Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Книжный бульвар

Сообщений 301 страница 320 из 618

301

Недавно я открыла для себя совершенно удивительную девушку. Ее зовут Аля Кудряшева. Она закончила филологический факультет университета. У нее своя страничка в Интернете, где она регулярно выкладывает свои новые стихи. Я давно такого заряда позитива не получала… Читая ее стихи, понимаешь – это написано именно про тебя (так всегда с хорошей поэзией). Это пронзительно-честные и умные стихи, от которых возникает ощущение цельности и богатства мира вокруг, хотя они не переворачивают собой мир, который продолжает стоять на голове или лежать на боку, это уж кому как удобнее. Все проще – хватают за первое попавшееся и втягивают к себе. Когда читаешь ее стихи, становится нечем дышать. А может, дыхание прерывается от осознания того, что на твоих глазах совершается чудо. У нее, кажется, не было периода ученичества, ломкости голоса. Стихи сразу явились во всей гармоничной законченности, зрелые, написанные мастерской рукой. Насквозь петербургские, с зыбким маревом рисунка и тона, идущими в этом городе со времен Иннокентия Анненского, Сологуба, Блока… И в то же время очень современные. Ведь ее голосом говорит поколение, которое почему-то решили считать холодно-прагматичным. А эти ребята, оказывается, вовсе не такие. Они мечтают и мучаются, обращаются к Всевышнему, не будучи уверенными: есть ли Он еще, или впрямь, как уверял Ницше, умер. А если и есть, то заметят ли тебя, кроху? Свечку хочется зажечь, но пламя зябко колеблется на продувном северном ветру, да и заметит ли ее Господь в эти белые ночи…
…нужно о добром, о главном, вечном – я же о ерунде…
Как я смогу служить тебе, если даже язык мой враг?
Господи, что тебе мой кораблик, пущенный по воде?
Я и водой-то назвать не вправе этот сырой овраг…
Сборник Али Кудряшевой «Открыто» объединил ее стихи последних пяти лет. Примерно половина их не разбита на строфы, хотя рифма сохранена – внутри текста, оформленного как проза. Это какой-то новый жанр – стихопроза, маленькие шедевры с законченным сюжетом, без единого лишнего, фальшивого или ненужного слова:
Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз, вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвертый класс – то есть почти что старый. Шорты с футболкой – простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога хожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара – листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька – он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять…
Ну и, как водится в молодости, мотивы тоски, одиночества (и самой страшной его разновидности – одиночества вдвоем), невписанности в окружающий мир:
Замылим, потом замолим,
В сонате одни бемоли,
В кабак ли сейчас, домой ли? В шкафу пристанище моли,
Соседка посуду моет. Художник рисует море,
Всю жизнь он рисует море,
Зелено-синее море, атласно-плотное море,
Солено-горькое море.
На вопрос о смысле жизни Аля отвечает кратко: «Главное, чтобы было интересно».

0

302

Татьяна Снежина

Мы в этой жизни только гости,
Немного погостим и станем уходить,
Кто раньше, кто поздней.

Все поначалу было просто,
Чем дальше, тем трудней,
И жизнь летит быстрей, и мы бежим за ней.

Как свеча, горяча,
Cтекает струйкой воска тихо жизнь моя,
И нет пути назад.

Никогда не клянись,
Не обещай, что проживешь, как надо, жизнь,
Взгляни судьбе в глаза.

Мы в жизнь приходим по закону
Всевластвующей судьбы,
На смену тем, кто был, и тем, кто не успел.

Все будет, как угодно Богу,
И может, я спою все то,
Что до меня ушедший не допел.

Два пути не пройти,
И от судьбы, как не старайся, не уйти,
И жизнь возьмет свое,

А назад не смотри,
Не вспоминай свои ошибки на пути,
Иди, и все пройдет.

Иди, иди, иди …

Нам в жизни так бывает больно,
Израненной душой стремимся к небесам,
Ища спасенье там.

И можно быть судьбой довольным,
Но так и не понять, что есть ты на земле,
Отдавшись небесам.

А душа улетит и все забудет,
Ну а Бог ей все простит,
Была душа легка.

Просто так надо жить,
Чтоб неустанно радость и любовь дарить,
Всем тем, кто здесь в гостях.

Отредактировано Кассандра (2013-10-14 15:15:53)

0

303

Светлана Ануфриенко
На языке доступном и понятном
Все объяснимо, стоит лишь взглянуть.
Как исчезают призрачные пятна,
И наполняет истинная суть.
Со стороны волненья, разговоры
Не назову загадкой мудреца.
Их рассудить старательно и скоро
И пожурить для красного словца,
Себя потешив, - экое уменье!
Столь незатейлив каждого удел.
Но пожирают в умопомраченьи,
Как объяснить бы ловко не умел,
Свои сомненья – суетные гости.
Ворвутся в дом – не спрячешься от них.
В недоумении, жалости иль злости,
Своих раздумьях, доводах чужих.
Неутомимо (может, в том природа?)
Я увлекаюсь этою игрой.
В какую будто странную угоду
Я не умею просто быть иной?
И ясно видя сходства, повторенья
В теченье дней и суетной судьбе,
Я объясняю всякое значенье
И всякий миг ищу себя в себе.

Вновь куда и зачем спешим?
Да и думать не надо много!
В закоулках своей души
Каждый выбрал себе дорогу.
Силой мысли, рывком руки
Разрублю надоевший узел,
Выбирает волна реки
Лишь одно из возможных русел.
Там, где глубже и легче течь.
Не искать, избежать преграды!
Утомившее сбросить с плеч,
Получая взамен награду –
Облегченье. И в этом прок.
Будет пусто, оставит позже.
Может, сглаз иль всего урок? –
Ожиданье не терпит больше!
Как же можно вот так любить:
Принимаю, лишь что приемлю,
Наболевшему, значит, быть.
Значит, быть. Так чего ж я медлю?

Я мечтаю и жду, что когда-нибудь это закончится,
Мой случайно начавшийся, столь продолжительный бег,
Как в упряжке чужой, неусыпно стремящейся конницы
Разметаю в разгоне дорожные копоть и снег.
Будто странник слепой, может быть, я ошиблась дорогою
Или в чаяньях чьих-то прельстилась красивой звездой? –
Оттого прощаю себе в этом поиске многое,
Продолжая бежать неустанно дорогой чужой.
Привыкаю к узде, попадая с чужими копытами
На проторенный след, и на миг забываюсь в рысце.
Я не знаю, везде ль, только здесь неуемная скрытая
Держит сила и тянет остаться в бегущем кольце.
Знаю цену труду, только ценное часто не ценится,
И усилий своих я привыкла ничуть не считать.
Вот еще поворот… Но за ним также приторно стелется
В продолженье своем безразмерная снежная гладь.
Что ж устала? Да нет! Прыть и удаль, хоть вспять поворачивай!
И глухое роптание в бок раззадорит настрой.
Отобьюсь. Только что же? Чтоб душу зазря не растрачивать,
Может, ведает Бог, как не выбрать дороги чужой?

Как-то однажды, теперь вспоминается плохо
(Время подробность такую затерла давно),
Кто-то заметил: «Поэт – это рупор эпохи!»
В книге известной иль, кажется, старом кино.
Скажешь серьезно, а рот исказится в улыбке –
Пафос подобных, когда-то заявленных фраз.
Ныне забавно воспримут нелепой ошибкой,
Дескать, оракул давно перевелся как класс.
Вымер, бесследно исчез, динозаврам подобный,
Место нежданно себе средь других не найдя.
Только тоскуют на полках безмолвно и скромно
Мысли поэтов, в далеком – большие друзья.
Что ж, оборвется незримая ниточка эта,
Если владеет вниманьем дурак-скоморох? –
Так предвещает немое забвенье поэтов
Нищенство прозы в безудержной смене эпох.
Что же оставят бесплодные времени дети?
Верно ль, иссяк свежей мысли студеный родник?
Только, пожалуй, на это никто не ответит.
Ценность талантов сменила естественный лик.
Несвоевременность – в этой жестокой оценке
Смысл и горечь возвышенных творческих дум.
Видеть в природных задатках иные оттенки
Ныне желал бы холодный расчетливый ум.
Только уму непонятно и непостижимо,
Как среди будних волнений, забот и тревог
Вдруг ничему неподвластный и неудержимый
Снова становится рифмой обыденный слог.

Беглая лошадь
Как упоительно легко
Скакала лошадь в диких травах,
Казалось точкою село,
А ветер шуточной забавой.
Довольна резвая была,
Что, от людей пытаясь скрыться,
Она упрямо не дала
Им подковать свои копытца.
«Я для трудов не рождена,
И мне претит металл подковы», -
Так лошадь думала, одна
Рыся и вскачь пускаясь снова.
И было небо для нее,
Лишь для нее – ковер зеленый,
Обильны хладное питье
И корм, ни с кем не разделенный.
В селе бесхитростный уклад
Царил в обыденной работе,
Тянулась жизнь, и каждый рад
Чему-то был, казалось, вроде.
Собрали знатный урожай,
Поблекший лист срывала осень,
И видно было, вместо стай
Белесых мух по небу носит.
Пожухла старая трава,
Снегами землю забелило.
И вот среди полей одна
Беглянка падает без силы.
Хозяин как-то поутру
Укутал в варежки ладоши,
Глядит: худая, на ветру
Стоит исчезнувшая лошадь.
Ввалились рыжие бока,
Взирает виноватым взглядом.
Мужская крепкая рука
Смахнула хлопья снегопада
И на конюшню отвела,
Беглянку ловко подковала,
За шею тихо обняла:
Ну что же, жизнь пойдет сначала.
На поле кружит воронье,
Кутит, гуляет вихрь бездомный.
В хлеву – обильное питье
И корм с заботой припасенный.
Быть может, потому что снег
От теплоты водой искрится,
Смотрел на лошадь человек
И видел капли на ресницах.

0

304

Светлана Ануфриенко
Не звони мне! Я – раненый зверь!
Не тревожь, я в лесу схоронилась,
С безразличьем взирая теперь
На людскую заботную милость.
Изживая слезливую грусть,
Стойкий холод даёт облегченье,
Так я в воле своей сторонюсь
И гнушаюсь душевных влечений.
Если хочешь не верить? – Не верь
И надейся, что вовсе другая,
Но не трогай, я – раненый зверь!
А подранок в ответ нападает!

