Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Одна ночь любви

Сообщений 261 страница 280 из 362

261

После разговора с Надеждой Орловой граф Дмитрий Игнатьев пребывал в полной растерянности. Он решительно не знал, как теперь следует себя вести с бесприданницей Александрой Забелиной. Неожиданно Игнатьев понял, что ему совершенно не хочется жениться на Саше, потому что сам он, кажется, всё-таки влюбился в другую девушку... За советом и утешением Дмитрий отправился к отцу Иоанну.
- Мой дорогой друг, я рад вас видеть, как всегда!
- Я тоже рад вас видеть, отец Иоанн. Мне с вами нужно посоветоваться. Я просто не знаю, к кому ещё могу обратиться, кроме вас...
- Дмитрий, я внимательно слушаю вас! Постараюсь помочь вам, чем только смогу!
- Дело в том, что я совершенно не хочу жениться на Александре... Да, вы говорили, что, если я сейчас приму решение разорвать помолвку, то за князем Михаилом Воронцовым снова начнётся самая настоящая охота...
- И тем не менее, такие мысли стали закрадываться в вашу голову... Я сейчас понимаю вас, как никогда прежде... Но откроюсь вам только в том случае, если вы сами скажете мне правду...
- Мне кажется, я полюбил... Да, когда-то мне казалось, что я люблю всей душой и всем сердцем Александру, но сейчас понимаю, что на самом деле все мои чувства уже давно в прошлом... Я, кажется, искренне полюбил другую девушку... Её зовут Надежда, она - младшая сестра Никиты Орлова. Может быть, я бы не решился прийти к вам, отец Иоанн, если бы Надя первая не призналась мне в любви...
- Ну что же, Дмитрий, я ценю вашу откровенность. Вы доверяете мне, а я, в свою очередь, доверяю вам... Не знаю, как сказать... Имеет ли право священник любить? Когда-то у меня было другое имя, и я был влюблён в одну девушку. Вы её хорошо знаете, это княжна Екатерина Урусова... Но однажды я стал невольным убийцей, защищая её от разъярённого поклонника... Именно после этих роковых событий я стал священником... Не спрашивайте меня ни о чём, мне и так трудно говорить об этом... И постарайтесь не осуждать, вы ведь многого не знаете... Но теперь я снова... полюбил, и мне кажется, мои чувства взаимны... Не знаю, что делать, ведь я - священник, а она - цыганка Лейла...
- Боже мой, отец Иоанн! Я даже не думал вас осуждать! Как вам могло такое прийти в голову! Жизнь слишком сложна и многогранна, и в ней никогда нет готовых ответов и решений... Конечно, вам приходится гораздо сложнее, чем мне... Вы действительно попали в очень непростую ситуацию, из которой, казалось бы, просто невозможно найти хоть какой-то выход... Но я хочу, чтобы вы знали: я на вашей стороне! Вы всегда можете на меня рассчитывать!
- Я рад слышать это, Дмитрий... Вы тоже попали в непростую ситуацию... И тем не менее, решение нужно принимать, руководствуясь, в первую очередь, отнюдь не доводами рассудка... Поэтому вы должны встретиться с Александрой и рассказать ей всю правду... Думаю, это единственный выход из сложившейся трудной ситуации...
- Я благодарю вас за доверие и мудрый совет, отец Иоанн. Думаю, вы совершенно правы - притворяться дальше абсолютно бессмысленно! Думаю, я прямо сейчас отправлюсь к Александре и всё ей расскажу.
- Дмитрий, я желаю вам удачи! Держите меня в курсе!

Отредактировано Кассандра (2018-04-18 14:46:19)

0

262

Дмитрий Игнатьев собирался с силами для такого важного, нужного и срочного разговора с Александрой Забелиной. Наконец он всё-таки решился откровенно поговорить с девушкой.
- Александра, нам с вами нужно серьёзно поговорить...
- Дмитрий, если вы о свадьбе, то я пока ещё не готова обсуждать данный вопрос. Если честно, для меня всё случившееся до сих пор является большим и сильным шоком. Я надеюсь, вы сможете меня понять и простить...
- Александра, мне необходимо поговорить с вами. Этот разговор будет нелёгким для нас обоих. Как вы помните, из-за того страшного пожара князь Михаил Воронцов...
- Да, Миша погиб, я всё прекрасно помню... Если бы я только могла отмотать время назад, как-то предупредить его о грозящей опасности, предостеречь от того, что произошло так внезапно и неожиданно... Но увы, теперь уже слишком поздно, ничего нельзя исправить! И смириться со случившимся просто невозможно!
- Александра, послушайте меня! Я должен вам сказать одну вещь...
- Миша был таким хорошим, таким добрым, таким замечательным! А теперь его нет... Поверить не могу, что человека, которого я так сильно люблю, больше нет на белом свете... Это просто какой-то кошмарный сон! Ведь мне накануне ночью как раз снился один и тот же страшный и ужасный сон... Я каждый раз просыпалась в холодном поту...
- Александра, я прошу вас, выслушайте меня!
- Я так любила Мишу, я и сейчас его люблю... Но надежды никакой нет, всё бесполезно и бессмысленно! Больше никогда он не обнимет меня... Когда он прикасался ко мне, по спине бегали мурашки... А от его поцелуев у меня всегда перехватывало дыхание... 
- Александра, остановитесь, я прошу вас, нет, умоляю! Просто выслушайте меня! Это всё, о чём я прошу!
- Не утешайте меня, Дмитрий, не нужно! Миши больше нет, и с этим можно только смириться. Хотя я всё равно не могу осознать, что случилось непоправимое. До сих пор на что-то надеюсь, до сих пор верю в какое-то чудо... Но надо просто жить дальше, а я никак не могу примириться со своей утратой... Каждый раз собираюсь с силами, чтобы посмотреть беспощадной и безжалостной правде в глаза, и всякий раз понимаю, что всё ещё во что-то верю, на что-то надеюсь. Очень трудно жить с разбитым сердцем, может, поэтому я и не могу никак примириться с реальностью...
- Александра, я, конечно, не волшебник, но всё-таки постараюсь вам помочь.
- Разве вы можете мне как-то помочь в сложившейся ситуации? Мне никто не сможет помочь! Если даже я сама не могу себе помочь...
- Александра, повторяю, я, хоть и не волшебник, но всё-таки решился на трудный, важный и откровенный разговор с вами. Только, пожалуйста, больше не перебивайте меня, дайте сказать хоть слово!
- И что же, наш важный и срочный разговор никак не может подождать?
- Поверьте мне, никак!
- Тогда говорите, я, так и быть, выслушаю вас!
- Князь Михаил Воронцов жив...

Отредактировано Кассандра (2018-04-19 01:03:38)

0

263

В это время у постели бредящего Михаила почему-то сидела... его мать Татьяна Васильевна. Как она оказалась здесь, было совершенно непонятно. Тем не менее, женщина явно собиралась сказать сыну что-то очень важное. Так и есть, она горько улыбнулась, вздохнула и наконец начала говорить...
- Сын, прошу, живи дальше и будь счастлив... Вот здесь, на этих листках бумаги, рассказано всё, что произошло. Я знаю, что тебе будет тяжело жить с тем, что ты узнаешь... И тем не менее, я не могу поступить иначе... Я сейчас спрячу листок, чтобы его не нашёл Пётр Каульбах, который уже совсем скоро придёт сюда. Ну да ничего, у меня есть оружие, и сегодня я намерена решительно покончить со всем этим... Миша, я даже не знаю, как начать... В общем, я тогда, 10 лет назад, связалась с заговорщиками... Да, я ревновала Павла Воронцова к Елизавете Забелиной, ведь они любили друг друга! Мой муж никогда не любил меня, а только делал вид! В общем, из-за меня Александра стала наполовину сиротой, лишилась матери, осталась бесприданницей... Я сама тогда выстрелила, ревность не давала мне никаких шансов мыслить трезво... Спустя некоторое время я поняла, что Павел обо всём знает. Ещё бы, ведь он был ясновидящим! Мой супруг написал записку, чтобы все думали, что это самоубийство, ведь он знал, чем всё закончится. И тогда, в то утро, я снова потеряла голову от ревности, пришла к нему в кабинет и выстрелила... Павел наконец-то воссоединился с Елизаветой, о чём втайне мечтал... А я ведь ещё не всё сказала... Муж сделал мне поистине царский подарок - освободил от всякой ответственности за совершённый мной страшный, да что там, просто чудовищный поступок! Ведь я совершила несколько убийств! И всё обошлось, я могла жить дальше, но после случившегося понимала, что так не может продолжаться вечно... Однако всё равно пошла на третье преступление... Да, я подозревала, что Анна Волкова - дочь Павла и Елизаветы, и это буквально сводило меня с ума! Впрочем, сама Анна, видимо, думала точно так же, ведь она почему-то сбежала с вашей свадьбы... Тогда, увидев вас вместе, я снова поняла, что разум мой помутился. Без всяких раздумий и сожалений я нажала на курок, точно зная, что Анна заслонит тебя собой, а значит, мне не придётся оплакивать своего любимого сына...
- Как трогательно! А вот и я, Пётр Каульбах, предводитель заговорщиков! И могу сказать, что это была моя идея - отравить Веру Репнину и Надежду Орлову, да и второй выстрел в Михаила Воронцова - моих рук дело. К тому же, я похитил Ольгу Орлову, но ей, к сожалению, удалось сбежать... Да и княжна Вера Репнина оказалась гораздо умнее, чем я думал, на долгое время она залегла на дно...  Кстати, я также покушался на отца Иоанна и цыганку Лейлу... Жаль, что всё опять сорвалось... Жаль, что Илья Урусов всё-таки сбежал, предав меня и отказавшись помогать будущему императору... Татьяна, вы слишком много знаете, чтобы оставаться на этом свете! Мне очень жаль, но придётся ведь убрать вас с дороги, как ненужного теперь свидетеля... У меня с собой всегда есть оружие! Сейчас же отдайте мне листок со своими нелепыми признаниями! Для всех будет лучше, если ваш сын никогда не узнает настолько горькую правду о своей матери! Для всех будет лучше, если он никогда не узнает о том, что вы на самом деле не могли часто видеться с ним, совершив столько преступлений на почве ревности... Я прошу вас по-хорошему, отдайте оружие! Пока ещё я прошу вас по-хорошему, но могу ведь и по-плохому! Вы не можете отказать будущему императору в его просьбе! Точнее, это не просьба, а приказ! Прошу вас исполнить его немедленно, а не то я... Я...
В этот момент Татьяна решительно вытащила пистолет и выстрелила в Петра Каульбаха, убив его с первого же выстрела.
- Я знаю, сын, что ты не сможешь понять и простить меня, но всё равно знай, что я люблю тебя... И желаю тебе счастья. Прощай!
С этими словами Татьяна приложила дуло пистолета к груди и выстрелила... Она точно знала, куда именно нужно целиться...

