Форум сайта Елены Грушиной и Михаила Зеленского

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Стихи не наши, а хотелось бы

Сообщений 141 страница 160 из 399

141

Одна ночь любви

Слова:
Ночь ближе, чем ты,
На губах имя твое.
И вокруг, кажется мне, никого нет.
Вниз капли воды
Упадут горькой слезой
И мне в руки упасть
Беспокойным первым снегом
С неба… В ладони…
В сердце твоё…

Припев:
Одна ночь любви
Растопит сердце,
Зажжет огни.
И в этот миг
Любовь воскреснет,
Изменит мир!
В небе огни
Далеких странствий моей любви
А мы могли
С тобой остаться...

Дождь слёзы прольёт –
Это так сердце моё
Каждый день плачет и ждёт непокоя
Дни перелистать
Или сны переписать
Никак мне не забыть ночь с тобою
Снова губы шепчут... имя
Имя твое!

Припев:
Одна ночь любви
Растопит сердце,
Зажжет огни.
И в этот миг
Любовь воскреснет,
Изменит мир!
В небе огни
Далеких странствий моей любви
А мы могли
С тобой остаться...

Из сериала "Бедная Настя" - "Мне не жаль"

Мне не жаль, что тобою я не был любим,-
Я любви недостоин твоей!
Мне не жаль, что теперь я разлукой томим,-
Я в разлуке люблю горячей

Мне не жаль, что и налил и выпил я сам
Унижения чашу до дна,
Что к проклятьям моим, и к слезам, и к мольбам
Оставалася ты холодна

Безумная, я все таки тебя люблю!
Душа моя при имени твоем трепещет
Печаль по-прежнему сжимает грудь мою,
Я за тебя Создателя молю.

Мне не жаль, что огонь, закипевший в крови,
Мое сердце сжигал и томил,
Но мне жаль, что когда-то я жил без любви,
Но мне жаль, что я мало любил!

Я все еще тебя люблю!
Душа моя при имени твоем трепещет,
Печаль по-прежнему сжимает грудь мою
Я за тебя Создателя молю.

Отредактировано Кассандра (2019-11-06 12:56:30)

0

142

Незатерявшийся корабль Лады Негруль

Поэзией живут в наше время многие. Стихи пишутся по любому поводу, становятся прямыми проводниками любых мыслей и от этого подчас теряют свою суть. С одной стороны, чего уж тут брюзжать? Хорошо, что вообще люди обращаются к мучительно мерцающим рифмованным столбцам, хорошо, что не забывают жанр, а наоборот наполняют его количественно. Однако нет ничего хуже, чем утрата критериев, а затем и утрата доверия той лёгкой прозрачной ткани, что бывает куда как жестока и называется между людьми искусством. В такой стихотворной ситуации подлинному поэту легко затеряться, легко сбиться с курса или как культурную болезнь заработать налёт вторичности.  Всех этих рифов, к счастью, избежал поэтический корабль Лады Негруль, поэтессы, с чьей книгой "Ладанка" вам предстоит познакомиться и сделать для себя массу высоких открытий.

Книга дебютная, хотя дебютанткой Ладу Негруль никак не назовёшь. Это поймёт каждый, кто припадёт к чистым родникам её словотворчества. За плечами - немалый поэтический опыт, опыт чувствования, тяга в страну незнаемого и прекрасного. Пытаясь сформулировать краткое первое впечатление от образного строя книги, сталкиваешься с одним чётким: светлый чистый голос. Действительно, творчество Лады Негруль исполнено удивительной чистоты, так несвойственной современному миру. Но в этой чистоте не пасторальная шубертовская мягкость, а скорее скрытый и в глубине беспощадно огненный шопеновский напор.

Наступает на пятки время -
                                                           долой беспечность!
Сунуть ноги босые в стремя
                                                           и мчаться в вечность,
Облака под собой взбивая
                                                           пурпурной пеной.
Жить в свободе, не называя
                                                           ее изменой

Этот пример весьма показателен. Фактура стиха аж вся звенит от упругой молодости, от желания жить и изменить эту жизнь к лучшему. А написание чистых и талантливых стихов - разве это не один из способов этого житейского позитивного движения?
Лирическая героиня Лады Негруль - сложный  крайне привлекательный образ. Видно, как вырастает он постепенно - от мазка к мазку, от строки  к строке, от ощущения до самоощущения. Иногда это спокойная философичная раздумчивость:

Как хороша бывает тишина,
Как глубока и искренна.
Она одна отчетливо слышна
И не бессмысленна.

Мы, ею уведенные, пройдем
В тот мир, откуда с гневом были высланы.
Мы с нею никогда не пропадем,
Небесные дороги ею выстланы.

Вникая в строки, поневоле проникаешься желанием рассмотреть мир как целое меньших миров, перемещение по которым в силах духовного человека, в силах его воображения и фантазии, в силах его невидимых крыльев. Здесь один тон, а вот другой, более страстный и горизонтальный:

Не оставляй ни вдох, ни выдох про запас.
Как дышишь, так - люби теперь, живи сейчас.
Не экономь порывы духа, не жалей.
Дух - не вино, но до краев, не ниже, лей!

Время от времени лирическая героиня встаёт вровень с эмоциями великого сострадания, перевоплощается в страждущих, трубит всему миру о чудовищной земной несправедливости, призывая если не исправлять её, то, по крайней мере, не повторять.

Опять Господь рыдает!
И как в былые дни
Чернь голос обретает,
Чтоб прокричать: "распни!"

Любви Его созданью.
Пусть слышат все и зрят
Гром Божьего рыданья,
Слез огненных разряд!

Солидное место в книге "Ладанка" занимают циклы религиозных стихов. Здесь на первый план выходят категории Добра и Зла, Прощения, Покаяния, ощущение своего божественного "я". Причём решено это без унылой назидательности, а сдержанно и творчески спокойно, без дидактического надрыва.

То, что есть у Лады Негруль, - а это талант и поэтическая культура, - уже не отнимешь. Остаётся пожелать ей и дальше не теряться в бурном море литературы, пережить свои штили и штормы, и выйти из них с новыми великолепными строками.

0

143

Константин Бальмонт
Капля
В глухой колодец, давно забытый,
Давно без жизни и без воды,
Упала капля – не дождевая,
Упала капля ночной звезды.
В колодец мертвый. Давно забытый,
Где тосковало без влаги дно,
Она упала снежинкой светлой,
От выси неба к земле – звено.
Когда усталый придешь случайно
К тому колодцу в полночный час,
Воды там много, в колодце – влага,
И в сердце песня, в душе – рассказ.
Но чуть на грани земли и неба
Зеленоватый мелькнет рассвет,
Колодец меркнет, и лишь по краю
Росистой влаги белеет след.

0

144

Светлана Ануфриенко

На языке доступном и понятном
Все объяснимо, стоит лишь взглянуть.
Как исчезают призрачные пятна,
И наполняет истинная суть.
Со стороны волненья, разговоры
Не назову загадкой мудреца.
Их рассудить старательно и скоро
И пожурить для красного словца,
Себя потешив, - экое уменье!
Столь незатейлив каждого удел.
Но пожирают в умопомраченьи,
Как объяснить бы ловко не умел,
Свои сомненья – суетные гости.
Ворвутся в дом – не спрячешься от них.
В недоумении, жалости иль злости,
Своих раздумьях, доводах чужих.
Неутомимо (может, в том природа?)
Я увлекаюсь этою игрой.
В какую будто странную угоду
Я не умею просто быть иной?
И ясно видя сходства, повторенья
В теченье дней и суетной судьбе,
Я объясняю всякое значенье
И всякий миг ищу себя в себе.

Вновь куда и зачем спешим?
Да и думать не надо много!
В закоулках своей души
Каждый выбрал себе дорогу.
Силой мысли, рывком руки
Разрублю надоевший узел,
Выбирает волна реки
Лишь одно из возможных русел.
Там, где глубже и легче течь.
Не искать, избежать преграды!
Утомившее сбросить с плеч,
Получая взамен награду –
Облегченье. И в этом прок.
Будет пусто, оставит позже.
Может, сглаз иль всего урок? –
Ожиданье не терпит больше!
Как же можно вот так любить:
Принимаю, лишь что приемлю,
Наболевшему, значит, быть.
Значит, быть. Так чего ж я медлю?

Я мечтаю и жду, что когда-нибудь это закончится,
Мой случайно начавшийся, столь продолжительный бег,
Как в упряжке чужой, неусыпно стремящейся конницы
Разметаю в разгоне дорожные копоть и снег.
Будто странник слепой, может быть, я ошиблась дорогою
Или в чаяньях чьих-то прельстилась красивой звездой? –
Оттого прощаю себе в этом поиске многое,
Продолжая бежать неустанно дорогой чужой.
Привыкаю к узде, попадая с чужими копытами
На проторенный след, и на миг забываюсь в рысце.
Я не знаю, везде ль, только здесь неуемная скрытая
Держит сила и тянет остаться в бегущем кольце.
Знаю цену труду, только ценное часто не ценится,
И усилий своих я привыкла ничуть не считать.
Вот еще поворот… Но за ним также приторно стелется
В продолженье своем безразмерная снежная гладь.
Что ж устала? Да нет! Прыть и удаль, хоть вспять поворачивай!
И глухое роптание в бок раззадорит настрой.
Отобьюсь. Только что же? Чтоб душу зазря не растрачивать,
Может, ведает Бог, как не выбрать дороги чужой?

Как-то однажды, теперь вспоминается плохо
(Время подробность такую затерла давно),
Кто-то заметил: «Поэт – это рупор эпохи!»
В книге известной иль, кажется, старом кино.
Скажешь серьезно, а рот исказится в улыбке –
Пафос подобных, когда-то заявленных фраз.
Ныне забавно воспримут нелепой ошибкой,
Дескать, оракул давно перевелся как класс.
Вымер, бесследно исчез, динозаврам подобный,
Место нежданно себе средь других не найдя.
Только тоскуют на полках безмолвно и скромно
Мысли поэтов, в далеком – большие друзья.
Что ж, оборвется незримая ниточка эта,
Если владеет вниманьем дурак-скоморох? –
Так предвещает немое забвенье поэтов
Нищенство прозы в безудержной смене эпох.
Что же оставят бесплодные времени дети?
Верно ль, иссяк свежей мысли студеный родник?
Только, пожалуй, на это никто не ответит.
Ценность талантов сменила естественный лик.
Несвоевременность – в этой жестокой оценке
Смысл и горечь возвышенных творческих дум.
Видеть в природных задатках иные оттенки
Ныне желал бы холодный расчетливый ум.
Только уму непонятно и непостижимо,
Как среди будних волнений, забот и тревог
Вдруг ничему неподвластный и неудержимый
Снова становится рифмой обыденный слог.

Беглая лошадь
Как упоительно легко
Скакала лошадь в диких травах,
Казалось точкою село,
А ветер шуточной забавой.
Довольна резвая была,
Что, от людей пытаясь скрыться,
Она упрямо не дала
Им подковать свои копытца.
«Я для трудов не рождена,
И мне претит металл подковы», -
Так лошадь думала, одна
Рыся и вскачь пускаясь снова.
И было небо для нее,
Лишь для нее – ковер зеленый,
Обильны хладное питье
И корм, ни с кем не разделенный.
В селе бесхитростный уклад
Царил в обыденной работе,
Тянулась жизнь, и каждый рад
Чему-то был, казалось, вроде.
Собрали знатный урожай,
Поблекший лист срывала осень,
И видно было, вместо стай
Белесых мух по небу носит.
Пожухла старая трава,
Снегами землю забелило.
И вот среди полей одна
Беглянка падает без силы.
Хозяин как-то поутру
Укутал в варежки ладоши,
Глядит: худая, на ветру
Стоит исчезнувшая лошадь.
Ввалились рыжие бока,
Взирает виноватым взглядом.
Мужская крепкая рука
Смахнула хлопья снегопада
И на конюшню отвела,
Беглянку ловко подковала,
За шею тихо обняла:
Ну что же, жизнь пойдет сначала.
На поле кружит воронье,
Кутит, гуляет вихрь бездомный.
В хлеву – обильное питье
И корм, с заботой припасенный.
Быть может, потому что снег
От теплоты водой искрится,
Смотрел на лошадь человек
И видел капли на ресницах.

Не звони мне! Я – раненый зверь!
Не тревожь, я в лесу схоронилась,
С безразличьем взирая теперь
На людскую заботную милость.
Изживая слезливую грусть,
Стойкий холод даёт облегченье,
Так я в воле своей сторонюсь
И гнушаюсь душевных влечений.
Если хочешь не верить? – Не верь
И надейся, что вовсе другая,
Но не трогай, я – раненый зверь!
А подранок в ответ нападает!
* * *
Дача, август, георгины,
Отражение в пруду.
Будто в повести старинной
Я рассеянно бреду.
Раздвигаю ветви яблонь,
Актинидии кусты.
Ранним утром руки зябнут,
Взгляд и помыслы чисты.
Я ли здесь не ворожила,
Не гадала на любовь?
Миг прошедший, образ милый,
Где пристанище и кров
Недослушанным беседам,
Недосказанным речам,
Незатейливым обедам,
Если в гости привечал?
Полуночным расставаньям
И нелепой суете?
Простота без обещаний
И беспечность в простоте.
Только странность замечаю:
Ностальгирую зачем?
Заварю покрепче чаю,
Разом выпью, что-то съем…
Может, сладкое поможет? –
Что ты, милая, уймись!
Отчего тебя тревожит
Та затерянная жизнь?
Как тургеневская дева,
Томным взглядом обведу
Напоённые пределы
В затерявшемся саду.
Не роптание в исходе,
Не досада прежних дней,
По тропинкам тихо бродит
Призрак юности моей.

Научилась быть неоткровенной
И горжусь внутри своим уменьем.
Как актёру ловко перед сценой
Пудрят нос, накладывают тени.
Голос, грим, манеры как повадки,
Я себя выращиваю снова.
Избежать душевной лихорадки –
Быть как надо – скверная основа
Мной давно постигнутой науки
Пребыванья в человечьей стае.
Не терпи, прими, не надо муки –
В этом вся теория простая.
Не собой вхожу, куда я вхожа –
Знаю, откровений не желают.
И почти со временем не гложет,
Впрочем, настоящая, живая
Я бываю, только реже, реже.
Оттого смотрю устало.
И пойму однажды, как обрежет,
Быть собой и вовсе перестала.