Дача, август, георгины,
Отражение в пруду.
Будто в повести старинной
Я рассеянно бреду.
Раздвигаю ветви яблонь,
Актинидии кусты.
Ранним утром руки зябнут,
Взгляд и помыслы чисты.
Я ли здесь не ворожила,
Не гадала на любовь?
Миг прошедший, образ милый,
Где пристанище и кров
Недослушанным беседам,
Недосказанным речам,
Незатейливым обедам,
Если в гости привечал?
Полуночным расставаньям
И нелепой суете?
Простота без обещаний
И беспечность в простоте.
Только странность замечаю:
Ностальгирую зачем?
Заварю покрепче чаю,
Разом выпью, что-то съем…
Может, сладкое поможет? –
Что ты, милая, уймись!
Отчего тебя тревожит
Та затерянная жизнь?
Как тургеневская дева,
Томным взглядом обведу
Напоённые пределы
В затерявшемся саду.
Не роптание в исходе,
Не досада прежних дней,
По тропинкам тихо бродит
Призрак юности моей.

Научилась быть неоткровенной
И горжусь внутри своим уменьем.
Как актёру ловко перед сценой
Пудрят нос, накладывают тени.
Голос, грим, манеры как повадки,
Я себя выращиваю снова.
Избежать душевной лихорадки –
Быть как надо – скверная основа
Мной давно постигнутой науки
Пребыванья в человечьей стае.
Не терпи, прими, не надо муки –
В этом вся теория простая.
Не собой вхожу, куда я вхожа –
Знаю, откровений не желают.
И почти со временем не гложет,
Впрочем, настоящая, живая
Я бываю, только реже, реже.
Оттого смотрю устало.
И пойму однажды, как обрежет,
Быть собой и вовсе перестала.

Дневник
Неумолимо движемся вперёд
И в ту же воду не заходим дважды,
Лишь только память в клеточках бумажных
Себе одной понятное найдёт.
Чернильным строчкам, кажется, лет семь.
Всё по-английски, чтоб, найдя случайно,
Не догадались о наивных тайнах,
Уже давно забывшихся совсем.
И замерев, пойму, что воздух сух,
Что жаркий день сменяет душный вечер,
Но холодит в оцепененье плечи
И обостряет притуплённый слух
Простое сходство суетных вещей:
Вот так трава почти не шевелилась,
Собака где-то лаяла и злилась…
Но всё не этом… В сущности своей
Иное мне является на ум.
И в мыслях сих волнительных и скорых
Я не терплю возвратов и повторов,
Вокруг другое: воздух, листья, шум…
Другая я. Взрослее и мудрей.
Всё остаётся там, где остаётся
И сохранится, если отзовётся
Вот так, незвано, в памяти моей.
Она сравнима с летним озерцом:
В нём ясно видно, солнце нежно греет,
Течёт вода, и я войти не смею,
И лишь ловлю, как в зеркале – лицо.
Зачем я так? Придумала ж себе!
Да то не я, само пришло внезапно.
Но объяснимо мне порой закатной,
И столь банально ныне по весне.

Неведомой силы великая власть
Создать многоликость стремится,
Задумав для хищника страшную пасть,
Сим даром не жалует птицу.
Но что ни дарила, как будто потом
Забывшись, потребует грубо.
И так получилось, что я существом
Жила, не имеющим зубы.
Привольно сложить два крыла. Под окном
Усевшись, дивиться закатом.
Но только не небо в обитель дано –
Пополнить когорту пернатых.
И я устремлюсь, понимая нужду,
В леса. Озираясь с опаской,
Найду колдовскую любую траву,
Что сделает душу зубастой!
Сравнимые с волчьими будут гореть
Клыки всем на страх и на зависть.
А я их, собою довольная впредь,
Не буду скрывать, улыбаясь.

Ты просишь отпустить? –
В остроге отпускают!
Коль вынешь полдуши,
Так с лёгкостью иди!
И с хохотом завыть,
В бессилье отступая,
Ужель оставишь мне,
Коль нам не по пути?
Коль нам не по пути…
Я горечь этой фразы
Слыхала много раз,
Но адрес был не мой.
Как оспа иль чума, иль прочая зараза.
В растерянном бреду
Забравшая покой.
Нет, это громко! Пусть!
Любое не напрасно.
Кто ведает судьбу?!
Но только отчего
Твоя немая грусть
В сомнениях неясных
Является ко мне и просится в окно?
Под вечер или в ночь
Стучит она незвано.
Открою впопыхах.
Вернётся, может быть…
Но ускользает прочь,
Оставив в думе странной:
«Ты слишком много взял,
Чтоб я могла простить».

Отредактировано Кассандра (2013-10-27 21:11:39)

0

305

Марченко Тарас Юрьевич

ПЕСНЯ ОСТАЮЩЕГОСЯ НА БЕРЕГУ

Попутный ветер, парус надувая,
Фрегат уносит в дальние моря.
Где побывает он? Увы, не знаю…
Фрегат на борт свой не берет меня.

Вернутся моряки и все расскажут,
В каких морях корабль их проплывал;
На карте страны дивные покажут…
Мне грустно станет – я там не бывал.

И буду видеть я в словах матросов
Девятый вал и острый рифа зуб,
Дельфинов быстрых, крылья альбатросов,
Пиратов, золото и в парусине труп.

Опять фрегат уйдет в открытый океан.
Я плавать, так как он всю жизнь мечтал.
На мостике махнет прощально капитан,
Но не возьмут они меня с собой – ведь я причал…

ИДУЩИМ ВПЕРЕД

Мы покидали городские норы
И шли туда, куда звала звезда,
И те, кого сильней любили горы,
Остались с ними навсегда.

Мы оставляли сзади пыльный город
И шли туда, где пенная волна,
И тех, кто не хотел расстаться с морем,
Навеки поглотила глубина.

Мы суету людскую забывали,
Мираж пустыни нас к себе манил,
И тех друзей песком мы засыпали,
Кого жар солнца сильно полюбил.

Пороги бурных рек одолевали,
Просторы открывались нам страны,
И души тех мы в реках потеряли,
Кого так полюбили буруны.

Подняться так мечтали мы над миром,
Хотелось в небе голубом летать,
И тех, кто небеса избрал кумиром,
Они не захотели отпускать.

В высокие широты мы стремились,
Нас впереди ждал севера мороз,
И те, кто в холод полюса влюбились,
В его снега навеки сердцем вмерз.

РАЗДУМЬЯ НА РАСКОПКАХ

Здесь чья-то жизнь за каждым слоем,
И вряд ли кисть изобразит такое,
Наследие народов за пластами, -
Предвиденье того, что будет с нами.

Здесь чей-то труд за каждым черепком,
Здесь каждая деталь расскажет нам о том,
Как жили люди много лет назад,
Здесь время может повернуться вспять.

Как будто временной прорыв,
Здесь виден прошлой жизни взрыв;
Здесь топот кочевых племен
Под многолетним прахом погребен.

Здесь обнаженный срез эпох,
Запечатлен здесь каждый вздох,
Здесь каждая судьба отражена,
Которая так много значила тогда…

Здесь души сплетены и мертвых и живых, -
Здесь чувства плавят прозу в стих!
Надеюсь я, что руки поколений
Мою судьбу освободят от наслоений!..

ЖИЗНЬ

Фрагменты жизни выстроились в ряд:
Здесь ворохи тщеславной памяти лежат,
Куски несбывшихся мечтаний
И груды нерастраченных желаний;

Здесь слов умолкших водопад,
Здесь слезы, грусть и боль утрат,
Лоскутья призрачной надежды
И счастья иллюзорные одежды;

Лавина смеха здесь искрится
И дух свободы тут томится,
Здесь храбрости скала стоит
И студень трусости дрожит;

Соседи правда здесь и ложь
И острый ненависти нож,
Презренья лед, любовный жар,
Энтузиазма ценный дар;

Найти здесь можно горсть удач,
Встречается бездушия палач,
Побег здесь нежности растет
И роза верности цветет;

Обид здесь раскаленный гвоздь
И добродушия желанный гость,
Здесь вечной дружбы трос стальной,
Предательства здесь холод за спиной;

Стоят, как в галерее, предо мной
События и чувства чередой,
Они мне обо всем напоминают, -
Их жизнь моя объединяет.

ЛЮБИМОЙ

В саду цветет так много роз, -
Любой бутон сорви;
Висят на небе гроздья звезд, -
И все они твои!

До каждой капли синевы
Простор небес твой весь;
И от травинки до сосны
Прими в подарок лес!

До каждой искры солнца луч,
Что отражен в росе;
И реки в окруженьи круч, -
Возьми в подарок все!

Сверкают самоцветы гор, -
Любой из них проси;
И ожерелье из озер, -
Прошу тебя, носи!

И пену волн морских возьми,
Соль ветра на губах;
Возьми все, что захочешь ты, -
И даже лунный прах!

ПОСЛЕДНИЙ АНГЕЛА ПОЛЕТ…

Ты столько лет оберегал покой, -
Я думал, не расстанемся с тобой,
Но падал с небес вместе с дождем
Ангел-хранитель с подбитым крылом!..

Я видел: ангел-хранитель мой
В штопор вошел вниз головой,
Отдал свое тело холодной реке,
В горном потоке закончив пике!

Правее меня ангел исчез, -
У левой руки скалится бес!
Бес-искуситель, раздолье ему –
Теперь досталось все одному!

Где же ты, ангел-хранитель мой?
Как же мне жить с беззащитной душой?
Видно, не выйти из мрачного леса, -
Слева и справа два моих беса…

0

306

Марченко Тарас Юрьевич

ТАЙНА

Средь поля одинокий холм…
Его лишь ветер навещает,
Но кто же спит в кургане том?
Кто мирным сном здесь почивает?

Возможно, это скифский царь
Здесь похоронен среди жен?
Тот самый вождь, который встарь
Слыл покорителем племен?

Что жил жестокою порой
И не бросал на ветер слов,
И был врагов своих грозой,
Умом сверкая средь клинков?

Он был велик – ушел в небытие,
Пока неведомы деяния его…
Быть может, прах его когда-то
Освободит историка лопата.