0

264

Отец Иоанн был очень удивлён, когда увидел у постели больного Михаила Воронцова бездыханные тела его матери-княгини Татьяны Васильевны и какого-то незнакомого мужчины, их быстро унесли прочь. Уже через час все были в сборе, чтобы разобраться в случившемся. Пришли не только Лейла, Илья Урусов, Дмитрий Игнатьев, Никита Орлов и Павел Оболенский, но даже Екатерина Урусова и Надежда Орлова. Появились даже Вера Репнина, Александра Забелина и... Анна Волкова, поразительно похожая на свою младшую сестру. Не было лишь Ольги Орловой, её исчезновение по-прежнему вызывало много вопросов. Спрятанное письмо внимательно прочитали, и теперь следовало принять решение, как с ним следует поступить. Значит, именно Татьяна была виновата в гибели Елизаветы Забелиной, Павла Воронцова и Анны Волковой... Впрочем, Анна сейчас была как никогда жива и здорова, и совсем скоро, если проклятие с серебряного перстня с чёрным опалом будет наконец-то снято, они с Азельсом снова увидятся. Пётр Каульбах покушался на жизнь Михаила, он же, по всей видимости, совершил тот самый роковой поджог, а также пытался отравить Веру Репнину и Надежду Орлову. Но почему Татьяна пошла на такой отчаянный шаг, почему она совершила целых три преступления? Ответа на этот вопрос, к сожалению, пока не было. Открыв наконец глаза, Михаил увидел вокруг себя целую толпу. Александра подошла к нему и крепко его обняла. Она по-прежнему не могла поверить, что теперь не только снова обрела любимого человека, но и родную сестру, необъяснимо похожую на неё как две капли воды, хотя они не были близнецами... Михаил, между тем, смотрел на окружающих ясным взором. Почему-то он совершенно не удивился, увидев княжну Веру Репнину, его даже не удивило появление Анны Волковой. Вдруг серебряный перстень на его руке ярко вспыхнул красными огнями и тут же погас, теперь никаких огоньков, прежде предупреждающих владельца об опасности, не было и в помине. Вдруг буквально из ниоткуда появился какой-то человек, и когда он подошёл ближе, стало понятно, что это точная копия князя Михаила Воронцова. Это был Азельс, он наконец вернулся к своей Анне... Не замечая никого вокруг, девушка бросилась ему навстречу. Вдруг в комнату вошла Ольга Орлова. Увидев её, Никита бросился навстречу жене. Очевидно, после неудавшегося похищения она пряталась всё это время у отца Иоанна, чтобы её снова кто-нибудь не обнаружил. Екатерина Урусова стояла, обнявшись с Павлом Оболенским, они буквально не сводили друг с друга глаз. Дмитрий Игнатьев обнимал Надежду Орлову, теперь он точно знал, что сделал правильный выбор. Вера Репнина стояла в обнимку с Ильёй Урусовым, и даже Иоанн сделал робкий шаг навстречу Лейле, понимая, что жить без неё всё равно уже не сможет... Проклятие наконец-то было снято, любовь победила даже саму смерть, хоть это и казалось невозможным...

Отредактировано Кассандра (2018-01-18 13:56:00)

0

265

Эпилог
...С момента трагических событий прошёл ровно месяц. Удалось установить, что к покушениям на князя Михаила Воронцова была причастна Елена Александровна Салтыкова, его давняя знакомая. Именно она несколько раз стреляла в Воронцова, а также подожгла сарай в имении князей Урусовых. Разумеется, женщина всё отрицала, но когда узнала о том, что Пётр Каульбах был застрелен, неожиданно быстро раскололась - возможно, у неё банально сдали нервы. Тогда, пять лет назад, Елена тоже хотела расправиться с Михаилом, но волей судьбы вместо него погибла Анна Волкова, его невеста и несостоявшаяся супруга... Женщина следовала за Воронцовым буквально по пятам, но неожиданно заметила, что не одна она решилась на отчаянный шаг. Некто, закутанный с ног до головы во всё чёрное, тоже пытался расправиться с князем. Елена взвела курок и прицелилась, однако неожиданно и внезапно прозвучал выстрел - это Татьяна Васильевна Воронцова тоже взвела курок и выстрелила первой, явно целясь не в сына, а в его любимую Анну... Во второй раз Елене тоже не повезло, как и в третий. История с поджогом тоже ничего не дала, Михаил всё равно остался жив... В цыганку Лейлу и отца Иоанна, действительно, целился Пётр Каульбах, потому что он совершенно не хотел, чтобы эти двое узнали правду о том, что Павел Воронцов был ясновидящим... Именно он пытался отравить Веру Репнину и Надежду Орлову, а также пытался похитить Ольгу Орлову. Но признался в том, что смог выстрелить в Воронцова, чтобы казаться более серьёзным и грозным противником... Михаил долго ничего не знал, искренне оплакивая смерть матери. Но в конце концов друзья приняли нелёгкое решение - рассказать ему всю горькую правду и отдать письмо с роковым признанием... Конечно, Михаил был в сильном шоке, но нашёл в себе силы, чтобы жить дальше, зная, что тайна, много лет терзавшая его, наконец раскрыта...
...И вот наконец состоялась свадьба Александры Забелиной и Михаила Воронцова. Крой у Сашиного свадебного платья был классический: корсет, подчёркивающий талию, пышная юбка, декольте, рукава, открывающие плечи. Ткани – исключительно натуральные: тафта, шёлк, кружево, «растительный» орнамент (геометрический тогда ещё не применялся). Фатой невесту тоже не обделили, она была довольно-таки массивной. Перчатки к свадебному платью сшили длинные, поскольку рукава у него – короткие. Кстати, короткие перчатки надевались исключительно под длинный рукав, короткий же рукав требовал только длинных. Туфельки невесты отличали невысокий каблучок «рюмочкой» и особой формы носочек – немножко обрезанный, но в то же время закруглённый. Самое же интересное скрывалось под платьем! Под корсет Саше надели батистовую рубашечку. Вниз – белые кружевные панталончики с кружевами и чулочки на подвязочках. А теперь представьте себе выражение лица Михаила Воронцова, когда он, справившись с препятствием в виде расшнуровки тугого корсета, столкнётся с препятствием в виде кучи рюшей, рубашечки, чулочков и панталончиков! Наверняка при виде сего изобилия он будет «колоться», причём не один раз!
Аннушка с Илларионом, счастливые и влюблённые, первыми подошли к Александре и Михаилу. Следом за ними своё почтение им высказали Анна Волкова в компании отца Владимира Андреевича и жениха Азельса. К слову, Михаил воспринял появление бывшей возлюбленной довольно спокойно, словно всё так и было задумано. Потом к Саше с Мишей подошли сияющие от счастья Екатерина Урусова и Павел Оболенский. Потом - Вера Репнина с Ильёй Урусовым. Следующими были Надежда Орлова и Дмитрий Игнатьев. Затем - Ольга и Никита Орловы, у которых наконец-то наладились отношения. Последними к ним подошли Лейла с Иоанном. Цыганка и священник, сами того не подозревая, внесли свой важный вклад в снятие проклятия с кольца. Как и выжившая Вера, всё-таки сумевшая найти свою истинную любовь. Но главным, разумеется, стал тот факт, что Анна с Азельсом смогли совершить невозможное. Она вернулась оттуда, откуда обычно не возвращаются, чтобы рассказать младшей сестре правду о своём истинном происхождении. Анна осталась в том самом возрасте, в котором она погибла, ей по-прежнему было 18, как и Саше. Надежда окончательно поправилась, она вовсю радовалась жизни и без колебаний согласилась выйти замуж за Дмитрия. Ольга с Никитой узнали, что ждут ребёнка, они почему-то были уверены, что у них родится сын, которого было решено назвать Алексеем. Саша сразу же после свадьбы узнала о своей беременности, незабываемая ночь любви с Мишей принесла свои плоды. Она почему-то думала, что у них родится сразу двойня - мальчик и девочка. Правда, пока срок был небольшой, поэтому говорить об этом было ещё рано. Вера приняла предложение Ильи, потому что поняла, что встретила свою судьбу. Катя с Павлом сыграли свадьбу сразу же после венчания Саши с Мишей. Отец Лейлы простил непутёвую дочь и отпустил её в свободное плавание. Иоанн вынужден был признаться в том, что полюбил женщину, да не простую, а цыганку. Сам император Николай Первый заступился за священника, ему было позволено обвенчаться с возлюбленной, но после этого он уже не мог по-прежнему служить, будто ничего не случилось. Однако государь выделил щедрую ренту и в качестве свадебного подарка преподнёс имение, в котором Лейле с Иоанном предстояло жить. Аннушка с Илларионом с позволения Саши тоже собирались пожениться. Все были счастливы и довольны жизнью. Даже Елизавета Забелина с Павлом Воронцовым, которым Судьба, Любовь и Боль позволили прожить долгую счастливую жизнь, правда, не на Земле, а в тайном месте, где находили приют все трагически погибшие возлюбленные. Главное, что они по-прежнему могли наблюдать за своими детьми, пусть даже издалека.

Отредактировано Кассандра (2019-09-07 19:03:32)

0

266

Название: Барышня по особым поручениям или Ты дарован мне судьбой
Жанр: ИЛР, историческая проза (от первого лица)
Аннотация:
Бесприданница Александра Забелина - особенная девушка, не похожая ни на какую другую барышню. Она скачет на лошади лихим галопом, прекрасно фехтует, облачившись в мужской наряд, а ещё расследует заговор, невольной участницей которого и становится. Разумеется, всесильный Пётр Каульбах, считающий себя наследником российского престола и будущим императором, не сможет отказать себе в удовольствии самому покорить такую необычную, да что там, экзотическую красавицу! Однако сердце и мысли Саши прочно занял князь Михаил Воронцов, в которого она уже успела влюбиться. Безобидные поручения вроде доставки писем по нужным адресам и полезных знакомств с нужными людьми внезапно перерастают в самый настоящий кошмар. На глазах Саши чуть не погибнет княжна Екатерина Урусова, которую она считает своей подругой. Когда Забелина окончательно понимает, в какую серьёзную и опасную игру она ввязалась, сбежать от всевидящего ока Петра Каульбаха оказывается практически невозможно. Но Саше нужно во что бы то ни стало обрести свободу, ведь на кону уже стоят жизни всех людей, которые ей по-настоящему дороги.   

Пролог.
Нет, я до сих пор не могу простить себе того, что совершила… Тогда я утешала себя тем, что просто не могла поступить иначе. Но сейчас… Сейчас всё изменилось. Я чувствую себя виноватой, и это чувство не покидает меня ни на минуту. Когда я иду по улице, смотрю на людей, чувствую свою вину перед ними. Когда заглядываю в глаза любимому человеку, чувство вины просто заполняет меня. Когда укачиваю в колыбели своих детей, не могу не думать о своей вине. За что Бог подарил мне такое счастье? За что? Ведь я его не заслужила…Но я безмерно благодарна своей судьбе. Если бы я не сделала всё то, за что сейчас виню себя, у меня не было бы всего того, что заставляет чувствовать себя счастливой…
Однажды я получила задание: убить человека. Войти к нему в доверие, любым способом выведать все тайны, а потом убить… И, когда я была готова исполнить приказание, поняла, что не могу этого сделать, потому что… потому что всем сердцем полюбила свою жертву.
Вы спросите – кто я? И зачем мне всё это было нужно? Я отвечу, но всему своё время…

