещё быть центром всеобщего внимания, чувствую, ты составишь Екатерине Великой, так её в свете называют, очень серьёзную конкуренцию, потому что твоя красота — природная, чистая и живая… Ты настоящий ангел, а она только притворяется им, рано или поздно все её воздыхатели, глупые околдованные истуканы, прозреют и поймут это. Скоро, очень скоро её корона упадёт и разобьётся…
Саша смотрела на толпу поклонников Екатерины, и действительно, все они ей показались жалкими, глупыми и смешными. Все они - игрушки в руках холодной, расчётливой и роковой женщины. Игрушки красивые и забавные, а она никак не может сделать выбор между ними, играет с каждым по чуть-чуть, строго дозируя свою благосклонность и внимание. Отвечает на комплименты заученными стандартными фразами, заливисто смеётся, когда это необходимо, одного одарит томным взглядом, другому пообещает отдать мазурку или вальс, третьему — позволит поднять «случайно» упавший платок, пахнущий дорогими французскими духами, и, конечно же, после долгих уговоров всё-таки разрешит счастливцу оставить этот трофей на память. После чего он будет безмерно благодарен ей до конца своих дней. А тем немногим, кто пользовался особенной благосклонностью, Екатерина позволяла шептать разные милые глупости себе на ушко. Каждый боролся за её внимание, как мог, в ход шли самые разнообразные средства. Офицеры чаще всего рассказывали Екатерине о своих выдающихся ратных подвигах, так приукрашивая события, что к концу повествования не оставалось ни слова правды, штатские больше говорили комплименты, читали чужие стихи, естественно, выдавая их за свои, шутили, королева смеялась, а за малейший намёк на пошлость отмахивалась от кавалера-неудачника веером, как от ничтожного комара, но самое худшее для несчастного влюблённого наступало, если она вдруг резко отворачивалась от него и более не говорила ни слова, весь вечер не замечала, смотрела, как на пустое место. Сие означало, что Екатерина Великая более не желает видеть данного субъекта в своём обществе, или «шлейфе», именно так, шлейфом назывался большой поток поклонников, который сопровождал её всегда и везде. Для молодого неокрепшего человека это событие было равносильно смерти, многие этого не выдерживали и даже несколько раз пытались наложить на себя руки. Было два или три трагических случая, все вокруг понимали, что она виновата, но прямых доказательств никогда не было, обвинения звучали только приглушённым шёпотом. Екатерине всегда удавалось выходить из таких ситуаций без потерь для собственного честного имени, её репутация была незапятнанна, в глазах мужской части высшего света Петербурга она по-прежнему оставалась невинной овечкой. Каждый старался поймать на себе её взгляд и задержать хотя бы на мгновенье, если это удавалось, молодой человек чувствовал себя особенным, избранным, а уж если она, кроме всего прочего, перекидывалась с ним парой ничего не значащих фраз, он готов был летать от восторга, за спиной вырастали крылья, которые она тут же обрывала, обижаясь и критикуя кавалера без видимых на то причин.
- Ну что, Саша, ты готова к дебюту?
- Да! — сказала Саша решительно, будто настраиваясь на бой. Ей почему-то вдруг очень сильно захотелось показать себя во всей красе, и тем самым испортить настроение этой фарфоровой кукле, на которую, как на идола, молились мужчины, словно язычники в древние времена. Особенно обидно Саше стало за одного из них, статный черноволосый молодой человек в форме сразу вызвал симпатию и живой интерес. Бедный, он был в отчаянии, борясь за право танцевать с Катей вальс с каким-то усатым гусаром. С каким трепетом он ждал её решения! Казалось, вся его жизнь сейчас зависит от одного её слова. Екатерина отмахнулась от обоих веером и сказала:
- Вы оба меня страшно утомили, подите вон! — в доказательство своей усталости слегка зевнула.
Несчастный молодой человек вышел из круга, подошёл к официанту, взял с подноса бокал с шампанским и тут же выпил его содержимое до дна. Саша, наконец, смогла рассмотреть его лицо. Оно оказалось на редкость милым, обычно люди в форме не производили на Сашу такого сильного впечатления, казались ей бесчувственными глупыми истуканами, но этот красивый юноша был исключением. Даже сейчас, когда он грустил, тёплые карие глаза излучали какой-то привлекательный свет, он манил её. Саша почувствовала лёгкую волну притяжения, её щёки покрыл слабый румянец. «А вдруг это он? Странно, ещё ничего о нём не знаю, но чувствую сильную симпатию, можно даже сказать, он мне нравится. Да, определённо нравится!» Ольга заметила, как Саша смотрит в его сторону, и сказала:
- Я его знаю, отличный молодой человек, такую карьеру сделал, адъютант Его Величества. Позже обязательно вас познакомлю, вижу, ты уже заинтересована…
- Да, он довольно мил…
- Пойдём, я представлю тебя Его Высочеству. «Заодно надо бы спросить, на какое такое важное задание он опять отправил моего мужа».
Александр стоял в центре залы вместе со своей супругой, принцессой Марией Дармштадской, но не обращал никакого внимания на её попытки заставить его улыбнуться, был сосредоточен и напряжён, всё время искал кого-то в толпе.
Ольга и Саша вышли на середину залы, и тут вдруг все разом оторвались от своих занятий: оркестр почему-то совсем забыл, что должен играть музыку, все танцующие пары синхронно остановились, мужчины более не смотрели на своих дам, все взгляды были обращены к ней. На небосклоне зажглась новая молодая звезда, яркая, блестящая, загадочная и манящая, имя её — Александра Забелина… Сотни глаз были устремлены на неё: мужские следили за ней с нескрываемым восхищением, а женские — с сильнейшей завистью. Саша чувствовала на себе каждый взгляд, её в буквальном смысле рассматривали под микроскопом, оценивали всё: лицо, вплоть до мельчайших деталей, фигуру, и главным образом, осанку, конечно же, тщательнейшему разбору подверглось платье. Пока никаких изъянов найдено не было, несмотря на старания некоторых прелестниц, больше всего в этом усердствовала, разумеется, Екатерина Урусова. Возмутительница спокойствия вызвала в ней бурю негодования и дикую зависть, зависть её юности, естественности и свежести. Увидев Александру, она сразу почувствовала, как дрожит «корона» у неё на голове, поняла, какую серьёзную угрозу может представлять юная дебютантка: свежая естественная красота, чистая юность так привлекают мужчин. Одним словом, её титул был под угрозой, появление Саши произвело такой умопомрачительный эффект, что не заметить её было просто невозможно, это был вызов ей, самой Екатерине Урусовой. И Катя его приняла, она уже готовилась защитить своё звание королевы мужских сердец, первым делом внимательно рассмотрела соперницу и отметила: «И что они все в ней нашли, обычная провинциалка, ничего особенного в ней нет, просто новенькая, свеженькая ещё, вот у всех этих баранов слюнки и потекли! Да и по всему видно, девчонка простушка, добрая душа, сама наивность, такую и обмануть легко, вот наши донжуаны и обрадовались! Она для них лакомый кусочек! К тому же, бедняжка совсем потерялась и не знает, что делать. Нет, ты здесь долго не продержишься, и не надейся, не царить тебе здесь, я приложу к этому все усилия! Это только первое впечатление, на завтра все уже забудут о ней». Катя послала в сторону соперницы испепеляющий взгляд, намереваясь уничтожить её прямо на месте, Саша почувствовала покалывание, будто маленькие острые иголки впивались ей в спину, подбадриваемая Ольгой, она даже не обернулась, и спокойно продолжила своё победное шествие. Они подошли к Александру и Марии.
- Позвольте представить вам мою кузину, княжну Александру Илларионовну Забелину, она недавно приехала в столицу вместе с семьёй.
Саша сделала изящный реверанс. Первое мгновенье Александр не находил слов от восхищения. Но потом, как и подобает наследнику престола, возобладал над собой и ответил:
- Очень рад нашему знакомству, Александра Илларионовна. Вам здесь нравится?
- Да, Ваше Высочество!
- Ольга Филипповна, почему вы так долго прятали от нас это сокровище? Видите, какой ошеломительный эффект произвело одно её появление, все в восхищении. Чувствую, не одно мужское сердце падёт сегодня к вашим ногам, княжна!
Саша засмущалась и опустила глаза. Мария крепко сжала мужу руку, как бы напоминая, что его сердце уже давно занято.
- Желаю вам приятного вечера, развлекайтесь в своё удовольствие, это ведь первый бал, он должен быть незабываемым.
Ольга решилась обратиться к цесаревичу с волнующим её вопросом:
- Ваше Высочество, прошу простить, что отнимаю ваше бесценное время, но мне очень нужно поговорить с вами.
- Пройдёмте в мой кабинет, только прежде нужно позаботиться о том, чтобы ваша кузина не заскучала, пока вас нет.
- Я знаю, как это сделать, подождите немного, пожалуйста!
Оля вновь взяла Сашу за руку, чтобы подвести к тому самому черноволосому юноше в форме. Как только они отошли от венценосной пары, «шлейф» княжны Урусовой резко начал уменьшаться в размерах, лучшая половина его медленно потянулась к красавице дебютантке. В светских кружках Сашу уже обсудили, разобрали на мельчайшие детали её саму, причёску и наряд, затем вновь собрали всё вместе в единое целое и сочли, что она божественно прекрасна. Если сам цесаревич Александр удостоил её таким вниманием, значит, эта Александра Забелина действительно заслуживает восторженных слов. Видя, как разбегаются верные поклонники, Екатерина прокусила себе губу до крови и бессильно сжала маленькие кулачки. Её лицо почернело от зависти и злости и тут же потеряло всю свою красоту и привлекательность, взгляды-иголки вновь полетели в счастливую соперницу. Катя уже не выбирала, не играла, сейчас совсем не до этого, главная задача — сохранить тех, кто пока ещё мучается выбором между двумя звёздами, той, что горит уже давно, и новой, неизвестной и загадочной. Даже верный рыцарь Дмитрий Игнатьев, тот, кого она так обидела сегодня, теперь предпочёл пить шампанское в одиночестве, чем танцевать с ней вальс. Это совершенно выбило Катю из колеи. «Это всё временно! Временно! Временно! Когда они поймут, что эта провинциалка ничего из себя не представляет, сразу же вернутся ко мне! Да, так и будет, я знаю! А эта дурочка ещё не представляет, с кем собирается тягаться! Она мне совсем не ровня, бороться с ней будет легко, это даже забавно! Я объявляю тебе войну, Александра Забелина! Берегись! Вечер впереди длинный, и она непременно допустит какую-то ошибку, любая мелочь может испортить поначалу удачный дебют! Завтра все о ней забудут! Забудут! Это ясно, как день! Так и будет, должно быть… Я знаю!»
Она пыталась, таким образом, себя успокоить, но только ещё больше разъярилась.
Тем временем, Ольга подвела Сашу к Дмитрию и сказала:
- Здравствуйте, Дмитрий Антонович, вот, решилась представить вас друг другу, чтоб вы оба не скучали. Это моя кузина, княжна Александра Илларионовна Забелина. А это мой хороший друг, граф Дмитрий Антонович Игнатьев, адъютант Его Величества.
Он ответил лёгким поклоном, встретился с её ярко-зелёными глазами и сразу забыл все свои печали, лёгкая улыбка осветила его лицо, Саша, как и полагается, подала руку для поцелуя, граф задержал его дольше, чем положено по этикету, но Саша не обратила на это внимания.
Когда они остались наедине, Саша сказала себе: «Пора применить матушкин чудесный способ. Может быть, сейчас я пойму, почему сразу почувствовала такую сильную симпатию к нему. Так, заглянуть в глаза и увидеть там себя, что-то почувствовать, но что? А вдруг это он и есть, а я его не распознаю? Вот это будет самая большая ошибка в жизни! Боже, помоги мне, пожалуйста, я так волнуюсь!» Минуту она смотрела ему в глаза, а он молча любовался, когда видишь истинную красоту, слова бывают лишними. «А вдруг ему не понравится, что я вот так испытывающе на него пялюсь?!» И тут вдруг Саша снова уловила в карих глазах тот самый свет, никого не увидела, только свет, который сейчас манил ещё сильнее. «Это, наверное, не он, а жаль, Дмитрий очень мил, хотя, возможно, я просто не умею пользоваться этим методом. Мне нужно время, чтобы разобраться во всём, познакомиться с ним поближе не помешает, и потом, кто сказал, что всё происходит с первого взгляда? Это действительно сложно, маменька была права».
Дмитрий, наконец, решился нарушить долгое молчание, он почему-то боялся обидеть её словами и сказал вполне безобидное:
- Позвольте пригласить вас на вальс!
- С удовольствием принимаю ваше приглашение, граф!
Саша улыбнулась, чтобы снять невесть откуда взявшееся напряжение, и получилось, она расслабилась. Заиграла музыка, пары принялись вальсировать. И конечно, самой красивой парой, по общему признанию, были Дмитрий и Александра. Все мужчины зала сейчас завидовали ему и мечтали оказаться на его месте. Только два человека были не согласны с таким положением вещей: Владимир Волков и Екатерина Урусова. Первый, естественно, жаждал появления своей жертвы, а вторая сейчас кусала локти из-за того, что отвергла Дмитрия. Тот, кого так ждал Волков, появился и сразу остался один, так как Никита отправился искать в толпе Ольгу. Его появление тоже произвело ошеломительный эффект, не одна пара женских глаз украдкой глядела на него с восхищением и томлением. Каждая надеялась стать той, которую он пригласит на танец, одно это обстоятельство в перспективе сулило дальнейшие отношения. Мужчины смотрели на Михаила с презрением и ненавистью, чувство жгучей зависти не давало им покоя. Все они забыли о веселье и напряглись, как перед решающим боем. Главная задача для каждого сейчас — любым способом уберечь своих дам от чар этого колдуна. Ту власть, какую Михаил приобретал над женщинами, не иначе, как вмешательством сатаны, колдовством, объяснить было невозможно. Михаил обвёл безразличным взглядом всех присутствующих. «Одни и те же лица, что пять лет назад, что сейчас, какое однообразие!» Он отлично знал, что примерно половина этого зала, его женской части, уже готова воспылать к нему любовью, нужен лишь один шаг с его стороны, а мужская часть столь же сильно ненавидит. Любовь тяготила, а ненависть радовала. Из всего множества женщин он, сам того не зная, выбрал Екатерину Урусову, посчитав этот шаг вполне безобидным для себя, ещё не понял, как сильно ошибся. Она же, наконец, нашла в лице Михаила Воронцова того, кто достоин чести быть рядом с ней не временно, а всегда, он полностью отвечал её идеалу. Катя влюбилась, но отказывалась себе в этом признаться, сочтя всё, что будет происходить дальше, игрой. Миша не терял времени, сразу же пригласил её на вальс и, разумеется, получил согласие. И вот уже в вальсе кружатся две равноценные пары. В начале они находятся в разных концах залы, с каждым новым движением постепенно приближаются друг к другу. На мгновенье они оказались совсем близко, глаза Михаила и Александры встретились…
Для него это была та самая встреча с тяжёлым прошлым. В душе что-то робко шевельнулось, и в ту же секунду там разыгралась буря страстей, старые раны открылись вновь и заныли от боли, будто и не заживали никогда, но это была сладкая боль… Возникла она от того, что разум отказывался верить тому, что видели глаза, убеждая подопечного, что это мираж, видение, нарисованное подсознанием. А сердце даже сквозь толщу льда что-то почувствовало и хотело верить в чудо. По всему телу разлилось тепло, волна невидимой для глаза приятной дрожи охватила его. Давно забытый трепет пробежал по жилам, кровь буйствовала и приливала к вискам, руки были холоднее льда, а внутри всё горело страшным пламенем, голова кружилась и болела. Мысли бегали в ней, как дикие пьяные чертенята. Вся жизнь промелькнула перед ним вихрем, и вдруг во тьме зажёгся лучик света. Это второй шанс для него, шанс снова жить, а не существовать, он это чувствовал, но боялся поверить. Миша мысленно уже приковал себя к её глазам, впился взглядом в эти чудесные изумруды, ловил потоки света, исходящие от них, и мечтал только об одном: остановить время навсегда. «О Боже, это она! Она, моя Анна! Моя любимая, дорогая Анна! Моя жизнь и любовь! Анна здесь, совсем близко… Возможно ли это? Нет, это сон, самый лучший из всех, которые я видел в жизни! Просыпаться нельзя, зачем возвращаться в реальность, если можно жить мечтой? Ах, как же я мечтал снова увидеть её глаза, зелёные, как молодая весенняя листва… Они снова дарят мне свой волшебный свет! А её губы… Одно лёгкое соприкосновение с ними дарит необъяснимое блаженство… Один поцелуй способен дать свободу и вторую жизнь… А если это мираж, видение, игра воображения?… Нет, это не реально, только сон может быть таким прекрасным, во снах все наши мечты сбываются, вот осуществилась и моя самая большая мечта — снова вижу мою Анну! Она так близко, осталось только прикоснуться, нет, как только это сделаю, сразу же проснусь! Лучше никогда не просыпаться, пусть этот сон длится вечность! Остановись, мгновенье! Остановись! Господи, молю, пусть время остановится!»
Александра же увидела в синеве глубоких глаз своё счастливое будущее, увидела себя плывущей на холодных волнах этих океанов. Её бросило в жар, во всём теле была лёгкость, Саша вот-вот оторвётся от земли и воспарит к небесам, и рядом будет он… В этот момент она поняла, почувствовала: «Это он! Он! Человек, предназначенный судьбой! Тот, кому отныне будет принадлежать её жизнь! Вот она, настоящая вечная любовь, которую Саша так мечтала найти! Она сейчас нашла её! Эта любовь совсем рядом, на расстоянии дыхания. Она отдаст ему всю свою любовь, всю душу! Обретёт счастье, о котором мечтала!» Осознание этого произошло так легко, Саша понимала, что знала это уже давно, шла навстречу к нему всю свою жизнь, видела его светлый образ в каждом из снов, только он был скрыт туманом, а сейчас плотный туман рассеялся, потому что они, наконец, встретились. Охватившее её чувство невозможно было объяснить, только ощущать, как сердце медленно наполняется бесконечной нежностью и любовью, и нет причины у этой любви, это чувство захватывает, полностью подчиняет, изменяет, даёт новую жизнь для души. Всё в нём: её надежды, мечты, самые сокровенные желания, всё отражалось в его магических глазах. Они заколдовали её мгновенно, невероятная сила притягивала Сашу к нему, не было ни капли страха или сопротивления этому притяжению, напротив, она стремилась к единению. Душа рвалась улететь навстречу другой душе, готова преодолеть любые препятствия на этом пути. Она забыла обо всём на свете, всё, что доселе казалось важным, перестало представлять какую-то ценность. Есть только он, он цель, причина, надежда, мечта, в нём весь мир. Саша ощутила холод, исходящий от синих глаз, в плену которых она готова остаться на всю жизнь, он не коснулся её, прошёл совсем близко, но не коснулся, ушёл в сторону… Даже его она готова была с радостью принять. В глазах, которые в один миг стали родными и любимыми, на смену холоду пришли робкие, маленькие, едва заметные искорки нежности и любви, они медленно и осторожно пробивались сквозь ледяную синеву. Когда она это увидела, искры горели слабо, волны холода почти потушили их, почти…, но всё же, в сердечке Сашеньки зародилась надежда, что этот человек ответит на её чувства, и тогда большая настоящая любовь из мечты превратится в реальность.