Дневник
Неумолимо движемся вперёд
И в ту же воду не заходим дважды,
Лишь только память в клеточках бумажных
Себе одной понятное найдёт.
Чернильным строчкам, кажется, лет семь.
Всё по-английски, чтоб, найдя случайно,
Не догадались о наивных тайнах,
Уже давно забывшихся совсем.
И замерев, пойму, что воздух сух,
Что жаркий день сменяет душный вечер,
Но холодит в оцепененье плечи
И обостряет притуплённый слух
Простое сходство суетных вещей:
Вот так трава почти не шевелилась,
Собака где-то лаяла и злилась…
Но всё не этом… В сущности своей
Иное мне является на ум.
И в мыслях сих волнительных и скорых
Я не терплю возвратов и повторов,
Вокруг другое: воздух, листья, шум…
Другая я. Взрослее и мудрей.
Всё остаётся там, где остаётся
И сохранится, если отзовётся
Вот так, незвано, в памяти моей.
Она сравнима с летним озерцом:
В нём ясно видно, солнце нежно греет,
Течёт вода, и я войти не смею,
И лишь ловлю, как в зеркале – лицо.
Зачем я так? Придумала ж себе!
Да то не я, само пришло внезапно.
Но объяснимо мне порой закатной,
И столь банально ныне по весне.
* * *
Неведомой силы великая власть
Создать многоликость стремится,
Задумав для хищника страшную пасть,
Сим даром не жалует птицу.
Но что ни дарила, как будто потом
Забывшись, потребует грубо.
И так получилось, что я существом
Жила, не имеющим зубы.
Привольно сложить два крыла. Под окном
Усевшись, дивиться закатом.
Но только не небо в обитель дано –
Пополнить когорту пернатых.
И я устремлюсь, понимая нужду,
В леса. Озираясь с опаской,
Найду колдовскую любую траву,
Что сделает душу зубастой!
Сравнимые с волчьими будут гореть
Клыки всем на страх и на зависть.
А я их, собою довольная впредь,
Не буду скрывать, улыбаясь.

Ты просишь отпустить? –
В остроге отпускают!
Коль вынешь полдуши,
Так с лёгкостью иди!
И с хохотом завыть,
В бессилье отступая,
Ужель оставишь мне,
Коль нам не по пути?
Коль нам не по пути…
Я горечь этой фразы
Слыхала много раз,
Но адрес был не мой.
Как оспа иль чума, иль прочая зараза.
В растерянном бреду
Забравшая покой.
Нет, это громко! Пусть!
Любое не напрасно.
Кто ведает судьбу?!
Но только отчего
Твоя немая грусть
В сомнениях неясных
Является ко мне и просится в окно?
Под вечер или в ночь
Стучит она незвано.
Открою впопыхах.
Вернётся, может быть…
Но ускользает прочь,
Оставив в думе странной:
«Ты слишком много взял,
Чтоб я могла простить».

Отредактировано Кассандра (2019-11-06 13:13:30)

0

145

Вы так прекрасны, так чудесны,
Вы как свет небесный,
Вы словно ангел во плоти,
Лишь только Вам эти стихи!

Ваш голос - это звуки неба,
Ваши глаза - ворота в рай,
Ваша улыбка – где б я не был
Откроет мне чудесный край!

Где нет печали, нет обид,
Там все кругом поет, звучит!
Туда б хотелось вновь и вновь
И правит в том краю ЛЮБОВЬ!!!

Добрейшая души царица,
Честна, чиста эта творица,
Соединит лишь те сердца,
Кто за Любовь до самого конца!

Но нет мне места там без Вас,
Как и везде без Вас лишь ужас.
Я буду ждать Вас там хоть вечность,
Да что уж там, всю бесконечность!

Вы извините уж меня,
За все ошибки, я старался.
Словами все не передать!
Поверьте мне, я так пытался!!!

0

146

Уходи. Тебя я не окликну,
Не скажу, что значишь для меня,
И от боли острой я не вскрикну,
Хоть не будет жизни без тебя.

Уходи. Я жалости не знаю.
Ведь в глазах твоей улыбки теплота
Ни за что её не потеряю,
Понесу, как крест, через года.

Уходи. Ведь всё равно придётся,
Нам нельзя об этом говорить…
В маскараде мыслей и эмоций
Нам ведь не позволено любить.

Уходи. Иди, не рви мне сердце,
Знаю точно – ты не хочешь зла.
Только никогда мне не согреться
И на месте угольев зола.

Уходи. Я не хочу прощанья,
Лишних поцелуев, лишних слов.
Никогда не вымолвлю признанья,
Не услышишь ты мой дальний зов.

Уходи. Тебя я не унижу
Пошлостью своей земной любви
Словом грубым сердце не обижу,
Чистая, любимая – живи!

Уходи. К себе, обратно к детям,
В свой родимый театральный зал,
Думаю, никто и не заметил,
Как тебя я к жизни ревновал.

Уходи. Я не прошу причастья,
Тайну свою богу не отдам.
Я мечтал прижать твои запястья
К жадно ласки алчущим губам.

Уходи. Я на тебя молился,
Ты вернула мне добро сполна,
На коленях пред тобой склонился…
Что ж, раз такова любви цена…

Уходи. За жалость понимания
Я тебя сейчас ещё прощу,
Уходи. Любовь иль расставание…
Стой. Нет. Я тебя не отпущу.

Ты на поклоне улыбнулась мимолётно,
Рассеяно оглядывая зал. Заметила.
Нет. Не меня. Кого-то.
А я бы душу за тебя продал.
И снова жадно я смотрю в глаза родные,
Что даже знать не знают обо мне,
И мысли только странные, шальные,
Опять про серенады при луне,
Опять про то, чтоб проводить до дома,
Опять смотреть в знакомое окно…
А мать ворчит, что не ночую дома
И на работе только сплю давно.
А вечером опять бежать, стремиться,
Встать за кулисой, чтобы невзначай,
Коль вновь, как раньше, будет торопиться,
Принять пальто с любимого плеча.
Чтоб алые, сияющие розы
Всегда лежали на твоём столе,
Чтоб притащить тебе тайком мимозы,
Когда их не достанешь, в феврале.
Чтоб вдруг… Но нет, мечтам не дам я воли.
А то, глядишь, истомою томим,
Устав от ревности и постоянной боли,
Я возомню, что я тобой… любим?
А ты меня заметила едва ли,
Ты просто знаешь – я на свете есть,
Я уношусь в заоблачные дали…
Любимая моя, ведь это честь.

Ты на поклоне улыбнулась мимолётно,
Легко, изящно голову склоня.
И снова ты заметила. Кого-то.
Увы и ах, но снова не меня.

Всё чаще я на перекрёстах пыльных,
Пытливо в прошлое свой обращаю взор,
Ищу средь дней, обычных и унылых,
С тобой почти забытый разговор.

Где ты была почти что мной любима,
Где был и я почти тобой любим,
Где жизнь ещё не проходила мимо,
Где мы умели жить лишь днём одним.

Где, думая что делаю едва ли,
Я с упоением с тобою танцевал.
Ещё цветы там наши не увяли,
И стоя аплодировал нам зал.

Я помню, словно лишь вчера всё было,
И смех, и слёзы – плата за успех,
И то, что время милосердно скрыло –
Мой самый страшный, самый сладкий грех.

Пусть это чувство в сердце притупится,
Оставив лишь воспоминаний грусть,
Пускай лишь изредка тебе я буду сниться,
Не думай, я забвенья не боюсь.

Хотя порой бывает, что скучаю,
Вновь прихожу один на этот лёд,
И с радостной улыбкой вспоминаю
Наш самый лучший, самый яркий год…

И вдруг мне кажется, что вот, ещё немного,
И снова обратится сказка в быль…
А впереди лишь долгая дорога,
Унынье, скука, да степной ковыль.

Встреча.

На 7 за декаду балу,
Где сначала так странно грустил.
Я забыть все никак не могу,
Как на танец тебя пригласил.

На фарфорово-белом лице
Черной птицею бровья взлетели,
А глаза, как янтарь, что в пыльце,
На меня так задорно смотрели.

Посеребренным кажется смех,
Тонкой ниткой на воздухе тая.
Разве смыть мне с себя этот грех,
Что с улыбкой твоей расцветает?..

В тонких пальцах запутался шелк
Ослепительно черного платья.
Спелый смех твой внезапно умлок -
Торопливо целуешь распятье.

И в сердцах покачав головой,
Ты меня - как распятье - целуешь.
И в беседе учтивой со мной
Говоришь, что - увы! - не танцуешь.

Но в глазах твоих из янтаря
Я увидел свое отраженье.
Эта встреча теперь для меня
Что - победа? Иль все ж пораженье?..

0

147

Мое сердце навеки веков лишь твое
Я простой человек мне подвластно не все
Разлюбить навсегда и взорвать все мосты
И убить наши чувства и наши мечты
Не понятно зачем ты спустилась с небес
Может Ангел,а может мечтательный бес,
Он ужасен,коварен,он зло навсегда,
Ну а Ангел небесный-разносчик добра
Несомненно ты ангел,чиста как вода,
Твои мысли и песни отражают глаза
И улыбка твоя будет с нами навек
Так не может любить ни один человек.

Ты подарила мне любовь,
Ты помогаешь вновь и вновь
Понять, что значит быть счастливым,
И как же здесь не быть мне милым.

И я подсел на твои песни,
Они прекраснейшие вести,
Которые звучат в ушах,
Когда весь этот мир в шумах.

Эта мирская суета
Когда-нибудь добьет меня,
Но «Знаешь ли ты» я включил
И на проблемный мир забил.

Серьезно если размышлять,
Без твоей музыки дышать
Ну просто не возможно ведь,
Как ни крутить и не смотреть!

Ты пойми меня,
Жизнь без тебя моя фигня,
Ну вот расстроился опять
Твои я песни буду слушать.

Чтоб снова ощутить вкус счастья
И разогнать вокруг ненастья.
Живи, твори и будь счастливой,
Будь такой же милой!!!

Ты уходил, а я страдала,
И пальцы разбивала в кровь,
Ты так хотел убить те чувства,
Что подарила нам любовь.

Она мертва, нет мести больше
Ведь все закончилось давно
Меня предали, ты поверил
Как жаль,что мне не все равно

Я не мечтаю о везенье,
В котором будет боль кричать
От страха лишь прикосновенья,
Того, что жаждешь ты опять...

Ты не простил, а я внимала
Значенью милых слов беды,
Но почему не понимала,
Что зло скрываешь праздно ты.

Не видела ресниц мерцанье,
Что быстро-быстро страсть звало,
Не замечала колебанья
Тех сладостных любви оков.

Не знаю, что тебе открыли,
Когда так близко нет меня,
И что за ложь в жизнь воплотили,
Желая мести больше дня.

И вот... пришла, ты отвернулся,
Я не поверила в подвох,
Сказала что-то, огрызнулся,
А дальше просно занемог.

Недели, месяц я страдала,
Не знала где искать тебя,
Ты все забыл, а я бежала,
Луну и солнце оскверня,

Но вдруг, оставив всю надежду,
Забившись в темный уголок,
Я слышу тихий, кроткий, нежный
Любви мечтательной звонок.

Твой голос был такой холодный
В то утро с солнечного дня,
Но я не замечала это,
Я жадно слушала тебя.

Ты говорил так нежно, сладко,
Но по-чужому отдалясь,
А я лишь плакала украдкой,
Молчанья горького боясь.

Ты мне сказал, что хочешь встречи,
Увидеть лишь меня одну.
В тот миг нисколько не смутило
Свиданье странное в лесу.

Я никогда не знала смерти,
Злой страшной гибели людей.
Я не боялась, что покину
Жизнь эту, что летит быстрей.

Придя в назначенное место,
Тебя увидев наконец,
Я ужаснулась, не узнала,
Пердо мной стоял мертвец.

Как исхудали твои скулы,
без сока жизни пожелтев
Как томно ты смотрел глазами,
Что жизнь узнали, посерев.

Ты напугал меня до дрожи,
Я кинулась тебя обнять,
Позволив на себе повиснуть,
Ты больше не сумел молчать.

Сказал, что любишь, что мечтаешь,
Но не сумел меня простить.
Я так забылась в обниманьях,
Что не успела возразить.

Сверканье лезвия немого
затмили вечер и морозы,
Я не могу поверить правде,
на снег с лица упали слезы.

В одно мгновенье все случилось,
Я вижу кровь и слышу стон,
И разбираю понемногу,
С чьих кротких губ сорвался он...

Так ты стоял, я умирала,
Казалось, вечность мчится вдаль
Ты плакал, ну а я молчала
Смотря на солнечный февраль.

Ты обнимал меня так сильно,
Что трудно было мне дышать.
Зачем в последний миг разлуки
Решил меня поцеловать?

Был поцелуй нежнее неба,
Сильнее солнца яркий свет,
Меня согрел ты на мгновенье,
Но больше сил держаться нет.

Не знаю, что тебе сказали,
За что меня так предал ты,
Я верила, что мы простимся,
забыв небесные мечты.

Ты уходил, а я страдала
И пальцы раздирала в кровь,
Руки твоей не отпускала,
Как жалко: предал ты любовь...

Я вкусила любовь сполна
И теперь я её не боюсь
Понимаю, была глупа
Ошибалась я ну и пусть
Я вкусила запретный плод
Теперь знаю я тела вкус
В сердце что-то колет и жжёт
но к тебе я уже не вернусь
Ты без стука в меня проник
И исчез в темноте ходов
Отыскал в глубине тайник
И открыл ты его без слов
Подчинилась тебе сперва
Отвергала тебя потом
Виновата во всём сама
Перепутала страсть и любовь
Я вкусила весь яд любви
И впустила тебя к себе
Если можешь, тогда прости
И меня, прошу, отпусти
Я узнала близость тел
Хорошо было мне с тобой
Всё случилось как ты хотел
Только где же она - ЛЮБОВЬ?
Я пойду по дорогам пустым
И из глаз тихо капнет слеза
Если можешь, тогда прости
Ухожу от тебя навсегда...