Часть 1.
В то утро я проснулась с тревожным чувством на душе. Оно не давало мне покоя весь день, я не находила себе места. Мне казалось, что что-то должно произойти в этот день, что-то, что навсегда изменит мою жизнь. Странно, но такое чувство не посещало меня прежде, даже тогда, когда из-за тяжёлой болезни умерла маменька… Чтобы отогнать мрачные мысли подальше, я пошла гулять в парк. Несмотря на то, что была середина января, воздух был довольно тёплый, не морозный, однако снег лежал большими сугробами. Скорее от страха, чем от холода, я спрятала руки в муфту, отчего немного потеряла равновесие, ведь не могла контролировать его руками. Всё здесь было для меня ново. Красивые светские барышни сидят на лавочках и мило беседуют со своими подругами или с бравыми офицерами. Молодые матери гуляют со своими детьми, те весело смеются, постоянно стремятся убежать подальше, отчего их матери беспокоятся. Всё это было мне прежде чуждо. Я всё свое детство и юность провела в деревне, в обществе родителей. Друзьями были мне крестьянские ребятишки, с ними я играла, делилась своими секретами и тайнами, и всегда дарила им подарки на именины и рождество. Да, признаться, я чувствовала себя одинокой… Но надеялась, что скоро всё изменится. Тем временем я подошла к большой ели, под которой стояла лавочка с искусно врезанными узорами. Я села на неё, и ещё раз глубоко вдохнула воздух. Но то чувство, что не покидало меня, ещё больше усилилось, и, когда сзади меня кто-то схватил за локоть, я по-настоящему испугалась. Я обернулась, и увидела мужчину. Я уже готовилась закричать, когда он поднёс палец к губам, и приказал молчать. Тогда я подумала, что, если ослушаюсь его, то могу распрощаться с жизнью. Его взгляд был властным и грозным, и я молча встала с лавочки и пошла за ним. Мы остановились около решётки, указывающей границы парка. Сюда редко кто заходил, поэтому нас никто не мог увидеть. Я очень боялась, боялась, что со мной может произойти что-то ужасное, ведь поняла, на это указывало моё предчувствие. Я вся дрожала, но не пыталась показать вида, чтобы не усугубить и без того неважное положение в данный момент. Но мужчина широко улыбнулся, пытаясь показать, что не собирается меня обижать. Однако меня это ничуть не успокоило, я продолжала чувствовать себя в опасности.
- Позвольте представиться, - сказал он, - Пётр Константинович Каульбах, - он снова улыбнулся, - а вы, должно быть, Александра Илларионовна Забелина?
Я испугалась ещё больше. Откуда ему известно мое имя?

Отредактировано Кассандра (2019-11-04 01:55:37)

0

267

Часть 2.
Не прошло и недели, как мы переехали в Петербург. Мне предстояла нелёгкая задача – войти в завистливое и двуличное общество. Моя кузина Ольга Орлова должна была помочь в этом, но я знала, что не смогу так просто войти туда и, как ни в чём не бывало, начать сплетничать про дам и офицеров. Всё же то время, проведённое в деревне, сильно сказывалось на моём воспитании и манерах. Я не могла строить из себя кокетку, не могла улыбаться, когда хотелось плакать, и наоборот. Я не боялась мышей, не падала в обморок от малейшего расстройства, не читала любовные романы. Я вообще не понимала, зачем они нужны? И, если бы сейчас я посетила светский приём, на меня тут же начали бы показывать пальцем и говорить, что я сильно отличаюсь от всех. Впрочем, что скрывать? Так оно и было…

Нам очень нужны были деньги. Мы были из той категории обедневших дворян, которые считают каждую копейку, но распускать слуг и отказываться от красивой жизни не спешат. Таким был мой папенька. Он очень хотел выдать меня замуж за богатого человека, но я не хотела. Я знала, что не смогу без любви. Да и вообще, есть ли она на свете? Я в неё не верила…Глупая маленькая девочка… Папенька последние деньги тратил на мои наряды и украшения. Я пыталась отказываться, но разве он станет меня слушать? Тогда я поняла, что обязана помочь своей семье. Я бы просто не вынесла горя и разорения папеньки. Он старался бросить своё пристрастие – карты. В последнее время ему везло всё меньше, и мы рисковали проиграть дом. Аннушка насилу удерживала его, прятала все карты, это хоть немного, но помогало.

И вот этот человек стоит передо мной. Сначала я не поняла, зачем понадобилась ему, но во время разговора кое-что начало проясняться.
- Александра Илларионовна, ну что же вы так дрожите? Не бойтесь, я не причиню вам зла, - Пётр снова широко улыбнулся.
Понемногу я начала приходить в себя, но страх не спешил отступать.
- Я… я не понимаю, зачем понадобилась вам? – дрожащим голосом спросила я, отчаянно пытаясь выглядеть уверенной.
- О, Александра Илларионовна, у меня к вам будет довольно деликатное предложение, вы ведь приехали сюда совсем недавно? Не удивляйтесь, я знаю о вас практически всё. Ваша семья бедна, и теперь вы ищете любой способ, чтобы помочь своему отцу поправить дела. У меня для вас есть заманчивое предложение…
- Я не стану женщиной для ваших утех, - резко, неожиданно для себя самой, оборвала я его на полуслове.
Пётр Константинович рассмеялся.
- Ну что вы, кто говорит об этом? Речь идёт о другом деле, которое может вас заинтересовать.
Я на минуту задумалась. А что я теряю? Собственно, что могла потерять, уже потеряла, поэтому…
- Хорошо, я вас выслушаю, Пётр Константинович.
- Но только не здесь. Здесь слишком много людей, а это дело весьма деликатно. Давайте встретимся после обеда в трактире. Там есть одно место, где нас никто не подслушает. И помните: я не собираюсь наносить вред вашей репутации, для этого прекрасно подойдут крестьянки…
Почему-то улыбка этого господина леденила мне душу, я не могла спокойно на него смотреть. Мне больше всего на свете хотелось отказаться от этой встречи, или просто не ходить на неё. Но после обеда ноги сами понесли меня в трактир. Если бы я тогда только знала, чем это обернётся…

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:40:03)

0

268

Часть 3.
Я несмело толкнула дверь трактира. Озираясь по сторонам, я дошла до стола, за которым стоял хозяин этого заведения.
- Добрый день, - приветливо улыбнулся он, - чем могу помочь?
Я на минуту задумалась. А стоило ли сюда вообще приходить? Как бы мне хотелось сейчас развернуться и убежать прочь, но почему-то я этого не сделала. Ноги словно приклеились к полу, я боялась даже пошевельнуться, поэтому только и смогла вымолвить:
- У меня здесь встреча назначена. Господин Каульбах вам ничего не сказывал?
Услышав эту фамилию, хозяин трактира сильно изменился в лице. Среди прочих эмоций и чувств я отчётливо смогла различить благоговение перед этим человеком, слепое повиновение, и даже страх. Мне сделалось ещё страшнее, но простое любопытство съедало меня изнутри, я думала, что, услышав его предложение, смогу легко отказаться от него…
- Следуйте за мной, барышня, - только и молвил этот человек, а потом взял со стола канделябр с зажжёнными свечами, и повёл куда-то вниз по лестнице. Тени зловеще отплясывали на стене, отчего ноги мои подкашивались от страха. Но в эту минуту я вдруг поняла, что назад пути нет. Я должна была выслушать то, что собирался мне поведать этот господин Каульбах.
Спустившись по винтовой лестнице вниз, хозяин трактира указал мне на большую деревянную дверь, ведущую в погреб. Дрожащей рукой я толкнула её, и вошла внутрь. Тут же свет свечи исчез за моей спиной вместе с глухим ударом закрывшейся двери. Свет с улицы не пробивался сюда, и прошло достаточно много времени, прежде чем мои глаза начали привыкать к темноте. Я разглядела множество полок, на которых стояли самые разнообразные французские вина. А в глубине погреба, за маленьким столом, на котором были разбросаны какие-то бумаги, сидели два человека. Одного я узнала точно – это был Пётр. Второго же я не видела прежде.
- Вы не говорили мне о присутствии посторонних, - решилась заговорить я, и сама удивилась своему голосу. Я услышала его как будто со стороны, и очень испугалась его. Он был хриплым, дрожащим и срывающимся.
- Будьте покойны, Александра Илларионовна, Илья Фёдорович не посторонний. Он имеет прямое отношение к нашему делу. Что же вы стоите в дверях? Присаживайтесь, - Пётр указал на стул, стоявший по другую сторону от стола.
Я приблизилась к столу, и неспешно села на стул. Почти сразу же Пётр зажёг свечи, и теперь я могла разглядеть его лицо. Оно было таким же властным, как и при нашей первой встрече в парке, но теперь в нем читалась большая уверенность и самодовольство. Лицо же Ильи Фёдоровича выражало противоречивые чувства. Было видно, что он только лишь пытается казаться с Петром на равных, но на самом деле был так же запуган им, как и хозяин трактира.
- Так о чём же вы хотели говорить со мной? – спросила я более уверенным голосом, поскольку начала привыкать к обстановке.
- Александра Илларионовна, прежде чем я начну, обещайте, что наш разговор останется между нами, и что до окончания моего повествования вы не станете прерывать меня.
- Хорошо, я обещаю, - проговорила я немного более уверенно и гордо, чем мне самой хотелось.
- Насколько мне известно, вы с детства увлекаетесь фехтованием. У вас очень неплохо получается это делать, однако вы не можете до сих пор найти поддержку в этом деле со стороны ваших близких. Что ж, есть ещё кое-что. Вы отчаянно нуждаетесь в деньгах, и, как я сказал вам сегодня в парке, хотите помочь вашему папеньке наладить дела, ведь отчасти чувствуете себя виноватой в его бедности. Речь пойдёт об очень деликатном деле, однако я смею надеяться на вашу поддержку. Я заплачу вам сполна за эту работу. К сожалению, сейчас я не могу посвятить вас во все подробности своего плана…
- Позвольте, я вас перебью, - вмешалась я, - я не стану помогать вам, пока не узнаю всего, что могло бы быть мне интересным. Разумеется, я говорю о вашем плане.
- Коли вам будет угодно, я скажу. Я и Урусов, а также несколько других людей, готовим весьма хитрое дельце. Речь идёт о свержении императора с его престола. Как только нам это удастся, я стану императором Всея Руси. Я, Пётр Константинович Романов.
Я сглотнула. Всё оказалось намного сложнее и опаснее, чем я себе представляла. Но я нашла в себе силы рассмеяться ему в лицо.
- Но вы же не думаете, что я стану помогать вам в этом?
- Как раз наоборот. Я знаю это, - глаза Петра хищно сверкнули. Он что-то схватил под пиджаком, и слегка вытянул. В темноте блеснул металл пистолета.
- Теперь вы понимаете? Я рассказал вам свой план, у вас нет другого выхода, иначе… пострадает ваш папенька и та несчастная служанка. Вы же не хотите смерти невинных людей?
Мои глаза расширились от ужаса. В эту минуту я поняла, что сама повернула свою жизнь совсем в другую сторону…

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:40:10)

0

269

Часть 4.
- Вы ведь нарочно раскрыли весь ваш план, не так ли? – я подняла одну бровь вверх.
- Вы очень проницательны, Александра Илларионовна, - пришло время смеяться Каульбаху. И он воспользовался этой возможностью. От его леденящего душу смеха по коже бежали мурашки, - так и есть. Ведь теперь вы не откажете мне в содействии? Теперь, когда знаете суть моего плана. Вы ведь можете рассказать о нём остальным. Зачем мне неоправданный риск?
Я закрыла глаза. Но блеск металла пистолета не покидал меня ни на секунду. Он застыл перед глазами, отчего становилось ещё страшнее. Что же будет с папенькой, думала я, что будет со всеми родными? Он, безусловно, убьёт их. Этот человек не остановится ни перед чем. За то короткое время, что мы были знакомы, я твёрдо осознала это.
- Что я получу? – спросила я более уверенно.
- Главное – неземные богатства, потом – свободу.
Свобода…А могла ли я быть свободной после услышанного? Мне оставалось только одно. Согласиться сделать то, что предложил Каульбах. А потом… я бы сумела убежать от него, избавиться от этого ужасного человека и его хитрого плана.
- Звучит заманчиво, - я пыталась изобразить независимость и уверенность, но получалось плохо. Гордость осанки и спокойный холодный взгляд скрывали мой страх, но голос… голос выдавал меня всю.
- Отрадно слышать, что вы согласны, - Пётр ухмыльнулся, - хотя другого ответа вы бы и не смогли дать. Но для начала вы должны выполнить совсем маленькое задание, чтобы доказать мне свою верность. Доставьте это письмо по указанному в нём адресу.
Пётр достал из-под полы пиджака сложенную и запечатанную бумагу.
Я вздохнула с облегчением. Если это всё, что требовалось от меня – я была готова сделать это ради благополучия семьи.
- И чем скорее, тем лучше, - услышала я голос Петра, выходя из погреба.
Моим глазам пришлось привыкнуть к яркому свету, прежде чем я смогла двинуться в путь. До лавки того купца, которому необходимо было передать письмо, было всего несколько минут ходьбы. В мою голову закралась интересная мысль. А что, если я сбегу? Решаясь на этот поступок, я оглянулась по сторонам, но тут же поняла, что идея моя не будет иметь никакого результата. Со всех сторон на меня смотрели хищные пары глаз, принадлежащие людям, облачённым в чёрные костюмы, с цилиндрами на голове. Всё было просто и понятно. Каульбах установил за мной слежку, чтобы не вздумала бежать. Ну что ж, оставалось только доставить письмо по назначению и уповать на то, что скоро мне удастся покончить со всем этим раз и навсегда.