Отредактировано Кассандра (2018-01-22 20:42:59)

0

137

О том, как закончился танец, Михаил не помнил, как только стихла музыка, он без всяких объяснений оставил Катю одну и скрылся в толпе. Опершись на колонну, стоит и осушает один бокал шампанского за другим, пытаясь заменить один дурман другим, более естественным и объяснимым. Надеждам, что наваждение пропадёт, или хотя бы с помощью алкоголя удастся успокоить взбудораженные до предела нервы и расслабиться, не суждено сбыться. Напротив, шампанское ещё больше его взвинчивало, Михаил был на грани, строгий волевой контроль и хладнокровье пропали, и даже спустя длительное время не возвращались. Попытки осмыслить случившееся ни к чему позитивному не приводили, каждый раз, когда он мысленно возвращался к тому моменту, голова раскалывалась на куски, конечно, можно оправдать количеством выпитого шампанского, но обычно алкоголь действовал на Михаила медленно, и ясность мысли удавалось сохранять надолго. Нет, то, что происходит с ним сейчас, настоящее безумие, и не поддаётся никакому логическому объяснению. Миша никого и ничего вокруг не видит, всё как в тумане, только её чудесный образ стоит перед глазами, он манит и дразнит, вызывает к жизни воспоминания, которые прежде были похоронены. Это очень болезненно. Та стена, которую Михаил годами выстраивал, чтобы защититься от жестокого мира, сейчас дрожит, как при сильнейшем землетрясении, ещё чуть-чуть, и она разрушится до основания, рухнет, раздавив обломками своего создателя. Он был уверен, что справился с болью, обуздал её и держит под контролем, смог забыть своё прошлое, и до тех пор, пока жил в Европе, это подтверждалось, но стоило только вернуться, как оно тут же принялось преследовать, а мгновенье назад предстало перед несчастным беглецом во всей своей убийственной красе, показало, насколько сильно Миша ошибался, к этой встрече он не был готов, и закономерно не выдержал, сломался. Первая и единственная мысль: «Бежать! Бежать оттуда как можно скорее! Бежать! Бежать на край света!» Но невозможно убежать от себя и от боли, которая всегда рядом, как верный пёс, только задача у неё другая, не защищать, а уничтожать своего хозяина. Несмотря на то, что Саша исчезла из виду, успокоение к нему так и не пришло, легче не стало, Миша убедился в том, что увиденное — не более чем галлюцинация, один из фокусов подсознания, чудеса не случаются, но что же заставило его на миг поверить в невозможное? Именно оттого, что чудо, о котором он молил всех богов, невозможно, и сделалось так нестерпимо больно не холодному «человеку без сердца», которого знают все, а другому: открытому, искреннему, ранимому, который, несмотря ни на что, верит в любовь, он скрыт от всех и добровольно согласился быть узником темницы, пожертвовал свободой и самой своей жизнью, с одной только целью: никогда никого больше не любить, потому что любовь не приносит ни капли счастья, а только боль и смерть. Это какое-то ужасное проклятье, Михаилу никогда больше нельзя испытывать это чувство, нельзя любить, его любовь убивает его самого медленно, а вот самых близких и дорогих сердцу людей — очень быстро.
«О Боже, я, наверно, сошёл с ума и вижу призраков! Призраки прошлого умеют оживать! Она была совсем как живая, и даже улыбнулась мне,… прекрати, ты же знаешь, что это невозможно! Анна умерла, умерла пять лет назад,… а ты до сих пор не можешь с этим смириться, вот и видишь её в каждой встречной девушке. Так больше продолжаться не может, или ты хочешь довести себя до сумасшествия?! Покончить жизнь самоубийством, как отец? Нет, такого я никогда не сделаю, как бы ни было трудно и больно, заставлю себя жить, просто потому, что очень боюсь смерти». «Правильно, бойся её, остерегайся, и тогда дольше проживёшь», — сказал ему внутренний голос.
Михаил разрывался на части, два человека давно живут в нём, и раньше они сосуществовали мирно, просто потому, что один подчинил другого, но встреча с прошлым изменила всё, разбередила душевные раны и заставила узника вновь, пусть не осознаваемо, пусть слепо, но всё-таки стремиться к свободе, вот только путь к ней опасен, он лежит через боль и страдания. Вновь пережить весь этот ужас, картины которого приходят каждую ночь в кошмарных снах, это слишком тяжело и страшно. Был момент, когда Михаил едва себя не уничтожил, его остановило только чудо — показалось, что услышал голос отца, даже в такой ситуации он не посмел его ослушаться… Цена свободы непомерно высока, жить в привычном безопасном плену, или бороться? Выбор мучительно труден, оба решения не приносят ничего, кроме страданий, но всё же, клетка лучше, так безопаснее и для него самого, и для окружающих. «Бежать, бежать, чтобы спастись и сохранить себя, другого пути нет, иначе тень прошлого уничтожит всё, что уцелело! Будущего у меня уже нет, а сейчас под угрозой настоящее… Единственное, что мне осталось, снова предпринять попытку побега, бежать, и ни в коем случае не оглядываться назад! Не оглядываться и не возвращаться, больше никогда не возвращаться! Если не хочешь сойти с ума и умереть, беги! Спасай себя, это сейчас самое важное! Встреча с прошлым означает для тебя смерть! Беги! Беги!» Да, умом он понимал, что именно это и нужно сделать, бежать, чтобы как можно скорее прекратить эти муки и не погибнуть от боли, чудо, что, получив такой мощный удар, сердце Миши не остановилось, сработала та самая ледяная броня, хотя бы ради этого стоило её выстроить и принести в жертву чувства. Случись подобная роковая встреча года три назад, он наверняка умер бы в ту же секунду, как увидел эти глаза. Однако где-то глубоко внутри кто-то столь же яростно требовал, чтобы он остался, и желание вновь испытать наваждение, подвергнуться ядовито-сладкой пытке было сильнее всего, даже самого большого страха — страха смерти. «А что делать, если я не хочу спасаться? А наоборот, страстно желаю видеть её глаза снова, пусть этот взгляд для меня смертелен, но более сладостной смерти нельзя придумать… Такая она мне совсем не страшна… Опять будет больно, очень больно, но я заслужил эту боль одним своим поступком, за который никогда не устану себя проклинать! Если заслуживаешь наказания, должен стойко перенести его… Анна, любимая, ты мой судья и палач, а я смиренно жду приговора, сурового, но справедливого. Будет справедливо, если поступишь со мной так же, как и я с тобой, убьёшь одним только взглядом. Главное, что в эти минуты ты здесь, рядом со мной, а для чего, чтобы уничтожить или, может быть, спасти, уже не важно». Миша жадно искал её глаза, зная, что, как только встретится с ними вновь, потеряет себя навсегда, но это его не останавливало… Может, это судьба, и пора прекратить бессмысленное существование? Ещё минуту назад он просил небеса избавить его от этого наваждения, а сейчас умоляет вернуть видение. «Анна, любовь моя, вернись, умоляю! Вернись! Позволь взглянуть на тебя в последний раз и проститься! Вернись, не бросай меня снова! Пожалуйста, не надо так, прошу, знаю, хочешь наказать, но я ведь уже наказан жизнью без тебя, а более страшного наказания не существует. Вернись ко мне, умоляю, вернись, хотя бы на мгновенье!» — в отчаянии кричит его полуживая душа.
Она для него, как оазис в пустыне, живительный и спасительный, но при первом же приближении ясно, что это всего лишь мираж, и, тем не менее, он идёт за этим миражом, не понимая, почему, какая-то сила увлекает всё дальше и дальше в раскалённую пустыню.
Миша так и не принял решения уйти или остаться, а через мгновенье спасаться было уже поздно. Крик души был услышан, она пришла. Саша в одиночестве сидела на диване и обмахивалась веером, но от ужасной жары это не спасало, пришлось попросить Дмитрия принести воды, на что тот с радостью согласился. И вот она, наконец, осталась одна, есть время привести мысли в порядок,… но нет, этого времени нет, потому что Он смотрит на неё! Под взглядом колдовских синих глаз невозможно думать ни о чём! Мысли улетучиваются, не остаётся ничего, кроме одного большого необъяснимого чувства... Она ещё не знает о нём ничего, даже имени, но притяжение с каждой минутой только усиливается, и уже перерастает в стремление быть рядом, несмотря ни на что. И за возможность тонуть в океанах его глаз Саша благодарна ему, уже счастлива, и это счастье преобразило её, сделало ещё более прекрасной, чем раньше. Изменения незаметны для окружающих, но главное, сама Саша знает, что с того момента, как она нашла его, ничто уже не будет, как раньше, началась её новая жизнь. Саша прелестно улыбалась, как бы обращая эту улыбку ко всем, ведь за ней с восхищением наблюдали сразу несколько пар глаз, и только одни глаза смотрели на неё с болью и тоскливой грустью, их обладателю и предназначалась эта волшебная улыбка. Она должна была так много ему сказать! Саша не может даже предположить, что этой самой живой искренней улыбкой и мягким светом зелёных глаз она сейчас причиняет невыносимую боль своему избраннику, мучает его. Миша принимает эти мучения за благо, испытывая вместе с болью невероятное блаженство, она рядом, и это значит, что он снова живёт настоящей жизнью, всё почти так же, как в те короткие счастливые дни, время для Миши сейчас бежит в обратном направлении. Но сколько бы не продлилось это путешествие в прошлое, всё равно придётся возвращаться назад, к мысли о том, что она не реальна, её больше нет, а всё, что он видит, болезненные фантазии, и эта мысль, вместе с волшебным видением, убивают его, но ради исполнения нереальной недосягаемой мечты: видеть её живой, счастливой и улыбающейся, жизни не жаль. «Да, мне больно, очень больно, вот она, гибель моя, о которой говорила цыганка, и дело вовсе не в отцовском перстне. Встреча с прошлым несёт гибель, но я счастлив, впервые за пять долгих лет счастлив, и пусть эта блаженная смерть продолжается, пусть она длится вечно!»
«Похоже, ему нравится чувствовать боль, ну что ж, пусть ещё раз вспомнит всё, что произошло, и почувствует вину, для меня нет ничего невозможного, да и ситуация такая благоприятная, чтобы дать волю воспоминаньям. Потом посмотрим, кто кого пересилит, а вообще-то, ответ уже известен, более слабого и внушаемого хозяина у меня ещё не было, спасибо Воронцову старшему».
Миша вдруг услышал голос Анны: «Ну подойди же к ней, не бойся, подойди, помнишь мои слова. Это она, та самая девушка, она твоё спасение, твоя судьба и любовь! Только береги её, пожалуйста, очень прошу, береги…»
Слов он не понял, но, находясь под влиянием этого чарующего голоса, сделал несколько робких неуверенных шагов навстречу к своему миражу. Саша, увидев это, испугалась, ей так сильно захотелось исчезнуть, испариться, пропасть! «О Боже, сейчас он заговорит со мной! Только бы не сделать какую-нибудь глупость!»
В перстне загорелось кроваво-красное пламя, руку пронзила боль, Миша резко остановился, в голове снова звучали голоса. Это уже не удивило, если посещают видения, то и голоса в порядке вещей, тем более, если учитывать количество выпитого. Сначала ничего разобрать было невозможно, сплошной звериный гул, но потом громкий властный голос перевернул и смешал все воспоминания и жуткие картины, которые возникали перед глазами, только подтверждали слова демона.
«Не приближайся к ней, не смей, от этого будет ещё хуже, зачем гнаться за призраками, оставь её в покое, забудь! Ты же хотел забыть прошлое, ну так вот он, шанс, давай, попрощайся с ним! Цепляешься за него, пытаешься удержать крупицы песка в руках! Не получается, так я помогу, вспомни, как она с тобой поступила, всю твою жизнь сломала! Без сожаления разбила её на куски! Она виновата в том, что ты стал таким! Она и этот её ужасный поступок! Во всех твоих бедах виновата только она, эта самая Анна, которую ты так любишь! Только непонятно, за что? За боль, которую она тебе причинила?! Ведь счастья не было, признай это, его не было, а те мгновенья нужны были только для того, чтоб подтолкнуть тебя к пропасти! И всё получилось идеально, вместо того, чтобы возненавидеть эту ведьму, продолжаешь любить, и даже просишь у неё прощения! Это глупо и несправедливо, ты несчастная жертва, она хладнокровный палач, а не наоборот! Все женщины жестокие и коварные создания, твой отец тоже погиб из-за женщины, и ты, видимо, хочешь пойти по его стопам! Анна не умерла, она только убила тебя, уничтожила, а сама, как видишь, живёт и здравствует! Она оставила тебя одного, бросила! Бросила! Ушла и заставила чувствовать себя виноватым! А сейчас вернулась, чтобы снова мучить! Не позволяй ей этого делать! Не позволяй! Высвободи свою боль, не держи её в себе, скажи прошлому всё, что думаешь! Попрощайся с ним навсегда, это единственный шанс!»
И вот в его глазах уже не осталось ни капли прежнего тепла, искры потухли окончательно, только лёд и какой-то безумный блеск. Саша почувствовала, как по спине бегут мурашки, она вдруг с ужасом поняла, что хочет бежать от него, но не может, ибо себе уже не принадлежит, в итоге так и осталась сидеть в кресле, парализованная необъяснимым страхом.
«Я его уже почти люблю и боюсь одновременно, разве такое возможно? Откуда этот страх?»
