Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Одна ночь любви

Сообщений 321 страница 340 из 362

321

Часть 8.
Саша забежала в гостиную. Причёска растрепалась, лента капора развязалась, он спадал с головы. Илларион по-прежнему сидел в гостиной.
- Вот, папенька, принесла всё, что просили, - переводя дыхание, сказала Саша.
- Саша, что с тобой? Ты бежала? Почему? – в голосе Иллариона слышалось волнение.
- Папенька, не волнуйтесь, всё хорошо, - улыбка не сползала с лица Александры, но красные глаза до сих пор напоминали о недавних слезах, - с вашего позволения, я пойду…
- Хорошо, иди.
Саша направилась в свою комнату. В коридоре она увидела свою чёрную персидскую кошку, на шее которой был завязан розовый бант. Саша взяла её на руки:
- Пойдём, дорогая, - сказала она.
Переступив порог спальни, Саша тут же уложила кошку на кровать и сама устроилась рядом с ней. Саша обняла кошку и начала её гладить. Чувства перемешались внутри неё, она сама не знала, что делать. С одной стороны, тот страх, что существовал в ней, до сих пор не прошёл, она всё ещё боялась впустить кого-то в своё сердце, но после поцелуя… она чувствовала горячее дыхание Михаила, горячее прикосновение его губ. Казалось, она чувствовала биение его огненного сердца, в котором горело пламя любви. Но Саша не верила в то, что такой человек, как Михаил, может измениться, может отказаться от многочисленных романов, может любить… Тот огонь, который она видела в его глазах, твердил обратное. Он говорил, что Саша – та любовь, которая давно была ему нужна, которую он так давно искал и вот, наконец, нашёл… Тот огонь манил, притягивал, Саша не могла сопротивляться ему, поддалась… А сейчас задумчиво лежала на кровати и гладила кошку. Она больше была не в силах гнать прочь мысли о князе, почти готова была признать, что испытывает к нему больше, чем просто симпатию, что… любит…
В дверь постучали.
- Войдите, - негромко сказала Саша.
В комнату вошла Аннушка.
- Здравствуй, Саша, - Анна была для Саши единственным человеком, которому она могла поведать всё, что происходит у неё на душе, - Илларион Степанович сказал, что ты как-то странно себя ведёшь, поэтому я пришла тебя проведать. Что-то случилось?
Саша вновь улыбнулась.
- Случилось…, - прошептала Саша.
- А я вот только вернулась. Ты знаешь, я очень сдружилась с кухаркой из особняка одного князя.
- Что за князь? – поинтересовалась Саша.
- Князь Воронцов, Михаил Павлович…
Саша закрыла лицо руками, пытаясь скрыть довольную улыбку.
- Вижу, что знаешь…, - выдохнула Анна, - а ну, рассказывай.
- Аннушка, ты не представляешь… Миша…сегодня меня поцеловал…
- А что же скажет Илларион Степанович?
- Аннушка, не говори ему, прошу тебя. Я знаю, что это плохо, что не должна была этого делать… Я всё прекрасно понимаю… Аннушка, я боюсь… - из глаз вновь показались маленькие слезинки, которые быстро потекли по щекам.
- Ну, будет, Сашенька… - Анна погладила Сашу по плечу, - чего же ты боишься?
- Я боюсь, что он меня обманет, как всех других, понимаешь? Я боюсь приближаться к нему, я боюсь… что не смогу потом… что полюблю его, а потом окажусь всего лишь куклой, которую он мастерски использовал… Я боюсь… его любить, вообще любить…
Наконец-то Саша призналась в этом, и в первую очередь самой себе.
- Что же ты, Сашенька, нельзя любви бояться! Это самое высокое чувство, которое даётся не каждому, пойми, вовсе не нужно от любви бежать, коли князь испытывает к тебе те же чувства!
- А откуда ты знаешь?
- Скажу по секрету, когда я уходила из его дома, мне навстречу бежал лакей, так вот я услышала, что барин молодой будто на крыльях прилетел, весёлый, улыбается всё время, обещал слугам жалование повысить, чего не бывало с ним никогда…
Саша снова улыбнулась.
«Значит, он правда меня любит… А я… люблю ли я его? Я не знаю… Как же я боюсь, всё равно боюсь…»
Саша прижалась к Анне.
- Ну что ты, девочка моя, всё будет хорошо… - прошептала Анна.
И Саша поверила. Поверила в то, что всё обязательно будет хорошо, что она будет счастлива.

0

322

Часть 9.
Следующим утром Михаил сидел в гостиной своего особняка и пил чай. Радостные слуги, которым повысили жалование, так и сновали по дому, готовые услужить барину.
- Михаил Павлович, к вам граф Игнатьев.
- Проси, - ответил Михаил.
Вошёл Дмитрий.
- Здравствуй, Мишель, - сказал он, - что с тобой?
От внимательного взгляда графа не ускользнул чересчур весёлый настрой друга.
- Со мной? – Михаил, улыбаясь, удивлённо посмотрел на Дмитрия, - ничего…
- И всё же? Такого князя Воронцова я вижу впервые.
- Присаживайся, друг, не стой… - протянул Михаил, задерживая ответ.
Дмитрий сел.
- Понимаешь, вчера вечером я вдруг понял, что… влюблён…
Дмитрий с трудом удержал в себе смешок.
- Князь Воронцов? Влюблён? И кто же та девушка, которая изменила моего друга? Кого мне благодарить до конца жизни?
- Это самая красивая, самая очаровательная, самая неприступная, самая близкая и в то же время самая далёкая, самая загадочная…  Александра Забелина... Ты, кажется, видел её вчера!
Дмитрий нервно сглотнул подступивший к горлу комок. Александра Забелина… Кто бы мог подумать, что Михаил полюбит именно её, девушку, которую уже выбрал для себя Дмитрий!
- Боже мой, сколько комплиментов одной особе, - сухо произнёс Дмитрий, - прости, Мишель, вынужден откланяться, дела не ждут…
- А что заезжал-то?
- Забудь…, - Дмитрий хотел поделиться переживаниями по поводу Александры, но его опередил Михаил. Дмитрий поспешно взял офицерскую шляпу и, откланявшись, вышел из гостиной.
Михаил только хмыкнул, а потом приказал принести перо, чернила и бумагу и начал писать записку Саше…

«Милая Александра! Минуты, проведённые в разлуке с вами, для меня невыносимы. Смею просить вас о встрече сегодня в городском парке, там, где имел честь получить ваш платок, который бережно храню до сих пор. Ежели вы не откажете, я стану самым счастливым человеком на земле. Целую ваши нежные ручки. Князь Воронцов».
Саша держала в руках записку, которую принёс мальчик из дома Воронцова. Она не знала, что ей делать, но на помощь, как всегда, пришла Аннушка:
- Сашенька, сходи, а я что-нибудь придумаю, соображу, как Иллариона Степановича отвлечь.
- Ты думаешь, Аннушка?
- Конечно, милая. Возможно, ты разрешишь все свои сомнения!
- Спасибо тебе, Аннушка, что бы я без тебя делала!
Саша начала надевать головной убор.

Через полчаса Михаил уже стоял в парке возле скамьи, где Саша обронила свой платок. Он увидел её. Она неспешно приближалась к нему. Было видно, что она полна сомнений, но он собирался во что бы то ни стало их разрушить. Тем временем Саша подошла к Михаилу на довольно близкое расстояние. Он прочитал в её глазах неуверенность, даже страх. Но отчего? Неужели она ему не верит?
- Добрый вечер, Александра, мне очень радостно видеть вас здесь, - начал Михаил.
- Скажите, а вы все записки дамам одинаково пишите? – вместо приветствия сказала Саша.
- Но тем не менее вы пришли…
Саша замялась, она не знала, что ответить. Действительно, почему же она всё-таки пришла?
- Вижу, это вопрос застал вас врасплох… Что ж, не буду вас смущать, - сказал Михаил.
Саша кивнула и снова посмотрела Мише в глаза. И снова почувствовала непреодолимое влечение к этому человеку. Снова это горячее дыхание. Снова закрыла на секунду глаза, подала голову вперёд. Снова окунулась в поцелуй…

0

323

Часть 10.
Саша сделала над собой огромное усилие и оторвалась от князя Воронцова.
- Саша, что-то не так? – нахмурившись, спросил он.
- Миша… Михаил Павлович, мы не можем…
- Отчего же? Вы боитесь сплетен?
- Просто… просто здесь очень много народа, - Саша испуганным взглядом посмотрела на Михаила. Она не успела подумать, о чём говорит, и теперь жалела. Михаил заметил её испуганный взгляд, поэтому просто добродушно улыбнулся, прогоняя все Сашины страхи.
- Звать вас в мой дом было бы безрассудно, но я знаю одно место, где нам никто не сможет помешать… Я бы хотел объясниться с вами, наедине…, - все эти слова Миша говорил, глядя Саше прямо в глаза. Она плохо воспринимала значения слов и фраз… Она не могла отвести взгляда от Мишиных глаз, таких глубоких и в то же время огненно-обжигающих… Она лишь кивала, поэтому слегка удивилась, когда Михаил последовал куда-то вперёд, взглядом приглашая следовать за ним. Саша не сопротивлялась… Она чувствовала что-то волшебное в его взгляде, что-то, что заставляло следовать за ним, делать так, как он попросит…
Михаил привёл Сашу в беседку, которая, несмотря на то, что находилась за оградой, принадлежала к территории его особняка. Она была скрыта от посторонних глаз, поэтому никому бы даже в голову не пришло, что на этом месте что-то есть.
- Летом, когда распускаются цветы, эта беседка превращается в кусочек рая на земле, - мечтательно произнёс Михаил, - я очень люблю это место. Я часто здесь бывал… - Михаил осёкся. Он часто бывал здесь со многими дамами, но теперь всё это осталось в прошлом. Теперь ему была нужна только одна, только Саша…
- Это очень красивое место, даже зимой, - восхищённо сказала Саша, оглядываясь по сторонам.
- Позвольте… - Михаил увидел на волосах Саши маленькую веточку и поспешил снять её. Он прикоснулся рукой к мягким шелковистым волосам Саши, потом провёл пальцем по её тёплой и мягкой щеке. Саша повела щёку в бок, навстречу ласковым прикосновениям Михаила. Князь Воронцов почувствовал это, но упускать момент не стал. Он притянул Сашу к себе, обхватив ее талию рукой, и страстно поцеловал.
«Что же я делаю?» - проносилось у Саши в голове, в то время как она обхватывала шею Михаила руками.
Капор давно откинулся назад, и теперь Михаил гладил её волосы. Но через пару минут нашёл в себе силы, чтобы оторваться от Саши и сказать:
- Я люблю тебя…
И вновь увидел в Сашиных глазах слёзы.
- Почему ты плачешь? – встревожено спросил он.
- Я… я не знаю… - прошептала она, - я не знаю, что мне делать… что сказать вам… - вдруг неожиданно для себя призналась Саша.
- Отчего же?
- Я не знаю, как назвать то чувство, что испытываю к вам… к тебе, Миша… - продолжала Александра.
- Любовь? – подсказал Михаил.
- Я не знаю, что такое любовь… я… я ведь не умею любить…
- Ты ошибаешься, Саша, ты любишь…
- Моё сердце… оно всегда было таким ледяным, я никого туда не впускала, ни к кому не привязывалась, но теперь… что-то изменилось… как будто кто-то согрел его, вернее, как будто вы его согрели… растопили лёд своим огнём…
Михаил нежно смотрел на Сашу. Она смотрела на него и в то же время куда-то вдаль и продолжала говорить.
- Я чувствую привязанность к тебе, желание постоянно находится рядом, вот так, просто стоять и смотреть в твои глаза, чувствовать, как всё внутри согревается от одного твоего прикосновения, от поцелуя. Сразу становится так радостно, тепло и спокойно… Я никогда не испытывала подобных чувств ранее. Выходит – это и есть любовь… Выходит… я люблю… люблю тебя…
С этими словами она вновь посмотрела ему прямо в глаза. По щекам всё ещё текли слёзы. Саша была удивлена. Собственной искренностью и открытостью. Собственным чувствам. Чувствам, которые так долго прятала в себе и, наконец, решила выпустить на волю. Она призналась прежде всего сама себе в том, что больше не в силах их скрывать.
- Это самые чудесные слова, которые я слышал в своей жизни… Саша, любимая…
- Миша, мне пора идти, если папенька хватится…
- Позволь украсть у тебя один поцелуй на прощание?
Саша ничего не ответила, лишь вновь закрыла глаза. Михаил медленно и нежно коснулся Сашиных губ своими.
- Я буду ждать нашей новой встречи, - сказал он.
- И я, - решилась ответить Саша, потом медленно развернулась и спешно направилась домой.