ПИРАТСКАЯ НОСТАЛЬГИЧЕСКАЯ

Ведь есть еще места на свете,
Где свисту пули вторит ветер,
Где черной птицей флаг взовьется
И нам еще удача улыбнется!

Ведь есть еще на свете море,
Где можно плавать на просторе,
Где ветер еще парус наполняет
И сабли звон – звон денег обещает!

Да, есть места, где тихо волны плещут,
Где крылья чаек ласково трепещут,
Где путь открыт для нашего корвета…
Вот только неизвестно, где все это?!

О ЛЮБВИ К ЖИВОТНЫМ

В неволе держим птиц, зверей
И называем их друзьями, -
Стоят по свету тысячи клетей…
А если б кто-то делал это с нами?!

Вот пес идет на поводке гулять,
Он раб для нас, слуга – не боле, -
Кощунство другом называть
Того, кого лишили воли!

Нам перья птиц чаруют взгляд,
Сквозь прутья любим мы смотреть, -
Природный не увидеть нам наряд
И не услышать, как на воле могут петь…

Сидеть в комфорте любим по домам,
Одев на тело ворох платьев,
И, чтоб нескучно было нам,
Мы посадили в тюрьмы меньших братьев.

ДОРОЖНАЯ

Пылало небо молний вязью,
Ярился ветер штормовой
И чавкала дорога грязью –
Шел странник полуночною порой.

Куда звала его дорога?
Он сам, наверное, не знал,
Но шел вперед он год от года,
Его попутный ветер гнал.

Вокруг давно уже забыли,
Кем был он и когда рожден,
Впитал в себя он много пыли,
Так много, что не смоешь под дождем.

Куда его душа стремилась,
Туда и путь его лежал;
Среди холмов тропинка вилась
И он по ней босой шагал.

Неслися вдаль раскаты грома,
Холодный дождь впивался в грудь...
Зачем же он ушел от дома
И где он свой закончит путь?

ЗАРЯ

Рождается заря,
И в блеске алых крыльев
Любовь и радость вновь приносит в дом.
Вздымается она
И светится красиво
Счастливым, радужным и ласковым огнем.

И в это время
Льются чувства наши:
Разбуженная ,старая любовь,
И наша нежность
Затмевает даже
Прекрасный аромат цветов.

Мы друг без друга
Жить не можем долго
Как почки на деревьях без тепла
Так пусть растает,
Чтоб воскреснуть снова,
Красивая и нежная заря!

НЕПОНЯТНАЯ ИГРА

Для меня весь мир – конфетти:
В ночном небе звезд миллиард…
Земной шар среди звезд летит, -
Это Бог играет в бильярд.

Где-то там иные миры,
На которых мне не бывать;
Не понять мне правил игры, -
А так хочется поиграть…

Не постичь мне идеи вовек:
Наша жизнь – это чей-то приказ…
Я доволен – ведь я человек,
А не Бог, как кто-то из нас!

0

307

Марченко Тарас Юрьевич
ТЕМ, КТО ЖДЕТ

Когда ветер в трубе завывает,
Ты сидишь у камина и шьешь.
Я – в дороге, но где, ты не знаешь…
Но я знаю, ты любишь и ждешь!

Помнишь, осенью судно отплыло…
Я оставил тебя на причале,
Мы платками друг другу махали,
А над нами чайки кричали.

То ли слезы твои остывают,
То ли брызги волн холодят…
Пусть опасности ждут нас в тумане –
Все равно я вернуся назад!

Я вернусь! Ведь не раз уж бывало,
Наш корабль тайфун настигал,
Но любовь наша мне помогала –
И я снова сходил на причал.

Кто не чувствовал вес рюкзака за спиной,
Кто не шел, стремясь к горизонту, -
Не поймет, зачем мы оставляем покой,
Не охватит наш жизненный контур!

Кто не видел, как полыхает заря
Над заснеженными горами;
Кто не видел того, что видел я, -
Не поймет, что творится с нами!

Кто к вершине не шел, по льду скользя,
И не видел весь мир под ногами;
Кто не чувствовал то, что чувствовал я, -
Не поймет, что твориться с нами!

Кто не слышал, как бушуют моря,
Крики чаек над волнами;
Кто не слышал то, что слышал я, -
Не поймет, что твориться с нами!

Кто не рвался из мест, кишащих людьми,
И не жил в лесной глухомани;
Кто не был там, где бывали мы, -
Не поймет, что твориться с нами!

Кто не чувствовал вес рюкзака за спиной,
Кто не шел, стремясь к горизонту, -
Не поймет, зачем мы оставляем покой,
Не охватит наш жизненный контур!

Как только прилетит дыхание весны
И запах донесет с далеких гор сосны, -
Это, значит, туда отправляться пора,
Где огромный простор,
Где пылает костер,
И где песни звенят до утра.

Как только теплый ветер задует слегка,
Я опять надену лямки рюкзака
И отправлюсь с друзьями туда,
Где огромный простор,
Где пылает костер,
И где песни звенят до утра.

А когда возвращенья настанет пора,
На прощанье сверкнет льдом и снегом гора,
Я покину тогда с сожаленьем места,
Где огромный простор,
Где пылает костер,
И где песни звенят до утра.

Мы вернемся, рюкзак поменяем на ворох забот,
Будем мрачно следить, как тянется год,
Но мечтой мы останемся там навсегда,
Где огромный простор,
Где пылает костер,
И где песни звенят до утра.

ПОСЛЕДНИЙ ИЗГОЙ

Среди изгоев тоже есть друзья –
Такими мы и были;
Но кто-то там решил: «Нельзя,
Чтоб мы на свете жили!»

С петлей на шее зачем умирать?!
Но нас стерегла королевская рать.
В засаде ждала – не на виду,
Напала на нас себе на беду.

Скрестились копья и мечи,
В горло вцепились зубы,
И в этой яростной сечи
Пощада вряд ли будет!

Падают кони на землю, хрипя;
Криком распахнуты рты;
И рубит сталь, словно крестя,
Лица мелькают в крови.

Удары мечей разрубают кольчугу,
Но застреваю в телах;
Спешим без зова на помощь друг другу,
Врагов повергая во прах.

Кто-то на меч наткнулся –
Жало клинка разрезало грудь;
Но если в бою кто споткнулся,
То только о вражий труп.

Вот стрелы летят – лови их рукой,
А если не можешь, - то телом.
И, если поймаешь, - умрешь как герой
За наше напрасное дело!

Мои друзья мертвы лежат, -
Мне нечего больше терять,
Но вспомнил я, не отомстив, -
Изгою нельзя умирать!

Надежду на месть я в себе унесу,
Когда доскочу и скроюсь в лесу,
Но болт арбалетный пробил мне висок,
Упал я с коня на кровавый песок…

Будто стервятник царский отряд
На наших телах пирует…
И, все-таки, жаль, что даже солдат
У смерти жизнь не отвоюет!

Домой отправятся они – за своей наградой,
Пропьют все в кабаке – что им еще надо?!
Но скоро опять поля проснутся от смертного боя, -
Ведь сколько не убивай, будут всегда изгои!..

ПИРАТСКАЯ ПРОЩАЛЬНАЯ

Мы снова будем бороздить моря,
Сегодня наш фрегат подымет якоря,
И, парус распустив, за горизонт уйдет,
Где неизвестно, что нас ждет…

Прощай, красотка Молли!
Иду я снова в море.
Не жди фрегат на этот год, -
Он, может, вовсе не придет…

Наш черный флаг купцам внушает страх,
Он трепетал на десяти ветрах,
И пусть вдали видна петля на рее,
Но на морях «Веселый Роджер» реет!

Прощай, красотка Молли!
Иду я снова в море.
Не жди фрегат на этот год, -
Он, может, вовсе не придет…

Я и петля еще не встретили друг друга;
Пиратом был я – пиратом буду!
И скоро вновь взовьется «Роджер» наш, -
Фрегат опять пойдет на абордаж.

Прощай, красотка Молли!
Иду я снова в море.
Не жди фрегат на этот год, -
Он, может, вовсе не придет…

ПИРАТСКАЯ АБОРДАЖНАЯ

Удача наша с нами
На кончиках клинков,
Кто плавает морями –
Опаснее волков!

Мы чертов Мэйн опять пересекали,
Четвертый месяц добычи не видали,
Но, наконец, догнали галеон,
Который золотом набит битком.

Крюки метнув, рвем такелаж –
Фрегат идет на абордаж!
И вот удар, и треск бортов
Под оглушительный наш рев!

Вожак наш – малый хоть куда,
В сраженьи лучший он всегда,
И ставит первым он на борт
Потрепанный ботфорт.

- За мною, дети ада!
Там ждет наша награда!
В портах мы купим за нее
Красоток и вино!

Мы прыгаем за капитаном,
Кто с топором, кто с ятаганом.
Навстречу нам картечный вой,
Сквозь выстрелы мы рвемся в бой.

Мы дружно навалились,
В дыму клинки скрестились:
И вот на палубе врагов
Уже течет ручьями кровь!

Враг твой в крови захлебнулся,
Слышишь предсмертный хрип?!
Дьявол в тебе проснулся,
Рвется наружу крик.

Смерть на носу и смерть на баке, -
Вы скоро сдохнете, собаки!
Сверкает молнией палаш,
Корабль скоро будет наш!

Последний враг лежит у ног,
Наш натиск выдержать не смог.
Добычу грузим на фрегат
И каждый доле своей рад!

До самой горизонта кромки
Плывут горящие обломки.
Друзей погибших не забудем,
Когда в тавернах пить мы будем…
Удача наша с нами
На кончиках клинков!
Вам вряд ли пожелают
Опаснее врагов!

ПЕСЕНКА БРАКОНЬЕРА

Я открыл сезон охоты
На медведя и лису…
Я люблю зверей до рвоты, -
Я от жизни их спасу!

Как настанет день весенний,
Я с ружьем уже в лесу,
И без всяких там волнений
Всех убью и унесу!

А, когда в разгаре лето,
На столе одна краса:
Из лосятины котлеты,
Из оленя – колбаса!

Даже в осень не скучаю, -
На лету я уток бью,
В что попало я стреляю, -
Очень птичек я люблю!