Михаил сейчас, сам того не осознавая, без сожаления откажется от единственного шанса на спасение, который предоставила ему судьба. Возможность начать новую настоящую жизнь так близко, нужен только один решительный шаг навстречу, но он не сделает этого шага, и даже более того, отступит назад, закроется, решив навсегда проститься с прошлым, на самом деле лишая себя будущего. Отталкивает счастье, просто потому, что не ведает, что это такое, а ведь люди всегда боятся того, чего не понимают. Увы, по странной прихоти судьбы у счастья и горя Миши одно лицо. Одно лицо, но два разных человека, как две звезды, призваны освещать ему путь, он не даёт полностью погаснуть первой, не подозревая, что за ней скрывается другая, более яркая и долговечная, она истинная звезда его судьбы. Счастье и горе, прошлое и будущее перекрестили свои пути и предстали перед ним в образе одной девушки. В ней его самая большая любовь и трагедия, эти понятия сразу стали для Миши неразделимыми. Любимый и родной образ маленького ангела такой живой и настоящий, если на секунду забыть, что ангел улетел на небо, оставив только свою тень, как вечное напоминание о случившемся. Эту бледную тень Миша видит сейчас на месте живой девушки, поэтому каждый брошенный на Сашу взгляд ничего, кроме новой боли, не вызывает. Душа разрывается на части, умоляя о продолжении этого истязания и о спасении одновременно. Реален и действенен только один путь, и он его уже выбрал, выбор не свободный и неправильный, но в данных обстоятельствах он не мог быть другим. Если человек не свободен, то и выбора у него, по сути, нет, строгий надзиратель решает всё, а пленнику остаётся только согласиться. И как только Михаил согласился, всё терзания тут же пропали, никакой внутренней борьбы уже не было. Бороться сейчас нужно не с самим собой, а с главным врагом — собственным сердцем, которое верило в чудо, несмотря ни на что, верило слепо и безгранично, с такой силой, что в нём вновь слабо зашевелились обломки чувств. Неужели они живы до сих пор? «Их необходимо уничтожить, пока ситуация не вышла из-под контроля!» Всему виной прошлое, оно ураганом ворвалось в его маленький мир, и грозит его разрушить. Желание сохранить то, что с таким трудом создавал, пересилило всё остальное, и не важно, что он, будучи узником, сам защищает свою клетку, ведь это же его творение. Безумное стремление покончить с прошлым одним сокрушительным ударом движет им, мучения уже не вызывают ничего, кроме сильнейшего гнева. Ещё мгновенье, и в адрес той, кому сердце готово кричать слова любви, зазвучат проклятья. Михаил проклянёт своё прошлое, проклянёт любовь, потому что для него любовь - это и есть самое большое проклятье в жизни. Это проклятие сработало лишь однажды, но этого было достаточно, чтобы он навсегда отказался от любви, вырвал это чувство из груди вместе с половиной сердца, другая его половина кровоточила очень долго, но со временем просто омертвела. Он смотрел на Сашу уничтожающим взглядом, ледяные глаза, как лезвия ножей, ранят её, а ведь слова ещё не прозвучали.
- Зачем ты здесь? Пришла, чтобы снова мучить меня?! Разве я не достаточно страдал всё это время?! Даже не представляешь, что мне пришлось вынести из-за твоего ужасного поступка!
- Я… не понимаю о чем вы…, вы меня с кем-то путаете… — лепетала шокированная Саша.
- Не понимаешь? Ты всю мою жизнь искалечила! Разбила её на куски! Разбила и ушла! А ведь обещала всегда быть рядом! Бросила! Как ты могла так поступить?! Как? Я ведь так любил тебя, и ты это знала! Ну не молчи, скажи что-нибудь! Говори, оправдывайся, я поверю, только не молчи! Не молчи, пожалуйста, не молчи, умоляю! Скажи, почему всё так, в чём моя вина?! Не молчи! Не молчи!!
Миша вдруг оказался совсем рядом, крепко сжал её руки и продолжал кричать что-то, Саша была в какой-то прострации, слушала, ничего не понимала, но не смела возразить. От звука его голоса звенело в ушах, и болела голова, казалось, его слышит только Саша у себя в голове, но у этой странной сцены уже было огромнее количество пытливых зрителей. Все гости оторвались от обычных светских занятий, такое зрелище гораздо увлекательнее, чем танцы или карты — разыгрывается настоящая драма, дело пахнет скандалом! Вот и новая пища для светских сплетниц. «Наблюдать ссору князя Воронцова с очередной пассией, вот это зрелище так зрелище! Лакомый кусочек!» — думали старожилы света, графиня Каракина и княгиня Одинцова, и прислушались, чтоб ничего не пропустить. Мужская часть зала мыслила более конкретно. «Неужели есть на свете женщина, которая смогла устоять перед его чарами? Хотя нет, не смогла, что-то между ними всё-таки было,… увы, и что-то очень серьёзное, иначе стал бы этот мерзавец так бесноваться из-за лёгкой интрижки. Похоже, она очень здорово его зацепила, да ещё и поиздевалась изрядно, молодец, конечно, но выходит, вовсе не ангел, а такая же, как и все, интриганка и распутница. Да вы только посмотрите, он же абсолютно безумен! Конечно, он пьян, но дело не только в этом, и потом, пьяные, как дети, не умеют врать. Тем более, дебютантка-Забелина молчит, ничего не отрицает, значит, у них действительно была любовная связь… возможно, даже длительная…»
Эта мысль для потенциальных кавалеров Саши была отвратительна и омерзительна, воспринималась ими, как личное оскорбление, но никаких её опровержений и гневных восклицаний в ответ на несправедливые обвинения, которых они с такой надеждой ждали некоторое время, не последовало. Саша просто онемела, в горле встал комок, она совершенно обессилела, и если бы её не держали сильные руки Миши, непременно упала бы в обморок. Всем пришлось свыкнуться с тем, что прекрасная Александра уже цветок не первой свежести, его уже сорвал тот, кого они ненавидят больше, чем самого сатану. Последнее обстоятельство раздражало их больше всего, уязвлённая гордость не давала покоя, каждый чувствовал себя униженным и оскорблённым. Александра утратила статус ангела и ореол божественности, добрая половина потенциальных кавалеров глубоко разочаровалась, потеряли всякий интерес к ней и смотрели с презрением. «Зачем стремиться получить сокровище, которое уже побывало в чужих руках?» — думали они. Все молча взирали на происходящее, спокойно ожидая развязки, никто даже не попытался заступиться за неё, не в последнюю очередь потому, что никто не хотел связываться с Воронцовым, многие его боялись. Князя Забелина едва не хватил удар, когда он увидел Михаила рядом со своей дочерью, и конечно, единственным желанием было поскорее увести её с этого проклятого бала. Но Илларион наткнулся на мощное противодействие, справедливый гнев Забелина гасил хладнокровный, зловеще улыбающийся, Волков.
- Стойте на месте, иначе испортите дело, всё настолько хорошо складывается, даже я не ожидал, просто великолепно! Ваша дочь прекрасно справляется со своей ролью. «Воронцов думает, что видит призрака! Всё идеально! Даже я подумал так же, когда впервые увидел её, а уж он, тем более, непременно должен сойти с ума! Но даже это слишком малая плата за то, что случилось по его вине!»
- Как он смеет оскорблять мою дочь! Сейчас я положу этому конец!
- Стойте! Или вы забыли о нашем уговоре?
- Плевать на уговор, не может быть ничего важнее чести дочери! Сейчас я вызову этого мерзавца на дуэль, здесь много свидетелей, так что не отвертится! Пристрелю сына вместо отца, тот предпочёл сам пустить себе пулю в голову. Вот в этом и будет заключаться возмездие, причём такое, что никто не осудит.
- Прекратите истерику! Дуэль? Вы, похоже, тоже повредились рассудком, откажитесь от этой бредовой затеи, не время кичиться смелостью. Если, конечно, не хотите с жизнью расстаться и сделать любимую дочку сиротой. Этого дьявола ни одна пуля не берёт, уже ходят слухи, что он колдун, это, конечно, бред, но после каждой дуэли он выживает, даже несмотря на раны, а вот его противники нет.
- Мне всё равно, если скажет ещё хоть одно слово об Александре, я убью его! Ещё раз повторяю, на так называемый уговор мне плевать! Вы меня не остановите, Владимир Андреевич!
- А на Серебряный бор вам тоже наплевать, милейший Илларион Степанович? Не забывайте о вашем долге, он ведь не погашен, и если испортите мой план, вырастет ещё больше. Увы, придётся вам распрощаться с мечтой упокоиться рядом с Елизаветой Алексеевной!
Забелину нечем было возразить на этот железный аргумент, он в тысячный раз проклял себя и своё пристрастие к картам, из-за этого он не может защитить честь дочери. Ему захотелось провалиться сквозь землю, наблюдать эту картину уже не было никаких сил, отвернулся, но прекрасно слышал каждое слово, и едва сдерживал гнев.
- Ты разрушила мою жизнь! Ушла, бросила, но не позволяешь забыть тебя! Преследуешь меня, зачем? Чтобы напомнить о том, какая ужасная вина лежит на мне? Так знай: я ни на минуту не забывал о ней, она всегда со мной, так же, как и любовь, будь она проклята! Эта любовь — моё наказание и злое проклятье! Ты заколдовала меня, ведьма, и не отпускаешь! Вот и сейчас явилась, чтобы мучить и обвинять! Я виноват, виноват, но твой поступок… он ужасен! Ты не имела на это никакого права! Никакого права, ты не должна была этого делать! Ты ушла, и этим убила меня, уничтожила! Твоя любовь с самого начала была ядом, я не должен был поддаваться, мне нельзя… Ты… ты во всём виновата, из-за тебя гибну! Ничего, кроме боли, эта проклятая любовь не принесла! Боль, она постоянный мой спутник, и не покидает, в отличие от тебя. Как ты могла оставить меня одного?! Нарушила своё обещание! А сейчас, когда уже ничего изменить нельзя, ты здесь, не отпускаешь меня, мучаешь!
Саша постепенно начала осознавать ситуацию, единственное, что было точно ясно: эти ужасные слова не могут быть обращены к ней, ведь она даже не знает, как его зовут. И, тем не менее, ей было очень больно и обидно выслушивать чужие обвинения, принимать боль, которая предназначалась другой девушке, на себя. Она чувствовала эту боль так остро, как свою собственную, это ещё больше напугало Сашу, и удивило. В её прекрасных глазах читался страх, на них застыли капельки слёз, несчастная девушка едва сдерживалась, чтобы не заплакать, она чувствовала, что и слёзы не тронут его ледяного сердца.
- Отпустите… Мне больно… Отпустите, прошу вас, пожалуйста… — взмолилась Саша.
Это только ещё больше разозлило Михаила. Лицо сделалось каким-то каменным, застывшим, он стал похож на дьявола.
- Больно?! А разве ты не делаешь больно мне?! Ты не можешь знать, что такое настоящая боль! Тебе не может быть больно! Зато отлично знаешь, как причинять боль другим! Как заставлять их страдать, ломать чужие судьбы, этим искусством ты владеешь в совершенстве! Оставь меня в покое, прекрати мучить! Отпусти! Хватит, я терпел, сколько мог, но больше не намерен выносить это! Я больше не твой пленник, и получу свою свободу прямо сейчас! Освобожусь, потому что больше не люблю тебя, не люблю, а ненавижу! Ненавижу, слышишь, ненавижу! Ненавижу! Ненавижу! Ненавижу за то, что ты сделала! Ненавижу!
Тут Миша заметил колье на шее Саши, руки его задрожали и сами потянулись к жемчужинам. Саша в испуге съёжилась и вжала голову в плечи, как же сильно ей хотелось стать маленькой, размером с песчинку! Она почувствовала его руку на шее и задрожала всем телом. Саша увидела серебряное кольцо с опалом на среднем пальце его правой руки. Ею Миша коснулся жемчужин, и немного успокоился. Как только глаза Саши встретились с ярко-красным пламенем камня, ей стало плохо: голова кружилась, сердце замедляло своё биение, сознание начало покидать её. Миша успел её подхватить, затем вдруг сорвал с шеи Саши колье, нить, связывающая жемчужины, порвалась, они рассыпались по полу.
- Ненавижу! Оставь меня в покое! Хватит! Пришёл конец мучениям! Убирайся туда, откуда пришла, здесь тебе нет места! Убирайся отсюда и больше никогда не возвращайся!
Михаил с силой оттолкнул Сашу от себя, она непременно упала бы на пол, если бы из толпы, в которой все в ужасе застыли, как соляные столбы, не вышел Дмитрий Игнатьев. «Мишель Воронцов, ты совсем не изменился за всё это время, по-прежнему продолжаешь развращать и уничтожать всё, что тебя окружает! Безжалостно калечишь судьбы невинных девушек! Как орудие казни, падаешь на головы своих жертв! И уже выбрал новую, нет, она тебе не достанется, я не позволю поступить с ней так же, как с остальными! Спасу её от тебя! Я люблю Александру, и буду бороться за неё!» Он подоспел к самому финалу этой драмы и слышал только последнюю реплику Михаила, но многое видел собственными глазами, и главное, конечно, видел слёзы, стекающие по щекам Сашеньки. Она уже не могла сдерживаться, слёзы текли без остановки. Дмитрий всё понял по-своему, сделав быстрые и правильные выводы, бросил в сторону друга испепеляющий взгляд, но его огонь исчез в пучине ледяных тёмно-синих волн. Миша в последний раз взглянул на Сашу, но вместо слёз он видел кровь, перед ним Анна в белом платье, всё оно в крови, она смотрит на него и плачет кровавыми слезами…
- Прощай, моё прошлое! — крикнул он осипшим голосом, крепко зажмурил глаза, одним движением развернулся и выбежал из залы. Он ничего не видел, по пути разбил несколько ваз с цветами и сшиб кого-то с ног, но не замечал этого, бежал и бежал, не останавливаясь и не оглядываясь назад, он снова пытается убежать от прошлого, которое в то же время является его будущим. Все проводили его с каменными лицами, на которых застыло выражение ужаса. Только двое вели себя иначе, Забелин пытался усмирить свой гнев, а Волков злорадно улыбался и наслаждался, вспоминая выражение лица злейшего врага и его безумные глаза. Улыбался и гневался одновременно, глядя на эту картину, и ещё один человек, но его присутствие осталось не замеченным. Как только Михаил убежал из залы, таинственный господин скрылся.
Саша дрожала от страха и плакала, случившееся никак не укладывалось в голове. «Уж не приснилось ли мне всё это?! Да, это просто какой-то страшный сон! Он смотрел на меня с такой ненавистью, говорил такие ужасные слова! Я же ни в чём не виновата, не сделала ему ничего плохого! И даже имени его не знаю! Какое он имел право поступать так со мной?! Кричать, обвинять в чём-то?! Возникло ощущение, что я действительно виновата перед ним, но это же невозможно. Было так больно и обидно, словно всё, что он говорил, все эти ужасные вещи имеют какое-то отношение ко мне… Неужели он человек, предназначенный мне судьбой, такой жестокий и холодный?! Нет, конечно, это не может быть он, я не могу любить такого человека, и вообще, с чего я взяла, что это он? Почувствовала? Чувства, с ними всё так непонятно, никогда нельзя быть уверенным до конца, к Игнатьеву я тоже что-то почувствовала… И что всё это значит? Того, кого я полюблю, представляла совсем не таким, и нашу встречу… Всё должно быть иначе… Значит, я ошиблась… Но никто не говорил, что будет легко… А весь этот кошмар надо поскорее забыть! И чего я так переживаю, просто какой-то ненормальный, решил повеселиться и устроил вот такую комедию?! Смотрел на меня так, будто увидел привидение,… нёс какую-то чушь! Это просто чья-то дурацкая шутка, и не надо принимать его слова так близко к сердцу… Забыть всё поскорее, и эти слова, и синеглазого сумасшедшего. Только почему не получается?!»