Возле лавки купца меня ожидал мой новый знакомый – Илья Урусов. Очевидно, после того, как я вышла из трактира, Илья доехал сюда в экипаже или верхом, чтобы опередить.
- Блестяще, Александра Илларионовна, - сказал он, - вы превосходно справились со своим первым заданием. Вот вам небольшое вознаграждение, - он протянул мне пачку денег. Мои глаза расширились от удивления и ужаса. Столько денег я ещё не видела прежде в своей жизни. Если мне дают их за такое жалкое поручение, то что, если…
Я молча взяла деньги, и спрятала их в маленькую сумочку, которая висела у меня на руке.
- Благодарю, - ответила я, - это всё?
- На сегодня да, - Илья поклонился, - до встречи, Александра Илларионовна, Пётр Константинович непременно свяжется с вами, ежели вы понадобитесь.
Я молча развернулась и пошла прочь. Всю дорогу до дома я думала о полученной сумме. А что, если мне выполнять то, что просит Пётр? Тогда вскоре моей семье не надо будет жить в бедности, не надо будет считать каждую копейку. Но одновременно я старалась гнать мысли об этом из своей головы. То, чем я планировала заниматься, было противозаконно, я шла против воли Императора, против законов Империи. Но желание помочь семье оказалось сильнее…Через несколько дней я приму окончательное решение…

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:40:19)

0

270

Часть 5.
За неделю мне несколько раз приходили послания от Каульбаха. Всё это время я пыталась их игнорировать, но ничего не выходило. Его люди не оставляли меня, и мне приходилось выполнять всё, что он попросит. Чаще всего я относила письма, выполняла «чёрную» работу, которую всегда выполняли его только заступившие на службу люди. Его начинающие сторонники. Сторонники… Да, теперь я была одной из них, но не по своей воле. Страх перед этим человеком был велик, но ещё больше я боялась, что он может причинить вред моей семье, самому дорогому, что у меня осталось. Но я не замечала, как под дурным влиянием начинала сильно меняться. Я всё меньше стала думать о том, что иду против государя, что действую наперекор закону. Меня это беспокоило всё реже и реже. Я просто не обращала на это никакого внимания. А ещё через некоторое время появилась твёрдость в голосе, и даже неоправданная гордость. Я стала ещё меньше похожа на себя саму, каждый день в зеркале я видела девушку, так сильно отличающуюся от себя. Безусловно, внешнее сходство сохранялось, но то, что творилось у меня внутри… Я даже не замечала перемен, происходивших во мне, и сейчас с трудом могу сказать, как получилось, что я стала такой. Папенька всё время спрашивал, откуда у меня появляются деньги, я всё время придумывала что-то, не в силах рассказать правду. Да я и не могла её поведать, ведь тогда Каульбах, не раздумывая, убил бы папеньку. Но однажды я действительно переменилась. Для меня перестало быть важным то, чем именно я занимаюсь. Сейчас я с ужасом осознаю, что моя страсть к приключениям втянула меня во всё это, я даже начала получать удовольствие от того, что каждый день сильно рискую…
Однажды мне пришло письмо от Каульбаха. Я даже обрадовалась ему. В нём говорилось, что у Петра Константиновича был серьёзный разговор ко мне на очень важную и интересующую нас обоих тему. Я без промедления накинула пальто и надела капор, после чего вышла на улицу и, задержавшись немного у порога, чтобы вдохнуть свежего воздуха, направилась в оговорённое место. Оно было всегда одним: тот погреб в трактире, где я впервые круто поменяла свою жизнь.
- Да-да, Александра Илларионовна, - сказал Пётр после того, как я приоткрыла дверь в погреб, - признаться, вы заставили меня ждать.
Я молча прошла к столу и села на стул, так как не считала уместным комментировать его реплику.
- Вы хотели поговорить со мной? – спросила я и слегка прищурила глаза, чтобы лучше разглядеть выражение лица этого человека в тусклом пламени свечи.
- Да, разговор действительно серьёзный, но он имеет положительный характер, как для меня, так и для вас.
- Я слушаю, - спокойно и уверенно произнесла я, ещё больше распрямляя спину.
- Я рад сообщить вам, что ваша, так скажем, подготовка успешно завершена. Вы показали мне, что способны блестяще справляться с работой, что вы честны передо мной, верны мне и моему делу.
На моём лице не дрогнул ни один мускул. Оно оставалось мертвенно-спокойным, хотя на душе скребли кошки. Я знала, что Каульбах уготовил мне какое-то сверхзадание, и втайне надеялась, что после его выполнения я смогу свободно расправить плечи от давления этого человека.
- Так вот, вас ожидает некоторое продвижение по службе, если так можно выразиться. Вы теперь станете моим агентом. Будете выполнять задания, и получать за это неплохие деньги.
Деньги… А ведь всё началось именно из-за них. Я всего лишь хотела помочь своей семье справиться со всеми материальными трудностями, а завела себя сюда…Теперь я с ужасом осознала, что занимаюсь этим не только из-за денег. Мне любопытно и интересно, мне хочется приключений, мне хочется испытать себя. Я не могла объяснить, почему так происходит, ведь всей душой осуждала Каульбаха за его деяния, но продолжала выполнять его требования.
- Но для начала вам нужно пройти подготовку. Я знаю, что вы любите фехтовать, однако ваших навыков недостаточно, чтобы при случае защитить себя, поэтому вы будете ходить к месье Шарлю в фехтовальный зал, чтобы брать уроки.
- Но как я смогу это сделать, ведь я девушка?
- У меня есть одна мысль. Вы можете переодеться в мужчину, чтобы брать уроки.
Я продолжала сидеть, прищурившись, и смотреть на Каульбаха. Я пыталась понять, что происходит на душе у этого человека, однако не продвинулась в этом деле ни на малую часть.
- Хорошо, - произнесла я. Меня ожидало новое приключение, тем более что я собиралась заняться самым любимым делом – фехтованием.
- Другого ответа я от вас и не ждал, - Каульбах рассмеялся. Я знала, что он намекал на пистолет, который всегда прятал под пиджаком.
Я лишь на мгновение опустила глаза, а потом снова подняла их. Казалось, я готова была прожечь взглядом любого, но Пётр не сломился.
- Когда начинаются мои занятия? – спросила я, вставая со стула.
- Завтра, - коротко ответил Каульбах, - возьмите. Это мужская одежда, - он указал на свёрток, лежавший на углу стола, который я прежде не замечала.
Я молча взяла свёрток и, развернувшись, быстро направилась к выходу, чтобы сделать глоток чистого воздуха. Чистого от той грязи, что окружала меня, и в которую я, сама того не ведая, окунулась с головой.

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:40:29)

0

271

Часть 6.
Я не думала, что притвориться мужчиной и приходить в фехтовальный зал будет настолько легко для меня. Можно сказать, я преуспела в этом. Почти каждый день я ходила к месье Шарлю, и под видом своего «кузена» Александра Забелина упражнялась в фехтовании. Месье Шарль хвалил меня, подмечал способности, выделял среди многих, называл почти самым лучшим учеником. А я не хотела быть «почти». Я хотела стать действительно самым лучшим учеником, поэтому упорно занималась, и шла к цели. Я была счастлива. Впервые в жизни я занимаюсь делом, которое доставляет мне удовольствие. Я говорю о фехтовании, потому что Пётр Каульбах несколько недель не вызывал меня и не давал новых заданий. Теперь я признаюсь сама себе, что те недели скучала без этого. Меня словно привлекали опасность и риск, я хотела новых заданий. И вскоре мне пришло письмо с извещением о назначенной встрече. На том же месте. В тот же час.
- Вы хотели меня видеть? – через несколько недель после нашей последней встречи я заметила, что веду себя с Петром, как на равных.
- Александра Илларионовна, как я рад. Признаться, я не ожидал таких успехов от вас.
- Вы думали, что я кисейная барышня, как и многие другие? – надменно поинтересовалась я, не поинтересовавшись, как Каульбах узнал о моих успехах. Я знала, что его люди есть везде. Я бы не удивилась, если бы мои слуги работали на него.
- Нет, но, признаться, в теперешних обстоятельствах я огорчён, что вы таковой не являетесь.
- Позвольте узнать, почему?
- У меня для вас есть серьёзное задание. Настоящее.
Я ликовала. Наконец-то я получу столько риска, о котором могла только мечтать. Настоящее задание! Я прекрасно понимала, какой смысл Каульбах вкладывает в эти слова. Нет, он шутить не будет!
- А причём здесь моя необходимость быть кокеткой?
- Просто задание это носит весьма деликатный характер. И выполнить его поможет ваше обаяние. Одному человеку стало известно о нашем деле больше, чем мы предполагали. Он узнаёт сведения через сестру Урусова, которая души не чает в этом человеке. Он хитёр и изворотлив. Ваша задача – втереться к нему в доверие и всё выяснить.
- Вы не ответили на вопрос, - произнесла я, хотя предполагала, каким будет ответ.
- Он – дамский угодник. Чтобы выведать у него информацию, вы должны сблизиться с ним. А это можно сделать, только добившись его расположения. Вы должны заинтересовать его. Как женщина.
- Выходит, я – приманка? – мне не очень приглянулась эта роль, хотя задание могло показаться интересным.
- Ни в коем случае. Вы сами выполните это задание до конца. Я рассчитываю на вас. Кроме того, награждение. Вы помните?
- Хорошо, - не раздумывая, ответила я, - где я могу с ним встретиться?
- Через три дня состоится приём в Зимнем Дворце в честь именин императора. Всё высшее общество приглашено. Там вы и встретитесь с этим человеком. Ваша кузина Ольга Орлова уже получила приглашение. Вам только нужно упросить её дать вам пару уроков кокетства, и сопровождать её на бал.
- Всё будет исполнено, как положено, - сказала я. Настоящее задание, новые навыки и умения, а мне нравилась эта жизнь… Жизнь шпионки.
- Но как зовут того человека? Который так опасен для нас?
- Князь Михаил Павлович Воронцов.
- Князь Воронцов… - повторила я, словно пробуя это имя на вкус.
- Именно.
- Я сегодня же направлюсь к Оленьке.
- Отрадно слышать, Александра Илларионовна, похоже, я не ошибся, когда отыскал именно вас…