Катя шла домой вместе с тётушкой, как вдруг увидела, что Александра приближается к Михаилу. Одна.
- Тётушка, вы идите домой, я тут знакомую встретила, надобно поздороваться…
- Катюша, как же это? Что Дарья Матвеевна скажет?
- Вы скажите, что я с Александрой Илларионовной, она поймёт…
- Ну хорошо, Катюша.
Тётушка отправилась домой, а Катя наблюдала за Сашей. Вот она подошла к Михаилу, вот он что-то ей сказал, а потом… Катя не могла в это поверить! Михаил поцеловал Сашу!
Вот они куда-то направились. Катя решила последовать за ними. Она увидела, что парочка скрылась в переулке. Княжна Урусова тихо приблизилась к тому месту. Она зашла за угол. Здесь её не могли увидеть, да и она, к сожалению, не видела ничего. Зато всё прекрасно слышала. Она в мельчайших подробностях слышала разговор князя Воронцова и княжны Забелиной. Слышала, как они признавались друг другу в любви. А потом Саша поспешно ушла. Вскоре Михаил вышел вслед за ней. Никто не видел Катю. Это было ей на руку.
«Ну что ж, княжна Забелина», - подумала она, - «пора бы вам узнать кое-что про Михаила Воронцова и Екатерину Урусову…»

0

324

Часть 11.
Катя ходила по комнате и нервно кусала ногти.
«Нужно что-то делать, нужен какой-то план…» - проносилось у неё в голове.
Ей нравился Михаил Воронцов, она была в него влюблена и просто так не хотела сдаваться.
В гостиную вошёл слуга.
- Там граф Игнатьев приехали, говорят, что к вам…
- Так чего же ты ждёшь? Проси!
Через минуту в комнату зашёл Дмитрий.
- Добрый день, Екатерина Фёдоровна, - сказал он и поцеловал Катину руку.
- Добрый день, граф. Как я уже излагала ранее в своей записке, мне нужно поговорить с вами.
- Что-то серьёзное?
-Боюсь, что да… Присядьте, граф, - Катя указала на мягкие кресла, а затем сама села в одно из них.
- Дмитрий Антонович, я даже не знаю, как начать…
- Говорите прямо, княжна.
- Ну хорошо. Понимаете, граф, я вижу, что вам небезразлична одна особа, Александра Забелина. Не возражайте, я знаю это… Вы не один, кто испытывает подобные чувства, - Катя вздохнула, - князь Воронцов влюблён в Александру. Вчера я видела их вместе, они гуляли по парку, целовались. Я следила за ними, слышала каждое их слово. Они признавались друг другу в любви. Понимаете, о чём я? Мне, в свою очередь, так же не безразличен князь, я скажу больше. Я в него влюблена. Так вот, я смею просить вас о помощи, граф. Вы бы очень помогли мне устроить их размолвку так, чтобы ни один из них более не захотел видеть другого. Мы оба получим то, чего хотели. Я – Михаила, а вы – Александру… Так… я могу надеяться на вашу помощь?
Дмитрий задумался. Конечно, он был влюблён в Сашу, конечно, он хотел видеть её рядом с собой, но был не способен отнять любовь у лучшего друга, пусть даже ради собственного счастья.
- Простите, княжна, - спокойно ответил он, - но, к сожалению, я ничем не смогу вам помочь. Я не могу отнимать счастье у собственного друга.
- Даже ради собственного?
- Даже ради этого. Обещаю, Екатерина Фёдоровна, я ничего не скажу о ваших намерениях князю Воронцову, буду нем, как рыба, буду наблюдать за всем со стороны, но принимать в этом непосредственное участие, увы, не могу.
- Что ж, граф, спасибо и на этом. Простите, что отняла у вас время, - холодно сказала Катя.
- Не стоит. Всего доброго, Катерина Фёдоровна, - Дмитрий вновь поцеловал Кате руку и поспешно удалился.
Катя лихорадочно перебирала в голове все возможности, все идеи, как завладеть вниманием и симпатией Михаила Воронцова. Как отвести от него Сашу… навсегда. Она начинала бродить по комнате туда-сюда, но вдруг резко остановилась. В голову ей пришёл один очень хитроумный план, оставалось только продумать все детали и изящно воплотить его в жизнь. Если Саша увидит то, чего не должна, возможно, Катя скоро станет невестой князя Воронцова…

0

325

Часть 12.
Михаил и Александра продолжали тайно видеться почти каждый день на протяжении вот уже трёх недель. Зима постепенно начала уступать свои права весне, прилетели первые птицы, распустились вербы, набухали почки берёз и других деревьев. Солнечных дней было намного больше, чем пасмурных. Появились ранние цветы. Михаил, тем временем, был намерен просить руки Саши у её отца, однако для самой Александры это оставалось секретом. Михаил был уверен, что сначала должен спросить разрешение на брак у её отца, как было положено.

Тем временем Катя продолжала готовить свой план. Она следила за влюблёнными и теперь точно знала, в какое время и где они видятся… Дело оставалось за малым…

- Папенька, я на прогулку, - сказала Саша, надевая облегчённый капор без меха.
- Хорошо, дружочек, скоро вернёшься?
- Папенька, не волнуйтесь, если я задержусь. Скоро ведь приём у Оболенских, надобно платье новое заказать, я, возможно, зайду в ателье.
- Хорошо, Сашенька. Ты будешь самая красивая молодая барышня на приёме! Все женихи Петербурга будут у твоих ног.
- Спасибо, папенька, - сказала Саша, а затем, уже себе под нос, произнесла, - а всех мне и не надо…
Слуги помогли Александре надеть пальто, затем она вышла из дома.

В тот день погода портилась на глазах. Когда Саша вышла из дома, свинцовые тучи нависали над Петербургом, мелкие противные капли дождя со стремительной скоростью падали на землю. Казалось, сама природа не была рада такой погоде. Птицы прятались, чтобы не намокнуть, цветы и листья деревьев поникли. Но в мыслях у Саши было лето. Она вспоминала жаркие летние дни, когда, будучи ещё маленькой девочкой, можно было бегать в лёгком ситцевом платьице, собирать букеты, плести венки… Сейчас на душе у Саши было так же тепло и солнечно, так же легко и радостно, плохая погода совсем её не пугала. Саша приближалась к месту, где обычно встречалась с Михаилом. В последнее время они подолгу гуляли по парку, беседовали на разные темы. Саша, похоже, рассказала ему всю свою жизнь, а он ей свою… Они весело смеялись, вспоминая забавные моменты, держась за руки, смотрели друг другу в глаза… Больше не нужно было ничего, только бы вот так стоять и смотреть в эти любимые глаза и видеть в них ответную любовь. Саша чувствовала, как Михаил окончательно растопил её сердце. Ранее чёрствая и не способная принимать красоту мира, теперь она радовалась пению птиц, лучикам весеннего солнца, запахам цветов. Она научилась любить, чувствовать, мечтать… Чаще улыбалась, скидывая с себя маску неприступности и гордости… Наконец Саша дошла до ворот, ведущих в парк. Увиденное заставило её остановиться.

Михаил был несказанно рад тому, что, наконец, нашёл ту, с которой будет по-настоящему счастлив. Он каждый день ожидал новой встречи с Сашей, считал минуты. Он бы всё на свете отдал за одну её улыбку, за один взгляд. Он был готов целый день стоять с ней рядом, чувствовать её любовь. Михаил подошёл к тому месту, где каждый день видел её, свою любимую Сашеньку. Но вместо неё в парке возле большой сосны стояла Катя Урусова. Михаил решил, что она тоже ждёт кого-то, но та решительно приближалась к нему.
- Михаил Павлович, какая встреча! – радостно воскликнула Катя.
- Добрый день, Катерина Фёдоровна, - князь сухо прикоснулся губами к Катиной руке.
- Вы что же, кого-то ждёте?
- Нет, я просто гуляю… - сказал Михаил. Ему не хотелось, чтобы кто-то знал о его отношениях с Сашей до официального объявления помолвки, если, конечно, Илларион Степанович даст на это своё согласие.
Катя вдруг посмотрела куда-то, но Михаил не уловил её взгляда. Она чуть развернулась боком, Михаил для удобства беседы последовал её примеру. Внезапно Катя начала махать рукой перед лицом.
- Что-то случилось? – спросил Михаил.
- Да, мне кажется, что-то попало в глаз, как больно… - тихо произнесла Катя, - князь, окажите мне услугу, посмотрите, пожалуйста, ай… - Катя вскрикнула.
- Да, конечно, - Михаил наклонился и посмотрел в Катин глаз, куда, как она говорила, что-то попало, - к сожалению, я ничего не вижу… возможно, вам почудилось, - Михаил улыбнулся. Почему-то Катя улыбнулась ему в ответ.
- Всё же, посмотрите получше, очень больно…
Михаил наклонился ещё ниже, но так ничего и не увидел. Внезапно он почувствовал, что одной рукой Катя берёт его за руку, а другой обвивает его шею, а затем её губы жадно впиваются в него.

Саша увидела достаточно. Она не могла этого вынести, как только Михаил поцеловал Катю, Саша тут же отвернулась и поспешила прочь от этого места.

0

326

Часть 13.
Михаил отстранился от Кати, скинул её руку со своей шеи.
- Что вы себе позволяете? – грубо спросил он.
Катя сияла. Она видела, как Александра резко развернулась и убежала. План удался. Катя заставила Сашу поверить в то, что Михаил не был честным с ней, что он обманывал её, встречаясь с другой девушкой.
- Извольте объясниться, что это был за фокус и почему вы теперь улыбаетесь, - сквозь зубы процедил он.
- Я теперь в превосходном настроении, - сладко пролепетала княжна, - а этот поцелуй… простите мой порыв чувств, я не могла себя сдерживать. Михаил Павлович, вы мне не безразличны… Скажите, я могу рассчитывать на ответные чувства с вашей стороны?
- Прошу прощения, княжна, но моё сердце занято другой особой, и сейчас я спешу на встречу с ней, она должна вот-вот появиться.
- Можете не спешить, она не придёт, - уверенно и твёрдо произнесла Катя.
- Извольте…
- Князь, сейчас это очень сложно объяснить, но скоро вы всё поймёте, а сейчас я откланиваюсь. До скорой встречи!
Катя развернулась и направилась домой. Она видела, как пришла Саша, как застыла, увидев её вместе с Михаилом. Катя специально повернулась боком к Саше, чтобы ей было лучше видно происходящее. Когда Михаил улыбнулся, Катя улыбнулась в ответ, так, чтобы Саша подумала, что сейчас эти двое воркуют, как голубки. Она взяла руку Миши и обхватила его шею так, как будто он сам этого хотел и просил её об этом. Княжна знала, что со стороны это выглядело именно так.

А Михаил остался в парке ждать Сашу, которая, как он полагал, должна была прийти с минуты на минуту. Князь прождал два часа…

Александра бежала домой, не разбирая дороги. Слёзы застилали глаза, она ничего не видела перед собой. Дождь усилился. Начался настоящий весенний ливень, но ей было всё равно. Она наступала в лужи, ноги скоро промокли, от воды отяжелело пальто. Единственной мыслью было – убежать. Как можно скорее, как можно дальше. Саша быстро забежала в дом. Никого не было в гостиной, поэтому она достигла своей спальни, не вступая ни с кем в ненужные и бессмысленные разговоры. Она открыла дверь комнаты, постояла возле порога около минуты, а потом резко бросилась на кровать и закричала. Всю боль, всю обиду, всё отчаяние она вложила в этот крик.
«За что он так со мной, за что?» - проносилось у неё в голове. Теперь она знала, что Михаил никогда её не любил. Она была очередной его интрижкой, хоть и затянувшейся на пару месяцев. Он лгал, что любит, что дня не может прожить без неё, без Сашеньки.
Грудь Александры сдавливали рыдания, было трудно дышать. В эту минуту ей не хотелось больше жить, хотелось умереть, чтобы разом избавиться от всех страданий.
Первый раз в жизни она любила. Человек, который обманул и предал её, научил чувствовать и любить. Саша призналась в этом сама себе, призналась в том, что не может жить без него, что вот оно – самое прекрасное и искреннее чувство на земле – наконец посетило её, она больше не боялась любить. Но она ошиблась. Любить оказалось ещё больнее, ещё страшнее. Внутри что-то обрывалось, как будто сердце разбивалось на части.
В комнату зашла Анна.
- Боже мой, Сашенька, что с тобой? – Анна бросилась к Саше.
- Оставь меня, Аннушка, - Саша оторвала голову от подушки. Лицо всё покраснело от слёз, волосы выбиваются из пучка, губы искусаны в кровь.
- Ты кричала, я слышала. Нет, я не оставлю тебя одну.
- Анна, ты ошиблась. Ты говорила, что Миша любит меня, а он целовал княжну Урусову на моих глазах, долго с ней разговаривал, улыбался…  Я не вынесу этого! Я ему всё рассказала, всё, что чувствовала, всё, что было у меня на душе. А он посмеялся надо мной, бросил, как куклу, которая больше не нужна. Я любила его всем сердцем, всей душой… - Саша больше не плакала. Она, казалось, выплакала все слёзы, но продолжала вздрагивать от рыданий, от того холода, который теперь вновь сковал сердце.
- Поплачь, милая, поплачь, - Анна прижала к себе Сашу и погладила её по голове.
- Я не хочу больше жить, мне незачем…
- Что ты, Сашенька, даже не думай об этом! Это я, проклятая, виновата во всём. Не надо было тебе позволять видеться с князем, чуяло моё сердце, обманет он, как и всех обманывал.
- Анна, не говори ничего. Оставь меня одну, ради всего святого. Скажи папеньке, что я себя неважно чувствую и не спущусь к обеду.
- Тебе виднее, Сашенька, - Анна горестно вздохнула и посмотрела на Сашу. Она понимала, что была не в силах помочь этой бедной девушке, в первый раз любившей и поранившейся любовью. Анна закрыла за собой дверь, и почти сразу же услышала рыдания, которые приглушала подушка, в которую плакала Александра.