И зимой есть чем заняться, -
Зайцы, волки, соболя!
Лучше им не попадаться
Перед мушкою ружья!

Круглый год найдется дело, -
Много есть еще зверья,
На охоту иду смело, -
А за мною – егеря!

Отредактировано Кассандра (2013-11-19 23:40:16)

0

308

Марченко Тарас Юрьевич

РАЗЛУКА С ДРУГОМ

Я друга оставил в далекой тайге,
Он никогда не шел налегке;
Он делал свою и чужую работу,
Трудился всегда до двадцатого пота.

Я помню этот поход роковой,
В котором друг расстался со мной.
Ушел он в последний и вечный маршрут…
Теперь без него я в походы иду:

Стал мой рюкзак на пуд тяжелее,
И мошкара кусается злее,
И час в походе как сутки длинный,
И даже воздух кажется глиной.

Я знаю – он там продолжает идти,
Но нет никого с ним рядом в пути:
Он одинок на небесной тропе –
Я одиноко бреду по земле…

И не желаю судьбы я иной,
Когда покину шар свой земной,
И не прошу другой я награды:
Пусть в вечном походе он будет рядом.

ПРО ОДНОГО МСЬЕ

Мсье Левальер
Купил револьвер, –
И завели на мсье
Огромное досье.

Указано в досье
Чем увлекался мсье:
Был у него терьер
И с птицами вольер,
Играл он на трубе,
Любил он крем-брюле,
На окнах висел тюль,
Мсье звали просто – Жюль.
Родился он весной
Под золотой сосной,
С серебряной ложкой во рту,
В сумке у кенгуру.

Этот француз
В проблемах загруз, –
За что не брался он,
Все было из рук вон.

В бассейне капусту
Съели мангусты
И поклевали скворцы
На яблонях огурцы.
В чулане плакали коты –
Их напугали мыши,
Ночами толпами коты
Мяукали на крыше.
Коровы издавали трель,
Икру метали кони,
На облако упала дрель,
Рос фикус на балконе…

Довольно странным был месье, –
И тут кончается досье…
Я мог бы больше рассказать,
Но надоело врать!

НА БЕРЕГУ

Почти во всех тавернах
С друзьями я бывал,
Когда из дальних странствий
Корабль наш приплывал.

Там распахнутся двери
От сильного пинка,
И там красотка Мэри
Утешит моряка.

Там пиво льется в глотку,
Из горла хлещет кровь,
Там нож вонзают в доску
Сквозь руки шулеров.

Там море песен пьяных
И море пьяных драк,
Там даже самый рьяный
Нарвется на кулак.

Там гладь морская правды,
Тайфуны наглой лжи,
Поддержка всей команды
Коль взялись за ножи.

Там жалобный плач скрипки
И танца вихрь шальной,
Любые там напитки –
И кошелек пустой…

До шхуны бы добраться,
Но узел ног морской…
Приятно поваляться
В канаве под луной!

Почти во всех канавах
С друзьями я бывал,
Когда из дальних странствий
Корабль наш прибывал.

ПОГИБШИМ ДРУЗЬЯМ

Он вечным сном под снегом спит,
Как обелиск над ним скалы гранит,
Обвалов грохот как салют,
Лавины память его чтут.

На каждом восхождении он был
И никаких поблажек не просил;
Остался телом он в горах,
Своей душой – у нас в сердцах.

В вершинах путь его запечатлен,
В крутых утесах эхом отражен,
И с каждой новой высотой
Он снова рядом с тобой.

И многих гор обветренный гранит
Его следы навеки сохранит…
О, сколько вас здесь спит, друзья!
И никого забыть нельзя!..

У всех вас мужество как пики гор,
Сердца открыты как небес простор,
Тела средь груды скал лежат,
А души как орлы парят.

Он вечным сном под снегом спит,
Как обелиск над ним скалы гранит,
Обвалов грохот как салют,
Лавины память его чтут.

К ПРЕСТУПНИКУ

Расскажи мне, бандит, о погонях;
Расскажи о смерти во тьме;
Как сжимал револьверы в ладонях,
Как скакал на горячем коне.

Расскажи мне о драке салунной
И о мастерах быстрой стрельбы,
И о том, как ночью безлунной
Заметал на дорогах следы.

Расскажи мне о банках, что грабил,
О коровах, которых угнал;
Как ты девушек многих оставил
И кого ты из них вспоминал…

Расскажи о щелчках вхолостую,
О свинце, что ищет сердца;
Расскажи, как прошла жизнь впустую
И дошла до такого конца.

Расскажи о мечтах, что бывало
Посещали тебя среди снов:
Что в тебе, как в других, не хватало,
Чтобы стадо пасти средь лугов?

Ты стоишь с петлей на эшафоте, -
Приговор твой краток и суров,
Шаг вперед – твоя душа на взлете
Где-то пропадет средь облаков…

КОНКИСТАДОРЫ

Как стрелку компаса магнит,
Нас груда золота манит;
Нам Эльдорадо бы найти, -
Там ждет богатство впереди!

Стервятники укажут след,
Что проложили мы клинками;
За нами только смерть
И то же перед нами!

Испанские наживы мы солдаты,
Сердца у нас тверды как латы;
До Эльдорадо бы дойти,
Где ждет богатство впереди!

Пусть стелется кровавый путь,
Что протоптали мы конями;
Мы сзади сеем жуть
И ужас перед нами!

Оставив родину за океаном,
Стремимся мы к Теночтитлану;
За блеском золота идем, -
Путь в Эльдорадо мы найдем!

Те, кто мешать нам захотел,
Лежат, изъедены червями;
За нами горы мертвых тел,
Ковер из трупов перед нами!

0

309

Марченко Тарас Юрьевич

ДЖОННИ-МОДНИК

Наш Джонни-модник сидит и вспоминает
О том, какие были вы, деньки!
Наш Джонни-модник сидит и примеряет
Плетенный галстук из пеньки.

Наш Джонни-модник без дела не шатался, -
Нужда заставит грабить в двадцать лет;
Он свиста пуль ружейных не боялся
И был всегда готов стрелять в ответ.

Наш Джонни-модник мог стрельбой похвастать, -
С двухсот шагов он в доллар попадал;
Он много денег зарабатывал не часто, -
Намного больше денег пропивал.

Наш Джонни-модник не дружил с удачей,
Хотя, бывало, и ему везло.
Наш Джонни-модник с петлей сидит на кляче, -
Куда же тебя, Джонни, занесло?!

А помнишь, Джонни-модник, звон стаканный,
Как ты скитался, когда не было жилья?
Остался только смокинг деревянный
И саван вместо нижнего белья…

ПЕСНЯ ГАНФАЙТЕРА

Стреляю очень ловко, -
Быстрее нет меня;
Конь, кольты и винтовка, -
Вот вся моя семья.
Быстрей, чем Билл Хикок
Нажму я на курок!

Меня опасно оскорблять, -
Мой кольт быстрее всех;
Желание в меня стрелять
Вам не сулит успех…
И встретить я готов
Лай дюжины стволов!

Дорожной пылью я покрыт,
Впитал дорожный запах;
Пусть часто я не мыт, не брит
Зато люблю свой Дикий Запад!
Мой кольт не подведет
И пуля цель возьмет!

Однажды маршал городской
Пытался задержать, -
На деревянной мостовой
Остался умирать…
Судьбу свою проверь –
Возьмись за револьвер!

Объявлен в многих штатах я,
А за спиной погоня,
И, если вдруг опять меня
Врагов настигнут кони, -
Пусть кольты говорят
И трупы в ряд лежат!

Я молод, быстр и полон сил:
Кто хочет испытать?!
Того я прямо на Бут-хилл
Отправлю отдыхать!
Опять с опилками во рту
Враг умирает на полу…

И снова я скачу в пыли,
Дорога нас вперед зовет;
А где-то город там вдали,
Где пуля жизнь мою возьмет…
Пусть не в постели поутру, -
А в сапогах своих умру!

Под крышей, словно в западне,
Я чувствую себя,
Уж лучше с кольтом в кобуре
Скакать в седле коня…
Пусть запах прерии пьянит
И ветер гривой шевелит!

ЛИХОЙ ПАРЕНЬ

Он только грабитель с большой дороги.
Известный убийца, источник тревоги.
Подлец и бездельник, всей прерии страх.
Я тоже любитель плясать на костях!
Разбойничья радость мне в голову бьет,
Кто больше вагонов, чем я подорвет?

Он только бродяга, таких здесь полно.
Стрелок каких мало, но мне все равно.
Наездник лихой, мог гризли седлать.
Я тоже любитель большой пострелять!
Опасность как кровь в моих жилах течет.
Кто больше, чем я шерифов убьет?

Он только разбойник, отважный бандит.
На весь Дикий Запад он знаменит.
Он деньги лопатой может грести.
Я тоже люблю дилижансы трясти!
Планирую я за налетом налет,
Кто больше, чем я людей грабанет?

Он только наемник, за деньги стрелок.
Он просто любитель нажать на курок.
Забыл он давно про домашний порог.
Я тоже изъездил немало дорог!
Меня свежий ветер на запад зовет,
Кто больше, чем я приключений найдет?

Он только один из породы воров.
Он просто любитель тугих кошельков.
Он в драке вам задницу может надрать.
Я тоже люблю кулаками махать!
Смерть от петли меня где-то ждет…
Кто после нас эту песню споет?

ПЕСНЯ БЫКА, погибшего на корриде

Сегодня весь Мадрид,
Как море в шторм бурлит,
Ведь на арене он -
Известный чемпион!

Он убивать уже привык,
Его клинок отточен;
Я - племенной здоровый бык,
Что умирать не хочет.

Катался в травах росяных
Я в детстве на лугу...
Теперь же из-за стен двойных
Я выйти не могу!

На травяных коврах
Хочу опять пасстись...
В загоне душит страх, -
Но как же мне спастись?

Врата сломать рогами? -
Возьму их на таран!
Но расспахнулись сами...
За ними вновь обман!

Песок арены подо мной -
Не луговой покров;
Не солнца луч над головой -
Сверкание клинков!

Лиц любопытных коридор -
Вид смерти интересен!
Мулетой вертит матадор -
Как эта тряпка бесит!