Отредактировано Кассандра (2018-01-09 22:25:53)

0

138

- Александра Илларионовна, выпейте воды.
- Спасибо, Дмитрий Антонович!
- Что он вам сказал?
- Кто он, вы его знаете? «И почему меня волнует, кто он? Мало ли на свете ненормальных».
- А я думал, вы знакомы… Просто он так себя вёл,… Простите, наверное, я сказал что-то не то…, извините, я не хотел обидеть вас…
Саша, услышав эти слова, расплакалась ещё сильнее. «Неужели и Дмитрий такой же, как все…, подумал, будто я распутная женщина!… О господи, это же грандиозный скандал! Публичное унижение! И это мой первый выход в свет, он точно станет последним! Меня теперь будут сторониться, как прокажённую! Что ни говори, как ни оправдывайся, поверят, конечно, ему, а не мне, он имеет большое влияние, раз никто не решился возразить… Наверно, такие сцены им наблюдать не в первой, обычное выяснение отношений влюблённой парочки… Какая мерзость! Почему же я молчала, нужно было хоть как-то защищать своё доброе имя! Уже поздно… Я опозорена… Поползут грязные слухи о нашей связи с ним… Это самый ужасный день в моей жизни! Бежать, сейчас же ехать домой, обратно в деревню, а ещё лучше, уйти в монастырь!»
Дмитрий позволил себе обнять её, Саша не сопротивлялась, рядом с ним она чувствовала себя хорошо и спокойно. Игнатьев за это время успел тысячу раз отругать себя за бестактность. Собравшись с духом, она заговорила:
- Вы подумали так же, как все остальные, я вас не осуждаю и не обижаюсь, меня сегодня так сильно обидели, что всё остальное по сравнению с этим не имеет значения. Честное слово, этого человека вижу в первый раз в жизни… и надеюсь, что в последний… Прошу вас, пожалуйста, верьте мне… Я очень хочу, чтоб именно вы мне верили… Это важно для меня…
- Конечно, конечно, я вам верю, знайте: я на вашей стороне, Александра Илларионовна, что бы ни случилось.
- Правда? — с надеждой спросила Саша.
- Да, просто я слишком хорошо его знаю, этот человек мой друг… — в его голосе слышалось сожаление.
«Может, этот человек не такой уж плохой, раз Дмитрий назвал его своим другом. Не хочу, чтобы они ругались из-за меня…»
- Он ничего плохого не сделал…
- Что значит, не сделал? Я же вижу, вы плачете, он обидел вас. Каких гадостей вам наговорил Михаил? Что бы это ни было, не принимайте близко к сердцу и не плачьте, пожалуйста, он не стоит ваших слёз.
- Ничего существенного… Я уверена, что он просто обознался и сожалеет о случившемся,… случилось досадное недоразумение, и не более того… Мне бы не хотелось, чтобы вы плохо думали о своём друге из-за того, что произошло… « Значит, его зовут Михаил… И зачем мне знать его имя… Разве только для того, чтобы через много лет упоминать его в проклятьях, сидя в нашем именье и горюя над судьбой, которая могла сложиться иначе, если бы не эта роковая встреча… Зачем я так старательно ищу оправдания этому ужасному поступку? Нет, не для Игнатьева, он и сам лучше меня знает этого Михаила… Но для чего, почему? Как будто мне самой нужно его оправдать! Не понимаю, что со мной происходит? Такого раньше не бывало… И вообще, я приехала в Петербург, чтобы научиться фехтовать… а если ещё как следует освоить верховую езду, буду прямо как Надежда Дурова! Пока матушка была жива, папенька разводил в Серебряном бору лошадей, он ведь знал, как она их любила… Меня, естественно, к лошадкам не подпускали и на пушечный выстрел, всё боялись чего-то, приходилось учиться тайком, только шишек себе набила… Вот о чём нужно думать, и ещё разгадать тот шифр, мечты так и останутся мечтами, если тратить время на бесполезные и глупые балы!»
- Вы его оправдываете? Я удивлён. О Воронцове все здесь плохо думают, и ему это совсем не мешает. Михаил не из тех, кто способен сожалеть о чём-то, он вообще не задумывается о последствиях своих поступков, и самое поразительное, его нисколько не волнует общественное мнение, так что, к великому сожалению, эта скверная ситуация ударит только по вашей репутации… Что бы ни случилось, знайте: у вас есть надёжный друг, на которого всегда можно рассчитывать.
- Благодарю за поддержку!