0

327

Часть 14.
Михаил был взволнован. Саша так и не пришла сегодня на встречу. Возможно, с ней что-то случилось, возможно, она просто плохо себя чувствовала. Но всё равно он приказал закладывать карету, а уже через полчаса был на пути к дому Забелиных.

Саша медленно встала с кровати, подошла к балкону и распахнула его настежь. Её тут же обдало холодным вечерним воздухом. Затем она подошла к зеркалу и посмотрела на себя. Красное и опухшее от слёз лицо, растрёпанный пучок… Казалось, что от прежней Александры, которая могла свести с ума любого мужчину своей обворожительной улыбкой и ярко-зелёными глазами, не осталось ничего. Теперь она была не способна улыбаться вообще, а некогда ярко-изумрудные глаза помутнели, стали болотными. Саша вытащила шпильки из волос, и они плавными красивыми волнами опустились по плечам. Через зеркало она посмотрела на рояль, который стоял в её комнате скорее для красоты, несмотря на то, что Саша отлично играла на нём. Последний раз она играла для маменьки, которая умерла десять лет назад. Саша открыла крышку, провела пальцами по клавишам, села на табурет и начала играть. Она играла «Лунную сонату», которую очень любила её маменька. Слёзы вновь потекли по щекам. Раньше это произведение напоминало ей о любимом человеке, матушке, так рано ушедшей из жизни. Теперь оно напоминало Саше ещё одну потерю. Человека, который умер в её сердце… Михаила… Закончив играть, Саша ещё долго сидела, глядя на клавиши, но вдруг услышала стук копыт, последующие за стуком шаги человека. Саша встала и вышла на балкон. Она не видела, кто приехал, но ей не хотелось уходить. Она вдыхала холодный воздух, однако сама совсем не чувствовала холода, а по коже бежали мурашки. Через несколько минут человек, который приезжал в их дом, вышел. Это был князь Воронцов. Он вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд и поднял голову. Он увидел Сашу. Её красивые рыжие локоны развевались по ветру, а на лице князь мог отчётливо разобрать слёзы.
- Саша? – произнёс он, - что стряслось? Мне сказали, что ты плохо себя чувствуешь…
- Я не хочу вас более видеть… - чётко произнесла она.
- Но что случилось? Почему ты стоишь там, на балконе, в одном платье? Ты же заболеешь, Сашенька!
- Мне всё равно, - тем же холодным и равнодушным тоном сказала Саша, - уходите…
- Объясни, ради всего святого, что стряслось?
- Вы сами прекрасно знаете, князь, желаю вам всего хорошего с княжной Урусовой. А меня извольте оставить в покое.
- Княжна Урусова? – переспросил Михаил, - причём здесь Катерина Фёдоровна?
- Я видела, как вы мило ворковали с ней в парке, потом что-то шептали ей на ухо, а затем поцеловали… Вы не имели права так поступать со мной. Вы лгали мне. Говорили, что любите, а сами…
- Саша, но это правда, я люблю тебя, больше жизни люблю!
- Не желаю этого слышать! – закричала Саша, - убирайтесь прочь из моей жизни, из моего сердца, навсегда. Оставьте меня в покое! – по щекам вновь потекли слёзы, тело сотрясалось от рыданий.
- Саша, я не испытываю к княжне Урусовой ровным счётом ничего! Сегодня в парке она сама поцеловала меня, но я тут же оттолкнул её! Почему ты не хочешь мне верить?
- Я верю тому, что видела сама. Я видела, как вы страстно целовали её. Прощайте, князь, - последние слова Саша произносила почти шёпотом, но Михаил их слышал так, как будто она сказала это ему на ухо. А в следующую минуту Саша удалилась с балкона, громко хлопнув за собой дверью.
Михаил не мог поверить в произошедшее. Теперь он понял, что говорила ему Катя, почему поцеловала его. Она хотела разлучить его с Александрой, и, похоже, у неё это отлично получилось. Он посмотрел на то место, где ещё минуту назад стояла Сашенька, а затем сел в карету, приказал «трогай». Михаил облокотил голову на стенку кареты, и из глаз сильного мужчины, который плакал только в раннем детстве, покатились слёзы.

0

328

Часть 15.
Всё утро Катя пребывала в отличном настроении. Её план удался: Саша, верно, больше не захочет видеть Михаила. Она сидела за столиком в гостиной, пила чай и ела конфеты. В комнату зашёл слуга:
- Катерина Фёдоровна, князь Воронцов пожаловали.
- Проси! – практически крикнула Катя, на её лице появилась довольная улыбка. Она поправила юбки платья и заправила за ухо выбившийся локон.
Михаил практически вбежал в комнату. Выглядел он очень удручённым, брови сдвинуты к переносице. Князь не смог сомкнуть глаз всю ночь. Происшествия прошлого дня не выходили из головы, он не мог поверить в то, что потерял Сашу, свою единственную любовь. Он хотел во что бы то ни стало вернуть её, убедить в том, что она ошибается, что Михаил любит только её и никогда не сможет полюбить кого-то сильнее. Он гневно взглянул на Катю.
- Доброе утро, Михаил Павлович, - Катя широко улыбнулась.
- Зачем вам это нужно? – спросил он вместо приветствия.
- Вы о чём? – Катя расширила глаза, как будто не понимала, о чём идет речь.
- Не прикидывайтесь, Катерина Фёдоровна, вы специально всё подстроили. Это вы заставили Сашу поверить в то, что между мной и вами что-то есть. Теперь она не хочет меня видеть. Зачем вам это нужно? – последний вопрос Михаил задал, делая акцент на каждое слово.
- Ах, вы об этом, - Катя воспринимала произошедшее как само собой разумеющееся, - вы знаете, Михаил Павлович, есть старинная поговорка: в любви, как на войне, все средства хороши. Можете считать, что я ей воспользовалась.
- Что ж, Катерина Фёдоровна, если раньше я относился к вам с симпатией, уважал вас, то можете считать, что вы разрушили всё в одночасье.
- Что вы хотите этим сказать, Михаил Павлович? – улыбка медленно сползала с лица Кати.
- Я хочу сказать, что если вы хотели быть со мной, теперь у вас это никогда не получится. Более простым языком скажу: я не хочу иметь с вами ничего общего, прощайте, княжна.
- Но… постойте! Я хотела просить у вас танец на приёме у Оболенских.
- Об этом не может быть и речи, - Михаил резко развернулся и так же стремительно вышел из комнаты, как и вошёл.

Саше не хотелось плакать. Не хотелось чувствовать, страдать, любить. Не хотелось ничего. Сегодня к ней приехала портниха для того, чтобы сделать последнюю примерку и, если возникнут какие-то неполадки, успеть устранить их до приёма. Саша с пустым безразличным лицом смотрела на себя в большое зеркало, которое вынесли в гостиную для примерки. Её платье было сделано из голубого китайского шёлка с белыми кружевами. На этот раз оно было декольтировано точь-в-точь как у всех остальных барышень, то есть полностью открывало шею и плечи. Из ювелирной лавки только что принесли бриллиантовое колье, которое Саша заказала вчера. Надев его, Саша осознала, что теперь ничем не отличается от остальных светских дам, что на приёме просто исчезнет, не будет выделяться из толпы. Ей хотелось именно этого. Не ехать она не могла, это очень бы расстроило папеньку, который так хотел видеть свою красавицу-дочь на этом приёме.
- Александра Илларионовна… - вновь позвала портниха.
- Да, - как будто очнувшись от глубокого сна, произнесла Саша.
- Я вас уже третий раз зову. Может, велите декольте уменьшить, рукава поднять?
- Нет-нет, так в самый раз, - Саша попыталась улыбнуться. Её взгляд в зеркале упал на родинку на шее. Она прикоснулась к ней рукой. Воспоминания тут же нахлынули на неё. Она вспомнила, как познакомилась с Мишей, как он смотрел на эту родинку, не отрывая глаз. Как Саша отказала ему в танце, как потом долго ходила в парк, надеясь на то, что он пройдёт мимо и улыбнётся ей. Слёзы вновь хлынули из глаз, но она наскоро вытерла их, - спасибо, мадам, за прелестную работу, а сейчас я вынуждена вас оставить. Извините, голова разболелась. Расчёт можете получить у управляющего.
- Спасибо, Александра Илларионовна.
Саша дала указания слугам, чтобы уносили зеркало, а потом направилась в свою комнату, где ещё раз взглянула на себя в зеркало, гордо распрямила спину, вскинула голову вверх, придала лицу выражение безразличия. У неё получилось создать видимость того, что всё хорошо, что она не страдает, по-прежнему остаётся холодной, гордой, неприступной, хотя Саша знала, что такой уже не станет никогда.

0

329

Часть 16.
Михаил стоял в глубине зала. У него не было желания заводить с кем-то беседу. На него уже были устремлены томные взгляды светских красавиц, но князь не обращал на них никакого внимания. Он предпочитал оставаться наедине со своими мыслями. Он думал, как вернуть Сашу, как убедить её в том, что любит. Он осознавал, что его больше не интересуют все эти пустышки, которым нужны только его страстные речи и поцелуи. Он более не видел в них ничего привлекательного, всего того, что видел в Саше, за что любил её.
Саша вошла в зал вместе с отцом, который спустя минуту тут же направился к старым приятелям, чтобы завести беседу. Осанка по-прежнему безупречно стройная, голова гордо вскинута вверх. Но что-то в ней было не то. Михаил с ужасом осознавал, что сейчас, когда бриллианты на её шее ослепляют глаза, завитые локоны необычной причёски падают на плечи, а декольте такое же глубокое, как и у всех остальных, эта девушка всё меньше похожа на ту Сашеньку, которую он любил. Она как будто нарочно выглядела так, хотела показать, что ничем не отличается от других.
Обводя глазами весь зал, взгляд Саши упал на человека, присутствие которого заставляло ноги становятся ватными, а сердце биться чаще. И хотя их отделяли танцующие пары и довольно большое расстояние, Саша была уверена, что сейчас Михаил смотрит в её глаза так же, как и она в его, с любовью и нежностью. Ей хотелось подбежать к нему, обнять, поцеловать, сказать, как сильно любит, но она не могла. Она не могла простить ему предательства.
- Князь так смотрит на меня, как будто влюблён, - тихо сказала рядом стоящая с Сашей княжна Урусова.
Саша посмотрела на Катю. Она стояла совсем близко. Действительно, с уверенностью сказать, на кого именно смотрит Михаил, было нельзя.
- Ой, простите, Сашенька, что не поздоровалась с вами, мне очень приятно видеть вас здесь.
- Добрый вечер, Катя, - сквозь зубы проговорила Саша. Она даже не догадывалась, что княжна всё подстроила. Саша была уверена, что Катя ничего не знала о её отношениях с Михаилом.
- Саша, я так благодарна вам за то, что тогда, в парке, вы познакомили меня с Михаилом Павловичем, - Катя улыбнулась, - кажется, сама судьба вела нас друг другу.
- Если не ошибаюсь, у вас есть жених…
- Теперь всё в прошлом. Мы с Мишей любим друг друга, и у нас всё будет хорошо… Что с вами? – спросила Катя, придав своему лицу выражение глубокой заинтересованности и сострадания.
Саша побледнела. Корсет сдавливал грудь, всё труднее было дышать, воздуха совсем не хватало. Перед глазами всё плыло.
- Нет, всё в порядке, я просто… - тихо начала она, но не успела договорить, потому что в ту же минуту упала в обморок.