Шум, гам и рев вселяют страх
И оглушают крики,
А пикадоры на конях
В меня вонзают пики!

Во мне сидят их острия,
Как иглы дикобраза,
И крови алая струя
Залила оба глаза.

Врага хочу поднять на рог,
Но ноги ослабели;
На грязный падаю песок, -
Вы этого хотели?!...

Осталось мне лежать
Смертельно утомленным, -
А как бы мог бежать
Я по лугам зеленым...

Лежу в пыли, в крови, -
Как трудно мне подняться!
Быков убийца норовит
Поближе подобраться.

И вот тореадор
С победоносным видом
Пронзает сердце мне клинком, -
Кончается коррида.
Пронзает сердце мне в упор, -
Конец корриды - ида!

Пусть славе гнусной мясника
Все рукоплещут ложи,
Но кто-то ставит на быка, -
И Бог ему поможет!
Тому, кто ставит на быка,
Когда-то Бог поможет...

И вот опять Мадрид,
Как море в шторм бурлит,
Ведь на арене он -
Известный чемпион!

Сплелись дороги в узорочье...
Среди них - одна моя,
Расстреляет меня в клочья
Небо каплями дождя
И развеет меня ветром,
Солнце вспыхнет горячей -
И растает незаметно
Сердце в пламенном луче...

0

310

Когда нужно показать что-то такое откровенное, в кино это всегда как-то проще выходит, а вот на бумаге... Лишь у Джудит Макнот в "Королевстве грёз" получилось описать отношения графини Дженнифер Меррик и воина Ройса Уэстморленда... Эта книга, впервые прочитанная мной в 17 лет, стала для меня практически настольной... Юная девушка, безжалостный с виду "чёрный волк", его благородный брат Стефан, огромный и мощный Арик (он никогда не улыбался!), нежная сводная сестра главной героини Бренна (тайно влюблённая в Стефана!), хитрая и бойкая тётушка Элинор... Дженнифер и Бренну похитили воины во главе с Ройсом. И неожиданно он влюбился в Дженни (так он её зовёт всё время)... А она, пытаясь сбежать, губит его коня... Это страшная сцена - конь, чтобы не погубить Дженни, сбрасывает её с седла, а сам падает в пропасть - ведь это был её приказ, а он не привык отступать... До этого Дженни ещё устраивала разные пакости (заодно с сестрой), но эта история действительно стала потрясением для неё... Когда всё утихло, Ройс продолжил свои попытки добиться внимания Дженнифер... Она отдалась в конце концов на милость победителя (честь в обмен на возможность отправить Бренну домой - у той начался тяжёлый астматический приступ). А утром, потеряв невинность и честь, Дженни сбегает из замка... Но всё уже случилось, свадьба неизбежна! Но знала ли она, что задумал её отец? Ведь у него уже есть собственный коварный план относительно этого брака... Но Ройс не был бы самим собой, если бы не похитил Дженни в ночь перед свадьбой... С ней увязывается милая и болтливая тётушка Элинор, у которой, к слову, в романе есть тонкий намёк на счастливое будущее с тем самым неулыбчивым воином Ариком... Свадьба состоялась, но тут... случайно Ройс убивает сводного брата Дженни - Уильяма... Напряжение растёт - брат ведь не конь... Такое простить практически невозможно... Но несмотря ни на что, Дженни продолжает любить Ройса... И ради него она идёт против всех - семьи, друзей, страны... И остаётся на рыцарском турнире, где её же сводные братья чуть не убили Ройса, под флагами его родной страны... И через два года Дженни получает своё королевство грёз. Бренна выходит замуж за Стефана, а Ройс... ждёт известий от строгой на этот раз тётушки Элинор... У четы Уэстморленд родился сын - потомственный рыцарь... Дженнифер любят все, кого любит она сама - вот оно, её королевство грёз... Все подданные радуются её счастью вместе с ней... Мне кажется, эта книга - самое лучшее, что я когда-либо читала в своей жизни! Дженни, милая рыжая девушка, вечно будет пересекать границы Шотландии и Англии, снова пытаясь сделать свой нелёгкий выбор между долгом и чувством... Наверное, всё-таки не случайно мой любимый мультфильм - "Храбрая сердцем"... А любимый фильм - "Високосный год" (Как выйти замуж за три дня").

0

311

К своему стыду, не так уж и давно дошла до "Под знаком розы и креста" и "Комнаты страха" Владимира Кузьмина (о приключениях графини Дарьи Кузнецовой-Бестужевой). Почему я так долго откладывала чтение? Честно говоря, до этого зачитала четыре предыдущие книги буквально до дыр (у "Игры на изумруд" даже обложка развалилась!) и захотела хотя бы попробовать почитать что-то другое... Нашла "Парящего тигра" Кейт Ди Камилло (увы, даже рецензию не стала писать, побоялась, так разочаровало!), затем отыскала "У самого синего моря" Натальи Осис (сейчас вот итальянский учу, вдохновившись этой темой), плавно пробежалась по путешествиям Ады Баскиной по Тайланду и Швеции (море позитива!) и наконец откопала новогоднюю серию... Алина Кускова меня впечатлила, пока всё не прочитала, не успокоилась! Но теперь вот снова вернулась к приключениям Даши Кузнецовой-Бестужевой. Книги о приключениях Даши Бестужевой я нашла в тот момент, когда всё ещё была под впечатлением от детективов Финней Патрисии. Причём мне их дали на работе, предупредив, что это "розовые сопли", но хорошо бы что-то написать про эти книги... Всего их в России вышло три - "Роковой бал", "Клятва пирата", "Маскарад". Рецензия получилась хорошая, но... слишком восторженная и поэтому совершенно не подходящая... Был анонс и даже отрывок "Серебряного грифона" (4-я книга), но её, увы, так и не перевели... Эти детективные истории написала жительница Великобритании (всего их сейчас 8, но у нас проект по изданию серии почему-то затих). А сама серия называется "Дневник тайн Грейс". Повествование там тоже ведётся от первого лица, время действия - правление королевы Елизаветы. С виду она грозная, холодная и неприступная, но только не для тех, кто близко её знает... Наверное, именно поэтому книжная серия про Дарью Кузнецову-Бестужеву стала для меня настоящим подарком! Таким радостным и долгожданным, ведь я уже так привыкла к подобного рода детективам! Но, конечно, здесь другой климат, другая страна, другое время, вот только слог, пожалуй, похожий - такой лёгкий и невесомый, что прочитанных страниц просто не чувствуешь! Это обстоятельство нравится мне больше всего...
Честно говоря, читать я всегда любила, но, например, про Нэнси Дрю по-прежнему люблю исключительно серию игр... Книги меня почему-то не вдохновляют... Мне хочется лично принимать участие в расследованиях, а игры про Нэнси Дрю как раз дают такую возможность...
Однако однажды мне попался на глаза дневник девушки времён королевы Елизаветы "Роковой бал" (Финней Патрисия). Далее были "Клятва пирата" и "Маскарад". Обещали ещё "Серебряный грифон", но увы... С тех пор я ломала голову, где же найти нечто похожее, только изданное в России... И однажды, в перерыве между посещениями книжной выставки и занятиями актёрского мастерства, наконец-то обнаружила в книжном магазине "Студент" первую историю про графиню Дарью Бестужеву - "Звезда сыска". С тех пор я буквально заболела этой темой! Дошло до того, что я с трудом могу сейчас читать другие книги... И это лечится с огромным трудом, я на самом деле в основном читаю о приключениях Дарьи Бестужевой... Или, если всё-таки переключаюсь, то успешнее всего на Аду Баскину и её рассказы о Кипре, Тайване, Америке или Швеции... У неё тоже каждая книга - как мощный выстрел катапульты... Вот только она пишет о разных народах...
Мне любовные романы (в чистом виде) особенно никогда не нравились... И всё же... Моим самым любимым стало "Королевство грёз" Джудит Макнот... Мне тогда было 17 лет, и этот роман очень запал в душу! Рыцари, турниры, отважный воин по прозвищу Чёрный Волк... Война между Шотландией и Англией... С тех пор каждый год я перечитываю эту книгу... Я очень люблю главную героиню Дженнифер Меррик... Сюжет потрясающий, две свадьбы, много внимания уделено теме дома и семьи... "Закат великой эпохи рыцарства..." Потрясающая книга! Наверное, даже слишком смелая и откровенная, особенно для первого чтения в 17 лет, и тем не менее... Ещё мне нравится история Патриции Мэтьюз "Безумное обещание". Девушку похитили, и с тех пор она не знала покоя ни днём, ни ночью... Пираты, племя дикарей индейцев, потеря свободы, чести и даже волос... Она любила одного, но замуж собиралась за другого... Он спас ей жизнь, но сам погиб... И тогда Сара (героиня), вернувшись, открыла на деньги, которые он ей оставил, игорный дом... И назвала заведение его именем - игорный дом Шона... А в конце всё сгорело, но её спас именно тот, кого она любила по-настоящему... "Русалка" Шеннон Дрейк... Герой женился на девушке, чтобы спасти её от виселицы... Но в итоге, конечно же, влюбился... Хотя ему всё-таки пришлось "влипнуть" (по собственной воле!) в детективную историю с поисками преступника, убившего первую жену и мечтающего убрать с дороги вторую... А самый нежный и лиричный детектив - "Изумрудный сад" Андреа Кейн... Время - отечественная война 1812 года... В начале истории девушке Бранди 16 лет, потом - 20... За её любовь отчаянно сражаются двое братьев - Дезмонд и Квентин... И в день свадьбы Бранди с Квентином они скорбят о своих родных, которых потеряли из-за какой-то нелепой детективной истории... Истории, в которой клад служил главным призом... Изумрудный сад - символ счастья и любви, но одновременно горя и утрат... "Серенада для невесты" Виктории Лайт... Два времени - современность и всё тот же "закат великой эпохи рыцарства"... Влюблённая в рыцаря Ингебьерг из прошлого и Анна из настоящего... Обе они любят верных "слуг" своих женихов... Естественно, счастливый финал... Одна свадьба в прошлом, две - в настоящем... Интрига "кто с кем?" сохраняется до самого конца... "Фредерик и Фредерика" Лары Лав... Тоже всё очень мило, нежно и трогательно... Они познакомились случайно... Он вёз её на своём грузовике... И даже звали их практически одинаково - Фредерик и Фредерика... Вместе они проехали сотни километров... Видимо, это была судьба - оказаться в одном грузовике именно в этот момент...