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:40:37)

0

272

Часть 7.
- Мне бы Оленьку повидать, - говорила я слуге в тот же день, едва переступив порог особняка Орловых.
- Непременно, барыня, - ответил слуга, и направился в гостиную, чтобы доложить о моём визите. Когда он вернулся, то предложил последовать за ним. Я прошла в большую, светлую и уютную комнату, посередине которой стоял чёрный рояль. Я как раз и застала Оленьку сидящей за ним. Она только что закончила играть, прервавшись из-за моего прихода.
- Прости, что помешала, Оленька, - сказала я ей.
- Что ты, Сашенька? Я всегда рада тебя видеть! – Ольга встала и, подойдя ко мне, крепко обняла. Впервые за долгое время я почувствовала то тепло, ту любовь, что испытывала ко мне моя кузина. Почему-то осознание этого стало чётче и ярче врезаться в мою память с каждым последующим словом в нашей встрече.
- Ты хотела поговорить со мной? – отстранившись от меня, спросила Ольга.
- Вообще-то, да, - переминаясь с ноги на ногу, ответила я. Я не знала, как начать этот разговор, почему-то слова не приходили на ум…
- Присядь, я прикажу подать нам чаю, - сказала Оля, указывая на кресла.
Я села. Ольга приказала подать чаю, и вскоре его принесли. Я до сих пор не решалась заговорить о том, о чём хотела, вернее, о чём должна была. Наконец, я собрала всю волю в кулак, и заговорила.
- Оленька, я знаю, ты идёшь на бал к императору…
- Ты хочешь пойти со мной?
Вот за это я и любила свою кузину. Она всегда понимала меня с полуслова. Ей даже не нужно было ничего объяснять.
- Да, - тихо ответила я, и опустила глаза. Почему-то в этот момент мне стало так стыдно…
- Но ведь есть что-то ещё? – Оля заглянула мне в глаза и улыбнулась.
- Ты права. Оленька, я совсем не знаю, как…
- Как вести себя в обществе? – Оля добро засмеялась, - не волнуйся, я помогу тебе.
Через несколько минут я уже ходила по комнате с книгой на голове. У меня с трудом получалось удержать её хотя бы несколько секунд. А всё из-за того, что я не могла держать спину, как положено, не могла медленно ходить, как это делают все дамы высшего общества. Но я старалась. Мне просто необходимо было сделать всё правильно, всё, чтобы добиться цели, всё, чтобы выполнить задание. Даже если ради этого приходилось переступить через себя.
- Саша, держи голову выше, распрями спину, - всё время говорила Ольга таким тоном, которым говорят гувернантки своим ученицам.
Наконец, через мучительно-долгий час я, уставшая, опустилась на диван.
- У тебя получилось, - заключила Ольга, - ты теперь настоящая светская дама!
- Я и предположить не могла, что всё будет так трудно сделать, - мне понравилось это, потому что создало трудности, которые мне очень нравились. К тому же, учиться манерам было весело и интересно.
- И последнее, - Ольга сказала это немного тише, но увереннее, - если ты понравишься молодом человеку, а я и не сомневаюсь в этом, - с этими словами Оля подмигнула мне, - не забудь, ты должна быть кокетливой неприступной девушкой. Играй и флиртуй, и ты сразу завоюешь внимание!
- Кокетничать? Ну уж нет… - возразила я.
- В этом нет ничего страшного. Смотри, - и Ольга посмотрела сначала на меня, потом опустила глаза в пол, потом отвела их куда-то, и снова медленно подняла взгляд на меня. Глаза её при этом были полны смущения, - всё просто, - добавила она.
- Нет, у меня так не получится, - сказала я.
- Попробуй.
И я сделала так, как показала Оля. По её восхищённым возгласам я поняла, что у меня получилось.
- Ты прирождённая кокетка! – заключила кузина, - просто очень тщательно скрываешь в себе это.
Мы весело засмеялись.
- Постой, но ведь у тебя нет бального платья? – спросила Ольга.
- Верно, нет…
- Портниха не успеет изготовить платье за такой короткий срок… Пойдём, выберем что-то из моих.
С этими словами мы встали с дивана, и направились к Ольге в комнату выбирать платье. Странное чувство не покидало меня весь остаток дня. Я боялась и одновременно ждала этого вечера. Моя интуиция подсказывала – что-то должно произойти. Очень скоро.

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:40:45)

0

273

Часть 8.
Всю ночь перед балом я ворочалась, не в силах заснуть. Я размышляла о том, что непременно должно произойти завтра. Я найду этого князя, а потом… потом завладею его вниманием, а если всё получится так, как учила Оленька, может быть, смогу его очаровать, и тогда…тогда я выведаю всю информацию, которая нужна была мне. Нет, я знала даже больше того, что знал он, я не сомневалась в этом. Но мне надо было убедиться, что именно он знает. Под утро мне всё же удалось заснуть, хоть и ненадолго. Утром, с первыми лучами солнца, а зимой оно встаёт довольно поздно, я проснулась. Странное предчувствие не покидало меня, но я старалась не обращать на него внимания. Сегодня перед балом, возле Зимнего дворца, меня будет ждать Пётр. Он даст последние указания перед тем, как я начну действовать…
Я встала с кровати, накинула пеньюар и позвала служанку, чтобы та помогла мне умыться. Теперь, когда я получала деньги от Петра, я могла позволить, чтобы мне помогала служанка. Я не чувствовала более угрызений совести, а принимала её помощь, как должное, правду ведь говорят: к хорошему люди быстро привыкают. Служанка помогла мне одеться и забрать волосы в тугой пучок, ведь у Оленьки всё придётся переделывать. Потом мне доложили, что приехала карета Оленьки, которая и должна была доставить меня к ней. Аннушка и папенька знали о том, что сегодня я поеду на бал. Они были очень рады за меня, ведь я выхожу в свет. Папенька очень жалел, что не будет присутствовать на балу, но я его успокоила, сказала, что таких балов будет ещё много. А что было делать? Ничего более разумного я придумать не смогла.
Оленька сидела в гостиной, когда я зашла к ней. Она оглядела меня суровым взглядом, но потом улыбнулась. Я ничего не могла сделать, кроме как улыбнуться ей в ответ.
- Пойдём, - сказала она, жестом приказав следовать за ней.
Я просеменила за ней до её спальни. Когда двери открылись, я увидела, что на спинке стула висело неземной красоты платье. Оно было сделано из шёлка, ткань была цвета изумрудов, платье обрамляли белые и кремовые кружева, а зона декольте была украшена красивой тесьмой.
- Это платье, которое я должна буду надеть? – несмело спросила я. Я боялась даже притронуться к этому великолепию, не говоря о том, чтобы надеть его.
- Да, - в голосе Ольги я услышала ликование. Она оглядела меня таким взглядом, будто примеряла, как это платье мне подойдёт.
Я ещё раз оглядела платье. Безусловно, оно оставалось таким же великолепным. Но вот только появились несколько деталей, которые немного смутили меня. Невооружённым глазом было видно, что декольте откроет плечи полностью, а тугой корсет полностью утянет талию.
- Но оно не слишком… откровенное? – попыталась возразить я.
- В самый раз, - улыбнулась Оля, - давай, - она перевела взгляд с платья на ширму, и я почти сразу исчезла за ней. Через несколько минут на мне было это великолепное изумрудное платье. Я несмело вышла из-за ширмы, и такими же шагами подошла к зеркалу, прикрыв глаза.
- Подожди, ещё не всё, - Ольга повернула меня так, что я не могла видеть своего отражения в зеркале, - Дуняша! – позвала она.
Прибежала молоденькая девушка, которая помогла сделать причёску. Наконец, Оля достала из шкатулки бриллиантовое колье, и одела его на меня.
- Теперь смотри.
Я медленно обернулась и замерла. Из зеркала на меня смотрела светская барышня с красивыми обнажёнными плечами и длинной шеей. Такой я видела себя впервые. Бриллианты на шее сверкали, ослепляли глаза, а причёска идеально подчёркивала форму лица. Изумрудное платье подходило к глазам, ещё больше выделяя их цвет. Признаться, я себе очень понравилась, только такой я не представляла себя никогда.
- Ты прекрасна, - шепнула Ольга, - на балу все женихи будут твоими, - она подмигнула мне. Потом она сказала, чтобы я подождала в гостиной, пока сама оденется и причешется. Я плохо её слушала, потому что всё это время не отрывала глаз от зеркала. Я не верила тому, что видела! Ну что ж, это было ещё одно испытание для меня, часть задания, которую необходимо выполнить на пути к победе. И я с блеском её выполню. Обещаю.

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:40:53)

0

274

Часть 9.
Всю дорогу до Зимнего дворца мы молчали. Оленька знала, что я собираюсь с мыслями, ведь мне предстоял первый выход в свет. Меня будут представлять высшему обществу, а Ольга обещала познакомить с цесаревичем и его супругой Марией. На Ольге в тот вечер было голубое платье с декольте, но неглубоким, поскольку она была замужней женщиной. Всю небесную голубизну шёлка оттеняло ожерелье из голубых бриллиантов, надо сказать, очень редких, а на плечах была лёгкая газовая накидка. Капоры мы держали в руках, чтобы не испортить причёску, ведь на приёме у императора все должны были выглядеть безупречно. Надо сказать, то волнение, что охватило меня тогда, когда я увидела себя в бальном платье, потихоньку отступало. Я чувствовала себя более уверенно, но всё же не так, как Ольга, для которой балы и приёмы уже вошли в привычку.
- Волнуешься? – нарушила молчание Ольга.
- Немного, - честно призналась я и вздохнула.
- Всё будет хорошо, - Оля взяла меня за руку. Я почувствовала всё её тепло и любовь ко мне, и подумала, что мне несказанно повезло с кузиной. Я улыбнулась, глядя в её добрые глаза. Она улыбнулась мне в ответ.
- А что Никита? – спросила вдруг я, почему-то только сейчас обратив внимание на то, что её мужа нет рядом.
- Александр отправил его за границу, чтобы тот сделал какой-то отчёт. Говорят, что кто-то готовит заговор против императора, вот цесаревич и послал его, чтобы выведать все тайны.
Мне мгновенно стало жарко, а ладони покрылись потом. Расследование заговора? О Боже, я ведь имела к нему самое непосредственное отношение. Я попыталась немного успокоиться, иначе Ольга бы непременно заметила моё волнение. Вскоре у меня получилось. Да и вовремя. Потому что карета затормозила у Зимнего дворца.
Спрыгнув с козел, кучер помог нам выбраться, и мы вдвоём направились ко входу. Я оглядывалась по сторонам, пытаясь найти Каульбаха, который должен был ждать меня неподалёку. Наконец, мне это удалось. Несмотря на то, что площадь перед входом ярко освещали фонари, он стоял в тени. На лицо его был надвинут цилиндр, однако я сразу узнала его.
- Оленька, ты иди, раздевайся, а я тебя догоню…
- Что-то случилось? - тут же обеспокоилась Оля.
- Нет-нет, я просто… просто забыла муфту, подарок папеньки, в карете.
- Но Саша, зачем тебе муфта? И потом, мы ведь вернёмся туда…
- Так мне будет спокойнее.
- Ну, как знаешь, я буду ждать тебя в холле, - с этими словами Ольга направилась во дворец, а я пошла по направлению к стоянке карет. Как только дверь за Ольгой закрылась, я развернулась и побежала туда, где стоял Каульбах.
- Пётр Константинович, - прерывисто проговорила я, пытаясь отдышаться.
Пётр удивлённо застыл на месте.
- Вы прекрасны сегодня, - сказал он, уставившись на мою родинку на шее.
- Ближе к делу, - прервала его я.
- Итак, - произнес Пётр, по-прежнему глядя на мою шею, отчего мне становилось немного не по себе, но виду я не показывала, - князь Михаил Воронцов уже прибыл. Как я могу судить о нём, он уже ухаживает за какой-нибудь красоткой. Ваша задача – привлечь его внимание на себя, завести знакомство, а потом договориться о новой встрече, и тогда выведать все тайны. Вот, возьмите, - Пётр протянул мне листок бумаги, на котором были нарисованы какие-то значки, - скажите, что нашли это. Скажите, что слышали разговор двух людей о каком-то заговоре, скажите, что именно они потеряли этот листок. Уверяю вас, он на это клюнет. Но главное – сами не попадитесь на его удочку. Он известный дамский угодник.
Я презрительно фыркнула.
- Это всё? – спросила я, пряча листок в кармашек пальто. Мне уже порядком надоели хищные взгляды Петра.
- Да, вы можете приступить к исполнению, хотя нет… Постойте, - Пётр резко притянул меня к себе за талию, когда я собралась уходить.
- Пустите, - прошипела я, чтобы не привлекать внимание, и начала вырываться.
Тогда Пётр ещё сильнее притянул меня к себе, и страстно поцеловал. Такого отвращения я не испытывала давно. Его жадные губы впивались в мои, я отчаянно старалась вырваться, но ничего не получалось. Наконец, я нашла в себе силы, и залепила ему пощёчину.
- Да как вы смеете? – спросила я.
Пётр, потирая рукой щёку, процедил сквозь зубы:
- Иди, - его глаза наливались злостью.
Ничего не ответив, я быстро развернулась, и направилась во дворец, где меня ждала Оленька.