Цесаревич Александр и Ольга спустились в зал, оба искали Никиту, и даже обнаружив его, не обрадовались. Минутой раньше Ольга заметила расстроенную кузину, и поспешила выяснить, в чём дело, мужчинам даже не пришлось просить её оставить их одних.
- Где же Мишель? Я просил тебя прийти вместе с ним!
- Мы и пришли вдвоём, я оставил его здесь, в компании той прелестной барышни, и отлучился всего на пару минут…
- Ну, так и где же он сейчас?
- Не могу знать, Ваше Высочество! «Миша, ты всё-таки подвёл меня! Что случилось?»
- Ты рассказал о деле, и он отказался?
- Нет, согласился!
- А то, что помимо этого у меня к нему важный разговор, передал?
- Да. Миша очень хотел с вами встретиться и так торопился, будто боялся опоздать, по всему было видно, что эта информация крайне важна для него!
- Тогда тем более не понимаю, почему он ушёл. Вот что, завтра же найди его и приведи ко мне, это приказ.
«Может, оно и к лучшему, что мы не поговорили, новости ведь крайне неприятные… Но предупредить его — мой долг. Что, если я подверг опасности жизнь Мишеля, попросив его вернуться?…»

Александр вернулся к Мари ещё более напряжённым, чем когда уходил от неё. Ольга всё выяснила у Саши и принялась отчитывать Никиту.
- Так вот в чём состояло твоё сложное и ответственное задание, привести сюда этого… этого наглеца!
- Этот, как ты говоришь, «наглец» мой лучший друг, и тебе придётся с этим считаться!
- Друг! Как высокопарно звучит! Такой друг, как Михаил Воронцов, хуже, чем злейший враг!
- Не смей так говорить о человеке, которого совсем не знаешь! Наслушалась сплетен, вот и считаешь, что разбираешься в людях!
«Ошибаешься, дорогой, я отлично знаю этого мерзавца! Мне ни к чему слушать сплетни, давно узрела, какой он на самом деле! Как же я его ненавижу, слава Богу, вовремя одумалась и не увязла в этом проклятом болоте! Что, голубчик, не покорённая вершина не даёт покоя, решил предпринять ещё одну попытку, подобраться ко мне через кузину?! Не выйдет, уж я позабочусь о том, чтоб ты к ней больше не приближался!»
- Может, и не очень разбираюсь, но этот твой «друг» обидел мою кузину, как прикажешь это понимать?!
- Успокойся, я всё выясню, обещаю.
- Ты уж постарайся, надо же хоть иногда выполнять обещания, а не только давать их.
Супруги разругались, но это событие уже не вызвало особых эмоций, ссоры случались так часто, что стали привычным явлением.
Саша жестом подозвала к себе Ольгу.
- Оленька, поедем скорее домой, я страшно устала…
- Да, Сашенька, конечно, мы сейчас же едем!
- Хорошо, что папенька не видел этого всего…

Илларион, как мы знаем, наблюдал сцену от начала до конца, во всех подробностях, и тяжело приходил в себя после всего этого. Появилась причина проучить Воронцова младшего. «Как отвязаться от Волкова с его гнусным планом? Нужно срочно придумать, иначе Саше придётся ещё раз встречаться с этим негодяем. Была мысль выдать Сашеньку замуж, и от кавалеров наверняка не было бы отбоя, если бы не этот скандальный инцидент… А хотя, ещё есть один вариант… Граф Игнатьев… Он повёл себя иначе, нежели все остальные… Саша весь вечер провела в его обществе, видно, что он ей понравился. …Надо бы расспросить о нём у Ольги Филипповны».
Его размышления были прерваны словами Владимира:
- Возвращайтесь домой, и ведите себя так, будто ничего не произошло, запомните, вы были заняты делами и не успели приехать.
Забелин согласно кивнул и ничем не выдал немного приподнятого настроения. «Скоро я перестану плясать под вашу дудку, Владимир Андреевич!»
На выходе из залы Саша увидела того самого заговорщика Урусова, она слегка вздрогнула и крепко сжала Оле руку. «Только его мне не хватало, нет, слишком много потрясений для одного дня… Можно было бы остаться и попробовать разузнать что-нибудь, но совершенно нет никаких сил… А во всём виноват этот Михаил Воронцов! И почему для своей жестокой шутки он выбрал именно меня?!»
- Что-то не так? Тебя чем-то напугал тот человек? Это брат Кати, Илья Урусов.
- Меня сегодня все пугают, как же хочется поскорее оказаться дома…
- Вот что, Саша, к себе я сегодня не поеду, мы опять поругались с Никитой, лучше останусь с тобой, хорошо?
- Это было бы замечательно.
Илья увидел своё отражение в глазах Александры и почувствовал, что его судьба связана с этой девушкой… Пётр отреагировал на неё так, будто увидел призрака, призрака своего прошлого, если вернуться на десять лет назад, он мог бы поклясться, что перед ним не кто иной, как княжна Елизавета Забелина… «То, что я так долго искал, ещё может быть найдено! Лиза в своё время отказалась мне помочь, что ж, придётся просить об этом её дочь, надеюсь, она будет более сговорчивой…»

Отредактировано Кассандра (2018-01-09 22:25:28)

0

139

Глава 5. Кошмары или реальность, каков будет выбор безразличного фаталиста?

Михаил прекратил свой побег от прошлого, остановившись на мосту через Неву, даже на спокойной глади реки он видел её лицо, стон отчаяния разрушил ночную тишину. Он наклонился и смотрел на воду, как заворожённый, Анна печально улыбалась, никогда ещё она не казалась ему такой прекрасной… Лишь одно желание овладело им — оказаться сейчас рядом с ней, уйти от реальности, которая неустанно твердит, что её больше нет…
Из памяти стёрся сегодняшний вечер и этот проклятый бал, всё это пропало, как страшный сон, он забыл даже о том, что стоит на мосту, и непременно сорвался бы вниз, следуя её зову.
- Миша, почему ты стал таким жестоким? Ты поступил очень плохо, но можно всё исправить, я помогу, только отпусти меня, пожалуйста, отпусти, это необходимо, чтобы ты был свободен, счастлив и больше не терзался, отпусти, отпусти…
«Она же здесь, рядом, нужен только один шаг… На этот раз я тебя не отпущу!»
Резкий шорох заставил его обернуться, чья-то тень промелькнула совсем рядом и скрылась во тьме, а когда он вновь сосредоточил взгляд на воде, видение исчезло, зовущий голос медленно затихал, и успел сказать только: «Уже поздно, он сделает всё, чтобы ты не слышал меня и не видел её…»
- Приди в себя, ты же чуть не сорвался вниз! Всё, пора это прекратить! Вернулся, чтобы сойти с ума и вот так сигануть в реку?! Сумасшедший утопленник, как глупо!
Однако прийти в себя не получалось, видения, одно ужаснее другого, преследовали его с ещё большей ожесточённостью. Анна в них — и несчастная жертва, и жестокий палач, сначала она умоляет его о помощи, а потом вдруг набрасывается с обвинениями, как яростная тигрица… Говорит слова любви, а сквозь них отчётливо слышатся проклятья… Дарит ночь блаженства и тут же убивает, вонзая в сердце кинжал, целует окровавленными губами, и умирает у него на руках,… даже мёртвое тело несчастной исчезло, растаяло, как туман, осталась только кровь на его ладонях…
Миша смотрел на свои руки, видел эту иллюзорную кровь, дрожал, закрывал глаза, но видения не пропадали, а становились ярче, не было сил кричать, а плакать он давно уже разучился, слёз нет, все они исчезли вместе с юношей-романтиком, он умер в тот день.
«Как же избавиться от них? Единственный способ — вспомнить, как всё было на самом деле, но станет ещё больнее, какими бы ни были видения, реальность во сто крат ужаснее. Что ж, я заслужил эту боль, потому что виноват во всём, должен был оставить её, так же, как и всех других девушек, но не сделал этого… Наивный глупец, поверил в любовь и счастье, попался на эту удочку, поверил, что наша встреча изменит мою жизнь. А на что я жалуюсь, так и случилось, жизнь превратилась в бесконечную игру, увлекательную, рискованную, но бессмысленную… И даже то, что теперь я всегда выигрываю, не приносит радости.… Горечь одного поражения отравляет сладкий вкус тысяч побед…»
И он вспомнил, вспомнил всё, до мельчайших деталей, мысленно перенёсся на пять лет назад, наблюдал страшную картину со стороны, видел и себя, таким, как раньше, это было так непривычно. Повзрослевший, окаменевший и закалённый Михаил совсем забыл о существовании в глубинах души несчастного мальчика, всегда предпочитал не замечать его, относиться, как к пустому месту, к чему-то чужому и постоянно мешающему. Этот мальчик для взрослого Михаила, как лишняя деталь в хорошо отлаженном часовом механизме, она бесполезна, однако все попытки устранить её пока не увенчались успехом. А сейчас приходилось видеть его страдания. Жалость — единственное, что он испытывал, причём это была жалость самого худшего сорта, любой посчитал бы её оскорблением!
- Всё это было не со мной! Это чужая беда, чужая потеря, не моя, чужая! Чужая вина, я ни в чём не виноват! И любил её тоже не я, а он, этот глупый и робкий мальчишка! Мы разные, как ночь и день, огонь и лёд! У нас с ним нет ничего общего! Этот жалкий, сентиментальный, слезливый слабак и трус — не я! Я совсем другой, и никогда таким не был! Никогда! Я лучше, сильнее, и поэтому выживу, а он умрёт, так и будет, прошлое вдохнуло в него жизнь, но я сказал ему: прощай! Он умрёт, и кошмары сразу же отступят, пропадут, он — корень всех бед, сам его уничтожу!
Миша бродил по ночному Петербургу, старательно убеждая себя в правильности этих слов, чем ближе он был к своей цели, тем больше успокаивался, видения вместе с хмелем пропали, а воля и разум вернулись, прихватив с собой хладнокровие и безразличие. Огонь в перстне радостно мигал, приветствуя возвращение хозяина в нормальное состояние. Он не торопился идти домой и, сознательно увеличивая путь, спокойно ходил по улицам, слабо освещённым несколькими фонарями. Почему ему совсем не страшно? Нет, это не из-за безразличия или сознательного желания укоротить себе жизнь, всё просто — об опасности он всегда узнаёт заранее, и есть пара мгновений, чтобы её избежать или хотя бы минимизировать. В чём секрет? Так работает оберег, отцовское кольцо, чёрный опал которого в тревожные минуты не мигает, а постоянно горит красным пламенем, он верно служит хозяину, и после таких случаев непременно удостаивается похвалы. Миша остановился под фонарём, чтобы внимательнее рассмотреть искорки в кольце, они действовали успокаивающе, вместе с ними будто бы гасли все его тревоги, терзания и болезненные воспоминания… Вдруг камень перестал мигать, загорелся ярким огнём, и для привлечения внимания слегка обжёг руку. Михаил не заставил себя долго упрашивать, чисто инстинктивно бросился в сторону от фонаря. Сначала услышал щелчок, затем свист. Позже, когда всё стихло, обнаружил виновницу всех волнений в фонарном столбе — простенькая сплющенная пуля.
- Кто-то очень дёшево ценит мою жизнь, что ж, я и сам не особенно трепетно к ней отношусь.
Фаталист, уж если суждено умереть от пули, пусть даже и вот такой дешёвой, то ничто не спасёт, даже перстень-оберег. Видимо, судьба со мной ещё не наигралась, хорошо, я к вашим услугам, мадам, можете посылать приветы из прошлого, сколько угодно, не надейтесь, что я ослаблю свою оборону. Если снова чудесным образом спасся, то имею полное право знать, кто же так жаждет моей смерти… Как глупо и смешно, может, нужно было остаться там? Сегодня единственный день, когда мог бы это сделать, нисколько не сожалея, только в этот день смерть не так страшна, потому что видел её уже во второй раз…
«Пулю, пожалуй, оставлю на память…»
Испытывать судьбу Михаил больше не стал, и поспешил вернуться домой. Вопреки всему, прощание с прошлым не состоялось, и новая встреча ожидает скоро, в тот миг, когда верные союзники, разум и воля, снова покинут его, во сне…
О том, как вернулся домой, Михаил не помнил, всё было, как в тумане, при этом он чувствовал себя совершенно разбитым и смертельно уставшим, сейчас самое время лечь в постель, чтоб уснуть и больше не проснуться. Обычно он мог сутками обходиться без сна, чтоб не видеть кошмаров, вместо отдыха загружал себя делами, перечитывал книги из отцовской библиотеки, ночевал чаще именно там… В ту ночь всё было по-другому, сон пришёл быстро и не встретил ни малейшего сопротивления, переживания этого проклятого вечера отняли все силы. Как только ставшая чугунной от выпитого шампанского голова коснулась подушки, он погрузился в мир сновидений, мир, где оживают самые желанные мечты и самые сильные страхи…
Отрадное… Ранняя Весна… Миша грустит под сенью старого дуба…
Вдруг он почувствовал чью-то руку у себя на плече, обернулся и увидел Анну.
- Анна, ты здесь? Но… как?
- Ты звал, и я пришла, потому что нужна тебе.
Анна крепко обняла его, счастье и успокоение наполнили его душу, все тревоги и страхи ушли, сбылась самая главная мечта, свершилось чудо, любовь всей его жизни рядом, живая и настоящая. Больше ничего не нужно, пусть весь остальной мир исчезнет, есть только двое, он и она. В её объятиях было так хорошо, что Миша забыл всё: свою лишённую смысла жизнь, свою боль и оборону против судьбы. Он даже не заметил, как начал меняться, превращаться в себя прежнего, ледяная клетка открылась, и теперь он свободен, свободен по-настоящему.
- Миша, именно таким я тебя и полюбила!
- Каким таким?
- Настоящим, искренним, чутким, и сердце своё ты вовсе не потерял, просто забываешь о нём и совсем не слушаешь, поэтому совершаешь ошибки, так делать нельзя. Оно ведь живое, не ледяное, не каменное, и ему очень хочется любить. Обещай, что никогда больше не будешь пытаться уничтожить своё чистое доброе сердце.
- Обещаю, конечно, обещаю, только, пожалуйста, будь со мной всегда, не покидай больше. Всё это происходило оттого, что тебя не было рядом, чтобы не чувствовать боль, забыл о сердце, а сейчас мы вместе, любимая, ты снова вернула меня к жизни.
Миша хотел поцеловать её, но Анна осторожно отстранилась и сказала:
- Прошу, пожалуйста, живи, а не играй в жизнь, оставайся таким всегда, даже тогда… когда меня не будет… — произнесла она, словно ножом по сердцу полоснула. Живое любящее сердце добровольно отказалось от своей ледяной брони ради счастья, и теперь беззащитно перед этой страшной болью. Первые несколько минут он молчал, просто смотрел на неё, как бы спрашивая: «Зачем ты снова делаешь мне больно, я ведь так люблю тебя?»
Анна прочла это по глазам, и всё больше и больше печалилась с каждой секундой.
- Что значит не будет? Анна, милая, не говори так, ты же вернулась ко мне! И теперь мы вечно будем вместе!
- Увы, нет, не будем. Прости меня, Миша, прости, я пришла попрощаться и научить тебя…
Смысл этих слов не доходил до сознания, он её не слышал, потому что не хотел принять новую разлуку, новую потерю. «Зачем она вернулась, если снова хочет меня бросить?»
- Чему? — непонимающе спросил он.
- Жить без меня…
Это смертный приговор его надеждам и мечтам, которые совсем недавно ожили.
- Нет! Нет, ты не можешь быть такой жестокой! Пожалуйста, не надо… Умоляю, не бросай меня снова…
Миша прильнул к её губам, целовал её неистово, чувствуя, что это последний раз, он снова потеряет её, это неизбежно, но можно продлить это мгновенье… Анна высвободилась из его объятий.
- Ты должен научиться жить без меня, это необходимо, постарайся понять.
- А что делать, если я не хочу учиться? Не хочу, не могу и не буду! — проговорил Миша, уже не сдерживая слёз. — Жить без тебя… Как? Разве это возможно? Что мне делать, скажи?
Слёзы, чистые, искренние, настоящие, хлынули из глаз, и вместе с ними уходила хоть малая часть той боли, которую он сейчас испытывает. Анна нежно целовала его глаза, осушая слёзы, принимая боль на себя. Никогда ещё в синеве его глаз не было такой безнадёжности и горечи.
- Мне пора, Миша, отпусти, отпусти и прости за всё, помни о своём обещании, отпусти!
- Нет! Ты останешься здесь, со мной! — сказал он вдруг с такой решительностью в голосе, что она испугалась. — Один раз уже потерял тебя, но второго раза не будет! Больше никогда не отпущу! Не отпущу, так и знай, ты останешься!
Миша крепко держал Анну за руки и целовал её пальчики. Она пристально смотрела ему в глаза и сладким голосом говорила:
- Отпустишь, отпустишь, я знаю…, отпустишь, потому что любишь меня…
Взгляд зелёных глаз и слова подействовали магически, Миша против воли разжал руку, и только когда она исчезла из виду, осознал, что упустил своё счастье, и разрыдался.
Тишину нарушил голос, зовущий его, отчаянно молящий о помощи:
- Миша… Мишенька, любимый, иди ко мне, я жду,… Помоги, спаси, умоляю, освободи меня, освободи нас двоих…
Миша быстро поднялся и пошёл на голос, думая: « Её голос я узнаю из тысячи! Это Анна! Нет, она ведь ушла, но тогда кто же зовёт меня?»