Отредактировано Кассандра (2013-12-13 02:29:36)

0

148

Счет

Оплачен счет от министерства скуки
наигранным весельем, и с тоской
я как мочалка впитываю звуки
неосторожных реплик, и людской
холодный приговор порочным взглядом
по венам гонит неуемный страх –
остаться в тишине... когда не надо –
вас много... но улыбок на губах
ни прочитать, ни разобрать, ни взвесить...
Спешат часы, а я лечу вперед
сквозь лабиринт из гнева и агрессий
туда, где радость предъявляет счет.

Кофе, зеркало, свеча

Звезды лотосом из позолоты свеч
в черноте кофейных точек спичкой
подожгу, и отраженье новых встреч
в зазеркалье постучится птичкой.

Зерна кофе разбросаю по столу
в жгучей атмосфере утверждений,
что с тобою перейти я не смогу
постоянством в мир несовпадений.

Силуэтом незнакомым чья-то тень
бросит взгляд во тьме на зерна кофе,
и случайная закономерность в дверь…
снегом белым обожжет при вздохе.

Незачем, некому, не с кем о боли...

Черные тени сомнительной жертвы,
разум смутившей навязчивым "надо",
женщине маску на голые нервы
вбили гвоздями, разящими ядом.

Руки, привыкшие делать ошибки,
куклой жестоко с конвейера в массы
бросили будто бы в ящик открытку
с надписью черным по белому "мясо".

Незачем, некому, не с кем о боли...
Гвозди от слез почернели, но "надо"
маску сорвать и сойти с той дороги,
где норовят всем навязывать взгляды.

Четыре тысячи соцветий

В молчанку мы играли будто дети –
Рябина осыпалась десять зим…
Одиннадцать… И трудно не заметить –
Всё изменилось… Мы поговорим
О поцелуях под открытым небом,
О чистой платонической любви…
И дней четыре тысячи соцветий
Под ноги лягут, если захотим
Пройтись по полю розового счастья
Под бесподобным небом наших встреч,
И сердце, поделенное на части,
От боли и разлуки уберечь.

Предавая любя

Ну и пусть я теряю остатки
Целомудрия верной жены,
И на шпильки домашние тапки
Обменяла, не зная цены
Тишине, устоявшейся в доме…
Растревожил мой мир ураган.
Как собака с цепи, я с неволи
Угодила в железный капкан.
И сладки мне коварные пытки
Безудержных желаний, и я,
Не скрывая счастливой улыбки,
Ухожу, предавая любя!

Чары ночи

Я устала от шума и грязи,
Так и просится в поле душа,
Слушать ветер исполненный таинств
Безответной любви скрипача…
Лечь в пахучие травы густые,
И под небом высоким испить
Чары ночи почти колдовские
Чтоб понять, что нельзя не любить
Безмятежной царицы–вселенной,
И под трели певца–соловья
Не желать быть любимой безмерно
Тем, кто смотрит на ночь из окна.
P.S.
Давай посмотрим на небо вместе!

То утро пахло кофе и корицей

То утро пахло кофе и корицей,
Любовью, нарисованной весной,
А это – шорохом опавших листьев
И напряженной, жалкой тишиной…

Осенний день... Мне не нужны закаты,
Багряных красок теплые тона,
Мне б чашку кофе выпить с неженатым,
С любимым, с тем, кому была б нужна…

И снова губы пахли бы корицей,
Любовью, нарисованной весной…
И я смогла б в то утро возвратиться,
Чтоб хоть чуть-чуть побыть еще с тобой.

Все не так...

Все не так… Пролетело и лето, и осень…
Не успелось в объятьях забыться от дел…
А хотелось из снов обольстительным гостем
Пригласить хоть на чашечку кофе в постель…

И обжечься… Да так, чтобы губы пылали
Ярче листьев бесстыдно смотрящих в окно…
Отклониться от всех общепринятых правил,
И отдаться любви: беспринципно, грешно…

Но не думать, что кто-то осудит за близость,
Сбросить маски, как осень постылый наряд…
И любить, и желать, и не только чтоб снилась
Нам возможность о главном друг другу сказать!

Уложи меня спать

Уложи меня спать на ковер незабудок,
Одеялом из нежных объятий укрой,
Чтобы я от любви потеряла рассудок,
Поцелуй губы сочной палитрою зорь.

Расскажи о созвездиях неба индиго,
С бесконечностью чувства, как звезды, сравни.
Соблазни. Искуси. Прочитай, будто с книги,
Сокровенные мысли влюбленной души.

Разожги пламя страсти под музыку ветра,
Завладей каждой клеткой, и ласк не жалей,
Чтобы я засыпала на крыльях рассвета
После жарких с тобой проведенных ночей.

200 % опьянение любовью

За спиной будто крылья волшебницы-феи,
На губах поцелуев малиновый вкус…
Мне гадать на ромашке не нужно – я верю
В чистоту его мыслей и искренность чувств.

Лучше всех! Искуситель, манящий соблазном
Беспредельно отдаться всесильной любви,
Закрывая глаза, улетать, чтоб остаться
Навсегда в его сердце частичкой души!

Поразительный! Пальцами нежности, ласки
Дарит больше, чем молния красок огня
Нескончаемой ночью, в которой от счастья
Я на двести процентов любовью пьяна!

Черемуха любви

Фея-ночь, подари мне волшебные крылья -
На свиданье с мечтой не успеть я боюсь,
Где цветущей черемухи россыпь бесстыдно
Завлекает познать страсти сладостной вкус,

Утопать в чистоте откровений неслышных,
Верить нежности пальцев и силе любви,
О которой кричать стало так непривычно,
Но которую мы сквозь года пронесли.

Улететь, убежать бы за грани-пределы,
Из январских метелей в апрельский рассвет,
И проснуться с любимым на белой постели
Под цветущей черемухой прожитых лет.

Я готова признать свою слабость

Я готова признать свою слабость бороться
С неотступным желанием трепетных встреч
Под одним на двоих, в перламутровых блестках,
Синим небом на фоне несбывшихся мечт…

Гордость слушать не буду. Наслушалась, хватит –
Первой руку подам, и в объятья прильну…
Ведь любить без ума в миллион раз приятней,
Чем бояться с умом миллион раз рискнуть.

Я сдаюсь. Пусть горят поцелуи на теле
Сладострастных, бесстыдно блуждающих губ,
Чтобы и в феврале, как в волшебном апреле
Ароматы весны не давали уснуть…

Приглашаю на свиданье

На свиданье в мечты приглашаю нескромно.
Приходи! Под луной сладких снов угощу
Ароматным вином поцелуев крепленных,
Недопитых в горячке успеть наяву:
Дописать до последних абзацев романы,
На потом оставляя все то, чего нет –
Отношения, связь, … и души оригами
Раздарить недостойным любви и побед.
Приходи долгожданным пленителем сердца!
В романтический город открыты пути…
И воздушные замки хрустальные дверцы
Распахнули, маня благодать ощутить.
По раскинутым картам волшебного неба,
Где феерия ночи творит чудеса,
Прогуляемся в паре! И в целой вселенной
Не найдется счастливей, чем ты и чем я!
На свиданье в мечты приглашаю – смелее!
Пока сон не растаял с рассветом – не жди!
Ведь ничто так в реальности нас не согреет,
Как мерцающих звезд на ладонях огни!

Железная женщина

Я спокойна, уверена, сдержана
В черном платье под мысли о честности,
Несущественной доле неверности –
Для него я железная женщина,
Несломимая драмами, трепетом,
Закаленная опытом, стерва я,
До нельзя сумасшедшая, первая,
Кто играет в любовь до последнего.

Развратница

Превращая из прозы в романтику,
В яркий праздник свой будничный день,
Сексуальной блондинкой избраннику
Приготовлю любовный коктейль.
Жгучей бестией свечи в подсвечниках
Заиграют с желанным огнем, –
Я всего лишь влюбленная женщина,
Мне табу верных жен нипочем.
В приглушенном свечении музыка
Подтолкнет ненавязчиво нас…
С другим связана брачными узами,
Но запрет ИЗМЕНЯТЬ – не указ.
Я развратницей платье короткое
Сброшу вниз, томным взглядом маня –
Ну и пусть я совсем не хорошая…
Он женатый… и… замужем я.

Были дынь сочной мякоти слаще...

Были дынь сочной мякоти слаще
Его губы в алмазной ночи…
Бились волны о камни, и счастье
Наполняло сердечко… Ничьих
Ни советов, ни доводов… Звезды
Крошкой белой на синем холсте…
Пелена наслаждений, как роздымь
Неба южного... Мысли, как снег.
Отговорки, сомнения, ревность –
Под ногами остывший песок…
Поддалась – с его губ захотелось
Дыни сочной испить сладкий сок.

Колдовское наваждение

Тихий дождь вышивал твое имя
На зеленых манжетках в саду…
С лепестков я узор, как алхимик,
Собирала в безумном бреду…

Все до капельки, бусинки, блеска
Осторожно сливала в бокал,
Чтоб меня ненаглядной невестой
В белом платье венчаться позвал.

Приворотное зелье варила
Поздней ночью под полной луной,
Повторяя сто раз твое имя
Над кипящей, игривой водой.

Искры радугой жгли мои руки,
Сладкий пар я вдыхала, смеясь…
Ошалела, сдурела, и звуки
Дикой страсти вели меня в пляс.

Танцевала, свеченьем волшебным
Озаренная, в платье до пят…
Я тебя опоила! И пленным
Обольстила без всяких преград!

Целовала, влекла и дурманила,
В твоем сердце устроив пожар!
Воедино сплетала нас магия
На шелках золоченных от чар!

Прощальный танец

Прощальный танец объявила осень,
Как пожелтевшим листьям, нам с тобой –
Двум заблудившимся среди трех сосен,
Неверным и наказанным судьбой.

Возьми же руку, холода не бойся.
Пусть кисти обжигают будто лед –
Моя душа – рябиновые гроздья,
Пылает страстью и тебя зовет.

Смотри в глаза. Смотри, пока не поздно.
Миг расставаний нам не отдалить.
Еще чуть-чуть, и строгих мнений роздымь
Нам запретит по-прежнему любить.

Ну а сейчас целуй. Целуй, поколе
Нам осень позволяет танцевать
В последний раз. И звоны с колоколен
Прощают за предательскую связь.

Как разомкнутся пальцы, ты отпустишь,
И между нами вырастет стена...
А я тебя запомню самым лучшим,
Но отпущу... ведь не тебе жена.

Отредактировано Кассандра (2014-01-29 16:56:18)

0

149

***
Странный день. И пустой, как таблетка.
Занавешу им окна от ветра.
Черный саван ночного кошмара
Мысль, что жизни осталось так мало…

Неизбежное в зеркале лыбится.
Плюну. Дважды. Во что это выльется?
Если б знать… По лицу годы россыпью.
Не тяжелые – серые, косные.

И слова повисают, кумарные,
Застревают – свинцовые, странные…
Ненавижу! Как сон – пустозвоние.
Жизнь – в канаве. От жизни – зловоние.

Я больше стихов не читаю

Я больше стихов не читаю,
Я больше стихов не пишу.
Теперь я живу в общей стае,
Все время куда-то спешу.

Рассветы уже не встречаю,
Не тянет в дорогу. Тоска.
Дичаю. Душою дичаю.
Жиреют под кожей бока.

Живу без надежды, без цели.
Все горше не выпитый чай.
Мир замер в плохой мизансцене -
Мечты разбивая о край.

***
Сжигая душу, предавая сердце,
Я воздвигаю стены вкруг себя.
Пою и обрываю страха песни,
Безжалостные мысли теребя.

Уйти б от лести, спрятаться от жизни,
Не помнить в лихорадке жалких слов…
Беру пальто, сбегаю по старинке
Через ступеньку. Город ждёт грехов.

Осень

Похудела-то как, постарела.
В волосах затерялася проседь.
За всю жизнь не любила - жалела.
Оглянулась - вокруг уже осень.

И хотела бы жить, только поздно,
С духом тело не сладит и вовсе.
Пусть зима уж придет, глянет грозно -
Это лучше, чем длинная осень.

Что смотреть в зеркала? Там лишь память
Отраженьем морщин, твоих весен.
Руки, шею, лицо… все изранит
Это злая и глупая осень.

И взлететь бы невинною птицей
Между страхов своих перекосин…
Только все воздается сторицей -
Гнет к земле эта жуткая осень.

Одиночество   

Я привыкла к одиночеству,
К тишине, как к украшению.
Я у зеркала - высочество,
Я привыкла к искушению.

Я лежать люблю раскинувшись,
Не готовить, долго краситься.
Жить, от мира отодвинувшись,
Я привыкла. В этом разница.

Я привыкла не завидовать,
Долго спать или не спать совсем,
Вещи по полу раскидывать.
Я привыкла врать себе и всем.

Я привыкла не бояться жить,
Называть людей по отчеству,
От своей же жизни глухо выть

Я привыкла. К одиночеству.

Хочу отметить это стихотворение! ЭМОЦИОНАЛЬНО и СИЛЬНО! Браво!

***
Скажи, ты слышишь музыку?
Прекрасную, чудесную!
Она из глубины веков
К тебе, через вселенную
Летит…

Скажи, что видишь ты сейчас
Синь неба или озера?
Доверчивая пара глаз
Судьбой твоей из прошлого
Скользит…

Скажи, скажи, что чувствуешь,
Скажи и не откладывай.
Любви навстречу радостно
Открой свои объятия.
Мечтай…

Скажи, ты слышишь музыку?
Прекрасную, чудесную!
Она из глубины веков
К тебе, через вселенную.
Встречай!

***
- Любимая!
И заглянул в глаза.
И был твой взгляд
Как буря, как гроза
Неистребимая.

Опять одни.
И холодно в тоске.
Ты одинок
С бедой - накоротке.
В окне - огни…

- Прости меня.
А руки так дрожат!
Мне жаль тебя,
Ты как пружина сжат –
Кругом броня.

Слова пусты,
А голос выдает.
И я молчу.
Но сердце, сука, бьёт –
Мы злы. Мы злы...

- Любимая!
И напряглась спина.
Пытаюсь ждать,
Быть твердой, как стена
Неустрашимая.