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:41:02)

0

275

Часть 10.
Я почти сразу нашла место, где стояла Ольга, ожидая меня.
- Ты взяла муфту? – сразу спросила она.
- Муфту? – переспросила я, потому что сначала не поняла, о чём она, - ах, да… Кучер уверил меня в том, что с ней ничего не случится, - ну не могла же я сказать ей правду.
- Выходит, кучера ты слушаешь больше, чем меня…
- Ну не сердись, пойдём лучше скорее в зал.
Мне не терпелось поскорее начать свою маленькую игру, в которой, я не сомневалась, одержу победу. Только надо было немного постараться.
Для начала мы прошли в гардеробную, где красиво одетые и причёсанные лакеи в белых перчатках помогли нам снять пальто, а затем аккуратно повесили их на крючок. Убедившись, что всё сделано правильно, Ольга направилась вперёд, увлекая меня за собой. Она не смотрела по сторонам, чего нельзя было сказать обо мне. Всё великолепие дворца приятно шокировало меня. Эти прекрасные белые колонны, золочёные зеркала, украшенные красивыми резными рамками, красные ковры, мраморный пол, всё это привлекло моё внимание с первой минуты. Такой роскоши я не видела никогда прежде. Но людей было совсем мало. Все они находились в то время в огромном бальном зале. Прежде чем мы вошли туда, нам предстояло пройти по огромной мраморной лестнице. Я несмело шагнула на первую ступеньку, по-прежнему заворожённая красотой и великолепием, но Оленька не дала мне много времени. Она спешила поскорее оказаться в зале. Показав лакею приглашение, украшенное гербом Империи и красной кисточкой, мы вошли в зал. Всё то, что я увидела, заставило меня остановиться. Я не в силах была ступить и шагу. Молодые девушки, супруги и матери неспешно расхаживали по залу, шурша платьями. Их причёски были великолепны, а шеи сверкали от бриллиантов. Они обмахивались веерами и о чём-то весело болтали, всё время широко улыбаясь. Рядом с ними стояли молодые люди. Одни – офицеры, а другие просто одеты по-дворянски. Они тоже что-то обсуждали с бокалами шампанского в руках. Мужчины же в возрасте предпочитали сидеть на диване, по выражениям на их лицах было видно, что они вспоминают молодость, то время, когда сами только-только начинали посещать балы. Некоторые пары танцевали, а некоторые просто стояли, и за бокалом шампанского вели милую беседу. У меня слегка закружилась голова от всего этого великолепия. Но Оленька быстро привела меня в чувство своим вопросом.
- Тебе здесь нравится?
- Очень, - восхищённо ответила я. И действительно, сейчас меня окружала какая-то красивая сказка, в которой любовь соперничает с ненавистью, в которой прекрасные офицеры добиваются расположения прекрасных дам, в которой всё так ярко, что глаза начинают болеть.
Вдруг рядом с собой я услышала разговор двух молодых девушек.
- Бедная Кати, - говорила одна, - так быстро попасться на крючок князя…
- Вы правы, Натали, но вот только в вас играет ревность, вы же сами недавно были близки с Воронцовым…
Я прислушалась к разговору, а потом направила свой взгляд туда, куда смотрели девушки. В стороне я увидела молодого человека, на вид которому было лет 25, и совсем юную барышню, которой не дашь больше 18. Они стояли близко, так что я легко могла рассмотреть обоих. У девушки, как я могла судить по разговору, Кати, были огромные и выразительные глаза, пухлые губы и красивые русые волосы. Декольте обнажало плечи, на шее сверкало колье. Сама она была невысокого роста, поэтому, чтобы обратиться к собеседнику, ей приходилось всё время смотреть вверх. После услышанного у меня не осталось сомнений, что рядом с ней стоит не кто иной, как тот самый князь Воронцов. Я посмотрела на него. Лица я не разглядела, он стоял ко мне боком. Он был высокого роста, с тёмными волосами. В руке он держал бокал шампанского, и о чём-то говорил своей спутнице, отчего та скромно улыбалась. Ну что ж, мне придётся ненадолго разрушить эту парочку, поскольку дело моё не терпело отлагательств. К счастью, Оленьке срочно понадобилось отлучиться, чтобы справиться о местонахождении цесаревича, чтобы потом представить меня ему. И я начала действовать. Князь бы никогда не заметил меня в толпе, поскольку выглядела я так же, как и все. Глубокое декольте, красивая причёска, роскошное платье и ярко сияющее камнями колье. Я решила сама обратить его внимание на себя. Подходя всё ближе, я тщательно прокручивала в голове всё то, чему учила меня Оленька. Вдруг я сделала вид, что споткнулась, и налетела на него. Он ловко подхватил меня и поставил на ноги.
- Ой, сударь, простите, право, я такая неловкая… - начала оправдываться я, поправляя платье и глядя в пол.
- Что вы, сударыня, не стоит, - с этими его словами я подняла голову и посмотрела на него, а потом смущённо опять опустила взгляд, - князь Воронцов, - продолжил он, - Михаил Павлович.
- Княжна Забелина, - ответила я, - Александра Илларионовна, - и вновь подняла глаза, протянув руку для поцелуя.

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:41:11)

0

276

Часть 11.
Князь не заставил себя долго ждать. Он действовал так, как я и предполагала, как истинный дамский угодник, для которого важна каждая девушка, и совсем не важно, что он только что завёл с ней знакомство. Он коснулся губами моей руки, при этом глядя мне в глаза. Они выражали восхищение, но я знала, что это маска, которую он надевает каждый раз, когда видит молодую девушку, внимание которой ещё не успел захватить. И, как я предполагала, он задержал губы немного дольше положенного. Выпрямившись, он широко улыбнулся, обнажая белизну зубов, и под глазами тут же пролегли маленькие морщинки, которые придавали ему ещё больше очарования. Конечно, он это знал, и прекрасно пользовался. Волосы небрежно лежали на лбу, и эта намеренная неаккуратность придавала ещё больше шарма. Накрахмаленный воротник рубашки подвязан галстуком, но, тем не менее, был немного распахнут. Всё это я и предполагала, поэтому не сильно удивилась, увидев, что Михаил Воронцов именно такой. Но в глазах его определённо был какой-то скрытый магнетизм, и мне пришлось несколько раз моргнуть, чтобы внезапное и неожиданное наваждение без следа исчезло.
- Я вижу вас здесь впервые, - произнёс он, и опять улыбнулся.
- Вы правы, сегодня мой дебют, - проворковала я, изображая из себя кокетку. Но мне показалось, что у меня получилось не очень убедительно.
- Вы прекрасно держитесь, - продолжал он, - и вы очаровательны.
Я смущённо опустила глаза, как и учила Оленька, и сделала небольшой реверанс.
***
Когда Саша споткнулась, Михаил как раз хотел завершить свой разговор с княжной Урусовой, но та не хотела этого. Наоборот, ей хотелось находиться с князем всё время, ведь она была влюблена в него, и не скрывала своих чувств. Она готова была идти за ним куда угодно, делать всё, что он не попросит. Но, к сожалению, она даже не догадывалась, что таким своим поведением только отталкивает князя от себя. Но Михаил в какой-то степени был вынужден флиртовать с ней и потакать её слепому обожанию. Недавно он узнал, что в Империи готовится заговор против Государя, и получил задание от цесаревича Александра разузнать как можно больше об этом. Как оказалось, брат Екатерины Урусовой, с которой князь познакомился случайно, имел очень странного друга – Петра Каульбаха. И вот теперь Михаилу было просто необходимо узнавать все сведения о нём и об Илье. К сожалению, очаровать молодую княжну и влюбить её в себя – было единственным способом выведать все тайны. Сам не понимая, почему, он испытывал к ней чувство, абсолютно противоположное симпатии. И вот, когда Саша налетела на него, он вздохнул с облегчением. Он был готов благодарить судьбу за то, что смог освободиться от княжны, которая теперь стояла, как громом поражённая. Она не могла поверить, что Михаил на её глазах уже увлёкся какой-то другой девушкой. Ничего не сказав, она лишь развернулась и убежала прочь, на глаза наворачивались слёзы. Михаил даже не обратил на неё никакого внимания. Он был увлечён новым знакомством. Когда Саша подняла глаза и посмотрела на него, он был просто восхищён. Почему-то ему показалось, что она не такая, как все, хоть и пытается скрыть это под глубоким декольте и роскошным сиянием бриллиантов. Что-то в ней было особенное. Её глаза выражали какой-то испуг, как будто она боялась всей этой роскоши и великолепия. Её глаза…Они были зелёными, и имели какой-то огонёк, тот, которого так недоставало всем этим кисейным барышням, окружавшим его каждый день. Её хрупкие, маленькие плечи и длинная шея, к которой так и хотелось притронуться губами… Какого же было его разочарование, когда в её голосе он услышал знакомые нотки притворного кокетства. Очевидно, она была такая же, как и все, и он ошибся, предположив, что она другая. Но отказываться просто так от ещё одной прелестницы ему не хотелось. К тому же, он уже соскучился по страстным объятиям и жадным поцелуям…Что ж, настало время для развлечений…