А в это время в комнате над спящим Михаилом склонился демон, только в такие моменты он был почти свободен и наблюдал за хозяином, обдумывая, как воспользоваться ситуацией, чтобы достичь главной цели.
«Превратить блаженный сон в кошмар, нет ничего проще, моих сил вполне хватит, нужно всего лишь маленькое колдовство, а его воображение довершит дело…»
Он принялся нашёптывать заклинание, вдруг властный голос заставил его остановиться и обернуться.
«Оставь в покое моего сына! Я не позволю мучить его, отныне я оберегаю Михаила, ты больше не сможешь ломать ему жизнь! Тебе не удастся заставить его творить зло!»
Говорившим оказался ни кто иной, как бывший хозяин, Павел Воронцов, а точнее, его призрак. Демон усмехнулся в ответ на угрозы.
«Ломать жизнь? А разве ты сам этого не сделал, когда, прекрасно зная о проклятье, отдал кольцо своему любимому сыночку? Мог просто выбросить его, но всё же не сделал этого. Ты сам виноват во всём, что сейчас происходит с Михаилом, и видимо, чувствуя эту вину, пришёл исправить ошибку, но уже поздно… Осталось всего два шага, и он навсегда станет моим рабом».
«Да, я виноват, и признаю это, думал, что Миша не поддастся на твои уловки, предупреждал его, просил не делать людям зла и, по сути, он выполнил эту просьбу, но ты всё-таки нашёл лазейку, проклятый бес! Причиной смерти женщины Миша, увы, стал, и не простой женщины, а той, которую он любил… Не может быть ничего хуже, я это знаю… И ты используешь чувство вины, чтобы мучить его… Но превратить его в раба тебе не удастся, со мной этот фокус не прошёл, а Миша мой сын, он справится, так же, как я когда-то».
«Ты любишь сына и судишь пристрастно, преувеличиваешь достоинства и не видишь слабостей, их у него так много, что даже не знаю, с какой начать… Он слабовольный слюнтяй и трус. И такой легко внушаемый, мне даже не приходится заставлять его делать что-то плохое, такое чувство, будто он сам этого хочет и получает удовольствие».
«Нет, ты не знаешь Мишу так, как знаю его я, он не трус, и воля его сильна, она просто подавлена. Будь он таким, как ты говоришь, давно бы не выдержал мучений и наложил на себя руки».
«Ты показал ему дурной пример, вот он и боится, продолжает жить только из страха перед смертью».
«Миша справится, он сильнее, чем ты думаешь, перестань подавлять его, и увидишь эту силу. Ты не заставишь его творить зло, наша связь с ним сильнее, чем всё твоё проклятое колдовство. Миша будет слушать меня, а не тебя. Он всё поймёт и отпустит призрака Анны, и начнёт новую жизнь с другой, с той самой, не зря ты так сильно испугался, что заставил мальчика наговорить гадостей бедной девушке. Александра — девушка из пророчества, в котором сказано: прошлое и будущее явятся к нему в одном обличье. Он должен будет сделать выбор: идти вперёд или вернуться назад. Всё будет так, как гласит пророчество, его изменить не в твоей власти».
«Да, но выбор может быть неправильным».
«Это судьба, что он встретил Сашу, они будут вместе, я помогу ему, а он поможет ей. Мы выступим, как соединяющая сила, ты и другие попытаются их разлучить, но добро всё равно победит».
«Не забывай, что меня нельзя уничтожить».
«Это не страшно, главное, ты в темнице, и нужно всего лишь, чтобы кольцо сменило хозяина. Если им станет человек, не способный творить зло, ты никогда не выйдешь на свободу».
«Таких людей нет, только ангелы безгрешны».
«Ошибаешься!»
«Пророчество и выбор, ну, так как раз сейчас твой непутёвый сынишка его и будет делать, пока не в реальности, а только во сне, но это тоже важно. Предлагаю посмотреть, и тогда узнаем, кто из нас прав!»
Оба они подошли к спящему Михаилу, Павел наклонился и шепнул ему:
«Миша, сынок, судьба предоставляет тебе второй шанс обрести счастье, напрасно ты считаешь, будто она всегда жестока к тебе, и пытаешься защититься от неё. Такой шанс чаще бывает один, и даётся не каждому, вот, например, у меня его не было, но ты, Миша, держишь в руках этот последний шанс, не упусти его. Сделай правильный выбор».

Отредактировано Кассандра (2018-07-21 23:29:19)