0

312

Миша Дефонсека
Среди волков
Еврейской девочке Мишке было всего семь лет, когда ее мать и отца забрали в варшавское гетто. Ей дали новое имя - Моника Валле, но никто не подумал о том, что она хочет знать о судьбе родителей. Мишке отдали чужим людям на воспитание. Дедушка и Марта с фермы любили ее, как родную внучку. Но женщина, у которой девочке приходилось жить, ненавидела ее и жестоко с ней обращалась. Мишке решила отправиться на поиски родителей. Пешком она пройдет Бельгию, Германию, Польшу и Украину, доберется до Италии и вновь вернется в Бельгию... В украинских лесах ей встретятся добрые люди - Миша и Малка, которые на время приютят ее в своей хижине. Ей предстоит также попасть в шайку ловких, но добрых воришек... На долю Мишке выпадет много испытаний: голод, холод, смерть близких... Она узнает все о человеческой жестокости, ей даже придется убить немецкого солдата... Волчица Рита заменит ей родную мать, а волчата Лунный Свет и Рваное Ухо - братьев...
Невероятная история о мужестве и воле, рассказанная от первого лица.

Я вспоминала очень тяжёлую книгу "Среди волков" Миши Дефонсеки - о маленькой еврейской девочке, которая потеряла родителей во время Второй Мировой войны, в варшавское гетто... Она жила в таёжных густых лесах, питалась чем придётся, практически не общалась с людьми... Её единственного друга - волчицу - убил немец... Она видела, как расстреливают детей... Ей снились кошмары - девочка, прижимающая к себе плюшевого медведя, глубокая канава и каменный взгляд... Германия, Бельгия и Польша - самый сложный этап пути... Единственные друзья - волчица и волчата... Украина - наконец-то появились добрые и хлебосольные люди, которых уже и не ждёшь... Италия - наконец-то шоколад, впервые за несколько долгих лет! И снова Бельгия... И человек, который ждал всё это время, - дедушка... Есть два фильма, которые имеют отношение к этой теме - "Выжившая с волками" (производство - Франция) по мотивам книги, а также "Храброе сердце Ирены Сендлер". Ирена Сендлер спасала таких, как эта девочка Мишке...

Пользуясь случаем, хочу поблагодарить одно уважаемое мной издание за рецензию на фильм "Храброе сердце Ирены Сендлер". Мне эта тема очень близка - благодаря книге "Среди волков". Ее автор, Миша Дефонсека, рассказала о нелегкой жизни еврейской девочки. После того, как ее родителей забрали в варшаское гетто, малышку поселили у грубой и злой женщины. И хотя у нее по-прежнему были любящие дедушка и бабушка, терпеть жестокое обращение малышка не смогла и решила отправиться на поиски своих родных... Пешком она прошла Бельгию, Германию, Польшу и Украину, добралась до Италии и вновь вернулась на родину... В своем путешествии девочка не только узнала все о человеческой жестокости, но и в полной мере ощутила доброту и хлебосольность простых русских людей. Волчица Рита заменила ей родную мать, а волчата Лунный Свет Рваное Ухо - братьев. Эта невероятная история о мужестве и воле потрясла меня до самой глубины души. Искренне жаль, что автор не ввела в повествование удивительную женщину, которая самоотверженно и бескорыстно спасала из варшавского гетто еврейских детей. Возможно, тогда эта история стала бы добрее и светлее. А впрочем, вполне достаточно того, что Ирена Сендлер существует в реальности. Осознавать это - самая большая радость для меня...

0

313

Ну, я утром дочитала-таки "В канун Рождества" Розамунды Пилчер... Знаете, эта книга - самое то в Новый год и Рождество... Главный герой, органист и учитель музыки Оскар, теряет неожиданно дочь и жену... Они погибают в автомобильной катастрофе... Это был удар для Оскара, ведь ему уже 67 лет... Его дочери было лишь 12, и она была его единственным ребёнком... Но... вопреки всему, жизнь продолжается... За несколько месяцев до этой драмы Оскар встречает Элфриду. Ей 62 года, в прошлом она - актриса, её возлюбленный уже оставил этот мир... У неё есть старый пёс Горацио, который потом объединяет всех героев... И после трагедии они решают уехать - далеко, в Шотландию, в усадьбу... Сначала они жили уединённо, тихо и спокойно, но... Потом, в канун Рождества, неожиданно в усадьбу приезжают ещё трое... Сэм - бизнесмен, который шесть лет прожил в Нью-Йорке. Он был женат, но супруга неожиданно изменила ему... Он решил вернуться в Англию, где ему предложили новую работу - собрать по кирпичикам заново, с нуля, разрушенную недавним наводнением фабрику... Кэрри - несчастная девушка, которая мечтала о долгой и счастливой жизни с любимым, но... Увы, ничего не вышло, мечты разбились вдребезги! Кэрри приезжает домой из Швейцарии, где она прежде работала... Там её ждёт, главным образом, племянница Люси, на которую совершенно не обращают внимания ни мама (старшая сестра Кэрри - Никола), ни бабушка... Мать Люси зовёт под венец американец... Флорида и Гавайи - мечта, но только не для Люси... С отцом ей видеться не разрешают, с дедушкой - тоже... Поэтому на предложение Кэрри провести праздники в Шотландии Люси откликается с радостью! Семья священника пытается помочь Оскару примириться с реальностью... Но всё тщетно, он даже перестал играть на органе... Но он вернётся к жизни... И ещё сыграет свою любимую "Оду радости"...

Отредактировано Кассандра (2014-01-21 02:01:36)

0

314

Дочитала детектив Каролин Веллс "Тайна горного озера". Давно мне не было так интересно следить за сюжетом! Девушка по имени Пенелопа Конвей должна была выйти замуж, но утром её жениха Роджера Черчиля находят убитым, её саму похищают, один поклонник красавицы по имени Карл Мосби тонет в горном глубоком озере Тарн... А один из её многочисленных поклонников, которого зовут Колли Малфорд, подозревается в убийстве Роджера... Мне понравилась история... Пенелопа любила не того, за кого собиралась выйти замуж... И не Карла... Хотя у неё было более 20 поклонников, влюблённых в неё, а значит, имеющих мотив для убийства, но... она любила только Колли Малфорда... всегда... Сильная девушка, которую родители пытались заставить выйти замуж по расчёту. Но убийца помог ей избежать этой участи, и даже похищение показалось ей раем... Лишь бы не этот ненавистный брак... Цепляет и затягивает... Есть интрига, и она сохраняется до самого конца... Великолепный перевод, что сейчас встречается редко...

0

315

Финней Патрисия. Серия: Дневник тайн Грейс
Тут часто спрашивают, что читать детям, Очень советую эту серию детям среднего школьного возраста.

По жанру это исторический детектив. Героиня серии - фрейлина Елизаветы I леди Грейс Кавендиш. Умная, озорная и непослушная девочка 13-ти лет. Она любопытна и вездесуща, постоянно влипает в заговоры, похищения, убийства,
мешает убийцам и похитителям, спасает придворных и королеву, смеется над старшими фрейлинами, пишет дневник, тайно дружит с мальчиком - акробатом и девочкой - прачкой, получает выговоры от дамы, надзирающей за поведением фрейлин, даже попадает на корабль Френсиса Дрейка и участвует в сражении. Нет, она не воин в душе и не пират. Просто некуда было деться. Она же была для всех мальчиком. Пришлось залезать на мачту - чуть не свалилась - и стрелять c мачтовой площадки из лука горящими стрелами по парусам испанского галeона. Оказывается, фрейлин учили стрелять из лука, потому что Елизавета I очень любила охоту.

Кроме легкости изложения, подкупающего юмора и захватывающих интриг, эти книги полны исторического материала. Я не могу проверить их достоверность, но уверена, что автор по образованию историк и знает, о чем пишет. И весь этот исторический материал так забавно изложен: от манеры обхождения Елизаветы со своими фрейлинами до устройства гальюна на корабле.

Я в детстве читала много хороших детских книг и, думаю, эта серия не хуже тех, что я читала.
Жаль, что ее у меня не было в детстве.
Хотя, и сейчас я с удовольствием прочитала истории о тайнах леди Грейс. Но это строго между нами.

0

316

...Настроение было на полном нуле, но вдруг мне на глаза случайно попалась одна книга... Её сюжет сразу же заставил меня забыть обо всех проблемах... В тот момент я как раз находилась в затяжной депрессии, поэтому рассказанная в ней история оказалась весьма кстати... Теперь эта книга - моя путеводная звезда. У неё даже название пугающее и откровенное: "Вспомни мои губы"... В жизни Элеоноры было всё - любимая работа флористом, преданные друзья и многочисленные поклонники... Однако она вышла замуж, и с этого момента её жизнь резко изменилась... Благодаря своему супругу девушка потеряла всё. Под его давлением ей пришлось уволиться и стать домохозяйкой. Она теперь регулярно высаживала цветы в саду и даже не могла надеть что-то яркое и броское, боясь рассердить мужа. Даже имя своё она потеряла: легкокрылая фея Леа стала серьёзной и скучной Норой... Но каждую ночь ей снится человечек, который играет на радуге... Вот только мелодию она никак не может запомнить... Однако не всё так просто: единственное, от чего она так и не отказалась, это... друзья! И они вернут её к жизни, когда муж предаст! Ведь на самом деле он любит ярких и эффектных женщин с вызывающим макияжем! Любовь может всё исправить! Она наставит Леа на путь истинный! Девушка создаст Центр Диеты и встретит Питера, специалиста по разводам... Эта книга учит шаг за шагом справляться со своей болью, чтобы снова радоваться жизни... Честно говоря, не люблю романы подобного плана, но здесь... Эта история очень располагает к серьёзным рассуждениям и размышлениям... Кстати, никогда бы не подумала, что мы уходим, чтобы... сажать небесную кукурузу! Моя депрессия благодаря этому роману прошла, я снова стала ценить то, что имею... И начала действовать! Не так давно получила диплом журналиста, выиграла творческий конкурс, решила выучить итальянский язык... Когда мне становится грустно, я снова открываю эту на первый взгляд лёгкую и не очень-то толстую книжку, и сразу же начинает происходить волшебство... Наверное, невесомая и нежная история о девушке Элеоноре Блумин всё-таки дарит те самые хрупкие минуты, которые мы обычно называем счастьем...
P.S. Автор книги - Сонда Тальбот. Вообще-то изначально эта история называлась "Запомни мои губы", но это немного неверно, поэтому я как-то написала "Вспомни...", да и привыкла к такому варианту... Понимаете, муж ведь, когда понял, что теряет Элеонору, говорит ей: "Дай хоть немного посмотреть на тебя... Вспомнить твои губы..." И она ему отвечает: "Вспомнить мои губы? Да ты давно забыл про них!" В общем, хорошая книга, душевная... Столько в ней боли, горечи от потерь, слёз... Но и счастья, обретения себя, любви и радости... Очень сильная сцена в финале, ПЕРЕД эпилогом... Повезло же Элеоноре Блумин, какой мужчина её полюбил! Он её и в себя поверить заставил, и в бизнесе помог, и просто всегда был рядом... И подруга у неё классная! Толстушка Пэтти - такая трогательная, так настрадалась, но ведь нашла тоже своё счастье!