***
- Не хотите ли шампанского? - услышала я после недолгой паузы, и неожиданно для себя подумала, что князь обладает довольно приятным голосом.
- Не откажусь, - проговорила я всё так же кокетливо.
Михаил тут же отошёл, чтобы принести шампанского. Несколько минут я стояла одна, но вот ко мне подошла Оленька.
- Ах, вот ты где, я тебя ищу. Ну, наконец-то, - сказала она со вздохом.
- Тебе удалось найти цесаревича? – спросила я, хотя вовсе не хотела этой встречи. Я боялась посмотреть ему в глаза после того, что со мной произошло. После того, как я стала участницей ужасного заговора.
Тут подошёл князь Воронцов. В руках у него было два бокала шампанского. Он протянул мне один, и я, кивнув в знак благодарности, приняла его.
- Князь? – спросила Ольга, обратившись к Михаилу.
- Ольга Филипповна, - немного раздосадовано произнёс он. Тогда я ещё не понимала, почему, - моё почтение, - он прикоснулся губами к её руке, но сделал это сухо и сдержанно.
- Саша, как вижу, ты уже завела знакомства, - процедила Оля сквозь зубы, - князь Воронцов - очень давний друг Никиты, - пояснила она, посмотрев в мои глаза. Я была удивлена: откуда они знают друг друга?
Повисло неловкое молчание. Было очевидно, что князь не решается флиртовать со мной в присутствии Оленьки. Однако он всё время смотрел на мои плечи, отчего мне становилось немного не по себе. Мне всё время хотелось поднять рукава платья, но я сдерживала эти порывы.
- Ольга Филипповна, - послышался рядом чей-то голос, - рада видеть вас здесь.
- Софья Александровна, здравствуйте, - проговорила Оля, и тут же отвлеклась на разговор.
А Михаил обратился ко мне.
- Не желаете ли пройти в соседнюю комнату? Здесь очень шумно и жарко, а там всегда свежо.
А почему бы и нет? Всё же, моей задачей было очаровать его. А я знала, что сама не попадусь на его крючок.
- Не откажусь, - я посмотрела на него из-под пышных ресниц и улыбнулась. Как же это было невыносимо!

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:41:20)

0

277

Часть 12.
Действительно, когда я вошла в соседнюю комнату, то почувствовала облегчение. Музыка была здесь не так слышна, а лёгкая прохлада помогала проветрить мысли и чувства. Это была диванная комната, по всему её периметру стояли огромные мягкие диваны, на некоторых из них сидели другие люди, но мне не хотелось садиться. Я подошла к окну и, вглядевшись, увидела, что на улице идёт снег. Я очень любила снег, и втайне пожалела, что сейчас не могу оказаться на улице. Михаил встал рядом со мной, надо сказать, довольно близко, так что я могла слышать его размеренное дыхание. Он время от времени делал небольшие глотки из своего бокала, однако я всё ещё водила пальцами по ножке, и смотрела на пенистую жидкость. Так, в молчании, мы провели несколько минут. Наконец, я решилась, и сделала небольшой глоток. Приятное тепло тут же разлилось по моему телу.
- Я говорил вам уже, что вы прелестны? – проговорил Михаил, глядя на меня. Я чувствовала на себе его взгляд, поэтому не решалась повернуться и посмотреть на него. Я не сомневалась, что сейчас он снова улыбался той самой широкой обворожительной улыбкой, способной свести с ума любую девушку. Любую, кроме меня...
- Ну что вы, право… - говорила я, пытаясь сохранить нотки кокетства в голосе, хотя понимала, что с каждым разом притворяться получается всё хуже и хуже.
- Я нисколько не лукавлю, - тут я посмотрела на него и, как предполагала, наткнулась на ту самую улыбку. И, совсем неожиданно для себя, почувствовала, что щёки мои горят от смущения.
- Как вам высшее общество? – спросил он.
- Мне очень нравится здесь…Тут так всё… необычно… - хотя мне и захотелось закричать о том, что мне невыносима моя нынешняя роль, что я не такая, что совсем отличаюсь, я не могла. Но Михаил, похоже, уловил лёгкое дрожание моего голоса.
- Признаться честно, - продолжил он, вздохнув, - с каждым разом всё одно и то же. Ничего не меняется… Я рад, что встретил вас сегодня, вы так свежи, и ещё так далеки от всего этого…
Я ничего не ответила. Более того, я даже не знала, как подвести его к тому, что у меня есть некоторая информация, которая может быть очень полезна. Я решила начать издалека.
- А вы любите читать? - я развернулась, и теперь стояла прямо напротив Михаила.
- Конечно. Книги – самое прекрасное, что было изобретено человечеством, - и вновь эта улыбка. И вновь хищный взгляд, устремлённый на мою родинку на шее. Не успев даже остановить себя, я провела по ней рукой, и тут же почувствовала, что вновь краснею.
- Вы ведь наверняка любите любовные романы? – больше с сожалением, чем с интересом, спросил он, не обратив никакого внимания на мой жест.
Ну, наконец, я услышала тот вопрос. Теперь подвести к намеренной теме его будет намного легче.
- Честно признаться, они мне ненавистны… - я вновь сделала глоток шампанского, и заметила удивлённое выражение на лице собеседника, которой задержал свой бокал около рта, так и не успев сделать глоток, - я люблю приключенческие, - тут же добавила я.
Теперь пришла моя очередь улыбаться при виде удивления, которое становилось всё сильнее, и теперь Михаил вряд ли пытался скрыть его.
- Не удивляйтесь, князь, я не лгу вам. Ещё я люблю фехтовать, и просто обожаю разного рода тайны.
Князь Воронцов, вы побеждены, - вдруг подумала я про себя. Он стоял как громом поражённый, не мог вымолвить ни слова.
- Но вы же… - попытался сказать он.
- Нет, я не кисейная барышня, - я ликовала. Мне удалось превзойти этого напыщенного и самовлюблённого Нарцисса. Я одержала победу, и теперь могу добить его.
- А недавно я нашла один список…И слышала разговор… Два человека говорили о каком-то заговоре, правда, я не поняла, о чём именно они толкуют, но услышанное было весьма заманчиво и, признаться, мне даже захотелось разобраться в этом больше.
Михаил тут же оживился. Он немедленно сдвинул брови к переносице, выражая крайнюю сосредоточенность. И, когда он задал мне следующий вопрос, я не услышала ноток восхищения, кокетства и желания завоевать очередную барышню.
- Где вы его нашли? Когда? – спросил он. - Что там было?
- О, князь, слишком много вопросов, - я улыбнулась, - вижу, вам это интересно, - теперь пришла моя очередь играть.
- Мне не просто интересно, я сам пытаюсь разобраться в этом заговоре. Мне тоже о нём известно.
- И что же вам известно? – подошла я к тому самому вопросу, о котором говорил Каульбах. Моё сердце вдруг учащённо забилось, а ладони вспотели. Чтобы скрыть волнение, я сделала весьма внушительный глоток из бокала, и мгновенно почувствовала жар во всём теле. Я была уверена, что мои щёки пылали. Я не на шутку разволновалась, но тут же раскрыла веер и начала махать им перед лицом, делая вид, что мне жарко.
- Александра Илларионовна, здесь слишком много посторонних ушей. Но, если вам это действительно интересно, мы можем заняться расследованием вместе. Я расскажу, что известно мне, а вы, в свою очередь, поделитесь своими знаниями. Что, если, скажем, завтра, я нанесу вам визит?
- Но князь, что подумают в обществе? – я невинно захлопала глазами, возвращая себе прежний облик.
- Не беспокойтесь, Петербург давно перестал сплетничать обо мне. Слишком часто мою персону обсуждали в обществе. Пришло время и отдохнуть, - и опять его прежнее поведение вернулось к нему. Он заглянул мне в глаза и улыбнулся. Мои губы дрогнули и расплылись в ответной улыбке. Но он не знал, отчего я улыбаюсь…

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:41:29)

0

278

Часть 13.
Михаил так поступал всегда. У него был разработан определённый план действий, который всегда помогал ему в достижении целей. А цель у него была одна. Каждый раз он выбирал себе определённую девушку, и добивался её. День, другой, может, неделя – но она обязательно скажет ему о том, что любит, и тогда он пригласит её к себе в дом, и за страстными поцелуями она не заметит, как окажется в его объятиях на широкой постели, устланной шёлковым бельем. И она не решится отступить. А после игра теряет всякий смысл. И так по замкнутому кругу. Пригласив Александру отдохнуть и предложив ей бокал шампанского, он ни на шаг не отступил от своей схемы. Эта девушка была прелестна. Она была юна и так свежа, так далека от всего этого. Но нотки притворного кокетства всё же слышались в её голосе, что сильно разочаровывало Михаила, но отступать он не собирался. Она обязательно станет ещё одной его победой, после которой появится другая дебютантка, которая, несомненно, привлечёт всё внимание на себя. Так думал Михаил до вопроса княжны Забелиной о книгах. Он уже готовился выслушать восторженный отзыв об одном из прочитанных любовных романов, когда девушка ответила совсем иначе. И этот её ответ первый раз в жизни заставил дамского угодника удивиться. Первый раз он не нашёлся, что ответить. А когда она рассказала про фехтование и интриги, всё стало на свои места. Теперь он начал понимать природу того кокетства, что исходило от юной княжны. Вероятно, её родственники заставляют её делать так, а если учесть, что она состоит в родстве с княгиней Орловой… Сомнений почти не оставалось. Этот маленький этап большой игры Михаил проиграл окончательно, когда услышал о заговоре, который интересовал его вот уже на протяжении нескольких недель. К окончанию разговора Александра стала серьёзной, и говорила она правдиво, не притворяясь, как будто больше не пыталась показать, что она – такая, как все. А, впрочем, Михаил это уже понял. Она была совсем другой. Только одно оставалось неясным – к чему весь этот спектакль с веером, глубоким декольте, которое, безусловно, притягивало, дорогими украшениями, ослеплявшими глаза, сладким голосом…
***
- Князь, мне кажется, если мы задержимся здесь ещё несколько минут, Оленька привлечёт третий отдел полиции к моим поискам, - произнесла я, когда молчание уже становилось невыносимым, а взгляд Михаила - всё более глубоким.
- Да, в этом вся княгиня Орлова, - он ухмыльнулся, - позвольте мне сопроводить вас.
Я молча кивнула. Безусловно, он решил, что я попалась на его чары, что так же, как и многие другие, буду посылать ему записки с признаниями в любви, молить о встречах, об ответных чувствах. Но также я не сомневалась в том, что наш разговор заставит его задуматься о многом, пересмотреть своё отношение ко мне. За те немногие минуты, что мы остались наедине, я начала осознавать, что ему нужно в этом обществе. Ему нужна та единственная, что так непохожа на других, которая неудобно чувствует себя в обществе из-за того, что так отличается. Словом, ему нужна была такая, как я. Но моё сегодняшнее кокетство, вероятно, заставило его думать, что я ничем не отличаюсь от других. Что ж, тем лучше для нас обоих. Но, признаться, мне не просто хотелось выполнить с блеском это задание, но ещё и доказать этому Нарциссу, что не только он может стать хозяином игры, что теперь в неё играет не он один. И что одержать победу для него станет не так просто. К счастью, я могла объединить эти два занятия. Вскоре он обязательно поймёт, на кого натолкнулся. И я наслажусь его выражением лица, когда он осознает это. Итак, игра началась.
- Саша, ты опять исчезла, - говорила Ольга, когда нам удалось найти её.
- Оленька, не кипятись, тем паче на сей раз ты увлеклась разговором, а князь любезно согласился занять меня, - я сама удивилась, как просто иногда играть роль кокетки.
От моих глаз не ускользнуло то, как посмотрела кузина на Михаила. Одним взглядом она могла бы с лёгкостью прожечь его насквозь, если бы только он не испытывал такие взгляды на себе каждый раз, когда встречал родственника девушки, вниманием которой не пренебрегал.
- Мне кажется, нам пора. Илларион Степанович наверняка уже беспокоится о тебе, - с этими словами Ольга посмотрела на меня.
- Ольга, не сердись, если так угодно тебе, то поедем домой.
Я посмотрела на Михаила и улыбнулась. Ну конечно, он был уверен, что я запротестую, желая остаться с ним как можно дольше. Одно очко в мою пользу, князь.
- Буду рад видеть вас вновь, - сказал Михаил, и поцеловал сначала руку Ольги, по-прежнему сухо и быстро, а затем нежно прикоснулся к моей, и я почувствовала жар его губ, - Александра Илларионовна, - добавил он, не обратив никакого внимания на Ольгу.
Кузина быстро взяла меня за руку и увлекла прочь из зала. Пока мы не сели в карету, она молчала, но как только дверь за нами закрылась, и она приказала доставить меня домой, я подумала, что от её тона не придётся ждать ничего хорошего. И я была права.