Михаил смотрел, как Саша заговорила с Катей. Он чувствовал, что что-то точно пойдёт не так. Он не ошибся. Через несколько минут после начала разговора Саша упала в обморок, а Катя уже удалялась, надеясь сделать вид, что была не причём. Михаил со всех ног бросился в другой конец зала, задевая танцующие пары. Ему было всё равно, главное – его Сашенька. Он подбежал к ней, склонил свою голову над её. Вокруг Саши уже толпились люди, пытаясь понять, что же произошло. Их расталкивал Илларион, пробираясь к дочери.
- Сашенька… - обеспокоено сказал он.
- Всё в порядке, Илларион Степанович, я сейчас перенесу её на диван, - успокоил его Михаил.
- Да-да, князь, разумеется, - рассеянно пробормотал отец Саши.
Михаил взял Сашу на руки и перенёс на диван. Кто-то обмахивал её веером, кто-то уже принёс нюхательные соли, чтобы привести девушку в чувство. Но Саша не приходила в себя.
- Илларион Степанович, вы позволите, я отвезу вашу дочь домой? Возможно, там ей удастся прийти в чувство…, - предложил Михаил.
- Да-да, князь, конечно, поезжайте, а я скоро приеду, мне надо уладить кое-какие дела.
Михаил снова взял Сашу на руки и вынес из зала.
В дальнем углу стояла Катя и бросала гневные взгляды в сторону князя Воронцова.
Михаил положил бесчувственную Сашу на кровать в комнате, на которую указали слуги. Он был обеспокоен её состоянием, ведь она уже довольно долго не приходила в себя. Он решил легонько похлопать её по щекам. Это помогло, и спустя несколько минут Саша медленно открыла глаза.
- Миша… - прошептала она и улыбнулась, но потом вспомнила все события прошлых дней, и улыбка сменилась жестоким и безразличным взглядом, - что вы здесь делаете? – добавила она.
- Ваш отец позволил мне отвезти вас домой, вы упали без чувств, к сожалению, я не знаю, отчего…
- Катя Урусова… она сказала… хотя это не имеет значения. Князь, извольте покинуть мою спальню и этот дом!
- Саша, я…
- Молчите, Михаил Павлович, не говорите больше ни слова. Я не желаю вас слушать…
- Но Саша, в чём я виноват? Объясни…
- Вы прекрасно знаете. Вы кружили мне голову, а сами в это время были влюблены в княжну Урусову!
- Но… почему вы так решили?
- Она сама сегодня мне сказала об этом. Сказала, что вы любите друг в друга, что скоро будете помолвлены…
- Саша, я люблю только тебя, верь мне! А Катя… она всё делает нарочно, чтобы отдалить нас друг от друга…
Михаил попытался обнять Сашу, поцеловать, но та грубо его оттолкнула и залепила пощёчину.
- Не лгите мне, хотя бы один раз не лгите.
Саша даже не догадывалась, что сейчас Михаил был с ней честен, как никогда раньше…

Отредактировано Кассандра (2018-09-24 00:43:54)

0

330

Часть 17.
- Вы ведь даже не выслушали меня! Позвольте мне всё рассказать, тогда вы поймёте, насколько сильно я вас люблю, - умолял Михаил Сашу.
- О, Боже! Я же просила вас уйти из моей спальни, из этого дома. Неужели моя просьба настолько трудна для вас?
- Наконец вы это поняли, Александра Илларионовна. Я не могу уйти, не рассказав вам всего.
- Но ежели я не желаю вас слушать! – воскликнула Саша, и первый раз за всё время их разговора взглянула Михаилу прямо в глаза. Сколько грусти, боли и отчаяния она увидела в них! В эту минуту Саше вновь захотелось прижаться к любимому человеку, прошептать ему на ухо слова любви, но она по-прежнему не могла сделать этого. Она боялась простить его, а потом вновь оказаться обманутой. Нет, лучше добровольно отказаться от этой любви сейчас, а то потом будет слишком поздно, - думала она.
Им казалось, что прошёл не один час, а на самом деле пробежало всего несколько минут. Они не могли отвести глаза друг от друга, а быть может, просто не хотели. Вдруг по Сашиной щеке покатилась одинокая слеза. Михаил смахнул её своей рукой. Саша крепко зажмурила глаза, и слёзы хлынули из них. Тогда Миша крепко прижал её к себе и начал нежно гладить волосы. Она даже не пыталась отстраниться.
- Я люблю тебя, Сашенька, верь мне, - шептал он. На мгновение он отстранил её от себя, но лишь затем, чтобы посмотреть в любимые глаза и нежно поцеловать губы. Саша ответила на поцелуй, на время забыв обо всех обидах и непониманиях. Но вскоре она привела себя в чувство и оттолкнула Михаила.
- Уходите, - прошептала она.
Князь Воронцов лишь на секунду задержал свой взгляд на Саше, молча встал с края кровати и вышел, тихо прикрыв за собой дверь.

Илларион Степанович уже сидел в гостиной, когда с лестницы спустился Михаил.
- Как Саша? – спросил Илларион, но сделал это так, как будто не был заинтересован в ответе.
- С ней всё в порядке, она пришла в себя.
- Скажите, князь, вы любите мою дочь? – задал вдруг Илларион свой вопрос.
- Боюсь, я вас не понимаю…
- Вы всё прекрасно понимаете, князь, вы, к сожалению, а может, и к счастью, были слишком увлечены поцелуем с моей дочерью и не заметили, как я открыл дверь и заглянул в её спальню, чтобы справиться о здоровье. Так вы не ответили на мой вопрос… Вы любите Сашу?
- Да, - спокойно ответил Михаил, - я люблю Александру Илларионовну.
- Почему же вы не просите её руки? Вы ведёте себя не достойным дворянина образом, нарушая все законы общества.
- Не всё так просто, как вы думаете, Илларион Степанович! Боюсь, Саша так скоро не примет моё предложение.
- В чём же дело? Мне казалось, ваши чувства взаимны, Саша с такой нежностью обнимала вас.
- Я, право, сам не знаю, что и думать. Она то отталкивает меня, то, наоборот, старается быть ближе… Она считает, что я её предал, - закончил Михаил.
- Но откуда у неё такие сомнения в вас? Я уверен, они не были беспочвенными…
- Вы правы, Илларион Степанович, они не беспочвенны, но она даже не хочет выслушать меня…
- Так в чём же дело?
- Я не могу вам этого рассказать, вы тоже не поверите мне, как и ваша дочь, - вспылил Михаил.
- Что за тон, князь?
- Всё, что происходит между нами с Сашей – коварный план княжны Урусовой. Я имею в виду только нашу размолвку. Княжна подстроила её, чтобы стать моей невестой. В парке, где я ждал Сашу, она подошла ко мне и весьма хитрым образом показала Саше, что я не до конца честен с ней… - Михаил остановился.
- Катя Урусова? Она же просто ангел, она не могла такого сделать.
- Но тем не менее, она заставила меня поверить в то, что ей что-то попало в глаз, и попросила посмотреть, что именно, а затем поцеловала меня. Я, разумеется, оттолкнул её, но Саша, к сожалению, уже не видела этого.
- Это правда? – спросил Илларион, он просто не понимал, что говорил ему Михаил. Как Катя Урусова могла воплотить в жизнь такой коварный план?
- Да, это правда. Уверяю вас, Илларион Степанович, мне не нужен никто другой, кроме Саши. Я люблю её. Но она отказывается мне верить… - Михаил устало вздохнул.
Илларион взглянул на Михаила. Тот выглядел печальным, задумчивым, совсем не похожим на того Михаила Воронцова, которого князь представлял себе по рассказам приятелей. Видно было, что он говорил правду, что он действительно любит Сашу и страдает.
- Вы знаете, князь, - задумчиво произнёс Илларион Степанович, - я вам верю. И постараюсь сделать всё, что в моих силах.

0

331

Часть 18.
Когда дверь за Михаилом закрылась, Саша лишь дотронулась пальцами до губ, пытаясь сохранить воспоминание о поцелуе. Слёзы вновь потекли из глаз, тело сотрясалось в беззвучных рыданиях. Саша откинулась на подушку и обхватила голову руками. Она знала, что будет тяжело и больно, но она должна забыть свою любовь, вырвать из сердца все воспоминания о Мише. Она старалась не думать о нём, но напрасно. Его образ застыл перед глазами. Когда Саша закрывала глаза, то видела улыбающегося Михаила, который с такой любовью и нежностью смотрит на неё. Ложь. Всё ложь. Он никогда не любил её.

Через несколько минут в дверь снова постучали. Илларион открыл дверь, не дождавшись ответа. Он никогда ещё не видел Сашу такой. Сколько эмоций и чувств отражалось сейчас на её лице!
- Саша, дружочек, - Илларион сел на край кровати, - что с тобой?
- Папенька, оставьте меня одну, прошу вас…
- Нет, Саша, я не могу сейчас этого сделать. Я должен поговорить с тобой, чтобы ты больше не наделала глупостей. Скажи, ты любишь князя Воронцова?
- Что вы хотите сделать? Насильно выдать меня замуж? – спросила Саша.
- Нет… Я просто хочу знать.
- А если и так, то что? Если я люблю его? – слёзы с новой силой полились из глаз.
- Так почему ты тогда отказываешься от своего счастья? Почему отказываешься верить князю? Михаил Павлович искренне любит тебя! Ты ведёшь себя, как маленькая глупенькая девочка!
- Я верю тому, что видела, папенька. Я вижу, он и вам внушил, что ни в чём не виноват. А вы поверили…
- Но ты же его любишь!
- Я смогу отказаться от своей любви, я полюблю другого, и обязательно буду счастлива!
- А князь хотел просить твоей руки…
- И что вы ответили?
- Я сказал, что тебе нужно время, чтобы всё обдумать…
- Я не пойду замуж за князя, - перебила папеньку Саша, - никогда. Даже и думать об этом забудьте. А теперь оставьте меня, папенька!
- Я надеюсь, что ты одумаешься…
Илларион вышел из комнаты.

Почему он не может понять меня? – думала Саша, - это же так очевидно…
Она встала с кровати. Ей в голову пришла идея, которая могла спасти её от всех страданий. Бежать… Прочь из дома, куда глаза глядят. Всё равно здесь её никто не понимает, папенька считает глупой, Миша не оставит попытки видеть её, а это было невыносимо. Через несколько минут раздумий Саша твёрдо решила, что будет делать. Она открыла шкаф, достала с нижней полки маленький чемоданчик, в который могли легко войти самые необходимые вещи и пара платьев. Саша складывала всё, что, по её мнению, могло пригодиться ей. Оставалось только дождаться, пока все уснут, чтобы выйти из дома незамеченной. Саша устроилась на диване перед камином. Она была решительна, как никогда. Она больше не станет плакать, не станет страдать. Она начнёт новую жизнь далеко отсюда… Надо было только предупредить Анну, что с ней всё в порядке… Саша взяла листок бумаги, перо и чернильницу и принялась писать записку. Тем временем, шаги и голоса слуг стихли, дом погрузился в сон. Саша оглядела взглядом свою комнату, смахнула со щеки слезинку, тихонько толкнула дверь и вышла.

Выйти на улицу не составило большого труда. Саша вдохнула свежий весенний воздух. Последний раз она взглянула на свой дом, а потом решительно зашагала прочь.

Саша не знала, сколько времени шла. Она проходила мимо дома Воронцова, мимо парка, воспоминания вновь настигали её. Как бы ей хотелось разом отказаться от них от всех! Ветер пронизывал её насквозь, с каждой минутой становилось всё холоднее. На улицах практически никого не было, только крестьяне, да те, кто веселился в трактирах. Саша опустила голову, чтобы ветер не бил в лицо, и теперь шла, глядя себе под ноги. Она не видела, что навстречу ей шёл молодой человек, и через несколько минут наткнулась на него. Саша медленно подняла голову. Она увидела того, кого меньше всего ожидала увидеть.
- Что вы здесь делаете? – удивлённо спросила она.

0

332

Часть 19.
- Этот же вопрос я могу задать и вам, Александра Илларионовна. Не слишком ли поздний час для прогулок?
- А это вас не касается, Дмитрий Антонович, - грубо ответила Саша.
- И всё же я не могу допустить, чтобы с вами что-то случилось…
- Со мной ничего не случится, - делая ударение на каждом слове, произнесла Саша.
Дмитрий оглядел Сашу с ног до головы. Было видно, что девушка замёрзла, она вся дрожала от холода. Но что это? Почему у Саши в руках чемоданчик? Графу не пришлось долго думать, он сразу понял, что княжна бежала из дома. Но зачем? Это оставалось для него загадкой.
- Александра Илларионовна, позвольте вам помочь, - Дмитрий взял из рук Саши чемоданчик, - а теперь я отведу вас домой…
- Даже не думайте, граф! Я не вернусь туда! Если вы действительно хотите мне помочь, вы не будете настаивать на моём возвращении домой!
Дмитрий задумался. С одной стороны, он понимал, что Саша сейчас чем-то очень расстроена, поэтому не может рассуждать здраво, её необходимо вернуть домой, чтобы не наделала глупостей. С другой стороны, он хотел разобраться, что её тревожило, хотел помочь ей.
- Хорошо, Александра Илларионовна, - наконец сказал он, - вам нужно успокоиться, вы, верно, чем-то расстроены. Пойдёмте ко мне домой…
- Чтобы ваша маменька рассказала моему отцу о том, что я у вас? Ну уж нет…
- Если вам так будет угодно, вы можете зайти через чёрный ход, вас никто не увидит.
- Хорошо, - сказала Александра после недолгих раздумий, - пойдёмте.
Дмитрий приобнял Сашу за плечи, чтобы та не чувствовала холода, и вместе с ней направился к дому.
Спустя время Саша уже сидела на маленьком диванчике в небольшой, но уютной комнатке для слуг. Дмитрий хотел разместить Сашу в гостевой, но та отказалась. Кто-нибудь мог заметить её присутствие.