- Пойми меня.
Испарина на лбу.
Ты - голый страх.
- А хочешь, я уйду?
- Люблю тебя...

Про время

А время по окну сползает медленно,
Оттаивая, не боясь упасть.
И в этот день последнего неверия
Мы вспоминаем позабытых. Нас.

А время все крадется в неизбежное.
Все ждут, как рухнет наш последний миг.
Все ждут расплат – со страхом, нетерпением,
И лишь один пока еще велик.

Спокоен. Он стоит у капель времени.
Стук сердца его слышен в тишине.
Он так молчит о сказках… было ль, не было?
Нет! И не будет смерти на земле.

Слова

Слова, как искры – разлетаясь, гаснут.
Ломается об окна темнота.
- Ну хватит, сердце – попрошу я, - хватит
Болеть о нем… Я тоже не права…

Слова, слова… Я их почти забыла.
Опять смотрю на звезды – ночь пришла.
- Ну как же так? – Шепчу, - Ведь это было
Красиво. Я как будто бы жила…

Слова, как капли – падают, теряясь.
А с ними ускользает жизнь. Беда.
- Останься, жди, - решусь. - Я возвращаюсь,
Сегодня на словах у нас ничья.

(Вот читаю стихи - и все нравится. Даже если кое-где и рифмы – не рифмы, а образы цепляют. Послевкусье приятное!)

Моя родина.

Закрываю глаза. А там…
Небо синее да бездонное.
Юной девушки легкий стан.
Коса длинная – ниже пояса.

Да луга, да река течет,
Да берез островки разбросаны…
А подале чуть кедр растет –
У подножия храм не строенный.

Там травы изумруд-ковер.
Самый жаркий день – а прохладная.
Там сама Земля тебя ждет –
Место тихое и отрадное.

Отдохни, посиди в тиши.
Подыши простотой да здравием.
Ты здесь с Богом вдвоем помолчи.
Погрусти. Полюбуйся радугой…

Открываю глаза. Темно.
Только звезды молчат растеряны.
И глядит на меня в окно
Моя родина, мать Россия.

* * *
Обманулась. Тобой я опять обманулась.
На глаза да на руки твои загляделась…
Может, мне это было не так, как мечталось,
Но, сознаюсь, тебя мне безумно хотелось!

Повелась за тобою, как малый ребенок…
Я за веками прятала мысли, желанья.
Сердце дико кидалось – на волю, на солнце!
Закрутил ты меня, запорошил сознанье.

Это было вчера. Может, вечность тому уж.
Целовала твои золотые ресницы.
Обманулась тобою, опять обманулась.
Знала все, но не видела тонкой границы.

И на улицу бросилась вслед, как стояла,
Не обувшись, в халатике легком на стужу,
И кричала, кричала, кричала, кричала…
До глухой хрипоты. Вырываясь наружу.

Больше мне по дороге не пить шалых песен.
Я теперь отпустила тебя. Мне казалось.
Это было вчера. Только вечность тому уж.

Я сегодня, случайно, с тобой повстречалась.

***
Пальцы тонкие перебирают нитку,
Шелк с плеча скользит на рыжий пол…
Ты стоишь с наивною улыбкой,
Говоря, что холодно зимой.
Говоря, что ты одна замерзнешь,
Говоря, что ветрено душе.
И роняешь вслед за шарфом нитку,
Как судьбы касаешься руки…
А глаза наполнены печалью
И зачем-то предрассветным сном.
Он не собирался оставаться,
Он не смог покинуть этот дом.
Да, наутро он не вспомнит даже,
Что спешил куда-то по делам.
Это в первый день зимы декабрь
Тебе дарит маленький роман…

Может свои старенькие стихи поэтесса уже со счетов сбросила (на это могут быть разные причины – есть посвежее, и серьезнее), но и в том, что писалось много лет назад, есть своя изюминка. Из личного опыта – незабываемые воспоминания. Перечитывать старые стихи, как просматривать фотоальбом (не пожелтевший от старости, но все же). Стихи – своего рода история. 

Болезнь.

Меня опять болезнь свалила с ног.
И снова нет желания творить.
Как видно – это мне опять урок
Не выученный в прошлом, что хитрить?
И снова голова забита мглой.
И тело вновь и вновь кидает в жар.
Пронзает резкая, отчаянная боль…
Но я встаю, хотя в груди пожар.
Я обещаю перед миром, я
На волю случая не отдаюсь теперь.
Из тела моего уйдет печаль,
И из души своей я вырву лень.
И шаг за шагом, не щадя себя
Иду к мечте, к желанию творить.
И отступает боль, уходит мгла
И я живу желанием любить.

* * *
Перед Богом. На коленях. В пустоте.
Ожидаю своей участи спокойно.
Я свободна, но отчаянье во мне.
Если Бог в душе, всегда душа покорна.
Говорила слишком много в пустоту.
Эта самость закрывала память, веру.
Слишком гордая. Казалось, не умру.
Жгла без меры. А любила слишком в меру.

Иногда казалось, вовсе не жила.
Я не помню ни единого рассвета.
Если спросит Бог, ему скажу сама,
- Просто сделай меня снова человеком.

Насмотреться вдаль. Услышать тишину.
Запах лета и зимы вполне измерить.
На рассвете по росе да босиком
Пробежаться. И опять мечте поверить.

Испытать любовь без страха, лжи и дна,
Заглянуть в глаза себе, кудряшке-сыну,
И упасть в траву прохладную, шепча
Как скажу ему – ждала. Жила. Любила.

Похороны

Старинный дом. Святые образа.
Священник молодой. Щека к перилам.
И катится из старых глаз слеза.
Слеза у смерти ставшая мерилом.
А прямо за окном кружит зима.
И в воздухе развешено молчанье.
И думается мне что никогда
Я не увижу ничего печальней…

Ох и темы у поэтессы грустные. Не просто грустные, а мыслями о смерти пропитанные. И хорошо написано, но настроение стразу траурное становится. И хочу заметить, много у автора стихов таких о времени, старости, болезнях, смерти (похоронах). Как будто ей не 32, а как минимум в 2 раза больше.

***
На перекрестке тысячи огней
Моя душа рассыплется. Осколки
Предам отчаянью пустых Речей,
Простых Людей и истинных Подонков.
На перекрестке тысячи дорог
Где ходят упокоенные души
Я закопаю в землю образок –
Дань свету и судьбе моей кликуше.

Стихи можно назвать взрослыми. Мы с автором, правда, не одного возраста (мне 28), но до чего же темы разные. У меня в голове любовь-морковь, страсти, ожидания, разлуки и свидания. А здесь и о боге, и о душе… 

* * *
Осторожно ступаю босыми ногами
По холодной земле запорошенной снегом.
Я гляжу в неизбежное строго глазами
Повидавшими многое в этой вселенной.
Отвожу, не касаясь, упрямую ветку –
Впереди неохватный светящийся шар,
Он всего лишь луна, что спустилась на землю,
Бесконечная, мудрая, верная снам…
Не дыша пробираюсь сквозь снега завесу,
Под рубашкою тонкою плечи дрожат.
Ночь все так же поет эти странные песни
Про волшебных детей и про странных волчат.
Снега нет. Только звезды, что падают в руки,
И уже не сжигает безудержно льдом.
Я мгновенья ловлю, натянувшие луки,
Чтобы ночь чаровала нас призрачным сном.
А потом просыпаюсь в холодной постели –
Снег по комнате, снегом покрыта кровать.
Кто поспорит, что сон в разгулявшихся мыслях
Послан ночью, чтоб тайны ее охранять?

* * *
Спаси меня, Боже, от мерзких улыбок,
От рваных похвал и отвратных ужимок.
Спаси меня, Боже, от жалости к людям,
От слёз на пороге, от верности судьям.
Спаси меня, Боже, от мыслей печальных,
От встреч некрасивых, проклятий нечаянных.
Спаси от обид, что закрались невольно…
Спаси от всего, что так страшно и больно.

Интересно, автор действительно верит в Бога?

***
- Посторонись! Я выношу иллюзии! -
Кричала так, что замерла толпа.
И волокла с натугою на улицу
Коробки, тряпки, мусор, образа…
- А ну пусти! Не видишь, я ж с идеею! -
Локтём дала не мало по ребру.
Вошла. Внесла! Горбатую, убогую…
Сказала гордо: - не возьмёшь, прибью.
- Уже иди, и без тебя не весело.-
И всхлипнув, водки выпила сто грамм…
- Что ждёшь? Сказать? Она ведь тоже женщина…
Но ей тебя так просто не отдам!
- Кольцо верни, приданое для дочери.
Подумала, и спрятала в сервант.
Вздохнула тяжко, вслед пропылесосила.
Так и живёт, соседи говорят...

* * *
На перекрёстке двух безумных судеб
Две безрассудно – детские руки
Одна к другой. И вновь опасно – труден
Тот путь, где проплывали корабли.
Две ножки – не касаясь – пробегали
По детской вере в истинность начал.
Кто ждал тебя, кто звал, кто был в печали?
Ты всё запомнил, всё переписал.
Одно к другому. Детские желанья.
Ты был неистово силён и смел.
И те глаза, к которым все летели –
Твои глаза, в них сон окоченел.
На перекрёстке бесконечных судеб
Стояли без движенья две души.
Одна к другой. И был опасно – труден
Их путь по бездорожью. Что ж, греши…

Отредактировано Кассандра (2014-01-29 17:06:19)

0

150

Марченко Тарас Юрьевич

ПЕСНЯ ОСТАЮЩЕГОСЯ НА БЕРЕГУ

Попутный ветер, парус надувая,
Фрегат уносит в дальние моря.
Где побывает он? Увы, не знаю…
Фрегат на борт свой не берет меня.

Вернутся моряки и все расскажут,
В каких морях корабль их проплывал;
На карте страны дивные покажут…
Мне грустно станет – я там не бывал.

И буду видеть я в словах матросов
Девятый вал и острый рифа зуб,
Дельфинов быстрых, крылья альбатросов,
Пиратов, золото и в парусине труп.

Опять фрегат уйдет в открытый океан.
Я плавать, так как он всю жизнь мечтал.
На мостике махнет прощально капитан,
Но не возьмут они меня с собой – ведь я причал…

ИДУЩИМ ВПЕРЕД

Мы покидали городские норы
И шли туда, куда звала звезда,
И те, кого сильней любили горы,
Остались с ними навсегда.

Мы оставляли сзади пыльный город
И шли туда, где пенная волна,
И тех, кто не хотел расстаться с морем,
Навеки поглотила глубина.

Мы суету людскую забывали,
Мираж пустыни нас к себе манил,
И тех друзей песком мы засыпали,
Кого жар солнца сильно полюбил.

Пороги бурных рек одолевали,
Просторы открывались нам страны,
И души тех мы в реках потеряли,
Кого так полюбили буруны.

Подняться так мечтали мы над миром,
Хотелось в небе голубом летать,
И тех, кто небеса избрал кумиром,
Они не захотели отпускать.

В высокие широты мы стремились,
Нас впереди ждал севера мороз,
И те, кто в холод полюса влюбились,
В его снега навеки сердцем вмерз.

РАЗДУМЬЯ НА РАСКОПКАХ

Здесь чья-то жизнь за каждым слоем,
И вряд ли кисть изобразит такое,
Наследие народов за пластами, -
Предвиденье того, что будет с нами.

Здесь чей-то труд за каждым черепком,
Здесь каждая деталь расскажет нам о том,
Как жили люди много лет назад,
Здесь время может повернуться вспять.

Как будто временной прорыв,
Здесь виден прошлой жизни взрыв;
Здесь топот кочевых племен
Под многолетним прахом погребен.

Здесь обнаженный срез эпох,
Запечатлен здесь каждый вздох,
Здесь каждая судьба отражена,
Которая так много значила тогда…

Здесь души сплетены и мертвых и живых, -
Здесь чувства плавят прозу в стих!
Надеюсь я, что руки поколений
Мою судьбу освободят от наслоений!..

ЖИЗНЬ

Фрагменты жизни выстроились в ряд:
Здесь ворохи тщеславной памяти лежат,
Куски несбывшихся мечтаний
И груды нерастраченных желаний;

Здесь слов умолкших водопад,
Здесь слезы, грусть и боль утрат,
Лоскутья призрачной надежды
И счастья иллюзорные одежды;

Лавина смеха здесь искрится
И дух свободы тут томится,
Здесь храбрости скала стоит
И студень трусости дрожит;

Соседи правда здесь и ложь
И острый ненависти нож,
Презренья лед, любовный жар,
Энтузиазма ценный дар;

Найти здесь можно горсть удач,
Встречается бездушия палач,
Побег здесь нежности растет
И роза верности цветет;

Обид здесь раскаленный гвоздь
И добродушия желанный гость,
Здесь вечной дружбы трос стальной,
Предательства здесь холод за спиной;

Стоят, как в галерее, предо мной
События и чувства чередой,
Они мне обо всем напоминают, -
Их жизнь моя объединяет.

ЛЮБИМОЙ

В саду цветет так много роз, -
Любой бутон сорви;
Висят на небе гроздья звезд, -
И все они твои!

До каждой капли синевы
Простор небес твой весь;
И от травинки до сосны
Прими в подарок лес!

До каждой искры солнца луч,
Что отражен в росе;
И реки в окруженьи круч, -
Возьми в подарок все!

Сверкают самоцветы гор, -
Любой из них проси;
И ожерелье из озер, -
Прошу тебя, носи!

И пену волн морских возьми,
Соль ветра на губах;
Возьми все, что захочешь ты, -
И даже лунный прах!

ПОСЛЕДНИЙ АНГЕЛА ПОЛЕТ…

Ты столько лет оберегал покой, -
Я думал, не расстанемся с тобой,
Но падал с небес вместе с дождем
Ангел-хранитель с подбитым крылом!..

Я видел: ангел-хранитель мой
В штопор вошел вниз головой,
Отдал свое тело холодной реке,
В горном потоке закончив пике!

Правее меня ангел исчез, -
У левой руки скалится бес!
Бес-искуситель, раздолье ему –
Теперь досталось все одному!