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:41:37)

0

279

Часть 14.
- Оля, я… - я попыталась всё ей объяснить, вернее, всё, что могла, но она и слушать не хотела.
- Ты хоть понимаешь, что наделала? – с укором посмотрев на меня, спросила она.
- Я не понимаю, о чём ты говоришь… Я ведь просто завела знакомство с князем, ты ведь сама хотела, чтобы я как можно скорее влилась в это общество.
- С кем угодно, но только не с ним! Ты даже не представляешь, каков он на самом деле!
- Что ты имеешь в виду?
- Саша, он просто поиграет с тобой, а потом бросит. И дай Бог, чтобы ограничилось только этим! В Петербурге десятки благородных девушек, которых он лишил чести!
В следующее мгновение я рассмеялась. По-доброму, звонко и радостно.
- Отчего ты смеёшься? – негодовала кузина, а я всё продолжала смеяться. Наконец, справившись с этим, я ответила:
- Не беспокойся, меньше всего на свете мне хочется попасться на его крючок. Он не произвёл на меня ровно никакого впечатления…
- Но мне показалось, что…ты кокетничала с ним.
- Ну должна же я на ком-то оттачивать своё мастерство… - я невинно захлопала глазами.
- Обещай, что в следующий раз выберешь кого-нибудь другого. Всё же, тебе стоит держаться подальше от Воронцова, потому что ты, кажется, ему понравилась, и он не отступится от тебя, уж я-то его знаю, - Ольга вздохнула. Похоже, князь Воронцов действительно был «опасен». Но это добавляло ещё большего интереса к игре. И ещё я поняла, что Оля действительно сильно любит меня, и желает только добра. Через минуту, обняв её, я получила доказательство своим словам.
- Саша, поверь, я желаю тебе только добра, ведь я так люблю тебя. Мне будет очень больно, если ты будешь страдать. Не совершай таких ошибок, хорошо?
- Я постараюсь, - ответила я и улыбнулась, ведь ничего плохого не было в том, что я просто немного повеселюсь, да и к тому же, выполню своё поручение.

Когда карета подъехала к моему дому, я попрощалась с Оленькой, дала ей обещание, что верну платье и украшения, и поспешила в дом. Ни папенька, ни Анна не спали, они сидели в гостиной, пили чай и, казалось, ждали меня.
- Папенька, Аннушка, отчего же вы не спите в такой час? – спросила я, по очереди подходя к ним и обнимая.
- Ангел мой, тебя дожидаемся. С новостями, впечатлениями… Как прошёл твой первый бал? Много ли ты танцевала, и с кем завела знакомство?
Я улыбнулась.
- Вы задаёте слишком много вопросов, - попыталась уклониться я от ответа. Всё же впечатления были ещё слишком свежи, и мне бы хотелось сперва всё обдумать.
Но папенька настоял на своём. И я принялась рассказывать. О том, как поднималась по красивой мраморной лестнице, устланной красным ковром, о том, как глаза мои заболели от увиденной роскоши и великолепия. Я описывала светских дам, наряженных в самые красивые платья и с самыми необычными причёсками, статных офицеров, которые беседовали друг с другом с бокалом шампанского в руках.
- Сашенька… - прошептала Анна, - ты теперь совсем взрослая стала, барышня… - она утёрла платочком слезу, что скатилась по её щеке.
- Ну, будет, Анна…
- Но ты мне, Сашенька, не рассказала, с кем знакомство завела… - продолжал папенька. Я думала, что он забудет об этом, но, видимо, слишком интересовался этим.
- Я познакомилась с князем Воронцовым, - просто ответила я.
- Михаилом? – переспросил папенька. Я сильно удивилась тому, что они, вероятно, знакомы, - я был знаком с его батюшкой, - пояснил он.
- И он собирается к нам завтра с визитом, - я опустила глаза, потому что не могла предугадать, какова будет реакция папеньки на сказанное мной.
- Так это же превосходно! – воскликнул он, и я облегчённо вздохнула, - он -хорошая партия для тебя, к тому же, у него огромное состояние, а в нашем положении…
- Папенька! – оборвала его я. Мне вовсе не хотелось выслушивать всё это, - я же сказала вам, чтобы вы оставили свои попытки удачно выдать меня замуж… Я не хочу выходить замуж…Тем более, за князя Воронцова…
- Но он порядочный человек и достойный дворянин!
- Этот напыщенный и самовлюблённый Нарцисс? - я подняла одну бровь вверх, - да пусть он останется хоть последним мужчиной на Земле, я не выйду за него! – крикнула я.
- Александра! Опомнись! Как ты разговариваешь с папенькой... – попыталась вмешаться Анна.
- Этот разговор не имеет смысла, - сказала я и, быстро развернувшись, начала подниматься по лестнице в свою комнату, - доброй ночи, - бросила я, перед тем как скрыться наверху и сильно хлопнуть дверью своей спальни.

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:41:45)

0

280

Часть 15.
Громко хлопнув дверью спальни, я быстро зашагала к кровати и, не раздеваясь, легла на неё. Спать совсем не хотелось. Я закинула ногу на ногу и скрестила руки на груди, обдумывая события прошедшего вечера. Безусловно, я была поражена. Всё то великолепие, что окружило меня, слепило глаза, всё было, как в сказке. Также меня не покидало странное чувство. Я могла бы назвать его чувством долга, но была бы не совсем права. Я предвкушала, как буду рада, когда выполню своё первое настоящее задание. Пётр Константинович действительно не ошибся, когда выбрал меня. Я обладала самым главным качеством – мне нравилось то, что я делаю. Нет, я говорю не обо всём заговоре, безусловно, я всячески осуждала и порицала его, но я веду речь о том, что должна делать сама. Учиться фехтованию, добывать сведения, возможно, очаровывать…Также я думала о том, что, когда мне всё надоест, когда у нашей семьи будет достаточно денег, я непременно брошу это занятие. Как же я тогда была глупа… Признаться, я даже думала о визите князя Воронцова, который состоится завтра. Мысленно я прокручивала наш с ним будущий разговор, придумывала то, что скажу ему о списке и о заговорщиках, которых видела. Я не сомневалась, что зашифрованное послание Петра было бессмысленным, что оно – всего лишь приманка для князя. Я должна была выказать своё желание помочь в раскрытии этого заговора, и не сомневалась, что у меня получится сыграть свою роль, ведь я уже смогла изобразить кокетку… Постепенно мои глаза начали закрываться, и вскоре моя лёгкая дрёма перетекла в глубокий сон.

Утром я встала рано, и с удивлением обнаружила, что лежу в кровати в платье. Шпильки в волосах больно втыкались в голову, а бриллиантовое колье, которое я забыла снять вечером, оставило следы на коже. Я поспешила снять украшения, и приказала служанке, чтобы та нагрела воды. Я хотела принять ванну, поэтому к завтраку спустилась поздно. Я успела позабыть о ссоре с папенькой, но его угрюмый вид заставил меня вспомнить.
- Доброе утро, - произнесла я, и села на своё место за столом.
- Александра… - папенька так называл меня только тогда, когда был очень сердит, но, подняв голову, тут же улыбнулся. Он увидел на мне красивое бледно-жёлтое платье, которое подарил на именины. А волосы височной части головы сзади были заколоты шпильками, остальные волнами спускались с плеч, - я вижу, ты готова к приходу князя Воронцова, - он вновь улыбнулся.
- Папенька…опять вы, - сказала я, но вдруг почувствовала, что краснею. И действительно, что это я так вырядилась? Ведь даже не задумывалась об этом, когда говорила служанке, какое платье хочу надеть и какую причёску сделать, - я вовсе не думала об этом, - проговорила я, глядя в тарелку.
- Ну ладно, Сашенька, поешь лучше. Приятной трапезы, - он с улыбкой встал со стула, - а я, пожалуй, пойду в гостиную, вдруг князь Воронцов пожалует, - он произнёс это с какой-то странной интонацией и удалился.
Есть совершенно не хотелось. Но всё же я сделала над собой усилие и поела немного. Как говорила Аннушка, еда помогает набраться сил на весь день. Так вот, можно сказать, я набирала силы перед предстоящей встречей с Михаилом.

Мы сидели в гостиной перед камином. Папенька рассказывал мне весёлые истории своей молодости, отчего я всё время смеялась. Поэтому, когда вошёл слуга и доложил, что прибыл князь Воронцов, я всё ещё продолжала улыбаться, но через несколько секунд улыбка начала медленно сползать с моего лица, а я становилась всё серьезней. Папенька заметил эту небольшую перемену моего настроения, но сказал слуге:
- Проси!
А через минуту в гостиную вошёл Михаил. Папенька встал, чтобы поприветствовать гостя.
- Князь Михаил Воронцов! – отчеканил он и поклонился.
- Илларион Степанович Забелин, - слегка склонил голову папенька, а затем отошёл немного в сторону, давая Михаилу пройти, чтобы поприветствовать меня. Я по-прежнему оставалась сидеть в кресле, протянув лишь руку для поцелуя. При папеньке Михаил поцеловал её коротко и без особого чувства.
- Совсем забыл, - папенька снова привлёк внимание к себе, - обещал Закревскому быть сегодня в оружейной лавке. Простите, князь, вынужден вас оставить.
Боже, ну какой Закревский! Папенька, вы неисправимы, думала я, но вслух выражать свои мысли не собиралась. Это даже было мне на руку. Ведь папеньке совсем необязательно знать о заговоре и списке, который имелся у меня на руках.
Произнеся те слова, папенька вышел из гостиной, старательно закрывая за собой двери.
- Вы позволите? – спросил Михаил, указывая в кресло.
- Мне кажется, нам будет удобнее говорить о деле за столом, ведь нам необходимо делать пометки по ходу разгадки того списка, ведь так?
- Вы правы, Саша.
Саша? Я не ослышалась? Что ж, похоже, князь не теряет времени, и даже за делом может очаровывать барышню. Ну хорошо, посмотрим…
Я встала с кресла и проследовала к дивану. Михаил прошёл за мной. Поправив юбку, я села, выпрямив спину и вскинув голову, ведь игра продолжалась. Я позвонила в маленький колокольчик, а когда вошёл слуга, сказала:
- Василий, принеси мне моё пальто, в котором я вчера на бал ходила. Да прихвати перо с чернильницей и бумагу.
- Слушаюсь, барыня.
Когда слуга удалился, я посмотрела на князя и улыбнулась. Но отчего-то не увидела ответной улыбки…

Отредактировано Кассандра (2018-07-22 11:41:53)

0