После разговора с Катей Дмитрий много думал. Он был влюблён в Сашу, но не мог разрушить счастье друга. И теперь граф с ужасом осознавал, почему Саша ушла из дома. Возможно, Катин план удался. Дмитрий во всём винил себя, он хотел теперь во что бы то ни стало рассказать Саше обо всём, что услышал от княжны Урусовой.

- О чём вы так задумались, граф? – спросила Саша после того, как Дмитрий уже несколько минут смотрел в одну точку.
- Александра Илларионовна, я знаю, почему вы ушли из дома, и хочу рассказать вам, что произошло на самом деле.
- О чём вы, граф?
- Вы ведь бежали из-за Воронцова, не так ли? – по переменившемуся выражению на лице Саши Дмитрий понял, что прав, - но я хочу вам кое-что рассказать.
- Я слушаю вас, - безразлично отозвалась Саша.
-Понимаете, не так давно у меня состоялся разговор с княжной Урусовой. Хотя нет… Пожалуй, мне стоит начать с самого начала. Я впервые увидел вас на балу, который устраивала матушка. Помните? На вас было изумрудное шёлковое платье, от вас нельзя было отвести взгляд. Вы пленили меня… Однажды Михаил предложил мне составить ему компанию в парке. Я тогда и не предполагал, что вновь увижу вас. С вами была княжна Урусова. Она, я не сомневаюсь, сразу заметила, что между вами и Мишелем есть какая-то искорка, которая не ускользнула и от моих глаз. В тот день вы сказали, что мне не нужно искать встречи с вами, я подумал тогда, что вам просто нездоровится, но однажды утром я пришёл к Мишелю, чтобы рассказать ему о вас. Но я не успел. Он первый поведал мне о том, что не мыслит жизни без вас. И я понял тогда, что не в силах противостоять силе любви двух сердец. И вдруг княжна Урусова рассказала мне, что задумала некий коварный план, она просила меня о помощи. О, я был тогда глупцом! Я должен был сразу всё поведать вам и Мишелю, однако я промолчал. Я повёл себя эгоистично, и теперь страдаете вы и мой лучший друг.
Дмитрий взглянул на Сашу. Она с трудом боролась с желанием расплакаться.
- Катерина Фёдоровна ведь претворила план в жизнь, не так ли?
Саша сглотнула.
- Я видела, как Михаил Павлович целовал её… - прошептала она.
- Выходит, это подстроила Катя…
- Я не знаю, Дмитрий Антонович, я только видела, как Миша держал Катю за руку, она обнимала его…
- Александра Илларионовна, верьте Мише. Он никогда прежде не испытывал таких чувств, вы даже представить не можете, сколько радости и счастья было на его лице, когда он рассказывал мне о вас.
- Откуда мне знать, что вы не рассказываете мне всё это, потому что Миша попросил вас об этом?
- Александра Илларионовна, неужели вы не понимаете, что вы мне не безразличны? Я влюблён в вас, я желаю вам только счастья…
- Мне жаль… - прошептала Саша.
Она приблизилась к Дмитрию и крепко обняла его. Он нежно погладил её по спине.
- Я жалею лишь о том, что полюбила не вас…

0

333

Часть 20.
Было уже около полудня, а Саша всё ещё не спускалась. Илларион начал волноваться за дочь – не захворала ли? Поэтому он попросил Анну посмотреть, всё ли в порядке с Сашей.
Анна стучала в дверь Сашиной спальни несколько минут, но ответа так и не услышала. Тогда она решила войти без приглашения. Увиденное повергло её в шок. На диванчике и креслах висят платья, дверцы шкафа раскрыты, на полках почти ничего нет. А вот кровать аккуратно заправлена, как будто на ней и не спал никто. Анна схватилась за сердце и опустилась на диван. Её взгляд упал на сложенную бумагу на столе. Анна взяла её и быстро развернула. Глаза медленно двигались по строчкам, Анна вчитывалась в каждое слово.
«Милая Аннушка! Если ты читаешь моё письмо, то меня уже нет в доме. Не пугайся, меня не похитили, я цела и невредима. Но я решила покинуть этот дом, так будет лучше. Я начну новую жизнь. Вдали от дома, без него… без Миши. Пожалуйста, не беспокойся за меня, обещаю, что буду писать. Передай папеньке, чтобы не искал меня. Александра».
Анна беспокойно сглотнула. Сбежала… Саша сбежала! Анна быстро, насколько позволял ей возраст, встала с дивана и направилась в гостиную.
Илларион увидел испуганное выражение на Аннином лице и тут же спросил:
- Анна, что стряслось?
- Саша… - переводя дыхание, сказала она, - Саша сбежала… Вот, - она протянула Иллариону письмо Саши, тот быстро пробежал его глазами.
- Это невозможно… - заключил он, - она не могла поступить так с нами. Анна, мы должны её найти, чего бы нам это не стоило!
- Да, но…
- Никаких но! – отрезал Илларион.
В комнату вошёл слуга.
- Князь Воронцов пожаловали, - сказал он.
- Проси немедленно, - взволнованно приказал ему Илларион.
Михаил вошёл в гостиную и поклонился.
- Моё почтение, Илларион Степанович, - неспешно сказал он.
- Князь, сейчас не до церемоний…
Михаил взглянул на Сашиного отца. Тот был очень взволнован и… напуган.
- Саша сбежала, - добавил он.
- Как? – Михаил не мог поверить в то, что сказал Илларион Степанович. Тот протянул записку. Михаил буквально вырвал её, прочитал и медленно перевёл взгляд на Иллариона.
- Её нужно найти, - сказал тот Михаилу, - надеюсь, вы мне поможете?
- Разумеется, князь, сделаю всё, что в моих силах.
До сих пор стоявшая в стороне Анна вдруг сказала:
- А вы, князь, лучше с Катей Урусовой разбирайтесь, её охраняйте.
- Анна! – одёрнул её Илларион.
- И не подумаю молчать. Вы посмотрите на него, вскружил голову бедной девочке, потом оказалось, что всё это время проводил с княжной Урусовой, Саша даже дом родной из-за него покинула, а теперь, видите ли, искать надумал. Что, совесть проснулась, Михаил Павлович? Жалко бедняжку стало, да?
- Анна, немедленно прекрати! – перешёл на крик Илларион, - Михаил Павлович честен с нами, он поможет отыскать Сашу, нравится тебе это или нет! Извините, Михаил Павлович, Анна не ведает, что говорит.
- Не стоит, я понимаю её, - произнёс Михаил, - будет лучше, если мы приступим к поискам немедленно.
- Разумеется, князь.
- Я сообщу вам, как только мне станет что-то известно.
Михаил вышел из дома Забелиных. Только теперь он понял весь смысл произошедшего. Саша сбежала из-за него. Она до сих пор не поверила ему. Но почему? Что он сделал не так? Он пытался ей всё объяснить, но она и слушать его не захотела. Где она? Что с ней теперь? Одна мысль о том, что с Сашей может что-то случиться, была невыносима для Михаила. Он закрыл глаза и увидел перед собой улыбающуюся и счастливую Сашу, которая, держа Михаила за руку, с такой любовью смотрела ему в глаза. Почему же всё рухнуло в одночасье? Неужели причиной всему стал коварный план Кати Урусовой?

Всю ночь Саша тщетно пыталась заснуть. Слова Дмитрия, казалось, до сих пор звучали в её мыслях. «Михаил не виноват, он любит вас…» Слёзы уже готовы были вновь покатиться из глаз, но Саша быстро смахнула их. Она же обещала себе, что не будет плакать! Как же ей хотелось поверить Дмитрию, поверить в то, что Михаил не виноват. Но в то же время она не могла так быстро признать то, что виновата сама, что гордость, предубеждение, ревность и даже глупость застилали ей глаза, что она уже ничего не видела, а может, даже и не желала ничего видеть. Но Саша твёрдо решила, что сначала ей надо хорошо разобраться в своих чувствах, в мыслях, поэтому так скоро возвращаться домой она не собиралась.
Под утро Саша, наконец, заснула, а через несколько минут пришёл Дмитрий. Он долго сидел на кресле около её кровати, не смея нарушить сон. Время от времени он поглядывал на её спокойное лицо, которое кое-где покрывали рыжие локоны. Дмитрий поднялся с кресла, нежно убрал волосы с её лица, но Саша сильно зажмурила глаза, а потом проснулась.
- Доброе утро, - сказал Дмитрий, - вы так сладко спали, простите, если нарушил ваш сон.
- Доброе утро, Дмитрий Антонович, - Саша натянула одеяло до подбородка и слегка покраснела, - простите, но сейчас… вам лучше удалиться, пока я не одета.
- Разумеется, простите меня за это.
Саша лишь приветливо улыбнулась.
Через полчаса Дмитрий снова зашёл в Сашину спальню. Теперь она сидела в кресле, одетая в скромное для дворянки, но со вкусом сделанное нежно-голубое платье. Волосы по-прежнему мягкими волнами спадали с плеч.
- Александра Илларионовна, - начал Дмитрий, - сегодня мне стало известно, что вас уже ищут по всем Петербургу… Ваш батюшка, должно быть, очень волнуется…
- Дмитрий Антонович, мне казалось, что мы уже договорились обо всём. Я не вернусь в свой дом, по крайней мере, сейчас. Мне нужно разобраться в себе, понимаете?
- Надеюсь, вы не забыли о том, что я вам вчера сказал. Я искренне желаю, чтобы вы были счастливы, - Дмитрий вздохнул, - с Мишелем.
- Спасибо вам, Дмитрий… - тихо сказала Саша, - но возможно ли это теперь?

0

334

Часть 21.
Вот уже три дня люди Михаила Воронцова искали Сашу. Они обыскали все гостиницы, в которых обычно останавливались дворяне, потом искали в меблированных комнатах для купцов и мещан, но безрезультатно. Обыскали все постоялые дворы, словом, все те места, где останавливались люди для ночлега. Саши нигде не было. Возможно, она уже давно покинула пределы Петербурга, бежала в Москву или близлежащие посёлки. Три дня Михаил не мог сомкнуть глаз, он постоянно думал о Саше, вспоминал все те радостные и счастливые мгновения, проведённые с ней. Тогда ему казалось, что всё будет так же безоблачно и хорошо. Он даже предположить не мог, что сейчас будет ходить из угла в угол, ломая голову, где найти и как спасти его любимую и единственную Сашу.
В гостиную особняка Воронцова зашёл Дмитрий. Он просил слуг не представлять его. Дмитрий негромко кашлянул, заставив друга обернуться. Лицо Михаила осунулось, под глазами пролегли глубокие тени. Он не был похож на того князя Воронцова, который всегда выглядел безупречно и жизнерадостно. Он выглядел усталым, как будто перенёс тяжёлое потрясение. Так оно и было.
- Друг, что с тобой? – вместо приветствия спросил Дмитрий, хотя и так всё понимал. Михаил прекрасно знал, что Саша пропала, его люди ищут её везде. Однако Дмитрий до сих пор удивлялся, как его легкомысленный друг мог так сильно полюбить, так сильно страдать от разлуки с любимой женщиной.
- Здравствуй, Дмитрий, - пробормотал Михаил. Его голос не выражал никаких эмоций. Затем он добавил: - Саша пропала три дня назад, - грустно хмыкнул и отвернулся, но лишь затем, чтобы налить в два бокала вино, которое принесли слуги около получаса назад, - будешь? – в его голосе больше слышались нотки утверждения, чем вопроса.
- Но почему она сбежала? – Дмитрий хотел узнать, что думал сам Михаил по поводу её побега, да и к тому же, обещал Саше ничего не рассказывать, а молчание могло вызвать подозрения.
- Она оставила записку своей служанке. В ней Саша написала, что хочет начать новую жизнь... вдали от меня и от всего, что связывало нас… - Михаил протянул Дмитрию бокал с вином, и, пока тот делал медленный глоток, наслаждаясь вкусом превосходного коллекционного вина, резким движением осушил его, затем налил себе ещё один, - она невольно стала свидетелем очень коварного плана княжны Урусовой. Последняя хотела во что бы то ни стало рассорить меня и Сашу ради собственной выгоды. Она объяснила это тем, что влюблена в меня и хочет быть со мной. Катя весьма хитрым образом в прямом смысле этого слова приблизила меня к себе, а затем поцеловала. На глазах у Саши. Та, разумеется, приняла происходящее за чистую монету, отказывается меня слушать, верит этой коварной интриганке… Я пытался поговорить с Сашей, однако всё напрасно, она не верит мне, не верит даже в то, что я люблю её… - Михаил выпил второй бокал и налил третий.
Дмитрий всё это время наблюдал за другом. Тот, конечно, выпивал и раньше, но всегда только в большой и шумной компании, отмечая очередную победу над женщиной или просто желая повеселиться и поднять себе настроение. Но чтобы так пить дорогое французское вино… Такое Дмитрий видел впервые. Видно было, что Михаил желал утопить всю свою боль, отчаяние и даже любовь в этом вине.
Когда Михаил уже подносил к губам третий бокал вина, Дмитрий негрубым движением отстранил его, и поставил бокал на стол.
- Не стоит, - произнёс он. Дмитрий был больше не в силах смотреть на страдания своего друга, на его желание вернуть Сашу, быть только с ней, - это вино тебе может ещё пригодиться, - Дмитрий еле заметно улыбнулся, - когда будешь праздновать свою свадьбу.
Михаил не сразу понял значение слов, которые произносил Дмитрий, а поэтому переспросил.
- Что ты имеешь в виду?
- Я был не до конца честен с тобой, Мишель… Я знаю, где Саша. И, по-моему, она тебя простила…