Где же ты, ангел-хранитель мой?
Как же мне жить с беззащитной душой?
Видно, не выйти из мрачного леса, -
Слева и справа два моих беса…

ТАЙНА

Средь поля одинокий холм…
Его лишь ветер навещает,
Но кто же спит в кургане том?
Кто мирным сном здесь почивает?

Возможно, это скифский царь
Здесь похоронен среди жен?
Тот самый вождь, который встарь
Слыл покорителем племен?

Что жил жестокою порой
И не бросал на ветер слов,
И был врагов своих грозой,
Умом сверкая средь клинков?

Он был велик – ушел в небытие,
Пока неведомы деяния его…
Быть может, прах его когда-то
Освободит историка лопата.

ПИРАТСКАЯ НОСТАЛЬГИЧЕСКАЯ

Ведь есть еще места на свете,
Где свисту пули вторит ветер,
Где черной птицей флаг взовьется
И нам еще удача улыбнется!

Ведь есть еще на свете море,
Где можно плавать на просторе,
Где ветер еще парус наполняет
И сабли звон – звон денег обещает!

Да, есть места, где тихо волны плещут,
Где крылья чаек ласково трепещут,
Где путь открыт для нашего корвета…
Вот только неизвестно, где все это?!

О ЛЮБВИ К ЖИВОТНЫМ

В неволе держим птиц, зверей
И называем их друзьями, -
Стоят по свету тысячи клетей…
А если б кто-то делал это с нами?!

Вот пес идет на поводке гулять,
Он раб для нас, слуга – не боле, -
Кощунство другом называть
Того, кого лишили воли!

Нам перья птиц чаруют взгляд,
Сквозь прутья любим мы смотреть, -
Природный не увидеть нам наряд
И не услышать, как на воле могут петь…

Сидеть в комфорте любим по домам,
Одев на тело ворох платьев,
И, чтоб нескучно было нам,
Мы посадили в тюрьмы меньших братьев.

ДОРОЖНАЯ

Пылало небо молний вязью,
Ярился ветер штормовой
И чавкала дорога грязью –
Шел странник полуночною порой.

Куда звала его дорога?
Он сам, наверное, не знал,
Но шел вперед он год от года,
Его попутный ветер гнал.

Вокруг давно уже забыли,
Кем был он и когда рожден,
Впитал в себя он много пыли,
Так много, что не смоешь под дождем.

Куда его душа стремилась,
Туда и путь его лежал;
Среди холмов тропинка вилась
И он по ней босой шагал.

Неслися вдаль раскаты грома,
Холодный дождь впивался в грудь...
Зачем же он ушел от дома
И где он свой закончит путь?

ЗАРЯ

Рождается заря,
И в блеске алых крыльев
Любовь и радость вновь приносит в дом.
Вздымается она
И светится красиво
Счастливым, радужным и ласковым огнем.

И в это время
Льются чувства наши:
Разбуженная ,старая любовь,
И наша нежность
Затмевает даже
Прекрасный аромат цветов.

Мы друг без друга
Жить не можем долго
Как почки на деревьях без тепла
Так пусть растает,
Чтоб воскреснуть снова,
Красивая и нежная заря!

НЕПОНЯТНАЯ ИГРА

Для меня весь мир – конфетти:
В ночном небе звезд миллиард…
Земной шар среди звезд летит, -
Это Бог играет в бильярд.

Где-то там иные миры,
На которых мне не бывать;
Не понять мне правил игры, -
А так хочется поиграть…

Не постичь мне идеи вовек:
Наша жизнь – это чей-то приказ…
Я доволен – ведь я человек,
А не Бог, как кто-то из нас!

ТЕМ, КТО ЖДЕТ

Когда ветер в трубе завывает,
Ты сидишь у камина и шьешь.
Я – в дороге, но где, ты не знаешь…
Но я знаю, ты любишь и ждешь!

Помнишь, осенью судно отплыло…
Я оставил тебя на причале,
Мы платками друг другу махали,
А над нами чайки кричали.

То ли слезы твои остывают,
То ли брызги волн холодят…
Пусть опасности ждут нас в тумане –
Все равно я вернуся назад!

Я вернусь! Ведь не раз уж бывало,
Наш корабль тайфун настигал,
Но любовь наша мне помогала –
И я снова сходил на причал.
***
Кто не чувствовал вес рюкзака за спиной,
Кто не шел, стремясь к горизонту, -
Не поймет, зачем мы оставляем покой,
Не охватит наш жизненный контур!

Кто не видел, как полыхает заря
Над заснеженными горами;
Кто не видел того, что видел я, -
Не поймет, что творится с нами!

Кто к вершине не шел, по льду скользя,
И не видел весь мир под ногами;
Кто не чувствовал то, что чувствовал я, -
Не поймет, что твориться с нами!

Кто не слышал, как бушуют моря,
Крики чаек над волнами;
Кто не слышал то, что слышал я, -
Не поймет, что твориться с нами!

Кто не рвался из мест, кишащих людьми,
И не жил в лесной глухомани;
Кто не был там, где бывали мы, -
Не поймет, что твориться с нами!

Кто не чувствовал вес рюкзака за спиной,
Кто не шел, стремясь к горизонту, -
Не поймет, зачем мы оставляем покой,
Не охватит наш жизненный контур!

Как только прилетит дыхание весны
И запах донесет с далеких гор сосны, -
Это, значит, туда отправляться пора,
Где огромный простор,
Где пылает костер,
И где песни звенят до утра.

Как только теплый ветер задует слегка,
Я опять надену лямки рюкзака
И отправлюсь с друзьями туда,
Где огромный простор,
Где пылает костер,
И где песни звенят до утра.

А когда возвращенья настанет пора,
На прощанье сверкнет льдом и снегом гора,
Я покину тогда с сожаленьем места,
Где огромный простор,
Где пылает костер,
И где песни звенят до утра.

Мы вернемся, рюкзак поменяем на ворох забот,
Будем мрачно следить, как тянется год,
Но мечтой мы останемся там навсегда,
Где огромный простор,
Где пылает костер,
И где песни звенят до утра.

ПОСЛЕДНИЙ ИЗГОЙ

Среди изгоев тоже есть друзья –
Такими мы и были;
Но кто-то там решил: «Нельзя,
Чтоб мы на свете жили!»

С петлей на шее зачем умирать?!
Но нас стерегла королевская рать.
В засаде ждала – не на виду,
Напала на нас себе на беду.

Скрестились копья и мечи,
В горло вцепились зубы,
И в этой яростной сечи
Пощада вряд ли будет!

Падают кони на землю, хрипя;
Криком распахнуты рты;
И рубит сталь, словно крестя,
Лица мелькают в крови.

Удары мечей разрубают кольчугу,
Но застреваю в телах;
Спешим без зова на помощь друг другу,
Врагов повергая во прах.

Кто-то на меч наткнулся –
Жало клинка разрезало грудь;
Но если в бою кто споткнулся,
То только о вражий труп.

Вот стрелы летят – лови их рукой,
А если не можешь, - то телом.
И, если поймаешь, - умрешь как герой
За наше напрасное дело!

Мои друзья мертвы лежат, -
Мне нечего больше терять,
Но вспомнил я, не отомстив, -
Изгою нельзя умирать!

Надежду на месть я в себе унесу,
Когда доскочу и скроюсь в лесу,
Но болт арбалетный пробил мне висок,
Упал я с коня на кровавый песок…

Будто стервятник царский отряд
На наших телах пирует…
И, все-таки, жаль, что даже солдат
У смерти жизнь не отвоюет!

Домой отправятся они – за своей наградой,
Пропьют все в кабаке – что им еще надо?!
Но скоро опять поля проснутся от смертного боя, -
Ведь сколько не убивай, будут всегда изгои!..

ПИРАТСКАЯ ПРОЩАЛЬНАЯ

Мы снова будем бороздить моря,
Сегодня наш фрегат подымет якоря,
И, парус распустив, за горизонт уйдет,
Где неизвестно, что нас ждет…

Прощай, красотка Молли!
Иду я снова в море.
Не жди фрегат на этот год, -
Он, может, вовсе не придет…

Наш черный флаг купцам внушает страх,
Он трепетал на десяти ветрах,
И пусть вдали видна петля на рее,
Но на морях «Веселый Роджер» реет!

Прощай, красотка Молли!
Иду я снова в море.
Не жди фрегат на этот год, -
Он, может, вовсе не придет…

Я и петля еще не встретили друг друга;
Пиратом был я – пиратом буду!
И скоро вновь взовьется «Роджер» наш, -
Фрегат опять пойдет на абордаж.

Прощай, красотка Молли!
Иду я снова в море.
Не жди фрегат на этот год, -
Он, может, вовсе не придет…

ПИРАТСКАЯ АБОРДАЖНАЯ

Удача наша с нами
На кончиках клинков,
Кто плавает морями –
Опаснее волков!

Мы чертов Мэйн опять пересекали,
Четвертый месяц добычи не видали,
Но, наконец, догнали галеон,
Который золотом набит битком.

Крюки метнув, рвем такелаж –
Фрегат идет на абордаж!
И вот удар, и треск бортов
Под оглушительный наш рев!

Вожак наш – малый хоть куда,
В сраженьи лучший он всегда,
И ставит первым он на борт
Потрепанный ботфорт.

- За мною, дети ада!
Там ждет наша награда!
В портах мы купим за нее
Красоток и вино!

Мы прыгаем за капитаном,
Кто с топором, кто с ятаганом.
Навстречу нам картечный вой,
Сквозь выстрелы мы рвемся в бой.

Мы дружно навалились,
В дыму клинки скрестились:
И вот на палубе врагов
Уже течет ручьями кровь!

Враг твой в крови захлебнулся,
Слышишь предсмертный хрип?!
Дьявол в тебе проснулся,
Рвется наружу крик.

Смерть на носу и смерть на баке, -
Вы скоро сдохнете, собаки!
Сверкает молнией палаш,
Корабль скоро будет наш!

Последний враг лежит у ног,
Наш натиск выдержать не смог.
Добычу грузим на фрегат
И каждый доле своей рад!

До самой горизонта кромки
Плывут горящие обломки.
Друзей погибших не забудем,
Когда в тавернах пить мы будем…
Удача наша с нами
На кончиках клинков!
Вам вряд ли пожелают
Опаснее врагов!

ПЕСЕНКА БРАКОНЬЕРА

Я открыл сезон охоты
На медведя и лису…
Я люблю зверей до рвоты, -
Я от жизни их спасу!

Как настанет день весенний,
Я с ружьем уже в лесу,
И без всяких там волнений
Всех убью и унесу!

А, когда в разгаре лето,
На столе одна краса:
Из лосятины котлеты,
Из оленя – колбаса!

Даже в осень не скучаю, -
На лету я уток бью,
В что попало я стреляю, -
Очень птичек я люблю!

И зимой есть чем заняться, -
Зайцы, волки, соболя!
Лучше им не попадаться
Перед мушкою ружья!

Круглый год найдется дело, -
Много есть еще зверья,
На охоту иду смело, -
А за мною – егеря!

РАЗЛУКА С ДРУГОМ

Я друга оставил в далекой тайге,
Он никогда не шел налегке;
Он делал свою и чужую работу,
Трудился всегда до двадцатого пота.

Я помню этот поход роковой,
В котором друг расстался со мной.
Ушел он в последний и вечный маршрут…
Теперь без него я в походы иду:

Стал мой рюкзак на пуд тяжелее,
И мошкара кусается злее,
И час в походе как сутки длинный,
И даже воздух кажется глиной.

Я знаю – он там продолжает идти,
Но нет никого с ним рядом в пути:
Он одинок на небесной тропе –
Я одиноко бреду по земле…

И не желаю судьбы я иной,
Когда покину шар свой земной,
И не прошу другой я награды:
Пусть в вечном походе он будет рядом.

ПРО ОДНОГО МСЬЕ

Мсье Левальер
Купил револьвер, –
И завели на мсье
Огромное досье.

Указано в досье
Чем увлекался мсье:
Был у него терьер
И с птицами вольер,
Играл он на трубе,
Любил он крем-брюле,
На окнах висел тюль,
Мсье звали просто – Жюль.
Родился он весной
Под золотой сосной,
С серебряной ложкой во рту,
В сумке у кенгуру.

Этот француз
В проблемах загруз, –
За что не брался он,
Все было из рук вон.

В бассейне капусту
Съели мангусты
И поклевали скворцы
На яблонях огурцы.
В чулане плакали коты –
Их напугали мыши,
Ночами толпами коты
Мяукали на крыше.
Коровы издавали трель,
Икру метали кони,
На облако упала дрель,
Рос фикус на балконе…

Довольно странным был месье, –
И тут кончается досье…
Я мог бы больше рассказать,
Но надоело врать!

НА БЕРЕГУ

Почти во всех тавернах
С друзьями я бывал,
Когда из дальних странствий
Корабль наш приплывал.

Там распахнутся двери
От сильного пинка,
И там красотка Мэри
Утешит моряка.

Там пиво льется в глотку,
Из горла хлещет кровь,
Там нож вонзают в доску
Сквозь руки шулеров.

Там море песен пьяных
И море пьяных драк,
Там даже самый рьяный
Нарвется на кулак.

Там гладь морская правды,
Тайфуны наглой лжи,
Поддержка всей команды
Коль взялись за ножи.

Там жалобный плач скрипки
И танца вихрь шальной,
Любые там напитки –
И кошелек пустой…

До шхуны бы добраться,
Но узел ног морской…
Приятно поваляться
В канаве под луной!

Почти во всех канавах
С друзьями я бывал,
Когда из дальних странствий
Корабль наш прибывал.

ПОГИБШИМ ДРУЗЬЯМ

Он вечным сном под снегом спит,
Как обелиск над ним скалы гранит,
Обвалов грохот как салют,
Лавины память его чтут.

На каждом восхождении он был
И никаких поблажек не просил;
Остался телом он в горах,
Своей душой – у нас в сердцах.

В вершинах путь его запечатлен,
В крутых утесах эхом отражен,
И с каждой новой высотой
Он снова рядом с тобой.

И многих гор обветренный гранит
Его следы навеки сохранит…
О, сколько вас здесь спит, друзья!
И никого забыть нельзя!..

У всех вас мужество как пики гор,
Сердца открыты как небес простор,
Тела средь груды скал лежат,
А души как орлы парят.