Отредактировано Кассандра (2014-01-29 02:04:08)

0

317

Очень люблю "Волшебника изумрудного города" и, самое главное, фильм с участием блистательной Джуди Гарленд... Каждый раз плачу, перечитывая это стихотворение...

ДОРОГА ИЗ ЖЁЛТОГО КИРПИЧА
Под мерцаньем лампочки-недотроги
(Переполнена радостью - горяча)
Как и в детстве, я не гляжу под ноги
По Дороге из Жёлтого Кирпича.

Вспоминаю, кого предстоит мне встретить,
Кто покинут был мною, как прошлый век:
Со Страшилой в поле танцует ветер,
И ржавеет беспомощный Дровосек..

Не сердитесь, добрые стражи детства,
Ведь Тотошка и Элли уже в пути...
У вас есть - вы поверьте - и ум, и сердце,
Что помогут Льву смелость в себе найти...

Нам осталось немного - по три страницы,
И закончится ваш запылённый плен...
Только надо ли Элли так торопиться,
Чтоб в Канзасе вырасти - насовсем?..

За окном незаметно сгустилась темень -
Что с того, если лампочка горяча?..
Как и в детстве я не смотрю на время
По Дороге из Жёлтого Кирпича.

Отредактировано Кассандра (2014-01-31 23:03:23)

0

318

Итак, о кино и о книгах... Не так давно я перечитывала замечательную книгу "Ах, эта волшебная ночь!" Алины Кусковой и смотрела 4-х серийный "Новогодний переполох". О них сейчас и пойдёт речь, т. к. они похожи...
Итак, о книге... Жила-была на свете сирота Анжела, которая выросла в детском доме. У неё никого не было, кроме подруги Юли. Однажды накануне Нового года забавный и вечно попадающий в неприятности поклонник Свистунов пригласил подруг куда-то на дачу - отмечать праздник... Но таксист, увы, перепутал название посёлка и завёз девушек неизвестно куда... И они, замерзая и поёживаясь от жуткого трескучего мороза, постучались в первый попавшийся дом... Анжела представилась тётей, а хозяева дачи как раз ждали именно тётю! "Здравствуйте, я ваша тётя" - этот фильм буквально гимном проходит через всю книгу... Итак, Анжела по легенде - богатая вдова, точнее, миллионерша... И на её деньги (которых, правда, нет) сразу же клюют все мужчины семьи Парадонтовых... Их достаточно: дедушка Бенедикт Аполлинарьевич, до сих пор влюблённый в певицу Надежду Русанову; его сын Константин Бенедиктович; студент, недоросль и неуч (но очень обаятельный!) Евгений... Самым активным участником битвы оказывается по-настоящему влюбившийся в Анжелу друг семьи Алексей Крылов, а самым пассивным - имеющий сына Сергея и с первой минуты полюбивший Юлю Аполлинарий... Одна из немногих женщин семьи Клементина мечтает о примирении с мужем-профессором Аркадием... Анжеле, конечно, приходится стараться изо всех сил и изображать из себя миллионершу с дорогими платьями, шубами, сапогами... Ей приходится доказывать Крылову, что она и правда вместе с Юлей живёт в гостинице и ездит на роскошном чёрном лимузине... Между тем Свистунов в новогоднюю ночь, закурив, спалил баню своего друга... И теперь он прячется от преследователей в квартире Анжелы... Удивительная книга о том, как девушка из детского дома Анжела, одинокая, несчастная и брошенная, обрела в Новый год семью... История о том, как девушка Юля, которую баловали и любили родители, осталась в Новый год дома и раньше всех внедрилась в семью Парадонтовых, которые и правда оказались её родственниками... Это история о любви, которая прошла через четверть века... А также о любви не с таким внушительным сроком давности, но тоже прекрасной... А теперь про фильм "Новогодний переполох". Жила-была на белом свете девушка, мечтающая стать заместителем директора. Звали её Мария, работала она на шоколадной фабрике в Москве. И решила она поехать накануне Нового года в уютный провинциальный городок, чтобы там найти хозяина преуспевающей шоколадной фабрики Шишкина и выведать у него уникальный семейный рецепт. Его зовут Андрей, и он - большой чудак, у которого в голове полный творческий беспорядок и бардак... У него есть жена Татьяна, которая занимается организацией выставок... Она по-настоящему любит свою работу, как и её супруг - свою... У них есть дочка Варвара, которая часто остаётся дома одна, т. к. родители вечно заняты своими важными, нужными и срочными делами... Из-за этого девочка чувствует себя очень одинокой и несчастной... У Татьяны есть мама-ураган, а у Андрея есть папа-вихрь... А ещё родители купили своей дочке к Новому году подарок - самого настоящего страуса! Есть здесь ещё Светлана - девушка, которая готовится к роли Снегурочки в детском спектакле... А ещё есть Гарик - обаятельный молодой человек, промышляющий мелкими "шалостями" и "пакостями". Он-то и попался на крючок Лисе-Алисе - Марии Коваленко из московской шоколадной фабрики... Она требует, чтобы Гарик нашёл и похитил семейный рецепт семьи Шишкиных... Однако молодой человек искренне полюбил этих людей, да и они тоже прикипели к нему душой... Старшее поколение в лице папы Андрея, Льва Алексеевича, и мамы Татьяны, Зинаиды Павловны, с удовольствием пьют с ним коньяк, беседуют о литературе и готовят яичницу по-пиратски... Среднее поколение в лице Андрея и Татьяны рассчитывает на его помощь в спасении выставочной скульптуры "Лукоморье", умасливании разбушевавшегося художника и поимке неожиданно сбежавшего страуса Кеши... Ну а младшее поколение в лице девочки Вари уже считает Гарика своим братом, репетирует с ним вместе роль Снежинки и вовсю делится своими секретами... Ну а милая девушка-Снегурочка Света просто любит Гарика... Вот так и получилось, что Гарик, даже несмотря на свою первоначальную миссию, остаётся с этими добрыми, искренними и гостеприимными людьми, находит семью и любовь... Ну а Марию Коваленко ждёт расплата за своё глупое решение - найти и добыть этот рецепт... Конечно, самая "изюминка" здесь - это актёрский состав. Известная со времён "Всегда говори всегда" Мария Порошина; сыгравший скрипача, хирурга и кондитера Даниил Спиваковский; королева комедии Нонна Гришаева, королева эпизодов Татьяна Кравченко...

Отредактировано Кассандра (2014-02-09 22:20:10)