Отредактировано Кассандра (2018-09-28 01:44:02)

0

335

Часть 22.
- Что? – удивлённо спросил Миша, - ты знаешь, где Саша? Если это шутка, то очень глупая, не стоило так шутить… - Михаил нахмурился.
- Нет, Мишель, это не шутка… Я действительно знаю, где сейчас Саша. Только она просила меня не говорить тебе об этом, но я не смог… Глядя на то, как ты страдаешь, - Дмитрий перевёл взгляд на полупустой графин с вином, - я не мог молчать.
- И где же она, не томи, я должен её увидеть, Дмитрий! – почти перешёл на крик Михаил.
- Она в моем доме, однако о её присутствии никто не знает.
Михаил устало вздохнул. Главное, что она жива, что с ней всё хорошо.
- Я должен её увидеть…
- Сейчас это невозможно, Миша, она должна прийти в себя… Должна во всём разобраться, всё обдумать. Пойми ты, наконец, то, что она видела, стало для неё настоящим ударом!
Но Михаил не мог ждать. Не мог представить себе и дня без Саши, он хотел её увидеть прямо сейчас.
- Однако… - продолжал Дмитрий, - я смогу тебе помочь… Я помогу устроить вашу встречу так, что Саша ничего не будет знать.
Дмитрий не мог понять сам себя. То он обещает Саше молчать, потом всё рассказывает Михаилу, то теперь пытается устроить их встречу. Но он продолжал убеждать себя в том, что не может поступить иначе, что не может оставить два любящих сердца страдать друг без друга. Они должны быть вместе. Навсегда.
- Спасибо, друг, - сказал Михаил, вернув Дмитрия к реальности, - но позволь задать тебе один вопрос… Тебе ведь тоже небезразлична Александра… Почему ты помогаешь мне?
- Мишель, я, к сожалению, слишком отличаюсь от тебя… Я не могу смотреть на то, как ты страдаешь без Саши, на то, как она страдает без тебя. Я не в силах разрушить вашу любовь, поэтому сделаю всё возможное ради счастья лучшего друга и… любимой женщины…
- Дмитрий, я очень ценю твою дружбу. Надеюсь, скоро ты встретишь самую лучшую женщину на свете, которая полюбит тебя всем сердцем, с которой ты будешь счастлив всю жизнь, - Михаил по-дружески похлопал Дмитрия по плечу, тот  в ответ лишь грустно улыбнулся.
- Время и место те же… - только и сказал он. Михаил понял, что речь шла о его встрече с Сашей.

- Александра, вам нужно прогуляться, развеяться, - говорил Игнатьев в тот же день Саше. Ему тяжело было обманывать девушку, но он всей душой хотел помирить её и князя Воронцова.
- Дмитрий Антонович, сожалею, но сейчас у меня нет никакого желания…
- Александра, я настаиваю! – повторил Дмитрий, - если хотите, я составлю вам компанию, вы не будете скучать.
Саша задумалась. Действительно, а почему она сопротивляется? Свежий воздух поможет хоть ненадолго отогнать мрачные мысли подальше и просто наслаждаться красотой чудесного весеннего дня, тем более погода была просто отличная. Солнце ярко светило, пели птицы, а цветы дарили восхитительный аромат.
- Пожалуй, вы правы, Дмитрий Антонович, нам с вами стоит прогуляться.
Через несколько минут Саша уже выходила на улицу через чёрный ход, чтобы не быть замеченной. Вскоре к ней присоединился Дмитрий, и они вдвоём пошли к парку. Всю дорогу шли молча, каждый был погружён в свои мысли. Саша всё думала о том, что поведал ей Дмитрий, о коварном плане княжны Урусовой. Она верила в искренность графа, но сомнения до сих пор терзали её. А Дмитрий думал о том, что сейчас предаёт дружбу с Александрой. И хотя он испытывал к ней чувства намного более глубокие, понимал, что никем, кроме друга, не может ей стать.

Михаил пришёл туда, где каждый день виделся с Сашей. Её ещё не было, хотя прошло уже достаточно времени с назначенного часа. Он с самого начала сомневался, что Саша придёт, а теперь сомнений стало ещё больше. Несмотря на то, что Михаил шёл к месту встречи с приподнятым настроением, сейчас на его лице вновь отчётливо читалась грусть. Вдруг Михаил увидел вдали графа Игнатьева, он сопровождал какую-то девушку. Она подняла голову и вгляделась вдаль. Саша! Это была она. Михаил не видел её глаз, но понимал, что они – отражение его собственных. В них сейчас тоже читается грусть, может быть боль, обида, отчаяние.

Дмитрий издалека заметил знакомый силуэт друга. Надо было оставить Сашу одну…
- Александра Илларионовна, - сказал он, - прошу прощения, но я только что встретил одного старого приятеля, вестей от которого не было более года. С вашего позволения… Вы не могли бы подождать меня возле той скамьи? – Игнатьев указал на скамью, близкую к той, возле которой стоял Мишель, но сделал это так, что Саша не могла заметить Воронцова.
- Хорошо, Дмитрий Антонович, я буду ждать вас там, - сказала Саша, вдыхая свежий весенний воздух. Она неспешно направилась к тому месту, которое указал ей Дмитрий. Она простояла недолго, кто-то подошёл к ней сбоку, из-за капора Саша не могла рассмотреть, кто именно, но, услышав знакомый голос, замерла.
- Здравствуй, Саша, - совсем рядом, мягко и ласково, произнёс Михаил.

Катя зашла в трактир. Немного постояла у входа, прошла в зал. Увидев знакомое лицо, она приблизилась к столику, за которым сидел мужчина лет сорока. С виду он был похож на дворянина, богато одет, пьёт вино. Катя провела пальцем по столу, потом, с выражением отвращения на лице, всё же села на лавку.
- И как вы можете здесь находиться? – спросила она капризным тоном.
- Приходится, Катерина Фёдоровна… - ответил мужчина, - как я понял, у вас ко мне есть дело.
- Да, и при том весьма деликатное… Мой план удался, но желаемого результата я не достигла… Так вот, мне необходимо избавиться от единственной помехи – от Александры Илларионовны, - Катя смотрела на мужчину холодными и равнодушными глазами, её голос не выражал никаких эмоций, - пусть произойдёт несчастный случай. Бедняжка, её смерть окажется такой нелепой, причём в столь юном возрасте…О деньгах не беспокойтесь, получите столько, сколько пожелаете, но в разумных пределах…
- Хорошо, Катерина Фёдоровна, сделаю всё в лучшем виде…
- Да, если не справитесь, можете пригласить Григория, у него большой опыт в подобного рода вещах. Удачи вам, Пётр Константинович…
Катя поднялась, расправила пальто и поспешила удалиться из этого заведения.

0

336

Часть 23.
Саша медленно повернула голову в сторону Михаила и встретилась с ним глазами. Он смотрел на неё с такой любовью и грустью, что Саша невольно опустила глаза. Так, в молчании, не решаясь сдвинуться с места, она простояла несколько минут. Михаил не смел тревожить её, он знал, что Саше сейчас нелегко. В эти минуты, несмотря на то, что Саша разглядывала свои башмачки, перед глазами застыл образ Михаила, любящего и страдающего, верного и честного… Она вспоминала его оправдания, слова Дмитрия. В эти минуты все остатки той гордыни, что мешала Саше простить Михаила, со стремительной скоростью улетали прочь. Она вдруг всё поняла. Всё то, чего не могла понять несколько дней. Вновь её сердце растопил огонь любви. Его любви. Саша вновь подняла глаза. Теперь она смотрела на Михаила не из-под маски холодности и равнодушия. Её взгляд, как и несколько дней назад, был наполнен любовью и нежностью. Михаил улыбнулся. Саша всё поняла. Она больше не винила его.
- Прости меня, - прошептала она, и первый раз за несколько дней не смогла сдержать слёзы, - я вела себя очень глупо, я…
Михаил дотронулся пальцем до Сашиных губ, и она замолчала.
- Не говори ничего, не надо, - Михаил улыбался. Но вместе улыбались его глаза, излучая нежность, которую Саша прежде никогда не видела в его глазах, - просто знай, я всегда любил, люблю и буду любить только тебя одну, что бы не случилось…
Саша закрыла глаза, а потом вновь открыла их. Это означало согласие.
- Пойдём, - вдруг резко весело и живо сказал Михаил, взял Сашу за руку и повёл куда-то.
-Но, погоди, как же… как же Дмитрий? Я обещала ждать его здесь…
- О, Сашенька, я уверен, он всё поймет, когда не увидит тебя здесь, - Михаил подмигнул Саше, и та сразу догадалась, что чудесной встрече и примирению она обязана графу Игнатьеву.
Всю дорогу Михаил что-то рассказывал Саше. Она весело смеялась, не замечая ничего вокруг. Она не видела дороги, не разбирала очертаний местности, ей было просто всё равно, куда идти, лишь бы он был рядом. Она наслаждалась присутствием любимого человека. Сейчас она вновь была счастлива.
«Какая же я была глупая», - думала Саша, - «как я могла усомниться в честности этого человека, в его любви? Как я могла от этой любви отказаться?»
Время от времени они останавливались, но лишь за тем, чтобы на мгновение заглянуть в глаза друг другу, наполнить свои сердца бесконечной любовью и счастьем.
Михаил был решителен. Именно сейчас он должен попросить её руки и сердца. Он не сомневался, что Саша ответит согласием. Поэтому он направился в её дом, к её отцу, чтобы сделать предложение.

Саша была немного удивлена, когда Михаил подвёл её к дому. Но она ничего не сказала, не сказала даже тогда, когда Михаил вместе с ней снял пальто и направился в гостиную. Иллариона Степановича не было, поэтому князь Воронцов попросил слугу пригласить его.
- Должно быть, папенька сейчас в кабинете, - сказала Саша и, пожав плечами, вновь счастливо улыбнулась и увидела ответную улыбку на лице Михаила.
Через несколько минут князь Забелин спустился в гостиную. Слуга доложил, что пришла его дочь, да ещё не одна, а в сопровождении князя Воронцова. Поэтому Илларион сейчас был немного взволнован.
- Папенька, я вела себя так глупо, - сказала Саша и подбежала к отцу, а потом нежно обняла его, - простите меня, я вас очень сильно люблю.
- Сашенька, ангел мой, я так рад вновь тебя видеть… но, погоди, дружочек, князь Воронцов, кажется, что-то хочет сказать, - Илларион мягко отстранил Сашу и приготовился слушать князя Воронцова.
- Вы правы, Илларион Степанович. Я счёл этот момент самым подходящим. К сожалению, в данный момент у меня нет кольца, но… - сердце забилось с бешеной скоростью, казалось, оно вот-вот выпрыгнет из груди. Михаил с трудом преодолел волнение, - тем не менее, Илларион Степанович, я прошу руки и сердца вашей дочери…
- Михаил Павлович, если только она даст на то своё согласие…, - волнуясь, сказал Илларион. Ещё бы, к этому моменту нельзя быть подготовленным!
Михаил повернулся к Саше, взял её за руку и посмотрел прямо в глаза.
- Саша, ты выйдешь за меня? – спросил он.
Саша не верила в то, что сейчас происходит. Сердце стучало с удвоенной силой. Она, закрыв глаза, пыталась проснуться. Но когда поняла, что это не сладкий сон, а реальность, тихо-тихо прошептала:
- Да…
И мир растворился вокруг неё. Она больше ничего не чувствовала, кроме нежного прикосновения губ Михаила, кроме его объятий. Она с трудом осознавала, что через несколько дней назовётся княгиней Александрой Воронцовой, что будет жить с любимым человеком, каждый день засыпать и просыпаться рядом с ним, воспитывать детей и бесконечно, насколько только возможно, любить его…
- Я люблю тебя, - сказал Михаил, оторвавшись от Саши.
Когда она сказала «да», всё вокруг перестало существовать. Были только эти любимые глаза, в которые хочется смотреть всё время, эти губы, которые хочется целовать вновь и вновь. Саша… Княгиня Александра Воронцова…
- Я люблю тебя, - словно эхо, прошептала она. По её щекам покатились слёзы счастья.
Илларион Степанович всё это время стоял в стороне и наблюдал за влюблёнными. Как же они были счастливы! И нет ничего лучше для любящего отца, чем отдать свою единственную дочь такому человеку, который окружит её заботой, вниманием, лаской и не меньшей любовью.
- Я велю слугам подать шампанского! – сказал Илларион, - пожалуй, стоит отметить столь великолепное событие!
Он удалился, а Саша и Михаил по-прежнему стояли, обнявшись, не веря в своё счастье.