Он вечным сном под снегом спит,
Как обелиск над ним скалы гранит,
Обвалов грохот как салют,
Лавины память его чтут.

К ПРЕСТУПНИКУ

Расскажи мне, бандит, о погонях;
Расскажи о смерти во тьме;
Как сжимал револьверы в ладонях,
Как скакал на горячем коне.

Расскажи мне о драке салунной
И о мастерах быстрой стрельбы,
И о том, как ночью безлунной
Заметал на дорогах следы.

Расскажи мне о банках, что грабил,
О коровах, которых угнал;
Как ты девушек многих оставил
И кого ты из них вспоминал…

Расскажи о щелчках вхолостую,
О свинце, что ищет сердца;
Расскажи, как прошла жизнь впустую
И дошла до такого конца.

Расскажи о мечтах, что бывало
Посещали тебя среди снов:
Что в тебе, как в других, не хватало,
Чтобы стадо пасти средь лугов?

Ты стоишь с петлей на эшафоте, -
Приговор твой краток и суров,
Шаг вперед – твоя душа на взлете
Где-то пропадет средь облаков…

КОНКИСТАДОРЫ

Как стрелку компаса магнит,
Нас груда золота манит;
Нам Эльдорадо бы найти, -
Там ждет богатство впереди!

Стервятники укажут след,
Что проложили мы клинками;
За нами только смерть
И то же перед нами!

Испанские наживы мы солдаты,
Сердца у нас тверды как латы;
До Эльдорадо бы дойти,
Где ждет богатство впереди!

Пусть стелется кровавый путь,
Что протоптали мы конями;
Мы сзади сеем жуть
И ужас перед нами!

Оставив родину за океаном,
Стремимся мы к Теночтитлану;
За блеском золота идем, -
Путь в Эльдорадо мы найдем!

Те, кто мешать нам захотел,
Лежат, изъедены червями;
За нами горы мертвых тел,
Ковер из трупов перед нами!

ДЖОННИ-МОДНИК

Наш Джонни-модник сидит и вспоминает
О том, какие были вы, деньки!
Наш Джонни-модник сидит и примеряет
Плетенный галстук из пеньки.

Наш Джонни-модник без дела не шатался, -
Нужда заставит грабить в двадцать лет;
Он свиста пуль ружейных не боялся
И был всегда готов стрелять в ответ.

Наш Джонни-модник мог стрельбой похвастать, -
С двухсот шагов он в доллар попадал;
Он много денег зарабатывал не часто, -
Намного больше денег пропивал.

Наш Джонни-модник не дружил с удачей,
Хотя, бывало, и ему везло.
Наш Джонни-модник с петлей сидит на кляче, -
Куда же тебя, Джонни, занесло?!

А помнишь, Джонни-модник, звон стаканный,
Как ты скитался, когда не было жилья?
Остался только смокинг деревянный
И саван вместо нижнего белья…

ПЕСНЯ ГАНФАЙТЕРА

Стреляю очень ловко, -
Быстрее нет меня;
Конь, кольты и винтовка, -
Вот вся моя семья.
Быстрей, чем Билл Хикок
Нажму я на курок!

Меня опасно оскорблять, -
Мой кольт быстрее всех;
Желание в меня стрелять
Вам не сулит успех…
И встретить я готов
Лай дюжины стволов!

Дорожной пылью я покрыт,
Впитал дорожный запах;
Пусть часто я не мыт, не брит
Зато люблю свой Дикий Запад!
Мой кольт не подведет
И пуля цель возьмет!

Однажды маршал городской
Пытался задержать, -
На деревянной мостовой
Остался умирать…
Судьбу свою проверь –
Возьмись за револьвер!

Объявлен в многих штатах я,
А за спиной погоня,
И, если вдруг опять меня
Врагов настигнут кони, -
Пусть кольты говорят
И трупы в ряд лежат!

Я молод, быстр и полон сил:
Кто хочет испытать?!
Того я прямо на Бут-хилл
Отправлю отдыхать!
Опять с опилками во рту
Враг умирает на полу…

И снова я скачу в пыли,
Дорога нас вперед зовет;
А где-то город там вдали,
Где пуля жизнь мою возьмет…
Пусть не в постели поутру, -
А в сапогах своих умру!

Под крышей, словно в западне,
Я чувствую себя,
Уж лучше с кольтом в кобуре
Скакать в седле коня…
Пусть запах прерии пьянит
И ветер гривой шевелит!

ЛИХОЙ ПАРЕНЬ

Он только грабитель с большой дороги.
Известный убийца, источник тревоги.
Подлец и бездельник, всей прерии страх.
Я тоже любитель плясать на костях!
Разбойничья радость мне в голову бьет,
Кто больше вагонов, чем я подорвет?

Он только бродяга, таких здесь полно.
Стрелок каких мало, но мне все равно.
Наездник лихой, мог гризли седлать.
Я тоже любитель большой пострелять!
Опасность как кровь в моих жилах течет.
Кто больше, чем я шерифов убьет?

Он только разбойник, отважный бандит.
На весь Дикий Запад он знаменит.
Он деньги лопатой может грести.
Я тоже люблю дилижансы трясти!
Планирую я за налетом налет,
Кто больше, чем я людей грабанет?

Он только наемник, за деньги стрелок.
Он просто любитель нажать на курок.
Забыл он давно про домашний порог.
Я тоже изъездил немало дорог!
Меня свежий ветер на запад зовет,
Кто больше, чем я приключений найдет?

Он только один из породы воров.
Он просто любитель тугих кошельков.
Он в драке вам задницу может надрать.
Я тоже люблю кулаками махать!
Смерть от петли меня где-то ждет…
Кто после нас эту песню споет?

ПЕСНЯ БЫКА, погибшего на корриде

Сегодня весь Мадрид,
Как море в шторм бурлит,
Ведь на арене он -
Известный чемпион!

Он убивать уже привык,
Его клинок отточен;
Я - племенной здоровый бык,
Что умирать не хочет.

Катался в травах росяных
Я в детстве на лугу...
Теперь же из-за стен двойных
Я выйти не могу!

На травяных коврах
Хочу опять пасстись...
В загоне душит страх, -
Но как же мне спастись?

Врата сломать рогами? -
Возьму их на таран!
Но расспахнулись сами...
За ними вновь обман!

Песок арены подо мной -
Не луговой покров;
Не солнца луч над головой -
Сверкание клинков!

Лиц любопытных коридор -
Вид смерти интересен!
Мулетой вертит матадор -
Как эта тряпка бесит!

Шум, гам и рев вселяют страх
И оглушают крики,
А пикадоры на конях
В меня вонзают пики!

Во мне сидят их острия,
Как иглы дикобраза,
И крови алая струя
Залила оба глаза.

Врага хочу поднять на рог,
Но ноги ослабели;
На грязный падаю песок, -
Вы этого хотели?!...

Осталось мне лежать
Смертельно утомленным, -
А как бы мог бежать
Я по лугам зеленым...

Лежу в пыли, в крови, -
Как трудно мне подняться!
Быков убийца норовит
Поближе подобраться.

И вот тореадор
С победоносным видом
Пронзает сердце мне клинком, -
Кончается коррида.
Пронзает сердце мне в упор, -
Конец корриды - ида!

Пусть славе гнусной мясника
Все рукоплещут ложи,
Но кто-то ставит на быка, -
И Бог ему поможет!
Тому, кто ставит на быка,
Когда-то Бог поможет...

И вот опять Мадрид,
Как море в шторм бурлит,
Ведь на арене он -
Известный чемпион!
***
Сплелись дороги в узорочье...
Среди них - одна моя,
Расстреляет меня в клочья
Небо каплями дождя
И развеет меня ветром,
Солнце вспыхнет горячей -
И растает незаметно
Сердце в пламенном луче...

Отредактировано Кассандра (2019-11-06 16:10:59)

0

151

Недавно я открыла для себя совершенно удивительную девушку. Ее зовут Аля Кудряшева. Она закончила филологический факультет университета. У нее своя страничка в Интернете, где она регулярно выкладывает свои новые стихи. Я давно такого заряда позитива не получала… Читая ее стихи, понимаешь – это написано именно про тебя (так всегда с хорошей поэзией). Это пронзительно-честные и умные стихи, от которых возникает ощущение цельности и богатства мира вокруг, хотя они не переворачивают собой мир, который продолжает стоять на голове или лежать на боку, это уж кому как удобнее. Все проще – хватают за первое попавшееся и втягивают к себе. Когда читаешь ее стихи, становится нечем дышать. А может, дыхание прерывается от осознания того, что на твоих глазах совершается чудо. У нее, кажется, не было периода ученичества, ломкости голоса. Стихи сразу явились во всей гармоничной законченности, зрелые, написанные мастерской рукой. Насквозь петербургские, с зыбким маревом рисунка и тона, идущими в этом городе со времен Иннокентия Анненского, Сологуба, Блока… И в то же время очень современные. Ведь ее голосом говорит поколение, которое почему-то решили считать холодно-прагматичным. А эти ребята, оказывается, вовсе не такие. Они мечтают и мучаются, обращаются к Всевышнему, не будучи уверенными: есть ли Он еще, или впрямь, как уверял Ницше, умер. А если и есть, то заметят ли тебя, кроху? Свечку хочется зажечь, но пламя зябко колеблется на продувном северном ветру, да и заметит ли ее Господь в эти белые ночи…
…нужно о добром, о главном, вечном – я же о ерунде…
Как я смогу служить тебе, если даже язык мой враг?
Господи, что тебе мой кораблик, пущенный по воде?
Я и водой-то назвать не вправе этот сырой овраг…
Сборник Али Кудряшевой «Открыто» объединил ее стихи последних пяти лет. Примерно половина их не разбита на строфы, хотя рифма сохранена – внутри текста, оформленного как проза. Это какой-то новый жанр – стихопроза, маленькие шедевры с законченным сюжетом, без единого лишнего, фальшивого или ненужного слова:
Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз, вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвертый класс – то есть почти что старый. Шорты с футболкой – простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога хожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара – листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька – он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять…
Ну и, как водится в молодости, мотивы тоски, одиночества (и самой страшной его разновидности – одиночества вдвоем), невписанности в окружающий мир:
Замылим, потом замолим,
В сонате одни бемоли,
В кабак ли сейчас, домой ли? В шкафу пристанище моли,
Соседка посуду моет. Художник рисует море,
Всю жизнь он рисует море,
Зелено-синее море, атласно-плотное море,
Солено-горькое море.
На вопрос о смысле жизни Аля отвечает кратко: «Главное, чтобы было интересно».

0

152

Платье для Любви
А весна наступает нехотя.
Неулыбчива. Не торопится.
У любви одежонка ветхая
Истрепалась – до одиночества.

Мне бы шёлка, как пламя алого,
Я бы сшила ей платье новое.
С кружевами из снега талого,
С тонкой вышивкой васильковою.

Я так здорово всё придумала:
Поцелуи, глаза горящие...
Разговоры, дорожка лунная...
Серебристая! Настоящая!..

Серебром – подпояшем платьице,
Жемчугами – украсим волосы,
Будет наша любовь красавицей!
Без неё весной – как без голоса...

Да весна без неё бессмысленна –
Что за радость в дождях и слякоти?..
Без любви и дышать – немыслимо,
А с любовью – любые тяготы...

Не боюсь я ни злого умысла,
Ни грозы, ни врага заклятого.
Я такую любовь придумала!

А в глаза вот... боюсь заглядывать...

Нужно быть сильной, чтобы уснуть,
Чтобы проснуться утром, и - в путь.
Чтобы, ресницами хлопнув с утра,
Слышать, как давят кнопку звонка.

Нужно быть сильной, чтоб громко дышать,
Чтобы молиться, чтобы прощать.
Чтобы, закрывшись в ванне пустой,
Плакать за счастье, смех и покой.

Чтобы, холодный ливень, застав,
Вдруг превратился в солнечный сплав.
Нужно быть сильной, чтобы творить,
Чтобы терять, а потом находить.

Чтоб, принимая правой рукой,
Левой дарить, отдавая с душой.
Нужно быть сильной, чтоб выжить и жить.
Чтоб, обгоняя, не задавить.

Чтобы, целуя, верною быть.
Чтобы, мечтая, с ума не сходить.
Нужно быть сильной, чтобы гореть,
Чтобы погаснуть, но чтобы не тлеть...

Отредактировано Кассандра (2014-07-21 04:05:13)

0

153

Т.Шарамчевский
Любовь забытой сигаретой
В чаду обманов прогорела,
Любил ли я? Зачем Вам это?
Теперь-то Вам какое дело?

И память наших с Вами дней
Я оживлять, пардон, не буду:
В кладовке им поспокойней.
Я всё забыл. И их забуду.

Забуду сны прекрасной нимфы
И горечь кофе по утрам,
Лишь нервный тик, опухшей лимфы
Напомнит вдруг зачем-то нам,

Что возраст уж не за горами,
Что сердце нужно бы беречь
И скоро уж девизом станет -
Пораньше встать, пораньше лечь.

Не важны станут сантименты,
Как всё равно, с кем Вы сейчас,
Воспоминаний рудименты,
Ненужность слов, потухшесть глаз.

Все женщины немного королевы,
Кто с королём, а кто
без короля.
Она была доверчивой, но смелой.
Она сумела всё начать с
нуля.

И вышла в мир,застенчиво, но просто.
Не побоявшись горя и
потерь!
Она нашла обитованный остров,
Нашла себя! И счастлива
теперь!

Да! Счастлива... хотя...и одинока
Хотя король... он не её
король!
Она страдает и порой жестока,
Но ей нужна! Нужна такая
роль!

Судьба ей подарила мир прекрасный,
Желаний, чувств, надежд и
волшебства,
И пусть грустна мелодия у песни,
Но в ней такие светлые
слова!

На дне замерзшего бокала
Витали запахи ванили...
Улыбку скрыв, она сказала:
-А мне... глаза его... приснились...

Четыре дня сплошных скандалов,
Четыре ночи - или-или...
Плечами хрупкими пожала:
-Наверно, вправду, поспешили...

Большая темная палата...
В руке остывшая пиала...
-Попробуй, может кисловато,-
Он говорил.
Она молчала.