0

140

Миша бежал по саду на звук голоса, чёрные тучи заволокли небо, день сменила ночь. Прекрасный сад, где ему знакомо каждое деревце, вдруг превратился в непроходимые джунгли с колючими кустарниками. Пробираясь сквозь них, он в кровь оцарапал лицо и руки, но не обращал на это никакого внимания, всё равно, что будет с ним, главное, продолжать путь, не останавливаться, несмотря ни на что. И он шёл, шёл к своей цели, к Анне. «Ну конечно же, это она, моя Анечка! Не бойся, милая, я уже рядом, всё будет хорошо. Успеть, успеть, на этот раз сделаю то, что должен, не могу потерять её снова».
Миша нашёл бедняжку привязанной к дереву, корни и ствол которого покрыты липкой чёрной смолой. Осторожно развязав верёвки, он заключил её в объятья, приговаривая:
- Не плачь и ничего не бойся, маленькая моя, я с тобой, а значит, всё будет хорошо!
- Я звала, и ты пришёл… Значит, это судьба!
- Не мог не прийти на твой зов, ты же знаешь, как сильно я люблю тебя!
- Правда любишь?
- А ты ещё сомневаешься?
Все сомнения развеял долгий страстный поцелуй.
- Теперь уже нет. Миша, я так счастлива!
- Обещай, нет, поклянись, что больше никуда от меня не уйдёшь.
- Что ты говоришь? Миша, разве я могу уйти? Не могу, даже если бы хотела, потому что мы связаны с тобой навечно.
- И будем очень счастливы вместе!
В их разговор бесцеремонно вмешался кто-то третий и спросил с нотками угрозы в голосе.
- Ты в этом уверен?
Лица человека, нарушившего их покой, не было видно, он носил маску. Девушка покрепче прижалась к Мише, но всеми силами старалась скрыть свой испуг.
- Кто вы и что здесь делаете?
- Меня больше интересует вопрос, кто она такая.
- Может быть, ты признаешься ему?
- В чём? — спросила она, удивлённая наглости незваного гостя не меньше, чем Михаил.
Миша смотрел ей в глаза, как бы спрашивая: «В чём ты хочешь признаться? Ты что-то скрываешь от меня? Что вас связывает с этим человеком?» Лавина жгучей ревности уже собиралась накрыть его, но Миша не поддался, увидев, как спокойна его любимая, понял, что все подозрения ничего под собой не имеют. «Анечка не может меня обманывать, она ведь ангел. Я его знаю! Это тот самый человек в маске! К Анне ты больше не приблизишься ни на шаг, я этого не допущу!»
Неизвестный сделал несколько шагов по направлению к ним, его остановила шпага Миши.
- Ты её не получишь, в этот раз я буду драться, драться до последней капли крови за Анну!
Девушка помрачнела и взглядом сказала ему: «Миша, пожалуйста, не надо… Ты не можешь драться с ним».
- Значит, вспомнил, кто я, отлично! Ну, так вспомни и то, чем закончилась наша первая встреча… И сейчас всё будет почти так же, своей цели я добьюсь. А ты уверен, что спас ту самую девушку, за которую стоит отдать жизнь?
«Не поддавайся, он просто хочет поколебать твою уверенность!»
- Что за глупый вопрос, конечно, уверен, я люблю Анну и готов ради неё на всё. Дерись или убирайся отсюда, пока я не разозлился!
Услышав это, девушка помрачнела ещё сильнее.
- Значит, любишь Её,… Тогда как же быть с ней?
И тут вдруг из-за деревьев неизвестный вывел Анну.
- Анна? Но как… это возможно? Вас двое? Что всё это значит? — еле выговорил шокированный Миша.
- Да, Миша, двое, и ты должен выбрать.
- Что значит выбрать? Мне нужна только ты, я остаюсь с тобой. А кто же тогда она?
- Я Саша…
- Почему ты молчала? Зачем хотела обмануть? — гневно сверкая глазами, спросил он.
- Миша… я не обманывала… просто я люблю тебя… — прошептала Саша и горько заплакала, прижавшись к его плечу.
Миша отстранил её от себя и шагнул к Анне, но вдруг остановился.
- Так вот, значит, какой твой выбор, что ж, я согласен на обмен, — отозвался неизвестный.
- Миша, не надо, не делай этого, умоляю, он убьёт Сашу! Оставь меня и спаси её, прошу тебя!
- Нет, нет, не проси меня об этом, не проси, это ведь значит позволить ему снова отнять тебя у меня! Нет, я не могу потерять тебя во второй раз! Если это случится, я умру!
- Неужели ты готов пожертвовать ради этого жизнью невинной девушки? Миша, так нельзя, потом ты всю жизнь будешь корить себя за этот поступок! Спаси её, сделай это ради меня, её жизнь так важна для меня, потому что Саша…
Неизвестный не дал ей договорить, ударил по лицу и крикнул:
- Молчи, иначе я убью тебя прямо на глазах у твоего ненаглядного Миши! Ну, так каков будет твой выбор? Кто из них больше достоин жизни? Твоя возлюбленная Анна или та обманщица, что выдавала себя за неё?
Михаил чувствовал, как разрывается на части, он больше всего на свете не хотел делать этот ужасный выбор и спасти обеих, но он понимал, что это невозможно, кем-то придётся пожертвовать, так или иначе, чья-то смерть будет на его совести, любимой или ни в чём неповинной девушки.
- Не слушай его, Миша, спаси Сашу, пожалуйста,… в ней твоя судьба. Нам всё равно не быть вместе, меня ты уже потерял, но можешь избежать новой потери…
Миша переводил взгляд с Анны на Сашу и никак не мог принять решение, сердце разрывалось напополам от любви и жалости к обеим. Они были единим целым для него.
- Неужели ты снова хочешь потерять её? Снова пережить эту страшную боль? Тебе дан ещё один шанс спасти свою любовь, последний шанс… и упускать его ради той, которую даже не знаешь, глупо… Тебе так не кажется?
Миша развернулся к Саше, Анна, увидев это, улыбнулась и подумала: «Миша я знала, ты отпустишь меня и сделаешь правильный выбор…» Она не успела закончить свою мысль, потому что его слова ножом вонзились в сердце:
- Саша… я не могу потерять её снова… прости, пожалуйста… нет, я не имею права требовать твоего прощения… и просить тебя пожертвовать жизнью… но я люблю Анну... А ты, ты несчастная жертва… новая жертва моей любви, меня нельзя любить, это смертельно опасно, я всем приношу несчастья… это проклятье на мне… Прости, я не хотел, чтоб так получилось… если бы можно было всё изменить…
«О Боже, что я делаю? Как я могу просить её об этом? Так нельзя, это жестоко, бесчеловечно! Но он не оставил мне выбора! Если не сделаю этого, потеряю Анну навсегда!»
- Миша не надо оправдываться… я понимаю… я люблю тебя и хочу, чтоб ты был счастлив, пусть и не со мной… Анна мне не чужая, и ради вас двоих я готова пойти на эту жертву… — прошептала Саша со слезами на глазах.
- Что ж, как я понял, все договорились и пришли к компромиссу. Спасёшь любовь… правильный выбор, мог бы и раньше его сделать.
- Миша, как ты можешь так поступать?! Этим ты совершаешь роковую ошибку! Ты же знаешь, это неправильно, и не сможешь жить дальше с таким грузом на душе! Я не прощу тебе этого! Одумайся, умоляю, одумайся, пока не поздно! Если действительно любишь меня, отпусти, отказаться от любви сложно, но это лучшее доказательство истинных сильных чувств! Отпусти меня и спаси её, я твоё прошлое, а Саша будущее… Миша, пожалуйста… заклинаю… выбери Сашу, а меня забудь, только тогда ты обретёшь счастье…
Неизвестный снова ударил её, Анна едва сдержалась, чтобы не закричать от боли, и всё так же взглядом умоляла Мишу изменить решение…
- Не прикасайся к ней, отпусти, я же сделал свой выбор! — взревел Миша.
- И не пожалеешь о нём? — спросил он, хитро улыбнувшись.
- Не пожалею.
- Тогда давай меняться и мирно разойдёмся.
Саша робко шагнула к неизвестному, шепнув Мише: «Я ни в чём не виню тебя, выбор не мог быть другим, её ты любишь, а я… я для тебя никто, чужая… Прощай». Он ощутил такое сильное желание удержать её, и даже вновь взял за руку, но, увидев пистолет у виска Анны, с сожалением отпустил. Боль пронзила его сердце, и даже осознание того, что совсем скоро его возлюбленная будет рядом, не спасало от неё. Анна подходила к нему медленно, во всём чувствовалось её нежелание делать это, она одна знала причину этого, знала, что случится через мгновенье, когда Миша прикоснётся к ней. И вот они уже совсем рядом, смотрят друг другу в глаза с любовью и нежностью.
- Прости, я не мог поступить иначе…, пойми.
- Не у меня ты должен просить прощения… Миша, ты совершил ужасную ошибку, — с грустью произнесла она.
Он попытался обнять её, и как только коснулся, Анна исчезла, растаяла, как мираж, да, всё это время она была миражом, его несбыточной мечтой. Миша обернулся, увидел изумрудные глаза, в них столько любви, нежности и мольбы… Только сейчас пелена иллюзий упала с глаз, и правда открылась ему, но поздно… тишину сотряс звук выстрела…
- НЕЕЕЕЕЕЕЕЕТ!
Миша склонился над Сашей, она была мертва, но выглядела, совсем как живая, спящая.
Он содрогался от рыданий, слёзы катились по щекам, сердце вновь разрывается на части от невыносимой боли, она ещё сильнее, чем тогда, пять лет назад, и сейчас непременно убьёт его.
- Что же я наделал? Я же не хотел, чтобы… во всём моя вина… снова это ужасное проклятье!
- Ты убил её, ты их обеих убил! — кричали сразу несколько грозных голосов. Из-под земли возникли жуткие монстры и протягивали к нему руки, чтоб утащить с собой.
- Нет! Нет! Я не хочу! Оставьте меня в покое! Отпустите! Нет! Нет! Нет!
«Ну, вот видишь, я же говорил, твой сын слишком слаб, чтобы бороться со мной, он сделал неправильный выбор и потеряет самое важное: жизнь и свободу».
«Это только сон, и он ничего не доказывает, в реальности всё будет иначе, Миша не поддастся на твой обман».
«Позабочусь о том, чтобы сон и реальность совпали, это в моих интересах».
«Когда он услышит меня, всё изменится, ты же знаешь, если попрошу Мишу избавиться от кольца, он это сделает…»
«Во все так называемые видения и явления призраков он больше не поверит, только сильнее испугается, хотя куда уж дальше, я не знаю. Можно ли ещё больше напугать такого труса, как он? Разве что только до смерти, ты только хуже сделаешь, так что подумай, подумай как следует»
«Всё равно найду способ достучаться до него, много раз уже пытался, но ты всё заглушаешь, проклятый! И то обстоятельство, что Миша хочет знать правду о моей смерти, даже поможет, это усилит нашу связь…»
«Эта тайна не позволит свести Михаила и Александру, как вы вместе с Ней задумали, а ты сам прекрасно знаешь, что случится, если этого не произойдёт… Твой единственный драгоценный сын станет моим рабом, и ты даже не успеешь попросить его избавиться от кольца, просто потому, что будет уже поздно…»
«У тебя ничего не получится, я смогу защитить моего мальчика от тебя! Вместе мы спасём его и Сашу, Анну он уберечь не смог, но трагедия не повторится!»
«Вместе? Хорошую же ты себе помощницу нашёл, совесть не мучает просить Её об этом? Ах, да, я же совсем забыл, у призраков нет совести. А если она откажет, что тогда?»
«У демонов тоже. В Ней я уверен, она поможет, а чтобы ты понял, выражаюсь на твоём языке: «помочь мне, а значит, и Мише с Сашей в её интересах»
«Ты бросаешь мне вызов, или это только кажется?»
«Не кажется».
«Значит, это война?»
«Война!»
Заметив, что Михаил начинает просыпаться, демон поспешил вернуться обратно в кольцо, с первыми лучами солнца случилось то же, что всегда, сила заклинания потянула его назад. Павел побыл ещё некоторое время рядом с сыном, но вынужден был удалиться. «Этот дьявол прав, если Миша меня увидит, ему станет ещё хуже, чем сейчас, хотя куда уж хуже… Бедный мальчик остановился в одном шаге от сумасшествия! Миша, прости, из-за моего поступка ты стал таким, я не мог так больше жить, не мог поступить иначе,… не было выбора, я спасал всех вас… Я виноват и всё исправлю, я клянусь тебе, сын. Только помоги мне, без тебя, без твоего желания и сильной, свободной воли ничего не получится, обрести свободу не выйдет».
Михаил проснулся, его прошибал холодный пот, а дрожащие руки долго не могли найти на столике спички, чтобы зажечь свечу. Когда же, наконец, это удалось, Миша присел на кровати и смотрел на огонь, чтобы успокоиться. Испытанное средство помогло не сразу, в пламени свечи он видел её лицо… Попытки отделить кошмар от реальности были безрезультатны, даже то, что он несколько раз вспомнил, как всё было на самом деле, не помогло, — голова дико болела и отказывалась работать.
- Приснится же такое! Такие жуткие фантазии рождаются только в пьяной голове! Если не возьму себя в руки, точно сопьюсь или сойду с ума, а скорее, и то, и другое вместе. Думать, что их двое, ну это вообще что-то невообразимое, это переходит все границы! Видимо, так сильно хочу вернуть Анну, что придумал для себя ту, вторую, которая живёт в моём воображении. Как её имя?.. Нет, не помню, это всего лишь сон, и лучше поскорее вернуться в реальный мир, а то и вправду так недалеко до сумасшествия.
Средством возвращения в реальный мир послужил бокал вина, постепенно его мысли переключились от ночного кошмара к другому кошмару, который произошёл накануне вечером в Зимнем дворце.
- Бал! Что же я там натворил? Чувствую, случился грандиозный скандал! Это прямо сразу в день возвращения! Да, Мишель Воронцов, в этот раз ты превзошёл самого себя! Ну что ж, мне не привыкать к подобным случаям… и дальше всё будет, как обычно, улажу без особых последствий, надеюсь… И что же всё-таки там произошло? Ничего не помню, совершенно ничего, нет, даже отрывочных воспоминаний… или хотя бы образов… Не могу же я абсолютно ничего не помнить?! Странно… Есть только одно объяснение… ну конечно, это всё проклятое шампанское! Никогда больше не буду пить эту французскую дрянь! От него так раскалывается голова, и будто бы в ней колокола звонят! Не удивительно, что и голоса какие-то слышатся, а потом ещё и кошмары ужасные снятся. Ещё вопрос, что же заставило меня так напиться?