В это время в парке возле скамьи стоял Дмитрий Игнатьев. Ни Михаила, ни Саши не было. Дмитрий грустно улыбнулся, вспомнив слова лучшего друга, а затем направился домой.

0

337

Часть 24.
Вовсю шли приготовления к свадьбе. Самая лучшая портниха Петербурга шила невесте подвенечное платье. В главную оранжерею Петербурга поступил заказ на огромное количество красных, белых и чайных роз ко дню свадьбы. Ни семья невесты, ни жених не жалели денег. На их свадьбе всё должно было быть по высшему разряду. Михаил, как и Илларион Степанович, обладал множеством знакомств, и приглашения должен был получить весь высший свет Петербурга. Даже Его Высочество великий князь Александр согласился присутствовать на церемонии венчания и последующем празднестве. Он уже прислал подарок для Саши и Михаила – роскошную белую карету, в которой молодые должны были поехать в церковь.
- Ты видел подарок цесаревича? – спросила однажды Саша у Михаила, когда они вместе подписывали последние приглашения.
- Да, Сашенька. Карета поистине превосходна.
- Но это так дорого…
- Я пытался отговорить его делать такие роскошные подарки, но цесаревич был непреклонен. Он сказал, что свадьба лучшего друга и его прекрасной невесты должна быть самой красивой в Петербурге, ну, может, после его собственной… Признаться, я даже начал немного ревновать… - Михаил лукаво улыбнулся.
- Михаил Павлович, перестаньте… Вы же знаете, что я люблю только вас… И никакой цесаревич, даже французский, не сможет мне заменить вас…
Михаил отложил в сторону перо, взял такое же из Сашиных рук и так же отложил в сторону. Потом он кончиком пальца немного поднял вверх Сашин подбородок и нежно поцеловал в губы.
- Я так люблю тебя, - прошептал он и улыбнулся. На лице Саши тоже отразилась счастливая улыбка. Михаил снова поцеловал свою невесту. - Совсем скоро мы навсегда будем вместе, и никто в целом мире не посмеет разрушить наше счастье…
В гостиную вошёл слуга.
- Барин, не извольте гневаться, - сказал он Михаилу, - человек прибыл тут к вам. Говорит, что в вашем доме никого нет, поэтому и приехал сюда.
- Что за человек? – немного раздосадовано ответил Михаил, отвлечённый от Саши.
- Говорит, по поводу какого-то подарка князю Забелину.
- Проси…
- Что за подарок? – Саша повернулась к Михаилу. На её лице застыло удивление, - ты ни о чём мне не говорил…
- На то это и подарок, чтобы о нём никто не знал…Твой папенька будет очень доволен им, не сомневаюсь… А для тебя, Сашенька, это тоже останется небольшим сюрпризом… До поры до времени.
В комнату вошёл человек, чтобы справиться о подарке.
- Моё почтение, князь, - обратился он к Михаилу, - у меня для вас приятные новости. Ваш заказ будет доставлен в срок, к тому дню, о котором вы говорили.
- Спасибо, - ответил Михаил, - вы меня обрадовали. А теперь… можете идти.
Человек ещё раз поклонился, развернулся и вышел.
- Так на чём мы остановились? – спросил Михаил Сашу, поворачиваясь к ней, и локтем облокачиваясь на спинку дивана.
- Кажется, вот на этом, - Саша улыбнулась, а потом чмокнула Михаила в щёку.
- Нет… - протянул Михаил, а затем обнял Сашу за талию и поцеловал в губы, - вот на этом.
- Миша, нам нужно подписать ещё пятьдесят приглашений на свадьбу…, - Саша попыталась отстраниться от Михаила.
- Ну ладно, если ты настаиваешь… - Михаил обиженно взял перо и принялся дальше подписывать приглашения.

- Добрый день, Екатерина Фёдоровна, как вы узнали, что я здесь? – спросил Пётр, наливая в бокал вина.
- Вы каждый день здесь, это было нетрудно… Прекратите пить, Пётр Константинович, я не за это вам плачу, - сказала Катя, вновь брезгливо усаживаясь на лавку, - я узнала, что Воронцов женится на Забелиной…
- Вы хотите сказать, что отказываетесь от моих услуг? – в голосе Петра звучала надежда.
- Даже не надейтесь, - ответила Катя, - вам будет сложнее справиться, за это я заплачу сверх оговоренной суммы. Саша должна трагически погибнуть на своей свадьбе… Приглашено всё высшее общество Петербурга, моя маменька сегодня тоже получила приглашение… Если вам удастся сделать так, как я прошу, вы до конца жизни не будете нуждаться, сможете уехать в Европу…
- Благодарю, княжна… А сделать то, что вы просили, не составит труда… Я слышал от знакомого, который служит у князя, что Михаил Павлович дарит будущему зятю скакуна из Европы. Конечно, молодая супруга захочет посмотреть на подарок…
Катя зло улыбнулась.
- Вот и отлично… С вашего позволения, я вас оставлю, нужно ещё купить платье на церемонию венчания… Надеюсь, до встречи.
Катя встала с лавки и, надев на голову капор, поспешила удалиться.

Саша стояла перед зеркалом в подвенечном платье. Оно было готово сегодня, и портниха поспешила приехать к Забелиным, чтобы порадовать невесту и, конечно, получить обещанное вознаграждение. Платье было кремового цвета, с длинным шлейфом и роскошной, очень пышной, фатой. Длинные рукава на плечах были сделаны в форме небольших фонариков, это было в моде. Всё платье украшали кружева, маленькие бантики и розочки из ткани. Шлейф был сделан так, что после церемонии венчания его легко можно было отстегнуть, он крепился к платью на маленьких частых пуговицах, так что выглядел как неотделимая часть платья. Фата тоже состояла из двух слоёв, нижний, лёгкий и воздушный, доходил до талии, а верхний, менее прозрачный, касался пола. Саша смахнула со щеки слезу. Она до сих пор не до конца верила в то, что выходит замуж. Всего полгода назад, сидя в деревне с приключенческим романом на коленях, в котором обязательно присутствовали романтические истории с главными героями, она даже мечтать об этом не могла! А теперь стоит перед зеркалом, рядом хлопочут портниха и Анна, поправляя фату и платье, чтобы Саша выглядела ещё прекраснее, а на нижних ступенях лестницы, облокотившись локтем на перила, любуется на красавицу-дочь Илларион.
- Что же ты, Сашенька, не плачь… - Анна заметила слёзы на Сашином лице.
- Аннушка, я от счастья плачу… Не могу поверить, что замуж выхожу… - улыбнулась сквозь слёзы Саша, - я чувствую себя самой счастливой на земле!
- Так и есть, Сашенька, так и есть, - ответила Анна и принялась дальше поправлять платье.
Внезапно Саша вскрикнула и зажала рот руками. В зеркале он увидела Михаила.
- Я зашёл, чтобы обсудить одно дело с вами, Илларион Степанович, - сказал Михаил, но резко обернулся, услышав крик Саши. - Боже мой, Сашенька, какая ты красивая…
Сашины глаза были широко раскрыты от ужаса. Она тихо сказала:
- Миша… Это плохо… Видеть невесту до свадьбы в подвенечном платье – плохая примета…

0

338

Часть 25.
К большой церкви почти в центре Петербурга подъехала роскошная белая карета. Перед ней подъезжали и другие, но всё внимание привлекала именно та белая, из которой теперь вышел мужчина в красивом чёрном костюме, подавая руку своей невесте в роскошном кремовом платье. Оба светились от счастья. На лице читалась искренняя и неподдельная радость, любовь и нежность друг к другу. На минуту они остановились перед входом в церковь, где уже собрались гости, включая цесаревича с супругой. Михаил заглянул Саше в глаза, она немного волновалась, но, когда увидела эти любимые глаза, всё волнение куда-то исчезло. То же можно сказать и о Михаиле. Они вошли в церковь, и кто-то из священнослужителей подал им по зажжённой свечке. Саша и Михаил медленно, по красной дорожке, выстланной специально для обряда венчания, двинулись к алтарю. Гости заворожено смотрели на влюбленных. Все, кроме одной. Она стояла рядом с маменькой, одетая в небесно-голубое платье с покрытой лёгкой вуалью головой, представляла себя на месте невесты и считала минуты до того момента, как с единственной соперницей будет покончено. Ревность и жажда мести овладели ею, она ничего не видела перед собой, не осознавала того, что никогда не сможет заменить Михаилу Сашу. За все эти дни ни тени сомнения не закралось в её душу, она была решительна, холодна и безразлична. Её заботило только её счастье, которое, как она думала, могла испытывать только рядом с Михаилом, только после смерти Саши…

- Берёшь ли, раб Божий Михаил, рабу Божью Александру в законные жёны?
- Беру, - ответил он.
- Не обещался ли другой невесте?
- Не обещался.
Священник обратился к Саше.
- Берёшь ли, раба Божья Александра, раба Божьего Михаила в законные мужья?
- Беру, - сказала она.
- Не обещалась ли другому жениху?
- Не обещалась.
После этих слов влюблённые дали клятву верности друг другу, а потом последовал традиционный обряд венчания. Они обменялись кольцами, после чего могли называться законными супругами. Всё ещё стоя у алтаря, Михаил посмотрел на Сашу. Его Сашу. В её глазах застыли слёзы. Он знал, что это были слёзы радости и счастья. Слова были не нужны. Он нежно дотронулся до губ жены своими. Казалось, что этот миг не закончится никогда. Гости вышли на улицу, чтобы ещё раз поприветствовать молодых супругов. Позже появились и они. У входа, перед ступеньками, Михаил взял Сашу на руки, отчего она тихо вскрикнула, не ожидавшая такого.
- Я так счастлива, - прошептала она ему на ухо, обнимая за шею.
- И я счастлив, Александра Илларионовна… Воронцова, - ответил ей Михаил и вновь поцеловал её.
Михаил спустился по ступенькам, всё ещё держа Сашу на руках, и посадил в карету, которая должна была доставить супругов в их дом, где и продолжится веселье.

- Разрешите представить, Ваше Высочество, Александра Илларионовна, - говорил в тот вечер Михаил цесаревичу, своему другу.
Саша медленно склонилась в реверансе.
- У тебя прелестная жена, Мишель, - ответил тот, а затем обратился к Саше: - Александра, как вам это удалось? Ещё совсем недавно ваш муж говорил мне, что будет последним человеком на Земле, который женится.
- Всё в прошлом, Ваше Высочество, - вмешался сам Михаил, - теперь эти слова не имеют никакого смысла.
- Просто я очень сильно люблю его, Ваше Высочество, - сказала Саша и облокотила свою голову о плечо Михаила.
- Что ж, рад знакомству, - улыбнулся Александр, - надеюсь, Мишель, среди семейных радостей и забот ты не оставишь своего старого друга?
- Что вы, Ваше Высочество…
- Я рад, - ответил Александр, - но, к сожалению, вынужден оставить столь чудесный праздник, дела, дела…
- Мы рады, что вы согласились прийти на наш праздник, - сказала Саша.
- Как я мог пропустить такое событие? Мишель мне столько рассказывал о вас, что, признаться, мной руководили не только дружеские чувства, но и любопытство… Что ж, до скорых встреч.
Михаил поклонился, а Саша вновь склонилась в реверансе.

- Поздравляю, друг, - говорил Дмитрий, по-дружески обнимая Михаила, - и вас, Александра Илларионовна, с этим знаменательным событием, - Дмитрий поцеловал Сашину руку.
- Спасибо, Дмитрий Антонович, - произнесла Саша, - признаться, в какой-то степени своим счастьем я обязана вам…
- О, не стоит сейчас об этом…, - Дмитрий улыбнулся, но от взгляда Саши не ускользнуло то, что его улыбка была грустная.
- Миша, ты позволишь? – спросила она мужа.
- Конечно, только ненадолго, а то я буду ревновать, - Михаил подмигнул Саше и направился к другим гостям, чтобы принять поздравления.
- Дмитрий Антонович, простите меня за…
- О, не стоит, Александра, сегодня ваш праздник, вы должны веселиться, как никто другой.
- Я не могу чувствовать радости, глядя на вас. Дмитрий, поверьте, вы найдёте девушку, достойную вас, она полюбит вас всем сердцем, вы будете счастливы, как никто другой. Верьте мне. Пройдёт время, мы вдвоём посмеёмся над тем, что было.
- Мне хочется верить вам, Александра. Я искренне надеюсь на это.
- Вот и славно, - улыбнулась Саша, - обещаю вам, что сделаю всё возможное, чтобы вы были счастливы, - в глазах снова показались слёзы.
- Что вы, Саша, не плачьте. Я обещаю вам, что найду своё счастье.
Саша провела пальцами под глазами, убирая остатки слёз.
- А теперь веселитесь, - улыбнулся Дмитрий, и Саша улыбнулась ему в ответ.