0

319

Повесть Анатолия Алексина «Безумная Евдокия»
Каждый человек должен воспитывать добро в себе и по-другому относиться к другим. Эгоизм никогда никого не украшал. Думая о себе, не надо забывать об окружающих тебя людях и стремиться правильно оценивать свои и чужие поступки.
Повествователь произведения – отец Оленьки. Предмет повествования: «Надя и я. Сюжет диалога всегда одинаков: это наша с ней жизнь». Он пытается разобраться в истоках тех несчастий, которые обрушились на его семью, анализирует события, свои мысли, поведение, своё отношение к дочери и окружающим её людям.
Отец и мать Оли работали в конструкторском бюро. В молодости отец писал фантастические романы, которые никто не печатал. Мать любила петь, была непосредственной. Эта непосредственность была удивительной, покоряющей. Синонимом ей была честность.
Главным желанием в их жизни было желание иметь дочь. Когда она родилась, Надюша написала в записке: «Спасибо ей». Радуясь дочери, отец перестал писать фантастические романы, Надя перестала петь. Оба этого не заметили. С этой роковой фразы «спасибо ей» всё началось. Эта фраза «перекинула мост в тот страшный день… Мост длиною в шестнадцать лет и два месяца». Сначала мы видим Оленьку глазами отца.
Отец Оли замечает в ней только положительное, считает, что она не как все, что она необыкновенная, оправдывает её в любой ситуации. «В семье, состоящей из трёх человек, всегда кто-нибудь оказывается в меньшинстве: либо мужчина, либо женщина. У нас в меньшинстве были мы с Надей: центром семьи и её лицом стала дочь. Она заслужила это право, и мы были счастливы». «Нелегко было нашей талантливой дочери среди людей обыкновенных».
Всех знакомых дочери он видел такими, какими «подавала» их Оленька, - в негативном плане. «…именно они, те трое… были причиной частых страданий и слёз дочери». Оля всегда «во всём была права».
Надя часто соглашается с мужем и дочерью. Но её размышления говорят о цельности и глубине её натуры, о чуткости души: «Надо считаться с людьми»; «Друзей легче потерять, чем найти»; «Когда слишком много ликуешь, не мешало бы вовремя спохватиться о подумать о том, что кому-то сейчас впору заплакать. А, упиваясь своим горем, не мешает подумать, что у кого-то в душе праздник, который, может быть, не повторится. Надо считаться с людьми».
Отношение Оли к классному руководителю и одноклассникам.
Поступки Евдокии Савельевны не понятны Оле и её родителям. Они называют её «безумной», потому что та, по их мнению, не желает замечать Олин талант и предпочитает менее одарённых детей. Ослеплённые любовью к дочери, родители не видят тех недостатков в её характере, с которыми борется Евдокия Савельевна.
Отношение Оли к Люсе. 
Люся нравилась до тех пор, пока носила за Олей папки с рисунками, восторгалась ею, предсказывая «судьбу Леонардо до Винчи». Но как только Люся обиделась на Олю, она стала «опасным недругом». Олин отец видит в Люсе человека, который относится к Оленьке «по системе Евдокии Савельевны». Он совершенно не задумался над тем, почему Люся обиделась на Олю.
Отношение Оли к Боре Антохину.
«Вырос Боря нам на горе», - вздыхает Оля, не замечая его любви. Она уверена, что он приходит к ним только для того, чтобы привлечь её к общественной работе. Оля не замечает в нём «внутренней красоты».
Главная черта характера Оли – себялюбие, а отсюда эгоизм по отношению к окружающим её людям.
Отношения Оли с Евдокией Савельевной складывались сложно. Учительница ничем её не выделяла, пыталась на родительском собрании раскрыть истинное лицо Оли («Лицом к лицу лица не увидать»). Она считала, что Оля растёт самовлюблённой эгоисткой, думает только о себе. Она «забывает» о Люсе Катуниной во время встречи с художником, не замечает любви Бори, ничего не делает для школы, обуреваема желанием всегда и везде быть первой. «Жить только собой – это полбеды/ Гораздо страшнее, живя только собой, затрагивать походя и чужие судьбы».
«Ей было некогда вникнуть. Недосуг!»
Сначала отец пытался найти оправдание Олиному поступку, но потом сказал: «Он (Митя Калягин) прошёл этот путь, чтобы спасти людей. А ты, чтобы погубить… самого близкого тебе человека…»; «А может, её любви хватало лишь на себя?»; «Безумие пришло к нам в дом»; «Мы с Надюшей боролись…»
Нельзя бездумно и безгранично злоупотреблять любовью и вниманием близких людей. Эгоистичное, корыстное, иногда просто легкомысленное отношение к близким тебе людям чревато болью, обидой, иногда бедой. Так невинное желание Оли первой пройти по заявленному маршруту и завоевать приз (то есть опять быть первой) неожиданно для неё и вполне закономерно вылилось в трагедию семьи. Невнимательная, нечуткая ко всему, что касается человеческих взаимоотношений, Оля становится причиной безумия матери и переворота во внутреннем мире своего отца.
Всех героев (Олю, Петра, Колю) объединяет то, что они увлекаются искусством. Каждый из них талантлив, но талантлив по-своему. Оля талантлива «для себя», она любуется собой, поэтому её душа закрыта для других. Не зря её отец в конце повести подумал: «А может, её любви хватало лишь для себя?» Эгоизм Петра можно объяснить его слепотой: он ощущает собственную неполноценность. Но под влиянием и при помощи окружающих его людей он сумел преодолеть отрицательные черты своего характера. В отличие от Оли и Петра, Коля Дмитриев часто недоволен собой не только как художником, но и как человеком, к людям он относится с уважением, любит их.
Евдокия Савельевна говорила о таланте человечности:
«К человечности талант художника может и не прилагаться, но к дарованию художника человечность…»
В начале повествования мы видим Евдокию Савельевну глазами отца Оли. Это «женщина без возраста». Любила, «чтобы все были вместе», никого не выделяла, воспитывала своих учеников «нынешних» на примере «бывших», устраивала вечера, спектакли, предвзято относилась к их дочери, «не замечала» её талантливости. Оля назвала её «безумной», родители согласились с этим.
Евдокия Савельевна хотела научить своих учеников уважать людей любой профессии. Ведь каждый в своём деле должен быть мастером, художником. Нельзя унижать и презирать людей, а в каждом нужно найти то, что достойно уважения. Это понял в конце повести отец Оли: «Она приглашала на те знаменитые встречи не только героев, а и диспетчеров с поварами. Зачем? Наверное, хотела объяснить нашей дочери и её одноклассникам, что, если они будут честными и порядочными людьми, просто честными и порядочными, они тоже будут иметь право на внимание к себе. И на память». Никому из детей она не давала почувствовать свою ненужность и никчёмность. Она учила всех радоваться любым, даже незначительным успехам товарищей. Она добивалась от своих учеников «таланта человечности».
Люся остро переживала домашние проблемы, была унижена Олей, нуждалась в поддержке. Сделав Люсю старостой класса, Евдокия Савельевна дала ей понять, что она ничуть не хуже Оли, что она уважаемый человек. Не секрет для учительницы и любовь к Оле Бори Антохина, да и душевное состояние Оли ей тоже хорошо понятно.
Евдокия Савельевна видела высокомерное, пренебрежительное отношение девочки к одноклассникам, видела её эгоизм. Оля верила в своё собственное величие и чувствовала превосходство над окружающими её детьми. Это раздражало умудрённую жизненным опытом учительницу, поэтому она устроила выставку работ всех, кто рисует, у Оли взяла только два рисунка. Она не хотела способствовать развитию Олиного самомнения.
Евдокия Савельевна не смогла изменить характер своей ученицы, потому что родители Оли не поддерживали её, а боролись с ней.
Во время поисков Оли Евдокия Савельевна развила бурную деятельность, всюду звонила, нервно крутила диск телефона, говорила слишком уверенным тоном, что выдавала её волнение.
Только в конце повести Евдокия Савельевна раскрывает Олиному отцу истинный характер его дочери, потому что раньше отец не хотел прислушиваться к её словам, верил только Оле.
Мстительной Евдокию Савельевну точно назвать нельзя. В трудную минуту она была рядом с Олей: «Оля может принять всю вину на себя», и «эта ноша окажется для неё непосильной». В конце повести отец Оли сам вызывает учительницу на разговор, пытается снова оправдать дочь, но Евдокия Савельевна предупреждает его: «Если вы примите сегодняшнюю историю за случайность, она повторится! Поверьте, что это так!»
Отец Оли чувствует вину перед Евдокией Савельевной: «Судьба отомстила нам за это глупое прозвище, - говорит герой. – Безумие вошло в наш дом. Что может быть страшнее?»
Картина Рембранта «Возвращение блудного сына» написала на сюжет из Библии. Блудный сын вернулся, раскаялся, его простили. Возвращение Оли не принесло радости в дом, хотя она и принесла цветы для «мамули», которая оказалась в больнице по её вине. Глубоко страдает и отец. Но, может быть, после случившегося Оля изменится и будет по-другому относиться к людям.
- Над чем заставила задуматься повесть
Эгоизм постепенно превращается в жестокость, в злость не только по отношению к чужим, но и к близким. Так произошло с Олей. Одной из причин её эгоизма стала слепая любовь её родителей.
Прежде чем назвать человека другом, нужно с ним «пуд соли съесть»: понять его отношение к себе и к людям, чтобы не получилось так, что он предаст тебя в трудную минуту.
Евдокия Савельевна боролась за Олин характер, хотела сделать её человечней и добрей. Учителя хотят сделать нас добрей, они тоже хотят воспитать в нас талант человечности.
Не столько важно, кем вы станете, важно – какими. Помните слова Олиной мамы: «Надо считаться с людьми».
Нет опаснее человека, которому чуждо человеческое, который равнодушен «к судьбам ближнего своего».

0

320

Сесилия Ахерн
P.S. Я люблю тебя
Книга эта такая, что должна лечь на состояние. Попасть на жизненную ситуацию. Это хорошая иллюстрация того, что люди научные называют ПТСР. Посттравматический стрессовый синдром, который человек переживает после утраты, после потери кого-то из близких. И это не обязательно – смерть. Про это сама Сесилия пишет (некоторые места из её книги хочется цитировать. Она очень тонко и чётко понимает какие-то вещи). Любое расставание, любая разлука одинаково тяжелы. И это приумножает количество очарованных читателей.
Описываемые переживания могут показаться простыми, плоскими, слишком неживыми. Но когда ты переживаешь свою внутреннюю боль и встречаешься с этими словами – чувства входят в резонанс. И мост рушится под каблуками марширующей роты солдат.
Стоит отметить ещё вот какой факт. Сесилия написала этот свой первый роман в 21 год. Что это может вызвать, кроме зависти? Герои же, о которых идёт повествование, относятся к другой возрастной категории. Им около тридцати. То есть это – некоторый взгляд в будущее. Что с нами будет через 10 лет? Какими мы хотим быть? Чего добиться? И в этом взгляде – смелость разочарования. Чего бы мы ни хотели сейчас, наши чаяния, скорее всего, - не сбудутся. И тут сердце замирает от страха. Зачем чего-то хотеть? Зачем жить? НАДО – отвечает книга каждой своей строчкой.
Все повествование тонко и умело соткано по принципу бессознательного. Для Оно не существует понятия времени. Как и для читателя. Героиня Сесилии каждый момент повествования находится в трёх временных измерениях. В настоящем, в тяжёлом недавнем прошлом и в далёком беззаботном прошлом. Вот оно, пресловутое английское past perfekt!
Самая большая интрига, лично для меня, была композиционная, а не сюжетная. Очень мне хотелось, чтобы заглавная строчка была в книге последней. Вот это было бы красиво! Вот это была бы жемчужина открытого безнадёжного финала! Но – нет. Не случилось. Хотя, не очень-то и обидно.
В книге обыгрывается одна очень популярная мифологизация последнего времени. Если собираются в одной точке пространства женщины-подружки количеством больше двух – то это обязательно обыгрывание образов героинь Sex in the city. И здесь тоже не обошлось без этого. (Помните, как назывался фильм младшего братика? «Девушки в большом городе»). Но у автора хватает мудрости показать и другую сторону. Как бы мы ни следовали советам модных журналов, какой бы глянцевой не была бы наша жизнь – это не спасёт нас от всех бед и тревог. Это не подарит вожделенного беззаботного рая. Всегда будет одиночество. Телефонные звонки, на которые не отвечают, когда это особенно нужно. Чужое счастье, которому нет дела до твоих бед. Болезненные встречи с самим собой, полные страха и отчаяния. Про это нужно помнить. Про это ещё раз напоминает внимательному читателю юная ирландская журналистка.

Приятного чтения!

Отредактировано Кассандра (2015-09-07 23:00:17)

0