-Немного в жизни есть идиллий...
Квартиры нет... И денег мало...
Одну проблему мы решили-
Теперь давай начнем сначала...

А у Катюхи, кстати, двойня-
Она привет передавала...
По счастью, оба парня -сони,
Но нет недели без аврала...

А здесь у вас совсем не Сочи...
Подать второе одеяло?
Окоченеешь этой ночью?...
Он говорил.
Она молчала.

-Ну, я пошел... Раз ты устала...
Купить пломбира из ванили?
Скажи, чего б ты пожелала?
-Чтоб мне... глаза его... не снились...

Я так хочу с тобой вдвоём стареть:
Вязать тебе носки из мягкой шерсти,
Носить тобой подаренные перстни
Да вечерами «Новости» смотреть.

Гулять с тобою под большим зонтом
В пальто давно уж вышедшем из моды.
Беречь тебя от хворей, непогоды.
Беседовать об этом и о том.

Сидеть в широких креслах у огня,
Укутывая ноги теплым пледом.
Варить борщи, кормить тебя обедом
По воскресеньям в середине дня.

Взбивать тебе подушки из пера,
Хранить в шкатулке милые открытки,
И распускать, не торопясь, на нитки
Давнишние шарфы и свитера.

Болтать с тобой вдвоём о пустяках,
Читать стихи и спорить о поэте.
И знать, что наши собственные дети
Всё ж помнят иногда о стариках.

Я так хочу с тобой вдвоём стареть.
Поверь, стареть вдвоём – такое счастье,
И это, милый, в нашей общей власти:
Ты только отыщи меня и встреть.

Ты только отыщи меня и встреть –
Найди меня в толпе среди прохожих,
И ты поймёшь: мы так с тобой похожи,
Что друг без друга не прожить нам впредь.

0

154

Как часто мы бросаемся словами,
Как часто даже смысла в них не видим.
Мы за слова кого-то уважаем,
За них же мы кого-то ненавидим.
Как часто взятых пара-тройка букв
Судьбу решают дня, недели, жизни...
Бывает, слово - просто глупый звук,
А иногда в нём суть великой мысли.
Как часто ждём годами одного
Бесценного, таинственного слова,
А ведь порой оно, как приговор,
Звучит так холодно, жестоко и сурово.
Как часто нужных слов не говорим,
Теряя их в земном круговороте,
Потом мы больше их не повторим,
Поставив в нужном падеже и роде.
Как часто мы жалеем о словах,
Которые так глупо потеряли,
А часто и о тех, что через час
Мы никогда бы больше не сказали.
Как часто мы не думаем о том,
Что принесёт одно лишь слово.
Вдруг им кому-то сердце разобьём,
А вдруг жалеть о нём мы будем снова.

За окном фонари
Лунный сыр доедали…
Ночь почти наугад
Воровала слова…
Я не вспомню сейчас,
Да и важно едва ли,
Сколько жизней назад
Голос слышала Ваш…
А за ночью рассвет
Наблюдал посторонний,
Соблазненный судьбой
Стать халифом на час…
И знакомым теплом
Ваших сильных ладоней
Голос тихо скользил
По плечам, по плечам…
И мурлыкала ночь,
Как последняя стерва,
И клялась невпопад –
Стервы издавна лгут…
Я не помню сейчас,
Где так нежно и нервно
Голос Ваш замирал
У прокушенных губ…
И расплакавшись вдруг,
Ночь сбежала с рассветом,
И доели луну
Фонари невзначай…
Я не вспомню сейчас,
Да и дело не в этом…
Только голос скользит
По плечам, по плечам…

Я пишу тебе каждую ночь,
Письма рву на клочки и бросаю,
А к рассвету им будто невмочь
И они поднимаются стаей.

Я пишу тебе каждую ночь,
Будто слово мне встречи дороже,
Будто слово сумеет помочь,
Там, где больше никто не поможет.

Как уж хочешь, молчи, не молчи,
Словно рана в груди ножевая,
Я себя разрываю в клочки,
Только в письмах к тебе оживаю.

Я пишу тебе каждую ночь,
Запоздалые письма рассвета,
А тоска вдруг уносится прочь,
Возвращаясь тревогою этой.

И не знаю как верить судьбе,
Как осилить смятенье ночное,
Как доходят все письма к тебе,
Те что были разорваны мною...

Коктейль ночных огней в бокале саксофона.
Ты – жаркое «хочу», я – робкое «нельзя»
Всерьез играем страсть почти на грани фола,
Я вызов приняла, пощады не прося.
Горжеткою с плеча отброшена стыдливость,
Текила и лимон… «Ах, только б не упасть!
Дай, крылья отстегну. Здесь ценится бескрылость,
Телесной наготы дурманящая власть».
Упавшего цветка святая обреченность,
И сердце, словно мяч, подброшено: «Лови!»,
Сплетенье жарких тел и душ… разъединенность,
Дуэль бесстрастных глаз над пропастью Любви.
Касанье наших рук настойчиво-бесстыдных
Осудят зеркала, размножив сотни раз,
И шелест нежных слов притворно-безобидных,
И долгий поцелуй, как будто напоказ.
Манила сводня Ночь нас призраком постели,
Спешили мы с тобой, о главном позабыв:
Там, в дымных зеркалах, остались наши тени -
Непознаной Любви печальный негатив.

Отредактировано Кассандра (2018-09-26 13:13:58)

0

155

Давай с тобой придумаем роман,
В котором очень мало персонажей.
В нём будет всё возвышенно, и даже,
Коль суждено, то лишь возвышенный обман.

Давай с тобой придумаем роман,
В котором слёз не льёт никто в подушку.
И если плачет ночь дождём в кадушку,
То утром – солнышко сквозь ласковый туман.

Пусть будет в том романе долгий путь,
Где персонажи сквозь дожди и вьюги
Обречены в причастности друг к другу,
И в этом будет смысл его и суть.

Давай с тобой придумаем сюжет,
В котором нет причин для раставанья
И таинство взаимопонимания
Хранит героев от потерь и бед.

Пусть наша жизнь теперь сложней, чем прежде.
И от тревог сердцам покоя нет.
Дадим с тобой в романе шанс надежде –
Надежде на любовь на много лет.

И что там нам судьба ни напророчит,
И что бы ни случилось на пути,
Дадим взамен финала многоточие,
Как обещание счастья впереди!

Когда не можешь ничего вернуть,
Не плачь, не злись. Жизнь - гонка по спирали.
И как бы мы чего ни воскрешали,
Иной виток - совсем иная суть.

Что ни вираж, то жизненный излом.
Ушедшему повторно не родиться,
Весенней влагой летом не напиться,
И не взлететь с обломанным крылом.

Мы все живем, то каясь, то греша,
Судьбу свою, ломая... чьи-то, строим
В угоду мненьям, принципам, устоям,
Забыв порой, что есть еще ДУША.

И ты идешь по этому пути,
Где изменить никто не в силах правил.
Вчерашний день минул... Тебя оставил...
Его из сердца тоже отпусти

Я одеваюсь утром, чтоб вечером раздеться...
...Я вырастаю быстро, и вдруг впадаю в детство.
Я пью так много кофе, что вдруг надоедает...
Варю часами что-то... готово - не съедаю...
Я слишком одинока, но не люблю знакомства...
Простым со мною сложно, а сложным очень просто...
Я не боюсь все бросить... Я не боюсь расстаться...
Когда меня заносит, могу одна остаться...
Могу лежать часами и в потолок глядеться...
От этого безделья мне никуда не деться... ...
Я доверяюсь слишком и никому не верю...
Я отдаю все нищим, закрыв плотнее двери... ...
Хожу по краю смело... Все ставлю на удачу...
А от простой занозы вдруг горько-горько плачу...
И вспоминаю лето, все то, что не вернется...
И всех, кого уж нету - их смех... любовь и солнце...
Я слишком много знаю о том, что знать не надо...
От скуки я зеваю, и счастью я не рада...
Пойми меня... Попробуй... ты, в лабиринт входящий...
И я клянусь собою - я буду настоящей!

Ностальгия - как дорожка -
Очень трепетная нить
В то, что больше невозможно
Ни вернуть, ни воскресить..
Что такое ностальгия?
Это боль, и это крик,
И разлука с дорогими,
И со всем, к чему привык.
Ностальгия - это пламя,
Не зальют его года.
Это раненая память
Об ушедших навсегда.
Голову сжимает обруч,
Жизнь на медленном огне...
Ностальгия - это горечь
По утраченной стране,
По утраченному детству,
Куда путь заказан вновь,
И не существует средства,
Чтобы оживить любовь...
Ностальгия - как дорожка, -
Очень трепетная нить, -
В то, что больше невозможно
Ни вернуть, ни воскресить.

Пришла опять... незваная, чужая...
к теплу костра. Согреюсь и уйду.
Спокойны будьте, я не помешаю.
Укромное местечко здесь найду.
Не стану лезть вам в душу, вы не бойтесь.
Вы сами позовёте, может быть.
Вы только не тревожьтесь, успокойтесь.
\"Незваной гостьей\" я привыкла слыть.
Зачем пришла? Свет и тепло манило
костра в ночи и искренности глаз.
Не подвело чутье, с пути не сбило
и точно указало мне на ВАС.
Пришла незваной...отогреюсь скоро...
уйду неслышно... Так... без лишних слов...
Светает... мне пора... Будьте здоровы.
Не поминайте лихом...
Я...
Любовь...

0

156

Мы напились молчанием из горлышка -
Как больно режет губы едкой горечью!
Я так боюсь услышать снова \"Солнышко\"
И чувствовать себя последней сволочью...

Не отвечать дыханьем на дыхание,
Что в телефонной трубке эхом слышится,
Твердить себе: \"Дала обет молчания -
Держи. Тебе и так почти не дышится...

Неизлечимо? Это просто кажется.
Гадай теперь - нелепо, глупо, смело ли\"...
Я так боюсь, что ненароком скажется:
\"Родной мой, что же мы с тобой наделали?!

Ведь мне как прежде верится и любится\"...
Но голос будет тихим и растерянным,
Когда скажу тебе, что всё забудется,
Что друг для друга мы навек потеряны -

Наученная прежним горьким опытом -
По сути ведь, недалеко от истины.

А вслед гудкам, неслышно-тихим шёпотом:
\"Ты был и будешь для меня единственным\"...

Ты знаешь, я думаю… все еще будет...
Одни нас поймут, а другие осудят.
И в то, во что в жизни уверуют люди,
Кого-то спасет, а кого-то погубит.

Ты знаешь, я думаю… все еще будет...
Ведь время всех нас непременно рассудит,
И то, что хорошее в жизни случится,
Пускай в наших снах нам скорее приснится.

Ты знаешь, я думаю… все еще будет...
И ветер весной в наши окна задует.
Надежду на счастье коснуться рукою,
Того, что с тобой называем мечтою.

Ты знаешь, я думаю… все еще будет...
И может, случится, что волею судеб,
Нам выпадет случай в пути повстречаться.
Не будем пока на судьбу обижаться.

Ты знаешь, я думаю.. все еще будет...
И Осень шальная, над серостью буден,
И раннее утро в объятиях нежных,
И смежность от чувств так с утра неизбежных.

Ты знаешь, я думаю.. все еще будет...
Ведь кто-то, кого-то, когда-то полюбит,
И жить на планете чуть станет светлее,
От этой любви, что два сердца согреют.

Ты знаешь, я думаю.. все еще будет!

Сегодня раздавали всем любовь.
Я встала в очередь. Была последней.
Стояла за девчонкой: тощей, бледной –
Курносый нос и вздёрнутая бровь.

Мы ожидали долго, целый день,
Дрожа от холода, стуча зубами.
Раздачу прекратили перед нами,
И обе мы остались не у дел.

Немой вопрос в распахнутых глазах:
Ну, как же так! Ну, где же справедливость?
Ведь я стояла, – девочка взмолилась!
И слёзы, и улыбка на губах.

Не может быть, чтоб не хватило мне!
Я так ждала, надеялась, мечтала!
Я столько книг хороших прочитала,
Мне так нужна любовь, поверьте мне!

Ну, дайте капельку, совсем чуть-чуть,
Ну, сколько можно жить лишь серой мышкой,
Одной ходить в кино, сидеть за книжкой?
Я так хочу любви бальзам глотнуть!

Так искренен звенящий голосок.
Услышал Ангел девичье прошенье.
В ответ с небес, как-будто в утешенье,
Пролился счастья на неё поток…

К груди прижала руки, чуть дыша,
Поток любви, всем сердцем принимая,
Счастливая, красивая, живая…
Будь счастлива, наивная душа!

0

157

Я прошла не одну - много разных дорог,
Я над пропастью шла, забывая о риске,
Я узнала, что мир и красив, и жесток,
А у счастья не взять гарантийной расписки.
Я сгорала в пожарах бессонных ночей,
Замерзала я в глыбах сомнений и боли.
Запирала себя на сто тысяч ключей.
И опять отпускала с рассветом на волю.
Я твердила себе, что душа умерла,
Что во мне не осталось ни искры желаний,
Что построю я замок себе из стекла,
Из осколков разбитых своих ожиданий.
И вокруг его стен посажу я цветы -
Пусть врачуют мою беспокойную душу.
А мятежные сны и безумство мечты
Мой хрустальный покой никогда не нарушат.
Научившись едва жить с собою в ладу,
Одиночества шалью укутавши плечи,
В мир разбитых иллюзий неспешно иду
Проверять - может, время действительно лечит.

Одиночества вкус не сладок,
Жизнь с тобою нас вместе свела.
Нам любовь подарила в подарок,
Два больших лебединых крыла.

И с улыбкой легко и беспечно,
Протянул ты мне руку свою.
И сказал : \"Будем вместе навечно!
Летим счастья искать в раю!\"

Долго я не искала ответа,
Я хмельная была от любви!
\"За тобою идти на край света
Я готова - лишь ты позови!\"

Мы летели с тобой в бесконечность,
Мы хотели найти мир чудес.
Ты хотел подарить мне вечность,
И достать мне луну с небес.

Я от счастья дышать, не смела,
Мир казался цветным стеклом.
За тобой я, не глядя, летела,
Словно птица, махая крылом.

Но однажды, при лунном свете,
Среди звезд и небесных светил,
Ты другую, красивее, встретил,
И любовь ей свою подарил.