В тот вечер шампанское лилось рекой. Гости веселились, как никогда прежде. Эта свадьба стала самой прекрасной после свадьбы цесаревича. И никто бы не удивился, если бы наутро увидели колонку в «Петербуржском вестнике» о прошедшем празднестве.

0

339

Часть 26.
- Катерина Фёдоровна, - обратился к Кате слуга, - мне сказали, что вы – княжна Екатерина Фёдоровна. Вам тут записка, - слуга достал из кармана сложенную бумагу и протянул Кате.
- Спасибо, любезный, - ответила Катя и бросила на поднос, который держал слуга, монету.
Княжна отошла в сторону, где было меньше всего народа, и развернула записку. Прочитав записку, она медленно, так, чтобы не вызывать лишних подозрений, вышла из гостиной и направилась к выходу. Немного постояв перед входом в дом, вдыхая тёплый майский воздух, Катя спустилась с лестницы и завернула за угол. Там её поджидали Пётр и Григорий.
- Я сказала вам, чтобы не смели вызывать меня по всяким пустякам. Вы хотите, чтобы я выдала себя? – гневно взглянув на Петра, спросила Катя.
- Что вы, Катерина Фёдоровна, вопрос весьма серьёзен, - начал Пётр, - дело в том, что Григорий…
- Ну что ещё? Не заставляйте меня ждать, в любой момент кто-то может заметить моё отсутствие.
- Виноват, Екатерина Фёдоровна, - сказал Григорий, - порох… мокрый…
- Что? – Катя посмотрела на Григория. - Да как ты смеешь говорить мне такое? Я зачем вам деньги плачу, чтобы вы порох мочили?
- Так ведь не специально получилось, Катерина Фёдоровна, по чистой случайности…
- Какие могут быть случайности? – закричала Катя, но, опомнившись, перешла на спокойный голос, - если завтра же дело не будет сделано, вы от меня более гроша не получите! Я найду людей намного расторопнее вас, которые будут с охотой служить мне.
- Что вы, Катерина Фёдоровна, - сказал Пётр, - можете быть спокойны. Завтра всё будет исполнено в срок.
- Я надеюсь на это… В противном случае…
- Такого случая не будет, Катерина Фёдоровна.
- Что ж, завтра я жду хороших вестей, - Катя немного смягчилась, даже улыбнулась слегка, а потом резко развернулась и спешно направилась назад, в особняк Воронцовых.

- Очень рада знакомству, Анна Петровна, - говорила Саша очередной знакомой папеньки, о существовании которой прежде даже не знала, - спасибо за поздравления.
Такие знакомства продолжались уже очень долго. Саша даже не запоминала имён тех, кому её представляли. Она даже удивлялась, как люди, которых она не знает, могли присутствовать на её свадьбе, желать счастья и семейного благополучия. В каком же двуличном и лживом городе она жила! Даже те, кто ненавидел её, но кого она вынуждена была пригласить на свою свадьбу, ради отца и мужа, желали ей счастья, и, казалось, искренне восхищались её нарядом и счастливой улыбкой. К Саше подошёл Илларион.
- Сашенька, ты довольна приёмом? – спросил он.
- Разумеется, папенька, сегодня самый счастливый день в моей жизни, - ответила Саша, искренне улыбаясь. Стоило вспомнить, что теперь она замужем за самым любимым человеком на свете, как все грустные и неприятные мысли тут же вылетали из головы, уступая место радости и счастью.
- Я так рад за тебя, ты так счастливо улыбаешься…
- Я же люблю Мишу, больше жизни, всем сердцем, - почти прошептала Саша.
- Повтори, - ласково прошептал Михаил Саше в ухо, обнимая за талию.
- Я так люблю тебя, - вновь сказала Саша.
Илларион ещё раз взглянул на влюблённых и отошёл к другим гостям, а именно к тем, которые, казалось, заскучали.
Михаил нежно поцеловал Сашу.
- Я – самый счастливый человек на земле, - сказал он ей.
Саша улыбнулась.
- Только после меня, - сказала она, и оба весело засмеялись.

Было уже давно за полночь, а гости продолжали веселиться. Казалось, никто не чувствовал усталости, а некоторые, как, например, старшее поколение, которое теперь играло за карточным столом, или молодые люди, протанцевавшие всю ночь, и вовсе позабыли причину торжества, наслаждаясь приятным обществом и весельем.
Михаил подошёл к Иллариону, что-то сказал ему, на что тот одобрительно кивнул. Затем Миша подошёл к Саше и заглянул в её глаза. Она тоже казалась уставшей.
- Боже мой, любимый, я так устала, - словно в подтверждение догадкам Михаила, сказала она, - когда же всё закончится?
Вместо ответа Михаил подхватил Сашу на руки и поднялся с ней по лестнице. Сзади слышались громкие возгласы и аплодисменты. Гости поняли, что супруги направляются в свою спальню. Но Саша не слышала ни аплодисментов, ни возгласов, ничего. Для неё сейчас существовали только эти бездонные глаза, в которые можно было смотреть бесконечно.

Толкнув ногой дверь, Михаил, всё ещё держа Сашу на руках, зашёл в спальню. Дойдя до кровати, он медленно опустил Сашу на неё, а сам сел на край. Взяв её руку в свою, он наклонился и поцеловал свою жену. Саша обняла его за шею, привставая с кровати. Теперь она сидела. Михаил запустил свою руку в причёску Саши, вытаскивая из неё все шпильки и отбрасывая их в сторону. Саша чуть помотала головой. Локоны мягко спустились по плечам. Михаил снова поцеловал Сашу, обнимая за талию. Нежный поцелуй перерастал в страстный, Михаил целовал её плечи и шею, прикасаясь губами к той родинке, о которой мечтал в день их встречи, на балу у Игнатьевой. Саша отстранилась от Михаила и посмотрела на него. Её глаза слегка блестели, в них он прочитал волнение, смущение и лёгкий испуг. Вместо слов он провёл рукой по её мягким волосам, нежной щеке, коснулся пальцами губ и улыбнулся. Она улыбнулась в ответ, однако не спешила вновь обнимать мужа. Её взгляд «дрожал», перебегая с одного глаза Михаила на другой, ведь невозможно смотреть в оба глаза одновременно. Добрый взгляд мужа, полный любви и нежности, постепенно забирал все волнения и страхи. А через минуту Саша вновь почувствовала прикосновение губ. Страстный поцелуй заставил забыть обо всём. Она почувствовала, как Михаил спускает с плеча рукав и расстёгивает крючки платья. Вновь опрокинувшись на кровать, Саша развязала галстук на шее Михаила и начала расстёгивать пуговицы его рубашки…

0

340

Часть 27.
Солнце уже поднялось над землёй, давая начало новому дню. Но было довольно рано и все, кроме крестьян, конечно, ещё спали. По улицам туда-сюда сновали торговцы, которые продавали свежие ароматные булочки, готовясь к тому времени, когда к ним придут слуги господ, чтобы доставить к завтраку свежий хлеб. Слуги дома Воронцовых тоже не спали, они по обыкновению вставали рано, но сегодня встали ещё раньше, чтобы убрать дом после такого утомительного приёма.

Гостей провожал Илларион. Позже он и сам уехал в свой особняк, чтобы утром проследить за тем, как слуги будут укладывать сундуки с платьями и приданым Саши. Ему было немного грустно оттого, что его любимая и единственная дочь покидает отчий дом, что она, по обыкновению, не будет целовать его в щёку каждое утро, не будет каждый вечер желать спокойной ночи. Она больше не будет читать ему романы вслух, а её смех наполнит стены другого дома… Теперь, когда солнце поднялось над горизонтом, Илларион не спал, а отдавал приказания слугам, выносящим сундуки из комнаты Саши. Дверцы шкафа были широко распахнуты, на полках ничего не было, кровать идеально убрана, а с комода исчезла ваза с цветами. Теперь весь дом, как и эта комната, будет казаться пустым и безжизненным…

А тем временем солнце уже высоко поднялось над городом, озаряя его своим светом. Его лучики проникали в каждый дом, заглядывали в каждое окно, будили всех, кто ещё спал. Так, один лучик солнца проник в спальню супругов Воронцовых и застыл на лице молодой женщины, умиротворённое выражение на лице которой делало её ещё более прекрасной. Её рыжие локоны были небрежно раскиданы по подушке, одну руку она положила под голову, а вторую, на пальце которой в свете ярких лучей блестело обручальное кольцо, положила поверх одеяла. Она начала просыпаться, но не только из-за того, что луч солнца настойчиво требовал пробуждения, но и из-за того, что она чувствовала на себе чей-то взгляд. И действительно, на неё с любовью и нежностью смотрел мужчина, не смея прикоснуться к ней, чтобы не нарушить её сон. Саша повернулась на бок, чтобы луч не падал на лицо, и открыла глаза. Увидев улыбающегося Михаила, она улыбнулась ему в ответ.
- Доброе утро, - прошептала она.
- Доброе утро, Сашенька, - ответил ей Михаил, - ты так сладко спала, что я боялся потревожить твой сон, - он пальцем провёл по щеке Саши, и она повела голову навстречу его прикосновению.
- Я видела чудесный сон, - сказала она, - мне снилось, что я замужем за самым прекрасным человеком на земле, он любит меня так же, как и я его, мы так счастливы…
- Да, это чудесный сон. Пусть он никогда не закончится, - Михаил нежно поцеловал Сашу, - я так тебя люблю…
Саша привстала с кровати, опершись сзади руками.
- Мне так хочется обнять тебя и никогда не отпускать…
- Так чего же ты ждёшь?
Саша села на колени, протянула руки к Михаилу и крепко-крепко его обняла.
- Я люблю тебя, - сказала она и, чуть отстранившись, поцеловала мужа.

А тем временем слуги заводили в конюшню Воронцова скакуна, которого только что доставили из Европы. Среди них были двое, которые, чтобы не выдать себя, помогали больше всех. На них всё же были устремлены подозрительные взгляды, но вскоре остальные слуги перестали обращать на этих странных мужчин своё внимание. Когда дело было сделано, двое слуг предпочли остаться. Им нужно было почистить других лошадей, привести их в надлежащий вид.
- Ну что, они ушли? – спросил один у второго.
- Да, всё чисто, Пётр Константинович.
- Тогда немедленно доставь сюда порох. И чтобы не был замечен, иначе не сносить тебе головы.
- Слушаюсь, - сказал Григорий и удалился. Через несколько минут он вернулся, волоча за собой бочку, доверху наполненную порохом.
- Поставим её здесь, совсем рядом с новым жеребцом, - сказал Пётр, и Григорий незамедлительно оттащил бочку на указанное место, - теперь осталось только продумать до конца детали, но это уже не твоя забота.
Вдруг раздался скрип открывающейся двери, и в конюшню вошёл один из слуг. Он слышал подозрительные разговоры, а потом видел из-за угла дома, как один из этих странных людей волочил наполненную бочку, озираясь по сторонам, будто боялся быть замеченным.
- А чего это вы тут собрались? – спросил он, - дело пришли делать – делайте, - добавил он, указывая на корыто с водой и щётки, которыми чистили лошадей.
- Сейчас начнём, - проворчал Григорий.
- А что это у вас тут в бочке? – недоверчиво косясь на бочку с порохом, спросил слуга.
- Да помои разные, вот только вылить собрались, - по-крестьянски сказал Пётр, широко размахивая руками.
Слуга всё же решил проверить содержимое сам. Он медленно подошёл вплотную к бочке, заглянул в неё и увидел серый порошок. Затем взял немного в руки и потёр между пальцами.
В следующую минуту раздался глухой звук. Подошедший сзади Пётр ударил слугу лавкой по голове, отчего ноги у того подкосились, и он упал, однако сознания не потерял.
- Всё барину расскажу, всё, чем вы тут промышляете… - застонал он.
На помощь Петру пришёл Григорий. Он вытащил из-за пазухи нож и умелым движением вонзил его в самое сердце слуги, отчего тот вяло вскрикнул и неподвижно замер.
- Надо спрятать тело, помоги мне, - проворчал Пётр.
Вместе они оттащили слугу в пустое стойло, где было больше всего сена, а затем вырыли небольшое углубление, бросили туда тело слуги и забросали землёй, сверху прикрыв сеном. Ничего заметно не было. Затем они подошли к прежнему месту и забросали сеном пятна крови.
- Надеюсь, Катерина Фёдоровна не узнает об этом, - посмотрел Пётр на Григория с укором, зная его болтливость, - остаётся только дождаться момента, когда новоиспечённая супруга князя изволит посмотреть на подарок…

0