Каждая его попытка вспомнить хоть что-нибудь из событий минувшего вечера оборачивалась такой дикой головной болью, что, намучившись вдоволь, Михаил оставил это бесполезное занятие и немного успокоился, объяснив эту странную забывчивость пресловутым похмельем. Однако всё было гораздо сложнее, яростно горящего всё это время огня в кольце он не заметил, а причина была именно в нём, в том самом дьявольском огне…
Когда ему «посчастливилось» увидеть своё отражение в зеркале, он смотрел с отвращением и презрением, долго морщился, фыркал и ужасался зрелищу:
- Картина просто чудовищная: лицо серого оттенка, как у мертвеца, мешки под глазами, да и сами глаза красные, будто рыдал всю ночь… «Нет, все слёзы выплаканы давно»
Миша поспешил убраться из спальни, в которой, по его мнению, навечно поселился Эфиальт — демон скверных снов, перебрался в кабинет и в задумчивости склонился над бумагами, но никак не мог сосредоточиться ни на чём.
- О том, что произошло, уже наверняка гудит весь Петербург! Надо вспомнить хоть что-то, чтоб не оказаться в безвыходном положении, я ведь могу не выпутаться из этой истории. А может быть, это скоро пройдёт? Не может же это беспамятство длиться вечно? Надо вспомнить, надо, даже через не могу… и я себя заставлю! Только как?
В чёрном хаосе мелькнула одна светлая мысль, бедняжка, она была так одинока! «Дневник!»
- Ну конечно, конечно, дневник! Кажется, в эту дрянную голову начинают приходить здравые мысли.
Он нащупал на шее крест, быстро снял цепочку и принялся открывать ящик. Аккуратно и заботливо вытащив миниатюрную тетрадочку, несколько минут держал её в руках и просто любовался.
- Ты мой единственный, самый настоящий, самый верный друг и, конечно же, расскажешь всю правду, ничего не скрывая. Вот сейчас все тайны и откроются.
Миша, не глядя, открыл его на нужной странице и прочёл всего одну строчку: "Встреча с прошлым"
- Встреча с прошлым… моё прошлое - это Анна,… но встретиться с ней я не могу… тогда что же это была за встреча? Не могу вспомнить,… никак не получается! Нужно сосредоточиться и попробовать ещё раз, как бы ни было трудно, не оставлю попыток, пока не вспомню всё!
Миша чувствовал, что нужно продолжать, не обращая внимания ни на что, в том числе на ужасную головную боль, которая снова вдруг возникла, и терзала его с ещё большей силой. Кто-то будто то и дело говорил ему, что это очень важно, а боль можно и нужно перетерпеть.
Михаил всегда отличался сильным упорством, порой переходящим в безрассудное, почти ослиное упрямство, в этом случае данное качество пошло только на пользу.
«Молодец, сынок, ты же можешь бороться с ним, нужно только захотеть, очень-очень сильно захотеть. Почему ты один? Ведь есть люди, которые желают тебе добра и могли бы помочь... Но ты не хочешь никому открыться, притворяешься, обманываешь… и заставляешь плохо думать о тебе, сознательно изолируешься от всех. Одному в этой войне никогда не победить... Что бы ни случилось, помни, я всегда с тобой» — подумал Павел, глядя на всё это с небес.
Миша ещё долго мог бы перечитывать дневник, силясь вспомнить что-то, но тут вошёл слуга и доложил о приходе Никиты Орлова. «Сейчас наверняка будет отчитывать за вчерашнее, только узнать бы, что именно произошло,… да так, чтоб не говорить о том, что я ничего не помню… он, конечно, не поверит… кажется, знаю, что делать…»
- Михаил Павлович, я просил сегодня вас не беспокоить, но Никита Андреевич настаивает!
- Что ж, если настаивает, я спущусь через пару минут!
Заперев ящик с дневником, он снова посмотрел на себя в зеркало, лицо приняло обыкновенное безразличное скучающее выражение, только теперь можно бороться с целым миром. Миша буквально слетел по ступеням и беззаботно улыбнулся.
- Здравствуй, Никита. Что привело тебя ко мне в столь ранний час? Что-то случилось?
- Это я пришёл спросить у тебя, что случилось. Почему ты ушёл, не дождавшись Александра? Что за «зрелище» ты устроил вчера на балу?!
- А что такого страшного я сделал? − удивился Миша.
- Поражаюсь, разразился скандал, весь Петербург об этом говорит, а ты так безмятежно спокоен, да ещё и радуешься, улыбаешься! Ну, во-первых, ты поставил меня в идиотское положение перед Александром, до сих пор не знаю, как смотреть ему в глаза, обещал организовать вам встречу и всё сделал, только одного не учёл, что тебе вдруг захочется выкинуть что-нибудь эдакое и уйти, так и не дождавшись нас! Объясняться с ним будешь сам. И второе, эта твоя пьяная выходка… в голове не укладывается… как можно было подойти к незнакомой девушке и наговорить такого! Теперь все вокруг думают, будто у вас с ней был роман,… Мишель, понимаю, тебе плевать на общественное мнение, но она как теперь будет жить, ты испортил очаровательной девушке дебют, прилюдно унизил!
«Девушка, она реальна, я видел не призрака! Действительно, существует девушка, похожая на Анну! Слава Богу, значит, я не сошёл с ума… Интересно, кто она? А может, они не так сильно похожи, вдруг я вообразил себе это сходство, ну конечно, я же был пьян…»
- Вижу, тебя сильно волнует дальнейшая судьба этой дебютантки-неудачницы, она что, тебе приглянулась?
- Мишель, что за дурацкая привычка, мерить всех своим аршином! Скажешь тоже, «приглянулась»! Собственно, мне было бы от этой истории ни жарко, ни холодно, не окажись Александра Забелина кузиной моей жены. А так мне от Ольги попало за то, что привёл тебя на бал, и все попытки объяснить это делом государственной важности не дали результата. Она потребовала, чтобы ты немедленно извинился перед Александрой за своё безобразное поведение… Александра поразила своей красотой всех, дебют был просто ошеломительным, пока ты не появился…
- Ишь, какая требовательная эта Ольга… и ты, конечно, пляшешь под её дудку, пришёл читать мне мораль и уговаривать. Я разочарован, не думал, что ты позволишь женщине, пусть даже и любимой, управлять собой. Знаешь, я никогда не выполняю того, что от меня требуют женщины, иначе давно уже был бы женат, − рассмеялся Миша. «Отлично, я уже знаю её имя: Александра Забелина,… Что случилось дальше, тоже понятно в общих чертах: принял её за призрака Анны, напился, потерял контроль над собой и высказал всё, что наболело… Бедняжку даже немного жаль… Да, вот это ситуация…, всё, что было раньше, по сравнению с этим такие глупости!»
- Ты вот смеёшься, а мне совсем не весело… и советую выбирать выражения, слово «управлять» здесь абсолютно неуместно, я просто пытаюсь сохранить брак, и не дать ему превратиться в видимость. Наши отношения с Ольгой разваливаются, после возвращения с Кавказа я изменился, а она не желает этого замечать, хочет, чтоб всё было, как раньше, но это невозможно. Понимаю, что уделяю ей мало внимания, но есть долг перед родиной, я солдат, и служу отечеству даже в мирное время, она должна это принять. В общем, мы давно перестали понимать друг друга, а то, что случилось вчера, для неё только новый повод устроить скандал. Кстати, она ругалась в основном не столько из-за того, что я не выполнил обещание и не встретил их с Александрой на балу, сколько из-за того, что я привёл тебя, отреагировала на тебя как-то уж слишком негативно, а ведь вы даже не знакомы.
Всё, кроме последней фразы, Михаил прослушал, истории о семейных проблемах всегда наводили на него глубочайшую тоску, сейчас мысли его были где-то очень далеко от предмета разговора, однако на лице сохранялось выражение сосредоточенности, внимания и даже небольшого интереса к сообщаемому. Его лицо − это живая маска, которой по желанию можно придать любой вид, даже противоположный тому, что происходит внутри.
- Честно говоря, не испытываю особого желания знакомиться с твоей благоверной, по твоим словам уже сделал вывод, что эта Ольга женщина с сильным характером, никогда не любил таких… Один раз в жизни влюбил в себя женщину с твёрдой сильной волей, которую никогда не мог победить, и жалею об этом до сих пор, эта ошибка стоила дорого. Мы с ней расстались иначе, нежели как это происходило с остальными, мы стали врагами. Прав тот, кто сказал: от любви до ненависти один шаг.
Никита пристально посмотрел на Мишу и понял: тот опять возвращается в прошлое, это обычное явление для людей, которых мало заботит настоящее, и абсолютно безразлично будущее. «Нужно что-то делать, только как обратиться к нему с этой просьбой? Чувствую себя так, будто нахожусь в одной клетке со львом… Иногда я даже боюсь его, потому что Михаил непредсказуем, никогда не знаешь, чего от него ждать… Одна эта его выходка чего стоит… Ну Никита, соберись, призови на помощь всю свою выдержку, по-другому твой брак не спасти…»
- Вижу, ты хочешь о чём-то попросить, я внимательно слушаю, говори, не волнуйся!
«В мои планы не входило так напугать его… До чего ты дошёл, Воронцов, тебя боятся не только враги, но и те, кого называешь друзьями… Хотя на самом деле друзей тоже нет, потому что никто из них не видел тебя настоящего, и не увидит никогда. Моя жизнь одна большая проблема, которую сам себе создал, и способен решить только собственными усилиями».
- Ты прав, я хотел попросить тебя,…но теперь знаю, что откажешь… лучше вообще не говорить об этом…
- Знаю, ты хочешь, чтобы я извинился перед этой девицей Забелиной, именно с целью уговорить меня это сделать и пришёл, ты прав, я отказал бы тебе, но только по одной причине, придётся объяснить ей своё поведение, а я не знаю, как это сделать, сам до сих пор не понимаю, как это произошло… Не хочу глупо выглядеть, правда, вчера вечером подобное уже было, но тогда просто себя не контролировал, а сейчас всё иначе, и будет ещё хуже…
- Миша, помоги мне, ты один можешь спасти мой брак!
- Спасти брак? Никита, друг мой, ты обращаешься не по адресу, мой самый большой талант разрушать браки, а не спасать их.
- Ну что тебе стоит прийти и просто принести извинения, ничего не объясняя, в конце концов, совсем не обязательно, чтобы они были искренними, ты же можешь просто сыграть, не особенно напрягаясь, ведь всю жизнь этим занимаешься и, причём, с большим успехом. А Саша, она девушка простая, неискушённая в светской жизни, и поверит каждому твоему слову.
- Нет, даже не проси, никуда я не пойду, не хватало ещё столкнуться с кем-то из оскорблённых родственников, дело кончится дуэлью, а из-за такой глупости не хочу лишний раз подставляться под пулю.
- По поводу родственников не беспокойся, кроме отца, у неё никого нет.
- Тогда тем более не хочется делать её сиротой, ведь если верить твоим словам, и так уже испортил бедняжке жизнь.
- Его не будет дома, Ольга об этом позаботится, а я, со своей стороны, обещал уладить вопрос с тобой, если снова нарушу слово, не миновать очередного скандала, он может стать каплей, которая переполнит чашу нашего общего терпения… Прошу, ради нашей дружбы, помоги мне!
- Эх, говорил же тебе, брак − это самая большая ошибка, которую может совершить мужчина. А ты ещё так яростно возражал, читал сказки про любовь! Что, уже забыл, и куда же подевалась эта любовь, прошла, исчез мираж, теперь и рад бы со мной согласиться, да поздно уже… Хорошо, я подумаю над тем, что можно сделать, ради тебя соглашаюсь выполнить то, что «требует» женщина с характером, тем более, мне самому надо как-то выпутываться из этой истории. А для этого просто необходимо разгадать загадку Александры Забелиной, говоришь, она хороша собой… что ж, это меняет дело…
Миша хитро улыбнулся, его глаза засверкали огнями, все утренние волнения тут же забылись.
- Не вздумай закрутить с ней роман, не только ничего не исправишь, но и сделаешь ещё хуже! И потом, не забывай, твоё задание — это совсем другая девушка, Екатерина Урусова, и она не так проста, как может показаться на первый взгляд!
- Успокойся, о романе никто не говорит, пока… Да и разве может быть ситуация ещё хуже, чем есть сейчас? Хочешь, чтобы я тебе помог, ну так не осуждай мои методы и не пытайся их понять, это слишком сложно. И потом, тебе ведь важен результат, а результат будет, это я гарантирую, скоро все забудут об этой истории, и ущерб, нанесённый её репутации, будет компенсирован. Каждый получит то, что хочет: твоя Ольга — счастливую беззаботную кузину, ты — спокойную и довольную жену… — здесь он резко замолчал.
- А что от всей этой истории получишь ты?
- Пока не знаю, но именно это меня и привлекает, люблю загадки, а ещё больше люблю их разгадывать… А вот Екатерина, которая считается здесь королевой, оказалась такой простой и предсказуемой, в ней совершенно нет ничего интересного, таких, как она, полно в Париже и Берлине, ряженая глупая кукла и ничего больше…
Всё это время коварная улыбка не сходила с его лица, которое вдруг резко посвежело, и все следы кошмарной ночи тут же пропали.
- Но именно эта кукла и есть твоё задание, не забывай, ты обещал выяснить всё об Илье Урусове.
Напоминание о данном обещании заставило Михаила вновь сделаться серьёзным.
- Не переживай, я всё помню, мало кому что-то обещаю, но уж если даю слово, то всеми силами стараюсь его сдержать. Справлюсь с ними обеими, сложно будет, конечно, но сеанс одновременной «игры» — это ещё более увлекательно…
- Если надумаешь туда явиться, предупреди, вот адрес. — Никита взглянул на часы. — Мне уже пора, служебный долг зовёт. Радует то, что ты по-прежнему в деле. Кстати, не забудь сегодня встретиться с Александром и объясниться, у него к тебе крайне важный разговор.
- Да, да, конечно, — машинально ответил Миша, рассматривая бумажку с адресом так внимательно, будто она должна была сказать ему что-то очень важное.

Отредактировано Кассандра (2018-01-13 15:22:39)

0