Ты ушел, мне оставив печали,
И мне даже \"прости\" не сказал.
Лишь крылом лебединым из дали,
На прощание мне помахал.

И тебя удержать пытаясь,
Я хотела взлететь - не смогла.
Ведь одна я теперь осталась,
Чтоб лететь, нужно два крыла.

И одна я пошла по дороге,
За собою крыло волоча.
А на небе смеялись боги:
\"Ты хотела рай - получай!\"

И душа моя заледенела,
Мне казалось тогда, что умру.
И с тоскою я в небо смотрела,
И хотелось мне выть на луну.

Жизнь свою я по капле теряла,
Но однажды, вдруг, впереди
Я \"ЕГО\" на пути повстречала,
И забилось сердце в груди!

Он красив был, как ангел с неба,
И душа потеплела опять.
Только крыльев у него не было,
Чтобы в небе, как птица, летать.

Он сказал мне: \"Пойдем со мною!
Подари мне любовь свою!
Я тебя от ненастья укрою,
И от горя и бед заслоню!\"

И спросила его я тревожно:
\"Как же в рай мы сможем попасть?
Ведь с одним крылом невозможно
Нам взлететь, можно только - упасть!\"

Но счастливой улыбкой сияя,
Прижимая меня к себе.
Он сказал : \"Нам не надо рая!
Будем счастья искать на земле!

Уже не утро, еще не вечер.
Мы где-то между: ни тут, ни там.
Уже разлуки верней, чем встречи,
Цветы, свиданья, увы, не нам.

Уж больше было, того, что будет.
И жизнь нас гнула, и мы ее.
Искрились страсти, сплетались судьбы,
Кроилось наспех житье-бытье.

Полыни горечь и запах лилий,
Смущенья трепет и боль стыда,
Мы все имели, мы все вкусили.
Кому - богатство, кому - нужда.

И нас любили, и мы любили,
В душе доныне прозрачный свет.
Как на ладошке изгибы линий,
Так и на сердце не стерся след.

А может, все же еще не поздно
Встряхнуться шумно, как мокрый пес.
И вспомнить снова, что в небе звезды,

Что пахнет счастьем букет из роз!!!

Отредактировано Кассандра (2018-09-26 13:01:19)

0

158

Я вкусила любовь сполна,
И теперь я её не боюсь,
Понимаю, была глупа,
Ошибалась я, ну и пусть!
Я вкусила запретный плод,
Теперь знаю я тела вкус.
В сердце что-то колет и жжёт,
но к тебе я уже не вернусь.
Ты без стука в меня проник
И исчез в темноте ходов,
Отыскал в глубине тайник
И открыл ты его без слов.
Подчинилась тебе сперва,
Отвергала тебя потом,
Виновата во всём сама:
Перепутала страсть и любовь.
Я вкусила весь яд любви
И впустила тебя к себе.
Если можешь, тогда прости
И меня, прошу, отпусти!
Я узнала близость тел,
Хорошо было мне с тобой.
Всё случилось, как ты хотел,
Только где же она - ЛЮБОВЬ?
Я пойду по дорогам пустым,
И из глаз тихо капнет слеза.
Если можешь, тогда прости,
Ухожу от тебя навсегда...

0

159

Ты уходил, а я страдала
И пальцы разбивала в кровь.
Ты так хотел убить те чувства,
Что подарила нам любовь.

Она мертва, нет мести больше,
Ведь все закончилось давно.
Меня предали, ты поверил,
Как жаль, что мне не все равно...

Я не мечтаю о везенье,
В котором будет боль кричать
От страха лишь прикосновенья,
Того, что жаждешь ты опять.

Ты не простил, а я внимала
Значенью милых слов беды,
Но почему не понимала,
Что зло скрываешь праздно ты?

Не видела ресниц мерцанье,
Что быстро-быстро страсть звало,
Не замечала колебанья
Тех сладостных любви оков...

Не знаю, что тебе открыли,
Когда так близко нет меня,
И что за ложь в жизнь воплотили,
Желая мести больше дня.

И вот... пришла, ты отвернулся,
Я не поверила в подвох,
Сказала что-то, огрызнулся,
А дальше просто занемог.

Недели, месяц я страдала,
Не знала, где искать тебя.
Ты все забыл, а я бежала,
Луну и солнце оскверня.

Но вдруг, оставив всю надежду,
Забившись в темный уголок,
Я слышу тихий, кроткий, нежный
Любви мечтательной звонок.

Твой голос был такой холодный
В то утро солнечного дня.
Но я не замечала это,
Я жадно слушала тебя.

Ты говорил так нежно, сладко,
Но по-чужому отдалясь,
А я лишь плакала украдкой,
Молчанья горького боясь.

Ты мне сказал, что хочешь встречи,
Увидеть лишь меня одну.
В тот миг нисколько не смутило
Свиданье странное в лесу.

Я никогда не знала смерти,
Злой страшной гибели людей.
Я не боялась, что покину
Жизнь эту, что летит быстрей.

Придя в назначенное место,
Тебя увидев, наконец,
Я ужаснулась, не узнала,
Передо мной стоял мертвец.

Как исхудали твои скулы,
без сока жизни пожелтев,
Как томно ты смотрел глазами,
Что жизнь узнали, посерев.

Ты напугал меня до дрожи,
Я кинулась тебя обнять,
Позволив на себе повиснуть,
Ты больше не сумел молчать.

Сказал, что любишь, что мечтаешь,
Но не сумел меня простить.
Я так забылась в обниманьях,
Что не успела возразить.

Сверканье лезвия немого
затмили вечер и морозы.
Я не могу поверить правде,
на снег с лица упали слезы.

В одно мгновенье все случилось:
Я вижу кровь и слышу стон.
И разбираю понемногу,
С чьих кротких губ сорвался он.

Так ты стоял, я умирала.
Казалось, вечность мчится вдаль.
Ты плакал, ну а я молчала,
Смотря на солнечный февраль.

Ты обнимал меня так сильно,
Что трудно было мне дышать.
Зачем в последний миг разлуки
Решил меня поцеловать?

Был поцелуй нежнее неба,
Сильнее солнца яркий свет.
Меня согрел ты на мгновенье,
Но больше сил держаться нет.

Не знаю, что тебе сказали,
За что меня так предал ты,
Я верила, что мы простимся,
забыв небесные мечты.

Ты уходил, а я страдала
И пальцы раздирала в кровь.
Руки твоей не отпускала.
Как жалко, предал ты любовь...

Отредактировано Кассандра (2014-12-02 00:55:31)

0

160

Наступит ночь, пройдут все грозы,
И расцветут в садах мимозы;
Сорву цветок, тебе отдам,
Прекрасна ты, как Амстердам!
Наступит день, исчезнут тучи,
Скрестятся в вальсе наши руки,
И танец красочной весны
Прогонит отблески тоски.
Природа снова расцветёт,
Букетик роз приподнесёт,
Весенний теплый ветерок
Навеет мне немного строк.
И всё, что я здесь сочинил,
Тебе одной лишь посвятил!

Ночная мгла, а ты одна
Сидишь спокойно у окна;
Луна сейчас твой верный друг,
Замкнется скоро этот круг,
А мысли где-то далеко,
И там, наверное, легко.
Нет боли и печали, что посещает нас ночами,
Любовь и слезы - все пройдет
И сердце там покой найдет.
В мечтах и грезах все прекрасно,
Но жить в мечте порой опасно;
В моих мечтаньях - ты одна,
Не знаю, сбудется ль она?
С тобой я вижу смысл жить,
Как сильно надо полюбить?
Всех чувств тебе не передать,
Не хватит слов, чтоб все сказать.
Но вот настанет новый день,
Моих мечтаний сгинет тень,
И снова я, но без тебя,
И снова ты совсем одна.

Растворился в окне бледный профиль,
И, шурша чёрным шёлком, иcчез
Строгий, гордый, как сам Мефистофель,
Падший Ангел, сошедший с небес.
И искал он души неверных,
Прекративших молиться во сне,
Забирал жизни тех непокорных,
Что войну объявили судьбе.
И не знал он ни боли, ни страха,
Убивал он без слов и без слез,
Только меч опускался все чаще,
Забирая и жизнь, и любовь.
Взгляд холодный, как сталь,
Сердце бьется не часто,
Колыхнется под ветром вуаль.
Видно в дом твой явилось ненастье,
Не укрыться нигде от него,
Не помогут стальные двери,
Он возьмет, что по праву его.
Жизнь уже не имеет цели,
Ощутил я пристальный взгляд,
И холодные пальцы смерти;
Заблестел рядом призрачный меч,
Умирать - так без боли и чести,
Только дождь барабанит по крыше,
Ветви молний бесшумно блестят,
Я один в пустынной квартире,
Не вернуть больше время назад...
И лишь мысли мои далеко,
И лишь думаю я о тебе,
Наплевать мне на ангела смерти,
Не признался я в чувствах тебе!
Жизнь уже не имеет цели,
Сердце биться давно перестало
Забирай мою душу, ангел,
С Мефистофелем встреча настала!

Звонок телефонный и снова гудок,
Опять не ответишь на мой ты звонок,
И письма давно я писать перестал,
Ответа на них я не получал.
Я знаю, что перед тобой виноват,
И больше не вижу прекрасный твой взгляд,
Но нужно мне только десять минут,
Я обьясню тебе все, отдамся под суд.
На приговор в этой жизни мне наплевать,
И времени мало, чтоб все рассказать;
Но я постараюсь и не промолчу,
Тебя очень-очень увидеть хочу,
И больше всего в этой жизни боюсь,
Что руки и любви твоей не добьюсь...
Иссяк мой запас и время ушло,
Я все рассказал... Прости, если что...

В минуте неделя, а в сутках века;
Моя жизнь посерела в глазах без тебя:
Разбито окно, открыты все двери,
Осколками сердца усеяны нервы.
Рассветы, закаты - природы игра,
Любовь - то же самое - всё ерунда!
А чувство - лишь слово, что шепчем в ночи,
Когда одиноки, скажи, не молчи,
Излей душу небу, приоткрой свою суть.
Познав мирозданье, пройдешь этот путь,
Страданий и боли чаша полна,
А жизнь моя стоит не больше гроша.
Возврату душа не подлежит,
В глазах промелькнет прекрасный твой лик,
Запомнило сердце минуты покоя,
Надеюсь, забудется скоро плохое,
Но лишь ожидание ждет впереди.
Как это ни больно - останься и жди,
Секунды, минуты, недели, века,
Любовь не исчезнет - ты помни всегда!
Ошибку свою, что совершил,
Ты можешь исправить, отдав много сил,
Дождусь я ответа, а может, и нет,
Судьба такова - прощения нет!

Дожди и грозы, всё в этой жизни потемнело.
Мне надоела эта проза, моим страданьям нет предела.
Разверзлась пропасть под ногами,
Я упаду с закрытыми глазами
И все последние секунды я буду думать о судьбе,
О том, как слишком поздно признался в чувствах я тебе.
Прекрасный блеск небесных глаз
Я буду помнить в этот час,
Час нашей встречи, разговор,
А по лицу скользил мой взор,
Твои черты, твои глаза -
Их позабыть никак нельзя.
Все это выше моих сил,
И сколько Бога не просил,
Он не ответил мне во сне.
А жизнь висит на волоске,
Разъела душу боль любви,
И вам меня уж не спасти,
Не надо слов и слез пустых...
Полночный гром давно притих.
Спасибо вам за все, друзья,
Она давно не ждет меня,
А это значит лишь одно:
Последний шаг - конец кино...

Я помню каждый твой взгляд и каждое слово,
И то, что услышал в этой жизни, не ново,
Но мир потерял почему-то все краски,
Я думал, что жить будем с тобою, как в сказке.
Я верил в любовь и в ответные чувства,
Но жизнь поступила со мною так гнусно,
И нет больше радости, нету любви,
Тебе я кричал: "Постой, подожди!"
Просил, умолял: "Дай мне один шанс",
Но все повторилось, как в прошлый раз.
Сейчас я один, да и ты далеко,
Но на сердце моем до сих пор нелегко.
Тоска и печаль прогрызли всю душу,
Постой, подожди, до конца хоть дослушай;
Я знаю, что глупость тогда говорил,
И, видимо, кто-то со мной пошутил.
Но ты лишь одна в моем сердце живешь,
И вечером поздним эти строки прочтешь,
Ответ не пиши, не надо, не стоит,
И в сон беспробудный тебя тихо склонит,
А утро будет прекрасным и чудным,
Тебя я люблю, и сильно тоскую…

Тебя увидев в первый раз,
Искал я встречи твоих глаз.
Они прекрасны, словно небо,
Остановить сейчас бы время
И слов на ветер не бросать,
Как много хочется сказать!
Ведь день и ночь передо мной
Стоит прекрасный образ твой,
Твоя улыбка и твой взгляд.
Сказать все это я бы рад,
Но вот поймешь ты или нет -
Кто даст на это мне ответ?
Не знаю, как же дальше быть:
Сказать тебе или забыть?
Признаться в чувствах или нет?
Один вопрос – один ответ...

Звездное небо, ночь, тишина...
Ты одна в этот вечер сидишь у окна,
Чувство тоски тебе посещает,
Одежду твою луна освещает.
Ты ищешь тепло человеческих рук,
Не выдержать мне столь горестных мук,
Грома раскат заглушил сердца крик,
Ночь озарил ужасающий рык,
И не дойдут до тебя те слова,
Что прошептали сердце и я...

Луна восходит и садится,
А солнце так же – две сестрицы.
И в вечной власти над людьми
Поди, попробуй их пойми.
Разделят власть, поделят время,
И каждый тянет свое бремя.
Одна ласкает нас лучами,
Играет бликами в снегу,
Другая разум затмевает
И ночи в сказку превращает.
Одна красива и светла,
Другая, как всегда, мрачна.
Познать все тайны не дано,
Луна иль солнце – все равно
Своих секретов не откроют,
Свои секреты берегут.
И иногда лишь нам помогут,
Согреют или уведут
В прекрасный мир, открытый нами,
Что воплощается ночами
И дарит нам прекрасный миг.
Темнеет ночь, а ты притих…

Отредактировано Кассандра (2015-02-16 01:30:04)

0